Христианство в Армении

Я попросила её запустить воздушного змея.

Что это? Секретарь воеводского отдела ППР (Польской Рабочей Партии). Простите. Простите, не могли бы Вы открыть часовню? Видишь, закрыто? Чего тебе? Спокойно. Ждали и на более серьезных делах. Быстрее! Муравьи холерные! Беги, беги отсюда! Иди! Господа, быстрее! Уже. Едут. Машина. Бери документы. Документы! Нет документов. Разрази тебя гром. Господи Боже. Бежим. Бежим! Стой! Ну стой же! Ну, подожди! Ну же, быстрее! Что случилось? Двух наших убили. Вот что случилось. Смолярский, с цементного завода, член совета учредителей. Тоже с цементного. Гавлик, молодой парень, не старше 20 лет. Неделю назад вернулся из Германии, с работы. Вернулся. За смертью. O! С той стороны стреляли! Займемся же этим мы. Мы вдвоем должны были тут лежать вместо них. Думаете?! Ясное дело. Однако это неважно. Кажик, иди сюда, посмотри. Простите, товарищ. Моя фамилия Щука. Так, значит, Вы и есть тот секретарь Комитета Выборового, который должен был к нам приехать? Да, именно. Хотел бы Вас кое о чем спросить. В конце концов, не только я один, мы все! Скажите мне, товарищ, как долго такие люди должны будут гибнуть. Это же не первые! И не последние. Это Вас поражает? Каждый хочет жить! Мало нас погибло за все эти годы? Знаете, что Смолярский потерял двух сыновей? Одного в 39-м, а другого в 43-м немцы здесь расстреляли. А теперь и сам тут лежит. Кто его убил? Скажите, сколько еще это будет продолжаться? Я был бы плохим коммунистом, товарищи, если бы утешал вас, как наивных детей. Конец войны ещё не конец борьбы. Борьба за Польшу, за то, какой должна быть наша страна, только началась. Сегодня. Завтра. Послезавтра. каждый из нас может погибнуть. Ну, ладно. Мы Вас понимаем. Но что мы должны сказать дома его жене? Что мы можем сказать? Сложно мне об этом говорить, товарищи, поскольку я отлично знаю, что эти пули были предназначены мне, а не этим двоим. Выше головы! Надо делать свое дело, пока человек жив. Вот что важно. Передаем известие чрезвычайной важности! Сегодня, 8 мая, в столице Германии Берлине главным немецким командованием был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. От немецкого командования акт о капитуляции подписали Кейтель, Фридебург и Штумпф. Для утверждения акта от командования Красной армии свою подпись поставил маршал Советского Союза Жуков. Для утверждения акта от союзных войск маршал авиации Теддер. Ну, что с ним? С ним?! Сказал же. Уже должен быть. Слушай, а откуда у него эта информация? От его шефа. А кто его шеф? Президент города. Этот кретин его секретарь. Это он так, на два фронта? Не выношу таких комбинаций. Слушай, а он надежный человек? Что есть надежного в наше время? Посмотри, весьма неплохие танки. Польские танки идут в бой. Смотри, смотри. Здравствуйте. Ты опоздал. За тобой "хвост"? Нет, просто переодевался. Ты что, женишься? Нет, чего вдруг? Голова раскалывается. Вот, пожалуйста. Дай мне это. Плохо видно, слишком светло. Слушай, Анджей, лучше не рассчитывай больше на меня, если речь идет о подобных историях. Ладно, не бойся. Нет, ну какая-то информация пожалуйста, но такого. нет.

Не забивай голову ерундой. Мачек! Чего тебе? Куда идете? Мы приглашены на банкет. Не дурите! Не переживай, я знаю, что делаю. Незачем рисковать! Не морочь мне голову. Мое почтение. Здравствуйте. Ооо. Кого я вижу! Мое почтение, моё почтение. Каким ветром Вас сюда занесло? Служба, господин Котовиц. А, понимаю. Банкет, да? Вы ищете директора Слупку? Да, да, именно. Ну, там Вы его точно найдете. А. архидело. Это я Вам говорю. Почтение.

Надеюсь, господин президент будет доволен. Господин Соломка, на самом деле президент не интересуется сегодняшним банкетом. Понимаю. Конец войны момент действительно особенный. Проход в туалет. Абсолютно в порядке.

Что слышно, госпожа Юнгелюшка? Спасибо, господин директор. Спокойно. Ну. Неплохо все выглядит. Уверяю Вас, господин секретарь, что на вкус это будет еще лучше, чем выглядит. Подожди. Смотри, какая классная девушка. Да успокойся ты! Пойдем выпьем по одной. Добрый вечер. Не могли бы Вы дать нам что-то выпить? Сталовый или Яжембек? Лучше две Маячистых. Госпожа Кристина! Слушаю, господин редактор. А. Чудно, красивое имя Кристина. Перестань маяться дурью. Так я и не маюсь. Пей водку и идём. Две большие чистые и две газировки. Чудный этот бар, Вы в курсе? До которого часа здесь открыто? В три закрываемся. Вы любите фиалки? Очень. Я тоже. Видел? Да две варшавянки, аж уходить не хочется. Ну и оставайся. Легко тебе сказать "оставайся". Насколько я знаю, никто тебя не ждет. Именно потому, что никто не ждет, не нужно и оставаться. Не понимаю. Я тоже. Это точно он. Я уж это положу. Алло. Да, жена Станевича. Сейчас переключу. Господин Майор. Телефон. Алло. Алло! Говорит Анджей. Анджей. Хотел Вас уведомить, что дело сделано. Все в порядке. Никаких сложностей. Добрый вечер. Добрый вечер. У Вас есть номер для товарища Щуки? Зарезервирован городским комитетом. Конечно, все в порядке. Зарезервировал 18-й на первом этаже. Вот, пожалуйста. Минуточку. Что с Вами происходит? На прогулку пошли? Секунду. Не понимаю. Дело не выгорело. Да, да. Теперь понятно. Ну, что поделаешь. Хорошо, приходите прямо сейчас. Спасибо. Есть какие-нибудь папиросы? Американские, венгерские? Можно американские. Пожалуйста. Спасибо. Прошу. Спасибо. Подожди меня. Спокойно, ждали и на более серьезных делах. Вы знаете Станевичей? Конечно, конечно. Живут там же, где до войны? Да, да, это недалеко отсюда, сразу вон там. У них есть телефон. Может соединить? Пожалуйста. Спасибо. Вот, это их телефон: 12-14. Спасибо. Пожалуйста. Ключик. Значит, в котором часу должен состоятся этот банкет? В 11? Так точно. Машина Вас подождет. Чего изволите? Сейчас, пожалуй, папиросы. Если можно, одну пачку. Американские, венгерские? Нет, нет, венгерские. Пожалуй, они покрепче. Пожалуйста. Огромное спасибо. Пожалуйста. Сейчас дам сдачу. Нет, нет, это мелочи. Спасибо. Пожалуйста. Закурите? Не. Спасибо. Знаете, для меня слишком крепкие. кашель, возраст. Какой возраст?! Сколько Вам лет? Ну, шестьдесят. Пятидесяти бы Вам не дал. А, Вы очень любезны. Вы один? Ну. пока что. Блондинка? Скажем так. А знаете, с этими двойными номерами всегда проблемы, даю слово. Ничего страшного, может быть и одноместный. Чем теснее, тем лучше. А Вы, наверное, из Варшавы? А как Вы узнали? Потому что я сам из Варшавы. В отеле Савой работал. В "Новом свете"? Да, да, да. До 25 лет стажа только 2 месяцев не хватало. Долгий период в жизни. Вы пережили восстание? Да. На самом деле в центре жил до последнего дня. А Вы? Ну, знаете, я по-разному. Сначала в старом городе, потом в центре. Видели ведь, как оно было. Знаете, без той нашей Варшавы. человек уже не тот. Как без руки. А Вы знаете, как сейчас каштаны цветут на аллеях и во Въездном парке? Ах, цветут, Вы говорите, цветут. А знаете, хотел Вам дать на 3 этаже номер, однако он такой темный. А, держите 17-й на первом этаже. Спасибо Вам огромное. Вам положено. Откровенно говоря, мы, варшавяки, должны держаться вместе. Быть может, у Вас есть какие-нибудь вещи? Видите, это все. Не густо что-то. А, ну, бывало и поменьше. Пожалуйста.

Аха. Что там? Удостовереньице. Хорошо. Хелмицкий Мачей? Да, точно. Родился в Варшаве. в 21-м. В 21-м. Так. Профессия рабочий? Вы немец? Профессия студент. Спасибо. Ну, что рыдаешь? В кухне что-то наболтали? Глупая ты, завидуют тебе! Ну что? Сташка убили! Застрелили, подонки. Какого Сташка? Кто застрелил? Моего нареченного. Гавлика. Пусть они будут трижды прокляты, чтоб их господь Бог страшнее всех покарал! Садись. Зачем бы они его хотели убить? А я знаю, зачем? Точно неправда. Ну да, неправда! Только что Езерэк пришел. Это постовой, что ли? Да, водки, засранец, хотел. Точно все напутал. Ну да напутал! Говорит: "Знаете, после полудня двоих с цементного завода застрелили". У меня сразу что-то екнуло, спрашиваю: "Кого застрелили?" А он говорит: "Смолярского и Сташека Гавлика". Боже мой! Думала, замертво упаду, так у меня все сжалось. Говорит, сразу насмерть. Хотели вроде кого-то другого, а этих двух просто по ошибке уложили. Ну, что поделаешь? Что произошло, того не вернуть. И не рыдай. Дам тебе колготки. Чего вдруг? Как будто Вам так срочно понадобилось?! Однако бессмысленно погибли невинные люди. Угрызения совести. Считаете, господин майор, что они неуместны? Вы знаете, кто погиб? Рабочие цементного завода. Ситуация ясна. Была совершена ошибка, которую надо исправить. Господин майор, можно Вас спросить? Пожалуйста. Шуку действительно надо убить? Господин поручик, Вы слишком опытный солдат, чтобы не отдавать себе отчет в том, что как Ваш командир я имею право перейти к уставному порядку в отношении этого вопроса. Думаю. Я не спрашиваю, что Вы думаете. Жду ответа. Так точно. Меня радует, что мы пришли к общему мнению. Тем не менее я Вам отвечу. Понимаю Ваши сомнения, даже удивился бы, если бы у Вас их не было. Ситуация очень сложна, однако годы войны научили нас, что сложные дела надо оценивать просто и однозначно. Никаких компромиссов: или или. Как долго Вы уже конспирируетесь? С 1930-го. И за что Вы боролись? За свободу Польши? Быть может, именно такую Польшу Вы себе воображали?

Вы, господин поручик, не можете не знать, что в этой Польше как для Вас, так и для тысяч таких, как Вы, существует только один выход. Сражаться! Куда Вы пойдете со своим личным делом? Все в этой стране перед вами закрыто. За исключением одного тюрьмы. А сейчас, если речь идет о том человеке, который устроил нам некоторые проблемы. Кто такой Щука? Интеллигент, инженер, коммунист, совершенный руководитель, человек, который знает, чего хочет. После многолетнего отсутствия в стране вернулся из России. Его направили на работу в воеводском отделе ППР, а Вы, господин поручик, представляете себе, какой полнотой власти обладает первый секретарь? Успешная ликвидация такого человека должна произвести хорошее впечатление. Это акция, которая должна иметь большой резонанс как в смысле политическом, так и в пропагандистском. Особенно сейчас, когда в районе нашей ответственности ситуация серьезно осложнилась. Получил сообщение, что сегодняшней ночью отряд капитана Вилька был окружен войсками. Есть большие людские потери. Только нескольким группам удалось спастись. Очень жаль. Однако, насколько я знаю Вилька, он как-нибудь разберётся с этим. К сожалению. Капитан погиб. Вижу, мои дорогие, что здесь весьма приятно можно отдохнуть. Забываешь о всей грязи там. Это очень радует, господин граф. Очень извиняюсь, но хотел бы без титулов. Пожалуйста, прошу Вас. Огромное спасибо. А как там наше дело? Скорее, движется в нужном направлении.

Хоть бы это наверняка было, золотая моя. Наверняка? Вы забываете, в какие времена мы живем. Сейчас ничего не может быть наверняка. Откуда такой пессимизм? Наши друзья навсегда останутся нашими друзьями. Ну, тогда вверяем нашу судьбу в Ваши прекрасные руки. Скорее, в руки моего мужа. Он прилагает все свои силы, чтобы поскорее вывезти нас отсюда за границу.

В таком случае предлагаю, хотя и поздновато, выпить за здоровье полковника рюмку коньяка "Монополь". Пришел Щука. Кто? Как представился? Господин Щука. Простите, должна оставить вас на пару минут одних. Такие, знаете ли, мелкие, нудные дела. Сочувствую тебе, моя золотая, дела всегда страшно нудны. Но все труднее без них жить. Поражение западных государств будет мгновенным. Я тоже так думаю. Как живешь, Катаржина? Узнаешь меня, наверное? Слушаю тебя. Знаешь, что я с месяц как вернулся в страну? Знаю, получила письмо. Я послал три. Ничего нового не могла тебе сообщить. И сейчас тоже. Послушай, Катаржина. В конце 41-го года друзья сообщили мне, что Мария умерла и Вы взяли Марека к себе. Считаешь, что я должна была отдать его в приют? Написал, что не хочу, чтобы именно вы воспитывали моего сына. Рекомендовал знакомых, моих друзей. Получила это письмо? Нет, никакого письма я не получала. А так, между прочим, могу тебя уверить, что даже если бы получила, Марек всё равно остался бы у нас. Забываешь, как мне кажется, что, несмотря ни на что, Мария была моей сестрой. Не знаю. Написала тебе, что последний раз он был в той квартире в октябре, сразу после восстания. И с того времени от него не было никаких вестей? И это все, что ты можешь мне сказать о моем сыне? Слушай, Катаржина, ему сейчас 17 лет! Теперь парни в 17 лет уже взрослые мужчины. Кем он стал? Как ты его воспитала? Могу тебя уверить, что воспитала как хорошего поляка. Воображаю себе твой патриотизм. Мне трудно даже подумать, какого человека ты вырастила из моего сына. Трудно. Свершилось. Но ему 17 лет. Однако клянусь, если он жив, то рано или поздно мой сын будет МОИМ сыном. Нет, нет. Ничего серьезного. Минуточку, пожалуйста. Эта квартира не надежна. Вы спешите? Чего вдруг? Жду встречи. С женщиной? Недовольны. А разве меня касается, с кем Вы договорились? Вас действительно не касается. Надеюсь, что действительно. Ну, а если не поверю? Пожалуйста, если Вам это доставит удовольствие. В таком случае, не верю. Долго Вы здесь должны сидеть? До конца.

Точно? Все время одна? Пока одна, а в 10 приходит сменщица. А Вы смотрите? Никуда я не смотрю! Если много народу, то вместе как-то справляемся. "Женщина" идет, с которой Вы договорились. Точно! Вижу, Вы его хорошо запомнили. Естественно, весьма пристойный молодой человек. Ну, что? Идем в другой зал, там спокойнее. Ну, что сказал? С ума сошел. Тут спокойнее всего. Ну и как, не нравится тебе этот столик? Это же просто мечта. И что, плохо? Веруешь? Это что, шутка какая-то? Ты должен был ехать в Варшаву. А что случилось? Он все отменил? Наоборот. За кого ты меня держишь? За человека, который любое дело изгадит? Попробуй догадаться, кто живет в чудесном отеле Монополь, в номере 17 по соседству с известным нам господином. Сам господь его к нам привел. Все чудно, Мачек. Ну что за идиот, Боже мой? Да вон тот. Сзади глупо выглядит. Спереди тоже идиот. Добрый вечер, госпожа Кристина. Добрый вечер. Чистая с вермутом, как обычно? Нет, еще коньячок-с. В виде исключения коньячок. О, Вам удалось какое-то дело? Аа. Актёрская работа. Спасибо.

А как с представлениями, господин Катович? Замечательно. Просто замечательно! Прошу. Пожалуйста. Начинаем наш артистический вечер. Сегодня мы празднуем великий день. Закончилась война. Что может сравниться с этим? Быть может, это будет несравненная и великолепная Ханка Левицка со своим репертуаром. Видишь ли ты эти руины на вершине?/* Там враг твой спрятался как крыса. Вы должны, вы должны, вы должны Взять его за хребет и скинуть оттуда.

И пошли они сумасшедше распаленные, И пошли топтать и мстить, И пошли, как всегда упрямые, Как всегда за свободу драться. Помнишь? Спирт у "рыжего"? Не помнишь? А когда это было? Да помнишь. Не майся дурью! Не помню! Ханэчка. Вильга. Кособуцкий. Рыжий. Кайтек. Мы живем! Однако это были времена, Анджей. Думаешь? Как жилось и в какой компании. Было когда-то столько хороших девчат и ребят, разве нет? Ну и что с того? Ведь практически все погибли. Это другое дело, но жизнь была классная. Мы были другими. Молодыми? Не только. Мы знали, чего хотим.

Допустим. Знали, чего хотят от нас. Тоже мне Америку открыл. Ясное дело! А чего ещё они могли хотеть? Чтобы мы погибали. И сейчас все то же, ну и хорошо мы вполне можем. Не фиглярствуй. Умирать разве сложно? Смотря как умирать.

Только это и умеем. А этого мало? Безнадежно мало. Преувеличиваешь. Преувеличиваешь, Анджей. Ведь нельзя все это воспринимать всерьез. Просто надо пробиться через весь этот беспредел, не дать себя одурачить, не маяться дурью. Что-то еще? Может быть. Пройдут годы и пробегут века, Останутся следы давно минувших дней. И все маки на Монте-Кассино будут краснеть, потому что взросли на польской крови. Слушай, Мачек. Мы должны серьезно поговорить. Ну и орет это быдло. Как все устроится с тем мужиком, Мачек? Не бойся, как-то справлюсь. Слушай, я завтра буду у шефа на ковре. Ну и отлично, я отвечаю перед тобой. Всегда кто-то должен быть ответственным перед кем-то. Помимо всего прочего есть еще одно обстоятельство. Приказ будет выполнен. Какая особенность? Во-первых, шеф приказал, чтобы я лично не принимал участия в этой операции. Помимо этого я должен отсюда слинять, и быстро. А это уже что-то совсем новенькое. Иду на место Вилька. На место Вилька? А что с ним? Просто иду на место Вилька. Ясно. Следующий. Послушай, Анджей. Ты говорил недавно, что никто меня не ждет. Это понятно, что никто. Может, возьмешь меня с собой? Ты серьёзно? Серьёзно? В этой стране нет ничего серьёзного. Однако знаешь, привык как-то. Если возьмешь, поеду с тобой. Когда едешь? Утром. В 4:30. Видишь, Мачек, у тебя ужасно мало времени на "успокоение" этого мужика. Мало времени. Сейчас, сейчас. эти поминки начнутся в двенадцатом часу, точно продлятся. Три часа. три часа. Значит, дело простое. Вернется и поживет. немного. Ну что, Мачек, тогда до свидания. Ухожу и не мешаю тебе. Вы остались в одиночестве? К сожалению. Когда приходит Ваша сменщица? В десять? Ну, тогда можно сказать, что Вы могли бы освободиться около пол-одиннадцатого, правда? Ну Вы ведь можете сказать, что у Вас голова болит, что Вы себя плохо чувствуете или что-нибудь в этом духе. Не можете подождать? Хотел заплатить! Они могут подождать. Хочу заплатить! Ну так как, Вы освободитесь? Ну допустим, а что дальше? Я живу в Монополе. Серьезно? Очень мило с Вашей стороны. Первый этаж, номер 17. Вы так уверены? Это просто проверить. Мне очень жаль, я проверяю только счета.

Вполне достаточно, они никогда у меня не сходятся. Вы действительно только счета проверяете? На этот раз Вы действительно можете проверить, наверняка не ошибётесь. Все лучше и лучше пахнут эти фиалки. Номер 17, первый этаж. В пол-одиннадцатого. Клянусь, что буду ждать. Госпожа Кристина! Господин редактор. Слушаю. Минуточку, минуточку, госпожа Кристина. Госпожа Кристина. О! Сейчас, сейчас. О! Кого я вижу! Как Ваши дела? Вы извините, я тут по служебным делам. Вижу, что великолепный магистр не жалует прессу. Я ничего об этом не знаю. Но приглашеньица на банкет не прислали, однако. Очень извиняюсь, но господин редактор Павлицкий получил приглашение! Эх, Павлицкий, Павлицкий. А редактор, вообще-то, денег не считает.

Простите, но список приглашенных составил сам директор. О, вот именно. Ваш коллега, господин Швенский. Нет-нет, господин директор Швенский, господин директор. Ну, что? Что вы ко мне так присматриваетесь? Нет-нет, ничего. Просто пришла мне такая мысль в голову, которая могла бы несколько Вас заинтересовать. Меня? Да что Вы? Нет? Ну и ладненько. Эй, эй, а все-таки, что за мысль? Не, ну я знаю.. Такая небольшая проблемка. Если мой коллега Швенский. Господин редактор! если хотите, мой бывший коллега Швенский уедет в Варшаву, возьмет или не возьмет он с собой своего нынешнего секретаря? И что, что, что? Вы что-то знаете? Пенёнжек все знает. Госпожа Кристина, два "Улана"! Два "Улана". Ну, значит, выпьем? Вы простите, но я на службе, нет, нет, не могу. Г-н директор. Ну и славно! За здоровье министра надо пить именно на службе! Так что, это правда? Ага. Кристина. А какой департамент? Здравоохранение. Точно? Черт, я бы предпочел министерство иностранных дел. Ха. Он бы тоже предпочел. Ну, значит, за здоровье министерства иностранных дел. И что, возмет ли он меня с собой, как Вы думаете? Возьмет, возьмет. Говно, оно всегда выплывет. Кристина. Ох, посмотрите, как оно будет лет через пять. Да уж увижу. Тогда за эту пятилетку! Как жизнь, господин Соломка? Как всегда неплохо, господин директор. Смотрите, господа, наконец-то встречаем гражданина, который не жалуется. Простите, господин директор, господина редактора я знаю, а кто второй? Это Калинский. Именно, к сожалению, не знаю, какая у него должность? Ах, вот о чём речь. Если Вы такое значение уделяете титулам, то ко мне с сегодняшнего дня можете обращаться. Как, господин директор? К сожалению. "господин министр", дорогой господин Соломка. Осторожнее, господин Соломка. Господа! Чудесно! Браво, господин Соломка. А где же господин Древновский? Он был здесь? Да, господин директор простите господин министр. Господин Древновский лично все проверил и, могу похвастать, похвалил. Куда же он делся? Должен быть тут. Хочешь закуски? Нет? Ну и не надо. Тогда скажи все-таки, чего именно ты хочешь? Кучу денег. А, ничего в этом такого, будешь иметь. Точно! Достаточно уже набедствовал. Пожалуйста, еще две. Кто там? Вы были уверены, что я приду? А Вы знаете, почему я пришла? Это просто. Я не могла бы в Вас влюбиться. Не хочешь влюбиться? В Вас? Вообще. Скорее нет. Принципиально? Зачем усложнять себе жизнь? Она сама по себе усложняется. Так зачем добавлять новые трудности? Расскажи мне что-нибудь о себе, ладно? А почему бы и нет? Жила в селе, там у родителей была усадьба. До войны? Да, в Познаньской области. А потом? Потом мы переехали в Варшаву. Мама и я. Отца в самом начале арестовали немцы. Погиб? Да, в Дахау. Ну, что еще добавить? Наверное, это все. Мама жива? Нет. Погибла во время восстания. А родственники какие-нибудь? К счастью, нет. К счастью? Ну, меньше трат. Это правда. А у тебя тоже никого? Никого. Ты надолго тут останешься? Не знаю. Во всяком случае, пока да. А что потом? Я не думаю про потом. Знаешь, я не был уверен, что ты придешь. Ты же меня вообще не знаешь. Ты меня тоже. Ну ладно, ладно. Идём, идём. Ну ты пригласил меня или нет? Ну ты секретарь министра или нет? Пригласил, но в другую сторону. Обе стороны хороши. Для меня с сегодняшнего дня только одна. Разговоры, разговоры. То так, то иначе. Всегда обе стороны хороши. Заберёшь с собой Древновского? Конечно. Добрый вечер. Добрый вечер, проходите. Древновский это чудный малый, перспективный. Сделаю из него человека. Добрый вечер, пожалуйста. А я буду директором? Будешь директором! Будешь директором. Идем, директор. Буду, буду. Добрый вечер. Здравствуйте. Прошу туда, чуть дальше. Юнгелюшка! Госпожа Юнгелюшка! Польша взорвалась! Взорвалась! Идем, идем к коллегам. Где директора? На банкет! Я поведу тебя в светлое будущее. Что это значит, господин Древновский? Где Вы были до сих пор? Что делает этот придурок тут? Хе-хе, так получилось просто. Я думал, господин директор. простите, господин министр, что пресса, что вообще. Что за ерунду Вы несете! Что с Вами? Все в порядке. Мои поздравления! Господин министр, если позволите, от имени журналистов демократической Чехии хочу передать. Передать! В порядке, все, топ-топ отсюда. Это скандал, господин Древновский. Господин министр! Ну-ну. Спасибо, господин Майор. Товарищ Грона, начальник отдела гос. безопасности. Не могу смотреть Вам в глаза после того, что сегодня случилось. Я иначе представлял себе то, что случилось в лесу. Но сейчас мы уже не в лесу. Приветствую, товарищи! Привет. Пожалуйста, пожалуйста. Спасибо. Добрый день. Здравствуйте. Сам отчаливай. Не пойдешь?! Нет. Есть у нас демократия или нет? Товарищи, прошу садиться, садитесь, пожалуйста. Не пойдешь?! Ну, погоди. Угрожаешь? Посмотришь.

Ты мне угрожаешь?! А кто не пьет? Молчи, быдло. Ты против? Скажи еще, что сам не бухаешь! Польша взорвалась! Господин директор! Я директор. У нас Все время не хватает людей. Вы должны вербовать к себе, объединять. Но кого? Как кого? Народ! Вы уже выпили, господин редактор? О. Конечно, выпил. Ты тоже можешь выпить. Тих. тихо, все в порядке. Не люблю таких мероприятий, это хорошо для буржуев. Не любишь? Вот увидишь, ещё полюбишь. Господин Швенский, министр. Уважаемые товарищи и граждане, сегодняшний день 8 мая 1945 года это великое достижение возрожденной Польши. Ну, как там, госпожа Юнгелюшка? Договора заключаются! Сам министр произносит речь? Кто-нибудь уже блевал? Да что Вы. Еще слишком рано. Всему своё время. Вот смотрите, сейчас они ведут разговоры, а уж потом сюда бегать будут. Неплохо Вы сегодня заработаете. Мне тоже так кажется. Точно именинник. Какой именинник? Нет никаких именин. Ну, тогда юбиляр. Ну что вы выдумываете? Тут о Польше речь идет! Знаешь, что пришло мне в голову? Мы знакомы около 2 часов, а мне почему-то кажется, что мы знаем друг друга уже очень давно. Скажи. Какой ты на самом деле? Что значит какой? Сейчас ты совсем не такой, каким был раньше. Это плохо? Боже мой, скорее всего без разницы. Абсолютно всё равно? Тебе холодно? Немножко. Сейчас хорошо? В любом случае, лучше. Почему ты всегда носишь такие темные очки? Сувенир от любви без взаимности к Родине. Ничего, это ерунда. Просто, знаешь, во время восстания слишком долго бродил по каналам. Понимаешь? Нет, нет. Что нет? Не хочу, это бессмысленно. Разве не понимаешь? Уезжаешь отсюда. Понимаешь, не хочу никаких расставаний, никаких воспоминаний и вообще ничего, что можно оставить при себе. Даже приятных воспоминаний? Если они останутся лишь воспоминаниями. Смотри, у тебя своя жизнь, у меня своя. Мы случайно встретились, нам хорошо вместе, что нам ещё нужно? Что случилось? Нет. Ничего, ничего. Кажется, наш сосед вернулся. Какая жуткая слышимость. Обними меня. У вас есть папиросы? Конечно, пожалуйста. Американские, венгерские? Можно венгерские. Пожалуйста. Спасибо. Спасибо. Что ты делаешь завтра? Вообще-то сегодня. Уже наступило сегодня. Проведем этот день вместе, ладно? Хм, ты ведь в курсе. И где нашли этого "пациента"? В Выборском лесу. Из банды Вилька? Из отдела капитана Вилька! Как Вас зовут? Кшиштоф. И это всё? Кшиштоф Завадский. Фамилия? Повернуться. Сколько Вам лет? Сколько Вам лет?! Ты хочешь уйти? Должна. Лиля меня прибьет! Не дадите огонька? Огня? Пожалуйста. Спасибо. Что случилось? Останься со мной хоть на полчаса. Хорошо? Дождь начинается. Потихонечку, потихонечку. О чем ты думаешь? Не хочешь рассказать? Нет. Знаешь, так, просто задумался. Подумал о том, о чём не нужно думать. Но больше не думаю. Всё. Не смотри на меня с таким укором. Вовсе не с укором! Как будто не знаешь? Сейчас польет как из ведра. Хочешь вернуться? Боже, как жизнь может быть прекрасна! Постучи по дереву! Но так ведь хочется это сказать! Постучи! Жизнь небезопасна. Пошли, спрячемся там. Иди сюда. Что, не холодно тебе? Посмотри, какое старое надгробие. О! И надпись: "Горишь, как щепка, на смолистом сколе, Золою изошел наполовину. Горишь, не зная, обретешь ли волю Или затронет пламя сердцевину. Сгоришь ли весь, до основанья, разом, На подать. На подать. ветру?. " Что-то ужасно неразборчиво, ничего не видно. Норвид. ". или из-под пепла Заполыхает радужным алмазом Твоя победа, что в огне окрепла!.. " Это красиво.

". или из-под пепла заполыхает радужным алмазом. " А кем мы являемся? Ты?.. Точно алмазом. Я должен тебе кое-что сказать. Ничего грустного? Хотя не знаю. Не знаю. Знаешь, я хотел бы изменить некоторые вещи. Иначе управлять жизнью. Понимаешь, трудно мне обо всем говорить. Не говори, я уже догадалась. Серьёзно? Неужели это так трудно? До сих пор я не задумывался над многими вещами. Жизнь как-то сама все расставляла на свои места. Речь шла только о том, чтобы выжить. Понимаешь? Хотел жить обыкновенно, учиться у меня полное среднее образование может, поступил бы в политехнический. А говорил, не будешь рассказывать грустных вещей. Это грустно? Я должен постучать по дереву? Боже, если бы я знал вчера то, что знаю сегодня. Вчера я бы не пришла к тебе. я до сих пор не знал, что такое любовь. Честно! Каблук! Не волнуйся, я ремонтировал вещи и посерьёзнее. В чем дело? Вы что, в цирке? Что Вы тут делаете? Вы разве не видите, что у женщины несчастье приключилось? Что я, по-Вашему, среди ночи сапожника должен искать? Постыдитесь! Вам, девушка, тоже должно быть стыдно. И это называется молодёжь! Даже мёртвых не можете почтить. Вы не видите? Вам тут весело, а тут такое веселье, что здесь два человека, убитых сегодня, лежат. Мачек, что ты делаешь?

Входите. Где это было? Не помните? Как же я тогда напился. Это вино страшно предательское. Да, Айбасета, первые дни в Испании. Грабовский погиб в лесу, Кубацкий во Франции в 44-м. Помнишь, нас было тогда в начале 36. Кто остался? Хорошие были времена. Теперь снова придут хорошие. Теряюсь я во всем этом. Я бы у них быстро порядок навёл. Та банда внизу это еще не вся Польша. Знаю, только мне от этого в целом не легче.

Не умею управлять. Не учись этому, Франек. Говорю тебе, не учись! Столько есть в этой стране несчастья, слез и беспредела, будто каждый ходит с горбом. Учись понимать! Что тут понимать? Немецкие! Нашли их? Нет, но найдем. Тут есть и английские. Когда стреляют в упор, нет никакой разницы. Пойдем, поспим немного. С завтрашнего дня возьмемся за все это. За дело!

День будет хороший. Дождь уже прекратился. До завтра, пока! До завтра, пока. Когда выезжаешь? Скорее всего, завтра.

Но с тем же успехом мог бы все изменить. Что все? Разные вещи. Возможно. Что, цветочки себе покупаешь? Слушай, мы должны с тобой серьезно поговорить. Сдается мне, что мы уже говорили серьезно. Знаешь ведь, что я не трус. И что с того? Пойми, Андрей, не могу я больше убивать, скрываться. Я хочу жить, просто жить и больше ничего. Ты должен меня понять! Ничего я не должен. Ты это мне говоришь как солдат или как друг? Не понимаю. Скорее, не хочешь понять. Потому как если речь обо мне, то я могу с тобой говорить только как твой командир. Сам хотел этого, сам за себя отвечаю, следовательно. Но мы же друзья! Оставь эти нежности.

Влюбился? Твое дело. Однако если хочешь свое дело поставить выше, чем наше общее. Ты знаешь, как это называется? Но я никогда не был дезертиром! А сейчас кем собираешься стать? Сам взвалил на себя эту ответственность! Разве ты не понимаешь, что можно измениться? Я ведь не убегаю! Однако хочешь убежать! Хочешь, чтобы я тебе сказал, что ты влюбился это замечательно, поэтому делай то, что тебе нравится. Сколько раз мы были на деле? А если бы ты тогда влюбился? Тоже пришел бы ко мне? А на Старувце тоже бы так сделал? Но это было совсем другое дело. Нет, дорогой мой, Ты забываешь, что был и остаешься одним из нас, а это стоит принимать в расчет. Ну, доигрался? С карьерой можешь попрощаться. Пошел вон. Завтра иначе запоешь. Сгноит тебя министр. Садись. Невинного. Сгноит меня?.. Как могут меня сгноить? Жизнь. Домик. Выпейте, пожалуйста. Выпейте. Нет, я сделаю это сам! По-сумасшедшему? Не бойся, я хочу жить. Жду тебя утром. Помни, 4:30. Ну что же, наши дороги расходятся. Отчаливай, когда сойдем вниз. Только один из нас может быть прав. Скажи, разве ты веришь во все это?! Я? Это не имеет значения. Эй, господин! Купите фиалки. Пожалуйста, купите фиалки! Зоська, домой иди. Ну, если спокойно, то все в порядке. Входите. Прошу прощения, товарищ Щука, важное дело. Я пришел по поручению майора Вроны. Пожалуйста. Товарищ, есть ли у Вас сын? Марек, 17-ти лет. Прискорбное дело. Что случилось?

Он из банды Вилька. Сейчас сидит у нас. Подождите, майор Врона пришлет за Вами машину. Скажу портье, чтобы предупредил Вас. Хорошо, подожду. Спасибо, поручик. Ты знаешь фамилию Вилька? Что он делал во время восстания? Стрелял. В немцев. А теперь в поляков? А Вы в воробьев? Портье! Слушаю. Через несколько минут подойдет наша машина. Как приедет, попросите спуститься товарища Шуку. А, из 18-го номера. Хорошо, хорошо. Ну и дождались мы, наконец. За нашу Варшаву! Действительно здорово, но надо пройтись перед отъездом. Что, Вы уже уезжаете? К сожалению, жена ревнивая. Перестань, уши вянут! Господа, тут надо пожить. Минутку, господа! Музыка ведь, как не танцевать? Послушайте! Вы артисты, господа, или нет? В такое время? Вы шутите, господин директор? Для артиста время не должно иметь никакого значения. Хочу безоговорочного подчинения. Ничего не выйдет. Этого мы никогда не играли! Нет-нет, никаких возражений! Молодой человек, ля-мажор. Ля-мажор! Дамы и господа! Дамы и господа! Последний танец ля-мажор. Ля-мажор! Ага, чудесно, замечательно!

Я счастлив, спасибо, спасибо. Слышали, господа? Среди вас великий артист! Браво! Что случилось? Ничего. Мне нужно уезжать. Сейчас? Поезд в 4:30. Не мог всё это отменить? .а значит, ни слова более, никаких объяснений, никаких. Молчи уж лучше. Замечательно! Великолепно! Великолепно. Превосходно! А сейчас великое открытие. "Приветствие дня". Гениальная мысль! Дамы и господа, прошу на полонез. Господа! Объявляю "единогласный мир"! Весело, правда? Если бы это было в нашей неразрушенной Варшаве. Ну, во всяком случае, пока я тут работаю, Вы можете рассчитывать на хороший номер. Спасибо, пока! Постойте! Постойте. Простите, поклонитесь за меня аллее у выезда, пожалуйста.

Погоди. Поди сюда. Иди сюда. Положи-ка это. Разлялякался!

За что? Не знаешь, за что? Не знаешь? За что? Не знаешь? Героем хотел стать? Я пришел, потому что у тебя "фонтан открылся"! За что?! За что? Мачек, постой! Ну постой же! Мачек! Стой! Ты что, псих? Стой, стрелять буду! Боже, он вооружен! Далеко он не мог убежать! Да видел. Там, там он!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Он только что был рядом.

Мне было немного обидно признавать это. >>>