Христианство в Армении

Он спрашивает, что ты здесь делаешь.

Субтитры: busiko (Олег Ланитин) устные упражнения. Мсьё, здравствуйте. Извините, я только что с поезда. Почему вы не приехали более ранним? Его не было. Даже вчера? Идите и займите ваше место. Идите и займите ваше место. – Извините? Извините? Что вы сказали только что? Извините, мсьё. Я не хотел показаться грубым, это получилось автоматически. Извините. Я принимаю ваши извинения. Так что, если всё пройдет успешно, наши занятия будут начинаться с устного представления одного из вас – представления выбранной им темы. Очевидно, что на сегодня, я так понимаю. Прошу прощения, мсьё. Да, Морнэ? Я готов. Неужели? Вы не будете ждать следующей недели? Нет, я могу сделать это сейчас. Очень хорошо. Тогда занимайте моё место. Какова ваша тема, Морнэ? Литература. Необходимость литературы. Мы слушаем вас. Сдерживая силу, мы выказываем рвение к сочинительству. Так вот, литература должно быть оправдана. Литература должна быть необходима. Письмо не имеет оправдания и никакого значения, если только оно не принадлежит жизни. Если мы можем жить без него, если мы можем даже не помышлять о письме, тогда всё это – обман и болезнь. Роль критика – диагностировать болезнь литературы, а также, чтобы определить настоящее сочинение, как сочинение необходимое. Вот почему критик – это существенное дополнение существования настоящей литературы. – Вы ещё долго собираетесь стоять? – Извините. – Извините? – Извините. – Что вы делаете? – Я лучше уйду. Присядьте. Вы можете продолжить. Вообще-то, я закончил. Очень хорошо. Хочу поблагодарить вас за то, что наш год начат столь блестящим импровизированным представлением. Хорошо. Так что, будут ли ещё добровольцы для выступлений на последующих неделях? Значит никого. Хорошо, я позволю вам переварить этот первый опыт, но на следующей неделе мне придётся выбрать кого-нибудь, так что – извините. Я могу выступить. На следующей неделе? Хорошо. Как вас зовут? Элюа Дьюо. Дьюо? Очень хорошо.

Пожалуйста, мне придётся побеспокоить вас, Морнэ. Извините!

Лео Спитцер, в «Очерках о стилистике», демонстрирует, что Расин. Это твоё место? для контраста колеблется между процедурой гиперболизации и методами «приглушенного» выражения. Смотри – Сюзанна пишет дневник. Откуда тебе это известно? Я вижу это по её позе. По этому милому наклону её головы. Здесь все пишут. Дневник или что-нибудь другое. Короткие рассказы, романы, И в этом письме – вред. – А ты пишешь что-нибудь? Не пишешь даже дневник? Даже писем другу? Каждый влюблённый пишет письма, не отправляя их? Разве нет? – Совсем ничего? Именно поэтому ты поступаешь правильно. Знаешь, что написал Карл Краус? «Почему некоторые люди пишут? Потому что они слишком слабы, чтобы не писать». Зачем он это сказал? Чтобы внести ясность. А ты не родственник Флоранс Дьюо? Франшон, пожалуйста. Она – моя мать. В самом деле? Наверное, ты так и не прочёл её единственный роман. У тебя есть её новая книга? – «Икра литературы»? Ты должен её прочесть. Чтобы знать условия противника. Я не называю это условиями. Начало предстоящей драмы: Клевета, оскорбление, обман и вульгарность.. Александр Ферье? – Привет.

– Я Андрэ Морнэ, твой сосед. – Я знаю. Класс Мортье. Имитатор. Хорошее выступление. Да, я только хотел пролить свет на некоторые вещи.

Как будто бы те педанты тебя поняли. Ты знаешь, кому принадлежат все эти книги? Они поименованы в моем дополнении. Это тебя беспокоит? Но это – моя комната. Так и есть. Мы с тобой – соседи. Я только что здесь похозяйничал. Как? У тебя есть ключи? Я и без них вошёл. Сейчас покажу. Чем занимаешься? Что пишешь? Я хочу написать пьесу, но вряд ли она пройдет успешно. Тебе тоже не терпится? Поэтому ты – как все. Ты хочешь писать, ничего не читая. Это вызывает жалость. Да уж, вызывает жалость. «Почему некоторые люди пишут? Потому что они слишком слабы, чтобы не писать». Три месяца спустя Убегая, убегая от объятий сна. – Привет. – Привет. – У тебя бессонница? – Почему ты так решил? Потому что сейчас три часа утра. Я готовился к завтрашнему. Что за тема? «Британник», Действие 2, Явление 2. – Монолог Нерона? Как можно так просто к этому подготовиться? Мне очень нравится этот текст. Да, это успокаивает. «Мне очень нравится этот текст»! Слова, которые так часто слышишь. Прочитал предисловие? Да, прочитал. И этого будет достаточно. Прочитай его перед сном, и всё будет замечательно. Но существует предисловие изданий 1670 и 1676 года. – Ты приготовил? – Это мерзко. – Не так уж и ужасно. – Спокойной ночи, Александр. – Спокойной ночи, Андрэ. Предисловие. «Чтоб на нее взглянуть, я среди ночи встал. В мерцанье факелов, в холодном блеске стали Слезинки на глазах у Юнии сверкали. Был прерван сон ее в глухой полночный час, И как она была красива без прикрас! Шум в тишине ночной, во мраке пятна света, Меж грубых воинов она, полуодета, Прелестное лицо в кругу свирепых лиц, И трепетание увлажненных ресниц.» Ты что оглох? Ты не слышишь? Прислушайся к этому! Продолжайте. Извините. – Всё сделал? Национальная школа драматических искусств Регистрация конкурсантов Мне это мешает сконцентрироваться. Под «Опытом работы» пусто. Мы всё удаляем. Я добавлю подзаголовок: Режиссура. Я никогда этим не занимался. Ну и что? Хороший актёр также должен быть и режиссёром. Так что давай смотреть. в Главном Театре Д'ор в Намюре. А он вообще существует? Конечно! Впервые Метерлинк написал в нём «Принцессу Мален». Главный Театр Д'ор, Намюр. «Вараны Комодо». «Вараны Комодо»,. Твоя пьеса. Пьеса Александра Ферье. А что, если они попросят прочесть её? Ты сможешь блеснуть всей красотой ямбической пентаметрической чепухи. Но я ничего не писал о варанах Комодо. Вот именно! Ты покажешься современным. Доверься мне, в этом есть что-то неуловимо модернистское. Буржуазный круг пройден, учителя очарованы! Чего ещё желать? – Я не смогу написать пьесу. – Ты сможешь её написать. Краус сказал: «Почему некоторые люди пишут? Потому что они слишком слабы, чтобы не писать».

В его время это звучало так безумно! Если ты не сможешь, я помогу. Я буду писать всю ночь напролёт. Ладно, печатай. Икра литературы Рекомендовано книготорговцами Мы закрываемся. Что не так? Вы – Флоранс Дьюо? Да, это я. А что? Мне нравится то, что вы пишете. Могу ли я заплатить? Пожалуйста. Вы не должны это читать. Вы мне рекомендуете или нет? Сдачи не нужно. Элюа, ты спишь? Они даже опубликовали мою налоговую декларацию. Где ты это взяла? Мне это дали. Мой редактор. Я стала посмешищем всего Парижа. «Икра литературы». – Чем занимаешься? – Ничем. Пойдём с нами на вечеринку. – А наш экзамен? – У нас же есть ещё время! – Он уже завтра. – Верно. Ты позанимаешься между 3 и 5 часами дня. Это точно. – Дай сюда! – Отстань. – Ты весь вечер читал? – Временами. Я должен посмотреть всё. Значит, ты прислушался ко мне. – Что это такое? – Тебе не нужно это видеть. Ты будешь очарован, увидев, как всё плохо. Я знаю, что это.

Эдуар! Ещё одно слово и ты пойдёшь дальше один. Расслабься!

– Ты ходишь в библиотеку «Святой Клотильды»? – Да. Когда-нибудь ходил в «Париж III Новая Сорбонна»? – Нет, зачем мне это? – Поймёшь сегодня вечером. Входите. Ну что, понял? Я получу библиотечную карточку уже завтра утром. Как она прекрасна. Так бы и переспал с ней! Ты тоже так думаешь? Да, она прекрасна. Сукин сын Франшон. Но она смотрит на Элюа. Точно. Она его ест глазами! Она – для тебя. Осторожней. Если ты не решишься, кто-нибудь другой решится вместо тебя. Это – правда, ты слишком самоуверен. Теперь уходим! Уже слишком поздно. Сюда идёт поэтесса. Или Боже мой! Жорж Санд. Как ты можешь по-дружески относится к такой идиотке? Привет, Сюзанна. – Привет Франшон. – Сюзанна! Как поживаешь? Поздравляю с опубликованием рассказа. Кроме учёных трудов, ты ещё и пишешь. Как ты выкраиваешь время? Это шикарно – редакция Соустона и Бардэ! На самом деле, это неважно. Какое это сработало? Ты пошёл и предложил им свой текст? Именно так. Вы встречались у них, в их офисе? – Можно, я посмотрю? – Конечно. – Это неважно. – Дай мне. – Тебе заплатили? – Конечно. Краус, как вы нужны нам сейчас! Пощади меня. – По маленькой? – Да. Нет, я должен идти. Разве ты не хочешь меня поцеловать? Извини, я тороплюсь. Что сказать Маргарите? Ты можешь сказать ей, что мне плохо? Он просто так не уйдёт. Алекс! Спокойной ночи. Там что, не хватало другого дерьма? И пришлось добавить и своего, чтобы обмануть библиотекаршу? Как низко ты можешь пасть? Это экземпляр Маргариты. Ты должен благодарить меня, что я не оставил тебя с теми идиотами. В задницу такую литературу! Послушай, ты прав, я хотел впечатлить её. Я видел, как она работает с книгами, так что мне пришлось это опубликовать. Это было настолько глупо? Мне остаётся только проклинать себя. Ты ничего не делаешь. Ты помещаешь свой дух в эту пустоту, наряду с твоими мелочными литературными претензиями. И ты используешь сексуальную мордашку чтобы замаскировать жалкое желание быть автором. Я всё о тебе знаю. Тебе наплевать на секс. Ты хочешь создать маску творца. – Ты не должен так думать. – Ничуть. Это же называется «мета-нарративом»? Это всего лишь размышления, а не настоящее творчество. Боже! «Мета-нарратив»! Просто стервенею! Ты же только добавил педантичности к претензии.

Мета-дерьмо! Мета-засранец! Тебе нужны пеленки, дешёвый надоедливый поэтишко! Убирайся. Иди, ссы на свою поэтичность где-нибудь в другом месте. Не трогай меня! Оставь его в покое. Пойдём. Извини, но я не терплю высокомерие. – У тебя дома есть кофе? Давайте выпьем кофе. А ты не иди за нами! Но мне тоже нужно идти домой! Не смотрите на меня так. Если бы он имел чувство достоинства, он не хватался бы за ручку, тогда когда ему нечего сказать. Он отвратителен. Неплохо, правда? Да, красиво. Убирайся! Разве мы не выпьем кофе? Кто ещё собирается облапошить библиотекаршу? Александр, я не уверен, но твои ботинки, свидетельствуют в твою пользу. – Ты ошибался на их счёт?

– Они способны на подлость. Нет, спасибо. – Ты не будешь сахар? Кофе без сахара – не кофе. Боже, мне придётся преподавать этим парням. Я должен идти. Возьми это. Я одолжу её тебе. – Что именно? – Книгу. Мортье написал книгу об Эллрое? Он пишет обо всём. Это только для французских занятий. Все работают в «Нью-Йоркерс». А великий писатель – Эллрой. Ты должен им заняться. А почему ты им не занимаешься? Спасибо конечно, но я занят Фитцджеральдом. Всем привет! Андрэ Я выполнил мою часть, сейчас дело за вами. Мортье О, ты здесь? Это что – книга Мортье об Эллрое? Её весьма сложно найти. Ты остаёшься? Нет, я ухожу. Что с тобой происходит? Что ты делаешь? Выношу мусор. Лучше сделать это сейчас. «Был ли смысл вашей жертвы в Афинах? Я должен разделить твою боль но ты никогда не проявлял участия. Мое сердце более, чем твоё вмещает страдания, и я знаю, что такое боль. Ты думаешь, что победишь меня, потому что подготовился.

Но у меня незлые шутки. Считай это проявлением моей доброй воли. Я оправдаю твой случай, если они не будут приходить к тебе домой. Я буду считать тебя моим другом. Но я не похож на тебя, я не могу быть счастлив за твой счет». «Я не похож на тебя, я не могу быть счастлив за твой счет.» – Ты написал ей любовное письмо? – Зачем? – Я хочу встретиться с ней. Лучше ничего не писать, ни единого слова. Любовные письма – не лучший выход. Что же мне делать? Поговори с ней. Но моё письмо. Что с ним? Она получит его. Ты послал его по почте? Нет, бросил его в её почтовый ящик. Чтобы походить на Кафку. Подожги её почтовый ящик. – Но её почта. – Неважно. Привет, как дела? – Хорошо, а твои? – Отлично. Ладно, я ухожу. – И он это сделает? – Спорим? Где конкурс? Там. И потише – он уже начался. Спасибо. «В мире этом или в любом другом, который наполняет мой кубок.» Молодой человек! Пожалуйста!!! Извините. Иди сюда. Пожалуйста, продолжайте. Он – следующий. «Что в сердце, которое у бога есть, для меня есть в глубине озера? Ничего.» Что будете читать вы, мсьё Ферье? Роль Нерона, Действие 2, Явление 3 пьеса Жана Расина «Британник». Отлично. Пожалуйста, выходите вперед, мсьё Ферье. «Бледнеешь и дрожишь и голову склонила? Меж тем в моих глазах суровость не сквозила». «Я правду, господин, сказать тебе должна: Не цезарь нужен мне, Октавия нужна». «Ты к ней, счастливице, добра и благосклонна, И горькой завистью полна душа Нерона». «Как мне тебя понять?» «Могу сказать ясней: Ценить достоинства дано не только ей». «А от кого еще мне ждать благоволенья? Что совершила я? Какие преступленья?

Ты покарал меня, но в чем, скажи, она, Моя ужасная перед тобой вина?». Вот и они. Разве я не говорил тебе? Да ты – актёр, Александр! Один из великих. Спасибо тебе! – Браво, Алиса. – Спасибо. – Мне нужно идти. – Встречаешься с кем-то? – С Мортье. – Зачем? Я хочу заняться Эллроем. Он хочет, что бы Мортье был руководителем его диссертации. Он, наверное, не понимает, что тот немного занят. Просто сделай так, как я сказал. Заговори о его книге, это ему польстит. Затем переходи к Эллрою. И не впадай в дисскусию: всё или ничего. Я пошёл. Давай. Ты хочешь вот так пойти к Мортье? Пожалуйста, возьми. Иди или ты снова опоздаешь. Спасибо. Ты тоже идёшь на встречу с Мортье? Не на встречу – это будет обед. Я всегда хотел работать над Фолкнером. Но я прочёл вашу книгу, и хотел бы посвятить свою диссертацию Джеймсу Эллрою. Вы прочли мою книгу? Мне это очень льстит, но. Где вы её нашли? Она сейчас словно из разряда древностей. Андрэ посоветовал мне прочитать её. А, Морнэ. Знаете, осознавая царящую интеллектуальная бедность, я остался преподавать только из-за таких студентов, как он. – Он ваш друг? Пойдёмте. Мсьё Мортье? Извините но. не могли бы вы стать руководителем моей диссертации? Конечно. Я думаю, что это уже решено. Спасибо. Не благодарите меня. Я делаю это, потому что вы интересуете меня. Простите мои распросы, но я забочусь о вашей матери. Я надеюсь, она не была расстроена той глупой книгой. Нет, она выше этого. Всего доброго. Те ничтожества думают, что я вся вышла. Я покажу им, на что способны старички. Чем занимаешься? Работаю. Если эти засранцы думают, что я отступлю, им лучше меня остерегаться. Они не узнают, с какой стороны я нанесу удар. Ты устала? Уже три часа утра. Я собираюсь поспать. На завтра я сделаю 3 главы. Можешь прочитать их до пятницы? Попробую. Я надеюсь, что ты шутишь. Что ты делаешь? Ничего. Что же это такое? Это – для администрации. В порядке? До встречи. Великолепный день. Словно в раю. Я дам вам обоим поработать. Пока, Андрэ.

Захвачу портфель. Спасибо за обед, это было восхитительно. Берегите себя.

Вчера вечером я дочитал новую версию вашей диссертации. И честно говоря, я думаю, что вам просто наплевать на меня. Почему вы принесли мне под видом нового варианта, точно такой же текст, который я прочитал и откомментировал 6 месяцев тому назад? Это не тот же текст. Я внёс изменения. Возможно. Но в них нет ничего того, что оправдывает 6 месяцев работы. Нет ничего, что было бы проработано детально, а не пунктиром. Конечно, это блестяще, подобно всей вашей работе. Но значительно ниже минимальных требований которые мы выдвигаем университетским исследованиям. Подскажите мне, что же делать. Я буду работать всё время. Вы уже опоздали. Я больше не руковожу вашей диссертацией. Я верил в вас больше, чем в любого из моих студентов. Вы отплатили мне пренебрежением и равнодушием. Вы увидите, что ошибаетесь. До свидания, профессор. До свидания, Морнэ. Я полностью переписал третий раздел! Вы не можете писать диссертацию ночами. Пожалуйста, не делайте этого! Что же будет дальше? Всё ли достоинство вы утратили? К чему это унижение? Вы знаете, что я не изменю своё мнение. Всё, что я могу предложить, это то что вы повторно зарегистрирую вас у меня в программе. Мы потратим год, работая над вашей диссертацией пока у нас не будет чего-то достойного. Просто присвойте мне степень. Вы точно сумасшедший. Что вы делаете? Отлично, если это всё, что вы хотите. Вы можете завтра утром получить ваш диплом. И для Америки? О, Боже! Как я мог так ошибаться? Странно. Ты работал за компьютером? У меня пропал файл. Ты точно к нему не прикасался? Конечно, я уверен. Оно пропал только что. – Может был сбой? – Вряд ли. Ничего не понимаю. Наверное, компьютер был атакован вирусом. Мне придётся вернуться в библиотеку. Ты смотрела на часы? О, Боже. – Это так необходимо? Шляпа она обязательна? Ну ты и негодяй! Маргарита? Всё нормально? Всё пропало. Просто пропало! Не беспокойся, всё есть. Нам придется всё восстановить. Ничто не потеряно. Есть место, где всё сохранено. Всё находится здесь. Весь твой текст – здесь, но в тысяче фрагментов. Это займёт много времени? Здесь около 867 страниц. Ты мне нужна, чтобы идентифицировать фрагменты. Мы будем работать всю ночь? Вот здесь! Это мой текст. Это что – роман? Нет, это. короткий рассказ. Ты мне можешь кое-что пообещать? Безусловно. Андрэ не должен узнать об этом. Я ему не скажу. Спасибо. Даже не знаю, как тебя благодарить. Не стоит. Это ты всё стёрла? Да нет, не я. Но здесь написано, что удаление произведено в 13:30. Меня не было дома. – Когда тебе нужно быть в классе? – В восемь утра. Значит, тебе нужно здесь переночевать. А как же Андрэ? Он сегодня не придёт. Всё это – по-дружески. Спокойной ночи. Ты спишь? Мне понравилась твоя история. – Действительно? Я чувствую себя моложе, чем те слабоумные. И они скоро согласятся со мной. Вы, наверное, что-то приготовили. Я никогда никого не высмеивала, но всё меняется. – Так это – месть! – Точно. Элюа, где ты был? Заботился о моей женщине. И что ты думаешь? Об истории Маргариты. Не считай меня идиотом. Тебе она понравилась? Я не знаю. Ты читал и перечитывал её всю ночь. Я думаю, что история неплохая. Ты, наверное, шутишь. Эта история – чепуха. Полнейшая нарциссическая чепуха. Нарциссическая чепуха. Ты уже читал её? Удивлен? С первой строки – чепуха. Но я не из-за этого пришёл! У тебя есть новости для нас? Да ты – хитрец! Это ещё почему? Тебя напечатали в каталоге Издательств 2005. Элюа Дьюо Необходимая добродетель Это невозможно. Это твоя работа? Разве ты не счастлив? Им понравилась твоя рукопись. Я её выбросил. Это было большой глупостью. Ты вытащила её из мусора? Но я не ставил своей подписи. Фактически. Я подписала её вместо тебя. Это преследуется законом. Я подам на тебя в суд. Извини, что прерываю, но я думал, что ты не пишешь. Я прекратил. Я избавился от этого. С каких пор? Я попытался сделать нечто достойное. Если бы я знал. Ты лжёшь, друг мой. Краус был прав: "Почему некоторые люди пишут?.. потому что они слишком слабы, чтобы не писать", Андрэ. Вы говорите это мне? Флоранс, ничто не оправдает такого сочинительства, как ваше. Ты уверен, что не трогал компьютер? Я уже не говорил, что нет. Кто-нибудь заходил? Ты выходил? Ты что – из полиции? Я всего лишь хочу знать. Ты получила свою историю обратно, так что уволь. Ты стер её. Ты шутишь? Ты только что намеревался её сохранить. Я знаю, что это – смешно, но я никогда не шучу о литературе. Ты не поймёшь. Ты не только ничего не знаешь о литературе, но ты не даже заботишься об этом, это очевидно. Так что же ты собираешься делать дальше? Ну не представишь же это редактору, я надеюсь. Да нет, она сделает это. Элюа предложил это мамочкиному редактору? Какой позор. Убирайся. Я не хочу тебя видеть. Вот именно. Я – твоя воспалённая совесть. Вы забыли это. Это не моё. Она вытащила это из мусора.

Элюа, я не утверждаю, что ты лжёшь, но у меня есть настоящий контракт. Подписанный тобой. Она подписала его за меня. Извини, но она мне сказала другое. Вы же знаете, что она – сумасшедшая.

Что ты хочешь с ней сделать? С твоей матерью? Подвергнуть её психиатрическому обследованию? Я могу сделать всё, что угодно. Но книга-то хорошая! Почему её нельзя опубликовать? Ты критикуешь мать, но она-то знает, что такое хорошая литература. Мортье направляет меня в Беркли. – В Америку? Действительно? И всё оплатил? Мортье дал мне работу архивиста, которая дала возможность изучать Фитцджеральда. А твоя диссертация? Я буду работать в архиве, потом делать и свою работу. Ну, ты и счастливый сукин сын! Но не радуйтесь, что меня здесь не будет. Ты будешь актёром-философом, как Аристофан. Относительно тебя, Элюа, если ты не станешь специалистом по Эллрою, тогда ты не достоин нас. Ты согласен? Обещай мне. Я обещаю. Обещаю. Вам не придется скучать. Я вернусь. Порадуйтесь за меня. Я же не могу потратить жизнь, смотря на ваши толстые задницы. Два кофе. Будете дижестив, парни? – Нет, спасибо. – Я тоже не буду. И ты, Андрэ? Извините? Как насчёт шнапса? Нет, Франсуаза, спасибо. В чём дело? Андрэ собирается в Америку. И поэтому у тебя грустное лицо? Если бы я могла поехать в Америку! – Держи. – Нет, спасибо. Пока, Франсуаза. – Счастья в Америке. – Спасибо. Желаю удачи! Возвращайся скорее. Счастливо оставаться! Пока, Алекс. Пока, Элюа. До скорого свидания. Я хочу тебе что-то сказать. Мортье и я формируем литературное обозрение. Ты мог бы написать нам статью об Эллрое. Что, правда? Я берёг её для себя. Всё меняется со скоростью пули.

Держу пари, что через месяц буду обедать с Эллроем! Вот придурок. Ну, Александр? Что-нибудь хочешь добавить? Нет, я только хотел попрощаться. Мы же уже попрощались. Я видел, что вы разговариваете, и поэтому думал. Да. До свидания, Александр. Ты ему несказал про обозрение. Ты хотел, чтобы он ввязался в борьбу? Нет, конечно. Но сейчас он занят в театре. Он избрал другой путь. Не беспокойся. Скоро я пришлю тебе добрые вести. До скорого свидания. Прощай, друг. Чем занимается твой друг Андрэ? Он уехал в Америку. Счастливец. – Когда он приедет обратно? – Через год. – Ты скучаешь по нему? Даже больше – я завидую ему. Чему? Что есть у него, чего нет у тебя? Он великолепен. Он хорош во всем. Не беспокойся, Мортье нравишься именно ты. Ты тоже поедешь в Америку. – Ты думаешь? – Конечно. Но Андрэ и я – такие разные. Если бы ты видела, как Мортье говорит с ним. словно он – его коллега. Он – его последователь. Привет, Элюа. – Это всё, что тебе нужно? «Мадам, я говорю вам, что убью его, Неожиданная удача, негодяй». Сильный удар. «В сердце, вы ударили меня в сердце. Превосходно. Возлюбленный Родольфо, вашу руку. Вы спасли меня». Извините! Спасибо.

«Неожиданная удача! Мадам, я говорю вам, что убью его. Неожиданная удача.» Есть какие-нибудь новости от Андрэ? Ты узнал бы их раньше меня. Он уехал всего лишь три дня назад. Это плохо. Мы здесь, словно неудачники, в то время как он там с Эллроем. Большое спасибо. Элюа, можно тебя? Конечно. «Возлюбленный Родольфо.» – Смотри. – Что это? Это ты написал? Да, я только что исправлял написанное. – Извини. В «Мизантропе» Мольера Альцест говорит, что нужно контролировать желание сочинять.

То есть, литература должна иметь оправдание. Письмо должно быть необходимо. Авторы 17-ого столетия, Буало и Мольер часто используют термины, такие как «зуд», или «нетерпение». Для этих авторов, письмо, сочинительство было болезнью которую нужно излечить. Если письмо не жизненно необходимо. Карл Краус. Что он делает? Откуда я знаю? Что произошло? Мне не хотелось говорить, но я отравился гамбургерами и кокой. Я не знаю, но они туда положили много жира и вся эта дрянь вызвала у меня рвоту. – Как продвигается работа? – Хорошо. Действительно хорошо. Да, я же не сказал вам! – Что именно? – Я встречался с ним. – С кем? – С Эллроем. – В самом деле? В жизни он несколько смахивает на придурка.

Он выглядит достойней в творчестве, чем в действительности. Я думаю, что это было детской идеей – встреча с мастером, впитывание его мудрых слов, всей той чепухи. В книгах мастера – его мастерство, но не жизнь. Я не даже не встретился с ним снова. Я только непрерывно работаю. Я не делаю дерьмо из моей работы, но я летаю из-за диссертации туда-сюда. Я даже не занимался сексом. Ну, может быть, чуть-чуть. Как ваши дела с этим, ребята? Мы не жалуемся. Брюнетка? Блондинка? Рыжая? Брюнетка. А ты всё молчишь, Элюа.

Не говори мне, что ты целомудренен. Я успокоился. Конечно. Всё хорошо, судари мои? Очень хорошо. Сударь Андрэ, ты поосторожней с моим "Анжелюсом". Это же не лимонад. Что она делает здесь? Она вместе со мной. Ты позвал её к нам? Да. Но я не могу быть здесь так долго. Ну и ладно. Но она не присоединится к нам? Да, я сказал ей прийти. Рад был увидеть вас таким счастливым. – Извини, но уже слишком поздно. – Тогда иди. – Быстрее! – Вот дурак! Она хочет видеть меня. Элюа найдёт слова извинений. – Я не могу. – Не будь святошей, останови её. Она будет видеть тебя каждый день. Мы же не увидимся в течение года. Хорошо, я пойду. Что ты ей скажешь? Правду. Что мы хотим остаться одни. Стой. Боже, мне придётся сделать всё самому. Я сейчас. – Всё хорошо? – Где Алекс? Что он ей говорит? Ты его не видела? Он вышел, чтобы встретить тебя. Нет, я его не видела. Проклятье. Куда он ушёл? Я не знаю. Мы поговорили, и он только что ушёл. – Без объяснений?

– Он очень быстро ушёл. Он видел меня? Думаю, нет. Или он был бы здесь. Хотишь присоединиться к нам? – Он, наверное, вернётся. Я хотел бы помочь тебе, Алиса. Ты можешь уйти прямо сейчас. Что ты ей сказал? Репетиция недавно закончилась, так что можно было прийти. Ты присоединишься к ней позже. И это что нормально?

Она не хотела проводить вечер с тремя ёрниками. – Спасибо за ужин. – Приятных развлечений. Где ты останешься? В отеле? – Ты можешь остаться у меня. – Нет, я не могу. – Почему нет? – Я уезжаю. – Сегодня ночью? – Да, сегодня ночью. – Но я вернусь. – Мы надеемся! – Когда твой самолёт?

– Мой самолёт? Или ты вернёшься обратно морем? В два часа. Я подвезу тебя. Я возьму такси. Мой автомобиль лучше. Это займёт много времени. Это займёт 5 минут. – Пока, Андрэ. – Надеюсь, в следующий раз останешься подольше. Когда это будет? Я точно не знаю. Но если я приеду, мы должны увидиться. Ты всегда был не слишком сентиментален. Да, я старею. – Ты не опоздаешь? – Ты прав. Пока, Андрэ. Увидимся. Поезжайте. Так, а где же твой багаж? Я оставил чемоданы в аэропорту, в камере хранении. Я не даже знаю. Ты уверен, что это – в Орли? Из США обычно прилетают в Руасси. Это был специальный рейс. Андрэ, я могу сказать тебе что-то? Ты видел Маргариту до того, как уехал? – Дай мне 20 евро. – Зачем? – Дай мне 20 евро! – У меня всего лишь пятёрка! – И это всё? – Больше нет. – Забудь. Неважно. – Что такое? Мой самолёт – Эйр Франс! Увидимся! Могу я вам помочь? Это – Андрэ. Элюа, это – тебя! Кто это был? Какой-то парень с американским акцентом. Экхарт приносит свои извинения, что задержал репетицию. Открой дверь. – Дерьмо! – Открой, Алиса. Оставь меня в покое! Александр, это – Андрэ. Послушай, я опоздал на самолёт. Это не слишком важно, но мне негде ночевать. Так как ты предложил, я подумал, что я мог бы остановиться у Алисы и возьми свои ключи. Я уверен, что ты ещё не спишь.

Я перезвоню, но, на всякий случай, я у телефонной будки: Номер 0524. Надеюсь, скоро увидимся. Подожди! В смысле? Может быть, ты хочешь мне что-то сказать? О, я выше всего этого. Ты прощён. Я? Я прощён? Что, я был жесток? Ты был сволочью. Я не буду извиняться за твоё воспитание. А теперь уходи, я хочу спать. Так значит, ты собираешься преподавать? Как же это ты так прогрессировал? Преподаватель-преподаватель? Мета-преподаватель? Да, полковник. Кадет Морнэ вернулся. Да, мсьё. В следующий раз мы вызываем фликов. Это понятно? Мои поздравления. Вы выполнили все основные работы по теме диссертации. Вам только нужна идея для заключения. Но не беспокойтесь, у вас есть целый месяц. – Я смог бы я защитить диссертацию в июне? – Безусловно. – Положите это там. – Здесь? Какие у вас планы на следующий год? – Я думаю, что я займусь магистерской. – По американской литературе? Да. По Эллрою, если получится. Вот ваше виски, Элюа. Спасибо. – Спасибо, Анна. Давайте есть. Почему бы вам не сесть там? Почему бы вам в течение года не работать над диссертацией в Штатах? У нас программа обмена с Беркли. Мы туда посылаем наших лучших студентов. Беркли – это неплохо. Я говорю вам об этом сейчас, потому что всё вышло несколько скомканно. Говорите о ком – об Андрэ? Почему вы говорите об Андрэ? Его вы тоже отправили в Штаты. Я? Вы шутите? Я не даже знал, что он там. Вы руководили его диссертацией? Его диссертацией? Он захотел написать её там. Я вижу, что мсьё Морнэ не сказал вам некоторых вещей. И я должен сказать, что мне неудобно здесь обсуждать его с вами. – Да, пожалуйста. Элюа, я слышала, что вы написали роман. – Или я ошибаюсь? – Нет, но я не уверен, что нужно было это делать. Он выйдет этой весной? Это не я, а моя мать издаёт его. Я хочу забрать его, но я не знаю, как. Она подделала мою подпись. – Она не делала этого! – Нет, сделала. Но почему вы хотите забрать его? Потому что, я не являюсь его автором. Откуда вам знать? Я могу задать вопрос об Андрэ? Если желаете о нём поговорить. Что случилось с Литературным обозрением? Вы обойдетесь и без него? Он вам и о нём говорил? Что, нет никакого обозрения? Конечно, нет. И нет диссертации, и нет Америки. Вы хотите сказать, что он – не в Беркли? Андрэ не в Америке. – Где же он? – Я не знаю. Он даже не работает с Мортье. Мне не верится. – Мортье сказал тебе об этом? Он ударил его, чтобы получить степень. Элюа, репетиции начинаются завтра, и мне нужно вспомнить мои действия. – Ты не растроился? – Из-за чего? Ведь он лгал нам. Но ведь это – в прошлом? Ты шутишь? Я уже пережил одну историю с Андрэ Морнэ. Ты никогда не говорил мне об этом. Почему разрушается наша крепкая дружба? Ты не слушаешь меня. Всё в порядке? Всё в порядке? Это – макет моей книги. Это замечательно. Я не знаю. Название не очень хорошее. Три месяца спустя Пора домой. Ты должен прибыть после обеда. Повезёшь полковника в город. Он собирается в ратушу. Давай без шуток! Я рассчитываю на тебя. Я буду через час. Можете почитать мою газету. Спасибо, полковник. Есть, полковник! Элюа Дьюо получает приз за роман «Ядовитые дружбы», который будет прочитан в Афинском театре Александром Ферье. После чтений автор будет раздавать автографы. Три билета.

Вы резервировали? – Нет, я – автор. – Извините? Я – Элюа Дьюо. А, вы автор! Извините. Как дела? Отлично. – Нет страха сцены? – Нет. Но я не хочу это делать! – Как ты? – Всё хорошо. Меня тошнит, но всё нормально. Что-то не так? Мне показалось, что я видел Андрэ. – Мне тоже. – Действительно? – Да, он ехал в кадиллаке. – Идиот! – Оставь Андрэ в покое. – Нет, не оставлю! Он ходил с нами на лекции, но считал нас неудачниками.

Я очень сильно им восхищался. Я был таким идиотом. Смотрите, кто здесь. Франшон. Мета-засранец собственной персоной. У тебя есть ещё приглашение? Ещё кто-то придёт?

Он всем несёт поэзию. Всем привет. То, что вы, ребята, думали обо мне, меня действительно касалось. Я не знаю, что думал Морнэ, но вы крепкие ребята. Видел Морнэ? Нет. Разве он не приглашён? Вроде бы нет. Он скорее умрёт, чем прийдёт. Конечно. Я забыл, думал, что это совершенно неважно. Знаете, а ведь он ночевал у меня? Ты шутишь. Нет. Он появился ночью, измученный, и спросил, не мог бы он остаться. Я хотел выставить его, но пожалел. Он выглядел таким жалким. И так вонял! Он был похож на клошара. Где он сейчас? Не знаю, он ушёл на рассвете, я не даже слышал его. Он не собирался в Америку? Этот придурок отрежет нам яйца. Я должен идти. – До скорого свидания. Подожди. Значит, ты будешь носить мои цвета. – Это смешно. Поздравляю. Я оставлю вас. Можно ли мне автограф? Что написать? Это будет приятно твоей старой мамочке. Внезапно у тебя появились принципы. Спасибо. Флоранс, можно мне? Мы должны серьёзно поговорить. Мастер, будьте так добры. Я рискнул написать этот скромный комментарий. Большое спасибо. Подписывайте быстрее. Это здорово. Я наслаждаюсь этим. Действительно. – С «к» в конце. – Хорошо. – Какое имя я должен написать? – Морнэ. Ты был здесь? Нет, я только что пришёл. Мы везде тебя искали. В Беркли, в Сорбонне. Я там не был. Я был во Франции, в Провансе. Я преподаю общую культуру на армейской базе. – Так ты подпишешь? – Конечно. Почему некоторые люди пишут? Спасибо. Рошфор находится в Шаранте Маретим, правильно? Там, наверное, прекрасно. Да, море рядом. – Сколько у тебя студентов? – Дюжина. Да, взвод. Они все носят форму? Нет, я – единственный, кто носит форму. Он не пойдёт с нами? Спорим, что пойдёт. Он не сможет это пропустить. Андрэ? А мы думали, что ты – в Америке. Я думала, что ты – там. Ты похудел. Я рада тебя видеть. Ты не присядешь? Я знал, что так и будет. Я ожидал этого от вас, ребята. Ваш интерес насчёт меня наигранный. На самом деле, вы жалеете меня. Вы жалеете меня и этим обижаете меня. Ну что ты! Что ты говоришь? Это невероятно. Я не жалел вас, когда познакомился с вами. В вас не было того, на что можно посмотреть сейчас. Вы не были такими славными, как сейчас. Да, я – неудачник. Что это меняет для вас? От этого вы кажетесь менее успешным? Возможно, я чего-то не понимаю. Я разочаровал вас, не так ли? Ты лгал нам. Конечно, я лгал вам. Я лгал, потому что тогда вам была нужна ложь. Вы были трусами, и вам был нужен учитель. И это плохо, если сейчас учитель смущает вас. И не говорите мне, что я всё ещё молод. Я отнюдь не молод. Я самый старый из мужчин. Самый старый ваш друг.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Не сходи с ума.

Давайте сверим свои часы. >>>