Христианство в Армении

Нам нужно узнать, что здесь.

Что такое. А почему. Кто украл хомуты? Боря, здорово! Здорово, Ваня! Как, гребешься? Я, мол, гребешься? Помаленьку, упираюсь. Причаливай, гульнем.

Чего гуляешь? На курорт, к югу. Ловко, молодец. Причаливай. Нет, брат, надо дальше жарить. Ну, смотри. А потом погуляем? Не бойся, Ваня, свое не отдам. Ну, будь здоров. А, вот он где. Ты чего, а? Ничего. А чего ушел? Я же вести себя не умею. Вань, брось, пойдем. А то неудобно, ушли все. Ну, иди туда, иди. Гуляйте, а я здесь посижу. Да Вань, ну что ты? Пойдем, а то все спрашивают, песню хотят спеть. Господи, а без тебя-то кто запоет ее? Я не знаю. Вань, пойдем. Виновата ли я, Виновата ли я. А хорошо гуляем, да? Праздник! Пеньком дремучим я сумею прожить, я уж половинку отшагал. Я хочу, чтобы дети мои с малых лет развитие получали. Не отдых мне нужен, сдался мне этот санаторий, если уж вы думаете, что я. Я вон пошел с удочкой, на бережку посидел и отдохнул. И всё, печки-лавочки. Ты там будешь 130 получать. Я всё ж выступаю. Пошли в школу ребятишки, стали проходить море. А они уж его видели. Скажут, маленькие были, нас папка возил. Я отца-то почти не помню совсем, а помню, как он меня маленького возил на коне в Березовку. А ведь тоже и конфетку привозил, и ласкал. Так ничего не запомнил, а как на коне возил, запомнил. Нюр, сама-то как думаешь? Чего молчишь-то?

Я прямо не знаю. Он мне все мозги запудрил с этим морем. Охота поехать, а у самой душа в пятки уходит, боюсь, и всё. Чего боишься? Какой смелый! А вдруг правда захворают дорогой? А захворают, ты сразу кондуктора. У меня заболели дети, вызовите мне на следующей станции врача. Она идет в радиоузел, вызывает по рации санслужбы. Семь раз дуба врежешь, пока они там по рации. Мир дому сему. Ой, Лев Казимирович, заходите! Ничего, ничего. Вот табуреточка. Садитесь, пожалуйста.

По поводу чего сбор? Ивана провожаем, на море собрался. На море еду. На море? Помоги советом. Иван хочет детишек взять, а мы против. А мне сердце мнет, шибко маленькие детишки. А он их потащит. На кой черт? Зачем детей-то? Позагорать. Ты в своем уме? Ты хочешь оставить там детей? То есть? Умней ничего не придумал? У меня к вам другой вопрос. Допустим, засорился жиклёр. Засорился жиклёр прекратилась подача топлива. А мотор работает. А мотор не работает. Нет, работает. Значит, не засорился жиклёр. Засорился, идет стрельба. Значит, не совсем он был засорен. Жиклёр засорился, понял? А от чего же? Поршня отработали сколько? Давно их смотрел? Сроду не смотрел. Дай на ручку погляжу И на картах погадаю, Я всю правду расскажу. У тебя на сердце горе. Зин, чего ты всё про горе? Давай повеселее. А ты сама петь не умеешь, так и другим не мешай. Да уж как-нибудь. Товарищи, давайте нашу. Огней так много золотых На улицах Саратова. За ребятишками смотри. Ну, смотри там. Мам, за ребятишками, ради Христа. Маленькую, я умоляю. С Богом, с Богом. Скажите, пожалуйста, когда я буду в Хабаровске? Справочное бюро работает, там спросите. Ну, попрощалась? Уже на час опаздывает, ничего не объявляют. Чего там? Забастовки кругом. Куда едем? К югу. Перелетные птицы, что ли? Постель будете брать? Я в Горске выхожу. А им потребуется, они к югу едут. Да, нам потребуется, давайте. Два рубля. Какие два рубля? За две постели. За постели отдельная плата, что ли? Отдельная. Платите скорее, мне некогда. Нюся, дай два рубля, пожалуйста. Ваня, на минуточку. Загороди меня. Зачем? Я достану. Доставай, чего ты. Сейчас мы достанем свои рублишки из чулочка, и отдадим. Жена говорит, возьмут, да и свистнут наши рублишки. А кому они нужны? Верно же? Пожалуйста. Первый раз едешь? Первый раз. Доверять людям надо. Вот вы едете со мной, а деньги спрятали вон аж куда. Деревенские свои замашки надо оставлять дома, в деревне. А если уж поехал к югу, надо вести себя обстоятельно. Или сиди дома, не езди. А куда к югу? Юг большой. На кудыкину гору. Слыхали такую? Там новый курорт открыли. А чего это ты сразу в бутылку полез? А чего вы сразу тыкать начали? Я же вам не кум, не сват. Да мы, оказывается, с гонором. Вот так вот, дорогой товарищ. Я бы на вашем месте поганые ухмылочки не строил. Слушайте, вы все-таки научитесь себя вести как положено. Вы же не у себя в деревне. Если вам сделали замечание, должны прислушаться. Научись ездить. Еще жену тащит. А чего тебе моя жена? Чего тебе жена? Чего жена? Вы припадочного из себя не стройте. Видали мы и таких, и всяких. Не раздувайте ноздри-то. А то, как сел, так и слезешь.

Профурсетка в штанах, и в шляпе, и в плаще. Еще угрожать будет. Сам у меня слезешь. Спрыгнешь и по шпалам пойдешь. Ах, так! Прекрасно. Сейчас ты у меня уедешь. Где старший проводник? У себя, в дежурке. А что такое? На кой черт потащил, если не можешь совладать со своим характером? Не гнуси. Я, что ли, начал? Ссадят на станции, и кукуй тогда. Сейчас, ссадили. Так всех и ссаживают. Вдруг он начальник большой? Откуда ты знаешь? Тогда и дурак большой. Окружают. Никакой он не начальник. Чего он тогда начал ухмылочки строить? А ты с лица опал от этих ухмылочек? Да строил бы себе на здоровье их. Что тут у вас? Ничего. А что шумите? Кто? Никто не шумит.

А кто меня с поезда хотел выбросить?

Вы перепутали, это ты меня хочешь ссадить, а мне неохота. Пройдите в другое купе, места есть. В Горске увидимся. По кружке пива выпьем. Смотри, не очень тут. Разрешите прикурить. Маленькое недоразумение? У меня? Да товарищ начал ни с того, ни с сего угрожать. Далеко? Еду? К югу, на курорт. Надо отдохнуть малость. Нет, там жена сидит. А кроме вас кто-то есть в купе? Нет, этот ушел. Ему проводник говорит, у нас свободные места есть. Так я к вам перейду. Как у вас, устроилось? Его перевели в другое место. Вот сюда, пожалуйста. Ну, вот. Здравствуйте. Здравствуйте. Наш новый сосед. Как там, в колхозе-то? Да ведь оно как. А вы кто будете по специальности? Конструктор. Городской человек. Давно уж мне охота побеседовать с городским человеком. Вот скажите-ка, какая у нас сейчас главная установка? Сравнять город с деревней, верно? Например, наш колхоз сейчас переводят в совхоз. Подравниваемся под город. А чего? Ты с разговором. Может, человек просто посидеть хотят. Не нужно. Не хочешь? Нет, спасибо. Спасибо. Ну, так. А кто в городе регулирует жизнь? Так этот рубль и мне начинает мозги кособочить. Я тоже думаю, как мне его, голубчика, приласкать к себе, в гости позвать, так сказать. Но один маленький честный вопрос. Чем больше я буду зарабатывать, тем меньше я буду думать, чего после меня родится.

Вот штука-то. А какой же это вопрос? Это уже ответ. Допустим, ответ. Тогда вопрос еще хуже. Вот спросите-ка. Товарищи, чаю. Будьте любезны, 4 стаканчика. Пожалуйста. Благодарю вас. На здоровье. В преферансик не желаете? Спасибо, нет. Итак, всё. Нет, не всё. Это ж не завод. Там я сковал ось, она, ось, и нужна, я уж всё сделал. Ось-то для машины нужна. На одной оси не поедешь. Да, а машину другой соберет. Ему тоже за это тити-мити. Каждый делает свое дело. У вас то же самое. Ты вспахал, другой посеял. Вроде, то же, я вспахал получил, другой посеял получил. Все так же. Так хлеб не машина. Машина побежит, а хлеб может не уродиться. А мы уж свое получили сполна. Погоди, тут какой-то Гегель получается. При чем тут Гегель? Я же вас не оскорбляю. Я вам русским языком говорю. Хлеба нет, а нас это не касается. Я этого не понимаю. Хлеба нет, а мы радешеньки. Я к примеру с хлебом-то.

Хлеб есть, полно. Но, допустим, хлеба нет, а мы всё равно счастливые. Почему хлеба нет? Неурожай, что ли? Не знаю. Меня это не касается. Может, неурожай, может, градом побило, не знаю. Я свое вспахал, свое получил, собрал, на курорт поехал. Чего ты ванькаешь? Я же за колхоз выступаю. Мне тоже понять охота. Значит, вы живете хорошо. Да хорошо живем, хорошо. А почему в город из деревни едете? А давайте этот вопрос другим боком повернем. Значит так, в городе я заработаю 150 рублей? Наверное. Заработаю. Силенка есть, и башка есть. Только в городе я на эти деньги интереснее проживу. В городе всё под боком и магазины, и промотвары, и музыкальные школы, и кино, всё под боком. Мне и спляшут, и споют за эти деньги. А у себя я со своим рубликом еще побегаю, поищу, где платьишко девчонке взять, где пальто демисезонное супруге купить. Вот какая штука. За каждой любой мелочью в райцентр. А до райцентра 90 верст. Туда приедешь, там тоже шаром покати. Сейчас-то куда едете? Место подыскиваете, куда сбежать? Местечко есть хорошее? Обиделся, обиделся. Не обижайся, я без всякого умысла. Куда едете-то? К югу, я же сказал. К югу это хорошо. Скоро и я махну. Там море Черное, Высокий пляж, Там жизнь привольная Чарует нас. Так-так, что нам тут приготовили? Ты мой пузанчик, карапузечка ты мой пузатенький. Ключи, конечно, забыл дома. Вань, есть ножик? А то вечно спешишь. Ломать будете? Такой добрый чемодан! Ничего, на наш век чемоданов хватит, верно, Иван? Вы не по тракторам конструктор? Нет, по железной дороге. А то бы я задал парочку вопросов. Нет, лучше не надо. Я устал от вопросов. О, коньячишко, КВВК. Прекрасно. Ой, мне эта интеллигенция! Кто же деньги кладет в чемодан? Что-то я не вижу здесь литературы. Обычно насуют этого дерьма. "Аленушка". Нет, это другая. Аленушка. Да вот. "Аленка", то есть. Ну-ка, Нюра, примерь. Зачем? Примерь, я посмотрю. Ой, ну что вы, я боюсь, порву. Примерь. Я таких не ношу. Примерь, мы поглядим. Подарок, наверное? Только отвернитесь. Какое отношение к коньяку? Хорошее. Рюмочку, не возражаешь? Этот, что ли? Генеральский. Не возражаю. Глядите. Идет вам. Кому же вы такое богатство везете?

А носите на здоровье. Носите, носите, это вам так к лицу. Шик-блеск-тру-ля-ля, как говорим мы, когда заканчиваем какую-нибудь удачную конструкцию. Это, Виктор. У нас деньжонок-то в обрез, на дорогу только. Кофта-то дорогая. Обижаешь, Ваня. Деньги это бяка. Давай лучше выпьем. Нюра, присаживайтесь с нами. Наливай, Вань. У вас, наверное, жена счастливая. Немножко рассеянная. Ну, ребятки. Вот так вот живешь, работаешь, а радости нет. Настоящей творческой работы мало. Так, мелочишко суффиксов и флексий. Всё время в напряжении, нервы как струны натянуты. Очень боюсь, что когда-нибудь они лопнут вот так вот. Да ведь это железная дорога. Тут так-то проедешь голова кругом идет. А вам же всё время думать надо. Ладно, с Богом. Как вас по батюшке? Александрович. Друзья называют меня Виктор. Я вам так скажу, Виктор. Без вашей работы мы тоже далеко бы не уехали. Куда вы без нас. Ведь смотрите, у меня образование всего 6 классов. А когда-то я поучился 3 месяца, и тракторист. А вот у нас, авиаконструкторов, работа складывается. Вы же сказали, что по железной дороге конструктор. Я по железной дороге, но с авиационным уклоном. Вот, например, сейчас мы разрабатываем систему "игрек". Железная дорога без мостов. Как это? Вот так. Вот идет поезд. Идет поезд сто километров в час. На пути река. Следите, моста нет. И как же? Поезд плавненько поднимается в воздух, перелетает реку и опускается точно на рельсы. А где крылья у него будут? Вечный вопрос. Никаких крыльев. Воздушная подушка. Паровоз пускает под себя мощную струю отработанного пара, и по пару, по пару. Сидит и пьет коньяк. Здравствуйте. Куда едете? Не к югу тебе нужно, а в вытрезвитель. Минуточку. Расторгуев Иван Сергеевич. Расторгуев, да. Как же так, не успели отъехать, и сразу за бутылку? Тут недоразумение, товарища колхозника угостил коньяком я. Выпили мы немного. До этого он был совершенно трезв, это я утверждаю. Он и сейчас трезвый. А вы не заступайтесь за него. А то он вас отблагодарит, этот хам. А я не заступаюсь, я констатирую факт. А вам, товарищ, стыдно бегать по милициям и вносить дезинформацию. Это я, значит, вношу дезинформацию. А что это у вас на столе, "Боржоми"? Это коньяк КВВК. А что, в стране сухой закон? И не бегайте, не травмируйте людей. Люди едут на отдых. Да кто вы такой? Это же я хотел спросить у вас. Где вы работаете? А вы куда едете? В Новосибирский академгородок. Так где вы работаете? Это не ваше дело. Хорошо, я постараюсь это узнать. Через Николая Сергеевича. Это не составит труда. Вы же не слышали, как он обзывался. Он сказал "профурсетка". Это ваше мужское дело. Вышли в тамбур, выяснили отношения. Нет, вы приводите милиционера, отвлекая его от прямых обязанностей, и внушаете работникам сельского хозяйства недоверие к форме. Спокойнее, товарищи. Наше дело предупредить, чтобы товарищ не забывался, что он в дороге. И вам тот же самый совет. Выпиваете, а без закуски. Есть же вагон-ресторан. Взяли первое, второе, ну, и выпили. Тогда есть уверенность, что не развезет, а так это риск. До свидания, товарищи. Поаккуратней с этим делом. Не долго музыка играла, не долго фраер танцевал. Вот ты сейчас, Иван, спрашивал насчет системы "игрек". Только что, на ваших глазах, сработала система "игрек". Вы же были в воздухе. Как в воздухе? Может, сыграем в преферансик? Милый, сделай так, чтобы я тебя долго искал.

Виктор, Виктор. Нервишки. Так вот, мы были в воздухе. Мы так плавненько поднялись, и плавненько опустились. Ага, поехали. Не знаю, кто опустился, но сердце у меня опустилось в пятки. Испугался? Испугался. Ведь ссадят, и кукуй на станции. Вот так, и ссадили бы, запросто. Вань, дай-ка мне чемоданчик. И кимилек мне брось. Вы что, уходите? Пойду, поищу товарища одного. Тоже конструктор, в этом поезде работает. Вань, коньяк-то. Не надо. А чего, там же есть пробочка, вы ее завернете. Товарища встретите, будет чего выпить. Конечно. Мы найдем. Ну, до свидания, ребятки. Хорошо с вами. Виктор Александрович, не знаю, как вас благодарить за кофту. Дай Бог здоровья вашей жене, детишкам, если есть. Должны быть по идее. Я только не понимаю, за что он мне ее подарил? А мы никогда и не поймем. Мы ведь как рассуждаем? Сами возимся, как жуки в навозе, и думаем, что и все так. А есть люди. Я б сам такой был, если бы не твоя жадность. Дай сюда деньги, а то лезешь туда каждый раз, со стыда сгораю. Не сгоришь. Они там надежней будут. Дай Бог тебе здоровья, добрый ты человек. И чтобы всё у тебя было хорошо. Что это мы встали? По-моему, стоп-кран. Где он? С вами ехал. Конструктор? Конструктор. Он вышел, говорит, товарища пойду поищу. А что случилось? Наверное, спрыгнул. Горим, Нюраха, синим огнем. А что случилось? Ворованная! Вань, чего делать-то? Раздевайся, быстро! Он всё с собой забрал? Что у него было? У него че. как его. чемодан желтый, с ремнями. Он пошел вперед или в хвост поезда? А, это. не знаю. Не уходите из купе. Вот какое дело. Были места, и посадил без билета. Так нет, теперь виноватых надо найти. Вот он и с вами коньяк выпивал. Выходит, и вы виноватые. Сами поймать не могут, а на других сваливают. Ну, посадил. Они же просятся, а места есть. Надо ехать ехай. Так нет, виноватых будут искать. Велели не уходить. Как мы виноваты? А кто окно закрыл? Не знаю. Вы чего? А чего такое? А где она? Бутылку с коньяком не велели трогать, отпечатки будут снимать. И сами сидите. А куда ты ее? Кофту. Голову с вами потеряешь. Украсть хотел, да? Без шуток! Хочешь, подарю? Зачем? Носить будешь. Жена будет носить. Сидите и не чирикайте. Тоже мне, шуточки! Что мне ее, сожрать, что ли? В туалет. Куда ты?

Тебя там зовут. А чего там еще? Насажал рецидивистов. Всё мало. Он знакомым вашего мужа представился? Да нет, муж вышел покурить. Потом смотрю, идут вместе. Попутчик. Что он сказал, когда вошел? У меня понос, товарищи. Иди, там следователь пришел. Иди, он зовет.

Сейчас приду! Что там случилось? Ничего, идите на место. Кого-то поймали. Обходительный такой, спросил, как дела в колхозе. Где товарищ-то? Я сказал ему. У него. Входите. Чего вы в свое купе стучитесь? Здравствуйте, гражданин следователь. Почему же "гражданин"? А как же? А он не похож на. Ну что вы. Почему же "гражданин"? А как? Обыкновенно, "товарищ". Рано гражданином-то. Это потом, чудак. У меня к вам два вопроса. Телеграмму-то когда получили? Ой, Юра!

Они там стоят. Пойдемте туда. Пойдемте на выход. А мы думали, телеграмму не получили, значит. Меняем внешность на всякий случай. Переоденься. Доброго здоровья, народ честной. По-моему, здесь. Я заметил. Что же, будем соседями. Далеко едем? Далеко. И я далеко. Простите, я вам не помешал? Вы не конструктор будете? Нет. Почему вы решили, что я конструктор? А кто вы будете, интересно узнать? Я профессор.

Был в ваших краях, собирал частушки, сказочки. Собрали? И преизрядное количество. Богат народ. Веками хранит свое добро, а отдает даром. Нате! Вот в этом чемодане пуд золота.

Могу показать. Нам ничего не надо. Так, ну что ж. Пожалуй, надо попросить чайку. Для вас не попросить? Профессор! Ах ты, профессор! Проверь деньги. Здесь они. Начались печки-лавочки. Ты переверни их вниз, придави и сядь. Отсюда-то как? Как отсюда? Они часы с руки снимают. А оттуда свистнут за милую душу, с такого объема и не почуешь. Где его место? А, здесь.

Какого налима-то выпустили, а! Вот еще налим-то плавает. Не налим, целый серебристый хек. У вас сколько народу едет? Спасибо. Пойдем в другое купе. Трое, не соображайте. Спасибо, мы слышали. Вся шайка собралась. Ну, вот и чаек. И такой, знаете, славный. Напрасно отказались. Мы уже почаевничали. Из деревни? Как там, в деревне? По-моему, веселее стало. Люди веселее смотрят. Что вы! Иной раз не знаешь, куда деваться от веселья. Вот как целая улица начнет хохотать, спасу нет. Пожарными машинами отливают. О как! От чего же они? А вот, весело. Я по себе погонюсь. Вот бывает, встанешь утром, еще не завтракал, а уж смех берет. Черт-те знает что такое, вот смешно, и всё. Удержу нет, никак не остановишься. Он у меня не пьющий. И не курящий. Золотой мужик. На балалайке играет. А при чем тут золотой? Не пьющий, не курящий, и денег, наверное, много. Вот поехали к югу, с грехом пополам наскребли на два билета в один конец. А как же обратно? Говорит, рубль с лишним. Для моего кармана чувствительно. Я же не добываю золото вот так, пудами. Мы сейчас уберем. Место наше тут? Садись, садись. Чувствую, валяете дурака, а не пойму, почему. Вань, садись на свое место. Вы мне объясните, что случилось? Вы одного конструктора знаете? Я их много знаю, а что? Нет, ничего. По железной дороге, да? С авиационным уклоном. При чем тут железная дорога? Система "игрек", без мостов. А ведь пожилой человек, седой уж. Не стыдно?

Люди за копейку горб ломают. А ведь стянул чемодан, и радешенек, довольный, хорошо живут, коньяки пьют, ка-ве-ве-кей! Есть у меня деньги, есть. Не подговаривайся. Попробуй, стяни только рубль! Вот, видел? Быка-трехлетка с ног сшибаю. Враз свалю! Да, серьезный кулак. Нет, так мы дальше не поедем, это простите. Вань, может, мы зря человека обидели? А черт его знает. Может, и приняли грех на душу. Ну, иди, разбери их. Откуда у него пуд золота-то? Нюр, ну-ка, встань. Чего ты? Да ничего, садись. Ты чего это бдительность развел? Это же товарищ Степанов, профессор из Москвы. Ему теперь на каждом шагу будут воры казаться. Некрасиво, обидел товарища. Никакой обиды, всё нормально. Ну, как же? Никакой обиды. Хорошо, что всё разобралось. Давай тут не очень. Какой же он вор? Хоть немного разбирайся в людях. Да ладно уж, прямо захлебнулся от смеха. Ты много разобрался в том конструкторе? Сидит, ухмыляется. Приведи себя в порядок. Не очень тут, не дома на печке. Устраивайтесь, товарищ профессор. Я устроюсь, спасибо. Будет фордыбачить, скажите мне, мы его быстро приструним. Оставьте человека в покое. Спасибо, мы сами разберемся. Просто называть слова, да? Да, просто "ударить". Он ударил, я ударил, кто-то ударил. Ну, например, вломил. Ну, вломил. Плохо? Так. Жёгнул? Жёгнул. Плеткой коня жёгнул, скоро так, резко. Матерно можно? Так она слышала. Нельзя. А там много. Я знаю. Наподдал. Наподдал? Ну, это не выразительный какой-то глагол, женский. Хряпнул, ломанул. Вот глаголы мускулистые. Перелобанил, окрестил, саданул. Это не туда, нет. Врезал, вмазал. Это пнул, да? У нас бабка говорит: "Ух, варнак, как пинану сейчас!" Это старушечий глагол. Да лежи там, знаток. Взял на калган. Это что? Идите, я покажу. Я научу вас. Два человека поругались, один другого берет так, и взял на калган. Калган голова, что ли? Голова. Это по-каковски? По-русски. Нет, Ваня, это не по-русски. Это знаешь откуда пошло? Здравствуйте. Здравствуйте. Вот так нашествие. Садитесь. Спасибо. Простите, мы заспорили, это вы по телевидению выступали? Был грех, выступал. Вы Степанов, языковед? Точно, языковед. Сергей Федорович, пойдемте к нам, у нас поют. Правда, пойдемте. Что, Иван, пойдем? Пойдемте. Бутылочку возьмем, раз поют, да? Нюра, пойдемте. Я не пойду, я не пою. Ваня, ты бы воздержался, не ходил. Рядом же. Так ничего, выпьешь, потом начнешь бегать по вагону. Нюра, да не будет он бегать по вагону. Я же его знаю. Вань, достань, у меня бутылочка лежит в чемоданчике. Нюр, пиджак мне достань. В кузнице перезвон, Что ж вы, злые ироды, тянете, Когда бить меня перестанете? Ты, глупа болваночка, помолчи, Удалого мастера не учи. Хочешь быть мотыгою замолчи, Мы же всею братией работаем мечи, Чтоб ярыге-половцу с плеч башку, Чтобы злому ворогу прочь кишку, Чтобы Русь-кормилицу уберечь Для того и надобен этот меч.

За Россию-матушку Млад и стар, За Россию-матушку Каждый встал, За Россию-матушку Все умны, За Россию-матушку Все смелы, За Россию-матушку Все сильны, Для России-матушки Все сыны. И пошел по кузнице страшный стон, И запрыгал в кузнице перезвон. Это в кузне трудятся кузнецы. Приезжайте ко мне, посмотрите, как я живу. А косить будем? А зачем нам косить? Теперь машины косят. А вот так будем? Ручками, в охотку? Да нет, это тяжело, ребята. Лучше уж мы сядем в лодочки. Как в песне поется? С сестрой мы в лодочку садились, Тихонько плыли по волнам. Прошу прощения, уже поплыли. А Волга у вас есть? У меня, ребятки, Катунь есть. Приезжайте, поглядите, красавица. А шкура медвежья есть? Одна лежит в прихожке, я об нее сапоги вытираю. Вторая в детской, там детишки на ней играют. А третья в нашей спальне. А громоотвод есть? Громоотвод? То ж на крыше, а я же внутренность описываю. Значит, проходишь, как она, прохожка, прихожка? Прихожка у нас зовут. По мягкому ковру заходишь налево, там сервант на тонких ножках. Один раз я его с получки нечаянно плечом задел, на 68 рублей посуды сразу кокнулось. Жена вам скандал? Нет, она у меня не базланит.

Вот уж чего нет, того нет. Есть, я знаю таких. Разинет варежку, и давай! Смеются там над ним? Да нет. Молодые, им палец покажи, они смеяться будут. Там всё беззлобно, не беспокойся. Как же не беспокоиться? Он чужой ведь. Чего он там рассказывает? Говорит, как он хорошо живет, богато.

Вот трепло-то. Ботало коровье. Он мужик хороший, грех жаловаться. Ребятишек любит, меня жалеет. Но как выпьет, тут уж держись. Либо хвастает, какой он богатый, либо в драку лезет. Ну, это репертуар знакомый. А ведь хороший мужик, добрый. Чтой-то звон, да чтой-то звон, Да в нашей колокольне? Не про нас ли друг Ванюша Всё поет-гутарит? Чтой-то звон, да чтой-то звон, Да в нашей колокольне? Не про нас ли друг Ванюша Всё поет-гутарит? Ох, на инженера учится. У меня не выйдет. Выйдет, только делай всё серьезно. Добрый вечер. Я пришел. И что же ты думаешь? Я прямо не знаю, как вам сказать, всё же двое маленьких детей. Господи, ну и что? Он как раз очень детей любит. У него домик под Москвой. Он не пьет, не курит, не буянит. Сроду никому не сказал грубого слова. Будешь жить, как у Христа за пазухой. Решайся. Прямо не знаю. Но если уж честно, конечно, мне надоела такая жизнь. У людей праздник, а у меня душа загодя болит. Ему сколько лет? Тому человеку-то? 75. Но он еще в форме. Такой весь седой, голову держит гордо, красавец. Он всю жизнь танцевал в оперетте, поэтому головку умеет держать. Многовато, вообще-то. 75? Да он любого молодого за пояс заткнет. И потом, там же культура. Через каждое слово мерси, пардон, данке шон. Ты хоть отдохнешь от этих надысь да чаво, матушка. Да конечно, охота так пожить. Я извиняюсь, я малость не понял, про кого тут идет речь? Кто-то за кого-то замуж выходит? Не то, чтобы самой пожить, детей воспитать на хорошем примере. Сейчас какой они пример видят? Я же и говорю, пример будет. Я подумаю. Подумай. И что, что ему 75? Я за ним ухаживать буду. Да что за ним ухаживать? Утром отнесла его в скверик, посадила на скамеечку, и сиди он себе мерсикай. Ест он мало. Кашку сварила, он покушал, и всё. Слушайте, я извиняюсь. Я говорю, я извиняюсь, но я-то тут. А, ты тут? А мы и не слышим. Заговорились.

Давно пришел? Да ведь как тихо вошел. А в чем дело? Ни в чем. А кто тут. кому тут 75 лет? А кто замуж выходит? Ваня, давай, раздевайся, ложись спать. Залезай на полку и ложись. Кто замуж выходит? Я кондуктора позову. Ты уже всё рассказал, спел, свою норму выполнил. Не понимаю, кто замуж выходит? Завтра всё поймешь. Быстро спать. То не ветер ветку клонит, Не дубравушка шумит, То мое, мое сердечко стонет. Вань, это ты, что ли? Господи, я думала, это радио. Ну-ка, замолкни. А то я тебя сейчас выключу. Спи давай. А вы говорите, пример. Тут за козла пойдешь. Баю-баю-баиньки, Зимой купим валенки, Наденем на ноженьки, Пустим по дороженьке. Ух, ты, мой малипусенький, еще и смеется! Сразу просыпаюсь, сердце колотится. Чего же так убиваешься? Ничего там не случится. Два года отслужит, приедет, умнее будет. Им в армии хорошего ума вкладывают. У меня вон послужил бы, наверное, умнее бы стал, а то. Он не служил?

Он тракторист передовой. А колхоз не пустил в свое время. У него даже орден есть. Какой же? Ну, этот. Забыла, как называется. Такой хороший, большой. Чайку не желаете? Желаем, и как можно побольше. Простите, тут газетки не носят? Газеты на станциях. Ваня, у тебя какой орден? Ладно тебе еще с орденами. Додумалась. Здравствуйте. Здрасьте. Клен ты мой опавший, Клен заледенелый. Сейчас этот профессор: "Нельзя ли газетку?" Я говорю: "Газеты на станциях". Спой что-нибудь, а? Эх, ты, клен ты мой опавший. А чё такое? Зачёкал.

И совесть спокойна у человека, и душа не болит. Крепкая же у тебя совесть. Леночка, пойдем, выйдем. Леночка, пойдем, выйдем! Какие ведь вежливые становятся в это время, прямо сил нет. Часы вчера выкинул, дурак. В окно. Вот за это тебе будет. А я вот так булавочкой пристегну, вроде, они здесь. Часы дешевые. Ты не расстраивайся. Ничего безобразного-то не было. Как, поди, не было? Трепался, небось. Вот же гадский язык, ненавижу себя за это. Один раз, знаете, поехал на мельницу, километров за 50 от нашей деревни. Выпили, конечно, с мужиками. И чего мне пришло в голову? Стал всем доказывать, что я Герой социалистического труда. Да ведь как! Меня на смех, а я в драку. Как еще живой ушел. Человек 8 мужиков, все с такими "чайниками". Восемь на одного! Сейчас будет большая станция, там масса всевозможных газет. Фу ты, ну ты, лапти гнуты. Ничего, спасибо. Да мне и богатства этого не надо. Ребятишек бы выучить, поставить на ноги, чтобы душа не болела. А так-то всё есть. Телевизор, корова, свиньи есть. Чего же еще? Я не жалуюсь. Сколько же земли! "Ты, батя, говорил, прижми хвост и сиди дома. Не верно. Я за эти дни людей повидал больше, чем за три года нашей жизни. Наоборот, надо как можно больше путешествовать. Едем хорошо, настроение бодрое. Я по ошибке схватил купейный билет. Но зато двигаемся без горюшка.

Сосед с нами оказался старичок-профессор, тоже из простонародья, но башковитый. Вышел в большие люди. У него тоже сын Иван. Можете, говорит, жить у меня сколько хочете. На денек остановимся, посмотрим столицу. Берегите детей. Раньше государство содерживали за богобоязненность только. То грех делать, другое грех делать. А сейчас я понял, что всё это глупости были. Дорогие гости столицы, приглашаем на экскурсию по Москве.

Побываете на Ленинских горах, Университет имени Ломоносова увидите, Центральный стадион в Лужниках осмотрим, на юго-западе, в новом районе, побываете. Они же потом дальше едут. Они едут на курорт, к югу. Так почему же две недели?

А почему бы им не пожить в Москве? У них это не часто бывает. Пожалуйста, пусть живут. Только что ты нервничаешь? Я нисколько. А вот ты почему нервничаешь? Зажмурь глаза. Зачем? Зажмурь. Маде ин ЮСА. Это ж надо додуматься! Дай-ка, я померяю. Не надо, а то сломаем. А тут-то! Иди-ка сюда. Сядь и сиди. Не лазай там. Ты неправильно рассуждаешь. Культурные люди как делают? Культурные люди в чужом доме сядут и сидят. Ох, какая сладкоежка! Вот этот возьми. Зеленый. Зиновий Ефимович, пожалуйста, сюда. Ну-с, как же поживает деревня-матушка? А как чувствует себя город-батюшка? Что ему делается? Растет, шумит, строится. Нет, это еще не рост. То, что растет, не шумит о себе. Шумит то, что громоздится, а не растет. Вот они, ритмы города. Ей кофе выпить некогда. Ритмы. Ты забываешь простой и вечный закон жизни. Тело не упадет, если сохранит скорость. И не нам с тобой, старый ворчун. Понимаешь, к нам опять из деревни приехали. Мне придется по магазинам поводить. Я думаю, часов в 10. И что же вы предлагаете? Я ничего не предлагаю. Я уже давно ничего не предлагаю. Попробовал бы я предложить. Как же им быть, если, конечно, за них не выдумывать проблему? Как быть? На то мог бы ответить хозяин дома. Да, уж коль на то пошло. Но, к сожалению, таковых теперь в домах не водится. Разве что у них, и то вряд ли. Вот мы и домострой вспомнили. Редкая тоска в профессорском-то доме, не находишь? Не нахожу. Нюра, Иван, вы меня подождите внизу, в скверике. Я через 10 минут буду. Выпей хоть кофе-то. Выпили б кофе. Иван, я тебя прошу серьезно, поговори с сельскими людьми. Это же ведь современная Россия! В одном Иване вся Россия? О чем поговорить, о положении сельского учителя сегодня?

Я об этом больше его знаю. Знаю, что подавляющее большинство учителей женщины. Могу назвать цифры. Ну, и что? Это нехорошо. Нехорошо. То есть, это не то, что совсем нехорошо. Желательно, чтобы педагогов-мужчин было больше.

Не нужно же тебе объяснять, что для мальчишки сказанное учителем-мужчиной совсем не одно и то же, что скажет учительница. И что вы собираетесь делать? Пишем диссертации. Они и агитаторы, и организаторы, и участники художественной самодеятельности, и депутаты. Я не вижу в этом ничего плохого. Плохо то, что некогда книгу почитать, фильм посмотреть. Они же падают от усталости. И третье? Я бы увеличил им зарплату. Но как вы сами понимаете, сделать это из своего кармана я не могу. И все-таки, что же делать? На Серпуховке. Водители, занимайте правые свободные ряды. Движение в левых рядах запрещено при наличии свободных справа. 04-94, займите правый свободный ряд. Расскажи ему про учительницу. Он будет изображать из себя ученого-социолога. Но ты не смущайся, там насчет знаний и учености пока. О, походка-то, походка! Пап, тебя. Олл райт, беби! Люба, последний раз можно? Последний? Про какую учительницу-то, Вань? Про Федорову. Ах ты, Господи. Пропишут в газете, скажут, рассказал такой-то. Чего рассказывал-то? Можно сказать, что я был выпивши, спьяну молол. Я сказал, что она получает сто рублей. Я же забыл про алименты, она алиментов 35 рублей получает. Значит, 135. Какая же это бедность? Ей дрова бесплатно привозят. Ну, налогов меньше. Ей телефончик провели, а мне фигу. Зачем тебе телефончик-то? Здесь-то для сравнения надо чего-нибудь говорить. А, ну правильно. Мало ли, что не нужен, делай вид, что пропадаешь без телефона. В такое дело попали, понимаешь. А чего успел рассказать? Глупости. Вань, скажи мне. Как-нибудь помогу, выручу. Чего говорил-то? Говорил, что я, необразованный, живу лучше нее, ненормально это. Если подумать, правда, ненормально. Она же наших детишек учит, а живет хуже. Елки зеленые. Мол, согласен доплачивать вскладчину с колхозом. Иван, Нюра, распрямитесь как-нибудь. Чувствуйте себя свободней. Сидите, как на именинах. Распрямляйся, Нюрка. Сидим, как эти. Ну, пусть расскажет о себе своими словами. Пусть послушают. Не балуйся ты в это, Сергей. Ведь не знаешь ты его. Я-то приду. Пишу воспоминания. Хочешь послушать? Ну, как? Ну, это что! А у меня живой работает. А можно, Нюра тоже выступит? Зачем Нюра? У самого-то ведь лучше получится. Ладно.

Сергей Федорович, зачем столько самоваров? Иконы. А это наши молодые модничают, коллекционеры. Нюр, а тебе правда смешно было, когда клоун выступал? Ну, вообще-то, смешно.

Покурить охота. Нельзя, наверное. Ну, что ты, конечно. Кто-то там ходит, что ли? Это на улице, наверное. Кто там ходит? Какие-то звуки слышу. Вот попали мы, да? Ты бы согласилась тут жить? В этой квартире? Господи! Сейчас, в этой квартире! В городе. Ой, не знаю. Не знаю. Сколько же времени на этих дивных часах? И спать неохота. Господи, хоть бы ребятишки приснились. Уважаемые коллеги, Я пригласил вас на эту встречу вот с какой единственной целью. Чтобы мы послушали одного из тех, кого называем языкотворцем, хранителем языка. Я думаю, что это будет интересно. Дорогие товарищи. У меня в молодости была кобыла, звали ее Селедка, наверное, потому что худая была, черт ее знает. Но у этой Селедки была невиданной красоты грива. Такая грива, как у девки доброй коса. Бывало, вычешешь репьи, возьмешь ее на руки, она аж всплывает волной такой черной.

А был у нас в ту пору бригадиром Гриша Коноплев. Гришуня. Мужик ничего, но маленько. Этот Гришуня приходит один раз и говорит: "Ванька, веди Селедку, мы ей гриву обкорнаем, эксперимент сделаем такой. Я видел в кино, как сделано у коней на параде". Мне эта мысль поглянулась. Я привел Селедку, и мы овечьими ножницами гриву отхватили так ровненько, как у вас тут газоны подстригают. Что же делает Селедка? Я подхожу хомут надевать, а она не дается, ни в какую не хочет. Я и так, и эдак. Сзади подходишь лягается. Спереди кусает. Гришка: "Ты разучился коней, что ли, запрягать?" Взял хомут, подлетел, как она его звезданет! Чего заборонил-то? Не то, что ли, говорю? Я думал, надо чего-нибудь из крестьянской жизни. Ну, мерси тогда.

Будем считать, что городские люди получили урок. Так, интересно, интересно. Только нет ли тут своеобразного деревенского высокомерия? Прости меня за комедию-то. Ничего, Ваня. Комедия это древний жанр. И на Руси его давно знали. Нарядные шерстяные платья, демисезонные пальто, ансамбли. И в заключение программы демонстрируются вечерние туалеты. "Милые мои дед, теща, детки, тетя Дуня, няня Вера, крестный, дядя Вася. Хотел рассказать вам всё по прядку, но это невозможно. Здесь совсем-совсем другие ритмы. Они значительно ближе нас к коммунизму, потому что все почти. всё почти механизировано. Сегодня в 22:30 отбываем на юг. Чего это он в политику-то ударился? Ну а как же? Я буду по санаториям прохлаждаться, а она дома сидеть? Мне жалко ее, ей же тоже охота. Вы что, серьезно? Нет, я. Где ваша жена? Там, около львов. Он не верит? Возможно. Нюся, иди-ка сюда. С вещами? Нет, пока так. С вещами. Здравствуйте. У вас, оказывается, Шаляпин пел. Было дело. Извините, пожалуйста, подождите здесь, а мы сейчас. Это далеко не полный список.

Одновременно каждый день на строительстве дворца было занято до двухсот человек. И так в течение 20 лет. И когда мы смотрим сейчас. Где она жить будет? Со мной. Как с вами? Мне же положена комната. Место вам положено. Поставим раскладушку. Феноменально! Чего феноменального? Феноменально, говорю. При чем тут феноменально? А тещу вы не могли бы прихватить с собой?

Тещу мою не надо трогать. Идите, устраивайтесь. Вот видите, чем приходится заниматься. Любопытный экземпляр. Тоже ведь едет отдыхать. Уперся, слушать не хочет. Попроси хорошенько, скажи, издалека приехали. Всяко просил. Не могу, говорит, не имею права. Мне теперь обратно ехать, что ли? Сам здесь останется. Ладно, застрадала. Иди-ка сюда. Я чего подумал. Может, это, сунуть ему рублей 20? Возьмет? Куда он денется-то? Возьмет. Только мало, может? Хватит. Вместе жить-то. Как здесь хорошо. Прямо рай Господень. Мне так нравится.

Рай-то рай. Люди счастливые. Чего ты? Давать не умею, не приходилось. Сунь в руку, и всё. Сунь в руку! Тут кто кому сунет, я ему или они мне. Ладно, иди. Возьмет, не возьмет. В лоб не ударит. Ударил бы так полбеды. А то потянут за взятку. Ой, Господи. Чего ты? Отдохнешь. Будешь где-нибудь заместо отдыха печки-лавочки делать. А как теперь быть-то? У меня такое ощущение, что она мне специально делает больно. В чем дело? Я же сказал, идите, устраивайтесь. Вы беседуйте, я подожду здесь. Не облокачивайтесь, пожалуйста. Извините, оставьте нас на 5 минут. Мы всё же закончим с товарищем. Сойдемся? У меня больше нет. Осталось здесь пожить, да на обратную дорогу. Я бы дал больше. Нету, правда. Бери, сгодится. Возьми, тебе говорят. "Добрый день, или вечер, дорогие наши родные. Как вы там? Мы об вас сильно соскучились. Как там детки мои, плясуньи милые? До чего же здесь хорошо, Господи! Я уж подумала, вот бы нам как-нибудь всем сюда приехать. Ванька, правда, говорит, если все с такой комплекцией в море залезут, в Турции будет потоп. А я говорю, ничего, проживут на плоте. Правда, как же здесь хорошо! Все люди радостные, любо смотреть. Ну, до свидания. Буду считать денечки, сколько осталось до дома. Шибко об ребятишках соскучилась. А так всё хорошо. Я устроилась на квартиру к одной женщине. Она из обслуживающего персонала санатория. Так что режим я буду поддерживать вместе с Иваном". Всё, ребята, конец.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Так он мне рассказывал.

А я не помню. >>>