Христианство в Армении

О мокрой траве, о солнце.

Посередине игры она вдруг замолкла и оглянулась, как будто чем-то удивлена. Она сохраняла молчание около минуты. Потом она извинилась, сказав, что преодолевала смех.

На следующий день с театра позвонили и предупредили, что она пропускает репетицию. Когда домработница вошла в спальню она, все еще, была в кровати. Она проснулась, но не отвечала на вопросы и не двигалась.

Она пробыла в таком состоянии 3 месяца и прошла все возможные тесты. Результаты нормальные. Она вполне здоровая, как умственно, так и физически. Не было ни малейшего проявления Какой либо истерической реакции. Есть вопросы, сестра Алма? Нет? Тогда можете идти к миссис Воглер. Добрый день, миссис Воглер. Меня зовут сестра Алма. Я буду присматривать за вами некоторое время. Наверное, я должна рассказать вам немного о себе. Мне 25 лет, замужем. Я получила свой сертификат медсестры два года назад. У моих родителей была ферма. Мама тоже работала медсестрой до замужества. Я принесу поднос с обедом. Жареная печень и фруктовый салат. Выглядит очень аппетитно. Хотите приподнять голову? Так хорошо? Сестра Алма. Какое ваше первое впечатленье? Не знаю, что ответить, доктор. Сначала её лицо выглядит нежным, почти как у ребенка, потом замечаешь её глаза. Её взгляд становится таким серьезным. Я не знаю, я должна. Что вы хотите сказать? Я подумала, что должна отказаться от работы. Вас что-то пугает? Нет, но у неё должна быть медсестра более старше и опытнее меня. Испытанная жизнью. Я могу не справится. Не справится? Морально. Если молчание и малоподвижность миссис Воглер результат её решения. оно принято ею, как здравомыслящею. Ну и? Это решении показывает огромную моральную силу. Возможно, я не подхожу. Вам понравится смотреть закат, миссис Воглер. Я задвину их позже. Может, я включу радио? Думаю, это пьеса. "Прости меня, дорогой, о, ты должен простить меня," "Мне ничего не надо, кроме твоего прощения," Почему вы смеетесь, миссис Воглер? Актриса забавная? "Что ты знаешь о сострадании? Что ты знаешь?" "Что ты знаешь о сострадании?" Я не понимаю таких вещей, миссис Воглер. Меня интересует кино и театр, но я хожу туда так редко. Я очень восхищаюсь артистами. Я считаю что искусство много значит в жизни. Особенно для людей, у которых есть некоторые проблемы. Я не должна разговаривать с вами на такие темы.

Это как ходить по тонкому льду. Попытаюсь найти какую-нибудь музыку. Эта сойдет? Спокойной ночи, миссис Воглер. Спите спокойно. Так странно. Как будто все опять повторяется. Делаю все то, что и раньше. Я выйду за Карла-Генриха, у нас будет несколько детей, которых я воспитаю. Все это уже решено. Это внутри меня. Это не стоит обдумывать. Это сильное чувство безопасности. Потом у меня будет работа, которая мне нравится, и делает счастливой. Это тоже хорошо. Но по-другому. Но это хорошо. хорошо. Это хорошо. Я удивляюсь, что не так с ней? Элизабет Воглер. Элизабет. Позвольте, я открою письмо, миссис Воглер? Можно я прочту? Могу я прочесть для вас? "Дорога Элизабет: так как не могу увидится с вами, я написал письмо." "Если не хотите читать, можете просто проигнорировать его." "Я не могу помочь поиску контакта с вами" "так как постоянно мучим одним вопросом:" "Не навредил ли я вам каким либо образом?" "Обидел ли вас, не зная об этом?" "Может, между нами возникло какое-то ужасное непонимание?" Читать дальше? "Насколько я понимал, еще недавно мы бы счастливы. И никогда еще." ". небыли так близки друг к другу." "Помните слова: Теперь я понимаю, что означает брак? " "Вы учили меня." Я не вижу, что здесь написано. "Вы учили меня." Теперь вижу. "Вы учили меня смотреть друг на друга, как будто озабоченные дети" "наполнены добрыми эмоциями и наилучшими намереньями." "Но упра." Вот, вижу. "Но управление усилиями это лишь частичный контроль." "Вы помните все это?" "Мы гуляли в лесу, вы остановили меня, придержав за ремень." Тут также есть фотография. На ней ваш сын. Я не знаю, если. Хотите посмотреть, миссис Воглер? Он очень милый. Я все обдумала, Элизабет, и считаю, что вам не обязательно находится в больнице. Наоборот это только навредит. Если не хотите возвращаться домой вы и сестра Алма можете пожить в моем летнем домике у моря. А? Вы думаете, я не понимаю? Безнадежный сон существования. Не иллюзия, а существование. В каждом моменте предательство. Бдительность. Пропасть между тем, кто ты есть для других, и кто ты для себя. Чувство головокружения, постоянный страх быть, наконец, поверженным. Быть увиденным насквозь, подавленным, возможно, даже, уничтоженным.

Каждый тон в голосе лживый, каждый жест обман, каждая улыбка гримаса.

Совершите самоубийство? О нет. Как гадко. Вы не сделаете этого. Но вы можете быть неподвижны, можете хранить молчание. И, поэтому, не лгать. Вы можете замкнуться в себе, выключить себя. И вам не надо будет играть роли, делать лживые гримасы. Вам кажется. Но вы видите: реальность жестокая. Ваше укрытие не без щелей.

Жизнь просачивается во всё. И вы реагируете. Никто не спрашивает, реальность это, или нет, правда, или ложь. Только в театре такой вопрос имеет значение. И даже там едва ли. Я понимаю вас, Элизабет. И понимаю причину вашего молчания и неподвижности. Почему вы спрятали этот недостаток воли в фантастическую систему. Я понимаю, и восхищаюсь вами. Думаю, вы должны продолжать играть эту роль, пока она не проиграна до конца. Пока она достаточно интересная. Потом вы можете оставить её. Так же, как вы одну за другой оставляете все другие ваши роли. Миссис Воглер и сестра Алма переехали в дом доктора поздним летом, Временное пребывание у моря благоприятно повлияло на актрису, Апатия, которая мучила её в госпитале, проходила еще долго прогулки у моря, приготовление пищи, написание писем и другие развлечения, Сестре Алме нравилось такое уединение, и она очень хорошо заботилась о пациентке, Вы знаете, что сравнивать руки плохой знак? Элизабет? Хотите, я прочитаю вам что-то из моей книги? Или я вас слишком беспокою?

Это написано здесь: "Все наши внутренние тревоги, все наши поломанные мечты" "непонятная жестокость, наш страх увядания" "болезненное познание нашей земной сути" "понемногу разрушили нашу надежду на спасение." "Стон нашей веры и сомнения против темноты и тишины" "одно из ужасных доказательств нашего отречения" "и нашего страха непонимания." Вы тоже так считаете? Я не верю в это. Изменять что-то. Наихудшая моя черта лень. Через неё, меня мучает совесть. Карл-Генрих упрекает меня за недостачу амбиций. Говорит, что я хожу как лунатик. По-моему, это не справедливо. Я лучше всех в группе сдавала экзамены. Но он, вероятно, считал по-другому. Вы знаете. Ой, извините. Вы знаете, что я иногда обдумываю? В госпитале, где я практиковалась, есть дом для старых медсестер. Там они проводят время в ожидании работы. Всегда в униформах. Живут в своих маленьких комнатах. Представьте, посвятить всю жизнь чему-то. Я имею в виду, верить во что-то. Чем-то заниматься. Быть уверенным, что жизнь имеет цель. Мне хочется верить в это. Упорно заниматься одним делом. Только одним. Чем-то значащим для людей. Вы так не считаете? Я знаю, это звучит по-детски, но я верю в это. А погодка-то, ну и льет! О, да. Он был женат. Мы поддерживали отношения 5 лет. Потом он, конечно, развелся. Я была влюблена по уши. И он был у меня первым. Я помню это, как сплошное мучение. Длинные периоды боли и потом короткие моменты когда. Я думаю об этом, после того, как вы научили меня курить. Он любил пускать дым. Такие мысли действительно банальны. Настоящая фикция. Что странно, это никогда не казалось реальностью. Не знаю, как описать это. По крайней мере, я никогда не была по-настоящему реальной для него. Моя боль была реальной, это точно. Так, как будто она часть этого, в некотором роде. Словно это так и должно быть. Даже вещи, которые мы говорили друг другу. Много людей говорят, что я хороший слушатель. Забавно, да? Никто не старался слушать меня. Как вы сейчас. Вы слушаете. Я думаю, вы первый человек, который меня слушает. Это может быть совсем не интересно. Вы могли бы почитать хорошую книгу. Боже, я совсем обнаглела. Вас это все не раздражает? Так приятно поговорить. Такое теплое и приятное чувство. Кажется, что я никогда не ощущала жизнь целиком. Я всегда хотела сестру. Но имела только много братьев. Семь. Забавно, да? я была одинока. Окружена мальчиками всю жизнь. Я люблю ребят. Но вы, наверное, понимаете, с вашим опытом актрисы. Я действительно любила Карла-Генриха. Но настоящая любовь бывает только один раз. Я была верна ему. Могу сказать, что в моей профессии есть возможности. Мы с Карлом-Генрихом арендовали коттедж у моря. Был Июнь, мы остались одни. Одного дня, когда Карл-Генрих уехал в город, я отправилась на пляж одна. Было солнечно и тепло. Там была еще одна девушка. Она жила на соседнем острове но перешла на наш берег, так как он выходит к югу и более спокойный. Так мы и лежали рядом полностью обнаженные и загорали. Мы немного поспали, проснулись и намазались кремом. На головах мы носили, ну вы знаете, такие дешевые соломенные шляпы. У меня была голубая лента вокруг шляпы. Я лежала, смотря из-под шляпы любовалась пейзажем, морем и солнцем. Было так интересно. Вдруг я увидела две фигуры прыгающих по скалам над нами. Они спрятались и изредка подглядывали. "Там два парня смотрят на нас", сказала я ей. Её звали Катарина. "Пускай смотрят", сказала она, и повернулась на спину. Было такое странное чувство. Я хотела одеться, но продолжала просто лежать. На животе, задницей кверху, совсем несмущенная, полностью спокойная. Катарина была рядом со мной с её грудями и полными бедрами. Она просто лежала и иногда хихикала к себе самой. Потом я увидела, что ребята подошли. Они просто стояли и смотрели на нас. Я заметила, что они очень юные. Потом один, более смелый подошел к нам и присел на корточки перед Катариной. Похоже, он возился со своей ступней, перебирал пальцы ног. Такое странное чувство. Вдруг я услышала, как Катарина сказала: "Ты не хочешь подойти ближе?" Она взяла его за руку и помогла снять джинсы и рубашку. Он сразу же очутился на ней и она помогла ему войти в себя. Другой мальчик просто стоял на склоне и наблюдал. Я слышала, как Катарина шептала ему на ухо и смеялась. Его лицо находилось возле меня. Оно было все красное и раздутое. Тут я повернулась и сказала, "Хочешь подойти ко мне тоже?" Катарина сказала, "Теперь иди к ней". И он вытащил из неё и. вошел в меня, очень жестко.

Он сжал мою грудь. Боже, это так больно. Так или иначе, я кончила. Представляете? Я просто сказала ему, "Будь осторожен так, что б я не забеременела" когда он кончил. я ощутила. Я ощутила это, как никогда раньше не ощущала, как он выпрыснул свое семя во мне. Он схватил меня за плечи и прогнул назад. Я продолжала кончать снова и снова. Катарина смотрела лежа на боку, и обнимала его сзади. Когда он кончил, она обняла его и довела себя до оргазма его рукой. И когда она кончила, то закричала довольно громко.

Потом мы втроем рассмеялись. Мы позвали второго парня сидящего на склоне. Его звали Питер. Он сошел вниз весь сконфуженный, выглядел замерзшим в солнечный день. Катарина расстегнула его брюки и начала играть с ним. Когда он кончил она взяла его в рот. Он перегнулся через нее и начал целовать её сзади. Она повернулась, взяла его голову обеими руками и прижала к груди. Другой мальчик так возбудился, что мы начали снова. Это было так мило, как в первый раз. Потом мы поплавали и расстались. Когда я пришла домой, Карл-Генрих уже вернулся. Мы съели обед вместе и выпили красное вино, которое он принес. Потом мы спали вместе. Мне еще не было так хорошо, ни до того, ни после. Вы меня понимаете? Потом я, конечно, забеременела. Карл-Генрих (он изучал медицину) взял меня к другу, который сделал аборт. Мы обои были счастливы. Мы не хотели детей. Во всяком случае, не тогда. Это бессмысленно. Ничего из этого вместе не вяжется. Потом вас начинает мучить совесть из-за мелочей. Понимаете?

Что случается с тем, во что вы верите? Неужели это важно? Возможно ли быть одним и другим человеком одновременно? В смысле, была ли я двумя людьми.? Боже, я слабоумная. Во всяком случаи, у меня нет причин распускать нюни. Подождите, я возьму платок. Почти утро. и все еще льет. Ну, вот еще, я говорю все подряд. Я говорю, а вы слушаете. Наверно вам скучно. Чем вам может быть интересна моя жизнь? Хорошо быть похожим на вас. Знаете, что я подумала, когда посмотрела ваш фильм той ночью? Когда я пришла домой, то увидела себя в зеркале и подумала: мы похожи. Не поймите неправильно, вы намного красивее, но мы похожи в некотором отношении. Мне кажется, я могу стать вами. Если приложу много усилий. Я имею в виду внутренних. Вы можете стать мною вот так просто. Хотя ваша душа будет слишком большая. Она будет торчать отовсюду! Вы должны лечь в кровать. В противном случае вы уснете за столом. Нет, я должна лечь в кровать. В противном случае я усну за столом. Это было бы не очень удобно. Спокойной ночи. Послушайте, Элизабет. Вы говорили со мной прошлой ночью? Вы были в моей комнате прошлой ночью? Мне взять также и вашу почту? Я попробую? Дорогой, я всегда хотела пожить как сейчас.

Эта тишина, отрезанность от мира чувствую, как изношенная душа наконец начинает выздоравливать. Алма потакает мне самым невероятным образом. Мне кажется, между прочим, что она довольна собой и просто очарована мною даже подсознательно одержимая. Забавно изучать её. Иногда она плачет над прошлыми грехами красочная оргия с очень странным парнем, закончившаяся абортом. Она жалуется, что её понятия о жизни расходятся с её действиями. Вижу, вы читаете пьесу?

Это хороший знак, я сообщу доктору. Вы не думаете, что надо уже ехать отсюда? Я начинаю скучать по городу. Хотите сделать меня очень счастливой? Я знаю, вам придется пожертвовать, но мне нужна ваша помощь прямо сейчас. Это не опасно. Но я хочу, чтобы вы поговорили со мной. Не обязательно о чем-то особенном. О чем угодно, что мы ели на обед или считаете ли вы что вода холодная после шторма. Слишком холодная, что б поплавать. Нам надо всего лишь поговорить несколько минут. Одну минуту. Можете прочитать с книги. Просто произнесите несколько слов. Я должна стараться не сердится. Вы молчите и это ваше дело. Но теперь мне надо поговорить с вами. Дорогая моя, можете сказать всего одно слово? Я знала, что вы откажитесь. Вы не можете представить, что чувствую я. Я всегда полагала, великие артисты. чувствуют огромное сострадание к другим. Что они созданы из смысла великодушия и необходимости помогать. Какая глупость. Вы использовали меня. Теперь, когда я вам не уже нужна, вы просто выбрасываете меня.

Да, я слышу очень хорошо этот звук, как фальшиво он звучит! Вы использовали меня, а теперь отвергаете. Каждое слово! Еще и эти очки! Вы сильно ранили меня. Вы смеетесь надо мной за моей спиной. Я прочитала ваше письмо. Представьте себе, оно не было запечатано! И я тщательно его прочитала! Вы вынудили меня говорить. Вы заставили рассказать то, что я никому еще не говорила. И вы это написали. Кого вы изучаете, а?! Вы не. Сейчас вы заговорите! Если вам есть, что сказать, то просто отлично. Нет, не надо! Теперь то вы испугались, а? На секунду вы искренне испугались, разве нет? Истинный страх смерти, а? Алма сошла с ума, подумали вы. Какой вы человек на самом деле? Или же вы думаете так: я запомню это лицо. Этот тон голоса, выражения. Я дам вам нечто, что вы не забудете! Вы смеетесь, да? Это не так просто для меня. Но, так же, не столь странно. Но вы всегда можете смеяться. Наверное, дело вот в чем. Очень важно не лгать, говорить правду говорить своим истинным тоном голоса?

Может ли кто-то жить не разговаривая свободно? Ложные, скользкие и уклончивые слова. Разве это не лучше, чем позволить себе. быть мягкой и сентиментальной, разве нет? Может, вы становитесь немного лучше, позволив себе быть такой, какой вы есть. Нет, вы не понимаете. Вы не понимаете того, что я говорю. Вы неприступны. Доктор сказала, вы умственно здоровы, но ваше безумие усилилось. Вы изображаете здоровою. И делаете это так хорошо, что все вам верят. Все, кроме меня, потому что я знаю, какая вы гнилая. Что я делаю? Элизабет! Элизабет, прости меня. Я вела себя как идиотка, не знаю, что на меня нашло. Я здесь, что бы помочь тебе. Потом еще это ужасное письмо. я была столь разочарована. Вы попросили меня рассказать о себе. Это было мило, вы выглядели такой понимающей. я много выпила. Было приятно поговорить обо всем этом. Я была польщена, что великая актриса готова выслушать меня. Я также думала, будет чудесно, если это как-то вам поможет. Но это ужасно, правда? Чистый эксгибиционизм. Элизабет, я хочу, что бы вы простили меня. Вы мне очень нравитесь, вы так много для меня значите. Я многому у вас научилась, не хочу, что бы мы расстались врагами. Вы не хотите меня простить. Вы слишком гордая! Вы не хотите себя унижать, потому что вам этого не нужно! Я не буду, я не буду!.. Мы не говорим. не слушаем. понимаем. Элизабет? В каком смысле долж. позволить. Когда вы спите, ваше лицо расслаблено. Ваш рот раздут и уродлив. У вас противная морщина на лбу. Вы пахнете сном и слезами.

Я вижу пульс на вашем горле. У вас есть шрам, который вы хорошо скрываете косметикой. Элизабет! Он снова позвал. Узнаю, чего он хочет от нас. Здесь, глубоко в нашем одиночестве. Элизабет? Элизабет? Извини, если напугал тебя. Я не Элизабет. Я ничего не прошу. Не хочу беспокоить тебя. Думаешь, я не понимаю? Доктор объяснила мне несколько вещей. Труднее всего объяснить маленькому мальчику. Я делаю все возможное. Есть нечто, что лежит глубже, и это сложно заметить. Ты любишь кого-то, или, вернее, говоришь, что любишь кого-то, это. Это понятно. Отчетливо, как слова. Господин Воглер, я не ваша жена. Ты все так же любима. Ты огородилась стеной. Это дает безопасность. Вы видите возможность все продолжить, или нет? Как я могу сказать все, что думаю, не изменяя своим убеждениям, неинтересных вам? Я люблю тебя так, как и раньше. Нет, не будь таким озабоченным, дорогой. Мы имеем друг друга. Мы верим, знаем мысли друг друга. Мы любим друг друга. Самое важное это усилия, а не достижения. Не так ли? Чтобы смотреть друг на друга как дети. Измученные, беспомощные, одинокие дети. Элизабет. Скажи мальчику, что я скоро приду. Мама заболела, но старается для своего маленького мальчика. Не забудь купить ему подарок. От мамы, запомни. Знаешь, я испытываю такие нежные чувства к тебе. Это сложно передать. Я не знаю, что делать с моей нежностью. Я живу благодаря ей. Элизабет, тебе нравится быть со мной? Приятно?

Ты замечательный любовник. Ты знаешь. Дорогая. Избавьте меня от боли. выбросьте меня прочь! Нет, я не могу, не могу так больше! Оставьте меня! Стыдно, за все стыдно! Оставьте меня! Я холодная, гнилая и равнодушная! Это все лишь ложь и имитация! Элизабет, что у вас там? Что вы прячете под рукой? Разрешите посмотреть. Это фотография вашего мальчика. Которого вы замучили. Мы должны поговорить об этом. Расскажите мне, Элизабет. Тогда я расскажу. Это случилось одно ночью во время вечеринки, я права? поздней и очень шумной.

Под утро кто-то сказал: "Элизабет, у вас фактически есть все как у женщины и артистки." "Но вам не хватаем материнских забот." Вы рассмеялись, подумав, что это прозвучало глупо. Но вскоре вы обратили внимание, на то, что думали о том замечании. Вы все больше и больше беспокоились. И позволили мужу оплодотворить вас. Хотели стать матерью. Когда вы осознали происшедшее, то испугались. Испугались ответственности; стать связанной, покинуть театр. Испугались боли, постепенной смерти, испугались, что ваше тело растолстеет. Но вы играли роль. Роль счастливой молодой, беременной женщины. Все говорили, "Разве она не прекрасна?" "Она еще никогда не была такой красивой." Тем временем, вы несколько раз попытались прервать беременность. Но так и не сумели. Когда поняли, что это уже необратимо, вы начали ненавидеть ребенка. И вы надеялись, что бы он родился мертвым. Вы желали ему смерти. Вы мечтали о мертвом ребенке. Это были трудные и долгие роды. Вы несколько дней провели в агонии. Наконец, ребенка извлекли с помощью щипцов. Вы смотрели с отвращением и ненавистью на своего младенца и шептали: "Можешь ты, наконец, умереть? Можешь умереть?" Но он выжил. Малыш постоянно кричал. И вы ненавидели его. Вы боялись, у вас была нечистая совесть. Наконец, за мальчиком начали ухаживать родственники и няни. Вы могли бы встать из своей больничной койки и вернутся в театр. Но страдания не закончились. Мальчик был охвачен огромной и необъяснимой любовью к матери. Вы защищаете себя. Защищаете в отчаянии. Вы чувствуете, что не в силах все вернуть. И вы все пытаетесь, и пытаетесь. Но между вами только жестокость и неловкость. Вы не можете этого сделать. Вы холодна и равнодушна. Он смотрит на вас. Он любит вас и он такой нежный. Вам хочется ударить его, поточу что он не оставит вас в покое. Вам кажется, он отвратителен со своим большим ртом и уродливым телом. Его влажные и жалобные глаза. Он вызывает отвращение и вам страшно. Что вы прячете под рукой? Разрешите посмотреть. Это фотография вашего мальчика. Которого вы замучили. Мы должны поговорить об этом. Расскажите мне, Элизабет. Тогда я расскажу. Это случилось одно ночью во время вечеринки, я права? Поздней и очень шумной. Под утро кто-то сказал: "Элизабет, у вас фактически есть все как у женщины и артистки." "Но вам не хватаем материнских забот." Вы рассмеялись, подумав, что это прозвучало глупо. Но вскоре вы обратили внимание, на то, что думали о том замечании. Вы все больше и больше беспокоились. И позволили мужу оплодотворить вас. Хотели стать матерью. Когда вы осознали происшедшее, то испугались. Испугались ответственности; стать связанной, покинуть театр. Испугались боли, постепенной смерти, испугались, что ваше тело растолстеет. Но вы играли роль. Роль счастливой молодой, беременной женщины. Все говорили, "Разве она не прекрасна?" "Она еще никогда не была такой красивой." Тем временем, вы несколько раз попытались прервать беременность. Но так и не сумели. Когда поняли, что это уже необратимо. вы начали ненавидеть ребенка. И вы надеялись, чтобы он родился мертвым. Вы желали ему смерти. Вы мечтали о мертвом ребенке. Это были трудные и долгие роды. Вы несколько дней провели в агонии. Наконец, ребенка извлекли с помощью щипцов. Вы смотрели с отвращением и ненавистью на своего младенца и шептали: "Можешь ты, наконец, умереть? Можешь умереть?" Малыш постоянно кричал. И вы ненавидели его. Вы боялись, у вас была нечистая совесть. Наконец, за мальчиком начали ухаживать родственники и няни. Вы могли бы встать из своей больничной койки и вернутся в театр. Но страдания не закончились. Мальчик был охвачен огромной и необъяснимой любовью к матери. Вы отчаянно защищаете себя. Чувствуете, что не в силах все вернуть. И вы все пытаетесь, и пытаетесь. Но между вами только жестокость и неловкость. Вы не можете этого сделать. Вы холодна и равнодушна. Он смотрит на вас. Он любит вас и он такой нежный. Вам хочется ударить его, поточу что он не оставит вас в покое. Вам кажется, он отвратителен со своим большим ртом и уродливым телом. Его влажные и жалобные глаза. Он вызывает отвращение и вам страшно. Я не такая как вы. Я не чувствую то же, что и вы. Я сестра Алма, я здесь, чтобы помочь вам. Я не Элизабет Воглер. Вы Элизабет Воглер. Я хочу иметь. Я люблю. У меня нет. Я многому научилась. Посмотрим, сколько я продержусь. Я никогда не стану вами, никогда. Я постоянно меняюсь. Можете делать все, что угодно, но вы никогда не станете мною. Слова не помогут. Бросьте. Своеобразное отличие. Не сейчас, нет. Нет, нет. Предупреждение, но несвоевременно. Неожиданно. Когда это предположительно должно произойти, это не происходит. Вы тот, кто вы есть. Но я не должна это делать. Не в себе, нет. Говорить собрано и советовать другим. Печально, возможно. Взять, да. но что дороже.? Как это называется?.. Нет, нет, нет. Вы, мы, я. Много слов и такая тошнота. Непонятная боль. Брос. Постарайтесь выслушать меня. Повторяйте за мной. Пустота. (Nothing.) Пустота. Лишь пустота. (Nothing. No, nothing.) Пустота. (Nothing.) Вот так. Хорошо. Так и должно быть.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Он просил, чтобы я пришёл первым.

Теперь, мертвый, ты только мой. >>>