Христианство в Армении

Не уходите на пенсию.

Кукурузные хлопья или рисовые хрустяшки? Брось. Я сам. Как убеждённый холостяк, да? Один тип вчера вечером в клубе. сказал, что в кабаре-номерах я только впустую растрачиваю свой голос. Мне вечером придти? Я позвоню тебе в клуб в два. В половину. – В два? – В два, или в полтретьего. Доброе утро, Роуз. ПАРКОВКА только для автомобилей работников суда В восемь вечера, а? Ведь ещё же дети смотрят, правда? Ты, сучка иностранная! Я говорю, не экранах кровища сплошняком. – Боже, у него ухо было наполовину оторвано. – Отвратительно. Я говорю, какими дети-то вырастут? – Это неправильно. – Однозначно. – Куда, Чес? – В службу заказа такси. Повяжи галстук. Господа присяжные. я намерен официально заявить вам, что на самом деле то, что мы рассматриваем сегодня в суде –это нравственность всего нашего общества. Наша национальная экономика, и даже наше национальное выживание. ставятся в зависимость от консолидации, происходящей путём слияния. более мелких и слабых звеньев экономики. с более крупными и лакомыми кусками коммерческих составляющих. Что я вам говорил? Что я вам говорил? Посмотрите на этот свинарник. Ответы на письма не готовы. – Вы не согласны с нами? Алло? Алло? Мне нужна эта свинья – Пули. – Это ты – Пули? – Да, я. Ты позоришь свою фирму, позоришь своей некомпетентностью. – Ты не в состоянии. – Бизнес – это бизнес. а прогресс – это прогресс. – Где твой братец? – В кино. – Отвечай «да» или «нет». – Это рядом с офисом. – Задумайтесь. –грязь и беспорядок. Вам нужна помощь. Помощь и защита. Что ж – мы предложили её, мой босс лично предложил. Тебе была назначена встреча. Он ждал 15 минут. – Ты, дрянь! 15 минут! – Он прочитал письмо. Вы это называете обслуживанием населения? Посмотрите на это оборудование. За его работоспособностью никто не следит, не так ли? Вы ведь технарь, мистер Уилсон. Без слёз не взглянешь, а? Ага, без слёз не взглянешь. – Нет, не надо! – Оно устарело. Обвиняющая сторона бездоказательно заявляет. что 15-ти процентные дивиденды. которые были заявлены по обычным неголосующим акциям. были обманным образом объявлены только для того. чтобы ускорить данное, несомненно, очень смелое. но ни в коей мере не неэтичное слияние. Я употребляю слово «слияние», господа, а не поглощение. Слова всё ещё имеют значение. даже в компьютерную эру. Вопрос вот в чём: Имеет ли мой подзащитный отношение к этому мошенничеству? Я презираю инсинуацию как метод. Поэтому я говорю прямо: вы уже услышали достаточно для того, чтобы обратить внимание на ответственность. и вину противоположной стороны. Того виновного, джентльмены,. .установление личности которого я не стану избегать. .в процессе изложения фактов в пользу моего подзащитного. Здравствуй, Чес. Ты будешь завтра на Монк-Стрит, дом 11. В половине шестого, как штык. Ты понял? Ну, сынок, как сегодня клиентура? На высоте, Гарри! Без ухудшений. Что насчёт того болтливого адвоката? Ты встречался с ним? Этот человек, я полагаю, должен находиться. на месте моего несчастного подзащитного. – Я могу на это надеяться, а? – С утра разберёмся с этим. Он псих. Типичный артист. Но я надеюсь на него. – Я знаю свой. – Бизнес – это бизнес. А прогресс – это прогресс. В современной нестабильной этике деловых отношений. мы должны защищать неотъемлемое право представителей более мелкого бизнеса. не входить в состав более крупных подразделений. Хочешь, чтобы тебе вырубили электричество и газ? Ты этого заслуживаешь. Ну-ка, слизняк. – Ты не понял? – Восемьдесят пять фунтов. Мне вот-вот должны привезти новый паровой котёл. Я уже должен был заплатить за него. Мистер Моллой, вы обобрали меня до нитки. – Я теряю на тебя время. – Как так получается? Может, хотите выпить?

Предпочитаете со льдом или.? От тебя смердит. Ты паразит, вонючка иностранная. Ну пожалуйста, у меня тут клиентура. Тереза, прикрой, пожалуйста, дверь. Знаешь, я не думаю, что дам тебе возможность продолжать крутить фильмы. Правосудие по-британски. Эй, что за.? – Ну-ка, давай без резких движений, а? – В чём дело? – Мистер Фрейзер? У меня есть для вас сообщение. От старого друга. От старого друга и старого партнёра, который просил вам передать, во первых.

что он очень огорчён всеми этими свалившимися на вас проблемами. А во-вторых – не втягивайте в это старых друзей. Ни в малейшей степени. – Вы меня слушаете, мистер.? – Если вы эмиссар. мистера Гарольда Флауэрса, то нам не следовало бы. Не перебивайте. И никаких повесток о вызове в суд старых друзей, приятель. И в суде – тоже никаких подлых намёков.

Послушайте. Я личный адвокат мистера Фрейзера, и я предупреждаю. Заткни свою пасть, мистер Личный Адвокат. – Что вы сказали?!.. – Ты меня слушаешь, Фрейзер? Рот закрой. Что ж, посмотрим правде в глаза: тебя признают виновным. Лучше провести пять лет своей жизни. в уютной тюремной камере. чем остаток своей никчёмной жизни в грязной инвалидной коляске. – Вы угрожаете моему подзащитному? – Ты угадал, педрило. Ты меня слышишь, а? Слышишь? Да, слышу. – Ну вот и славно. – Теперь вы послушайте!

Я настаиваю, чтобы вы направляли свои замечания по этому делу в мой адрес. Мои замечания – в твой адрес? Ладненько-ладненько. Почему бы и нет? Мистер Батлер, у нас же ведь отыщется его АДРЕС, правда? Почему бы и нет, мистер Хамфри? Раз уж он так настаивает. Ну, удачи, мистер Фрейзер. Вы не имеете права запугивать ни меня. Ни моего подзащитного. – Джордж. – Фрейзер. – С добрым утром. – С добрым утром. – Спокойно. – С добрым утром, приятель. Какая полировка! Бездна вкуса! Твой хозяин он ведь бережёт своё имущество, правда? Бережёт? У нас только полтора галлона. Лучше не тратить их, да? Ладно, в другой раз. (по радио) Министр иностранных дел Великобритании. Не дёргайся, приятель, иначе сделаешь себе больно. Мне это что-то напоминает. У тебя что, папаша парикмахером был, да, Роузи? – Нет, не был. – Заткни пасть, Муди. – Не капай мылом джентльмену на воротничок. – Простите, сэр, это случайно. Волосы – они как перелётные птицы: вот они есть, а вот их уже и нет. Я сказал, заткни, блин, свою пасть! А тыква-то у него правильной формы. Правда? В общем, я хочу, чтобы ты в разговоре со своим хозяином упомянул о том, что тут произошло. Передай ему, что я буду следить за ситуацией. (по радио) В дельте Миссиссиппи, на территории почти 13,900 квадратных миль. Не ввести ли нам новую моду, а, сэр? Я могу ему доверять. Разве я могу сказать что-нибудь больше, чем это? Спасибо, Гарри. Мы предложили четырнадцать тысяч фунтов. Я считаю это справедливым.

У парня чистого дохода три тонны в неделю, иначе я – коммунист. – О чём тут идёт разговор? – Гордон, что у нас в этой папке? Джоуи Мэддокс, букмекерская контора, Фулем-Роуд, 469 – приобретение. Плюс наши письма, сэр. Ну, а причём тут Джоуи Мэддокс? – Ты сердишься на этого козла? – Конечно нет. Ему было предложено присоединиться. к нашему тресту в качестве дочерней компании, Всё, что нужно, Гарри – это слегка его подтолкнуть. Я подтолкну его к тебе, не волнуйся об этом, дружище. Мы были учтивы. Учтивы и благородны. Он старый друг Чеса. Они были корешами. С самого детства. Вместе играли, да, Чес? А какой у него обалденный удар левой! Блин! С тех пор как он пришёл в мелкий бизнес, он. – Ну, ну, успокойся, Чес. – Брось, Гарри. Ты же знаешь, я. Он шлюха, он стукач, и ты это знаешь. Брось, сынок, что было, то сплыло. – Ты знаешь, что я имею в виду, Гарри. – Ладно, ладно. Ну, завтра он научится разбираться. что правильно, а что неправильно. Он представляет мелкий бизнес, а в наши дни и нашу эпоху. мелкий бизнес – это противоестественно. – Прекрасно, Гарри, я его научу. Нет. Роузи займётся этим пустячком. Я хочу, чтобы ночью в его конторе произвели небольшой косметический ремонт. – Возьми ребят Брауна, они любят повеселиться. – Бешеного Сирила?

– А почему бы и нет? – Появились – и исчезли. – Именно так. Понимаете, что я имею в виду? Чтобы. – Успокоить. – Конечно. – И всё-таки, Гарри. – Мне нравится эта музыка, Гордон. Сделай погромче. – Ты хочешь, чтобы он оставался и управлял.? – Конечно, так и сделаем. Его имя останется на вывеске, если он захочет. – Сразу под нашим.

– Всё-таки позволь мне повидаться с этим пидором, Гарри. Я устрою косметический ремонт и ему, и его конторе. Ты вообще-то слышал, что я сказал? Не смешивай личные отношения и бизнес. – Извините, но. Но твои отношения с Джоуи личные вдвойне. Конечно, верно. А ещё я что говорю? Мой девиз? После смерти, кто останется присматривать за засранными детками? Нет, дальше, ещё что? Гарри Флауэрс. Совершенно верно. Ладно. Вольно, джентльмены. Кто-нибудь хочет пропустить по рюмочке на сон грядущий? – Нам нужно заявление за Вашей подписью. – Зачем? В котором Вы выдвинете обвинения против мистера Флауэрса. – Обвинения? – Обвинения. Вот, нашёл снаружи. Попробуй объяснить, откуда это.

Повсюду полно мусора. Ага, спасибо, Стив. Послушайте. Я не буду делать никаких заявлений. Я не могу этого сделать. В общем, я хочу сказать, я. У меня ведь нет никаких доказательств, правда? Похоже, что вы ведёте войну, Джоуи. Я бы дал штуку фунтов. чтобы этот мистер Гарри-Пидор-Флауэрс. появился здесь прямо сейчас. Дал бы штуку наликом. Дегенерат вонючий. В чём дело?

Я пытался тебе дозвониться, Джоуи, но у тебя все номера заняты. Все пять. – Пойдём. – Что ты имеешь в виду? Тебя ждёт Гарри Флауэрс. Этот тип – это же ведь он, да? – Это он, Джоуи? – Не вмешивайся в это. Обожди, то, что его – останется ему. Ну что ещё за вьетнамская склока такая. Долой канцелярщину, а? Тут нет никаких налоговых инспекторов, сынок. Но, Гарри, я всё-таки немного беспокоюсь о своём будущем. Беспокоишься? А вот этого я не разрешаю, сынок. Если тебя кто-то беспокоит – просто скажи мне об этом. Ты теперь часть фирмы, Джоуи. Часть меня самого. Вместе мы – сила, порознь мы – хлам. Подчнение? Нет, Джоуи.

Это называется словом «слияние». Ты с нами слился, сынок. За старушку Англию. Джек, скажи Чесу пусть заходит и присоединяется к нам. – Да, конечно, Гарри. – Гарри, эта контора. – Именно. – Нет, ты пойми, это вся моя жизнь, Гарри. Именно, Джоуи. Моя тоже. Моя тоже. И, к слову о ней, Дэннис. Я совсем не в восторге от того бестактного способа. при помощи которого Джоуи оказался здесь. Чес, разве я тебе не говорил, чтобы ты не беспокоил мистера Мэддока? Пожалуйста, виски, Дэйв. – С самого начала, Чес. – О, я был бестактен? Заставлял его говорить такое про своего покойного отца? Боже мой. – Может, лучше нам продолжить эту беседу наверху? – Кем ты себя возомнил? Героем-одиночкой? – Я знаю, кто я такой, Гарри. – Конечно знаешь, сынок. Ты крутой перец. За свою жизнь я знал нескольких исполнителей.

Но у него, скажу я вам, настоящий дар. – Верно, Дэнни? – Ему нравится его работа. – Этого уже немало. – Думаешь, ему нравится, Дэнни? – Нравится. Я получаю от неё удовольствие. – Это может быть хорошо, Чес. Ставить на место разных уродов. Наводить страх на всяких козлов. Но это может быть и плохо. И я скажу тебе, почему. Потому что твоя работа может начать нравиться тебе слишком сильно, сынок. И из-за этого у тебя может вылететь из головы. что ты, блин, работаешь на меня, болван ты эдакий! А когда я говорю «на меня», я имею в виду. Скажи ему, что я имею в виду, Джек. – Ты имеешь в виду себя, Гарри. – Наш бизнес! – Наш бизнес. – Вот что он имеет в виду. – Объясните ему это. В котором ты – винтик, парень. Винтик в механизме. – Иди к чёрту, Дэннис. Я знаю, кто я такой. – Этот бизнес заключается в том. чтобы нажимать кнопки. Но я жив и здоров. Это вы в данном случае нажали кнопку. Правильно. Мы нажали. Мы все. Вся эта чудесная демократическая организация. Верно, Джоуи? – Верно, Гарри. – Ещё рюмочку. Так во всём, Дэйв. – Давай на этот раз я налью, Гарри. – Мир непредсказуем, друзья мои. Я ничего не могу с этим поделать. Но прогресс есть. Посмотрите на америкашек. – Новый Свет. – Организация! Послушай, Чес. У парня проблемы. Вот здесь. Он невоспитанный. Старомодный. Получи. Получи. Давай, Джоуи. Давай, змеёныш. Держи ему руки. Вот так. Держи его. Ну, хватит. Ну-ка, Брайан. Давай сюда его руку. Может.? Может, мне разукрасить его, а, Джоуи? Нет. Нет. Я не из таких. Я не такой, как он. Тебе же это нравится, правда? Ты ничтожество. Ты паршивое ничтожество! Скажи это! Скажи это. Скажи это.

Скажи это. Давай! Скажи это! Чес, скажи это. Он вырубился, Джоуи. Принеси воды. Воды. – Сделай ему искусственное дыхание рот в рот, Джоуи. – Заткни свою вонючую пасть! Послушай. Ты ведь помнишь меня, Чес. Послушай. Ты помнишь Мика? Помнишь? Чес, что. это. даст? Ты этого не сделаешь. Я – пуля! О боже, как больно. Вот здесь. Посмотри, что ты сделал. Помоги мне. Ты мертвец, Джоуи. Ты можешь остаться. со вчерашнего дня. до. завтрашнего. Убирайся из моей квартиры. Минуточку. А ну не двигаться! Гарри, я буду говорить прямо. Ты очень серьёзно вляпался. Это инкриминируют тебе. Посмотри в лицо фактам. – Факты. – Во-первых. Я вам назову эти факты. Настоящие факты. Как только доберутся до Дэвлина, они все ополчатся против нас, друзья мои. Пресса, налоговая, менты – все. Знаете, как они будут нас называть? Они будут называть нас гангстерами. – И тогда – прощай, бизнес. – Мы станем такими же популярными, как Гитлер. Я знал, что ты не откажешь. Я знал. Ну, я пока ещё ничего точно не могу сказать, дружище. Но, честно говоря. – Где он? – Мы ищем, Гарри. Шестизначная сумма в год – уже была у нас. Шестизначная. А теперь этот недоносок. Он подставил нас под удар. И зачем он вообще на свет появился. Я ведь не посылал его. Это ведь я говорил ему – не ходить. Не смешивать свои личные отношения с моим бизнесом. – Я говорил ему. – Говорил ему? Смешно. Это как говорить бешеной собаке, кого кусать – то же самое. Меня однажды кусала собака. В детстве. – Жёсткошерстный терьер. – Гарри, говорю как твой юрисконсульт. На тебя повесят соучастие в убийстве. – Алло? – Алло? Могу я поговорить с мистером Флауэрсом? – Здравствуй, Чес. – Гарри есть? Да, Чес, конечно, он здесь. Гарри, это Чес. Здравствуй, Чес. Тебя сильно избили? Не очень. Ты уже в курсе, да? Это было просто. Это получилось случайно. Гарри, мне нужно исчезнуть. Да, Чес. Да, верно. Мы постараемся что-нибудь придумать. Гарри, ты же знаешь, я никогда не вешал на тебя свои проблемы. Да, у меня отягчающие обстоятельства, но я буду сам выкарабкиваться. Чес, подожди минутку. Он на Уондзуорт-Бридж-Роуд. Что бы ты сделал, Муди? С бешеной собакой, Муди? Когда несчастное больное животное может укусить тебя? Укусить меня? Не намеренно. Я бы её усыпил, Дэннис. Гарри? Алло? Алло? Гарри? «Автобусная остановка» «Участок дороги повышенной опасности» «Не сорите в Уондзуорте – пользуйтесь урнами» Я не хочу знать никаких подробностей, сынок. Шагай. Шагай. Я могу ему доверять. Разве я могу сказать что-то больше, чем это? И он – артист, да? У меня вода в ванной набирается. Мне некогда сейчас объяснять, мам, но всё очень плохо. хуже некуда. Послушай. – Но, Чарли. – Послушай, мам. – Но где ты, Чарли? – Я должен уехать. Сейчас. Прямо сейчас. Я, наверное, поеду к тётушке Мэри. – К твоей тётушке Мэри? – В Девон. Да, езжай туда. Они о ней не узнают. Даже в Барнстейпле. – Правильно. – Ну, береги себя. – Передавай ей от меня привет, ладно? – Хорошо, спасибо. – Пока, мам. – Счастливо, Чарли. Я сказал Барнстейпл, а не Эксетер. Я же сказал: пересадка в Эксетере. Семсот двадцать второй. Платформа четыре. Прибытие в десять минут. Шиллинг десять за сендвич, красавчик. – Привет, ма. – Ноэль. Спасибо, ма! Ты прелесть.

А он говорит «Ты это называешь рок-н-роллом?» А я говорю: «Это же как раз тот самый саунд, мистер Пэйн. Вот за что я тебя агитирую, чувак». А он говорит: «Боже мой, чёрный саунд. Да он же в четыре раза чернее, чем ты». Ливерпуль. А я говорю: «Брось, чувак, брось. Это клёвый саунд». Знаешь, кто выходец из Ливерпуля? – Мэри Тинклинг. – Он говорит: «Ладно, верю». – «Поедешь на гастроли на шесть недель». – Он практичный, это так. Так мистер Тёрнер сдаст твою комнату в субаренду, да? Да. Да. Да, это круто. Я так ему и сказал. Я говорю: «Тёрнер, ты хозяин квартиры. которому я задолжал 41 фунт за аренду. которые я скоро пришлю тебе из Ливерпуля». Он говорит: «Точно?» Ну, а я говорю: «Послушай. Послушай, чувак. Все мои вещи. Все мои шмотки, все мои записи, моя труба. Всё. Вся моя жизнь остаётся здесь. на Пауис-Сквер, 81, в этой маленькой полуподвальной комнате». Он говорит: «Ладно, сынок, езжай». Мне надо найти хорошего субарендатора. который бы уважал чужую личную жизнь. Этот Тёрнер – он наркоман. – Да ну, ма. Он просто. – Он со странностями. Он со странностями. Он отшельник. Он прячется от действительности. То-то и оно. Эти дети живут в каком-то своём мире. Пауис-Сквер, Ноттинг-Хилл-Гейт. Это запись. Теперь говорите. Здравствуйте, мистер Тёрнер дома? Говорите, когда пропищит три раза. Пип. Пип. Пип! Я. Я друг Ноэля. Старый друг. Я насчёт комнаты. В полуподвале. Мы с ним вообще-то только что виделись. Я и его ма.

Кстати, доброе утро. Вы ещё там? Я немножко рановато, понимаю. Вы ошиблись домом, мистер. – Катитесь отсюда. – Нет, послушайте. – У меня они прямо здесь. – Прямо где? Задолженность за аренду. Это 41 фунт, правильно? Он сказал: «Просто рассчитайся с мистером Тёрнером, и комната – твоя, приятель». – Улыбка фортуны, а? – Вы так думаете? Я работаю в области развлечений. Ну, знаете. шоу-бизнес. И я видел Ноэля на вокзале. Алло? Алло? – О, да, да. Так это ты? – Да. Полуподвальная комната, в полуподвале. Ну конечно, дорогая. Ну конечно. Да. – Под задней лестницей. – Да. Толкай! Ещё раз, подольше. – Здравствуйте. – Я не узнала твой голос. А, ну конечно. Меня долго не было, да? И я не узнаю твоё лицо. Моё лицо? Вы бы ещё видели мою машину. – Видела что? – Мою машину. У нас тут случился небольшой спор с бетонной стеной по пути из Дувра. И – прощай, Феррари. Сюда, правильно? По-моему, он сказал – сначала налево. Ой, ошибся. И – прощай, Роллс-Ройс. Я знаю, что ты имеешь в виду. Присмотри, говорит, за моими шмотками. За моей трубой. Я тут как раз возвращался с континента. из континентального тура, и тут это случилось. О, замечательно. Очень характерно. Я снимаю её. Моя фамилия Дин. Джонни Дин. Смотрите, вот привет от Ноэля: у меня для вас 41 фунт. Я на самом деле задолжал их ему. но это совсем другая история, я не буду вас утомлять её рассказом. Значит, за неделю вперёд будет. Шестьдесят шесть фунтов.

– Шестьдесят шесть фунтов. – Плюс. плюс недельный депозит за использование электроприборов и сантехники. плюс, мне нужна справка о кредитоспособности. Послушайте, это. – Так и есть.

– Ну, и это будет. Сто тридцать два фунта. И чем же ты развлекаешь? – Я трюкач. – Трюкач? Трюкач, трюкач. На мои выступления распродана куча билетов здесь, в Лондоне. Все – в лучших местах. – Не повезло мне, правда? – Не повезло. Мам, а когда Рождество? И – прощай, Феррари. Ты пьяный. Ты перебрал лишнего. Нет, нет. Я новый жилец. Хочешь аспирина? – Может, чашку чая? – Да, это было бы неплохо.

– А у тебя есть скипидар? – Скипидар? – Хочешь заработать шиллинг? – Два шиллинга. Сходи и купи мне бутылку скипидара. Пять шиллингов. Полдоллара. Тогда я говорю этому парню в офисе: «Почему вы такой жадный?» – А он отвечает: «Ваша виза закончилась». – Ну надо же. «И. И вы. И вас нет на месте обучения, правильно?» Правильно.

«И вам нужно. И вам нужно уехать из Британского Королевства. и вернуться во Францию». Бедняжка. Когда всё это было? Не знаю. На прошлой неделе, наверное. В прошлом месяце. Тогда я говорю: «Фербер учит меня английскому, понимаете. а её парень учит меня по своим книгам. и всему. Мои волшебные сказки!» Первым делом этим чёртовым утром. Тогда он меня спрашивает: «Где вы живёте?» – Я говорю «Я не помню». –у меня появляется какой-то чечёточник. в моём чёртовом подвале. – Он говорит: «Это совершенно нелегально». – Да, он прав. Тогда я говорю: «В отеле Хилтон». Послушай, я не хочу больше никаких бомжей у себя в подвале. Жонглёр, мадам. – Не нужна она мне. – Жонглёр. – Не нужна она мне. – Она тебе понравится. Да, она, наверное, тебе нравится. Он тебе понравится. Как ты думаешь, мне вымыть волосы? – А он говорит: «Вы подросток, чья мораль под сомнением». – Продолжай. – «И вы тут нежеланны». Тогда я сказала: «Вы тупой говнюк!» И я плюнула и убежала. Ну вот, как только мой череп стал абсолютно пустым. Плюс задаток. Плюс деньги за электричество и сантехнику. Так что я не получила визу. Плюс поручительство за неделю. – Ну, я не переживаю. – Плюс неделя авансом. что составило 167 фунтов. Ну-ка, дай мне. Давай я. Давай я. – Они меня никогда не найдут. – Вот видишь. Замечательно. – Я не переживаю. – Ну тебе и не нужно переживать. Кто-нибудь хочет чашечку чая? Где моя овсянка, Лоррейн? Тони! Тебе твой дядя звонит! Объясни им тут пока. Да, слушаю. – Что там происходит во внешнем мире? А ты ещё не смотрел газеты, дружище? – Нет, не интересовался. – Они по твоему поводу устроили настоящую шумиху. – Ты на первой странице. – Неужели? – Что ещё?

– Ну, у меня мусора побывали. И из фирмы твоей. Ну, ещё блюстители закона, только и всего. Но твой друг, Роузиблум он странный какой-то, нет? – Проблемы? – Нет, нет. Но заметь, дядя. Он говорил долго, и вовсе не о твоём благополучии. На самом деле. он явно очень очень сильно запутался, рассказывая про Ноэля. Я не хочу, чтобы всякие больные. покалеченные артисты кабаре жили в моём замечательном подвале, командир. Тони, я сматываюсь. Сматываюсь из страны. Из страны? Слушай внимательно, Тони. Я тебе скажу, где у меня припрятаны деньги на чёрный день. Ты колешь слишком много этой дряни, Фербер. Слишком много витамина Б-12 пока ещё никому не повредило. – Ты имеешь в виду, под отопительным котлом? – Глубоко под ним. Поищи. Там, в том пакете – двадцать кусков. Прежде всего, я хочу, чтобы ты затарил себе на выпивку. Пять кусков. Ты джентльмен, Чес. Нет, просто хочу дать их вам. Тебе и твоей Марго. Во-вторых. мне нужен паспорт. Есть один тип. У тебя есть, чем записать? Тип этот с Кипра. Его фамилия Танопулос. Эй, Джонни, Мама спрашивает, ты будешь яичницу? Ты всё понял, Тони? До свидания. А Тёрнер говорит, чтобы ты поднялся поговорить с ним. Хорошо, Лорри. Сейчас поднимусь. – Ну и цирк, блин. – А ты вообще где? Я, знаешь, слева. – Ну да, да. – Честно говоря – ужас. Настоящий притон. Длинные волосы. битники. наркоманы, свободная любовь. . иностранцы – всё, что хочешь. Но мне всё равно, Тони. Мне тут хорошо. И чтоб перекрыться – лучшего места не найти. Заходи, папаша. Добрый день, мистер Тёрнер. Добрый день, мистер. Произошла ошибка. Вы не можете оставаться в той комнате. Она не сдаётся. Минуточку. Но ведь леди сказала. Леди сказала? Я ей ничего не говорил. Она мой секретарь. У меня очень много работы. Очень плотный график. Нет, не нужно. Этому ковру 200 лет. По нему видно. Ценный антиквариат, да? Послушайте, я должен Вам сказать «до свидания». Мистер Тёрнер, весь мой багаж, мои сценические принадлежности. они все прибудут с континента сюда. Ваше что? Мой багаж. Мои, ну, понимаете, трюкаческие штуки всякие. Почему Вы не пошли в отель? Отель? Вы смеётесь, наверное. Понимаете, мне нужно. Мне нужна богемная атмосфера. Я артист, мистер Тёрнер. Как и Вы сами. – Вы трюкач? – А что, нет? Что, чего нет? Почему не скоморох? Это третья древнейшая профессия. Вы – исполнитель реальной магии. Я. Я исполняю. Я могу сказать по вашим вибрациям. Вы – человек-антигравитация! Вечер самодеятельности на Аполлоне. Хеопс в своей долбаной пирамиде. Он ведь выкормил грудью парочку? Помните? И тетрархи Содома. и Орбис Терциус. Я прав? Я прав, малыш? Более-менее. Лично я – я просто, знаете. выступаю. О, вы скромный малый. Ведь, в конце концов, был только один.

Только один. – Что только один? – Сейчас скажу. Энрико Растелли. – Вот именно. – Жонглёр короля Тосканы. И всё-таки, насчёт комнаты. Четырнадцать шаров! Как насчёт того, чтобы. С ночи до ночи? Правильно. С ночи до ночи. На коне. И с завязанными глазами. Тоже мне, исполнитель. Я, конечно же, не сказал Вам ничего из того, что Вы не знали, а, старина? Ты не можешь здесь оставаться, старина. Настроение испортилось? А почему бы Вам не сыграть нам что-нибудь? Я не люблю музыку. Забавный ты чудик. Ты будешь выглядеть смешно, когда тебе будет 50. Вы должны уйти. Вам здесь не понравится. Не понравится? В этой очаровательной полуподвальной комнатке? Я заплатил за неё. Мне там очень нравится. Вы нам не подойдёте. Подойду. Я однозначно подойду. Я просто обязан подойти, мистер Тёрнер. Всё настолько плохо, да? Интересно, мистер Дин. как бы Вы поступили на моём месте? Я не знаю. Зависит. Зависит от того, кто Вы. Чего я не знаю. Кто я? А кто Вы – Вы сами знаете? Ладно, это облегчает задачу. Вы можете остаться. На сколько понадобится. Со вчерашнего дня до завтрашнего, пойдёт? Спасибо. Он не был таким уж знаменитым. Я его неплохо помню. Ещё как был. Он был всемирно известным.

Когда я была ещё маленькой, он занимал ведущие строчки всех хит-парадов. Они появляются и исчезают. Эти поп-звёзды. У него были поклонники. Но я никогда не фанател от того, что он делал. Я фанатела от него самого. Эти рубиновые губы. У него было три хита номер один. два – номер два и один – номер четыре. Отнеси этот чай наверх, Лорри. Его успех – он ведь остался в прошлом? – Ну, он ушёл на отдых, правильно? – А, ушёл? Ну, а сейчас он чем занимается? Он. Он живёт здесь. Он пишет книгу, и понемногу – музыку. Вот как? Так вот зачем ему секретарь? Ну, эта иностранка – не та, которая тощая, а другая. Фербер? Фербер – его любовница. Они живут вместе уже давным-давно. – История их любви широко известна. – Серьёзно? Ты что, вообще ничего не знаешь, папаша? – Когда мама приходит? – Вечером. Это не подходит, голубушка. Видишь, и там, и там – дырки. Они не подходят. Я знаю. Я знаю, как сделать. Давай, я знаю. Вот так. Вот, вот этот. Ты толстеешь, Лоррейн. Это от фасоли. Меня тошнит от фасоли.

Мне совсем не нравится этот парень. По-моему, он отвратительный. Тебе ведь на самом деле он тоже не нравится? – Что ты хочешь.? – Я ничего не хочу! Я просто позволяю событиям происходить! Почему Тёрнер разрешил ему остаться? – Он передумал. – Почему? Почему он разрешил ему остаться? Почему? Мистер Дин? Давайте я приберу в Вашей комнате? О, здравствуйте, миссис Гиббс. Нет, спасибо. Не надо. Лучше завтра. Срасибо большое. Спасибо. «В этот момент произошло нечто неожиданное. Застывший в углу старый гаучо.

.бросил ему под ноги кинжал. Дальманн нагнулся за ним. «В лечебнице не допустили бы, чтобы со мной случалось. что-либо подобное», – подумал он. И он понял две вещи. – Во-первых..». Я знаю, почему. – Что случилось? Прямо в глаз мне залетела. – Так почему? – Потому что ты боишься его. Да, правильно. Правильно. И он тоже боится.

Тебя срочно к телефону, Тони. – Привет, дядя. Ну как ты? – Неплохо, Тони. Слышь, я виделся с этим Танопулосом. Он сказал «да, сделаем». Он может отправить тебя с грузовым судном. Прямо до Нью-Йорка. Да, но это влетит тебе в копеечку. Это включает документы моряка, паспорт, взятка капитану – ну, в общем, всё. Девять кусков. Девять кусков? Старый разбойник. Ну, такие у него расценки. Нет, Тони, ты всё правильно сделал. Всё правильно. – Хорошо. Когда я смогу уехать?

– На этой неделе. Точно. И ещё, слушай. Ему нужна твоя маленькая фотография. Да, фотография для паспорта. – Знаешь, о чём я? – Да, да. Понимаю. Понимаю. Этот Танопулос, он сказал, «Если котелок у твоего друга варит. то он захочет выглядеть совсем не так, как он обычно выглядит». Отрасти бороду. Нет, я что-нибудь придумаю, Тони. Не волнуйся. Ну хорошо, набери меня вечером. на домашний, в девять. Договорились? Выше голову, дядя. Страна великих возможностей ждёт тебя, а? – Три года – это слишком долго. – Ты говорил, что тебе хотелось иметь её. Она мне не по карману. И вообще, я не уверен, что мне нравится. Я оставлю себе раму. Ну, ладно, не расстраивайтесь. Он никогда ничего не покупает. Лучше возвращайтесь к Ула. Возвращайтесь туда. Не надо. А, вот вы где. Извините за беспокойство, но не найдётся ли у кого-нибудь шестипенсовой монеты для телефона? Можно воспользоваться трубкой наверху? У нас нет трубки наверху. Ради всего святого, что он сделал со своими волосами? Он всё испортил. А, ну да, конечно. – Мне нужно ещё раз позвонить моему агенту. – Краска. – Как по мне, так рыжий лучше. – Нет, нет, рыжий – это была краска. Неживой. Крашеный. – Рыжий. – Покрасил. Неживой. Рыжий. Рыжий. Ван Гог, что ли? Нет, нет. Вот этот цвет – настоящий. – Настоящий? – Да. Я просто прикалывался. Прикалывался, понимаете? Над моей ролью. Над моим имеджем. – Понимаете, что я имею в виду? – Я очень хорошо понимаю, что ты имеешь в виду. Я так и думал. Мой агент – он решил. что настало время измениться. Время измениться. Что ж, я с ним согласен. Да, я тоже. Что касается меня – нужно вспомнить подробности. – Мне в целом понравилось. – Ты о.? Нет, дурачок. Твоё выступление. Твой имедж. Мы как раз вспомнили. Мы видели. Мы были в Гамбурге. На твоём выступлении. – Да, да, это было восхитительно. – О, грибы. Я люблю жареные. Проголодался? Хотя – скажу как артист артисту. это было немного старомодно. Ну, да, я немного старомодный. Или это в Берлине было? Нет, спасибо. Это было в прошлом году? Или в 67-м? – Шестьдесят шестом. – Шестьдесят девятом. – Может, в Париже? – И – прощай, Бугатти. – Это было на Уэмбли. – Может быть. Нет. В Токио. – В Токио? – В Токио. На Всемирной Выставке. О, точно. В Токио. Нет, спасибо. Да, это было в Токио. Определённо. Я вот случайно нашёл это там внизу, на полу. Может, это прозвучит смешно, но у вас он есть? Полароид?

Время измениться. У нас есть? – Да-нет. – Да-нет. И я подумал – если просто шутки ради, а? Малышка Лоррейн меня натолкнула. Подбросила мне эту идею. Да, мы часто балуемся с полароидом. – Я и девочки. – Серьёзно? А у меня самого – «Лейка N3». – Я никогда не ношу шляп. – Даже на выступлении? – Никогда. Нет. – А что же ты тогда носишь? Ну, свободное. Что-нибудь свободное. Изумительная фотография. Да, но я никогда не ношу шляп. А, да, правильно: грибы ты любишь в жареном виде. – Извини. – Нет, нет. Вот этот не хочешь попробовать? – Я всё в жизни хотя бы раз пробую. – Тебе понравится, это с континента. Да, ты отличный повар, Фербер. А эти. Эти фотографии – для самолюбования. или для рекламных целей? Потому что если ты планируешь размножить их в формате открытки. – А у вас нет пары капель виски? – Увы, нет. – Распечатать офсетным способом в тысяче экземпляров, то тогда. О, нет, нет, нет. – Они только для моего агента. – Понимаешь мою идею? Конечно. Конечно.

Нет, нет. Нет, я. Я не хочу, чтобы их увидела широкая публика. – Хорошо. Тогда – гора с плеч. С точки зрения техники – это первоклассное фото, Тёрнер. но, по-моему, оно всё равно не подойдёт. – Не подойдёт? По-моему – идеально. Такой идеально коричневый. Это именно ты. – Да, да, всё верно. Я не. – Это именно ты – такой, как есть. Она. Она выглядит неестественно. – Понимаете, что я имею в виду? – Я понимаю, что ты имеешь в виду. Да. Мы зашли слишком далеко. Он имеет в виду, что мы на самом деле никуда не пришли. Он имеет в виду, что нам нужно зайти ещё дальше. Нужно зайти ещё дальше. Ещё дальше назад. И побыстрее. Подожди минуту. У тебя всё в порядке? Да, всё отлично, спасибо. Понимаешь, всё, что мне нужно – это маленькая фотография. Маленькая чёрно-белая фотография, понимаешь? Понимаешь, она должна быть просто немного другой. Понимаешь, что я имею в виду? Чёрно-белая. Это мелочи, ерунда. Это. Это у меня из-за аварии. Тебе нужна такого размера, как на паспорт, да? Интересно, скоро ли исчезнет нагноение. Надо, наверное, позвонить доктору Барроузу. Сделать тебе укол. Ты своё дело знаешь, Фербер. Я хочу сделать. Я хочу сделать эту маленькую фотографию прямо сейчас. Какую фотографию? Джонни Дина. Может, он не знает, кто он такой. Он знает. Ты вернёшься домой, на мою кухню, Ведь это будет настоящим обожанием. О, я одинок, обворовав своего лучшего друга, Но этому шутнику посчастливилось. украсть её обратно. Ты вернёшься домой, на мою кухню. Он знает. Знает. Он бука. Монстр. Я жив и здоров. Это вы в данном случае нажали кнопку. Проснулся этим утром, Кто-то стучит в мою дверь. Проснулся этим утром, Я говорю, здравствуй, вор. По-моему, нам пора идти. Мы нажали кнопки. Он ходячий кошмар. Он старый профи. Он всё выдержит. Он в состоянии выдержать. Он всем ещё задаст, даю, блин, голову на отсечение. Он последняя сволочь. Я герой-одиночка. Вот бы отвести тебя к реке. Я бы утопил тебя, Я бы застрелил тебя, Ну, даже и не знаю. Ведь я злюсь из-за тебя, Злюсь из-за тебя, Злюсь на тебя, Как Джесси Джеймс Он – тигр полосатый.

Тебе нравится твоя работа, а? У тебя есть дар! – Что происходит со светом? Искусственная энергия. Она пульсирует в напряжении. Огонь. Эй, полегче! Я раньше таких никогда не видел. Они, должно быть, очень горячие. Какой. Какой красивый стол. Очень красивый стол. У меня идея, я бы хотел. Сколько ты за него хочешь, Тёрнер? Америка – обалденное место для ночных развлечений. Он в улёте. Сколько ты ему дала? Три четверти большого. С ума сошла. Могу себе представить. Раньше нужно было об этом говорить. Тебе лучше, а? Да. Неплохо, неплохо. Очень даже. – Надо проявить свой дар. – Конечно. Где Роузи? Нам нужно подтолкнуть этого козла. Насчёт этого это не волнуйся. – Посмотри на это. Отвратительно выглядит. Вовсе нет. Он чудесный. Ты один такой съел на обед. – Вы отравили меня! – Не сходи с ума. – Вы отравили меня! – Не делай глупостей. – Нет, нет. – Просто чтобы ускорить. – Ты просто принял наркотик. Я хочу ускорить сдвиг. Я просто хочу пойти дальше, Чес. Понимаешь, сок этого гриба просверливает отверстие. Это второе отверстие оказывает влияние на отверстия, имеющиеся в твоей голове. У тебя в черепе. Я просто хочу проникнуть прямо туда, понимаешь? – И покопаться там, как мандрагора. – Я схожу с ума? Перестань. У тебя всё замечательно. Мы просто немножко разобрали тебя на части, вот и всё. Просто чтобы посмотреть, как ты функционируешь. Мы твоё выступление просмотрели до конца. Теперь посмотри наше. Его выступление? – Им оно никогда не надоедает, так? – Я по складу своему спринтер. Этот путь был длинной миллион лет. Миллион лет люди входили в такое состояние, чтобы увидеть это. Я люблю порезвиться. Я не посылаю им официальные письма. Я оказываю давление. Он не хочет меня слушать. Я знаю, как ты это делаешь. Я, брат, кое-что понимаю в представлениях, поверь мне. Некогда у него тоже проявился дар. Видел бы ты его 10 лет назад. Вот что я тебе скажу. Только то представление оказывается успешным, оказывается по-настоящему успешным. оказывается абсолютно успешным, – то, которое доводит до безумия. Верно? Я прав? – Согласен? – Согласен. Он хочет понять, почему твоё шоу оказалось. таким отпадным, каким ни одно из его никогда не было. – Откуда же я знаю? Ну, я разбираюсь немного в клиентуре. Они – это стадо лгунов и интриганов. Наводить на них страх. Ставить их на место. Только так можно заставить их пошевеливаться. Им это нравится. Всегда под прессом. Время для твоего нового имеджа. – Так он будет отличаться? – Сейчас до чего-нибудь доберёмся. Америка – обалденное место. Тебе действительно нужно завтра уезжать? Завтра. Завтра он научится разбираться, что правильно, а что неправильно. Ничего не правильно. Всё дозволено. Последние слова горного старца. Его девиз. Этим словам тысяча лет. Представь себя на тысячу лет моложе. «Старец на языке Персии назывался. Хассан-ибн-Сабах. А люди его назывались Гашишинами. Развел он большой, отличный сад в долине, между двух гор;такого и не видано было. и тамошние сарацины верили, что этот сад – рай. При входе в сад стояла неприступная крепость; никто в свете не мог овладеть ею. Выберет старец кого из юношей. кого он пожелал сделать своим гашишином. своим асасином-убийцей, то сперва их напоят сонным зельем, сонными брали и вводили в сад;там их будили. Проснётся юноша и поистине уверует, что находится в раю. Самые красивые в свете жёны и девы были тут;и были они во весь день с ним:играют, поют, забавляют его, всякое его желание исполняют. Захочет старец послать куда-либо. кого из своих асисанов. убить кого-либо из важных. посылает он за одним из этих юношей, и говорит ему: «Иди и убей. а когда вернёшься, мои ангелы отнесут тебя в рай. А даже если умрёшь ты, всё равно. я всё равно пошлю за тобой своих ангелов забрать тебя в рай». Довольна работой? Ты в том саду? Оставайся там. Никогда не доверяй старцам, старым шоуменам, старым идиотам. Я отведу тебя к реке. Я тебя запудрю. Я наведу на тебя глянец. Ты у меня будешь сиять, как зеркало. Как не знаю что. Что это? Как ты это называешь? Нагрудное украшение. Тебе нравится моё телосложение? Да, оно. Оно в хорошей форме. У меня два ангела. Один мужского пола и один женского. Как треугольник, понимаешь? – Ты заметил? Ты когда-нибудь ощущал себя женщиной? Нет, никогда. Я ощущаю себя мужчиной. Всегда – мужчиной. Это ужасно. Это именно то, что у тебя не в порядке, да? Ты о чём это? Как в песне – «этот мир принадлежит мужчинам». У меня всё в порядке. Я нормальный. Как ты думаешь, а Тёрнер кем себя ощущает, а? Я не знаю, он какой-то странный. И ты странная. – Ты извращенка. – Он мужчина. Мужчина мужского и женского пола. Он себя ощущает так же, как я. – Нет. Нет, он не такой. – Кем я себя ощущаю, а? Скажи мне. Чувствовать себя женщиной. Тебе же нравится. Включайся в мою игру. Я представлю тебя Иику, богу света. Но поторопись сменить свой прекрасный наряд. или моё любопытство переключится на что-нибудь другое. Скажи мне, моя большая ягодичная мышца, каково это – так ощущать себя, а? – Я сказал, я не из таких. – Мужеподобная женщина. – Рита Хейворт. – Я сказал – нет. Ты больная. Ты. Ты выродок. Извращенка. – Чего он хочет от моей персоны? – Я наведу на тебя блеск. Отверстие. Отверстие. – Чего он хочет? – Может быть, маленькое зеркало. – Маленькое тёмное зеркало. – Моё зеркало? Нет. – Маленькое тёмное зеркало. – Нет, он не получит. Вороватая шлюха. Послушай! Он не заберёт его, дурачок. Он только хочет посмотреться в него. Он застрял! – Застрял! – Почему? Почему? Потому что он потерял своего демона. Вот почему. – Да, хотя он подчинил его себе. Жонглировал всеми этими шарами, миллионами шаров. Пока однажды он не посмотрел в своё любимое зеркало. повосхищаться собой, понимаешь? И вдруг увидел всё слишком ясно. Что он просто красивый маленький капризный полосатый тигр. Тогда он подумал: может быть. Может быть, пришло время измениться, подумал он. И тогда, пока он смотрел, отражение исчезло. Его демон покинул его. – Он ушёл. Он всё ещё пытается понять, хочет ли он его возвращения. – Он должен снова найти его. – Послушай, что я тебе скажу. Иди и поговори с Тёрнером. Он ждёт тебя. Он очень, очень долго ждал тебя. Прояви вежливость. Совершенно верно. Я. Ты считаешь это справедливым? Мне нравится эта музыка. Сделай погромче. Не тебя ли я видел в Сан-Антонио жаркой пыльной ночью? Мы как раз ели яичницу у Сэмми когда тот чернокожий выхватил свой нож. Ой, так это же ты утопил того еврея в Рэмптоне пока он стирал свою безрукавку, Ну, короче, того говорящего по-испански джентльмена, того, которого мы все звали Куртом. Это был Бешеный Сирил. Ну что ж, джентльмены, я знаю – здесь какая-то ошибка. Каким забывчивым я становлюсь, ты-то теперь навёл порядок в своих делах. Мы были учтивы. Я помню тебя на Гемлок-Роуд в пятьдесят шестом. Ты – затянутый в кожу молодой педик с малюсеньким обрубком. Ты возбуждающий, потрясающе неотразимый мужчина; Твой пот блестит и крепко пахнет. Твои органы работают отлично, но есть одна деталь, которая не привинчена как следует. Давайте-ка посмотрим. Давайте-ка посмотрим. – Извините, но. – Заходи! Снимайте. Снимайте! Не было ли тебя на съезде по поводу Коки тогда, в шестьдесят пятом? Ты – недоучка, серый исполнитель, которого, как я видел, так сильно разрекламировали. Ты влиятельный, серый человек, чья дочь вылизывает пуговицы полицейских дочиста. Ты – тот, кто сидит за спиной у того, кто управляет мягкими машинами. Ну что ж, джентльмены, ваша любовь – это всё, чего я жажду. Вы всё ещё будете в этом цирке когда я буду смеяться, смеяться на своей могиле. Ну, за старушку Англию! Когда старики дерутся а молодые ребята равнодушно наблюдают А молодые девушки едят мясо своих матерей из пластиконовых тюбиков Опасайтесь того, милые мои друзья что вы сами и взрастили. У них есть изящная привычка – они едят руки, истекающие кровью. Так что помните, кем вы сами себя называете и ни во что не ввязывайтесь. Мальчишки останутся мальчишками и будут играть в игрушки так что приглядывайте за своим зверем. О, Роузи, дорогой, тебе не кажется это подозрительным? Ну, тогда останови меня, будь так любезен. Малютка – труп, и моя дама сказала: «Джентльмены, почему вы все меня домогаетесь?» Иди поговори со своим агентом. Зачем? Сколько сейчас времени? Ты забыл позвонить своему агенту. Я. Я забыл. Ты забыл позвонить ему. Два страшилища с вот такими сверкающими глазами! И тот парень, вот такой! Ты ему прочистила мозги, да? Ты с ним трахнулась? Эй, что это? Хочешь? Забирай. Можешь оставить его себе. Он настоящий гангстер? Настоящий? Ты меня совсем вымотал. Я забыл, да? У него мой паспорт. У него мой. – Алло? – Тони? Подожди. – Говори. – Привет, Тони. Привет, дружище. Ты где был? Ты забыл. О, боже всемогущий. Нет, у меня тут были сложности, Тони. Это было нелегко. У меня есть фото.

Уже есть, при себе.

О, отлично, отлично. Слышишь, этот корабль. Похоже, что он отправляется завтра вечером. Да, где-то в. Мне только нужна фотография. Ну, да. ты должен её как-то забрать. Погоди, дай мне подумать. Пауис-Сквер, 81, Ноттинг-Хилл-Гейт. Он может приехать сюда. Пауис-Сквер, 81, Ноттинг-Хилл-Гейт. Пауис-Сквер, 81, Ноттинг-Хилл-Гейт. Да, Чес, да. Ты заедешь за ней в 9:30. Я заеду за ней в 9:30. У тебя всё нормально? Нет, нет, нет, у меня всё нормально, Чес. Я просто немного устал, вот и всё. я твой должник. Я буду скучать по тебе, Тони. Да, я тоже буду скучать по тебе. Ну, спокойной ночи. Спокойной ночи. Я позвоню тебе в девять. – Бог в помощь. – Спасибо, Тони. Спасибо, Тони. Разумная голова на. Всё ещё на этих молодых плечах, а? Так он забыл-таки, да? Забыл, но не простил – а, Муди? Не понял? Забавно. Согласись, это не похоже на него, Тони? Это не похоже на него забывать о важных вещах. Почему он уезжает в Америку? Почему? Я не знаю. Неподходящее место для того, чтобы туде ехали гангстеры? Я так не думаю. Он опять во что-нибудь вляпается. Вот куда ему нужно поехать. Посмотри. Горы Персии. Да, может быть. Может быть, ты права. Я уверена, за бугром тоже есть какие-нибудь бандиты. – Ты так не думаешь? – Может быть. Ага, я скажу ему. Я скажу ему. Скажи мне кое-что. Ты думаешь, в горах будет лучше, если там не будет бандитов? Je s'est pas. О, боже мой. Я чувствую себя так, словно меня прокрутили в бетономешалке. Tu es bien. – Ты ведь француженка? – Да, я француженка. Ты смешной маленький лягушонок. – У тебя маленькие сисечки, а? Немножко недоразвитые? Да. И что? Ты совсем тощая. Как маленький мальчик, типа. Некоторых это сбивает с толку. Паршивое утро. Это тебе. Я это нашла. – Это аметист. Это пурпурный аметист. Вот это тоже тебе. Оно волшебное. Спасибо. У Фербер есть виза. Тебе не хотят давать визу? – Почему? Я не знаю, почему. Потому что ты иностранка. Ему нравятся иностранные девки, этому Тёрнеру. Может быть, я уеду с тобой. Почему бы нет? Но я не хочу ехать в Америку. Лучше бы ты был бандитом в Персии. – Как тебя зовут? У него талант. Он не должен был уходить. Ему надо поработать. Он застрял.

Ведь все же ещё знают, кто он такой, разве нет? Ты ему нравишься. Останься до завтра. Не могу. Мне скоро пора сматываться. Мне тоже нужно уезжать. Может, Фербер поедет со мной. На каникулы.

О, merde, шампунь. Он на верхнем этаже, в ванной комнате. Я тебе принесу его. Спасибо. Нам нужно торопиться, Чес. Гарри тебя ждёт. Кое-кто из ребят тоже приехал повидаться с тобой. Посмотреть, как ты тут. Роузи, мне нужно сгонять вверх на секунду. У нас нет времени. Нам пора отправляться в загородную поездку. У нас есть время. У нас есть минута. Или вам придётся расправиться со мной прямо здесь. Прямо здесь. Ты этого хочешь, Роузи? Ладно. У тебя есть две минуты. Ты отдашь мне пушку как только спустишься. Договорились? Договорились. Там пара ребят на крыше, Чес. И пара в саду. Мне пора. Нет, я хочу поговорить с тобой ещё. Нет, я должен сматываться. Тогда я могу пойти с тобой. Ты не знаешь, куда я иду. Я не знаю. Ты знаешь. Здравствуй, Чес. Перевод © S&M(T&D)Mus.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< А если он заметил мои коричневые руки?

Наверное, это опухоль мозга. >>>