Христианство в Армении

Она получила то, на что заслуживала.

По рассказу Германа Мельвиля В постановке Лео Каракса Лорена Седофски Жана-Поля Фаржо Оператор Эрик Готье Художник Лорен Алер Композитор Скотт Уокер Продюсер Брюно Песери Фильм Лео Каракса Главная опасность другие представители того же вида, а главный союзник вечно меняющееся ледяное поле. Здесь ориентируются с помощью органов чувств, обострённых и развитых настолько, что они ведут прямо к пище. Этот рассказ основан на многолетних исследованиях учёных, которые занимались Арктикой. В нём мы проследим в течение одного года победы и поражения этого белого медведя на его поле битвы. ПОЛЕ БИТВЫ БЕЛОГО МЕДВЕДЯ Вот обитель белого медведя большое замерзающее море, окаймлённое суровыми горами, ледниками и бесплодными, покрытыми снегом берегами.

Это белая пустыня на "макушке мира", и вы увидите её такой, какой никогда не видели прежде. Изображения, созданные на компьютере, помогут увидеть то, что обычно нельзя увидеть, и проникнуть повсюду, куда бы ни привел нас рассказ: от обширных равнин морского льда, где белые медведи выслеживают свою добычу, до их берлог на заснеженных горных склонах, где медведицы скрываются перед родами от других белых медведей. В этом мире царствует лёд, который меняется в течение года. Эти изменения и определяют, куда идёт полярный медведь, и что он делает. Мощные зимние морские льды тают ранней весной, превращаясь к лету в разбитые плавучие льдины. Где лёд, там происходит активность, и здешние животные зависят от него, живут на нем, в нём или под ним. Где встречаются лёд, воздух и вода, там прячутся тюлени. А ещё ниже как бы перевернутый мир дельфина-белухи, у которого ледяной потолок, а его жильём становится весь Ледовитый океан. Это поле битвы огромное, и из-за его размеров белый медведь становится вечным кочевником, проходя 20 километров в день, и до восьми тысяч в год по постоянно движущимся льдам. Наш рассказ начинается здесь, среди льдов и снегов. Весна, и новая жизнь должна впервые увидеть свет.

Но сначала эта самка понюхает Она полгода пребывала в спячке и не знает что сейчас снаружи. Возможна опасность, а она оберегает большую ценность. Прячась в берлогу в начале зимы, она была тяжелей на 50%/% и была одна. Сейчас она не одна, с ней медвежонок, один медвежонок. Это его первое знакомство с внешним миром, он впервые расстался с тёплой и тёмной, но безопасной берлогой. Медвежонок родился в январе, 3 месяца назад. Мир, в котором он оказался, был маленьким и тесным. Он появился уже с мехом, но ещё с закрытыми глазами. И был размером с морскую свинку. Снаружи зима была в разгаре, мела пурга, ветер достигал 150 километров в час. А температура минус 60 по Цельсию. Зато в берлоге комфортно, 2-3 градуса выше нуля. Материнское молоко, как густые сливки, позволяет медвежонку быстро набирать вес. Ещё два года он будет вместе с матерью, хотя играть ему придётся нечасто. Надо учиться тому, как живут белые медведи. Ему и многим другим. По всем этим склонам берлоги, где медведицы пережидали зиму, избавленные от многих опасностей в самый уязвимый для них момент. Но отправляясь в свои охотничьи угодья на морском льду, они ещё уязвимей. Самая большая опасность здесь: другие белые медведи самцы, которые видят в медвежатах не более чем потенциальную добычу. Мама чуть не ходит на цыпочках, она должна сохранять дистанцию между медвежонком и самцом. Белые медведи не меняют привычек.

Матери возвращаются в те же места охоты каждую весну за столь долгожданным завтраком. Её ожидание не закончилось. Даже когда они добрались до льда, переход может растянуться ещё километров на 300. Лёд постоянно смещается. Трескается и движется.

Огромные куски сталкиваются, задираются кверху, образуя длинные гребни, словно горные хребты в миниатюре. Медведицы знают, где возможна Около слабых мест во льду, рядом с этими гребнями. Эта самка не ела с прошлой осени, хотя производила молоко. Ее запасы жира почти иссякли, ей срочно нужно поесть. Она торопится прямо к гребню, нюхая воздух. Обоняние направляет её. Если проникнуть в медвежий мир запахов, окажется, что самые интересные запахи встречаются у ледяных разломов. Ни одна возможность не будет пропущена, она изучает всё. Вот то, чего она ищет, тюлень. В это время года он скрыт толстым льдом. Медведь может быть над тюленем, но всё равно как за многие километры из-за этого льда. Нужно место встречи, и вот оно крохотное отверстие, отдушина. Это кольчатая нерпа, тоже тюлень, как всем морским млекопитающим, ей нужно дышать. Она может пробыть под водой больше 20-ти минут, но ей придётся выставить нос на воздух, или она утонет. Приходится делать дырки. Когтями она процарапывает во льду снизу полость, которая завершается отверстием всего в несколько сантиметров. Его достаточно для носа нерпы, но теперь почти рядом с ним нос медведя. Дыхание выдало её. Но нерпа ухитрился ускользнуть. Так заканчивается большинство попыток медведей, но это ещё не конец охоты. Тюлени делают несколько таких отдушин вдоль разломов во льду. Медведю остаётся найти ту, к которой тюлень подплывёт в следующий раз. Нерпа источает очень сильный Она уходит теперь к самой отдалённой отдушине. Медведица движется вдоль разлома, вынюхивая дорогу от одной отдушины к другой. Чем ближе он к используемой последней отдушине, тем запах сильнее. Тюленям нужно к воздуху, но медведица ждёт у последней отдушины. Нерпа сделала отдушины там, где лед самый тонкий, настолько, чтобы сквозь него виднеются тени. Ей приходится рисковать, и она снова уходит. чтобы дожить до очередного глотка воздуха. Но здесь есть и что-то ещё. В апреле в тех же самых местах тюлени прячут своих детёнышей. Их рожают на суше или на льду, а в начале сезона кольчатые нерпы держат детёнышей на льду, в логове под снегом.

Это логово простая камера, но с запасным выходом, ведущим В нём может быть самка с детёнышем или один детёныш, на ледяной полке того же гребня, где находятся отдушины. Самка имеет свою территорию, где она устраивает логово и несколько таких камер в качестве запасного убежища и чтобы запутать белых медведей. Но обмануть медведя непросто. Всё дело в запахе. Он медленно просачивается проникая сквозь кристаллы льда и распространяется по ветру, добираясь до ноздрей белого медведя. Он идёт против ветра, нос ведёт его к обитаемому логову. Всё, что делает медведица, повторяет её детёныш. Она охотится, он учится. На снегу ничего не заметно, не видно ни отдушин, ни чего-то другого. Если тюлень не шевелится и еле дышит, возможно, что медведица его минует. Но детёныш что-то обнаружил. А теперь и его мать. Это логово тюленя, а там завтрак. Или нет. Когда медведица врывается, нерпа использует запасный выход, и уходит в своё другое логово. Правда, в нём её детёныш, но возможно, медведицу удастся отвлечь.

Медвежонок продолжает поиски, а мать всем телом улеглась на отверстие, закрыв свет, может, нерпа решит, что логово нетронуто и решит вернуться. Она не вернулась. И нос ведёт медведицу к её другому логову. Приходится отслеживать все ответвления тюленьего запаха. Опять ничего. Но что это там? Медведица нацелилась на другой объект. Любой звук спугнет тюленя, и он мгновенно бросится в бегство. Медведица не видит то, чего ищет, но прекрасно чует, а возможно и слышит. Это детёныш тюленя 75%/% жира лакомство для белого медведя. Для медведя важно, чтобы каждый его шаг был неслышным, а детёнышу надо не двигаться Медведица слышит малейшие и видит мельчайшие движения. Она врывается через запасный выход, детёнышу некуда деться. Никакой борьбы, схватив зубами за голову, она крушит ему череп. Но взрослому белому медведю детёныша хватит всего на день. Обычно белый медведь съедает питательный жир и оставляет мясо. Но сейчас медведица очень голодна и съедает всё. Медвежонок вскоре тоже попробует тюленя, хотя будет ещё полтора года сосать молоко. Конечно, если он справится со многими угрозами Арктики, главная из которых погода. Здесь она может поменяться в любую минуту. Пусть уже весна, но пурга по-прежнему готова накрыть лёд и всё, что на нём. Белые медведи так тепло одеты, что им достаточно найти или вырыть углубление в снегу, чтобы переждать пургу. На гузке взрослого полярного медведя толстый слой жира, который утончается с приближением к голове. И хотя его мех белый, кожа чёрная и поглощает тепло. Да и мех не совсем белый, он прозрачный. Шерсть не только даёт теплоизоляцию, она направляет солнечное тепло к коже. Слой меха плюс слой жира обеспечивают минимум потерь тепла в самых плохих условиях. Инфракрасная камера, реагирующая на тепло, показывает очень мало тёплых мочек на белом медведе, ненамного больше, чем на окружающем ландшафте. Даже медвежата, забавляющиеся на кромке льда, почти невидимы для этой камеры. Несмотря на большие усилия, они излучают очень мало тепла мордой, плечами и пахом. Всё выработанное тепло они держат в себе, что согревает при самой плохой погоде. Существование белых медведей построено на экономии энергии и пополнении её пищей. Как хищники, они не слишком ловки, чаще прохаживаются, редко бегают. Для них важнее хитрость, а не скорость. В июне морской лёд белых медведей меняется. Он начинает разламываться. Ветер заставляет двигаться эти обломки, и, когда течение раздвигает льдины, появляются водяные прогалины. Место охоты медведей выглядит уже иначе. Белая пустыня превратилась в лоскутное одеяло. Морские млекопитающие получают проходы, свободные ото льда, по которым они спешат на север кормиться и размножаться. Группа белух входит в такой следуя вдоль ледовой кромки. Как и тюленям, им приходится всплывать ради воздуха. Но проделывать отдушины они не могут, им нужна открытая вода. Порой случается неожиданное. Температура внезапно падает, и на море вновь утверждается лёд. Проходы замерзают, и эти китообразные оказываются в ловушке, под быстро растущим ледяным потолком. Но дышать всё-таки надо, и они всплывают в одной и той же точке, не давая там воде замерзнуть окончательно. Это неистовая борьба за воздух, за жизнь. Пока что китообразные решили свои проблемы. Они создали обширную отдушину во льду и должны её поддерживать, пока лёд не растает снова.

С помощью органов эхолокации "биосонара" они ищут пути к спасению. Животные издают звуки, отражения звука создают им картину того, что лежит впереди. Но единственное, что они видят это лёд и лёд. Они сгрудились у своей отдушины, и вынуждены постоянно всплывать, чтобы она сохранялась такой же. Но перед вдохом делается выдох, и вверх взлетает облако воды и слизи. Запах распространяется по ветру, прямо к носу молодого белого медведя, который направляется к источнику запаха. Проблемы белух ещё только начинаются. До медведя было больше километра, когда он уловил тончайший запах из источника который не может исчезнуть, и должен постепенно усиливаться. Медведь идёт как по коридору из запаха белух, который становится всё сильнее. А белухи озабочены только дыханием, а не тем, что посылают медведю приглашение. Появился другой сигнал. Медведь уже и слышит белух. С каждым выдохом они снова выдают себя. Нос и уши не обманывают медведя, а теперь он и видит белух, хотя зрение у него не самая сильная сторона. Оно едва ли лучше, чем у человека. Медведь, несомненно, обнаружил белух, и, придя в возбуждение, он забывает об осторожности. Его шаги гулко разносятся сквозь лёд и воду. Белухи бывают пугливы даже в лучшие времени, а теперь они просто в панике. Но одна из них изучает отдушину. Кажется, медведь не знает, что делать дальше. Он молод, и вряд ли видел белух Если они похожи на тюленей, то должны всплывать на поверхность. Белухи, сдерживая дыхание, ждут, пока медведь уйдёт. Он, конечно, не уходит, и им приходится рисковать. Медведей они уже знают, это ясно по шрамам. Но этому медведю приходится думать, как же ловить вот таких?

Он выбрал одну из белух и делает попытки, снова и снова. С каждым ударом он срывает кожу и жир с головы белухи. Дольше это продолжаться не может. Удивительно, но несмотря на суматоху, здесь ещё не появились другие белые медведи. Но, наконец, появляется один. Он не новичок, и это опять самец. Молодой медведь занят и не замечает его. Рост крупного медведя достигает трёх метров это мышцы, когти и зубы. Молодой сосредоточен на своей добыче, а старый приближается. Если на то пошло, он может и убить молодого. Тот, кажется, убил белуху, но не может её вытащить. Наконец. Теперь можно было бы есть, но он не один. Большой медведь приближается. Слетаются чайки, в ожидании своей доли.

И ещё один конъюнктурщик песец тоже учуял кровь. А молодой почуял опасность. Песец пользуется моментом. Старый демонстрирует молодому разницу в их размерах, а мелкие животные сразу бросаются на пищу. Молодому приходится уступить, зато он понял, как нужно извлекать белуху. Белые медведи быстро учатся по наблюдениям и опыту. Песец ухватил кусочек, но большой медведь вступает во владение тушей, вместе с другими мусорщиками. А белухи уже без одной всё ждут, пока расчистится лёд. И вскоре он расчищается. Весна вернулась. Опять раскрываются проходы, теперь уже на всё лето. Белухи движутся дальше. За ними следует целая флотилия океанических мигрантов, это и нарвалы, тоже плывущие на север, и местные тюлени, плывущие на рыбную ловлю. С ними и эти гиганты, гренландские киты. К середине июня начинает таять снег поверх льда, возникает целая сеть пресноводных озёр. Они углубляются и расширяются, лёд становится очень скользким. Тая днём и замерзая ночью, образуется целый природный Это не волнует белых медведей, длинные волосы между пальцами отводят воду, подобно каналам на протекторе шин. А между подушечками на подошвах впадины, поэтому они и не скользят. Медведи могут оставаться на льду сколько захочется. Ведь на льду и только на льду они могут подстерегать тюленей. Время, остающееся для удачной охоты, быстро уходит. В начале лета в высоких широтах солнце не заходит, и для охоты имеется 24 часа в сутки, лишь бы сохранялся лёд. А он сохранится не так долго. Круглосуточное солнце позаботится об этом. Ледяные платформы, с которых медведи атакуют, распадаются. Становится теплее, а медведи становятся ещё голоднее, их главное охотничье преимущество уходит из-под ног. Теперь нет возможности поймать разве что медведю удастся застать его врасплох. Поймать можно разве что наивного детёныша, и то не в этот раз. Когда ледяные островки растают совсем, медведю приходится долго плыть до берега. Конечно, можно попытать счастья с другими животными. Но всё же не на моржах. Они быстро плавают и способны убить медведя в воде, а вот детёныш моржа вариант. Не сейчас конечно, а когда он выберется на берег.

Конечно, белые медведи в море чувствуют себя как дома. Порой они проплывают километры, без видимой причины. Они загребают "по-собачьи" передними лапами, используя задние вместо руля. Многие медведи отправляются на север по мере отступления льда, чтобы продолжать охотиться у ледовой кромки. Оставшимся медведям приходится проводить лето на суше, обходясь в основном своими запасами жира. Летом ледовый медведь становится водным медведем и даже сухопутным. Летом жить нелегко, белому медведю почти нечего есть. Чтобы не есть пару месяцев приходится беречь энергию, что, впрочем, легко. Для этого нужно ничего не делать. Но если начинает грозить голодная смерть, медведи удивительно легко приспособляются. Почти так же, как признанный мастер этого дела, песец. Это отвесные скалы высотой 500 метров, словно ледовое поле было поставлено на бок. Но и там найдётся пища, если медведь доберётся до неё.

Сотни тысяч кайр гнездятся на этом утёсе, и для их растущих птенцов большую опасность представляют чайки.

Оперившимся птенцам безопасней находиться в море. Но они не умеют летать. Им приходится парить через вражескую территорию. Мимо белых медведей, И все стремятся сократить их число. Чайка успела схватить одного, а песец знает, что будут ещё другие. Пока медведь размышляет, не подняться ли наверх, песец смотрит на то, что падает вниз, пища падет прямо с неба. Летом песцу не нужен белый медведь, чтобы раздобыть еду. А медведю лучше снова заняться ничегонеделанием. Когда дрейфующие плавучие льдины тают, некоторые медведи оказываются в ловушках на бесплодных островах. Правда, этот оказался на материке, где всё-таки есть шансы найти что-то съедобное. Стало очень тепло, и теперь зимняя изоляция для медведя реальная помеха. Всё в его тело устроено так, чтобы сохранять тепло, даже когда снаружи 30 градусов Белый медведь не потеет, и от большой активности он перегреется.

Тепло выделяется на морде и внутренней части бедер, и есть узкие мышечные полоски, богатые сосудами, откуда также выделяется тепло. Медведю приходится двигаться медленно и спать как можно больше. Но он по-прежнему голоден, а там внизу что-то интересное. Запах знакомый. Это запах белухи, а там их Они собрались в этом мелководном эстуарии, чтобы сбросить старую кожу. Поскольку речная вода чуть теплее морской, они привели с собой новорожденных детёнышей. Для белух это, пожалуй, вроде общественной бани, а для медведя это скорее суп с белухами. Иногда белуху, старательно трущуюся кожей о гальку, отлив застает врасплох, и она остается беспомощной, пока не вернётся прилив или не случится что похуже. Итак, медведь или прилив, кто явится первым? У белухи сохранились царапины у дыхательного отверстия, сейчас ей грозит опасность куда серьёзнее. Но вот начинается прилив. Кажется, медведю достаточно одного шага по воде, чтобы получить возможность. Только что здесь кишели белухи. Теперь они плещутся где-то ещё.

Это ещё пример того, как трудно охотиться белому медведю без помощи морского льда. К осени голодная смерть вполне реальна. Того немногого, что находят медведи, едва хватает на поддержание жизни. Но такое не обязательно происходит каждый год. Возможны сюрпризы. Этой осенью, очень некстати, морской лёд образовался поздно, и не одним медведям приходится испытывать последствия. В этом году сюрпризы начались с сильного запаха, похожего на тюлений. Причина этого там, у края воды. Моржи, их сотни. Им бы давно пора уйти на лёд, но им, как и медведям, приходится оставаться на суше. Хотя обычно убить моржа нелегко, сейчас они почти беспомощны, и медведи за много километров вокруг собрались сюда, даже этот устрашающий гигант. Лакомый жир, да так много. Хоть бы он только лежал спокойно, а не оказывал сопротивление. Моржи не те животные, с которыми медведи часто имеют дело. Но где-то как-то найдётся подход к этой кладези вкусного жира. Тут ведь есть и детёныши. Вот один. Вот другой. Ещё один. Но как отделить детёнышей от взрослых? Пожалуй, одному медведю тут не справиться. Но медведь тут уже не один. Другие тоже учуяли этот запах. Белые медведи не просто одиночные животные, они активно недолюбливают друг друга. Но сейчас они голодны, а здесь собралось такое количество пищи. Они кружат вокруг как стервятники. Одна беда, эти "кладовые" пока живые. Сюда пришла даже самка с медвежонком. Медведи загнали моржей в воду. Но как им организовать атаку? Массовая атака, даже столь неорганизованная, помогает. У моржей дрогнули ряды. Медведи намечают молодого моржа, и старого, и нездорового, но особенно молодого. И вот они приближаются. Теперь атака. Смятение в стане моржей. Стена вкусного жира прорвана. Один моржонок. Ещё один. Едва добыча убита, её утаскивают, чтобы не досталась другим медведям. Это победа, но также и резня. Берег покрыт моржовым мясом и костями. Хотя тут много белых медведей, все они пируют, в то время, когда казалось, умирали от голода. Есть даже объедки для опоздавших. Весьма необычно видеть в одном месте одновременно столько белых медведей. На один момент они забыли своё одиночество: молодые и старые медведи, самцы и самки, все едят рядом друг с другом. И поскольку еды в изобилии для всех, драки не происходят. Теперь все доживут до поры, когда море замёрзнет, и они будут ловить тюленей у их отдушин. Но вот сборище рассеялось, каждый уходит дожидаться зимы в одиночестве. Оставшиеся моржи тоже ждут зимы. Чтобы избежать подобной бойни, им нужно, чтобы лёд закрыл проходы между льдин и промоины. Часть оставшихся моржей ещё держится в прибрежной воде, а первый зимний снег уже лёг на берег. Скоро образуется морской лёд, и молодой медведь пока тянет время. После моржовой бойни он продержится ещё немного, он уже не так голоден. Вот он и ждёт, и бродит у берега. И находит что-то. Это самка белого медведя, которая не дожила до становления морского льда. Он почти её узнаёт. Почему она умерла? От старости, от голода или от чего-то ещё? Не влияет ли на Арктику человек? Кое-где лёд с каждым годом появляется всё позднее, поскольку поднимается температура во всём мире. Безо льда белый медведь не может охотиться. Безо льдов не будет белых медведей. Уже октябрь, море должно бы замёрзнуть через несколько дней.

Но это происходит не по всей Арктике.

А где лёд есть, он порой отступает и истончается. Но сейчас, в начале зимы все белые медведи, исключая беременных самок, должны отправиться туда, Рано или поздно лед появляется. После длинного трудного лета молодой медведь в своей стихии. Он выжил. Но долго ли ещё выживут белые медведи, если человек загрязняет их поле битвы отходами и искусственным потеплением?

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Это лучшая неделя в моей жизни.

Не извиняйтесь передо мной. >>>