Христианство в Армении

А кто сказал, что это хорошо?

Режиссер Майкл Бэй Сценарий Рэндал Уолас Оператор Джон Шварцман Композитор Ганс Циммер Бен Эфлек Джош Хартнет Кэйт Бекинсэйл Куба Гудинг младший Том Сайзмор Джон Войт Колм Феор и Алек Болдуин "Тачстоун Пикчерз" и "Джерри Брукмейр Фильмз" представляет Фильм Майкла Бэя Просто группа устарела, и мы хотели заняться чем-то новым. Этим и занимаемся. Новьё. Свежак. А потом они увидели меня в лифчике. И решение было принято И они сказали, ''Вот кто нам нужен.'' Это случилось до того, как ему выбили передний зуб. У меня для вас прогноз погоды и, друзья, он не так хорош. KCMU. Прогноз рок-музыки Сиэттла. Что же заставляет тысячи симпатичных молодых людей в наших милых, зеленых районах тратить карманные деньги на усилители Marshall? Почему это происходит? По правде говоря, в Сиэттле всегда была сильная сцена. Если хочешь скрежещущего, агрессивного, чувственного рок-н-ролла, отправляйся в The Off Ramp в пятницу, 5 июля. Уххх тыыы! Ты еще ничего не видела.

Меня зовут Кэмерон Кроу и я работал рок журналистом когда приехал в Сиэттл в середине 80х. Я познакомился с кучей музыкантов, которые работали вместе, чтобы создать свой мир, полный впечатлений, новых групп и целого нового общества. Я моментально понял как это все отличается от тех мест, где я вырос. И музыка была не такой, как в Южной Калифорнии. Музыка шла от ребят, которые много сидели дома. У них была куча времени играть и куча времени слушать. А слушали они все, хард рок, хеир метал, глэм, R&B, соул, диско, блюз, все это смешивалось воедино, в божественную микстуру превосходного, мелодичного, тяжелого рока.

Мы ходили на шоу, которые устраивали The U-Men, смотрели на них, а потом они приходили на наши шоу. Иногда мы разогревали перед ними Вот так мы и играли. Два парня, с которыми я познакомился ранее, Стоун Госсард и Джефф Эмент. Они играли в известной местной группе, Green River, и вместе они просто притягивали людей. В вечернем Сиэттле было сложно не столкнуться с Джеффом и Стоуном которые пришли туда же, куда и ты, слушать музыку. Давайте перейдем к более близким отношениям. Присядь. Присядь со мной, дитя мое. Видишь там людей? Полицейские. Помаши им. Как делааа?

Это еще не MTV, но в любой момент может им стать. Полицейские с чувством юмора. Отменно. Собирались пойти сегодня Cult послушать, но пока что никто, кроме нас, не пришел. Ну вот мы и пробрались наконец. Мы так долго торчали снаружи и нас не пускали но у нас же есть эти,.. ну, проходки.

Почему ты не вынес мне проходку пораньше? Я там так долго торчал. Мы стояли там оень долго, а это мои свидетели. А ты не веришь. Ты не веришь мне, Стоун. Ты никогда, б*я, не веришь мне. Когда я познакомился со Стоуном, даже не представлял что мы будем тусить. Нас познакомил Марк Арм, и через примерно пять секунд, я понял, что он хочет мне врезать. Но мне разъяснили законы вселенной сарказма, и это стало для меня огромным откровением, большим чем что бы то ни было. Здесь у нас. всяческие рокеры, Сьюзан Сильвер, Крис Корнелл, Джем Эммент. Над нами нависала тень. Нам постоянно казалось, что, если группа, скажем, из Нью Йорка, Чикаго, Миннеаполиса или Афин, она автоматически была крутой. Но нас не оставляла уверенность, что мы своего добьемся. Все было иначе. Не так, как в Лос Анжелесе или Нью Йорке.

В Сиэттле были десятки групп, но все друг друга знали, и все говорили об этой новой группе Стоуна и Джеффа, Mother Love Bone, и их великого харизматичного фронтмена. Его звали Энди Вуд. Я хочу, чтобы весь мир знал, что Mother Love Bone захватят его, пленят изобилием счастья, утопят мир во фруктовом компоте из неги. Он был потрясающим артистом. Его обожали. Люди тащились от того, как он ведет себя. Он был таким смешным! Он вполне мог выступать в The Central Tavern перед 25 зрителями. Он играл там как на стадионе. ''Эй вы там в заднем рядууууууу!'' а там, блин. Там вышибала у двери стоит. Он был рок звездой. И знал это И, как сказать. Скажу за всех. Заставил нас верить в то, что и мы рок-звезды. Я хочу поехать в огромное турне с группой. С какой? Да хоть с Warrant. Какого хрена? Поедем в турне с Warrant. Просто чтобы играть на стадионах. Такие толпы я люблю. С такой толпой легче. Можно нести что угодно. Можно сказать: ''Чувакиии, ваша мамаша воняет!" А они тебе хором: ''Ееееее! Ееееее!'' Есть люди, которых ты любишь, и для них ты готов на все. Очень хотелось, чтобы он стал звездой. Просто видишь его и все: "Я за тебя, чувак! С тобой хоть на край света.'' В понедельник мы отправляемся в Лос-Анджелес для записи альбома Думаете, вы группа 90х? Считаете, что идете впереди своего времени? О, да. Я очень на это надеюсь. То есть я всегда думал, что буду играть в группе 90х. Так что если мы не звучим современно, я на хрен разгоню свою группу, соберу новую и мы станем лучшей группой 90х. 'Знаете, что странно? Я слушал все песни от начала до конца, тщательно, потому что я волновался о Stardog, типа того, и чем это закончится. Первым, кому я позвонил с предложением снимать вместе комнату, был Стоун Госсард. Он был дома, вроде, поднял трубку, и такой, ''Да ну, мне и так хорошо, не хочу ничего.

''Я к переменам не готов и все такое.'' Мне это показалось немного странным, но я подумал, ''Да и фиг с тобой, договорились.'' И тут он говорит: ''Энди только что вышел из лечебницы, может тебе с ним поговорить.'' И я подумал, ''Ага, вот это будет круто.'' Я вообще-то ничего о нем не знал тогда, но думал, что будет забавно. Ну, интересный парень. Будет прикольно. Так что я набрал Энди, и он такой: ''Отлично, выезжаю!' У Криса и Энди сложились очень теплые отношения. Я знаю, что у каждого в спальне было по микшеру, так что они пытались записать по песне в день чтобы сразу сыграть новинку соседу. Он был абсолютно свободен То, что он записал, никогда не редактировалось, все писалось на чистовик Ему было наплевать. Сам процесс подзаряжал его как батарейку. ему было плевать что подумают остальные, а я, напротив, сидел, анализировал. Это было потрясающее время для творчества. Спасибо огромное. За тот период, что я знал его, случалось разное иногда он был недоволен собой и тогда появлялись наркотики. Если вы знакомы с наркоманами, вам известно, что если они завязывают на 3 месяца, это ни х*я не значит. А он был как раз и тех, кого называют "надтреснутым". Его величие шло из этой "трещины". Мы знали, что он пытался завязать, и мы понимали, что. Что терпеть он тоже не мог. Ну то есть никак. Не получится. Ну не получится быть наркоманом и писать много песен, и, как бы,.. Может быть кто-то и смог бы так, но он перестал справляться. Тем утром, 19 марта 1990 я получил сообщений пять от Кзены, подруги Энди,.. В которых. она истерила просто.

Мы прыгнули в такси, приехали в Харборвью, а его уже подключили к системе жизнеобеспечения, и, б*я, это было ужасно. это было настолько ужасно, что не передать. И так странно. Типа, у Энди передоз, но он не умер. он жить не будет, но он еще не умер, и приезжайте, типа, поскорее. После того случая, если кто-то садился на наркоту, я всегда думал, что здорово было бы иметь фотографию Энди в больнице, потому что. потому что это полнейший кошмар. Он. его поддерживали живым пару дней. наверное чтобы семья и друзья могли просто попрощаться с ним, но. это. это было так жутко. Об этом сложно говорить, До того момента, жизнь была прекрасна. Просто. музыканты, все вместе, делают музыку, тащатся. И.. мир был у наших ног, а мы изо всех сил поддерживали друг друга. А он. он был таким светлячком, будто парящим над нами, так что видеть его во всех этих трубках,.. это было. просто уничтожением невинности нашей общей жизни.

Не позже, когда люди стали думать, что Курт, пустивший себе пулю в голову, стал концом безмятежности, нет, это произошло раньше.

Тогда, на входе в больничную палату. На данный момент, думаю, абсолютно всем хочется взять небольшой перерыв, просто пустить все на самотек, разобраться в своих мыслях. Мы уже не спешим поскорее стать рок звездами. Характер Энди и сама его личность были неотъемлемой частью Mother Love Bone что, сказать по чести. Его невозможно заменить. Не заменить не только в наших головах, но и. Все впустую. Что? Звук не записался? Проверка Ку-ку, привет-привет. В каком-то роде я размышляю уже несколько дней, что ситуация схожа с Клипперс или Нетс, потому что. как сказать. В моей музыкальной карьере все складывается так, что только-только намечается подъем, игрок сваливается с травмой, или тренера увольняют, или еще что-нибудь такое. Помню, Джефф сказал: ''Может, мне не следует этим заниматься. ''Типа, должен был забросить трехочковый, но не удалось.'' Думаю, если бы на тот момент у меня с отцом были не такие напряженные отношения, я бы, вероятно, свалил из Сиэттла. Я никогда не думал сдаваться. Уже через пару дней я снова писал песни играл на гитаре, все такое. Обожаю играть на гитаре. В результате сложилось так, что я стал играть с моим добрым другом, Майком МакКриди. Просто встретились и стали джемить на чердаке у его родителей. Тогда и состоялся разговор, мол, ''Пора бы нам позвать Джеффа Эмента.'' Джефф играл с какими-то ребятами и ему вроде нравилось, так что, моя первая мысль была: ''Ну не знааааю.'' Прекрасно помню, как он говорил ''На х*й Джеффа Эмента,'' или что-то типа того. Я был в шоке. Типа ''Чувак, он же твой друг. ''Ты с ним вечность уже тусишь.'' Так что Майк сказал: ''Надо.'' И я в ответ: ''Ok.'' А потом Джефф пришел и я сказал, ''Оно.'' Мы записали демо довольно быстро, нам помог Мэтт Кэмерон. И я такой, ''Ребят, и что нам с этим теперь делать?'' А они в ответ, ''Нам бы вокалиста найти теперь.'' Я работал охранником в Сан Диего, а дома, у себя в комнате я писал и писал музыку, целую вечность писал. И кассета с музыкой, что попала мне в руки, вызвала такие сильные чувства, которые я давненько не испытывал. И. и все получилось само собой, так что я сразу записал вокал. Однажды утром после смены я занимался серфингом в P.B. а после этого прибежал домой и все записал, прямо с песком на ногах, а потом на почту побежал и отправил кассету. А вот тут жил Джефф Эмент. Именно сюда я приехал, когда он мне позвонил и сказал "Пришла кассета от Эда. от Эдди. Так что приезжай поскорее и послушай. Тебе понравится." Тот голос на кассете взорвал мне мозг. Помню, говорил: "Это кто вообще? Он реален?" Я правда думал, мол, "Певец? Настоящий?

Кто же он?" А вот, кстати, та самая кассета Momma Son. Именно она? Она самая! Обалдеть. Помню, как слушал ту музыку, размышлял о его голосе, и я слышал настоящий голос реального человека самостоятельного певца, который не хотел быть ни на кого похожим. Я никогда не встречал его. Но я его слышал. но он весь был на кассете. Ой, смотри-ка! Да здесь же мой телефон. Наберу попозже, может быть дозвонюсь до тебя молодого. Скажи ему, чтобы был осторожен. Держись, держись, дружище. Здравствуйте. Я Эдди Веддер. В Сиэттле я чувствую себя новеньким и им я буду еще некоторое время. Мы оплатили Эду дорогу и тусили около недели. Работали над песнями в подвале Galleria Potatohead. Было приятно войти в эту комнату, с ее сырым запахом, ароматом краски. Творческая атмосфера захватывала с головой. Слышишь звук своих шагов, спускаясь в подвал, входишь и начинаешь рубить. Я помню его звонок перед вылетом. Он сказал: "Встретьте меня в аэропорту и сразу рванем на репитиционную точку. Мне х*йни не надо. Включим инструменты и начнем играть". Музыка, которая звучала в том подвале, была такой глубокой и чувственной, что мы не успели оглянуться, как прошло пять дней непрекращающейся репетиции. А на шестой день мы, б*я, дали концерт. Сумасшествие какое-то: концерт после того, как пять дней играли вместе. Поговорим о шоу в Moore. Спрятавшийся Эдди Веддер. Где же он был? Напуганный до смерти, зашуганный. Сначала мне было довольно трудно появиться и сразу стать частью нового места, новой группы, причем не на нейтральной территории. На их территории. Он приехал из другого места, мне до конца не понятного. Я чувствовал, как он хорош, а после встречи я увидел, какой он представительный взолнованный, но вменяемый. Простой парень, обычный. Мы ему послали музыку, и буквально через две недели у нас уже была демо. Это было совсем не Mother Love Bone. Было круче, масштабнее. Мы получили несколько кассет, на каждой из которых люди подражали Энди а нам этого не было нужно. Прошли годы прежде, чем я понял Эдди. Мой отец. он умер до того, как я узнал, что он мой отец. Я рос с папой, думал, что он мой папа, а выяснилось, что это не так. А тот парень, который был моим отцом, умер за несколько лет до этого. В песне всего два аккорда. В акустике она бы звучала скучно.

Сейчас, вспоминая то время, я понимаю, что когда мы собрались в той комнате, я все еще взрывал себе мозги на тему, что же было с моим отцом, и все такое, о потере думал, а оказалось, что у парней свежи воспоминания об Энди, так что. Мы были чужими людьми, но у нас было схожее прошлое. И это все вылилось в первые несколько песен. Release родилась из какого-то тухлого джема, который начался от нечего делать в подвале на первой же неделе с Эдом. Это одна из тех песен, когда он просто начал напевать под музыку, а слова родились по ходу дела, сами.

Помню как мы впервые играли эту песню и в самом конце он просто убежал со сцены и забежал за угол. Я думал о своем отце и к коде меня просто разрывать на части стало, так что я сбежал в предбанник. Помню, Джефф пришел такой: "Ты в порядке вообще?" Ага, а вот эта вот, не знаю, видели ли вы эту фотографию, это мой отец. Я видел его пару раз. Приходил в гости как друг семьи или типа того. Эдвард Луис Северсон lll. При рождении мне дали это имя Так что он, он там сверху присматривает за мной до сих пор. Я это иногда ощущаю. Дух товарищества и здоровое соперничество, как я позже понял, было из ряда вон выходящим Кстати, Джонни Рамоун, вроде, сказал мне об этом, рассуждая о дружбе между Pearl Jam и Soundgarden, например, он говорил, ''Я такого никогда не видел. ''В Нью Йорке все не так, мы все ненавидим друг друга. Мы на каждом шагу могли подставить друг друга, если получалось, всегда вставляли палки в колеса.'' Самое лучшее в такой ситуации. учиться друг у друга, вдохновлять друг друга. Именно так и родилась Temple of the Dog. После смерти Энди Крис написал эти песни. Мы собирались записать их с оставшимися музыкантами Mother Love Bone. Пластинка для себя такая, не для всех, так что никто не заморачивался во время записи, потому-то она так свежо и целостно звучит до сих пор. Написать эти песни, а затем поделиться ими с нами с Джеффом это такой широкий жест с его стороны. типа, ''Я не только помогу вам, парни, с записью, но и приглашу вашего нового вокалиста, этого скромного тихоню, голоса которого я до сих пор почти и не слышал. Я, типа, видел вас на сцене, но хрен поймет, хорош он или нет.'' А потом мы послушали запись и врубились: ''О*уеть, а наш-то парень может петь!'' Эдди был таким тихоней сначала. Добрый такой, спокойный весь из себя. Думаю, не чувствовал себя в своей тарелке. пока они с Корнеллом однажды не затусили. Он просто сразу принял Эдди, и я иногда задумываюсь: хотел ли он заполнить пустоту после ухода Энди, встретив равного себе талантливого вокалиста, с которым он бы стал единомышленником, да и просто общался бы. Я уверен, что Эдди проникся своим наставником и это придало ему уверенности. Тогда я впервые в жизни услышал свой голос на настоящей записи. Так что это одна из моих любимейших песен в моем исполнении, самая значимая уж точно. Куда по жизни девается Стоун Госсард, когда он нам нужен? Где Стоун, господи боже мой! Мы поехали в Ванкувер открывать концерт Alice in Chains. Играли в местечке под названием The Town Pump. Во время песни Breath, охранник вытаскивал из помещения какого-то парня, перебравшего слегка. И он вел себя настолько агрессивно. То есть парня реально за волосы вытаскивали, а Эд это заметил, наблюдал за этим. И на наших глазах с ним и произошла эта перемена. Этот скромный парень, о котором никто ничего не знал, и который не знал нас, внезапно изменился в голосе, в лице. Появился животный напор. У тебя проблемы. Мы находимся в студии. Эта группа известна как Mookie Blaylock. Нет-нет, уже нет. У нас были юридические проблемы с названием. Да, название было забронировано этим чуваком по имени Mookie Blaylock. Муки Блэйлок и Майкл Джордан, Глядите. Они вчера играли. Победили Bulls. Так что наше новое название Pearl Jam. Сегодня мы ничего не будем выращивать. Итак, новое название, Pearl Jam. И в настоящее время у вас, ребята, многое происходит. О да, завтра мы едем в студию, садимся за первый альбом. Я в то время торговал мерчем И все, что мог утащить, попер с собой в Канаду. Все, что мы притащили, абсолютно все чем мы на тот момент торговали, в первый же вечер, до окончания разогрева, я уже продал все: наклейки, футболки. Все, что мы привезли, закончилось. И я бездельничал до конца концерта. Пришлось схватить камеру и я просто заснял все выступление. Они были обалденны. Только начали набирать обороты. Это наш CD. Блин, ненавижу держать CD. Я хочу дерэать альбом. Ой, вам, наверное, не видно.

У нашей группы все в 10 раз лучше, чем я мог предполагать. У нас концерты почти каждый день. И мы счастливы.

Отношения в группе, видимо, очень хорошие. Да-да, мы прямо семья. Во время тура, в дороге, из того, что происходило, что было наиболее странным? Вот это. Спасибо Дарси из Smashing Pumpkins за то, что пустила меня в свой гардероб. Но она в этом выглядит получше, чем ты. Мы приехали в Цюрих, в Швейцарию, и зал был больше похож на квартиру-студию. Сцена размером не больше, чем постамент для ударных. И мы такие задумались: '' И что же делать?'' Мы уже немало отыграли к тому моменту, так что без вопросов были готовы к переменам. Мы спросили у ребят за сценой, есть ли вариант достать нам акустические инструменты. ''Может просто в акустике отыграем.'' А мы никогда этого не делали раньше. А на следующий же день нам позвонили и спросили насчет ''MTV Unplugged.'' Мы сказали, ''Да, давайте.'' Да. Мы просто это сделали. Ага. Это реальная история, мои чувства, они до сих пор возвращаются при каждом исполнении песни. Большинство твоих песен, скажем так, мрачные. Есть ли тому какая-либо причина или "что вижу, то пою", или. Мои эмоции. Я должен быть крайне счастлив сейчас, ну там я играю концерты, все прочее. Это волшебно, но дело в том, мои чувства они как подброшенный в воздух четвертак. Меняются: черное и белое, то плохо, то хорошо, понимаете? постоянно меняются и, быть может, сейчас монета смотрит темной стороной вверх вскрывается мрачная сторона жизни, я пою о том, как с этим справляться, может быть, это делает меня счастливым. Чуваки на MTV сказали что это был один из лучших концертов ''Unplugged.'' Приятно это слышать, особенно, когда играешь от души. А я никому не верю, особенно когда хвалят. Даже если я вижу, что вам хорошо, вас незамедлительно арестуют и увезут. К х*ям охрану! Это произошло, когда Ten карабкался все выше в чартах. Они играли в 15:00. Вроде, второй группой были. Народ во время их выступления приходил во все большее бешенство. И так на каждом концерте. Как ураган. С мелких площадок перебрались в клубы, потом в клубы покрупнее, а потом ХЛОП! и вот тебе ''Lollapalooza,'' и мозг попросту взрывается. Я помню что после концертов спать не получалось всю ночь. От адреналина все тело трясло. Многими годами позже я понял, что после принятия ванны иногда можно уснуть. Это случается так. Идешь себе по улице спокойно, и внезапно замечаешь, что ты внезапно стал всем нужен, к тебе что, начало больше народу подходить? Мне просто интересно, когда вы начнете замечать, что что внезапно миллионы, врубаетесь, миллиооны людей вдруг. ну вы понимаете. Это будет странно. Это будет тааак странно. Мы изо всех сил стараемся вообще об этом не думать, если честно. Ты только подумай, как это будет выглядеть в Америке. Просто подумай. Возвращаемся в студию ''Headbangers Ball'' с Эдди и Майком из Pearl Jam. Альбом называется Ten. Почему он назван Ten? Это же написано на спине у Муки Блэйлока. Это его номер. Стопроцентное посвящение ему. Мы сейчас поставим ваш клип Alive. Вам понравилось снимать его или Вот в чем дело. Мы не хотели снимать клип. Мы собирались просто отыграть вживую. Не прокатит этого с песней, в которой поется о жизни здесь и сейчас, типа, что мы рот открывали бы под фанеру, записанную пару месяцев назад. Интересно, что они придумают для нашего следующего клипа, если мы вообще его снимем, потому что мы просто хотим играть вживую. Правда? Так что вы не видите возможным снять какой-нибудь концептуальный ролик? Звук пошел. Фон включить. У меня лично нет проблем с этими "клипами со смыслом". Тут скорее вопрос контроля над ситуацией, а на сей раз мы контроль передаем другим, чтобы посмотреть, как это работает. Эта песня принадлежит ко второй волне написанных с Эдом. На тот момент я не до конца вник в искусство написания песен так что практически вся песня написана в "Ля". И с мажорного аккорда мы практически никуда не сдвинулись в ней. Но написана она поперек всех правил сочинения поп песни. Эд читал газету, пока мы играли что нам в голову придет, так что весь текст практически создан на базе одной статьи. При работе над клипом с Марком Пеллингтоном мы благодарили его за то, что он показал, каким на самом деле тяжелым был текст песни. Ты выглядишь таким обсепокоенным в клипе, а как по мне это абсолютно закономерно: сниматься в клипах. Ну это. все по-другому. Просто на другом приходится сосредоточиться. В этом, как бы, вся соль, пытаться, типа, сосредоточиться, но перед включенной камерой,.. это как-то. Ну мне, короче, не нравится это совсем. Мы в жизни не играли перед такой толпой. Мы и представить не могли, что будем играть перед таким количеством народу. Вы готовы еще к одной? 1, 2, 3, 4. На сцене вам бывает страшно? Да, нередко, особенно, когда наш вокалист забирается на потолок, типа, футов 50 над сценой, висит там на какой-нибудь балке. Мы все думаем, ''Может не надо?'' Боитесь, что он рухнет оттуда? Постоянно. Я думаю, ''Чувак сейчас сорвется и разобьется к черту, вот и конец нашей группе.'' Я боялся каждый раз, когда он это делал. От концерта к концерту лез все выше и выше.

Каждый раз влезал, и радовался, что живой спустился, как и в прошлый раз. Мы собирались выйти на новый уровень, чтобы люди никогда не забыли о нас, а если придется рисковать жизнью мы были готовы и к этому. После концертов всегда приезжали в отели и чисто физически чувствовали себя офигенно, а потом я залезал в душ и врубался, что на спине-то у меня тысячи глубоких царапин. Я не хотел, чтобы он себя поранил, но не говорил ему об этом. он все равно бы сделал то, что сделал. Пару раз он вполне мог себя убить, действительно, и это было бы. Я бы этого не вынес, короче. Ты выглядишь довольно возбужденным, почему? Посмотри на фотки. Я сейчас покажу тебе фотки. Ты поймешь, что со мной происходит. Немножко переполняют эмоции, когда видишь столько народу. Ну то есть ты, конечно, целый жень это все наблюдал. Очень много людей. Мы привыкли играть в маленьких клубах, понимаешь? И мы снова хотим играть в маленьких клубах. Он хотел, чтобы Pearl Jam были группой, которая ездит в тур на микроавтобусе, оплачивает счета и играет в клубах, а потом записывает альбомчик и спокойно себе живет. Он не из тех, кто хотел бы проснуться звездой. Мне кажется, что сведение Ten ему не очень понравилось. Ему казалось, что он выполнен с креном в коммерцию. И он очень этому сопротивлялся. У тебя также не получится снимать клипы нахрапом, одномоментно. Да ну фиг знает, мы сейчас, вообще-то, на музыке сосредоточены, и это, мне кажется, всем на пользу идет. У меня, наверное, свой подход к работе. Я вступаю на такт раньше, Но продолжаю играть четыре, так что это почти незаметно. Вроде, кажется, что играю лишнее, на один больше, но это не так, попробуй сам.

Давай еще раз попробуем. Моя работа состоит в том, чтобы взять то, что они принесли и превратить это во что-то другое. Вот это и есть смена аккордов. Вот-вот. Это мелодия. Лады, и что это значит? Где я? Если я закрою глаза, где я окажусь? Что означает эта музыка? Давай просто решим, как будет звучать этот куплет. Я был в этой маленькой кафешке, когда кто-то подошел ко мне, остановился, и глазел на меня, а официантка, эта пожилая дама, заметила это и такая: "А ты не." И я ей: "Ага, ну да", типа. А она: "Че-го? Ты чем-то недоволен?" И я ответил: "Да ну как.

Ничего особенного, да, это я, и что.'' А она: "Если тебе не нравится, что тебя узнают, ты выбрал совсем не подходящую сферу деятельности.'' И она была очень права. Дело в том, что когда ты у себя дома сидишь и бренчишь на гитаре, ты не волнуешься о том, придет ли к тебе успех. Он не придет. Он просто не придет. Да на кой черт вообще выходить на бис, я не понимаю, смысла не вижу. Когда зрителей-то человек 30. Я снял фильм ''Say Anything.'' и очень хотел снять следующий фильм именно в Сиэттле, чтобы он был пронизан той музыкой, которую я полюбил. На студии фильм отсмотрели и сказали: ''Мы не знаем, как продавать этот фильм. Мы даже выпускать его не хотим.'' Но поскольку и Nirvana и Pearl Jam становились все более известными, они пришли ко мне и сказали:, ''Ну, знаешь, есть один шансик.'' Мы посмотрели в свое расписание, увидели, что на той неделе у нас был один выходной. И он хотел, чтобы мы снялись как раз в этот день. Так что мы все подумали: ''Вот б*яяяя.'' Помнишь что-нибудь о вечеринке, посвященной ''Singles'' в Лос-Анджелесе, с которой, кстати, у нас есть очень яркие кадры. Господи, ты что-то там снимал? О, да. Но, конечно, этих кадров никто не видел. Отлично. И я не хочу смотреть. На х*й MTV! На х*й все каналы! Все прошло довольно хреново. Мы тут слегка разогреваемся. Это вам не какие-нибудь е*аные съемки, приходится же разогреваться, так? Это было катастрофой. полнейшей просто катастрофой. Все нас любят. Все любят наш город! В тот день саундчеки были очень длинными. Так что я, вроде, выхлестал бутылку вина, открыл вторую, отдал друзьям, а они не стали пить. Так что мы спустились вниз, а там стоит бутылка текилы, которой мы перед концертами в жизни не пили. К тому моменту мы все были уже просто на рогах. На самом деле, я помню гораздо больше, чем вы можете подумать. Мониторы очень плохо работали, или уши у меня не работали, третьего не дано.

Я все глядел по сторонам, требуя прибавить громкости в мониторах. Я ничего не слышу, а громче не становится. Внезапно меня прямо за душу взяло, я так расстроился, что прискакал за кулисы, схватил какую-то портьеру, сорвал ее или бросил куда-то. Не помню. А есть запись этого концерта? Бросил взгляд, а это не звуковик. Это был осветитель. А я-то думал, мол, ''Какого хрена становится все светлее?'' И тут я увидел, как руководители студий начали двигаться к выходу и утаскивать за собой семьи. Начались какие-то драки. Никакого насилия! Идите на х*й! Идите на х*й! Мы так долго ждали, пока нас попросят хоть что-нибудь сделать, что к тому моменту мы соглашались на все без разбора.

И вот пришел час, когда стало очевидно, что что бы мы ни сделали, им будет уже мало. В какой-то момент пришлось бы отказать. Это и стало рождением отказа. Крути-ка барабан, Тэб! ''Гранж рокеры Pearl Jam.'' Нам некогда объяснить вам загадку, но мы скоро вернемся. Мир просто с катушек на х*й слетел. -Кто такие Pearl Jam?

Это ''Smells Like Grunge'' на MTV. Я просто орала, чтобы он мне что-нибудь отдал, хотела что-нибудь от Эдди получить, так что мне отдали бутылку вина. А как тебе сам концерт? Да просто невероятно ох*енно. Вы не могли бы выступить на Week in Rock? А это вообще что такое? Мы собираемся запускать MTV в Латинской Америке. Не могли быы вы сказать парочку приветственных фраз для нас? -Конечно -Конечно По-испански. Хорошо, секундочку. Джош! Pearl Jam. Как вы думаете, что такое "Гранж"? Я этого слова не произношу. Да ладно? Все только и говорят, что о Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Я всегда ненавидел эту группу. Первый альбом Pearl Jam вышел за два месяца до релиза Nevermind, так что моментально началась "война" Pearl Jam против Nirvana. Курт Кобейн отпустил ряд уничижительных комментариев в адрес музыки Pearl Jam, в частности о том, что у них слишком уж коммерческое звучание для альтернативного рока. Я был таким молодым и наивным, когда мы начали выступать, петь, открывать чьи-то концерты, а некоторые стали вести себя так цинично,.. или попросту стали копировать нас. Эдди Веддер дерется против фронтмэна Creed, Скотта Стаппа. Эдди Веддер предпринимает попытку вырвать гортань Скотта Стаппа голыми руками! Группа называется Pearl Jam. Я говорю о Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Pearl Jam. Меня зовут Табита Сорен и это новости MTV Pearl Jam станут второй группой из Сиэттла за последний месяц, которая ворвется в чарт поп альбомов Billboard на первое место.

Их релиз недельной давности, Vs, уже был продан тиражом в 950,000 копий. Миллион. Вы знаете, что такое миллион?

Ме сейчас до единицы-то сложно досчитать.

Мы играли на ''Saturday Night Live'' во второй раз, а на следующий день я подошел к Стоуну и он сказал, ''Ну и как тебе Daughter?'' и я подумал: а мы что, вчера играли Daughter? Так что я тогда по телеку играл в полном отрубе. Вот как я переживал то, чем мы стали. Отрывался, тусил постоянно.

С головой погрузился в сказку, которая меня убивала. Когда я в последний раз говорил с Куртом, мы договорились, что не будем принимать участие в публикациях Time Magazine. Обе группы решили не участвовать в интервью Time Magazine, и мы не дали им интервью, а они, суки, все равно поставили меня на е*аную обложку. Ну естественно я мог его прочесть, да и читаю его, преимущественно на борту самолета. Но я не принимаю его всерьез. Если мне нужна правда, я за ней точно не обращусь к Time Magazine. Журнал Time всегда был таким, знаете, журналом для родителей, ну или журналом для больницы, и я подумал: ''Мэйнстрим нас поглотил так что нас никто больше не будет слушать.'' Я не стану читать и Newsweek. Я никакие журналы не буду читать, они могут слишком многое потерять, если начнут печатать правду. Понимаете?

Как можно выжить, не совершив ошибок, не разозлив никого? Продаешь огромное количество пластинок, все были так рады слышать твою музыку, но теперь тебя все ненавидят. А.а эти так тебя любят, что хотят тебя убить. И как можно чувствовать единение с ними со всеми со своей колокольни? Единственное, к чему я отнесся абсолютно равнодушно это тексты для No Code из-за проблем с преследованием. Я стену вокруг своего дома выстроил. потому что. почему?? Потому что в текстах я всегда был честен, открыт и чист, и это показалось людям странным. А теперь я перед домом стену строю.

И она, эта стена. она мне жизнь спасла. Не потому, что я хочу спрятаться от кого-то, нет, а буквально, потому что кто-то хотел въехать в мой дом за рулем автомобиля на скорости 50 миль в час. Начинаешь задумываться, как ты к этому пришел, и почему такая ситуация родилась. Это вырежьте, пожалуйста. Молодой музыкант, сделавший гранж музыку популярной, за один вечер стал гласом множества разочарованных юных американцев, его фанаты пытаются понять, что же заставило его распрощаться с жизнью Я же пытался сказать своими глазами: "Просто не делайте мне больно". Что это за чушь, почему это жизнь ужасна? Молодая девочка, стоявшая у его дома в Сиэттле, рыдала и кричала: ''Как же сложно быть молодым в наше время" ''Он открыл всем глаза на наши проблемы.'' Деточка, ради Бога, утри слезки. Ты мне сердце разбиваешь. Я бы с радостью облегчил твою боль поменявшись с тобой возрастом. Я пытался дозвониться до него, потому что вычитал его цитату, что он, вроде, не мог быольше быть искренним, а я хотел ему сказать: "Слушай, ты не должен ни хрена делать из того, что эти м*даки заставляют тебя делать. Просто прекрати, б*я, играть, отмени все на х*й, и отдохни.'' Я столько всего хотел ему сказать, но шанса так и не появилось. Иногда люди поднимают тебя с колен, нравится тебе это или нет. Пасть низко так легко. Я думаю, мы бы все здесь сегодня не собрались, если бы не было Курта Кобейна. Люди сразу думают, что мы бесимся с жиру, если мы начинаем говорить, что испытываем огромное давление и иногда нуждаемся в помощи. Его творчество находит отклик в моей жизни. это начинается, как внезапный пожар, когда просто играешь с ребятами в гараже. Просто так, внезапно, без причины. Я всегда думаю: ''Вот это ему бы точно понравилось.'' Мне он очень нравится.

Я думаю, что он очень и очень хороший. Раньше я его совсем не любил, ну, когда я о нем всякое дерьмо говорил, но теперь. теперь я его даже ценю.

Ну то есть я понял, наконец, что есть люди, которым нравится и наша, и их группа, так на фига же начинать эти глупые войны? Он заставлял нас задуматься о том, что мы делали. То, как он поначалу нас критиковал, научило выдержке. Касательно всего, что мы делали, мы думали: "Ага, зачем же мы это делаем?" Если сейчас мы хороши, это отчасти благодаря ему. Я не скажу, что мы друзья, нет. Но я вполне могу считать его человеком, который мне приятен. Мы несколько раз говорили по телефону и он мне понравился. Он правда очень и очень хороший. Да, я помню, как звучал его голос, но о чем мы говорили вообще не помню. Просто о чем-то. Обычные вещи обсуждали. По-нормальному. Я не позволил себе измениться. Люди могут видеть перемены во мне, я не могу этого контролировать. Все, что я могу сделать сам это не давать интервью, не появляться на телеэкране, не делать ничего для восхваления себя любимого. Я хотел, чтобы группа оставалась безликой, чтобы не ассоциировалась со мной, и этого легко добиться. Pink Floyd и. Это правда можно сделать. Эд не мог оставаться в тени и это его меняло. Я думаю, с психологической точки зрения, ему надо было возыметь контроль над чем-либо. Так что он принял решение, ''Ok, возьму-ка я контроль над музыкой.'' Мне казалось, что все, что мы выпускали, было очень узнаваемо, потому что я постепенно становился публичным лицом. Vitalogy стал первым альбомом, когда мы изменили подход к записи альбома. Я писал песни, но внезапно стали писать просто все. Кто-то мог написать больше, чем я, так что. ''Эээ, стоп, погодите. Я же сочиняю! Давайте-ка так и будем работать, я ведь знаю как это делается.'' Тогда я думал: ''Это не станет лучшим альбомом." Развитие группы пошло по абсолютно другому пути, изменились активисты. Сначала Стоун, Теперь Эд. Как бы я ни обожал играть, я всегда найду минутку, чтобы заняться серфингом. Я всегда беру в турне серфборд. Это был огромный мировой тур, мы, вроде, именно тогда впервые поехали в Австралию. Время было нелегким, все размышляли: ''Мы все еще та же группа? а может мы уже совсем другая группа? А понравимся ли кому-нибудь "новые мы"? Мы с Джеффом всегда были антагонистами. Теперь же страсти поутихли, потому что как только мы стали думать, что группу будем контролировать все вместе, инициативу перехватил Эд! Мы выучили главный урок: когда борешься с кем-то за штурвал, внезапно встречается кто-то с таким количеством таланта, что все твои аргументы сразу обуляются. Мы всегда стремились к чему-то другому. Думаю, мы хотели быть похожи на Zeppelin. Мы все хотели быть в "группе-хамелеоне". Не хотелось ограничивать себя рамками одного определенного стиля. Но, с другой стороны, звукозаписывающие компании тупо хотели по-быстрому, на х*й, срубить бабла, скорее-скорее, б*я, и все такое, и им было по х*й, если на следующий день ты становился никем, потому что со спины уже подходят сучки, которые вот-вот тебя заменят. Мы все пытались понять, какой же группой нам быть дальше. Совета спросить было абсолютно не у кого, но тут мы встретили Нила. Когда нас впервые попросили сыграть в The Bridge School в Сан Франциско, мы просто созвонились, он сказал, "Чуваки, спасибо, что согласились.'' А через пару месяцев он зовет нас в турне по Европе! Это все. просто как во сне было. Когда мы записывали с ним Mirror Ball, мы многому научились, слушая истории его жизни. Вот он играет на стадионе, а в следующий раз в маленьком клубе, а потом в клубах покрупнее. Но он все время делает только то, что хочет сам. Его философия пробираться через тернии. Я счастлив что в моей жизни появился тот, чьему примеру хочется следовать. Я встречал немало сумасшедших людей старше меня, так что пора бы уже и вдохновиться хоть одним взрослым. Я надеюсь, сегодня у Нила боевой настрой. Боевым он должен быть потому, что тот урод, что расставлял столы, поставил наш вплотную со столом Ticketmaster Так что я предсказываю обкидывание едой вечерком а вот тем стилягам я рекомендую смываться, или присоединиться к нам. Так а может уже приступим, пока они не сбежали? В США рок группа Pearl Jam вступила в непримиримую битву с алчными представителями индустрии развлечений. Речь идет о высокой цене на билеты, которые распространяет крупнейший дистрибьютор страны, Ticketmaster. Все, чего хочет группа, по их словам быть честными с фанатами. Мы не хотим давать пресс-конференцию. Мы хотим играть. Главная рок группа страны обвиняет главного распространителя билетов в ненадлежащей наценке на билеты. Если они не соглаятся на условия Ticketmaster, они не смогут выступать. Пресс-секретарь настаивает, что Ticketmaster не обращался к другим промоутерам с требованием не работать с Pearl Jam. Он говорил о членах группы как о "детишках, призывающих к анархии в сфере бизнеса". Месяц назад группа пошла на беспрецедентный шаг, направив официальную жалобу в суд. Когда ты на таком высоком уровне, многое выходит из-под контроля. Ты будто играешь эпизод во всемирной драме. У нас была необычная проблема с Ticketmaster, и нас пригласили дать показания о нашей отдельно взятой проблеме в рамках крупного дела против них, но все восприняли это именно так: мы воюем с Ticketmaster. Подкомитет так же будет присутствовать. Рады сообщить, что представители как Pearl Jam, так и Ticketmaster, присутствуют сегодня на слушании. Основным вопросом остается, нарушают ли недавние соглашения между Ticketmaster, большинством стадионов страны и промоутерами, федеральный закон. Кто свидетельствует первым? Стоун? Все музыканты Pearl Jam помнят, каково это быть молодым и нищим. Большинство поклонников Pearl Jam тинейджеры, у которых нет $30 и более на билет, а именно такие цены и устанавливаются. Мы пришли к решению, что не хотим устанавливать цены на концерты выше, чем могут позволить себе поклонники. Господин Председатель, речь идет о выборе. Поклонники могут ходить от одного магазина к другому с целью выбрать, где приобрести CD подешевле, но билетов они не могут купить нигде, кроме Ticketmaster Считаете ли вы, что Ticketmaster достойны прибыли? Я не думаю, что этот вопрос относится к делу. У вас есть контракт со звукозаписывающей компанией. Он эксклюзивен. Так ли это? Я думаю, что это довольно странный вопрос, поскольку он абсолютно не касается обсуждаемой нами темы. Основной вопрос в том, является ли Ticketmaster монополистом или нет. Это никоим образом не касается наших личных дел или взаимоотношений с нашим менеджером. Давайте просто запишем в протокол. -Мистер Хорн. -Теперь я понимаю. Вы хотите, чтобы эти парни играли на Long Beach или нет? Все что я хочу это записать. Мне просто нужна запись Давайте просто запишем. Нужна запись. Во-первых, я хочу, чтобы вы знали, я считаю вас очень приятными ребятами. Это так классно! Когда нам доложили об этом деле, я почти ничего не знал, да и до сих пор не знаю об альтернативной музыке. После ряда запросов я попробовал выучить ряд песен Pearl Jam, но это слегка выше моих сил. После долгих лет, которые я провел в роли поклонника музыки, я не хочу превратиться в того, когов детстве презирал бы всей душой. Когда мои подчиненные рассказали мне об этом деле, признаюсь, я не знала ничего о гранже. НО я знаю многое о честности и равенстве, и вы подняли ряд очень важных вопросов. Кто же стремился так сильно надавить на Ticketmaster? Это какие-то скрытные парнив стиле Дэвида Линча, сидящие в номерах отелей, нуждающиеся в кислородных максах, такой мрачный L.A. Мне всегда такая картина представлялась. Типа, он бы понял. Практически через год после начала войны с Ticketmaster, Pearl Jam остались единственной известной группой которая поддерживает бойкот в адрес монополиста, без поддержки со стороны.

Звучит ряд одиноких голосов, поскольку к их делу не присоединились другие группы. Да ничего между нами и Ticketmaster не происходит.. Мы не играем летом концерты Ticketmaster. Те концерты, которые мы снова играли в клубах, начиная все с нуля,.. было очень нелегко. Мы пытаемся выяснить, сколько поддельных билетов было выпущено. Мы видели, как кто-то продавал билеты Мы купили их, обрадовались, а потом на входе нам говорят, что они поддельные. Сейчас мы пытаемся придумать, как помочь этим ребятам попасть на концерт. Позвольте мне подвести небольшой итог. Когда искусство становится популярным, оно неизбежно превращается в бизнес. И тогда встает вопрос, остается ли неприкосновенным право артиста контролировать границы его бизнеса и как это соотносится с ростом уровня искусства. Ответ, уверяю вас, в том, что артист может все контролировать. Я думаю,мы всегда поступали так, чтобы это не шло в разрез с тем, как мы сами считаем верным. А правильно это или нет вопрос десятый. Должна признаться, я никогда не слышала о Pearl Jam. О! Нас уже двое! Ну вот мы и в твоем прекрасном доме. Сохранил ли ты что-нибудь, что напоминает тебе о последних 20 годах с группой?

Я уверен, что из всех нас у меня сохранилось меньше всего Я всегда объяснял это просто: я постоянно все теряю. Так что то, что осталось то и осталось Ну а во-вторых, Джефф Эмент столько всего хранит, что все, что мне нужно делать это сохранить дружеские отношения с ним. Я всегда могу прийти к нему в гости, и сидеть-разглядывать то, что есть у него, радуясь, какой он организованный. Pearl Jam в Мехико. память. Это чашеки вот прямиком из Мехико сити. Вот такая. немного затертая. Да потому что ты пьешь из нее! Эту надо бы запихать в посудомойку. Вот еще кое-что. Майк МкКриди только что мне прислал. Демо версии Temple of the Dog. У меня есть несколько. ВОт коробка, полная Pearl Jam ''Touring Band'' DVD. Это 2000. Фиг знает, почему они все еще здесь. Вообще без понятия, если честно. Вот несколько дисков Pearl Jam, которые мне, наверное, кто-то принес, потому что мне надо было вспомнить, как играть некоторые песни. Даже не знаю, есть ли здесь что-то еще. Посмотрим. Ага, пожалуй больше ничего и нету. Может быть что-нибудь валяется в подвале. Оо.. ой, гляньте, Грэмми! Я знал, что шутка получится хорошей. Ну вот так я и отношусь к Грэмми.

Когда мы были приглашены на вручение, у меня день не сложился изначально. Меня выкидывали секьюрити за то, что я пытался курить сигарету за сценой, а на улицу было не выйти там столько фотографов. Вот такой вот денек. Spin the Black Circle, Pearl Jam. Ненавижу пафосно начинать речи, лучше скажу то, что и обычно говорю, от лица всей группы: я не знаю, что это значит. Наверное, это ничего не значит. Вот такие у меня мысли. Я ругался со всеми своими друзьями, потому что они все наперебой говорили: ''Чувак, какого х*я там твой певец вякал? Не нравится ему там быть пусть валит к чертям,'' и все такое прочее. А я всем отвечал: ''Да иди ты на х*й, б*я.'' Ты вообще понимаешь, что это значит? Ты что, б*я, смеешься надо мной? Награда за искусство? Да это просто смешно! Если бы у меня хватило духу, я бы тоже самое сказал. Надо было бы там драку начать! Хоть расшевелились бы все немного. Да что бы все эти мальцы сделали, если бы у них были настоящие проблемы, типа депрессии или войны во Вьетнаме? Они вообще работают? Они хоть что-нибудь отдают миру у которого они столько всего забирают? Это было вскоре того тура на Ticketmaster. Джек, Стоун, Джефф и я летели на самолете, а Эдди ехал на микроавтобусе и делал радиошоу в пути, а ночью ехал в следующий пункт назначения. Физический разрыв между нами вскоре привел к эмоциональному. И никто ни с кем не разговаривал. Он пытался сотворить что-то подобное Fugazi, такой простой, приземленной работе. Мы их обожали, но мы были другой группой! Надо было просто сесть с ним и сказать: "Послушай, Мы тебе надоели? Ты вообще хочешь продолжать вместе?'' Мы уже были практически готовы к распаду. Я. Я правда думал, что это вот-вот произойдет. Мы поняли, что нам надо сделать перерыв и посмотреть, что из этого выйдет. Это шоссе 200, Мы только что проехали Овандо. Направлемся к Линкольну. А потом продолжаем движение на северо-восток Вот пункт назначения, Биг Сэнди. Твой родной город? Просто дыра, центр небытия, чувак. Я злился на своих родителей за то, что они заставили жить меня в этом пустом. Я реально был в сотнях миль от любого человека, который мог мне быть интересен. Я уже в 14 был готов свалить отсюда. Пара поездок в Калифорнию абсолюто снесли мне башню на х*й. У брата моей мамы, дяди Пэта, были длинные волосы, гобелены в доме висели повсюду. он давал мне наушники, а там звучала, к примеру, Abraxas от Santana, и я просто тащился. Я помню, как меня начинало колбасить, и это меня очень трогало. Я ходил по магазинам, искал пластинки. Это было очень непросто, ведь в нашем городе не было музыкальных магазинов. Так что я начал подписываться на журналы Circus и Cream, а дядя брал Rolling Stone. Я вдоль и поперек читал их. На всех эти панк пластинках было очень четко слышно бас. Каждую ноту Dee Dee б*я было слышно на записях Ramones. Он шел по правому каналу, а Джонни по левому. Так что если надо было разучить песню, просто один канал отключаешь и учишь все партии Dee Dee. Я переехал в Сиэттл в 1983, Все, чего я хотел к тому моменту жить в большем городе, где можно было найти единомышленников, где была развита культура и проходили панк концерты, а в кинотеатрах современные фильмы. Я метал позырить ''Eraserhead.'' Я столько всего слышал про эти фильмы, которые не мог посмотреть. Не помню точно, с кем первым поговорил, наверное это был Джефф. Я помню четко, как мы говорили по телефону, обсуждали творчество и то, как он увлекался этим всем. и об обязанностях членов группы говорили, о работе с людьми, о том, что халтурщиком в этом быть нельзя,.. Это рок звезды не делают. Речь о музыке, речь об искусстве, О том, о сем. У нас было столько общего. Наверное потому мы и жили с ним в одном номере, когда впервые поехали в тур. Мы просто объединились и стали очень близки. Как же здорово вспоминать. Помню, как Эд впервые приехал. Было похоже, что именно этого он и ждал всю свою сознательную жизнь, а буквально с первых минут стало ясно, что и я ждал именно этого. Я думаю, нам очень легко быть группой, но нам так же легко и не быть группой, и никто на самом деле не может понять, что же это такое, что заставляет нас возвращаться друг к другу.

Очень странные отношения. Я познакомился с Майком МкКриди в 7 классе. Он был крут. Он умел играть соло. у него была тремоло-система и он мог. И все такое. Я жил в Лос-Анджелесе и пытался играть в своей группе Shadow в 1986 в течение года, и за все приходилось платить, за концерт в The Roxy, 700 баксов воскресным вечером в декабре. А на концерт пришло 5 человек. Я так устал с этим бороться, что даже прекратил заниматься музыкой на какое-то время, уехал в Сиэттл и сказал ''Не могу, все. Финиш.'' И вдруг, словно из ниоткуда, я получаю звонок от Стоуна.

Я однажды видел, как он играет, просто сидел и играл с кем-то на гитаре, и, сам того не осознавая, он приводил слушателей в экстаз. Он воспроизводит такие звуки, которые будто бы с небес ему передаются, но, на самом деле, все просто идет из его души. Он играет настолько одухотворенно. Каким-то образом он соединяется с высшими силами все-таки. Как вам известно, Reach Down, которая была второй песней, написанной мной для альбома Temple of the Dog, должна была звучать в стиле Нила Янга, ''На х*й всех этих людишек, которые не хотят слышать гитарное соло! Я сделаю 11-12 минутную песню, которая будет практически одним большим соло! И она будет первой на альбоме! И идите все на х*й!" Когда я услышал, как МкКриди играет, я подумал: ''Блин, а у нас же получится это сделать. Кроме шуток. Как же он о*уенно играет.'' Потому что лично я так не сыграл бы. Он с ума сошел абсолютно.

этот парень,.. б*я, да он рок-звезда! Типа, у него проблемы, а мы-то думали что он милый паренек. В нем что-то живет, словно болезнь какая-то, и она еще не раз вылезет на поверхность. Удачи, ребятушки! Он знает меня. Я бы сказал, что он прав на все 100. Эдди сказал, ''Об ударниках спроси Майка.'' Спросить меня об ударниках? Ага. Он сказал, ''Майк тебе о них рэпчик зачитает.'' Ну что ж, поехали. Мы начали с Дэйвом Крузеном. Не вышло. Мэтт Чемберлен не хотел ехать в турне. Он знал о парне по имени Дэйв Абрузез. Мы так похожи на Spinal Tap этой историей с ударниками. Джек Айронс. -Хороший ударник. -Классно выглядящий хороший ударник. Это Джек передал кассетку от Стоуна Эду. Эд хотел отплатить ему добром и предложил, ''Эй, не хочешь ли прийти и попробовать?'' И мы поехали с ним в тур после выхода Yield, и он записал с нами этот альбом. И вот тут Джек начал ломаться. Он позвонил и сказал, что не может ездить в туры. А тур у нас уже был запланирован. Кого же нам позвать, кто же справится? Мэтт Кэмерон. Soundgarden распались, так что Эд позвонил ему. Эдди, как дела? И он говорит, ''Чувак, а что ты делаешь летом?'' Уезжаем через три недели. -За 10 дней он выучил 80 песен. -У них в списке было 60 или 70. Какое-то дичайшее количество. Я просто закрывал глаза играл, а потом спрашивал себя: ''Хорошо, спокойно, я знаю эту песню??'' ''Нет!'' Мэтт Кэмерон сделал нас лучше, чем мы были. Когда приходится. к примеру, когда нам нужно, предположим, сменить ударника, это приходится делать для выживания. Будто удаляем орган. А когда уходит ударник, удаляется сердце. Получается, что ты ходишь с искусственным сердцем. Эра Binaural довольно мрачной была, конечно, лично для меня. У меня началась Болезнь Крона. Я боролся с ней, боролся с зависимостью. Я принимал таблетки, которые мне должны были помочь, а потом произошел срыв. Для меня это было настоящей битвой. В ранние годы у нас были превосходные концерты, когда все были на рогах от выпивки и играли до полного крышесноса. У всех взрывается мозг. Одновременно.

тогда было сложнее потерять разум, потому что все говорили, типа, ''Мне 32. И вот у нас тут альбомчиков несколько вышло. А вот отношения у меня что-то не сложились.'' Какими-то напряженными мы стали и какими-то настороженными, ну, как все взрослые. Стало сложнее бросить все и , ''Ok. Выходим на сцену и сходим с ума.'' А в то время, я думаю, мы. Мы были менее популярны Мы, вроде не давали интервью Мы встречались и обсуждали это все: ''Мы во время этого тура будем иметь дело с прессой? Это будем делать? А то будем делать? Или мы вообще ни хрена не будем делать?'' И когда не делаешь ничего из этого, времена начинают меняться, интерес колеблется и люди перестают о тебе вспоминать. Вот тогда-то и вышел Binaural. Может быть публика подумала, ''Ok, по ходу их время прошло. Кто на новенького?'', понимаешь? Но некоторые остались с нами, потому что мы всегда оставались верны себе. Как важен для вас коммерческий успех? Гранж все еще существует? А как прошел второй десяток лет? Вы выжили. Какие были переломные моменты? Аккуратнее, все, делем шаг назад. У нас здесь проблема. Это одна из крупнейших трагедий в истории европейских фестивалей. Группа перестала играть за секунды до происшествия. Летальный исход в толпе 40 или 50 тысяч человек.

В этой зоне было очень сильное давление толпы и 10-15 человек серьезно пострадали. Мы пока не знаем, наколько серьезно Трагедия произошла под дождем, в грязи, поздней ночью пятницы, на ежегодном фестивале ''Roskilde Rock'' в пригороде столицы Дании, Копенгагене. Толпа рок фанатов ринулась к сцене во время выступления американской группы Pearl Jam. Поклонники, находившиеся на этом концерте, начали подбираться все ближе к сцене. Результатом стала давка, в которой погибло 9 человек и было серьезно ранено трое. Я хотел оттуда сбежать. Я просто не хотел, чтобы так было. Это происходило перед нашими глазами, но я не хотел в это верить. Такое ужасающее и шокирующее зрелище, как тела людей, которых перетаскивали через заграждения, бездыханные тела людей, произвело такое впечатление, что. это никогда не уйдет, не оставит нас. Тогда мы многое переосмыслили. Я не мог понять, что я чувствую. Я думаю, что такой удар я пережил. я в последний раз такое чувствовал, когда умер Энди Вуд. Я не знал, хочу ли я вообще играть музыку дальше. Я думаю, что мы делим наши жизни на то, что было до ''Roskilde'' и после ''Roskilde'' Знаете, если ранее мы наблюдали рождение слова ''Нет,'' то сейчас Roskilde стал рождением вопроса ''Что?'' Что мы делаем? Как мы можем помочь семьям? Кем мы стали? И что нам. что нам делать, чтобы выжить? Я думаю, что именно Roskilde в 2000 смог показать абсолютно всем что мы из себя представляем и как хрупка жизнь.

Именно с тех пор, от случая к случаю мы говорим друг другу: ''Ты вообще можешь в это поверить? Ты можешь поверить, что мы все еще играем? Когда я в 1993 брал интервью у группы для журнала Rolling Stone, я спросил у Эдди Веддера, есть ли песня Энди Вуда, которую он хотел бы спеть. Он сказал, что есть как раз одна песня и он ее однажды споет. На десятом дне рождения группы, в Лас Вегасе, он сообщил группе, что хотел бы спеть Crown of Thorns, одну из лучших песен Mother Love Bone. И в тот момент две группы объединились в одну. Мы не против. Мы не против сыграть кое-что, написанное более 10 лет назад. Со стороны Эда такое признание прошлого, своеобразная дань памяти корням группы, такая благодарность в адрес Джефа и меня это просто огромный, приятный подарок. Я постоянно думал об Энди, особенно по мере того, как группа набирала обороты. я думал: ''Ему бы понравилось здесь играть. И здесь бы ему понравилось выступать. Он бы очень хотел сыграть в The Garden.

Он бы здесь все к х*ям разорвал на части." Я написал на этой бумажечке ''Энди и Эд'', просто потому, что я думаю об Энди все время, во время написания песен, я всегда размышляю, как мне повезло, что я все еще могу спуститься в подвал, взять гитару, написать песню, потом разработать ее, потом подумать, как я ее буду записывать, все прочее. Вот о чем он всю жизнь мечтал, чтобы был человек, который запишет его песни, чтобы была группа ребят, которая сыграет ему песню, так что я постоянно. Я хотел бы, чтобы мы могли путешествовать во времени, и стали бы его группой. В своей голове он всегда выступал на таких площадках. долгие годы. Так что он на самом деле там везде и сыграл. Мы играли концерт в Нассау. Я бы сказал,что три четверти аудитории слало нас на х*й и освистывало. Некоторых музыкантов это очень расстроило. Они заговорили: ''Я в жизни больше не сыграю эту песню!'' А мне лично о*уенно понравилось. Настоящее искусство. Я помню в первом ряду стоял пожарный и постоянно показывал мне свой значок. Иди на х*й, м*дааааааак! В американской истории наступали смутные времена. А мы пытались высказать свое мнение. Когда настроение у толпы меняется и ты понимаешь, сколько их там, появляются мысли, что живьем оттуда не уйдешь. А Эд просто верил своей интуиции насчет такой сложной мысли, которую он хотел высказать, причем высказать настолько неоднозначно. Я думаю, если появляется шанс, ты должен. брать на себя ответственность. Ну что, не понравилось? Так здорово быть в группе, в которой не нужно ничего бояться, не нужно бояться высказывать свои мысли, даже если иногда освистают. Ничего страшного. Для Pearl Jam настало непредсказуемое время, период, в который многие группы тихо распадались и расходились по делам.

Но с самого начала Стоун и Джефф хотели создать группу на долгие годы, которая будет сочинять и записывать песни. Именно этим и занимались в Pearl Jam. Концерт за концертом они становились самой непредсказуемой группой в рок музыке. У Эда очень остро работает интуиция, где бы мы не играли. И это является своего рода мерилом того, как будет реагировать на концерт толпа. Поэтому нередко сетлист. Нередко мы его составляем минут за 10 до концерта. Как бы сложно нам ни было, мы начинаем обычно так: ''Можем выйти и просто убить толпу. Мы выйдем и убьем их всех. И для этого надо начать с этих пяти песен." А потом. ''Да. Нет. продолжим этой. Для начала мы сыграем эту. А эту мы вообще вместе не играли. Да по дороге на сцену отрепетируем, нормально все." И неизбежно начинаешь ТАК нервничать, что выходишь и начинаешь что-то мямлить, как вдруг ''Господи! Может быть. Давайте сыграем хит!" Каждый вечер один и тот же сетлист о, это было бы так легко. Но мы не можем заставить себя так работать. Вот почему вы ходите на концерты Pearl Jam. Каждый концерт все песни б*я другие! Каждый вечер по-новому. Забавно, но большинство таких решений. только через 10 лет все поняли, какими верными они были. С этой точки зрения, играть новый сетлист каждый вечер это просто провидение господне! Мы с такой легкостью можем не париться и быть самими собой, что просто отдаемся этому чувству. Я думаю, что большинство из нас подпали под тотальное влияние 70х. Мы все продукты 70х, но мы вовсе не застряли там. Наши гитарные герои из того времени, вроде Хендрикса для Майка или Джимми Пейджа для меня, ну а Эдди с головой погружался в The Who. The Who были величайшей группой всех времен. С нашей стороны это просто трибьют великим группам 70х. Роджер Долтри написал мне письмо в котором приглашал сыграть вместе, а я ответил: "Ну на х*й", потому что это был край. Это предел просто. Вершина для меня. Эта группа, понимаешь, стрелочка на мод таргете, понимаешь? Мы должны понять, хотим ли мы продолжать делать этот цирковой номер, в других словах, быть как все и идти у всех на поводу, верно? До тех пор, пока группа не превратится в кабаре, -что неизбежно. -Да это смешно! Вот я и Джонни Рамоун. Я в маске Боба Дойла. Дядя Нил. Я и Джо Страммер. А вот вечер, когда я познакомился с Джеком Айронсом. Эта висела в гримерке Первый вечеркогда я познакомился с Питом. Я был в ужасе. Первое, что он мне сказал: ''Я так долго ждал нашей встречи.'' Теперь мы благодарим бога за нашу группу, за то, какие мы, за то, кем мы стали, и за то, что мы наконец поняли, как это делать.

Огромной была поддержка со стороны наших поклонников, которые буквально несли нас на руках через все невзгоды и тяготы. Ты видишь их веру, даже когда сам ни во что не веришь и понимаешь, что придется с этим справиться. Когда я присоединился к группе, меня так впечатлило, насколько она самодостаточна. Извне на нее ничто не влияет. Все, что есть только изнутри. Они в каком-то смысле спасли меня. Мы вместе уже 20 лет, записали 10 пластинок, а я не могу припомнить ни одного концерта, который бы прошел незамеченным. Группа всегда в огне. Я думаю, что существует коллективное понимание, как нам повезло, что мы все еще вместе и все еще играем музыку. Это все чувствуют, даже ты, и это приносит настоящее счастье. Идет абсолютно полноценный обмен энергией, абсолютно точно тянутся нити от тех, кто на сцене к тем, кто в зале. Мне о*уенно понравилось. Мы были во втором ряду. О*уеть какой концерт! -Это был мой пятый концерт. Pearl Jam группа для поклонников. ''Если вы любите нас, оставайтесь с нами'' мы всегда с ними, потому что их энергетика ошеломляет. Эти ребята прилетели из Бухареста сегодня утром. Будапешт. Мы из Денвера. -Таунзвилль, Австралия. -Лондон, Англия. На две недели взял отпуск на работе и поехал на 9 концертов во время последнего тура. Они одни такие. Они взлетели на гребне волны, выпустив Ten, и поступили очень правильно, но после этого они становились лишь сильнее, потому что всегда играли по своим правилам. Они пошли против Ticketmaster. Они были в ярости от того, что люди расстраивались политикой компании, они не побоялись борьбы, могли проиграть, но не проиграли. Как по мне, так они еще только начинают свою карьеру. Существовал слух, что это все превратится в The Kids Are Alright. Ну, это немного не так, ведь The Kids Are Alright это сверхгениально, а то, что ыпустим мы, будет лучшее лично для нас. Эй, Джош, как делишки? Иди на х*й, Кевин. Они остаются верны своим поклонникам, выпуская бутлеги один за другим, чтобы на этом никто больше не смог навариться. О*уенно умно ж. Мы же не снимаем этот диалог, правда? Снимаем. Ну вот опять, на фига ты это делаешь? Я даже не знаю, представляют ли они хоть немного, сколько они сделали всего для нас, фанатов.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но ведь у каждого есть шанс на выживание.

Так он мне рассказывал. >>>