Христианство в Армении

Потому что он может совершить убийство ещё раз, даже если я об этом не напишу.

Перевод: bak, fenixclub.com Имбриани Фульвио, дворянского происхождения. Приведите его! Офицер во времена Робеспьера, изгнанник, якобинец, обвиняемый в том, что хотел заново собрать распущенные ряды секты «благородных братьев» вместе с неким Говони Филиппо, Великим Магистром упомянутой секты. Во время допроса отказался сообщить, где скрывается Говони Филиппо. Представляется целесообразным выпустить заключенного на свободу, установив за ним наблюдение, в надежде, что он приведет нас к последним скрывающимся членам секты. Были также приняты меры для того, чтобы распустить слухи, что Имбриани во всем признался и донес на своего Великого Магистра. Вы свободны! Очнитесь, Имбриани Фульвио, вы свободны! В честь дня благодарения его превосходительство префект пожелал быть милосердным. Поблагодарите его и празднуйте этот день со всеми. Идите, идите! Вперед, сынок, веселее! Ты ли это, Лионелло? Вы ли это? Ну, конечно! Какой я глупец, я. Извини, но у меня уже три дня горячка. Предатель! Громче, я тебя не слышу! Тут внутри я тебя не слышу. Громче! Предатель! В 23-й день месяца брюмера 28-го года революции Робеспьера, Марата и Бабефа проводится заседание трибунала благородных братьев. Ты, Фульвио!

Фульвио Имбриани! Тебя арестовали 7 числа текущего месяца. Твой арест вызвал у нашего Великого Магистра смутное беспокойство, почти предчувствие о собственном конце. С того дня мы ничего больше о нем не знаем. Нам стало известно, что под пыткой ты выдал место, где он скрывается. Ты мне это говоришь? Мне, который. Нет, это у меня горячка. Закрою глаза, и когда их снова открою, этот тяжелый сон пройдет. Перестань играть в плаксивого ребенка! Я плаксивый ребенок?! Я, который содержал всех вас? Я знаю, что ты выдал нас. Что ты им сказал? От кого ты узнал? Мы что, в полицию играем? бъясни ему ты, этому дураку. Здесь я, Фульвио. Я не верю, что ты выдал нас. Будем придерживаться процедуры суда. Да какого суда? Если он выдал нас, полиция узнает имя и. узнает мое имя, и фамилию, и. Дайте ему сказать! Надо посмотреть под глицинией. Под глицинией. Под глицинией вы посмотрели? Под какой глицинией? Вон там, где Филипп часто сидел один, целыми часами. У меня нет очков. Джованна, иди сюда! Подождите! Давай, читай! Читай же! " Моим благородным братьям!. Я смотрю на итоги года, который уже не переживу. Это мой сорок пятый год, Он завершается плохо, и мне ничего не приходит на ум, чтобы как-то улучшить положение. У меня остается только немного мужества ровно настолько, чтобы не путаться больше под ногами. Я никого не прощаю и ни у кого не прошу прощения. И если когда-нибудь наступит другой мир, спокойный и счастливый, что будут думать о том, что происходит сейчас? Может быть, то, что мы думаем о людоедах, об охоте на ведьм, и человеческих жертвоприношениях?.. Прощайте навсегда. Филипп. " Это не Филипп. Это не он. Филипп моего возраста, а это старик. Беги позови полицию! Не бегите! Не смотри на него! Ты никогда не простишь мне, что я тебя обвинил, я ведь знаю! Я не дам тебе уйти, если не простишь! Надо разделиться. Спрячемся на несколько дней. На меня не рассчитывай! Вам этого еще мало?.. Ну все, прощай. Ты хочешь, чтоб тебя арестовали? Это дом твоей семьи. Сестра просила меня вернуться. Этот дом всегда был моим. Если я не ошибаюсь, отец лишил тебя наследства, когда ты убежал в Париж? Он уже семь лет как умер. А твой брат занял его место в правительстве. Вот именно! Как раз поэтому полиция не будет меня здесь искать! Извини, но мне нужно отдохнуть. Извини! Не доверяйся им, они на тебя донесут.. Я никому не могу доверять. Я представлюсь монахом, другом Фульвио. Разведаю обстановку. Ты думаешь, что они тебя не узнают? Нет, они уже слишком давно меня не видели. А я великий актер. Фульвио! Это твоя сестра? Нет, Это не голос Эстер. Это она! Фульвио! Фульвио, Фульвио! Фульвиетто! Мой птенчик! Я здесь, Эстер. Я здесь, мама. Значит, это мой племянник. Его назвали моим именем. Фульвио, иди же! Мой птенчик, ты простудишься. Иди в дом. Нет, я пойду с тобой, так будет лучше. Это моя собака. Она еще жива. Клянусь, она меня почуяла.. Ну ладно, иди! Но этого никогда не снимай, а то узнают тебя. И скажи, что у тебя горячка. Если через час я не вернусь, значит, я могу там остаться. Фульвио! Ешь! Вот, молодец. Простите меня, отец, но не кажется ли и вам, что нынешние дети не умеют сидеть за столом? Вот, Фульвио, давай-ка послушаем. На что это ты смотрел? Мама вся оранжевая. Я скажу, чтобы закрыли, Эстер? Нет, солнце уже садится. Мне не мешает. И все же мой цвет не оранжевый, как говорил Фульвио. Как это: твой цвет?

Когда мы с Фульвио были детьми, он говорил: "Закроем глаза и представим себе цвет каждого из нас. " Меня он видел фиолетовой, папу черным. А ты, Константино, какого был цвета? Я не помню. Я хотел бы знать, падре, был ли Фульвио. Не может быть, чтобы ты не помнил! Небесно-голубой! Для меня Константино небесно-голубой! Нет, не небесно-голубой! Небесно-голубой это цвет счастья. Так говорил Фульвио. Но ему никого не удавалось увидеть в таком цвете. Он видел его зеленым. Зеленым как капуста. А себя самого? В каком цвете дядя видел себя самого? В золотом. В нем всегда было что-то величественное! Ты хочешь сказать: в желтом? Нет, в золотом. Я хочу, чтобы брат вернулся. Скажите ему, чтобы возвращался. Мы сами позаботимся о помиловании. Чтобы построить мирную жизнь, нам теперь все нужны. Даже музыканты. А Фульвио был хорошим скрипачом. Так говорили. Может быть, в музыке он добьется успеха. Он сможет привезти сюда и своего ребенка, правда? Его я тоже хочу видеть. Значит, у меня есть двоюродный брат? Почему вы мне никогда об этом не говорили? Где он? Далеко отсюда. С дядей? Далеко и от него. Видишь ли, Фульвио, такие люди, как он, должны были во многом отказывать себе из-за своих идей, Ты сможешь судить об этом, когда станешь старше. они должны были отказаться и от радости быть вместе со своим ребенком. Кончетта, что такое? Говори же! Да закройте дверь! Если у падре, друга Фульвио, горячка, то ему вот это подойдет. Это вино того года, когда Фульвио родился. Пейте, пейте, падре! Пей, мой птенчик! За Фульвио! За Фульвио! Что он делает? Молится? Падре, вы устали. У вас горячка. Я скажу, чтобы вас отвели в вашу комнату. Кто это? Это муж Эстер. Падре друг Фульвио. Возможно, Фульвио вернется к нам. Наконец-то и он образумился. Лучше поздно, чем никогда. Ты рада, дорогая? Я рад за тебя. Даже твой брат начал понимать, что в двадцать лет легко все оставить. Фульвио? Понимать? Благодаря кому? Благодаря твоей роже? Простите, вы мне говорите?.. Нет, падре, извините. Вас никто не оскорблял. Почему вы оскорбляете моего мужа? Потому что слишком легко вспоминать о Фульвио только сейчас. И в прошлом мы тоже его часто вспоминали, будьте уверены. Когда наш отец сгорал от стыда, а мы должны были. Хватит об этом! Негодяи! Негодяи! Я забыл сказать еще одно, хотя вам наверняка до этого дела нет: я пришел сюда, чтобы вам сказать, что ваш брат Фульвио умер три дня назад недалеко отсюда. Повесился на дереве. От отчаяния. Потому что все его бросили. Один, как собака! Как собака. Подлый немец! Ты оскорблял его! Спроси, где он сейчас! Пожалуйста, где его тело?

Скажите, где оно? Я пойду приготовлю карету. Фульвио! Твоего дяди больше нет! Его нет больше! Но ведь это я, ребята, Это я. Эстер, это я! Эстер, Константино, это я! Это я, ребята, это я! Ну, конечно, это ты! Ребята, я умираю. Поднимите его!

Откройте ему рот. Унеси его подальше отсюда. Сейчас ему нужна тишина. Ты выздоравливаешь, мой птенчик? Сделай меня красивым. Ты помнишь? Вот как это поется. В детстве ты это делала еще лучше. Ты еще и танцевала. Синьора, простите, но эта женщина., Я не пускал, но она не хотела ничего слушать. Это Шарлота. Иди, я тебя представлю. Это так необходимо? Давай немного погуляем. В таком виде я не могу. Они понимают по-венгерски? Тогда скажи, что я говорю только по-венгерски. Шарлота просит простить ее, она не знает итальянского языка. (По-венгерски) Вы та самая знаменитая сестричка!

Вся в цветочек. Прелесть! Какое неприятное рукопожатие. У нее потные руки. И это очень противно. Она говорит, что тайком перешла границу. Это наследник? А вот и жеребец. Мой муж. Действительно, жеребец. Каким испытующим взглядом твой брат встречает незваную гостью вашей прогнившей семьи. А она симпатичная сучка. Я полагаю, ей нужно переодеться. Отстань от меня! Она говорит, что ты красива и приветлива, Эстер. Пойдем в твою комнату. Я устала.

Извини, говори по-итальянски, я не очень хорошо тебя понимаю. Это самое лучшее место, чтобы собрать всех братьев. Здесь? Здесь! Знала бы об этом твоя сестра!

Тито написал мне, что ему удалось снова собрать их вместе. Ты знаешь, что я обнаружила? Тито всегда был в меня влюблен. Святой! На юге крестьянские волнения. Там холера. Самое удобное время организовать экспедицию. Как ты думаешь? Треказе это недалеко от Комо, Треказе? Ну да, разве не там живут крестьяне, у которых остался наш сын? Массимилиано? Да, а что? Сколько ему сейчас лет? Массимилиано сейчас шесть лет. Почему ты спросил? А когда "Дирин-дин-дин" пришлет нам чего-нибудь поесть? "Дирин-дин-дин", твоя сестра.

Ты что, думаешь я не видела, как она выделывалась? Я тоже так умею, правда? Ты знаешь, болезнь пошла тебе на пользу. Ты стал более. более. Ты думал, небось, что я растолстела? Это деньги, собранные в Англии. Мы хорошо поработали, а? Вот. Тут есть даже фунты. Через неделю все братья будут здесь, как будто соберутся на охоту. Твои родственники ничего не заметят. Войдите! Прикройся. Войдите! Спокойной ночи, птенчик. Извини, но я был очень тяжело болен. Ты не должна злиться. А кто злится? Если после трехмесячной разлуки тебя не тянет заняться любовью, то тем хуже для тебя. Я хочу есть! Если это мне, так ты ведь знаешь, что вина я не пью. Что? Что ты говоришь? Вообще-то я. Поедем заберем его. Массимилиано. Мы можем привести его сюда. Массимилиано сюда? Сюда или в Америку. Я, ты и Масимилиано в Америку? Мы условились никогда не произносить его имени.. В воскресенье приедут Тито и братья. Уедем с ними. Зачем ты приехала за мной? Почему вы все идете сюда? Куда вы собираетесь идти, вырядившись как на карнавал? Уже двадцать лет вы приходите, уходите, рядитесь в маски, и все мы бежим за чем-то призрачным а это всего лишь прах. Боже мой, какая тоска видеть вас! Вы уже не более, чем ужасная привычка. Я узнаю тебя по тому, как ты сидишь на своем чистокровном жеребце, Джоакино; а тебя, Гуго, по походке человека, у которого артроз вен; тебя, Лионелло, по тому, как подпрыгиваешь на ходу. Я знаю, почему ты подпрыгиваешь: Ты пытаешься скрыть, что ты хочешь умереть.

Дурак! Если ты сам этого не сделаешь, я выстрелю тебе в спину! Ты должен был утопить меня, Лионелло. Вы должны были оставить меня, пусть бы я умер от горячки. Теперь я выздоровел и изменился. Мне хорошо здесь, где все меня любят. Тито, мой дорогой Тито, я утратил веру. Ты уже не сможешь утешить меня, поэтому мне сейчас тебя жалко. Ты не живешь, Тито. ты еще переживаешь то, что уже давно кончилось, и что снова начнется тогда, быть может, когда мы будем стариками. Не спрашивай, чего я хочу. Я знаю только, чего я больше не хочу. А ты куда смотришь, Массимо? Смотри лучше, куда ты идешь. Я не выношу ваших глаз, всегда устремленных куда-то в будущее. Живут только один раз, и я не хочу ждать какого-то всеобщего счастья. Кто из вас любит меня настолько, чтобы защитить от смерти? Не смотри на меня так. Если что-то и должно тебя испугать, так это не мое отчаяние, а мое веселье. Ты даже не представляешь, чего можно еще просить от жизни. Это я. Это я донесла на них. Я сделала это ради тебя. Как ради меня? Но ведь ты этого хочешь! Я знаю. Ты будешь свободен, раз и навсегда. Если ты пропустишь эту возможность, тебе конец, Фульвио! Ты не должен ничего делать. Пусть случится то, что должно случиться. Не смотри, не будем смотреть, мне ведь тоже страшно! Помоги мне! Считаю до десяти. Если на счет «10» ничего не произойдет, я их остановлю. Тито, Тито! Остановись, остановись, подожди! Это я сделала. Я это понял! Какой позор! Ты должна была это сделать, Эстер! Но не должна была мне говорить! Уходим! Уходим! Все кончено! Не здесь! Не здесь! Это неподходящее место! Фульвио, пожалуйста, помоги мне! Чтобы они не схватили меня! Помоги мне, помоги. Да, возьми вот это, это деньги нашей группы. Ремиджио! Константино! Остановите солдат! Стойте! Стойте! Стойте! Стойте! Дура! Негодяйка! Поди прочь! Доносчица! "Светлячок, светлячок, иди ко мне, Я тебе хлебца дам, это хлеб короля и королевы светлячок, светлячок, приди ко мне. Светлячок, светлячок, иди ко мне, я тебе дам королевского хлеба, хлеба короля и королевы, но ты дай мне монетку. " Массимилиано! Проваливай, ты! Шарлота, иди сюда, я нашел его, он здесь! Шарлота! Наденьте на него вот это. Я его увезу. А за расходы кто с нами расплатится? Твоя мать на небе молится за тебя. Можно закрывать? Какой красивый мальчик! Это ваш? Да. Мне тоже кажется очень красивым. Мы снова вместе. И этим мы обязаны ей. Мы отправимся на Юг. Может быть, это единственное, что могло бы ее утешить. Это Аллонзанфан, сын Филиппо, это он узнал, что вы здесь. Он тоже поплывет с нами. Джулио и Риккардо сейчас в Генуе, нужно купить лодку. К сожалению, нас осталось только двадцать. Но, может, с таким количеством проще организовать экспедицию. Ты согласен? Она бы согласилась. Это счастье, что ты можешь похоронить ее здесь, Фульвио. Какой здесь покой! На те деньги, которые собрала Шарлота, мы купим оружие, правда? Да ты не беспокойся, мы обо всем позаботимся, не волнуйся! Идемте, уходим! Сначала совершим обряд, дети мои. В задницу! Подождите! Минуту, минуту! Вы хотите на нее посмотреть? Я должен вас поблагодарить от имени Шарлоты. Вы пришли на ее похороны, но вы не говорите ни о ней, ни обо мне, ни о нашем сыне Массимилиано. Тито говорит о деньгах, об экспедициях, об оружии. Не об этом надо бы говорить на похоронах. Но ты ему благодарна, правда, Шарлота? Потому что только одно может тебя успокоить: твой труд не был напрасен. Я займу свое место среди вас, я куплю оружие.

И даже лучше, если нужно будет рисковать. Видишь, Шарлота? Я тоже сейчас говорю об оружии, об экспедициях, о деньгах. И я тоже ухожу, оставляю тебя одну. Но именно этого ты хочешь, я ведь знаю! Чтобы мы продолжали наше дело, без промедления. Но ты знала меня лучше, чем они: Ты никогда бы не дала мне сумку с деньгами. Спой что-нибудь! Да я. что же я буду петь? Что-нибудь, но не церковное. «Трава больше не растет, пчела больше не летает, губы больше не целуют, но я хотел бы, я хотел бы уснуть рядом с тобой. Небо высоко и далеко, солнце в небе высоко. » В могиле вода, вы видели, там вода! Нельзя ее оттуда убрать, Фульвио?! Оставь его в покое! Пусть кто-нибудь. Перестань! Прощайте, ребята! Я вижу вас в последний раз. Отправляйтесь на ваш Юг, погибайте среди ваших крестьян, которые даже не знают, кто вы и чего хотите. Я пойду в другую сторону. Кто знает, смогу ли я в Америке узнать что-нибудь о вашей судьбе? Это тебе, Массимилиано. Давай. Выпей немного. Кого тут чествуют? В честь кого празднуют?

Вон тот мальчик! Как его зовут? Массимилиано! Виват Массимилиано! Поздравляю, mon amour! Поздравляю, mon amour! Поздравляю, Массимилиано! Будьте любезны, позвольте мне. Если угодно. Спасибо. Мороженое! Мороженое! Мороженщик, послушайте!

Мороженщик! Каким мороженым мы угостим этого милого ребенка? С ванильным кремом. Но как вы меня нашли? Я оказался молодцом! Стараюсь сделать как лучше. Хочу вернуть твое доверие. Мороженое! Мороженое! Ты тоже хочешь мороженого? Ну что, ты купил оружие? Мы получим оружие в воскресенье, в шесть, на озере Орфа. Я заплатил вперед. Я буду там вас ждать. Мороженое! Мороженое! Ванильное! Лимонное! Спокойной ночи, господин директор! Спокойной ночи. Если я случайно задержусь, вот, это за Массимилиано. Оплата за ближайшие три года. Хорошо. Если хотите, можете сегодня спать здесь. Что значит «mon amour»? Это значит, что один человек любит другого. Уходи, ты! Уходи! Ты бредишь. Уходи! Массимилиано! Это ведь я! Отвези меня домой! Что ты говоришь? Иди ко мне. Нет, подожди! Осторожно! Не открывай эту дверь, там за нею большая жаба. Жил-был однажды один мальчик, который ушел от своего отца и жил в заброшенном доме в лесу. Ночь была темная. Вдруг мальчик услышал шелест листвы. "Кто там? " "Это я, жаба, я пришла, чтобы тебя съесть. " Мальчик закрыл дверь. но услышал скрип половиц. "Я жаба, я вошла через окно. " Мальчик побежал в подвал. "Я жаба, я стою возле лестницы. " Мальчик зажмурил глаза. "Я жаба, сейчас я стою за тобой. " Она там, сзади, Массимилиано! Нет, Массимилиано, не бойся! Жабы нет. Отвези меня домой! Помоги мне, Массимилиано! Помоги мне. Смотри на меня. Жаба меня тащит. Тащит на кровать. Иди сюда, Массимилиано. Помоги мне! Я ведь вижу: ты живой. Да, я живой. Я сам воплощение жабы. Я проглотил твоего отца. И пока я его еще не переварил. Только ребенок может его спасти. Ребенок, у которого хватит смелости поцеловать меня в губы. Это я, Массимилиано, хватит! Довольно! Это я! Уже четыре часа, синьор. Вы просили вас разбудить.

Если вы хотите ехать, то как раз время. Это сторож! Но почему ты так ведешь себя? Бедный Лионелло! Ты настолько наивен, что мне будет слишком легко от тебя избавиться. Но здесь никого нет. Что ты делаешь? Что? Ничего, извини. у меня после болезни бывают то кошмары, то галлюцинации. Контрабандисты уже наверняка не придут. Нет, я буду еще ждать! Они украли наши деньги. Без оружия не будет экспедиции, ничего не будет, Фульвио! Бесполезно их искать. Но я не могу бездействовать! Что ты собираешься делать? Хочу со всем покончить, Лионелло, я сделал свой выбор. Что ты имеешь в виду? Способ ты сам мне подсказал! Да, Лионелло. Ты лучший среди нас всех, а мы этого не понимали. Ты был прав. Ты и сейчас прав. Прежде, чем нас убьют другие. Покончим с жизнью вместе, я и ты. Среди бела дня? Как хорошо я себя сейчас чувствую, когда мы все решили! Сначала я. Подожди! Ты ведь сам хочешь это сделать, правда? Ты ведь всегда хотел этого? Но ты смотри на меня, пожалуйста. Теперь молчи. Но ведь ты меня обманул! Обманул меня! Ты никогда не хотел покончить с собой! Ты хочешь испытать меня! Да, я обманул тебя.

Будь ты проклят! Отвяжись от меня! Фульвио! Вы были один? Да, я был один. Возьмем его с собой в Бельведер. Там он сможет прийти в себя. Но вы. Кто вы? От этого купания он даже забыл, что этой ночью начинается карнавал. Что с тобой? Ты дрожишь больше, чем он! Мы везем моего братца на погребение его невинности. Не так ли, Генриетта? Скорее! Скорее! Синьор граф. Вы приехали так неожиданно. Вилла закрыта. Приготовьте ужин и комнаты для всех. Но ведь ваш отец, господин граф, не давал мне на то разрешения. Он рассердится на меня. Боюсь, что именно так, дорогой Джованни! Но ты ведь все равно сделаешь это ради меня, не правда ли?

И для него тоже. Для него и для нее. Положим их в одну постель, а, Джованни? Я все видела! Ты позволил ему утонуть! Тебя надо убить! Я сделал это. Ты действительно позволил ему утонуть? Я это сделал ради тебя, Франческа. Ради меня? Я сделал это ради тебя! Ради тебя я способен предать всех братьев, не только Лионелло. Лионелло пользовался тобой, он втянул тебя в это подобие жизни, которое он сам выбрал для тебя. Он ведь даже тебя бил, правда? Я уверен, что да. И сколько времени вы уже не занимались любовью? Я сделал ради тебя то, что никакой Лионелло никогда бы не смог сделать: я позволил умереть своему другу, своему самому дорогому другу. А сейчас, если у тебя хватит смелости, сравни его любовь с моей. Я хочу спасти тебя, Франческа. Ты в самом деле не представляешь себе ту жизнь, которая тебя ожидает? Ты не думаешь, что тоже постареешь, что не всегда будешь красивой, такой, какая ты сейчас. Я могу тебе сказать, как все кончится, если ты не будешь со мной. Будешь переходить от одного отчаявшегося к другому. Будешь жить одна, в изгнании, даже в тюрьме, за участие в бунте. Нет, нет, скорее в сумасшедшем доме, потому что ты даже не сможешь, бедная Франческа, объяснить судьям, почему ты в этом участвовала. А в тюрьме уходит здоровье, Франческа. Там человек становится некрасивым: в двадцать пять у тебя будет вид пятидесятилетней женщины. У тебя не будет детей. Но я могу тебя спасти. У меня много денег, а деньги очень важны, мы об этом забыли.

Мы поедем в Америку, кто там нас найдет, в той суете? Одно только мысль об этом придает мне силы. Франческа! Я ненавижу тебя! Ненавижу! Я напугал тебя, но ты все понимаешь, правда? Ты понимаешь, потому что ты тоже меня любишь! Я это знаю. Неправда! Ты бы не слушала меня так долго, если бы не любила. Ты можешь идти. Донеси на меня! Ты способен на такое, а я нет. Тогда я сам пойду, если ты скажешь, что хочешь этого.

Я тебе уже сказала! Но это было до того, как ты все узнала обо мне. Если б я смогла увидеть, что творится в твоей душе!.. Ты уже не ребенок, ты это знаешь.

Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделала? Ты сам должен мне сказать. Поцелуй меня по-настоящему. Я не могу не любить тебя. Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделала? Как бы я хотел. Как бы я хотел уснуть рядом с тобой. Небо высоко и далеко. В далеком небе светит солнце. Подожди. Посмотри мне в глаза. Я весь вымок. Мне холодно. Знаешь, я люблю Франческу. Сначала я ей лгал, а теперь нет. Ты мне веришь? Да. Ты сделал это три раза. За одну ночь. Бедный Фульвио, ты уже забыл, что любовь может быть так хороша! Почему ты сегодня так мягок со мной, Лионелло? Говоришь как раз то, о чем я думаю. Дурак! Ты ведь утонул, потому что не умел плавать! Ты моя галлюцинация, я разговариваю сам с собою. И все же я хотел бы в тебя верить. Хотел бы верить во все то, во что больше не могу верить. Ты слишком умен, чтобы продолжать верить. Ты уже понял то, о чем даже Тито не осмеливается думать: мы пришли слишком поздно. Или слишком рано. И ты взбунтовался. Но нельзя бунтовать, бедный Фульвио, разрушая все позади. Ты выскочил из сковороды, но попал на раскаленные угли. Ты причинишь мне боль, Лионелло? Это сделают другие братья. если ты их не опередишь, если не пойдешь до конца по своей дороге. А я какое зло я могу тебе теперь причинить? Первый раз я вижу себя всю, целиком. У меня никогда не было такого большого зеркала. Я никогда на тебя не донесу! Что? Да нет, что это тебе взбрело в голову, глупышка?! Я знала, что у нас нет никакой надежды. Нет, сегодня ночью выезжаем в Геную. Встретимся с братьями. Но надо, чтобы я был ранен. Скажем, что на нас напали контрабандисты, и обокрали нас. Запомни: Лионелло утонул, а меня ранили, вот так! Без оружия, братья должны отказаться от экспедиции. И тогда ты и я. Я выстрелю тебе в ногу. Хватит уже! Едем отсюда! Прикройся! Чего ты смеешься? Ты что, дурочка? Как только Фульвио и Лионелло прибудут с оружием, грузимся на корабль.

Мы сейчас здесь, в Генуе, а высадимся на Юге, где крестьяне охвачены отчаянием от нищеты и от холеры. Мы сможем вооружить не менее двухсот человек. Нападем на первый гарнизон и от одной деревни к другой силы наши будут расти. Будем продвигаться на Север. До какого места, ребята? Это Ванни. Он будет нашим проводником. Он бежал оттуда, его разыскивает полиция. Он объяснит, почему. Ванни, расскажи им свою историю. Мы должны поставить ему памятник.

Он решил последние проблемы, связанные с экспедицией. Он хочет вернуться на свою землю, которую он знает, как собственные карманы. И мы повезем его туда. Это не правда. Лионело. Оружие. Деньги. Джоакино плохо тебя понял. Я расскажу вам все. Скажи им. Я знаю, я должен сделать это, Но на этот раз я действительно не могу. По деревням ходила холера. Моя жена работала вместе со всеми на поле, перед домом. Был полдень, когда она присела отдохнуть, было жарко, но ей было холодно. Мы на посмотрели на нее и отступили на пять шагов. Плохо было бы тому, кто до нее дотронулся. Я хотел ей помочь, но остальные не позволяли. Они сказали, что если я тоже заражусь, вся семья помрет с голоду. Кто будет обрабатывать землю? И моя жена говорила, что я не должен к ней прикасаться. Я уложил ее в постель и побежал искать коня и телегу, чтобы отвезти ее к врачу, Чтобы он вылечил ее. Боже мой! Когда вернулся с телегой, солдаты забивали гвоздями дверь дома. А моя жена была внутри, на кровати, и даже не кричала. Я умолял солдат, чтобы они остановились. Но они не позволили мне войти в дом. "Холера", отвечали они мне. Заставьте его замолчать! Он только разжигает братьев, а сейчас в этом нет никакого смысла. Я смотрел на серп, лежащий в траве, а солдаты. Чем ты меня напоил? Это порция рома с опиумом, ты уснешь от этого. Но я не хочу спать! Не слушайте его! Нас девять, сказал я односельчанам, А солдат только четверо. Мы можем напасть на них. Но они смотрели на меня и стояли, опустив руки. И тут послышался плач. Плакала моя жена, но негромко, как ребенок. Мне продолжать? Заставьте его замолчать! Успокойся. Пусть он замолчит! Успокойся, Фульвио. Когда я зашел в дом, моя жена лежала мертвая на кровати. Тогда я пошел к соседям, тем, которые все видели и ничего не сделали. И я перестрелял их одного за другим. Прямо промеж глаз стрелял. Потом вернулся в свой дом, поджег его, стоял там и смотрел, как горит. Ты в самом деле перестрелял своих односельчан? Мы все равно должны плыть, Фульвио. Мы нужны этим людям. Он тебя не слышит. Он выпил настой. Остальным ничего не говори. Мы используем старые ружья. Деньгами кто-нибудь нам поможет. Там нас ждут друзья. Что ты говоришь? Шарлота. Что ты говоришь? Шарлота. Отплываем. Ящики Фульвио уже на корабле. Вперед, сыны Отечества!.. Кто там?

Откройте! Женщина рожает! Ну что, повеселились? Разве вам было не смешно? А вы, что вы здесь делаете? Мы репетируем один южный танец. Ванни, ты ведь его знаешь, покажи нам, как его танцуют!

Давай, Ванни! Возьмите его с собой. Да, Франческа, ты права! Рана несерьезная. Морской воздух сделает все остальное. Он никогда не простит нам, если мы оставим его здесь. Возьмите его с собой. Америка! Мы плывем в Америку, правда? Мы плывем на юг, Фульвио. Приятная неожиданность, правда? Ты обманул меня! Он всех вас обманул! Ты бредишь? Бредишь! Где Тито? Отведи меня к Тито. Ты нас не узнаешь? Это мы, Фульвио! Это мы твои друзья! За кого ты нас принял? Джоакино, доктор, чем ты его поил в эти дни? Может, я действительно немного не рассчитал. Это могло вызвать такой эффект? Вот почему он прикидывается бунтовщиком! Доктором наверняка был бы безработным! Фульвио сказал правду! В бреду тоже можно сказать правду. Новых ружей нет, денег тоже нет. Но ведь это наши старые охотничьи ружья. А это ящик с мундирами. А где новые ружья? Он шутит! Пошли, они где-нибудь в другом ящике. Бесполезно, их нет. Я это знал, Фульвио говорил мне. Но я не хотел задерживать экспедицию. Кто тебе дал право решать за меня? Я. видишь ли, Аллонзанфан, я.

Слишком часто ты говоришь «я»! Я не позволю тебе так разговаривать со мной! Не смотрите так на меня, мне стыдно за себя. Аллонзанфан прав. Я тоже часто спрашиваю себя, не делаю ли я все только из гордыни. Может, я не могу признаться себе, Туллио, что сегодня нужно терпение вместо этой моей поспешности. Если бы мне не было уже сорок лет, я мог бы подождать, Джулио! Но как раз в мае мне будет сорок. И я теперь способен делать только то, что я до сих пор делал. Я могу жить только так, в этом мире, где кажется, все спят, и только мы еще бодрствуем. Выпей! Спасибо! И с днем рождения! Но я бы предпочел бы оказаться сейчас в мае следующего года, чтобы уже знать, имеет ли какой-нибудь смысл все то, что мы делаем. Если господа хотят вернуться назад, высадите меня при первой швартовке. Я буду туда добираться один. Я могу пойти с тобой. Что ты говоришь?

А зачем мне возвращаться назад? Я не знаю даже, куда мне там податься. Земля! Вижу землю! Да какая земля? Это какой-то остров. Нам плыть еще как минимум день. Слезай вниз, Христофор Колумб, а то свалишься! Но все же мы плывем на юг! Как тебя зовут? Ванни Гавино, ты ведь знаешь. А как тебя там называли после того, что ты сделал? Ванни-Чума. А ты откуда знаешь? Ты думаешь, что если я вернусь туда с вами, они снова будут называть меня моим прежним именем? А эти знают, что тебя зовут Ванни-Чума? Сейчас я хорошо себя чувствую. Спасибо, что вы взяли меня с собой! Кричите все время: "Мы за народ!" В этой местности есть наш связной, он нас услышит. И как он должен нам ответить? "Народ с нами!" Мы за народ! Я пойду с тобой, Фульвио! Нет, вы зовите с той стороны. Мы за народ! Мы за народ! Пусти-ка. Здесь никого нет. Ты что-нибудь понимаешь? Добро пожаловать! Пройдите в комнату за алтарем! Вы прямо из города, санитарная служба? Вас епископ послал, я этого ждал! Он хочет проверить меня. Его Преосвященство запрещает сечь себя плетьми во время процессии. Но я не могу сдерживать их. Смотрите сами. Можете доложить об этом.

Но передайте также: Пусть лучше бичуют самих себя, но не бунтуют против властей. Вчера напали на пекарню, вы знаете? Мне нужно исповедаться! У вас тоже холера? Мне кажется, у меня -да. Но не волнуйтесь, я прикрываю рот. Двадцать вооруженных человек с Севера, высадились здесь, чтобы устроить у вас беспорядки. Предупредите немедленно гарнизон! Так ведь ближайший в пяти часах пути отсюда! Господи, достаточно одной искры, чтобы все вспыхнуло! Как я их остановлю?

Скажите, что руководит ими Ванни Гавино, хочет отомстить. Ванни-Чума? Да, ВанниЧума. Под его началом двадцать негодяев. Вас сам Господь послал! Я. мы вас благодарим. Вы не должны меня благодарить, вы должны отпустить мне грехи! Отпустить вам грехи?! Я один из этих двадцати. Я предаю своих товарищей. Но с благой целью, сын мой. Нет, чтобы спасти свою шкуру. Вы будете моим свидетелем перед властями. Это самое меньшее, что я могу сделать. Никто не должен об этом знать! Солдаты возьмут меня в плен. Господи, но как они вас опознают? Я сниму с себя эту красную рубаху, это вроде нашего мундира. Я понял. Только вы будете без красного мундира. В вас не будут стрелять.

Если вас мучают угрызения совести из-за ваших товарищей, то ваши страдания искупают вашу вину перед господом. Отпускаю ваши грехи. И я снова согрешу. Они ждут нас. Фульвио предупредил их. Дайте мне обуться. Я должен сказать вам еще что-то. Мы ведь можем сказать друг другу все, не так ли? Мы не знаем, что нас ждет. Может, дело кончится плохо. Давайте пообещаем друг другу, что если останемся живы, никогда не забудем этой минуты, как мы сидим здесь с сапогами в руках, объединенные мечтой о справедливости. В последнее время я говорю не очень ясно. Но если в жизни человека есть хотя бы одно такое воспоминание, то он спасен, я в этом уверен. Может быть, нас разлучат. Может, через десять, или через двадцать лет из нас сделают подлецов. такое ведь тоже может случиться. И когда мы вспомним это утро, мы может быть даже посмеемся над собой. И все же я уверен, что как только мы улыбнемся, сразу же скажем себе, что поступили плохо, потому что над такими вещами не смеются. Я так говорю, потому что боюсь, что все закончится плохо. Но почему все должно закончиться плохо? Действительно, почему? Идемте! Вперед, сыны Отечества? Так? Джоакино, у тебя душа ушла в пятки? Да, у тебя, у тебя! Кто они? Чего хотят от нас? Что они нам несут? Воду, лекарства, муку? Это чужаки-безбожники. Они несут оружие и страдания. И холеру. Я знаю это. Да-да! Это из-за них у нас холера! И вы знаете, кто их ведет? Ванни-Чума их ведет! Ванни-Чума! Вот они! Мы пришли к вам ради вас. Мы приехали с Севера, чтобы объединиться с многострадальным Югом против нищеты, против. Вот увидишь, Фульвио уже среди них. Они идут убивать нас. Бежим отсюда. Вон еще один! Фульвио! У нас все-таки получилось! Они присоединились к нам! Крестьяне из Кротони! К кому присоединились? К нам, Фульвио. Что ты говоришь, дурак? Что все они вместе идут сюда! Тебя ударили по голове! Я упал. Жаль, что тебя там не было, Фульвио! Ты бредишь? Я своими глазами видел! Что ты видел, дурак?! Я расскажу тебе все с самого начала. Ты бредишь! Подожди! Они пришли все вместе. Мы их ждали. Они увидели нас издалека. На таком расстоянии они не могли понять. Тогда Джоакино поднял знамя. Тито прочитал воззвание, наше воззвание. Он старался читать на их диалекте, чтобы они его поняли. И они нас поняли. Кое-кто начал аплодировать И остальные нас приветствовали. Аплодировали. Среди них была маленькая девочка. Она тоже нас приветствовала. Жаль, что тебя там не было, Фульвио! Мы побежали к ним навстречу. И они тоже бросились бежать. Они смеялись, и мы вместе с ними. Мы сошлись. Ванни обнял всех, одного за другим. Мы начали говорить. Это неправда! Неправда! Неправда! я вернусь туда. Подожди.

Аллонзанфан, значит, это правда? Значит, правда? Аллонзанфан, так, значит, это правда?

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Это фото твоей мамы?

У такого пугала, как ты, не может быть сестры, как она. >>>