Христианство в Армении

Вы знаете что делать.

Один сюжет его интересовал особенно. Итак, война? Если не поспешим, от Китая до Афганистана поднимется движение, объединяющее все эти маленькие царства в огромную конфедерацию. О Боже! Пулемёт! "И он постоянно повторял: "Эта Британская Империя, как, при относительно небольшом населении, они могли установить свой порядок и каким-то образом его поддерживать?" Для Гитлера британское владычество в Индии стало ярким доказательством превосходства арийской расы. Позже, в 1 941 году, он говорил: "Надо учиться у англичан. Всего двести пятьдесят тысяч, включая пятьдесят тысяч солдат, держали в повиновении четыреста миллионов индийцев. Россия станет для нас тем, чем была Индия для Англии". Но в 1 939 году Гитлер начал войну со страной, которой восхищался Великобританией, и заключил союз со страной, которую желал колонизировать Россией. Каким же образом он начал "неправильную войну"? "НЕПРАВИЛЬНАЯ ВОЙНА" 30 января 1 933 года, в день, когда Гитлер стал канцлером, нацисты устроили факельное шествие в Берлине. После безработицы, инфляции, политической нестабильности Гитлер пообещал Германии возрождение и восстановление национальной гордости.

Германия снова станет мировой державой. Её внешняя политика станет другой по воле одного человека. И каждый истинный немец, особенно штурмовые отряды, должны повиноваться воле своего фюрера. Наступают великие времена! Германия пробудилась! Мы завоевали власть в Германии. Теперь нам предстоит завоевать немецкий народ. Я знаю, товарищи, что временами бывает трудно, когда изменения не наступают, поэтому раз за разом мы должны повторять призыв продолжать борьбу. Вы не должны действовать самостоятельно, вы должны повиноваться, должны отдать себя, должны подчинить себя целиком и полностью важнейшему требованию повиновению. "В том, как подавали себя нацисты, можно было усмотреть радостное возвращение Веймарской республики". При Гитлере германская армия должна была получить пушки, танки, самолёты и многое другое. Перевооружение помогло покончить с остатками безработицы, поэтому всё население могло трудиться, зарабатывать, и было накормлено. Перевооружение также помогло преодолеть позор поражения.

У нас снова стала нормальная армия. Можно сказать, мы вернулись к состоянию полноценной нации". Это вооружение оплачивалось хитроумными займами, которые делались под будущее Германии.

План был разработан рейхминистром экономики Ялмаром Шахтом. "Шахт был исключительно образованным человеком и, на мой взгляд, самым крупным монетаристом своего поколения. Я думаю, что вначале Шахт получил разрешение делать всё, что он пожелает. Гитлер не интересовался, каким образом Шахт создавал это явное экономическое чудо типичный образец его отношения к подчинённым. Он просто дал указание Шахту любым способом выполнить порученное дело. Позже он говорил: "Я никогда не спрашивал у Шахта, какими средствами мы располагаем. Я ограничился тем, что указал вот то, что мне требуется, и что у меня должно быть". Герр профессор, у нас съёмка! Гитлер был одержим идеей "выживает сильнейший", и пропагандистские фильмы Геббельса отражали одержимость. Гитлер считал, что человек это животное, и сильнейшее должно побеждать. Если его подчиненные сильны, они добьются успеха и без его помощи. Эти сильные животные вынуждены бороться не на жизнь, а на смерть. Но в лесах они ведь живут мирно. Моя дорогая фройлен Фолькман! Мирной жизни в природе вообще не существует. Но герр профессор, они же не едят друг друга? Возможно и нет, но они живут в постоянной борьбе, где слабый уничтожается. Происходящее в животном мире распространяется и на великих людей и даже на целые страны. Гитлер считал, что мир находится в постоянной борьбе, где побеждает сильнейший. Эту теорию он развил в книге "Моя борьба", написанная им в 1 924 году. Здесь же он писал, что немцы это нация, нуждающаяся в расширении. Подобно британцам, им нужны колонии.

И показал, где их можно найти. Мы положим конец постоянному продвижению немцев на на юг и запад Европы, и обратим наш взгляд на Восток. И когда мы говорим о новых землях в современной Европе, мы должны, прежде всего, иметь в виду Россию и страны по соседству с ней. Само провидение указывает нам этот путь. В первые же годы после своего избрания канцлером, Гитлер, публично не заявляя о желании завоевать Восток, твердил о главной проблеме своей страны Германия слишком мала. "У нас нет их колоний, у нас нет возможностей, всемирных международных связей, которыми обладают эти страны и нации. Наш рейх, который слишком тесен, и который обладает слишком малым из необходимого для жизни, должен развиваться очень тщательно и продуманно. Мы не можем добиться этого без планирования. Да здравствует Германия!" Гитлер открыто объявил цель своей внешней политики он хотел исправить ошибки Версальского договора, по которому Германия потеряла часть территорий и не имела права держать армию численностью более 1 00 тысяч человек. "В то время молодежь была полна энтузиазма, оптимизма, верила в Гитлера и считала прекрасной задачей преодолеть последствия первой мировой войны, в особенности условия Версальского договора, поэтому мы были в приподнятом настроении". Чтобы преодолеть Версаль, немцы обратили взоры на англичан. Англия вызывала восхищение у немецких правящих классов. Они начали осваивать то, что им казалось идеалом английского джентльмена: загородные дома и лисью охоту. "Я всегда надеялся, что Англия, это я говорю вам как англичанину, поймёт, что намерена делать Германия, что она очень окрепла, и согласится поделить Европу. Или, каким-то образом, изменить свою политику". Англичане не высказывали желания разделить Европу с немцами. Но допускали мысль, что с бывшим противником можно достичь каких-то договоренностей. "В Британии доминировало мнение, что Франция слишком сильно, и мы тоже имели к этому отношение, слишком сильно навязала свои условия договора с Германией 1 91 8 года, и их следует пересмотреть. И в этом смысле было некоторое ощущение, что нам надо было лучше подумать. Если вы назовёте это чувством вины, что ж, я не уверен, что мы испытывали какое-то чувство вины, совершенно". Первые признаки расположения Британии появились в июне 1 935 года, когда было подписано соглашение, позволяющее Германии восстановить свой флот на уровне, выходящем за рамки Версальского договора. Гитлер сказал, что этот день стал счастливейшим в его жизни. Гитлер надеялся приумножить успех соглашения за счёт назначения послом Германии в Лондоне нациста Иоахима фон Риббентропа, который провёл эти переговоры летом 1 936 года. "Задача стояла: на сто процентов создать германско-британский альянс, поскольку он преуспел в предыдущих переговорах по заключению морского соглашения. Оно должно было увенчаться германо-британским союзом.

Он с самого начала стал работать в этом направлении". Риббентроп в Британии не преуспел. И не только потому, что британцы не хотели заключать договор с нацистской Германией. Риббентроп сам сделал несколько неверных шагов, например, отдав нацистское приветствие королю Георгу Шестому.

"Нет, Риббентропа никто не воспринимал как джентльмена, понимаете, а он хотел, чтобы его считали джентльменом, он ведь был фон Риббентроп, не из этих грубых нацистов, но сомневаюсь, что это ему удалось, тем более в тех кругах, которые он полагал в первую очередь расположить к Германии. Думаю, он просто провалил свою миссию". "Иногда он орал, иногда приходил в ярость, швырялся карандашами в своих секретарш. Лично он вёл себя очень просто и глупо, и очень напыщенно, а британцы не любят напыщенных людей. Он был слишком откровенен и имел слишком громкий голос".

Геббельс говорил о Риббентропе: "Он купил свой титул, он женился на деньгах и мошеннически занял свой пост". Граф Чиано, итальянский премьер министр, обнародовал фразу Муссолини: "Хватит взгляда на его голову, чтобы понять, насколько там мало мозгов". Риббентропа ненавидели почти все высшие нацистские чины. Его считали выскочкой без чувства юмора. Но Гитлер поддерживал его. "Однажды Гитлер в отсутствие Риббентропа заметил, что с Риббентропом очень легко.

Он всегда настроен решительно, в то время как все остальные приходят ко мне, у них проблемы, они боятся, они думают, что нам надо быть осмотрительней, и мне приходится заводить их, укреплять, а Риббентроп заведён круглые сутки, мне ничего не надо делать, наоборот, мне приходится иногда притормаживать его". Риббентроп хорошо чувствовал, как вести себя с Гитлером. Он знал, что Гитлер всегда милостив к тем, кто приходит к нему с радикальным решением проблем. При этом неважно, что Гитлер мог и не принять такого решения. Он всё равно хвалил этого человека. Такого чутья не было у другого, гораздо более умного деятеля гитлеровского режима. Ялмар Шахт полагал, что Гитлер прислушается к его доводам о перегреве немецкой экономики и сокращении производства вооружений для предотвращения гиперинфляции. "Шахт был очень уверен в себе, но он ошибочно полагал, что может использовать своё личное влияние, чтобы всегда держать Гитлера под контролем. Он был уверен, что сможет использовать экономические меры, пусть даже очень болезненные". Но Гитлер пришёл в ярость от своего министра экономики. Шахт получил отставку. Экономика оказалась в руках человека, который, несмотря на полное неведение, проявил себя истинным радикалом Германа Геринга. "Он был, можно сказать, славным малым, да, славным малым. Любил быть на виду, любил кольца, бриллианты, у него были забавные хобби он любил рисовать, любил проводить время в роскошном Каринхалле, что в Шорфхейде под Берлином, там он построил нечто вроде охотничьего замка, это было больше, чем просто замок. Нечто потрясающее. А наверху, в аттике, у него была электрическая железная дорога, по которой бегали разные поезда, он играл в неё, как ребёнок. Да, ему очень там нравилось. Так что, помимо того, что он был преданным вассалом Гитлера, он был большим ребёнком". "Сейчас многие люди, особенно специалисты в экономике, считают, что к концу 1 938 года нацистская экономическая политика провалилась. Мы все, и я в том числе, недооценивали, чего можно достичь силой государственной власти: благодаря замораживанию зарплаты, замораживанию цен, контролю над торговлей, и использованию концлагерей. И продлилось это дольше, чем можно было ожидать". Для чего Гитлеру нужна была новая армия? На первый взгляд для пересмотра последствий Версальского договора. В 1 936 году Гитлер выдвинул свои войска в Рейнскую область. Международный протест был незначительным. Затем на тайном совещании в ноябре 1 937 года он заявил своим генералам, что Германия для выживания должна расширяться и что "германская проблема может решиться только с позиции силы". Австрия и Чехословакия были названы Гитлером первоочередными целями. Генералы не проявили энтузиазма. Вместо ожидаемого одобрения они выдвинули серьёзные возражения. За три месяца министр обороны и главнокомандующий сухопутными войсками были смещены с постов. Гитлер назначил на пост Верховного главнокомандующего вооруженными силами самого радикального нациста самого себя. Именно в горах над Бертесгаденом в Южной Баварии Гитлер предавался мечтам о грядущем величии Германии. Позже он говорил, что все великие идеи пришли к нему в этих горах. После обеда он отправлялся на прогулку на фоне величественных отрогов Оберзальцберга. В начале вечера он возвращался в Бергхоф, домой, где всё хозяйство вёл Херберт Дёринг старший офицер СС, сотрудник личной охраны. "Гитлер был очень строг насчёт чистоты и порядка, очень строг. Но меня это устраивало я хотел, чтобы всё было, как положено. Гитлер был очень вспыльчив. Его настроение могло измениться в течение нескольких часов. Он производил колоссальное впечатление. Одним взглядом он мог буквально пронзить вас насквозь". В Бергхофе Гитлер создавал планы гигантских городов, которые намеревался строить в новой Германии. Херберту Дёрингу приходилось постоянно разворачивать огромные карты-планы, чтобы его хозяин мог помечтать. Казалось, Гитлера больше ничего не интересует. Чему он больше уделял времени планам градостроительства или реальному государственному правлению? "Могу с уверенностью сказать вам планам градостроительства. Он всегда держал в голове эти планы, даже когда путешествовал. Он мог в любой момент сделать какие-то заметки и потом работать над ними дома".

Когда Гитлер не был занят мыслями о будущих немецких городах, он погружался в фантазии, просматривая фильмы. В Бергхофе по два за вечер. Он предпочитал эскапистские развлечения, и Геббельс следил, чтобы они всегда были под рукой.

"Иногда он приказывал позвонить Геббельсу: "Это глупый фильм, в нём ничего хорошего. В корзину его!" Он вполне мог и так сказать". Весной 1 938 года Гитлер решил, что пора совершить первый шаг в достижении одной из своих самых заветных целей объединить всех немецкоговорящих людей под своим началом. Он воспользовался политической нестабильностью в Австрии, и без того уже испытывающей нацистское влияние. Убедившись, что никаких помех нет, он приказал немецким войскам перейти границу. Большинство австрийцев радостно приветствовали немцев. Они также переживали, что их империя рухнула после первой мировой войны.

Теперь, в союзе с Германией, они снова становились силой. "Когда мы вошли в Австрию это были лучшие дни моей жизни.

Я ехал с Гитлером в шестой У меня на глазах были слёзы, я так мечтал об объединении Австрии с Германией, не забывайте, Австрия правила Германией в течение шестисот лет! Поэтому, для нас, после поражения восемнадцатого года и после Версальского договора, это было воплощение мечты!" "Полагаю, большинство жителей Англии могло сказать ну что ж, они, в конце концов, немцы, и если они действительно хотят этого. Но на самом деле оказалось, что это весьма грязный захват". "Немцы! Мужчины и женщины! Я заявляю, что эти исторические восточные земли немецкого народа отныне становятся передовым бастионом немецкой нации и, следовательно, Германского рейха". "Помню, мы плакали, слёзы катились по щекам, на кого ни посмотришь, со всеми было то же самое. А когда Гитлер подошёл ко мне, я чуть не забыла подать ему руку. Я только смотрела на него, я видела добрые глаза и в душе я поклялась ему: "Я всегда буду верна вам". Я не нарушила клятву. Всё свободное время, не считая школы, я отдавала работе, потому что он призвал нас: "Вы все он так и сказал нам вы все должны помогать мне создавать мою империю, чтобы она стала хорошей империей со счастливыми людьми, которые думают и обещают стать хорошими людьми". Но ей не суждено было стать "хорошей империей". Генрих Гиммлер, командующий войсками СС, был одним из первых нацистов в Австрии. Как и Гитлер, Гиммлер считал себя радикалом и провидцем. Этот бывший владелец куриной фермы превратил Вефельсбургский замок в духовный центр СС элитной группы, которая образовалась из личной охраны Гитлера. Гиммлер считал, что все они высшие существа, способные поразить всех врагов Германии. Гиммлер мечтал, что вожди СС будут собираться в этом зале, как Рыцари Круглого стола, подчиняющиеся лишь своему королю Артуру Адольфу Гитлеру. Здесь они должны были обсуждать, как править Империей. Гиммлер говорил в 1 938 году: "Будущая Германия либо великая германская империя, либо ничто. Я верю, что если мы в СС выполним свой долг, фюрер создаст великую германскую империю, великий Германский рейх, крупнейшую империю из всех, которые знало человечество". В Австрии, первой территории новой Германии, эсэсовцы и другие нацисты продемонстрировали, как они намерены править с нетерпимостью и жестокостью. Как и Германии, нацисты обвинили во всех грехах евреев. "Вы оказывались абсолютно вне закона, никто не мог вас защитить. Любой мог прийти и сделать с тобой всё, что угодно". Австрийских евреев заставляли выполнять такие работы, чтобы их унизить, как, например, мыть улицы щётками. "Мне тоже пришлось мыть щётками улицы, сейчас не помню ничего, кроме того, что увидел в толпе хорошо одетую молодую женщину, она взяла на руки маленькую девочку, светленькую, симпатичную, с такими кудряшками, она улыбалась, чтобы девочка смогла рассмотреть, как какой-то двадцатилетний, не больше, человек, пинал старого еврея, который упал. Все смеялись, она тоже смеялась, просто такое счастье, такое замечательное развлечение. Австрийские евреи подвергались таким преследованиям, что большинство бежало после того, как СС ограбил их. Семнадцатилетнего Вальтера Каммерлинга провожали родители. "Кошмарная обстановка. Помню, как покидал Австрию, это был просто кошмар, я только через несколько дней пришёл в себя, мне захотелось поговорить с родителями, но их со мной не было". После того, как нацисты захватили Австрию, Гитлер вернулся в Берлин триумфатором. Он приобрёл невиданную популярность. Его новый рейх состоял уже из восьмидесяти миллионов жителей. У нижение Версаля было почти забыто, но не совсем. В этом эйфорическом настроении Гитлер обратил свой взгляд на соседнюю Чехословакию. Он сосредоточился на немцах, живущих в приграничных районах, и заявил, что они, как немцы, должны присоединиться к нему. Но не все немецкие генералы разделяли планы Гитлера. Некоторые, как генерал Бек, опасались, что он ведёт Германию к новой мировой войне. Они в тайне поделились своими опасениями с британцами. "С этого момента, Бек и группа генералов но они ни в коей мере не представляли мнение всех генералов тайно находились в контакте с нами, они приходили и ко мне, и речь шла таким образом: "Если вы с Францией выступите против Гитлера, мы постараемся с ним что-нибудь сделать".

На что мы отвечали: "Лучше вы сначала постарайтесь что-нибудь сделать с ним, а мы вам поможем". Но по мере того, как Гитлер одерживал успех за успехом, шансов у этой группы немецких генералов становилось всё меньше. Видя исходящую от Германии угрозу Чехословакии, британский премьер-министр Невилл Чемберлен старался предотвратить войну. Чемберлен дважды встречался с Гитлером, и Гитлер каждый раз увеличивал свои требования. Наконец, 29 сентября 1 938 года Чемберлен отправился на свою последнюю встречу. "Когда я был маленьким, я повторял если не удалось сразу, надо пытаться снова и снова. Что я и делаю. Когда я вернусь, надеюсь, смогу сказать, как Хотспур сказал Генриху Четвёртому: "Чтобы не обжечься, мы выдернули этот цветок". Чемберлен сидел с Риббентропом, ставшим уже министром иностранных дел, когда процессия машин следовала в конференц-зал в Мюнхене.

В итоге, при посредничестве Муссолини и Геринга, соглашение было достигнуто. Гитлер мог распоряжаться Судетами, если даст обещание, что это его последние территориальные притязания. "Чемберлен знал общественные настроения в Британии, хотя это и не задача министерства иностранных дел, он знал общественное мнение в доминионах, которое было весьма положительным, и чувствовал, думаю, совершенно справедливо, что никто не поймёт втягивания в качестве союзника Франции в войну с Германией ради того, чтобы не допустить нападения одних немцев на других". Но Гитлер всё ещё был недоволен. Вскоре после подписания договора он заявил, что его обманули. "Я слышал, как говорили на другой день после конференции некоторые, находившиеся в одном отеле с Гитлером, или с его ближайшим окружением, с адъютантами, с Риббентропом, говорили, что у Гитлера сложилось ощущение, что ему не удалось получить свою войну, что её у него отняли. Он сказал: "У меня украли мою войну". Один немецкий солдат снимал на кинокамеру вторжение в Судеты, напоминающее победное вступление Германии в Австрию шестью месяцами ранее. Офицеры германской армии тоже были в восторге. Теперь они контролировали чешские оборонительные укрепления минные поля, укрытия, которые чехи возвели для защиты своей страны. Остальная территория лежала перед германской армией и её верховным главнокомандующим, Адольфом Гитлером. В марте 1 939 года Гитлер пригласил президента Чехословакии Гаху на переговоры в Берлин.

Гитлер решил унизить Гаху, заставив его ждать.

Сам он был занят смотрел одну из последних романтических геббельсовских комедий под названием "Безнадежный случай". Гитлер удостоил Гаху аудиенции в час пятнадцать ночи. Он объявил, что через считанные часы немецкие войска вторгнутся в его страну.

В четыре часа утра Гаха в полном смятении вверил чешский народ гитлеровской "заботе". С рассветом Гитлер устроил празднование в своём кабинете. Рассказывал Манфред фон Шрёдер. "Это происходило в узком кругу, победный приём с шампанским, Гитлер пил свою минеральную воду, и было удивительно наблюдать, как он себя вёл в дружеской компании. Он был совсем другим, не таким, как на публике. Прежде всего, он уселся вот таким образом. Здесь всё расстёгнуто, волосы вот так, пил минеральную воду, и ещё одно интересное наблюдение он говорил не умолкая. И что самое любопытное, в то же время он диктовал двум секретарям: одному обращение к немецкому народу, другому к чехословацкому, и письмо Бенито Муссолини, которое должно быть передано ему на утро принцем Гессенским, и всё это одновременно. Я тогда был молод, я смотрел и думал вот как выглядит гений в домашней обстановке". Германские войска, нацеленные пересечь границу Чехословакии, к утру были готовы совершить этот молниеносный бросок. Этот пограничный столб обозначает старую границу между Судетской областью и остальной Чехословакией. Перейдя этот рубеж, Гитлер показал, что его цель объединение немецкоговорящего населения не более чем блеф. Страна, в которую вошли немецкие войска, никогда не была немецкой, и в ней не было немецкоговорящего населения. Это было вторжение. "Чехи, убегающие из приграничных районов, рассказывали, как на них нападали и избивали прикладами. Людям приходилось бежать с маленькими детьми. Вот так это было. Они были бессердечными, просто бессердечными, безжалостными. Они ругались на нас, ругали всех безо всяких причин. Почему у них было такое право? Это же была Чешская республика. Какое они имели право на чужую страну? Не было у них никаких прав". Здесь не было радостных лиц, как в Австрии и Судетах. В этот раз немецкий военный парад наблюдали молчаливые толпы. Гитлер посетил Прагу и её замок, резиденцию чешских королей, через двое суток после того, как выдвинул свои требования президенту Гахе. Гитлер был доволен, разглядывая Прагу. Но не все поддерживающие нацизм были довольны своим фюрером.

"Это полностью изменило ход истории, потому что с этого момента стало ясно, что Гитлер империалист, он хочет завоевать всё, что хочет завоевать, и это не имеет ничего общего с самоопределением немецкой нации. Если в Судетах с такой постановкой вопроса можно было согласиться, то теперь всё кончилось, и это было поистине ужасно". "Это стало потрясением для Чемберлена, потому что он думал, что Гитлер хотя бы посоветуется с ним, прежде чем что-то делать. Это открыло глаза Чемберлену. В некотором смысле ситуация напоминала Саула на его пути в Дамаск".

Британия поняла, что следующим требованием Гитлера станет возвращение бывших германских территорий в Польше. Чемберлен решил воспротивиться. будет совершена попытка изменить ситуацию силой, и это будет угрожать независимости Польши, это неизбежно приведёт к всеобщему пожару, и наша страна не останется в стороне".

Гитлер потребовал вернуть Германии Данциг город, на территории так называемого польского коридора, отделяющего Восточную Пруссию от остальной Германии. По мере нарастания кризиса Гитлер удалился в Брегхоф. "Атмосфера в Бергхофе в июне, июле, августе 1 939 года была накалена до предела. Совещания за совещаниями шли днём и ночью, звонили телефоны, поступали хорошие вести, плохие вести. Положение стало критическим, когда Британия подписала с Польшей договор о помощи. Гитлер был вне себя. Он стал мрачен". Мечта Гитлера о великом союзе с Британией рухнула. Возникла перспектива войны с Британией и Францией, если он решиться войти в Польшу. Ему нужно было найти радикальное решение. Поездка фон Риббентропа в Москву положила начало новой главе в немецкой дипломатии. Куда делись принципы, заявленные в "Моей борьбе", что могло быть общего у России с Германией на мирном фронте, если таковой предполагался? С весны 1 939 года, прикрываясь торговыми переговорами с Советским Союзом, нацизм стремился к заключению альянса между двумя странами. 23 августа 1 939 года Риббентроп подписал пакт о ненападении с Советским Союзом, что избавило Гитлера от ведения войны на два фронта. Секретная часть договора гарантировала Сталину долю после вторжения Гитлера в Польшу. Гитлер заключил союз со своим идеологическим противником. В тот момент, когда в Москве подписывался этот пакт, Гитлер стоял с гостями на террасе в Бергхофе и смотрел на небо. "Небо было просто ужасным. Кроваво-красное, зелёно-серое, чёрное как ночь, обрывки жёлтого. Все смотрели в ужасе в этом было что-то угрожающее. Да, в тот самый момент, когда подписывался пакт со Сталиным. Гитлер стоял со всеми в одной из своих характерных поз. Все смотрели. Человек со слабыми нервами мог испугаться не на шутку". Одна венгерка из окружения Гитлера посмотрела на небо и обернулась к своему фюреру. "Она сказала: "Мой фюрер, это не к добру. Это означает кровь, кровь и ещё раз кровь. Разрушения и ужасные страдания. Кровь и ещё раз кровь". Гитлер был в шоке, его почти трясло. Он ответил: "Если так суждено, пусть это случится сейчас". Он был в возбуждении, как бешеный, волосы разметались, он вперился взглядом вдаль. Потом попрощался, поднялся по лестнице, и вечер закончился". 1 сентября 1 939 года Германия напала на Польшу. 3 сентября Британия и Франция объявили войну.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< За то, что ты всю свою жизнь посвятил вину.

Молодой хозяин, ваш телефон. >>>