Христианство в Армении

Они могут делать с ним, все что хотят.

Меня зовут Жак Майоль. C самого детсва мы с друзьями занимались фридайвингом в Средиземном море Мы ныряли как можно глубже на одном дыхании. Фридайвингу примерно столько же лет, сколько и человечеству Наши предки добывали еду и жемчуг со дна моря. Еще 150 лет назад ныряльщицы "Ама" из Японии начали нырять на задержке дыхания, чтобы собирать со дна ракушки, устриц и прочие дары моря. Этот бесценный опыт они перенесли и в наши дни. Но наша цель не поиск еды и других даров моря. Нам интересно только одно изучить, насколько глубоко человек может нырять на одном вдохе. Соревновательный процесс во фридайвнге начался в 1950 году, среди подводных охотников Италии. Ученые того времени полагали, что человек, нырнувший ниже 30 метров, не сможет выжить и погибнет. В 1965 году начались состязания между мной и Энцо Майорка. В течение 20 лет мы ныряли все глубже и глубже, устанавливая новые рекорды. В те дни не было каких-то особых правил. Мы использовали все, что возможно, лишь бы достичь нового новых глубин. Мы открывали неизведанный мир, и были счастливы, что остаемся живы. Чего нельзя сказать о некоторых наших друзьях. И вот мы оба, используя систему тяжелых грузов, прошли немыслимую в то время отметку 100 метров! или 330 футов. В 1967 году во время рекордного погружения Энцо Майорка, кубинский мальчик Пипин Феррерас наблюдал и восхищался им. Я всегда любил море. Еще до того, как научиться говорить, я умел плавать. Возможно, человеком моря я стал в процессе магической церемонии. Я рос достаточно болезненным ребенком, поэтому бог здоровья "Олокун" был призван охранять меня. Согласно древнеафриканским обычаям, "Олокун" так же являлся богом моря. Я верил в это предназначение, и знал, что когда-нибудь нырну очень глубоко, в храм своего покровителя. Пока Пипин мечтал о покорении океана, на другом краю света рос итальянский мальчик Умберто Пелицари. Он ненавидел воду. Я боялся воды в любых проявлениях. Но, несмотря на мои страхи, мама отдала меня в школу плавания. После первого урока она не могла вытащить меня из воды. Когда мне исполнилось 18, я с компанией каждый уикэнд ездил к морю, проводя в дороге немало часов. На свете не было занятия, которое мы любили бы больше, чем фридайвинг. Мы не были профессиональными фридайверами всего лишь близкие друзья, которых объединяла любовь к морю. Для меня подводная охота как занятие фридайвингом была единственным способом выжить на Кубе. Однажды журналисты пригласили меня поучаствовать в соревнованиях. И я побил мировой рекорд. Пипина на Кубе посетил его самый большой поклонник его звали Умберто. Пипин пригласил его из Италии понырять с ним. Вскоре, подобно Ж.Майолю и Э.Майорке, они начали соперничество и погоню за новыми рекордами во всех дисциплинах. Соревнования становились все более опасными, а дружба угасала.

Вскоре поменялась и сама философия соревнований между ними. Умберто прекратил использование грузового слэда, и сконцентрировался на дисциплине "Постоянный вес" (CWT). Он использовал только свое тело для погружения, и возвращался на поверхность без всякой помощи. Пипин продолжал покорять глубину в дисциплине "Без ограничений" (NLT), погружаясь как можно глубже при помощи грузовой системы "слэд", он возвращаля на поверхность при помощи воздушного шара. Каждый ставил свою дисциплину во главу угла. Но кто из них оставался лучшим, и какая дисциплина была наиболее сложной? Каждый готовился к невероятному погружению в своей дисциплине. Стать чемпионом по фридайвингу было единственным способом уехать из Кубы. Сейчас я живу и тренируюсь в Майами. Моя следующая попытка погружение более чем на 162 метра или 531 фут, что равно высоте 50-этажного здания глубже, чем кто либо до меня, ныряющий на одном дыхании. Мой учитель Жак Майоль говорил мне использовать Пранаяму Йогу, чтобы сфокусировать мое сознание перед рекордом. Концентрация и медитация очень важны для погружения на ту глубину, которой я хочу достичь. Безусловно я знаю, что должен быть в лучшей форме. Я тренировался у себя дома в Сардинии, в магическом месте Капо Тэста. Здесь горы и океан давали мне энергию. Давали мне почувствовать ту дверь, которая приведет ко дну самого глубокого океана. Для одного трехминутного погружения я тренировался 10 месяцев. Это трудная работа, но я хочу погрузится на 80 метров, больше чем на 262 фута, используя только ласты и мои ноги. Никто до меня еще этого не делал. Последние месяцы подготовки я жил в Майами, и каждый день уходил тренироваться в океан. Я люблю нырять с акулами. Для меня они не монстры, а напарники. Они олицетворение уверенности и силы. В моем представлении я становлюсь одним из них. Моя главная задача научить тело работать в условиях недостатка кислорода. Некоторые выдающиеся фридайверы могут не дышать по 8 минут. Если ты хочешь быть самым глубоким фридайвером в мире, твоя концентрация должна быть идеальной мысли о неудачах просто опасны. Я стараюсь думать о соревнованиях с самим собой. Я выбираю дисциплину "Постоянный вес" (CWT), поскольку это самый чистый, на мой взгляд, вид фридайвинга. Дайвер со "слэдом" всего лишь выравнивает давление и задерживает дыхание. Но в "постоянном весе" нет никакой помощи только я и океан. У каждого фридайвера с океаном свои отношения. Он для него как Бог. Ты разговариваешь с ним, молишься на него, иногда даже ненавидишь, но в конечном итоге ты понимаешь, что не можешь без него жить. Ученый физиолог Ким МакКой присоединяется ко мне во время глубоких погружений. Он хочет узнать больше о физиологических процессах, которые происходят со мной на больших глубинах. Опыт Пипина поможет понять, как тело реагирует на давление экстримальных глубин. Сенсоры, размещенные на его теле, помогут отследить реакцию организма на глубину, изменения внутренних органов. У Пипина невероятные способности, наука пока такое не в силах объяснить. Пока мы точно не знаем, какому давлению может противостоять тело человека. Под водой пульс Пипина заметно уменьшается, это помогает замедлить потребление кислорода. Этот рефлекс мы приобрели от водных млекопитающих. Чтобы избежать разрыва барабанных перепонок, Пипин должен выравнивать давление среднего уха, которое возникает с увеличением глубины и действует на перепонку с внешней стороны. В предстоящей попытке давление будет составлять 235 фунтов на квадратный дюйм. Вода становится холоднее, давление увеличивается и тело испытывает стресс. Тело Пипина переходит в режим сохранения энергии. Начинается сдвиг крови. Кровь от рук и ног перемещается к центру тела, чтобы компенсировать уменьшеный размер легких. В противном случае тело было бы просто раздавлено. Во время глубоких погружений пульс Пипина уменьшается до 14 ударов в минуту. На глубине 150 метров его легкие становятся размером с апельсин. Сердце под давлением уходит немного в сторону. К сожалению, многие фридайверы погибают от так называемого Блэкаута (SWB), который происходит, если долго находиться на глубине. Уровень кислорода в крови при всплытии резко падает, и фридайвер просто теряет сознание. Теперь, когда я готов к рекорду, я снова могу вернуться в реальный мир. Теперь есть время расслабиться и понырять с моей женой Одри. Я занималась дайвингом, пока не встретила Пипина. Теперь я тоже фридайвер. Это помогло мне понять его и чувствовать ближе, когда он на глубине. Море это то место, где мы нашли друг друга, это наша среда, наш дом. Пока Пипин готовится к рекордному погружению, Мак Кой готовит оборудование, которое зафиксирует его глубину. Шэф моей "сэйфти команды" страхующих дайверов Паскаль Бернаби отпускается на дно, дыша при этом смесью специальных газов. Он подвергает себя большому риску, но без него я бы не сделал этого, не установил бы самый глубокий нырок в истории. Многие мои друзья умерли во время погружений, и я понимаю, какому риску подвергаю себя. Перед погружением я обращаюсь к великому "Олокуну" и прошу открыть мне дверь в голубую бездну. Странно, я совершенно не волнуюсь, чувствую что рядом со мной Одри, и мне от этого спокойно. 5 минут до погружения. Я отпраляю страхующих вниз. У них тоже не очень много времени. Теперь уже некогда размышлять и сомневаться. На глубине 530 футов (170 м.) его ожидает Паскаль. Во время погружения я иногда читаю, иногда пою. Я не равнодушен к тому, что происходит надо мной. Я стараюсь не думать о том, что было два дня назад с моим другом, когда он пытался побить очередной рекорд. Во время всплытия у него был "блэкаут". Мы боялись что он не придет в себя. Но сегодня под прицелом камер и фотоаппаратов он вернулся, чтобы попытаться снова. Он не отказался. На 3 минуты Пипин исчезает. Я держусь за трос, чтобы не терять связь с ним, чтобы быть единой с ним в этом погружении. После всплытия Пипина, когда мы уже знаем, что все в порядке, мы точно не можем сказать, на какой он был глубине, пока я не загружу данные с датчиков. 162 метра! Пипин Феррерас первый в истории человечества погрузился на такую глубину на задержке дыхания. В день постановки рекорда окружающий мир перестает для меня сущетвовать. Я полностью погружен в себя. Когда я выхожу на свет, я стараюсь не замечать окружающий мир. Мыслями я уже в море. Ключ к успеху в дисциплине "Постоянный вес" это эффективность. Во время погружений я использую каждую молекулу кислорода в моем теле, Я устремлен и абсолютно спокоен. Каждое движение, которое я делаю, каждая мысль забирает драгоценный кислород. Мои родители и сестра здесь, как и на каждом моем погружении. Мысленно они всегда со мной. Отец хочет наблюдать с поверхности воды, но он не умеет плавать. Мы надеваем на него гидрокостюм без груза, чтобы он не утонул. В последние минуты меня уже охватывает магия погружения. Я чувствую океан всем свои телом. Я уже вижу, как срываю табличку на 80 метрах. Я говорю сам себе: "Я это сделаю" И вот когда я уже готов, я концентрирую свое сознание, я уже погружаюсь, следуя тросу, к которому смогу прикоснуться только в конце. Я подаю сигнал 5-ти минутной готовности. Сэйфити начинают погружение. Последние 5 минут, кажутся 5 секундами. После моего погружения, страхующие проводят много времени в декомпрессионных остановках. Они мои братья и разделяют мой риск. Но пока они не могут присоединиться к празднованию на поверхности, поэтому я переношу вечеринку под воду. Когда-то другие фридайверы побьют рекорды Пипина и Умберто, так же, как они побили рекорды Майоля и Майорки. Но дело не в рекордах. Истинный фридайвер знает, что смысл фридайвинга не в соревнованиях друг с другом, а в попытке нырнуть как можно глубже в самого себя, и несколько коротких мгновений побыть единым целым с Морем. Перевод: Максим Гурьянов, Илья Гусев.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ты можешь со мной говорить о любом деле.

Я никогда еще так не боялся выйти из школы. >>>