Христианство в Армении

В мире так много прекрасного.

Я полагаю приобрести мертвых. Таких мертвых, какие значились бы как живые. Итак, я желал бы знать, можете ли Вы мне таковых неживых в действительности. -Живых, живых! Живых, совершенно живых! Относительно закона и формы. Мне кажется, Вы затрудняетесь. Нет, я не то, но. Я не могу постичь. Извините, я, конечно, не мог получить такого блестящего образования, какое, так сказать, видно в каждом Вашем движении, не имею высокого искусства выражаться может быть, в этом Вашем изъяснении скрыто другое, может быть, Вы изволили выразиться так для красоты слога? Нет, я разумею предмет таков, как он есть, то есть, те души, которые точно умерли. Но. но. Бессмертие души. Итак, если нет других препятствий.

то можно было приступить к совершению купчей крепости. Как, на мертвые души купчую?! Нет, нет, но.

Мы напишем, что они живы, так точно, как стоит действительно в ревизской сказке. Я привык ни в чем не уступать перед законом. Хотя и потерпел по службе. Обязанность для меня дело священное и закон. Закон. Я немею перед законом. Может быть, Вы имеете еще какие-нибудь сомнения? Помилуйте, ничуть! Я не на счет того говорю, что поимел какое-нибудь критическое предосуждение о Вас! Но позвольте доложить, не будет ли это предприятие или чтоб еще более, так сказать, выразиться негоция так не будет ли эта негоция, не соответствующей гражданским постановлениям и дальнейшим видам безопасности России? Понятно. Подобное предприятие, или негоция, никак не будет несоответствовать гражданским постановлениям и дальнейшим видам России. Так Вы полагаете. Я полагаю, что это будет хорошо. Если хорошо, это другое дело! Я против этого ничего. Теперь остается условиться Как в цене? Неужели Вы полагаете, что я буду брать деньги за души, которые, в некотором роде, окончили свое существование? Если уж Вам пришло этакое фантастическое желание, то со своей стороны я их передаю Вам безынтересно. и купчую беру на себя. От души благодарю Вас! Истинно счастливы народы, располагающие в недрах своих столь добрыми душою, столь благородными порывами сердца, дворянами. -Да что Вы! Нет, не погибнула еще наша Россия, доколь. Ах, что Вы, Павел Иванович, это же сущее ничто. Захотелось доказать чем-нибудь сердечное влечение, магнетизм души, а умершие души совершенная дрянь. Нет, очень не дрянь. Если б Вы знали, какую услугу оказали сей, по-видимому, дрянью человеку без племени Эх, действительно, чего не потерпел я! Как барка среди свирепых волн! Каких гонений, каких преследований ни испытал! Какого горя ни вкусил! За что?! За то, что соблюдал правду. Был чист на своей совести. Подавал руку вдовице беспомощной и сироте-горемыке. Павел Иванович! Не худо бы купчую совершить поскорее и хорошо, если бы Вы сами поскорее наведались в город. А сейчас я должен откланяться. Как, Вы уже хотите ехать?! Лизонька! Лизонька, Павел Иванович оставляет нас. Как? А обед? Вы же ничего не ели! Я сыт, я сыт. Приятная беседа лучше всякого блюда. Нет, это от того, что мы надоели Павлу Ивановичу! Сударыня, Вот здесь, вот где, да, здесь, да пребудет приятность времени, проведенного с вами, и поверьте, для меня не было бы большего блаженства, как жить с вами. Ну, если не в одном доме, то, по крайней мере, в ближайшем соседстве. А знаете, как было бы в самом деле хорошо, жить этак вместе под одною кровлею, соединенною галереей с общею залою, где можно было бы вести приятные для души беседы, помузицировать, или под сенью какого-нибудь вяза.

-Да, да, да. пофилософствовать о чем-нибудь, углубиться, а? Это была бы райская жизнь, но. Ой, какие миленькие дели! Какие миленькие дети! А какой год? Старшему осьмой, а младшему вчера только минуло шесть. Фемистоклюс. Как, как? Фемистоклюс, скажи мне, какой лучший город во Франции? А у нас какой лучший город? Петербург.

А еще какой? Умница, душечка, умница! Скажите, однако, в такие лета и такие сведения! Я Вам должен сказать серьезно, в этом ребенке будут большие способности. Вы еще не знаете его, у него чрезвычайно много остроумия. Я прочу его по дипломатической Фемистоклюс, хочешь быть дипломатом, посланником? Вот меньшой, Алкид, тот не так остер. -Алкид! Ну, прощайте, мои милые малютки. Прощайте, мои крошки. Вы извините, что не привез гостинцы, потому что не знал, что вы есть на свете. Я в следующий раз непременно привезу. Тебе привезу саблю, хочешь? -А тебе привезу барабан, хочешь? Парапан. Такой славный барабан, будешь все время тру-ту-ту! Прощайте, мои крошки. Останьтесь, Павел Иванович! Это была бы райская жизнь, но. Дела, дела. Я с Вами расстаюсь не более, чем на 3 дня. А как было бы хорошо, душенька, жить с другом, на берегу какой-нибудь этакой реки. На Сене. нет, на Клязьме. Построить этакий мост, а на доме чтобы был такой высокий бельведер, чтобы оттуда можно было бы видеть Москву. И там, на бельведере, пить вечерами чай на открытом воздухе. И рассуждать о каких-нибудь приятных предметах. Но! Хитри-хитри, я тебя перехитрю. Ты знай свое место. Панталоник ты немецкай. Слушай, дурак, тебе говорят! Я тебя дурному учить не стану. Ишь, куда полез, варвар! Бонапартты проклятай! Или приезжаем мы с Павлом Ивановичем Чичиковым в хороших каретах в общество всех обвораживаем приятностью обращения, а? Ты думаешь скроешь свое поведение? Скроешь? Нет, а ты живи по правде, коли хочешь, чтобы тебе оказывали почтение.

Вон, гнедой, почтенный конь, потому что он исполняет свой долг, завсегда ему с охотой дам лишнюю меру овса потому что он почтенный конь. Вон и Заседатель тоже хороший конь. Ну что ты тут ушами мне еще потряхиваешь? Вон нашего барина, всякий его уважает, потому что он исполнял службу государскую. И вот, душенька, приезжаем мы с Павел Ивановичем в хороших каретах в общество, а государь, узнавши о нашей такой верной, искренней дружбе, жалует нас вдруг генералами! Генерал Манилов генерал Чичиков. Вон, у помещика, что мы были, хорошие люди. Я с удовольствием поговорю, коли хороший человек. С хорошим человеком мы завсегда други. Тольки и приятели выпить ли чаю, закусить ли -я завсегда. А потом, душенька, вдруг государь повелеть соизволил бы снять с нас портреты и повесить их в Зимнем дворце. С героями 12-го года. Нет, барин, нигде не видно. Молчи! Что, мошенник, по какой дороге ты едешь? Что же делать-то, барин, время такое. Такое время кнута не видишь. Такая потьма. Страшное время. Держи! Опрокинешь, подлец! Нет, барин, как можно, чтобы я опрокинул. Уж я никак не опрокину. Убил, негодяй, подлец! Ишь ты, перекинулись! Ты пьян! Как сапожник! Нет, барин, как можно, чтобы я был пьян. Я знаю, нехорошее дело быть пьяным, с приятелем поговорил, потому что с хорошим человеком можно закусить. Что я тебе говорил последний раз, когда ты напился? Забыл?! Нет, Ваше благородие, как можно, чтобы я позабыл! Уж я свое дело знаю, я знаю, что нехорошо быть пьяным. Я тебя высеку, будешь знать, как говорить с хорошим человеком! Это как вашей милости будет заугодно. Коли высечь -так высечь. Я ничуть не против того. Отчего же и не высечь, коли за дело? Оно должно посечь, потому что мужик балует. Надо порядок наблюдать. И посеки, коли за дело. Отчего же не посечь-то? Вот, посеки. Посеки, посеки. Пошел вон! Ты посеки, посеки. Слышишь? Погоняй на собак, болван! Эй, милая, давай! Отоприте! Отворите! Господи, кого же это нечистая Отворите, пустите! Отоприте! Пропадаем! Матушка, мы приезжие, пропадаем, пусти переночевать. Ишь, в какое время приехал! Здесь тебе не постоялый двор, помещица живет. Что же делать, матушка, мы сбились. Мы пропадаем. Ну, не ночевать же в степи? Темное, нехорошее, недоброе время. Кто вы такой? -Дворянин, матушка. Тысячу раз извините, что побеспокоил нежданным приездом. Ничего, ничего. Какое-то время Бог принес! Сумятица и вьюга такая. С дороги бы следовало поесть, да пора-то ночная. Приготовить нельзя. Фетинья! За хлеб и соль благодарю покорно, но сейчас ничего не надо. Кроме постели. С такой дороги нужно отдохнуть. Здесь и расположитесь, на этом диване. Слушаю, сударыня. Принеси перину, подушки и простыни. Какое-то время послал Бог. Гром какой. У меня всю ночь горит свеча перед образом. Эх, отец мой, у вас-то как у борова, вся спина и бок в грязи. Где так изволил засалиться? Еще слава Богу, что только засалился. Нужно благодарить, что совсем не отломал боков. Какие страсти! Да не нужно ли чем потереть спину? Спасибо, не беспокойтесь. Знаете, у меня только. не беспокойтесь. Прикажите только высушить и вычистить мое платье. Фитинья, возьми ихний кафтан вместе с исподним и прежде просуши их перед огнем, как делали покойнику барину. А после перетри и выколоти хорошенько. Ну вот и постель готова. Прощай, батюшка. Желаю спокойной ночи. Да не нужно ли еще чего? Может ты привык, отец, чтобы кто-нибудь на ночь почесал тебе пятки? Покойник мой без этого никак не засыпал. В другой раз. Сейчас благодарю за теплый и душевный прием. Так желаю покойной ночи. В городе не дури, не повесничай, больше всего угождай учителям и начальникам. Будешь угождать начальникам, хоть в науке не успеешь, и таланту Бог не даст все пойдешь в ход. Всех опередишь. Больше всего береги и копи копейку. Это вещь понадежнее всего на свете.

Товарищ или приятель тебя и в беде выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни был. Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой, понял? Прекрасно! Прекрасный пирог с яйцом. А скажите мне, милейшая моя, позвольте узнать фамилию вашу. Я так растерялся. Коробочка. Коллежская секретарша. Коробочка? Покорнейше благодарю. -А имя-отчество? Настасья Петровна. Хорошее имя Настасья Петровна.

У меня тетка родная тоже Настасья Петровна. А ваше имя как? Ведь вы, я чай, заседатель?

Нет, матушка, чай не заседатель. Так, ездим по своим делишкам. А с чем прихлебнете чайку? Во фляжке фруктовая. О, недурно, матушка.

Отхлебнем и фруктовую.

Надо бы сказать, что у нас если б не угнались кое в чем другом за иностранцами, то легко перегнали их в умении прощаться. Перечислить нельзя всех оттенков и тонкостей нашего обращения. Представьте, например, существует канцелярия, а в канцелярии существует правитель. Прошу посмотреть на него, когда он сидит среди подчиненных. Просто от страха слова не вымолвишь. Гордость и благородство чего только не выражает лицо его, просто бери кисть и рисуй. Прометей. Решительный Прометей. Смотрит орлом, ходит плавно, мерно, тот же самый орел только вышел из своей комнаты, приблизился к кабинету своего высокого начальника, куропаткой такой, с бумагами подмышками спешит, мочи нет! Его где-нибудь в обществе, на вечеринке, будь все небольшого чина, Прометей так и останется Прометеем. А чуть присутствует хоть чуть кто повыше его, с Прометеем сделается такое превращение Овидий не выдумает. Меньше даже мухи. Ничтожество в песчинке. Да это не Иван Петрович, скажут, глядя на него. Иван Петрович выше ростом, Низенький, худенький. Он говорит громко, басит, а этот? Черт знает что! Пищит птицей и все смеется. Подходишь ближе, глядишь точно Иван Петрович! Уф-ф-ф, думаешь себе. Скажите, милейшая моя, так у вас умирали крестьяне? Ох, батюшка, 18 человек! И умер такой все славный народ. Все работники. После того, правда, народилось, да что в них! Все такая мелюзга. А заседатель подъехал, подать, говорит, уплачивать с души. Народ мертвый, а плати, как за живого. На прошлой неделе сгорел у меня кузнец. Такой искусный кузнец. Внутри у него как-то загорелось. Чересчур выпил. Только голубой огонек пошел от него. Весь истлел. Истлел и почернел, как уголь. А такой был искусный кузнец. И теперь мне и выехать-то не на чем. Некому лошадей подковать. На все воля божья, матушка. Против мудрости божьей ничего нельзя сказать. Да, хорош пирог, хорош. Уступите-ка их мне, Настасья Петровна. Кого, батюшка? -Да этих всех, что умерли. -Да как же уступить-то их? -Да так просто. Или продайте. Я Вам за них денег дам. Я в толк не возьму, нешто ты хочешь откапывать их из земли? Ни в коем случае, господи! Перевод или покупка будут значиться только на бумаге, а душами будут числиться как бы живыми и все. Да на что ж они тебе?

Это уже мое дело. Право, не знаю. Ведь я мертвых никогда еще не продавала. Еще бы, матушка! Это ж походило бы скорее на диво, если б вы их продали. Что вы думаете, в самом деле в них есть какой-нибудь прок? Нет, этого я не думаю, что ж в них за прок. Меня только то и затрудняет, что они уже мертвые. Вы рассудите хорошенько, ведь вы разоряетесь и платите за него подать, как за живого. Ах, отец мой, не говори об этом. Еще третью неделю внесла больше полутораста. Да заседателя подмаслила. Ну вот, видите. А теперь берите в соображение, что заседателя подмасливать уже не нужно. Потому что теперь я буду платить за них, а не вы. Я принимаю все повинности, я даже совершу купчую. На свои деньги. Понимаете ли вы это? Так что, матушка, ну? Так что, по рукам, что ли? Право, отец, никогда еще мне не случалось продавать покойников. Живых-то я уступила. Вот и третьева года Протопопову двух девок. По 100 рублей каждую. И очень благодарил. А такие вышли славные работницы! Сами салфетки ткут. -Да не о живых дело! Я спрашиваю мертвых. Право, я боюсь на первых-то чтобы как-нибудь не понести убытку. Может быть, ты, отец мой, меня обманываешь? А они того, они больше как-нибудь стоят? Послушайте, матушка. этакие вы! Что же они могут стоить? Ведь это же прах, матушка! Понимаете ли, ну. просто. прах! Да уж это-то точно. Меня только то и затрудняет, что они уже мертвые. Слушайте, матушка, или вы не хотите понять слов моих, или просто нарочно говорите, лишь бы что-нибудь говорить. Я вам даю деньги, 15 рублей, понимаете? Вот это деньги, матушка, Вы их на улице не сыщите, 15 рублей. И не серебром, а все синими ассигнациями. Извини, батюшка, извини, батюшка. Покупает крестьян мертвых. Право, мое такое неопытное вдовье дело. Лучше уж я немного повременю. Авось, понаедут еще другие купцы, да применюсь к ценам. Страм, матушка! Просто страм! Что же вы такое говорите, ну подумайте сами, матушка! Кто же станет покупать их? Какое употребление можно из них сделать? А может в хозяйств как-нибудь по случаю понадобятся? Мертвые в хозяйстве? Эк, куда хватили! Мертвые в хозяйстве! Да нет, впрочем, кости и могилы все вам останется, перевод только на бумаге. Ну так что? О чем вы думаете? Право, все не приберу, как мне быть? Лучше я вам пока пеньку Ну помилуйте, матушка, да что ж пенька-то, Настасья Петровна. Я вам говорю совсем о другом, а вы мне пеньку суете. Настасья Петровна, в другой раз приеду заберу и пеньку. Ну так как же, Настасья Петровна? Ей-богу, товар такой странный. Совсем небывалый. Ох, не припоминай его, Бог с ним! Еще третьева дня всю ночь мне снился, окаянный! Я дивлюсь, как вам они десятками не снятся. Такой гадкий привиделся! А рога-то, длинней бычачьих! Из одного христианского человеколюбия, вижу, бедная вдова, вдовица, думаю терпит нужду, убивается. Хотел, было, хозяйственные продукты у вас тоже закупать, потому что хозяйственные подряды я тоже веду, а теперь, матушка, Да что же ты рассердился так горячо! Знай я прежде, что ты такой сердитый, я б совсем тебе не прекословила. Ну да изволь, я готова отдать за 15 ассигнаций. Только ты, изволь, отец мой, насчет подрядов. Если случится муки брать ржаной или гречневой, или крупы. Не обижу, матушка. А не имеете ли в городе какого-нибудь поверенного, которого могли бы уполномочить на совершение купчей крепости? Ну и всего, чего следует? Как же, протопопа, отца Кирилла, сын служит в палате. Сейчас напишем к нему доверенное письмо.

Сколько у тебя тут гербовой бумаги, отец мой. Хоть бы мне листок подарил. А у меня такой недостаток. Случится в суд просьбу подать, а и не на чем. Вот вам от меня рублевый лист в подарок. А вот здесь подпишите, пожалуйста. А вот список умерших душ. У вас, матушка моя, блинцы очень вкусны. Да что же вы, сударь, так спешите? Ведь и бричка еще не заложена. Заложат, матушка, у меня скоро закладывают. Только ты смотри, отец мой, насчет подрядов. Не обижу, матушка. -А свиное сало покупаете? Покупаю, но только после. -У меня о святках будет и свиное сало. Купим, матушка. Прощайте, матушка. А как отсюда добраться до помещика Собакевича? И не слыхивала такого имени. Да нет вовсе такого помещика. По крайней мере, Манилова знаете? -А кто такой Манилов? Помещик, матушка, помещик. Нет, не слыхивала. Нет такого помещика. -А далеко ли до города? -А верст 60 будет. А как отсюда добраться до большой дороги? Рассказать-то мудрено, поворотов много. Разве я вам дам девчонку, чтобы проводила? Только ты смотри, не завези ее, у меня уж одну завезли купцы. Мы не завезем, матушка. Эй, Пелагея, покажи-ка барину дорогу. -Уж не позабудьте насчет подрядов. Не забуду, матушка. Да зачем так долго заниматься Коробочкой?

Коробочка ли, Манилов ли, Хозяйственная ли жизнь у них, да ну. Мимо, мимо. Не то на свете дивно устроено: веселое мигом обернется в печальное, если только долго застоишься перед ним, и тогда бог знает что взбредет в голову. Ах, полно! Точно ли Коробочка стоит так низко на бесконечной лестнице человеческого совершенствования? Точно ли так велика пропасть, отделяющая Коробочку от нас? Меня самого. Точно ли так велика пропасть, отделяющая Коробочку от ее сестры? Недосягаемо огражденной стенами аристократического дома, зевающей над книгой в ожидании остроумно-светского визита, где ей предстоит блеснуть умом и высказать вытверженные мысли, мысли не о том, что происходит в ее доме, в хозяйстве, расстроенном благодаря незнанью хозяйственного а о том, какой политический переворот готовится во Франции, какое направление принял модный католицизм. Давай, залетные! Ну, направо, что ли? -Да нет, я уж покажу. Ишь ты, куды же? Да вон, туды. Так ведь это же и есть направо. Ишь ты, не знает, где право, где лево! Но, ворона! Куда ты воротишь? Вон столбовая дорога! А теперь мы сами доедем. Эх ты, черноногая! -А бараний бок будет? Будет. С кашею? С кашею. А стерляжья уха, с налимами и с молоками? Будет-с. -Давай сюда. Да, осетра подай, и чтоб в обкладке была свеколка со снетками. Да, и груздочков. А расстегай с сомовым плесом? Или кулебяка? Найдем-с. Хорошо. Автор должен признать, что весьма завидует аппетиту и желудку. Желудку такого рода людей. -А поросенок есть? Есть-с. С хреном и со сметаной? С хреном и со сметаной. Давай его сюда. Для него решительно ничего не значат все господа большой руки, проживающие в Петербурге и в Москве, и даже за пределами обширного нашего государства, проводящего время в обдумывании: что такое съесть завтра? И какой обед на послезавтра? Понимаешь этот обед не иначе, как отправишь прежде в рот целое собрание пилюль, глотающего вот эти, как. Морских пауков и прочих заморских чудищ. Нет, эти господа никогда не возбуждали мою зависть Но господа средней руки, которые садятся за стол в какое хочешь время, которые готовы потребовать и съесть за один раз всего, у которых стерляжья уха с налимамимолоками шипит и ворчит меж зубами, вот эти господа -да. Давай рюмку водки. Какая у тебя есть? -Анисовая-с. -Давай анисовую.

Ни один господин большой руки пожертвовал бы сию минуту половину душ крестьян, половину имений, заложенных или незаложенных чтобы иметь такой желудок, такой желудок, какой имеет господин средней руки. Но тут беда.

Что ни за какие имения, нельзя приобрести такого желудка. Какими судьбами? Куда ездил? А я, брат, с ярмарки. Поздравь, продулся в пух! Веришь, никогда в жизни так не продувался. Я на обывательских приехал. Ну-ка, посмотри в окно. Видишь, какая дрянь. Насилу дотащили, проклятые. Зять мой, Мижуев.

Мы с ним все утро говорили Ну смотри, говорю, если мы не встретим Чичикова. Ну, брат, если бы ты только знал, как я продулся! Не только убухал четырех рысаков, вообще все спустил! Ведь на мне нет ни цепочки, ни часов. Вот посмотри нарочно. Ни цепочки, ни часов! А ведь будь только 20 рублей в кармане, именно не больше, чем 20, я отыграл бы все. То есть кроме того, что отыграл бы, как честный человек, 30 тысяч сейчас бы положил в бумажник. Ты, однако, и тогда так говорил, а когда я дал тебе 50 рублей ты тут же просадил их. И не просадил бы я их, ей-богу, не просадил бы, не сделай я сам глупость. Право, не просадил бы. Не загни я после пароле на проклятой семерке утку, я бы мог сорвать весь банк. Однако ж не сорвал. Не сорвал, потому что загнул утку не вовремя. А ты думаешь майор твой хорошо играет? Ну, хорошо или плохо, однако ж он тебя обыграл. Эка важность! Эдак и я его обыграю. Нет, вот попробуй он играй дуплетом, вот тогда я посмотрю. Но зато Чичиков, как покутили мы в первые дни! Ярмарка была отличнейшая.

Мне все, что ни привезли из деревни, все продали по самой выгоднейшей Эх, братец, ну как мы покутили! Ну сейчас как вспомнишь, прям, черт возьми! Как жаль, что ты не был! Вообрази, в трех местах от города стоял драгунский полк. Сорок человек одних офицеров было в городе. Как начали мы братец пить! Штабс-ротмистр Поцелуев. такой славный! Усы такие! Бордо называет просто бурдашкой! "Принеси-ка, говорит, братец, мне бурдашки!" Поручик Кувшинников, такой премилый, братец, человек!

Вот уж, можно сказать, во всей форме кутила. Мы все с ним были вместе. Какое шампанское было! Что пред ним губернаторское? просто квас! Вообрази, не клико, а какое-то клико-матрадура, это значит двойное клико. Уж так покутили! После нас приехал какой-то князь, послал за шампанским. Так нет ни одной бутылки во всем городе, нету! Поверишь ли, я один, один лично в продолжении обеда выпил 17 бутылок шампанского! 17 бутылок ты не выпьешь. Как честный человек говорю, что выпью. Ты можешь говорить себе, что хочешь, а я тебе говорю, что не выпьешь. Хочешь об заклад, что выпью? Чего ж об заклад? Поставь свое ружье. Не хочу. Поставь попробуй. И пробовать не хочу. Был бы ты без ружья, как без шапки. Чичиков, ну что бы тебе стоило приехать? Право, свинтус ты за это. Скотовод ты этакий! Поцелуй меня, душа. Ну, смерть люблю тебя, Смотри, Мижуев, вот судьба свела! Ну, что он мне? Или я ему? Он приехал бог знает откуда. Я тоже здесь живу. Эх, брат, сколько было карет! И все ин гросс! А какой, если б ты знал, волокита Кувшинников. Мы с ним были почти на всех Одна была такая разодетая, рюшенная. И рюши, и вообще, черт знает, чего не было! Я думаю себе только: черт возьми, а Кувшинников, то есть такая подсел к ней и на французском подпускает ей такие комплименты, веришь нет, простых баб не подпустил. Это он называет "попользоваться насчет клубнички". Ты куда теперь едешь? К человечку одному. -Да что человечек! Брось человечка, поедем ко мне. Нет, нельзя. Есть дело. Ну вот уж и дело выдумал! Держу пари, что врешь. Ты к кому едешь? Ну к Собакевичу. Да ты жизни не будешь рад, когда приедешь к нему. Я ведь знаю его характер. Ох, ты жестоко опешишься, если думаешь найти там банчишку и добрую бутылку какого-нибудь бонбона. Слушай, братец, к черту Собакевича, поедем ко мне. Таким балыком попотчую, ну! Эй, Порфирий! Принеси-ка щенка. Черномазенького. Да смотри, не задави. Ничего не хотите закусить? Нет, ничего. А впрочем, принеси рюмку водки. Какая там у тебя? -Анисовая. А, давай анисовую. Слушай, Чичиков, в театре одна актриса так, каналья, пела, как канарейка!

Кувшинников говорит: вот, брат, попользоваться бы насчет клубнички!

Чичиков, знаешь, балаганов на ярмарке было одних балаганов, я думаю, 50! Фенарди 4 часа вертелся мельницею. Чичиков, вот щенок! Настоящий мордаш. Пощупай его уши. А нос, холодный нос, пощупай. Настоящий мордаш. И не проси, и за 5 тысяч не отдам. Ты, однако ж, и не думал вычесать его? Не могу знать, барин, вот он вычесывал. А отчего же блохи? Не могу знать, статься как-нибудь из брички налезли. Врешь! И не воображал чесать. Я думаю, дурак, еще своих напустил. Возьми, пшел вон! Чичиков, ты должен непременно теперь ехать ко мне. Всего 5 верст. Духом домчимся. Ну, а там, пожалуй, можешь и к Собакевичу. Ну, Чичиков, ну! Но чур, не задерживать. Мне время дорого. Гляжу, как безумный, на черную шаль и хладную душу терзает печаль тогда легковерен и молод я был гречанку младую я страстно любил. Прелестная дева ласкала меня, но скоро я дожил до черного дня. Однажды я созвал веселых друзей ко мне постучался презренный еврей. Ну, я поеду. Ни, ни, не пущу.

Извини, я право, поеду. Жена была. Сам Зампорелли рисовал. Поверишь ли, ничего за работу не взял. Ни гроша.

Сам, говорит, 10 тысяч отдам, только бы такую красавицу изобразить. -Друг мой, прощай. Погоди. Мы соорудим сию минуту банчишку. Вот мадера. Лучше которой не пивал сам фельдмаршал. Уж такой деликатес, что просто за ушами даже почувствуешь вкус. Друг мой, не обижай меня, я поеду, право, ты меня очень обидишь. Пустяки, сию минуту соорудим. Выпьем мадеры и соорудим Нет, брат, сооружай сам, а я не могу. Жена будет в большой претензии. Я должен рассказать ей о ярмарке. Доставить ей удовольствие. Нет, ты не держи меня. Важное в самом деле дело станете делать вместе. Нет, брат! она такая почтенная и верная! Услуги мне оказывает такие. поверишь, у меня слезы на глазах. Нет, ты не держи меня. Я как честный человек, поеду. Я тебя в этом уверяю по истинной совести. Да пусть едет, что в нем проку! А и вправду! Пусть едет! Ко всем чертям! Смерть не люблю таких растепелей! И провожать не буду. Чичиков, я тебе сейчас покажу свои владения. А потом пойдем смотреть крымскую суку и жеребца. Вот, брат Чичиков, на этом поле русаков такая погибель земли не видно. Я сам своими руками одного поймал. Русака ты не поймаешь рукой. А ведь вот же поймал, нарочно поймал! Извини, брат, меня, я бы и рад остаться. Видишь, граница? Все, что по ту сторону это все мое. И даже по ту сторону. Вот весь этот лес и что за лесом -тоже мое. А когда же этот лес сделался твоим? Разве ты его недавно купил? -Да, я купил его недавно. А как же так скоро ты его успел купить? Как же, еще третьего дня. Еще дорого дал, черт возьми! Так ведь ты был тогда на ярмарке? Эх, ты, Сафрон! Ну разве нельзя быть в одно время на ярмарке и землю купить? Я был на ярмарке, а приказчик мой тут. Без меня и купил. Ну разве приказчик. Ну я лучше поеду. Ну и езжай, черт с тобою! Поезжай! Поезжай бабиться с женой. Ты не ругай меня фетюком. Я ей жизнью обязан. Она такая прямо добрая и милая. Ласки оказывает такие! Спросит: что ты делал на ярмарке? Нужно всю ей рассказать Ну и поезжай, ври ей чепуху. Нет, брат, ты совсем не должен о ней так отзываться. Она, право, милая. Этим, можно сказать, ты меня самого обижаешь. Ну и убирайся к ней скорей! Ну, для препровождения времени держу 300 рублей банку. Да, чуть не забыл, а у меня к тебе просьба. Какая? -Дай слово, что исполнишь. Да какая просьба? -Дай слово. Ну, изволь. Честное слово? Честное слово. Ну, я сдаю?

Вот какая просьба. У тебя есть, чай, много умерших крестьян, которые еще не вычеркнуты из ревизии и числятся живыми? Ну есть, а что? Переведи их на меня. На мое имя. -А на что тебе? Мне нужно. Да на что? Мне нужно, мое дело. Словом, нужно. А, ну уж видно что-нибудь затеял. Признайся, что? Что затеял? Из-за этого пустяка и затеять ничего нельзя. А зачем же они тебе? А что такой любопытный? Всякую дрянь ему надо пощупать руками да еще понюхать. Что тебе за прибыль знать? Просто так, пришла фантазия. Так вот же, до тех пор, пока не скажешь, не сделаю. А вот это уже нечестно с твоей стороны. Ты ведь слово дал и сразу на попятный двор. Ну, как ты себе хочешь, а я не сделаю, пока не скажешь, на что. Ну хорошо, я тебе скажу. Мертвые души нужны мне для приобретения веса в обществе. Таких больших поместий, как ты, я не имею Ну так хорошо, я тебе скажу прямее. Только пожалуйста, не проговорись никому.

Я задумал жениться, но нужно знать, что отец и мать невесты такие преамбициозные люди, такая, право, вышла комиссия, не рад, что связался. И хотя невеста хороша, но хотят непременно, чтоб у жениха было не меньше 300 душ. А так как у меня почти 150 крестьян недостает, то. Врешь, брат. Вот здесь вот ни на столько не солгал. А я голову ставлю, что врешь. Что ж такое в самом деле! Почему я непременно лгу? Да ведь я же тебя знаю, ведь ты же большой мошенник, позволь мне это сказать тебе по старой дружбе. Чичиков, ежели бы я был твоим начальником, я бы тебя повесил на первом же дереве. Ей-богу, повесил бы. Знаешь что, всему есть граница. Если хочешь щеголять себе подобными выражениями, так ступай себе в казарму. Я говорю тебе это откровенно не с тем, чтобы тебя обидеть, я ведь тебе по дружбе говорю. Не хочешь подарить, так продай. Продать? Да я ж тебя знаю. Ведь ты подлец. И ты дорого не дашь Да ты-то тоже хорош! Они у тебя что, бриллиантовые что ли? Ну вот, так и есть, уж я-то тебя знаю! Помилуй, что у тебя за торгашеские побуждения? Ты бы должен мне просто отдать их. Ну, хорошо. Чтобы показать тебе, что я вовсе не какой-нибудь скалдырник я не возьму за них ничего. Купи у меня жеребца и я тебе отдаю их впридачу. Помилуй, да на что мне жеребец? Как на что? Ведь я заплатил за него 10 тысяч, а тебе отдаю за 4! Да на что мне жеребец, завод-то я не держу. Ты не понимаешь, я с тебя сейчас возьму всего только 3 тысячи, а остальную тысячу ты мне можешь отдать и после. Да на что мне лошади, да бог с ними! Ну хорошо, купи собак. Я тебе продам такую пару, просто мороз по коже продирает! Брудастая сука с усами. Шерсть стоит вверх, как щетина, бочковатость ребер уму непостижимая! Лапа в комке земли не зацепит! -Да зачем мне собаки? Хочется, чтоб у тебя были собаки! Но я же не охотник? -Да отчего же не охотник? Ну хорошо, не хочешь собак, Купи у меня шарманку. Самому обошлась полторы тысячи. Тебе отдаю за 900. Да зачем мне шарманка! Я же не немец какой-нибудь, чтоб тащась по дорогам выпрашивать деньги. Да это не такая шарманка, это же орган! Посмотри, вся из красного А звук! Послушай.

Мальбрук в поход собрался. дорогой он обожрался и умер в тот же день. Двенадцать генералов мундир его несли Двенадцать генералов портки его трясли. Мальбрук в поход собрался, наелся кислых щей. Да, очень. Очень славная шарманка, но она мне не нужна. Постой, Чичиков, эврика! Давай метнем банчик! Я поставлю всех умерших на карту и шарманку тоже. Играть в банк, это значит подвергаться неизвестности. Отчего же неизвестности? Да будь на твоей стороне счастье, ты можешь выиграть чертову пропасть! Вот она, а? Экое счастье. Экое счастье! Вот проклятая девятка, на которую я все просадил.

Ты как хочешь, но я не пить, не играть не буду. Отчего же не будешь играть? Оттого, что не хочу. Признаться, я вовсе не охотник Отчего же не охотник? -Да оттого, что не охотник. Ну и дрянь же ты! Ну что же делать? Так бог создал. Фетюк просто! Я думал прежде, что ты хоть сколько-нибудь порядочный человек, а ты раз. не знаешь никакого обращения! С тобой, оказывается, нельзя как с человеком близким. Никакого прямодушия, ни искренности! Совершенный Собакевич! Такой подлец! Чего ж ты бранишь-то меня? Виноват разве я, что не играю? Продай мне душ одних, если ты уж такой человек, что дрожишь из-за этого вздору. Черта лысого ты получишь! Хотел было, даром хотел отдать! Теперь вот не получишь же! Хоть три царства давай не отдам! Ух, такой шильник! Печник гадкий! С этих пор с тобой никакого дела не хочу иметь. Порфирий! Ступай, скажи конюху, чтобы не давать овса лошадям его.

Пусть их едят одно сено. Лучше б ты мне просто на глаза не показывался. И доброй ночи не хочу желать тебе. А ну убирайся, фетюк этакий! Просто дурак я. Береги, копи копейку. Эта вещь надежнее всего. Все сумеешь, все прошибешь на свете копейкой. Копейку береги, береги копейку! Повторивши который раз свое наставление, отец, оставив сына в училище, расстался в ним навеки. Но слова его глубоко заронились в сыновнюю С данной отцом под полтин мебель. Сын не издержал ни копейки, напротив, в тот же год он сделал к ней приращение. Слепил из воску снегиря, выкрасил его и продал одному из учеников. Очень выгодно. Потом пустился он на другие спекуляции, а именно: накупив на рынке съестного, садился в классе возле тех, кто был побогаче, и как только замечал, что товарища начинало тошнить от голода высовывал ему из-под скамьи, как будто невзначай угол булки или пряника. И, раззадоривши, брал деньги, соображаясь с аппетитом. Два месяца провозился он без отдыху около мыши. Добился, наконец, до того, что мышь становилась на задние ноги, ложилась и вставала по приказу и делала лапками "на караул". Ученую мышь он тоже продал своим товарищам. И тоже очень выгодно.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Вопервых, мы сделаем две вещи.

Спасибо вам большое, я ценю это! >>>