Христианство в Армении

Отлично справляется с холестерином.

Боюсь, он использует их дурно. Насчет этого не беспокойтесь! Я и хозяйку свою потешу, и себя не обижу. Нам удовольствие и другим заработок.

Да и вам будет приятно, что ваши денежки не на ветер брошены. Уж мы их приспособим. Я в восторге! Дадим ему десять фунтов. Нет! У нас с хозяйкой духу не хватит их потратить. Над такими деньгами только и будешь трястись. Тут и счастью конец. Нет, дайте мне, сколько я прошу, ни пенни больше, ни пенни меньше. Я вообще считаю, что все это безнравственно, Дулиттл. Почему бы вам не жениться на этой женщине? Были же женаты на матери Элизы. Кто вам сказал? Да, собственно, никто. Так, умозаключение. Еще минута общения с этим человеком, и конец нашим моральным устоям. Ваши пять фунтов. Спасибо, сэр. Может, все-таки, десять? Нет! Разве что в другой раз! Простите, мисс. Осточертели мне ваши гласные! Элиза! Кто бы подумал, что ее можно так отмыть?! Мне есть чем гордиться – ведь так, хозяин? А ты что здесь делаешь?! Прикуси язык! Побереги уши этих господ!

Вы, если чего, отлупите ее как следует, враз образумится! Всего хорошего, господа! Будь здорова, Элиза. Вот вам, пожалуйста, это же чистой воды философ. Миссис Пирс, сообщите мистеру Эзру Уоллингфорду, что если ему нужен лектор, то есть такой Альфред Пи Дулиттл, мусорщик, один из самых оригинальных моралистов в Англии. Да, сэр. На черта он приперся? Твердите гласные. Что, я говорить не умею? Тогда говорите, как положено. Я так и говорю! Я талдычу это уже три дня, и с меня хватит! Я знаю, что вам тяжело, мисс Дулиттл, но вы должны понять. Не трудитесь объяснять, Пикеринг. Как военный вы прекрасно все понимаете: по ней плетка плачет. И не защищайте ее, а то ей понравится. Хорошо, если вы так настаиваете. Но будьте с ней сдержаннее, Хиггинс.

Обещаю. Скажите: "Эй". Сердца у вас нет, вот что! Элиза, имейте в виду: если вы к вечеру не выправите гласные, завтра остаетесь без завтрака, обеда, ужина и шоколада! Погоди, Генри Хиггинс! Погоди! Пожалеешь ты, но будет слишком поздно! Ты банкрот, я с кучей денег, но не дам тебе не пенни! Погоди, Генри Хиггинс! Погоди! Ничего, подожду, милый друг. Вот в постель тебя уложит недуг. Ну так что ж, болей, диктатор, ну а я пойду в театр. Погоди, Генри Хиггинс! Погоди! Иль однажды на море вдвоем далеко-далеко отплывем. И тогда средь безбрежных вод пусть вас судорога сведет: Вы тоните, а я поплыла, у меня, мистер Хиггинс, дела. Погоди, Генри Хиггинс! Погоди! Вот я стану однажды воспитанной очень. И Сент-Джеймс буду я посещатько всенощной. И однажды Король скажет: "Элиза, мой свет, весь английский народ о тебе будет петь". Днем Элизы объявляю день двенадцатого мая. Исполню любые капризы: ведь я покровитель Элизы. Королю скажу "спасибо", сохранив приличный тон.

Я хочу, чтоб Генри Хиггинс был казнен! "Будет так!" мне ответит Король. Твоя, Хиггинс, закончена роль. И поставят тебя, Хиггинс, к стене. "Подавай команду, Лиза!" Скажут мне. В грудь тебе глядят стволы. Я скажу: "Готовься! Пли!" Ты упал, Генри Хиггинс, вот и все! Итак, Элиза, еще раз. В Севилье град еще крупнее, грят. В Севилье град крупнее, говорят. Я так и сказала. Нет, Элиза, не так. Совсем не так. Я хочу, чтобы каждый вечер перед сном вместо молитвы вы повторяли: "в Севилье град крупнее, говорят". Пятьдесят раз. Вы скорее приблизитесь к богу, если научитесь не оскорблять его слух. Теперь о вашем придыхании. Пикеринг, приготовьтесь к худшему. Держите себя в руках, Хиггинс. Дайте ей шанс. Конечно, нельзя требовать, чтобы вышло сразу. Идите сюда, Элиза, смотрите внимательно. Видите пламя? Каждый раз, когда вы произносите "хэ" с придыханием, пламя колеблется.

Если вы не делаете придыхания, пламя не колеблется. Со временем вы сами услышите разницу, а пока мы добавим еще и зеркало. Теперь слушайте. Хартфорд, Хэрефорд и Хэмпшир, похоже, охватили холода. А теперь повторите. Хартфорд, Хэрефорд и Хэмпшир, похоже, охватили холода. Хеерфорд, Хеерифорд и Хеемпшир, похоже, охватили холода. Нет-нет-нет! У вас уши есть? Повторить снова? Нет. Пожалуйста, давайте с самого начала. Один только звук. Еще раз. И еще. Интересно, а как в Индии, Пикеринг, тоже любят глотать звуки и добавлять новые где попало? Как, например, тамбуретка вместо табуретка? И почему, интересно, славяне, начиная учить наш английский, очень любят пользоваться своей фонетикой? Они либо раздирают "инговые формы" своим "гэ", либо вспоминают о них там, где не надо. Я заметил, что они очень вольны с нашей фонетикой. Вы забыли, Хиггинс. Продолжайте, продолжайте. Бедный мистер Хиггинс. Ночь и день как не лень Повторять все то же. Ни присесть, ни вздохнуть, Ни прилечь, ни вздремнуть. Бедный мистер Хиггинс. Еще раз, Элиза. Как чудесно, что вы позволили мне прийти. Как чудесно, что вы-ы позволили мне прийти. Нет. Чудесно, что вы. Чудесно, что вы. Как чудесно, что вы позволили мне прийти. Как чудесно, что вы-ы позволили мне прийти. Нет-нет. Чудесно, что вы. Чудесно, что вы. Чашка чая.

Чудесно, что вы. Чашка чая. Скажите: "Чашка чая". Чашка чаю. Нет-нет-нет. Чашка чая. Великолепные пирожные. Где только миссис Пирс берет рецепты? Превосходно! Этот земляничный пирог просто тает во рту, а слоеные пирожные вы пробовали? Повторите! А слоеные пирож. Пикеринг! Еще раз, Элиза. Чашка чаю! Да нет же. Неужели вы не слышите? Вы должны распластать язык, как будто пробуете на вкус сладкое. И скажите: чашка. Чашка чая. А теперь: чашка-чашка чая-чая. Чашка-чашка чая-чая. Хиггинс, это был поистине королевский чай. Доешьте, осталось одно земляничное. Я уже объелся. Я больше не могу. Жалко, засохнет. Ничего не засохнет. Я знаю, кто любит земляничный пирог. Бедный мистер Хиггинс. Один шажок -успех далек, бедный мистер Хиггинс. Четвертый, пятый, шестой камушек. Теперь я хочу, чтобы вы внятно прочитали следующее, так, как будто во рту ничего нет. В гостиной, в самой глубине, герань стояла на окне. Чтобы каждое слово было понятно. Не могу! Не могу! Послушайте, Хиггинс, эти камушки обязательны? Если они были обязательны для Демосфена, для Элизы Дулиттл -тем более. Давайте, Элиза. Я не могу разобрать ни слова! Хиггинс, это стихотворение для девушки слишком сложное. Может, что-нибудь попроще? Как для маленьких? Пикеринг, я вообще теперь ничего не слышу! В чем дело? Я проглотила. Ничего, у меня их много. Откройте рот. Раз, два. Все, профессор Хиггинс. Весь народ берет расчет. Все, профессор Хиггинс! Повторяете слова Скоро лопнет голова. Пусть она закроет рот, Или нас с ума сведет! В Севилье град крупнее, говорят. Я не могу! Я устала!

Я ужасно устала! Ради бога, Хиггинс, уже три часа ночи! Будьте благоразумны. Я всегда благоразумен! Элиза, если я могу работать с такой мигренью, то и вы тоже. Голова раскалывается. Конечно, мы все устали. Наши мозги как вчерашняя говядина на прилавке у мясника. Но вы только задумайтесь, что за дело вы вершите?! К чему пытаетесь приобщиться?! К великому могучему английскому языку. Это главное наше достояние! В его обворожительные, полные музыки звуковые формы облекались мысли величайших умов человечества. Вот какую вершину вы решили покорить, Элиза! И вы покорите ее. Непременно покорите. А теперь еще раз. В Севилье град крупнее, говорят. Что вы сказали? В Севилье град крупнее, говорят. В Севилье град крупнее, говорят. У нее получилось! У нее получилось! У нас блестящие успехи, Пикеринг! Ее можно показывать. С вами все в порядке, мистер Хиггинс? Я чувствую себя прекрасно. А вы? Прекрасно, сэр. Я рад. Давайте посмотрим, что у нее получится на людях. Мистер Хиггинс, меня разбудил ужасный топот. Вы не знаете, что это было? Топот? Я ничего не слышал. А вы, Пикеринг?

Миссис Пирс, если это повторится, обратитесь к врачу. Мы возьмем ее на скачки! На скачки? У моей мамы в Аскоте своя лошадь. Но сначала вы посоветуетесь? Да, разумеется. Впрочем, нет. Лучше сделать ей сюрприз. А теперь спать. Утром сразу же едем покупать платье. А вы продолжайте занятия, Элиза. Мистер Хиггинс, но ведь уже рассвело! Рассвет прекрасное время для занятий! Где можно купить хорошее дамское платье? В салоне Уайтли. Откуда вы знаете?

В силу общего развития. Мне бы хотелось, чтобы не слишком цветастое. Терпеть не могу цветастое, как будто все в сорняках. Я бы предпочел что-нибудь строгое и элегантное, как полагается для леди. Ну, скажем, что-нибудь. Да, это было бы то, что надо. Вы слишком много работаете. Вы можете переутомиться, Элиза. Мне не важно, что сказал мистер Хиггинс. Вы должны спать. Спать! Спать! Да разве можно спать, когда простыми стали вдруг слова! Сон! Сон! Я не могу уснуть, когда от счастья кругом голова! Я танцевать хочу. Я танцевать хочу. до самого утра. Как будто два крыла природа мне дала. Пришла моя пора! Как объяснить вам, что со мной творится, И отчего пропал весь сон? От счастья без ума. Не верю я сама, что танцевал со мною он! Уже четвертый час. Пора ей спать сейчас. Давно пора ей спать. Я танцевать могла бы! Я танцевать могла бы! Всю ночь и до утра. Расправить крылья мне и делать все, что я. не сделала вчера. Не знаю я как это так случилось,.. Что вдруг теперь могу взлететь. Я знаю лишь, что он. потанцевал со мной. Я танцевать могла бы! Прекрасно, милая. Согласна, милая. Но спать уже пора. Я танцевать могла бы! Я танцевать могла бы! Всю ночь и до утра. Расправить крылья мне,.. и делать все, что я. не сделала вчера. Не знаю я как это так случилось,.. что вдруг теперь могу взлететь. Я знаю лишь, что он. потанцевал со мной. Я танцевать могла бы! Скачки начинаются теперь. Нам все клички скакунов известны. Но и публика не меньше интересна. Что ни зритель герцог, граф иль пэр. Что там за графиня? А за ней эскорт? Лошади готовы к старту. О, каким наполнены азартом скачки под селением Аскот! Кровь бежит быстрее, лица розовеют, сердце бьется чаще. Нет сильнее страсти. Готовы кони ринуться вперед. Зритель ждет! Колокол ударил! Полетели! Замелькали! Смотрите! Началось! Что за сумасшедший был момент! Изнурительная работа. Это были ужасающие скачки на открытии Аскота. Генри! Какой неприятный сюрприз! Привет, мама. Отлично выглядишь. Что ты делаешь в Аскоте? Немедленно возвращайся домой. Не могу, мама. Я по делу. Нет, Генри, я настаиваю. Ты отпугиваешь всех моих знакомых. После встречи с тобой они перестают у меня бывать. И одет ты не по случаю. Я надел чистую рубашку. Послушай, мама, у меня к тебе дело. Связано с фонетикой. Я встретил девушку. Генри! Нет, это не увлечение. Она цветочница. Я готовлю ее к посольскому приему, и сначала хочу испробовать здесь. Что ты сказал? Посольский прием. Я, конечно, понимаю, но. А сегодня я позвал ее в твою ложу. Тебе понятно? Простую цветочницу? Не волнуйся. Я научил ее грамотно выражаться. Она может говорить на две темы: о погоде и здоровье. Например, прекрасная погода. Как поживаете? На другие темы она не должна распространяться. Поддержи ее. Ты ничем не рискуешь. Не рискую? Говорить о здоровье в разгар скачек?! Ну не сидеть же ей с закрытым ртом? И где эта девушка? Она сейчас в булавках. Платье оказалось ей велико. Я говорил Пикерингу, что надо было покупать вместе с ней. Миссис Айнсфорд-Хилл! Добрый день, миссис Хиггинс! Это мой сын Генри. Как поживаете? Я где-то вас уже видел. Не припомню. Впрочем, не важно. Леди Боксингтон. Черт! Да где же они?! Лорд Боксингтон. Полковник Пикеринг, не хотите ли чашку чая? Благодарю вас, миссис Хиггинс. Познакомьтесь: Элиза Дулиттл.

Очень приятно. Как любезно, что вы позволили мне прийти. Очень рада, дорогая. Леди Боксингтон. Очень приятно. Как поживаете? Лорд Боксингтон. Здравствуйте. Как поживаете?

Миссис Айнсфорд-Хилл, это мисс Дулиттл. Здравствуйте. Как поживаете? И Фредди Айнсфорд-Хилл. Здравствуйте. Очень приятно. Мисс Дулиттл. Добрый день, профессор Хиггинс. Первый забег был очень интересен, мисс Дулиттл.

Жаль, что вас не было. Как вы думаете, сегодня пойдет дождь? В Севилье град крупнее, говорят. А Хартфорд, Хэрефорд и Хэмпшир, похоже, охватили холода. Ужасно смешно! Что тут смешного, молодой человек? Я все правильно сказала. Потрясающе! А не похолодало ли? Я надеюсь, дождя не будет. От дождя все болеют гриппом, а у нас семья чрезвычайно подвержена простуде. Говорят, моя тетушка умерла от инфлюэнции. Но я-то знаю, что бедняжку пришили. Пришили? Да, представьте себе! Как она могла умереть от инфлюэнции, если за год до этого перенесла дифтерию? Она вся аж посинела. Все думали, что она померла, а папаша мой влил ей в глотку джина, и она ожила, а ложку отгрызла! Боже мой! Такая здоровячка была, и вдруг померла. А куда подевалась ее новая шляпка, которая должна была перейти мне?! Ее сперли! И я вам говорю: "Кто шляпку спер, тот и тетку пришил!" Пришил? Что значит "пришил"?

Да, что это значит? Это новое модное словечко "пришить кого-либо" означает "убить". Неужели вы думаете, что вашу тетушку убили?! Да те, с кем она жила, и ради шляпной булавки прикончат. А тут целая шляпка! Как мог ваш отец вливать ей в горло спиртное? Это могло погубить ее! Только не ее. Для нее джин что материнское молоко. Да и папаша столько влил его себе в глотку, что знал в этом толк. Вы хотите сказать, что он выпивал? Выпивал? Да он пил как лошадь! Эй! Над чем вы смеетесь?

Над вашими модными словечками. Здорово у вас получается. Если у меня все правильно, чего смеяться? Я что-то не то сказала? Все хорошо, дорогая. Ну и чудесненько. Так я и говорю. Ах, да! Думаю, мы уже не успеем сделать ставки, но все равно, пойдемте посмотрим. Да уж какие ставки. Я поставил на номер семь, но с удовольствием уступлю. Вам интереснее будет смотреть. Очень мило с вашей стороны. Лошадь по кличке Довер. Давай! Давай, Довер! Давай! Давай, Довер! Давай! Давай, Довер! Шевели своей толстой задницей! Генри, неужели ты действительно появишься с ней на приеме? Считаешь, она не созрела? Да она ругается как извозчик! Это правда, надо еще немного поработать, но.

Право, Генри, если ты не видишь, как это безнадежно, значит, ты просто помешался! Мой тебе совет: брось это. Сам не мучайся, и девушку не терзай. Бросить? Это же так интересно! Мы с Пикерингом просто этим живем! Как научить Элизу, как объяснить ей, как ее понять, как ее одеть?! Да? Два великовозрастных ребеночка нашли себе живую куклу! Вот и моя машина. Простите, сэр. Добрый вечер, сэр. Ужин готов? Сию минуту, сэр. Добрый вечер, профессор Хиггинс. Ах, про тетку, про отца. ее рассказ. Он вконец меня "пришил". Ее нежный голос в тот же час все в судьбе моей навеки предрешил. Да, я, кажется, нашел бесценный клад. Как коню она кричала: "Не жалей свой пышный." Да, сэр? Мисс Дулиттл дома?

Как о вас доложить, сэр? Фредди Айнсфорд-Хилл. Если она вдруг не вспомнит, я тот молодой человек, который смеялся. Хорошо, сэр. И, пожалуйста, передайте ей это. Да, сэр. Не желаете ли войти? Она ужинает, но вы можете подождать в гостиной. Нет, благодарю вас. Хочу вдохнуть воздух улицы, на которой она живет. Прежде проходил здесь я много раз. Этой улицы значенье понял лишь сейчас.

И теперь спешу я сюда скорей. Здесь все связано отныне с ней. В воздухе стоит аромат цветов. И по городу бродить я всю ночь готов. Знаю, что опять окажусь я тут.

Ноги сами меня приведут. Большего мне не надо,.. просто знать, что ты где-то рядом. Другого мне и не надо. Ты же можешь появиться где-то рядом! Люди все глядят, а мне все равно. Только здесь хочу я быть уже давным-давно. Пусть бегут года,.. только б я всегда. был лишь здесь, только где ты живешь. Мне очень жаль, сэр, но мисс Дулиттл сказала, что никого больше не хочет видеть. Но почему? Это невероятно! Не знаю, сэр. Передать что-то еще? Да. Передайте, что я буду ждать. Но речь может идти о днях, может, даже неделях! Ну и что?! Я нашел свое счастье! Уверяю вас, Хиггинс, продолжать все это просто бесчеловечно! За последние шесть недель вы должны были научить ее двигаться, говорить, обращаться к послу, лорду, священнику. Это нереально. Хиггинс, я отказываюсь от пари. Я знаю, что вы упрямы, но и я тоже упрям. Эксперимент окончен. И никто, будь то сам король, не заставит меня изменить решение. Простите меня, Хиггинс, но поймите, все кончено! Хиггинс? Хиггинс? А вдруг на приеме она что-нибудь выкинет? Если мисс Дулиттл сядет в лужу, расхлебывать вам. Элиза справится. Вспомните Аскот! Вдруг она сделает еще одну трагическую ошибку? На приеме не будет лошадей. Мы можем потерпеть фиаско. Если что-нибудь случится, то я просто не знаю, что буду делать! Вы можете вернуться на военную службу. Сейчас не время острить, Хиггинс! Гонка, которую вы ей устроили перешла все пределы! Ради бога, прекратите ходить туда-сюда! Вы можете постоять на одном месте?! Выпейте портвейн, это вас успокоит. Я спокоен. Где он? На пианино.

Машина подана, сэр. Прекрасно. Позовите мисс Дулиттл. Помяните мое слово, сейчас это чертово платье ей не подойдет! Я вам говорил, зачем нам эти французские портные? Пошли бы в хороший магазин, и не надо было бы ломать голову! Хотите глоток? Нет, спасибо. Вы уверены, что у нее от страха не вылетит все из головы? Вот и увидим. А если провал? Значит, я проиграю. Хиггинс, ваша беспечность меня просто выводит из себя! Вы так много кладете на чашу весов, а вам даже выпить не хочется!

Вы подумали о девушке? Вы ведете себя так, как будто она вам безразлична. Глупости, Пикеринг, конечно, не безразлична. Чем, по-вашему, я занимался все эти полгода? Что может быть прекраснее, чем полностью изменить человека,.. вложить в его уста совершенно иную речь?! Так преодолевается пропасть, которая делит людей на классы и отчуждает их друг от друга! А вы говорите "безразлична"! Мисс Дулиттл, вы великолепны. Благодарю вас, полковник Пикеринг. Не правда ли, Хиггинс? Ничего. В общем-то, ничего. Маэстро! Маэстро! Вы меня помните? Нет. Какого черта?! Я ваш ученик. Самый первый ученик, прославивший ваше имя! Помните Золтана Карпати? Благодаря мне о вас знают в Европе! Вы преподавали мне фонетику. А почему вы не подстрижетесь? Я не такой видный, как вы, поэтому, если я подстригусь, на меня и вовсе не обратят внимания. Что за ржавые бляшки вы нацепили? Награды за заслуги в области языка. Сегодня на приеме королева Трансильвании. На подобных международных приемах я нужен позарез. Я говорю на тридцати двух языках, у меня связи по всей Европе, от меня не укроется ни один самозванец! Профессор Карпати. Греческий посол. Тоже мне грек! Делает вид, будто не знает английского, а сам-то сын часовщика из Йоркшира! Он пытается говорить как бы на ломаном английском и тем больше себя выдает! Я, конечно, подыгрываю, но ему это обходится в копеечку. Простите, сэр, но вас просят подойти ее превосходительство. Извините. Виконт и виконтесса Саксонские! Барон и баронесса Йоркширские! Сэр Гай и леди Скотт-Экленд! Граф и графиня де Меро! Виконт и виконтесса Хиллярд! Мистер и миссис Ричард Лэнсер! Лорд и леди Клендерс! Мисс Элиза Дулиттл и полковник Пикеринг. Мисс Элиза Дулиттл и полковник Пикеринг! Профессор Хиггинс! Добрый вечер, мисс Дулиттл. Ваше превосходительство. Мисс Дулиттл. Как поживаете? Добрый вечер, полковник Пикеринг. Добрый вечер. Полковник! Какую очаровательную молодую леди вы привели к нам! Благодарю вас. И кто же она? Она моя кузина. Моя и Хиггинса. Простите. Профессор Хиггинс, у нее такой мечтательный взгляд, как будто она выросла в саду среди цветов! Среди цветов, это точно. Генри должен срочно увезти отсюда Элизу. Здесь находится эксперт по языкам, его специализация самозванцы. Узнайте, откуда эта молодая леди. С удовольствием. Ситуация критическая. Золтан, расскажите мне еще про греческого посла! С удовольствием, профессор, но сначала представьте меня этой очаровательной леди. Так неужели он из Йоркшира?! Ее величество королева Трансильвании и его королевское высочество принц Грэгор! Очаровательна. Очень мила. Мисс Дулиттл, мадам.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Оно как бы верх и низ.

Это все проклятый сексуальный голод. >>>