Христианство в Армении

Мы не умираем раньше смерти.

В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ ФРАНЧИШЕК ПЕЧКА ДОЙНИЦА ПАЛАДЮК МАРИУШ САНИТЕРНИК КШИШТОФ ПЕЧИНЬСКИЙ ГРАЖИНА БЛЕНЦКА-КОЛЬСКА В ДРУГИХ РОЛЯХ АГНЕШКА МИХАЛЬСКА ГЖЕГОЖ ВАРХОЛ ХЕНРИК НЕБУДЕК ЛЕХ ГВИТ АДАМ КАМЕНЬ ПАВЕЛ СЕДЛИК ЭВА ПАКУЛЬСКА ХУДОЖНИК-ПОСТАНОВЩИК ВОЙЧЕХ САЛОНИ-МАРЧЕВСКИЙ КОМПОЗИТОР ЗИГМУНТ КОНЕЧНЫЙ ДИРЕКТОР ФИЛЬМА КАЗИМЕЖ РОЗВАЛКА ОПЕРАТОР ПЕТР ЛЕНАР СЦЕНАРИСТ И РЕЖИССЕР ЯН ЯКУБ КОЛЬСКИЙ Ой, Марчик. Тут я.

Я на похороны не успел. Давно проходили? Ну, проходили. Но давно? Мне на поминках надо играть. Давно. недавно. Не гони так, Люнда, собственных ног не обгонишь. Сколько тебе будет? Шестьдесят? Ну видишь. И зачем так нестись. Отдохни немного, Люнда, скрипку выстрой, сыграй что-нибудь. Выпахали какое-нибудь стекло? А, выпахал. Выпахал. Тсс. Тихо. А с отливания еще играешь? Так, чтобы было веселей? Нет, больше не играю. Я выпахал целую тарелку! С прекрасным ободком! Вот это была бы игра. Нет! По целой тарелке никогда мне нельзя играть! Это не для меня музыка! Марчик! Какой сегодня день? День как день. В поле завтра надо. А разве не суббота? Да хрен там суббота, день как день. Марчик! Сыр мне уже приелся. Откармливаете меня этими сырами как мерина. Не могу я больше. Хочу колбасы! Сыр ему приел. Ты, урод колодезный!. А воздух тебе не придышался? Откуда я тебе возьму колбасу? Ты думаешь, у меня колбаса на деревьях растет?

Марчик! Так может, хотя бы кашанки кружочек? О! Кашанки кружочек. Ну!. Ну да.

Снова должна быть проповедь? Я что, ксендз?. Тому кашанки, а тебе, наверное, корма. А я что, богач?. Ах, пора, наверное, смерть себе выпросить. Столько у меня. с вами канители. А та придет, пальцы положит на глаза, и человек будет облака пахать, а не горькую землю. Только удержится ли зерно на облаках?. Не пролетит как сквозь туман? Вот и выпросил!. А что ты, Марчик, в воскресенье поле пашешь? В субботу, в воскресенье. Какая разница? Зерно не будет спрашивать, в какой день посеяно. А в мои годы-то. каждый день праздник. Ты дело другое. Ты молодая. Я пришла за тобой, Марчик. Ты меня звал. Да это же просто шутки были! Шутки не шутки. Со смертью не шутят. А твои дни все равно прошли. Как "прошли"?! По какому праву? А Кочемба? Почти до сотни дожил. Он намного лучше меня? А Гневиш? Старше меня на три года! Эй, ты случайно не заблудилась? Глупишь ты, Марчик. Не торгуйся, все равно ничего не выторгуешь. Не вспоминай заслуги, ведь у меня на косе для них мерки нет. Иногда мне надо ребенка отсюда забрать, крошку, чуть от земли видно. И он не торгуется, как старый еврей, а идет послушно. Поле мне надо допахать. Кобылку накормить. Ты пойми. Ничего не случится, если. если соберешь себе урожай где еще, а за мной вернешься через какое-то время. Сердца у тебя в груди нет?. Глупишь ты, Марчик. Конечно, у меня нет сердца. Полевой камень у меня в груди.

Конечно, у меня нет сердца, как бы иначе смогла я с косой ходить? Полевой камень у меня в груди. И ничем его не смягчишь. Ни заклинанием, ни просьбой. Давай голову, Марчик! Хватит болтать. А если бы я тебе привел четверых таких, что сами пойдут под твою косу послушно, тихонько. Четверых? Четверых. А может, даже пятерых. Не устанешь, ног не сходишь, а просто подождешь, как какая-нибудь барыня. И что бы ты хотел за это? Восемь дней еще пожить. Дела сделать. А какие у тебя, Марчик, могут быть еще дела? А я тебя спрашиваю о твоей работе? Шесть дней могу подождать. Теперь-то ты торгуешься. Ну, семь. Семь? Ну. Пусть будет семь! Значит, в воскресенье через неделю. В воскресенье, Марчик. Только помни, что от меня не спрячешься. Есть еще одно дело. Кашанки мне нужен кружок. Так мне хочется кашанки, как никогда. Не можешь добавить к уговору кружок кашанки? Все-таки четыре души это немало. Ты говорил пять. Ну, может, пять. Ой, Марчик, Марчик. Смерть хочешь одурачить. Торгуешься, кашанку выпрашиваешь. Ой, Марчик, Марчик. Полевой камень!. Человеческое сердце у тебя в груди. Эй, ты там! Урод колодезный. Кашанку тебе опускаю. Но зачем столько? Свадьбу, Марчик, готовишь? Кобылку замуж выдаешь? Ты же не собираешься никуда. А собираюсь. Но вернешься быстро? Вернусь, вернусь. Не дам тебе сдохнуть с голода. Взял я тебя на свою шею, на совесть взял, так что должен вернуться. Случилось что? А случилось, случилось! Урод колодезный. Смерть мне надо из-за тебя одурачить. А смышленая она, трудно уболтать. Прежде чем пойду туда. Или туда. Марчик! Ты говорил, я когда-нибудь отсюда выйду. Ты так говорил. Говорил. И что? А ну. выйдешь. когда-нибудь. Когда-нибудь, конечно, выйдешь. Не могу уйти. Не могу уйти! Это коса! Господь Бог ее сотворил, чтобы хлеб косить! Так придумал Господь Бог, не иначе! Пошли посмотрим! Что случилось? Такое мелкое не пойми что. Такое мелкое не пойми что. А какое большое несчастье хотела устроить. Еду. гляжу. Ага. А тут стоит такой карапуз. Ага. Я едва успел затормозить.

Ну да. Чтобы хотя бы меньше. Спасибо, Лесь. Спасибо. Спасибо, все нормально. Уже хорошо. Выпей. Ничего не случилось. Умеешь говорить? Ну тогда скажи. Что "Янка"? Что "Янка"?! Зовут меня Янка. Никто тебя, карапуз, не спрашивает, как тебя звать! А только зачем под колеса полезла! Сто восемь. Ну что "сто восемь"? Что "сто восемь"?

Ну столько у меня рост. Сто десять без двух сантиметров. Видал кто такое? Видал кто такое?. Сто десять без двух сантиметров. А у меня 180! И под машину я не лезу! Но я в школу хотела идти, для малорослых санитарок, и мне двух сантиметров не хватило. Сирота я. Некому за меня заступиться, а там от метра десяти принимают. За ноги висела, дягиль пила, и ничего. И ничего? Ну, пожалуйста. Ничего. А туфли повыше? Босиком меряют. Вот сукины дети! Босиком. А может, петрушка? Что петрушка? Настойка на спирте из петрушки. Не глупи, это для простаты, мочегонное. А может, плохо померили? Точно. Может, плохо померили? Действительно сто восемь. Вот именно. Я же говорила. Сто десять без двух сантиметров. Так что ты теперь будешь делать? Подожду товарный.

Он через полтора часа пойдет. Любишь, как яблоко упадет на землю? Этот отзвук? А как весной иней подкрашивает траву?

Или как собака облает далеко, и по туману пойдет такой тоненький гомон?

Или еще другое осень, допустим, и. дым от картофельной ботвы ударяет в ноздри. Я не ем много. Правда чуточку. А ты умеешь что-нибудь особенное? То есть что? Ну, один хотя бы играет на инструменте, другой стихи складывает. Господь Бог сообразительный, и. в сущности, справедливый. Он что-нибудь там тебе, наверное, дал за эти недостающие сантиметры. Я птиц зову. А как? Как зовешь? Цокаю, как собакам. И что, прилетают? Прилетают! Ну и как? А для кого это будет? Овощной! Грибной? Картофельный. О Господи, Господи. Укропный! Укропный. Ну, укропный! Укропный. Укропчик. Укропчик.

Укропный! Холодно тебе, Марчик. Холодно.

Обманул ты меня, мужик. Обманул. И что? Ничего. Ни слова не скажешь? Сердце у тебя доброе. Сироту малорослую я приютил. Сердце у тебя доброе! Знаешь, Марчик, музыканта, того, что играет с посудных обломков? Люнда его зовут. Тогда приведи его ко мне, Марчик. Пусть мне сыграет. Может, это мне сердце прояснит. Сколько. сколько у меня еще дней? Приведи музыканта. Не трогай кобылку, Костлявая, она ни в чем не виновата. Удивительно ты защищаешь жизнь, Уже не торопишься к своим? Сироту я приютил. Малорослую, забракованную. Есть у тебя сердце в груди!. Удивительно ты защищаешь жизнь, Не узнаю тебя. Сколько у меня дней? Музыканта приведи. Велю ему сыграть с такой тарелки, какой еще человеческий глаз не видел. Ну чего куксишься, глупая. Приходится так. в дорогу. Я ведь завтра возвращаюсь. Все помнишь? Ну, тогда скажи. Курам зерна и толченой яичной скорлупы. Корове сена. Подоить, если получится. Дверь закрыть на большой засов. Нет, оставь. Не сыграю! Фиг, не сыграю! Ни за что не сыграю! А что за необыкновенная тарелка у нее может быть? Сыграешь один круг. Одну сраную каемочку. Это все. Не сыграю! Нельзя мне! Сам сыграй, раз себе сюда. карликовое. страшилище. привел! Сам себе играй! Когда я не сумею, а ты сумеешь. Но я боюсь. Очень боюсь. Чувствую, что с целой тарелки нельзя мне играть. Аж сердце у меня рвется, и руки зудят, но я чувствую, что нельзя мне. Вся беда в том, Люнда, что я чувствую то же самое. Эй-эй-эй!

За курами присмотрела, Мушка накормлена, корова подоена. И вообще все получилось. Что поделаешь. За овином возле моря. там купала баба зайца. Моет его, купает его, уже купец есть на него! Подвожу итог жизни. Какая там жизнь. Обижал как можно меньше. Любил, сколько было можно. Какая там жизнь. Сироту приютил. Они подтвердят. Какая там жизнь. Смерть. Хотел я ее обмануть два раза. И еще раз попробую. Больше ничего не помню. Сердце у нее разорвалось, Марчик. Я даже не успела пальцы на глаза положить. Сердце у нее так разорвалось, на километр было слышно. Ты знала, что я приду за ней? Теперь мне время? Тебе, Марчик. Музыкант тебе сердце не прояснил? А у смерти может быть сердце? Полевой камень у меня в груди. И сейчас я его тебе положу на глаза. Музыкант камня не раскрошил. Не хотел сыграть с моей тарелки. Коса чтобы жать. Так придумал Господь Бог, не иначе. А что иное я делаю, Марчик? Ты мой урожай. Ты моя рожь и пшеница. Я жну, Марчик. Не хотел я сыграть для Костлявой. Не хотел с целой тарелки, нельзя мне. Это совершенная, полная музыка. Для Господа Бога, не для людей. А если бы я дал себя уговорить? Если бы сыграл, может, у Смерти и забилось бы сердце. Кто бы тогда людям закрывал глаза? Весь порядок бы развалился. Весь порядок. Так сыграй хотя бы для него. Для него сыграю. А подложите мне там что-нибудь теплое под жопу! О Господи. Держись! Держись! Держись за веревку! Держись! Держись за веревку! Я тебя ей обвяжу, а потом выйду наверх и тебя вытяну. Держись! Там есть такой тайник. Марчик тебя тут спрятал? Ты убегал от кого-нибудь? Ты хотела утопиться. Марчика забрала Смерть. Ты любил его? Марчик меня приютил. Это все. А что тут еще говорить? У тебя ведь есть глаза, ты видишь, сколько мне недостает. Я видел тебя как-то, когда ты заглядывала в колодец. Но. вблизи ты еще красивей. Красивей? Волосы у тебя такие необыкновенные, уши маленькие, изящный носик. И глаза как васильки. Правда как васильки? И волосы необыкновенные? Каштановые, сверкающие. И глаза как васильки. Как васильки? И у тебя удивительный подбородочек. Как мячик, круглый и упрямый. И зубки у тебя такие белые, как молоко. Как молоко? Да. И губы у тебя. пухлые, как.

у ребенка. Говори еще. Говори, что у меня. Ты вообще красивая. Мячик, молоко, васильки. Хорошо, что не наоборот. Как наоборот? Ну, что этот второй нос не посередине. То есть, вместо первого. И этот второй рот. И глаз тоже не такой яркий. Не такой яркий?. Ну, как мои. Не такой васильковый. И вообще, ты красивей, чем я думала. Красивей? Красивей. Ну да, красивей. Я есть хочу. Надо нам как-нибудь отсюда выбраться. Я уже об этом думал. И ничего. надо нам как-то сбросить со сруба, чтобы сюда к нам долетела. Что дальше? Надо будет как-то жить. Умеешь сеять зерно, косить, делать хлеб? Научусь. Я умею готовить. Укропный суп. Шить, цокать птицам, петь колыбельную. Хочешь быть со мной? Дрова колешь? Под плиту? Под плиту. Для печки.

Как придет зима, для огня. И хорошо тебе колется? Хорошо мне колется. Ты выспался? Выспался. Моя ты кроха! Выспался! Я от любви расту. Нормально. От любви. Я влюбилась в тебя и расту. А если разлюбишь? Я должна разлюбить. Где-нибудь через. полметра. Что будет, если я не разлюблю? Больше тебя вырасту? Ты бросишь меня. Красивая будешь, кавалеры слетятся, и ты меня бросишь. Как ты мог так сказать? Как ты мог?. Никогда тебя не оставлю, мой любимый, никогда. Ладно, останавливаемся!. Наверное, цирк. Правда, Морка? Конечно, цирк. Ты их боишься? А почему ты их боишься, Морка? Я сбежал из цирка. Выставляли меня напоказ. Связывали, как дикого зверя, и. Пока однажды не уследили. Я перегрыз веревку и сбежал. С той поры меня ищут. Это они?! Не знаю. Кажется, нет. Тогда спрячься быстро, Морка. На чердаке. Надень маску и спрячься. Я их быстро отсюда спроважу. Добрый день! Добрый день. Может, вы нам поможете. Мы ищем играющего по тарелке. Такой человек. Где-то тут живет в округе, но. никто не может сказать, где. Играющий по тарелке? Так о нем говорят. Говорят, он играет по этим каемкам на тарелках, читает их, как ноты. Диковинки ищете? Да, диковинки. Такой цирк. Так может, я бы вам подошла? Вы? Нет, извините. У нас уже есть пара карликов. Она восемьдесят два, он восемьдесят четыре сантиметра. Это страшные малютки! Ну да. Малютки. А я как раз расту. Ну понятно, вы как раз растете. А я правда расту. Это деревянное яблоко. Я его вырезал для тебя. Теперь надеваю его тебе на шею, чтобы я всегда мог тебя узнать. Где бы ты ни была. Ты говоришь как на свадьбе. Это наша свадьба, Морка? Не знаю, Янка. А без яблока ты меня не узнаешь? Ты растешь на десять сантиметров в день. Не знаю, когда я найду музыканта. Может, через день. Может, через три дня. Когда я вернусь, ты можешь совсем измениться. А ты должен его искать, Морка? Если я его не найду, то его найдут те, из цирка. Известно, что с ним сделают. Может, то же самое, что со мной. Когда-то. Я не могу этого допустить. Ты знаешь, в какую сторону идти? Не знаю, Янка. Будь здоров, Морка. Будь здорова, Янка. Не мог я эту тарелку вырвать. Он не хотел отпустить. Тогда я притащил его вместе с тарелкой. Привязал веревку к ноге и притащил. Эта музыка так меня одурманила. Я слабый. Вставал иногда, играл по. изгибам с тарелки. И так, не желая, Костлявую приманил за собой. Прицепилась она к этой музыке, и ничего только играть и играть. У меня даже руки болели, и смычок падал на землю. И что ты сделал? Раз, два, три, четыре. Двадцать семь. Вчера было двадцать девять, значит, два перешли ей в сердце. Завтра освобожу. Скоро я тебя выкопаю! Эй. Эй, ты. Эй! Разозлилась. Говорит, что как отсюда выйдет, то мне первому закроет глаза. Можно спросить? Спрашивай. Это хорошо. хорошо или плохо, что любовь раскрошила тебе сердце? Хорошо или плохо для людей? О людях спрашиваешь, а подразумеваешь себя. Сам себе ответь на этот вопрос, но не сейчас. Подожди немного и сам себе ответь. А эта твоя малышка. Если бы мне музыкант сердце не разбудил, где бы была? В холодной земле, разве не так? В холодной земле. Не отвечай сейчас. Сам себе ответишь, когда придет время. Ты не глупый. Столько мне дел наладил за один день. И ты не глупый. Хорошо со Смертью справился. А из-за цирка ты не волнуйся. Пусть только подойдут близко. Ловушек наставлю, в болоте утоплю, пусть только подойдут. А с целой тарелки я уже никогда не сыграю. О нет. Это не для меня музыка. Я возвращаюсь утром к моей любимой. Возвращайся. Но помни, чтобы хорошо распознать любовь. Я яблоко повесил ей на шею, узнаю сразу. Глупишь! Я не об этом говорю! Я тоже когда-то любил, но позволил ей с другим уйти. Он умел дом построить, платье купить.

Хорошо им теперь живется. Иногда я подхожу под забор, детям свищу. Я тоже могу дом построить. Платье купить. Глупишь! Глупишь! Что, зеркало хочешь, чудовище? Тебе зеркало нужно?! Ведь она, наверно, красавица теперь, а ты и дальше чудовище! Чудовище! Чудовище! Чудовище! Люнда, что ты. Я еще успею на чудовище? Успеете. Тогда билет, пожалуйста. Вы идите, это последний номер. Спасибо. Уважаемая публика! Теперь специально для вас в живых картинах история одного несчастного, который съел своего брата! Съел своего брата-близнеца! И сейчас эту историю он сам вам представит. История чудовища-братоеда! Брат съедает брата, сильнейший близнец съедает слабого. Он должен был это сделать, чтобы выжить. Бедная мать! Она не смогла выкормить двойной плод. У нее не было денег на жизнь. Таким образом в ее животе из двух близнецов образовался один. Чудовище по имени Морка. Чудовище пряталось в колодце. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы не одно странное происшествие. Как раз в этом самом колодце решила утопиться маленькая несчастная девушка. С этого момента для чудища настали прекрасные дни любви. Сиживали они перед избой, светил им месяц, пели сверчки. Они полюбили друг друга так сильно, так искренне, что как-то однажды маленькая девушка начала расти. Сеяли, пахали. собирали. жили долго и счастливо. Это правда с этим братом-близнецом? Может, да. Может, нет. И ты продаешь это за деньги? Скверно я тебе посоветовал. Глупый я был. Глупый как пробка и бездушный. Скверно тебе посоветовал, и из-за этого скверного совета два года тебя искал. Отыскал сегодня. Янка, Янка, идиот! Я это чувствовал. Предчувствовал. Она меня ждет. Но я.

Ну что?! Но я. точно. подхожу ей? Ты говорил. говорил, что не подхожу. А теперь опять подходишь. Изменила ее любовь к тебе. Теперь ты опять ей подходишь. Так, как одно чудище может подходить другому. Ой, сыграл бы я, сыграл бы с отливания! Отольешь мне, брат, для игры? Старый Марчик тоже отливал для игры! Морка?. Морка, дорогой. Два года я ждала. И росла. От любви и тоски. Я вернулся к тебе, Янка. Примешь меня? А как могла бы я не принять, Только как мы будем жить, Обыкновенно, Морка. Как люди.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Она наша квартирная хозяйка.

Простите ребята, но вам пора закругляться. >>>