Христианство в Армении

Вы сказали за кухней?

Помоги мне продержаться эту ночь Мне всё равно, что правильно, а что нет И я даже не буду пытаться понять К чёрту завтрашний день Бог мой, сегодня ночью Мне нужен друг Прошлое мертво, его не вернёшь А что будет завтра – не разглядеть Грустно быть одной Помоги мне продержаться эту ночь Грустно быть одной Помоги мне продержаться эту ночь Я не хочу быть одна Помоги мне продержаться эту ночь Окопы под огнём И нет земли выше Ты метил попасть в Город Ангелов Но дела пошли под гору и ты застрял в захолустье Прощение – убийца змей, дружище В садах отчаяния Держись середины, братишка На дороге в никуда Из поло-клуба в старой Гаване К древней церкви в Риме Ты всё думаешь о том, что узнал эти лица Плоть, натянутую на кость Ты связался не с теми людьми Ты балансируешь между проклятьем и молитвой На тонкой линии между тропой к славе И дорогой, ведущей в никуда Налегай на вёсла, красавчик Изо всех сил плыви против течения Туда, где копы и каждый первый встречный Давно разгадали твои безнадёжные планы Ты скачешь спиной вперёд на слепой лошади На карусели в бродячем цирке Где никогда не кончался туннель любви На дороге в никуда Пепел к пеплу Грязь к грязи В твоей крови полно оксиконтина и водки, дружок Почему же тебе до сих пор так больно?

Каждый час теперь – это час расплаты Тебя может напугать даже прогноз погоды Даже Лазарь, шатаясь, продолжает свой путь По этой вечной дороге в никуда Так что налегай на вёсла, красавчик Изо всех сил плыви против течения Туда, где банкиры и копы И каждый первый встречный Давно разгадали твои безнадёжные планы Ты скачешь спиной вперёд на слепой лошади На карусели в бродячем цирке Где никогда не кончался туннель любви На дороге в никуда Где никогда не кончался туннель любви На дороге в никуда В твоём фильме «Дорога в никуда» Велма погибает после самоубийства Ташена. Но сведения об этом противоречивы. На самом деле ты хочешь спросить, запечатлеваю ли я правду или легенду. В общем, разногласий нет. Кажется, у нас их никогда не было.

Прежде чем стать моей, это была твоя история. – Натали Пост? – Привет. Привет. Вы похожи… на королеву бала округа Брайсон. Я всегда об этом мечтала. Можно мне мартини? – Бруно. – Привет. Бруно Бразертон. Должно быть, волнительно продавать свою историю голливудской студии. Как вам вообще пришло в голову написать об этом? Ну, я как-то сидела за компьютером и думала, что если я не выберусь из Брайсона, то въеду на машине в озеро Фонтана. А потом это сделала Велма Дюран. То есть, вы предпочитаете писать, а не рожать детей, как в провинции принято? – Чем вы занимаетесь, мистер Бразертон? – Ничем, что было бы так же увлекательно. На самом деле я занимаюсь изысканиями для «Универсальной системы пособий». Вы страховой следователь.

Вы так это сказали, будто я какой-то коп. Я просто копаюсь в статистике, в числах. – И в фактах? – Да, мэм, в них тоже. Когда Митч впервые рассказал мне эту историю, я ответил: это нуар нашей мечты. Никогда больше не произноси это слово. Так вы правда хотите взяться за наш фильм? Не хочу. Собираюсь. Здесь, в «Тайгерс Дэн», все уверены, что это будущий шедевр Митчелла Хэйвена. Мы в предвкушении. Ну, хорошо. Нам осталось только облажаться.

И мы это сделаем. Ты есть на Спейсбуке или в МайФейсе? Нет. Посмотри-ка на это. Я как-то видела Хилари Суонк по телевизору и она сказала, что по сути нужно просто показывать свои фотографии и ролики как можно большему числу людей и как можно дешевле, что я и делаю. Так что, если вам нужна актриса, зайдите на LaurelGraham.com. – В ней есть кубинская кровь? Она утверждает, что её мать из Пуэрто-Рико. Помоги нам господь. Это Велма Дюран. Ты рассуждаешь, как человек из Голливуда. Чего-то нам не хватает. Чего-то такого, идущего вразрез, понимаешь? Такого, что смогло бы оживить Велму Дюран. В одних статьях её называют жертвой, в других говорится, что она – причина всего. Знаете, люди рассказывали, что она была самой обаятельной девушкой на свете. Ты делаешь веранды и пишешь сценарии? Я несколько лет работал егерем в Смоки-Маунтинс. Здесь каждый в радиусе тысячи миль знал про дело Ташена. Что ты там говорил про Велму Дюран? Должно быть, очередной коррумпированный политик. – Спасибо за твой вклад.

– Погоди. Ты знал Велму Дюран? Ну, может, я немного преувеличиваю. Она была младшей сестрой моего армейского приятеля. Правда, от неё с самого начала были одни неприятности. Ребята, может, вы продолжите работать над сценарием, а я пойду полировать веранду? Эй, можно вашей ванной воспользоваться? Да. Да, конечно. – Она вон там.

– Спасибо. Настоящая Велма Дюран умерла, сражаясь с диктатурой на Кубе. Кто-то должен снять об этом кино. Если бы существовал другой способ, я бы не попросил. Но если кто-то опознает Велму, вся семья Дюран на Кубе будет убита. Я достаточно долго занимал публичную должность. Думаю, самое время свалить. Натали Пост, четверг, 5 сентября. Запомните, здесь вы увидели это впервые.

Разговоры о теневых земельных сделках Рэйфа Ташена из шёпота превратились в гул, звучащий в стенах конгресса. Гул ценой в сто миллионов долларов. Видимо, теперь лихие фантазии этого политика сильно потеряют в блеске. Конечно, есть эта начальная разрядка, когда на площадку входит Джек Николсон и ты снимаешься с ним в одной сцене. Тут уж даже… не знаешь, что и думать. Э-э-э, ДиКаприо? Думаешь, он справится? Смысл в том, что это волнует твоего персо… Беру свои слова обратно. Хорошо, немного грима, и он, пожалуй, смог бы сыграть Ташена. – Мы ему уже отказали? – Да. Отказали. И он снимается в другой картине. Почему ты его не взял? Я не могу брать кого-то на роль только потому, что он знаменит и принесёт картине много денег. Мисс Грэм? – Добро пожаловать. – Добро пожаловать. Спасибо, что согласились приехать в такую даль. – Привет. Как красиво. – Да, да. Хорошо долетели? Да. Знаете, я так и не получила сценарий. Ну да. Сценария нет. Кстати говоря, я Рэйф Ташен, а это ваш отец, Нестор Дюран. Очень приятно. Значит, я играю вашу дочь. Нет. Вы и есть его дочь. Си. Де вердад. Хорошо. Конечно. Ну, пойдём к бассейну, выпьем чего-нибудь холодного и я объясню, в чём заключается ваша работа. В чём подвох? Почему вы так много мне платите? – Это слишком много. – Ну, есть определённый риск. Что такое «слишком», если речь идёт о том, кого ты любишь? Все они – планеты. Они лишь отражают свет. Ты можешь профинансировать хоть 10 фильмов одними этими снимками. Мы её найдём. Если мы завалим кастинг Велмы Дюран, никакого фильма не будет.

Вот пробы, которые прислала Кэндэйс. Она снималась только однажды в каком-то эксплотейшене. Она невероятная. Эй, вы тут нигде не видели мой уровень? Нужно узнать, кто она такая, и организовать встречу. Из всех этих снимков, резюме, кинопроб и встреч почему ты выбрал Лорэл Грэм? Из всех забегаловок на свете она зашла в мою. Если я в чём и талантлив, то лишь в том, чтобы распознавать чужие таланты. Подожди. Подожди. Нет-нет. Извини. Это самая безумная хрень, что я слышал. Они видели меня в том идиотском ужастике, который я и не думала, что кто-то увидит. И теперь тебе нужны деньги, чтобы снова исчезнуть. Я заплатил тебе, Лорэл. Что мне делать? Это нельзя делать, Лорэл. Подожди. У меня телефон звонит. – Привет, Лорэл. Это Митчелл Хэйвен. Могу я подняться? Давай я тебе перезвоню. Да. На втором этаже есть кафе. Минут через 30? Отлично. Пока. – Привет. – Привет. Приятно познакомиться. Мне тоже. Прежде, чем вы что-то скажете обо мне или о своём фильме, я должна сообщить вам, что я не актриса. Как бы вам сказать… Вы – Велма Дюран. Нет, я просто шутки ради снялась в том тупом фильме про вампиров. Ну, отлично. Так тому и быть. Вы не понимаете. Мне так стыдно. Потому что я не актриса. Это идеально. что сказал Сэм Фуллер Роберту Стэку, когда тот спросил, как ему играть? Он сказал два слова. «Не играй». История трагической смерти Боба Биллингса, Рэйфа Ташена и Велмы Дюран на больших экранах. Источники сообщают, что Митчелл Хэйвен ведёт переговоры с Кэри Стюартом, чтобы тот сыграл Рэйфа Ташена, в том время как Велму Дюран, по слухам, может сыграть Скарлетт Йоханссон. Те ли это актёры? Слово за вами. Есть что-то пророческое в том, что ты остановилась в «Скалинате». Я с полгода жил там наездами. Это был настоящий пансион. Ну, теперь там отель. Не такой дорогой, как «Хасслер» или «Де Вилль», но всё же довольно крутой. Хотя я, наверное, подыщу себе квартиру. Тебе не нужно этого делать, потому что ты возвращаешься в Голливуд со мной. Ты очень в себе уверен. Не совсем. Только в тебе. Мне платят за то, чтобы я понимал персонажа. Обсудим сценарий утром. – Привет, старик. – Привет, Мокси. – Привет. Как дела? – Привет. В порядке. – Привет, девочка. – Давай я возьму. – Как дела? – Привет. Дай-ка я догадаюсь. – Это реинкарнация Луизы Брукс. – Лучше. Как было в Риме? Эта девушка, скажу я тебе, от неё исходит столько света, что ослепнуть можно. Хорошие новости. Агент Скарлетт Йоханссон сказал, что она готова сняться за минимальный гонорар. Нам надо дать согласие к пятнице. – Скарлетт Йоханссон? О каких трёх самых важных обязанностях режиссёра я всегда говорил? Первая – кастинг. И вторая – кастинг. Кастинг. Это 90% работы, и я уже даже не помню, что приходится на остальные 10%. Помнишь, как говорил Уоррен? Красота не глубже кожи, а уродство – до кости. Красота этой девушки доходит до самой кости. Она не только красива и идеально подходит для роли, она ещё и умна, а? Ты уже не раз об этом упомянул. Только поговорив с ней, я придумал совершенно иную концовку. Отлично. Значит, у нас нет ни актёров, ни концовки.

Нет, у нас есть актёры. Его агент наконец-то перестал нам мешать. Кэри Стюарт хочет эту роль. Кэри Стюарт? Ты уверен? – Значит, вы утвердили звезду. Это было непросто? Он сразу же откликнулся и. Ну, мы беседовали. Мне также очень лестно, что он согласился внести в этот проект свой творческий вклад. Но в Голливуде ничего не даётся легко, правда? Не даётся. Стоит только решить, что дело в шляпе, и тут новый расклад. Как у вас, менеджеров, принято выражаться. – У менеджеров. Юристов. – Да. У пресс-агентов. Это сложный процесс.

Порой всё это становится невыносимо запутанным и начинает заслонять творческий процесс. – Понимаете? – Ну, это индустрия. Шоу-бизнес – это не только шоу.

Теперь, актриса на женскую роль. Кто она? Относительно неизвестная. Она… Она невероятная. Её ждёт большое будущее. Я сразу понял, что она звезда. Она дала согласие на съёмки и прилетела прошлой ночью. Кажется, Кэри очень рад. Он видел кое-что из её работ. А у вас когда-нибудь были отношения с вашими актерами. то есть, актрисами? Я стараюсь этого избегать. Хочется думать, что в этом плане я профессионал. Вы видите весь этот проект расписанным до мелочей или же собираетесь импровизировать? Мне нравится работа моего сценариста. Это очень стилизованная вещь. Я не хочу смещать акценты. Всегда есть такой риск. Тем не менее, я всегда делаю один лишний дубль в поисках скрытой правды. У вас нет чувства, что вы немного заржавели? Немного. Я рад снова оказаться в деле. Что ж, было приятно с вами поговорить. Удачи с проектом. Взаимно. Спасибо вам. Большое спасибо. Взаимно. Спасибо. Мне, наверное, стоит извиниться. Я сказал Митчеллу, что он спятил, если не взял на роль Велмы большую звезду. Но правда в том, что эту роль не смог бы сыграть никто, кроме вас, мисс Грэм. Спасибо. Посмотрим, останетесь ли вы при своём мнении, когда мы приступим к съёмкам. Как на полях сражений есть приют Для мыслей о любви, как радость есть в грехе, Как шёпот сплетника шуршит о чепухе У ложа смерти, где его не ждут, Как сладких трав нежнейший аромат Родится на могиле у царя, Так и в трагедии людского бытия Возможно счастьем жить, не чувствуя распад. Мы видим утра яркие лучи. Они слепят, скрывая бремя правды. И вечер шепчет ласково: «Молчи.», Вбирая наше горе безвозвратно. Когда же осень в двери постучит, Тщеславие уснёт, отчаянье пронзит. Просто невероятно, что за выручку от недельной аренды Вайпера мы купили три 5D Mark II и набор никоновских линз. И хватит ещё на два зёрнышка тмина и сердце продюсера. А разрешение тут такое же? Мне не очень важно видеть каждый торчащий волосок на голове Лорэл Грэм. Он сможет запустить 10-миллионный фильм к следующему вторнику? Так что, когда Ташен и Велма это сделали, история имела такой уж большой резонанс? Ну, не стоит забывать, что Ташен и Велма неслабо так поставили всех на уши. То есть, она только закончила колледж, а он работал на правительство штата, получая в год 182.000 плюс премиальные. Для местных он был всё равно что миллиардер. Настолько он выделялся. Понятно. Маргариту, пожалуйста. Спасибо. Твой голос мягкий, сладкий и густой В тех пустых словах Не было ни капли глубины А я принимала их за правду Любовь и красоту Нужно было оставить на другой день Новая боль Уже не та, что раньше В глазах сухо Но по лицу текут неискренние слёзы И я чувствую себя слезинкой Ждущей, что её смахнут Так что забудь про любезность Ведь ты не можешь мне помочь Я лишь опять расплачусь В другой раз Другим путём Я не знаю, когда я перестала верить в тебя Дорога впереди И ничего не видно Без твоей любви Я никогда не могла угадать Мой путь к тебе И дорогу к счастью И я всё ещё Чувствую себя слезинкой Ждущей, что её смахнут Так что забудь про любезность Ведь ты не можешь мне помочь Мистер Хэйвен? Я Натали Пост. Натали! Привет! Ого! Привет! – Спасибо, что приехали. – Это не проблема. – Я здесь почти каждый вечер бываю, так что… – Отлично. – Как здорово, что мы с вами наконец познакомились. – Вы все очень милые. Нам столько всего нужно обсудить. Чем больше мы спорим о том, что на самом деле произошло, тем запутаннее всё становится. Ну, как вы могли заметить, вы больше не в Голливуде. Для нас это всё-таки довольно волнующе – когда безумная красивая парочка спускает кучу денег на пари, которое до конца понятно только им самим. Если бы всё было понятно, я бы не заинтересовался. У вас найдётся минутка? – Позвольте вас угостить. – Я бы выпила мартини.

Я вижу твоё лицо в каждом проплывающем облаке Это воскрешает в моей памяти Прекрасные воспоминания о нашей любви О, милый Где же её нашли? Куда вы пошли потом? Митчелл. Ещё раз привет. – Мистер Бразертон. – Бруно. Вы знакомы с этими голливудскими знаменитостями? Да. Я кто-то вроде их местного гида. – Натали Пост. – Привет! – Стив Гэйтс. – Очень приятно. Я просто хотел сказать, что ваш блог про дело Ташена и Дюран – это настоящая южная поэзия. Я блоггер, а не Фланнери О'Коннор. Спасибо. Ладно, спасибо. Поговорим позже. Определённо. Садитесь. Можно мне ещё? Мэйкера. Значит, вы написали эту историю. Почему вы не работали над сценарием? Это больше не моя история. Перестань. Неужели Бруно тебе ни капельки не нравился? Я ушёл, но я вернусь обратно Я переправляюсь через Чоучиллу При свете потрёпанного лунного луча Я буду скучать по розе Сан-Хоакина Я буду скучать по солнцу Сьерра-Невады Восходит глиняная луна Слушайте, после всего, что вы написали про Биллингса, вы полагаете, что Ташен его не убивал? Каждый, кто пробыл на моём сайте хотя бы 5 минут, знает: я никого не подозреваю в лишении жизни, в том числе и в самоубийстве. Ну, это интересная теория. Видимо, и вы её придерживаетесь, раз так неотступно следите за этими съёмками. Что подумает Митч Хэйвен о вашей карьере в сфере страхования? Какой ещё карьере? Я плотник. Ну что? Готов снимать? Не думаю, что Ташен покончил бы с собой. Я выразился метафорически. Он был в самом расцвете. У него было всё. У неё всё только начиналось. Зачем им было губить такой шанс? Что ты хочешь сделать, снять две концовки? Я всё на сегодня. – Увидимся утром, ребята. – Ладно. Спокойной ночи. Спокойной ночи. Эй. Что если ты не права? Что если срок страховки Ташена, оформленной на Сессну, истёк? Что если к этому каким-то образом причастны его кубинские друзья? Ты уверен, что Митчу нужны такие вот технические консультации по истории? Митчу плевать на историю. Для него важна только Велма. Чуть выше.

Возьми немного левее. Хлопушка. Это было великолепно. 1-1-5 Фокстрот. Дубль первый. Они на нас вышли, Велма. Всё кончено. Нет, всё в порядке. Мы просто ещё раз появимся в конгрессе, а потом. всё будет хорошо. Тебе и вправду стоило стать актрисой, Велма. Не волнуйся. Давай ещё раз покажемся в конгрессе, сделаем вид, что приехали по своим обычным делам, и всё будет хорошо. – Хорошо? – Тебе стоило стать актрисой, Велма. Или не стоило! Боже, не заставляйте меня снова это делать. – Просто ужасно! – Очень хорошо. Ребята, вы закончили? Кто хочет выпить? Нет, спасибо. Я в порядке. Я дождусь субботы. Очень хорошо вышло. Да? Тут не хватает кадра. Нужно будет порыться. Завтра? На сегодня я закончил. Я помню, что там были другие дубли. У нас полно вариантов этой сцены. – Ладно. Спокойной ночи, милашка. – Спокойной ночи. – Увидимся завтра. – Ночи, Стивен. – Отличная работа, старик. – Спасибо.

Почему ты в тот день не обнял меня? Почему дал мне уйти? Зачем нам было проходить через весь этот вздор? Разве ты не знаешь, что я люблю только тебя? Разве ты не знаешь, что я не смогу смотреть ни на кого другого, даже если захочу? Простофиля, разве ты не знаешь, что я ждала тебя всю жизнь? – Ты простишь меня? – За что?

А, тогда, на корабле? – Вопрос в том, сможешь ли ты меня простить. – За что? – Ты так и не понял. – Я не хочу понимать. Я не хочу знать. Что бы это ни было, не говори. Я только знаю, что боготворю тебя и никогда тебя больше не брошу. И мы что-нибудь придумаем. Есть ещё кое-что – и будет честно сказать тебе об этом – этого бы никогда не случилось, но она была так на тебя похожа. – И у меня нет права находиться в твоей каюте. – Почему? Потому что я состою в браке. Как и я, дорогой. Как и я. Определённо, та же дамочка. Вот это шедевр, да? Только потому, что мы находим фильм смешным, ты считаешь его шедевром? Задача великой комедии в том, чтобы рассмешить тебя, так? То есть, если она тебя не смешит… Где ты это услышала? О, господи… Сто миллионов долларов? Ну, на самом деле, всего лишь 15% от ста миллионов. Ты спятил, Рэйф. Из-за таких денег они будут охотиться за тобой вечно. 15 миллионов включают в себя плату некоторым моим партнёрам, которые не хотели бы увидеть моё дело в суде. Знаешь, я не думаю, что могу просить скидку на взятку. Мама часто говорила: «Никогда не влюбляйся в человека, который не помнит о власти Бога и налоговиков». В общем, мне предъявили обвинение, чтобы найти деньги и заявить в ФНС. Нет денег – нет налогов. Но я не переживаю. Тогда почему ты пьёшь запоем? Девушка. Думаешь, она справится? Иногда мне кажется, что Велма не умерла. Только поменяла тело. Велма, Лорэл, кем бы она ни была, она мне как дочь. Она достаточно сильна. Нет-нет, просто я только что вышел из душа. Европа? Что? Ну, смотри, если «Тайгерс Дэн» дадут нам 500.000 на европейские съёмки, то я буду хорошим мальчиком и перепишу 30% сценария, пока мы будем снимать. Думаешь, Олтман так когда-нибудь обращался со своим сценаристом? Мы с друзьями засиделись в баре. Ну, поздравляю. И потом, пока я была в комнате для девочек, они меня бросили. Я сюда не на машине ехала. Так. Возьмём-ка вот это. Надо бы остановиться. Мне начинает нравиться. – Держи. – Убери свои деньги. – За мой счёт. – Спасибо. За шедевр. Вымысла.

Семейная стоматология Знаешь, я могу сэкономить тебе время. Я знал, что здесь найдётся куча всего, о чём ты не написала в блоге. Биллингс был хорошим копом с тяжёлым панкреатитом и плохой медицинской страховкой. И он содержал не одну, а две семьи. Знаешь, ты ничего не сказала про Лорэл Грэм. – Хочешь сыграть в игру? – Давай. Игра называется «На хер факты». Раз, два. Ну, Рэйф своего добился. Ему предъявили обвинение. Но ты не должен его арестовывать. Или ему помогли? Ничего, что это текила, а в сценарии написано – ром? – Снято. – Извините. – И у тебя сумка упала. – Я заметила. Странно. У нас на площадке есть бутылка рома? Кто-нибудь вообще читает грёбаный сценарий? – Нет, никто. – Похоже на то. Было хорошо, ребята. Извините. Я чувствую… …чувствую себя немного скованно в начале сцены, будто не знаю, что мне делать. Я просто там стою? В этот момент я в кадре? Да, ты в кадре. Мы видим тебя со спины.

Да нет, честно, всё было замечательно. – Хочешь, чтобы я ускорился? – Я там как будто просто стою. – Можешь даже медленней, если хочешь. – Ладно. – Всё было замечательно. – Хорошо. Ром у тебя? Ладно, к началу. Возвращаемся. Всё сначала. Возвращаемся. Всё сначала. Отгоните машину, пожалуйста. Рэйф своего добился. В итоге ему предъявили обвинение.

Ты не должен его арестовывать. Или ему помогли? Ты мог бы сказать, что это был несчастный случай. Что тебе сделают, если ты просто отпустишь его? Что ты мне сделаешь, если я просто отпущу его? Снято. Прекрасно, ребята. Идеально. Лучше не бывает. Давайте дальше. Едем дальше! Новый курс! Ты не мог бы попросить своих актёров сделать мне одолжение и использовать хотя бы одну строчку диалога из сценария? Да, хорошо. Отличная работа. Я думал, ты мне друг. Привет, Бруно. Старик, Лорэл нужно отдохнуть. И тебе тоже.

Влюблённый, ревнивец и обманутый – все пахнут одинаково. – Она здесь, чтобы в кино сниматься. – Думаешь? Только ты так считаешь. Она смотрит на тебя так, будто каждое твоё слово исходит от Бога. Но я не верю в Бога, Бруно. Я поговорил с нашим приятелем Бобби Биллингсом из полиции.

Он говорит, что историю с арестом можно провернуть по-тихому. Без съёмочной группы криминальных новостей? Вполне можно облажаться. Ладно, молодцы, ребята. C этой сценой разделались. Отличная работа. – Ты не просто так это говоришь? – Нет. Как твоя шея? – Нормально. – Ты в порядке? Отлично. Отлично, ребята. Нам ведь нужно больше материала для этой сцены, да? Нет, с первого дубля всё отлично получилось. Нужно больше времени для сцены Велмы. Больше времени для Велмы? Ну да. Это ключевая сцена, Стив. А ключевую сцену самоубийства Ташена можно снять на автопилоте? – Всё получилось отлично. – Конечно, конечно. Дай мне мою воду. Что случилось? Не знаю, в чём там дело, но, что бы это ни было, через год ты будешь вспоминать об этом со смехом. Возьми за бёдра. Вот так. Да. Всё хорошо. Достаточно. Ладно. Сейчас свяжем. Ладно, держу. Справа. Вот так. Да. Ага, беру. Вот рука. Где рукав? Не знаю, как это снять. Расстегнуть нужно. Нет. Может, так. Я не знаю, что делать. Подними её. Я почти справился. Вот так. Дай посмотрю. Окей. Ладно. Ладно, готово. Давай посмотрим сцену в третьем акте, сцену в мотеле. – Посмотрим, работает ли. – Да, это мысль. Какой номер? Кажется, 19. 90 с чем-то. Да, 169, а не 19. Помни вот о чём: ты должна заставить меня полюбить тебя, чтобы эта сцена работала. – Прости? – Ты должна. – Неважно. Ладно. – Я постараюсь. Так, посмотрим. Мы слишком глубоко увязли, Рэйф. Ты получила то, что хотела, Велма. Всё, что хотела. Я хочу, чтобы мы вернулись на день назад. Почему не раньше? Туда, где мы ещё не встретились, туда, где ты ещё не родилась. Мы могли бы вернуться ещё дальше – в те времена, когда я даже не думал, что встречу кого-то, похожего тебя. Было здорово. Мы слишком глубоко увязли, Рэйф. Ты этого хотела, Велма. Вот всё, чего ты хотела. Я просто хочу вернуться во вчерашний день. Почему не раньше? Почему не вернуться туда, где мы ещё не знали друг друга, туда, где ты ещё не родилась? Или ещё раньше.

Мы могли бы вернуться в те времена, когда я даже не мечтал встретить кого-то, похожего на тебя. Хорошо. Мне нравится. Очень хорошо. Не слишком драматично? Мы слишком глубоко увязли, Рэйф. Ты этого и хотела, Велма. Вот всё, чего ты хотела. Я просто хочу вернуться во вчерашний день. Почему не раньше, туда, где мы ещё не встретились, где ты ещё не родилась? Нет, нет, нет. Давай вернёмся ещё раньше, в те времена, когда я даже не мечтал встретить кого-то, похожего на тебя. Было отлично. – Кто написал это дерьмо? – Давай ещё раз попробуем. Дедушке нужно выпить. Я была в комнате у Кэри. Уверен, там очень мило. Он сильно увлёкся этой итальянкой, и мы поболтали. про Рим и. Позитано.

– Но в основном про девушку. – Ну, я не коп, и не твой отец или кто-то, кому есть до этого дело. Ты мне нужна, потому что я хочу, чтобы этот фильм получился. Я нужна тебе не поэтому. Цветы не вернут офицера Биллингса. Слушай, я знаю, что ты это начала, Велма, но заканчивать ты не обязана. Я с этим справлюсь. Я даже знаю, как. А у тебя есть идея получше? Оставь цветы себе, Рэйф. Отлично. Ладно, я это сделаю. Чего бы это ни стоило, я это сделаю. Ты не знаешь Биллингса. Его не купишь ни деньгами, ни всем твоим обаянием. Мне нравится. Кажется, она держится с Кэри на равных. Меньшего я и не ждал. Митчелл. – Привет, ребята. – Привет. – Как дела? – В порядке. Бруно. Лорэл думает, что будет интересно, если Велма попытается соблазнить Биллингса. – Вряд ли она стала бы это делать. – Почему нет? Почему нет? Лорэл – женщина. Она считает, что Велма бы так сделала. Он прослужил копом 38 лет. Был предоставлен к награде. Он не станет рисковать этим ради не пойми чего, даже ради такой красавицы, как Лорэл. Ничего личного. Не пойми чего? Я не уверен. Не думаю, что она бы это сделала. Ты слишком много думаешь. Как мило. Спасибо. Чёртов шедевр. Сколько фильмов ты посмотрел? Не знаю. Не стоит задавать этот вопрос режиссёру. Мы не очень любим признаваться в том, сколько времени мы проводим, одержимые мечтами других людей. Значит, я видела твои мечты? Более-менее. Я даже знаю на память все диалоги. Мой единственный грех в том, что я хочу уехать отсюда. А мой – в том, что я не хочу уезжать. Я бы хотел жить в Смоки-Маунтинс вечно. Мне никогда не надоедают эти запахи, цвета и звуки. Отлично, ребята. У нас два хороших дубля. – Так что передвигаемся к кладбищу. – Можно мне ещё один дубль? – Что? – Можно мне ещё один дубль? А то я много суетилась. – Ты правда хочешь? – Этот был отличным. – Ладно, Лорэл хочет ещё раз. – Спасибо. – Последние штрихи, пожалуйста. – Позвольте. Волосы растрепались? Всё хорошо. Спасибо. Ладно, поехали. – Пишем звук. – Мотор. Мой единственный грех в том, что я хочу уехать отсюда. А мой – в том, что я не хочу уезжать. Я бы хотел жить в Смоки-Маунтинс вечно. Мне никогда не надоедают эти запахи, цвета и звуки. У нас один идеальный и один отличный, первый дубль. Кажется, камера в тебя влюблена. – Это было прекрасно. – Спасибо. Смена плана. На другую сторону. Это было прекрасно, старик. – Я знаю. – Всё получилось просто сногсшибательно. Конечно, должен был быть план Биллингса, но благодаря Велме всё получилось. Ты так и не отошёл? Извини, старик. Это было глупо. Но было бы ещё глупее не сказать тебе, как другу, что ты слишком глубоко в это влез. Возможно, в моих мечтах. Возможно. – Я хочу поговорить с тобой. – Какого. – Я хочу поговорить с тобой, Велма. – Чего тебе надо, Бруно? Меня зовут не Велма, а Лорэл. Уже пьёшь? Я не хочу разговаривать с настоящей Велмой Дюран. Я хочу поговорить с той, что расхаживала по конгрессу, – …выдавая себя за Велму Дюран. – Хорошо, хорошо. С той, которую я видел лишь мельком, но достаточно, чтобы понять, что это ты. – Ты не в себе, Бруно. – Не в себе, да? Ты не в себе. Мне придётся поговорить об этом с Митчем. Мне кажется, с нас хватит. Всем будет лучше, если тебя не станет. Ты, похоже, знаешь, что будет лучше для всех, Велма? Особенно когда выдаиваешь из Северной Каролины сто миллионов долларов. Откопал ещё что-нибудь? – В нем всё кажется подозрительным. Каждый день предлагает что-нибудь новое, прямо по моему дневнику. Толковый деревенщина. Ну, я полагаю, что миф, как обычно, не имеет никакого отношения к реальности. Это очень странно. Как бы там ни было, меня это нервирует. Это была твоя идея, вся эта тема с кино. Так что дай мне со всём разобраться, окей? Я не понимаю, куда этот Хэйвен тащит свой фильм. То есть. Но, видишь ли… Я знаю, что это не тот персонаж, которого я подписался играть. Минутку. О, привет. Теперь у него Велма в центре сюжета, а Ташен – это просто тот самоубийца. Подожди. Ладно, чаевые – три. четыре доллара. – Большое спасибо. – Не за что. Нет. Говорю тебе, он перекраивает этот чёртов фильм, как хочет. Так что, можем ли мы что-то сделать согласно подписанному контракту? Да. Я знаю. Ты прав. Надо было просить больше денег. Думаю, Велме Дюран нравилась вся эта заваруха, в которой она оказалась. Мне не нравится, когда ты уходишь так далеко. Ты исчезаешь в своих мечтах и мне становится одиноко. Я больше не буду. Ты в порядке? Пока боги спали. Дайте знать, когда закончите. Некоторые актёры попросили добавить им реплик. – Что мне им ответить? – Правда? Мы уже урезали сценарий до 95 страниц, – …и фильм всё равно длится 4 часа. – Ну да. Просто отправляй их ко мне. – Привет.

– Привет. Если у тебя найдётся минутка, я бы хотела с тобой поговорить. Да. Конечно. Прямо сейчас. В чём дело? Я хочу, чтобы Бруно не было на площадке. Почему? Он отлично справляется с работой. Нет. Не думаю, что он здесь ради того, чтобы помогать. Ты знаешь, что он работает в «Универсальной системе пособий»? Да, кажется, работал раньше. Я хочу сказать, он уже столько сделал. Он привнёс множество деталей и оттенков. Благодаря ему фильм будет не просто какой-то чушью для мёртвого сезона. Если он доведёт дело до конца, никакого фильма вообще не будет. Нет. Заходи, Бобби. Знаешь, весь план трещит по швам. Я единственный, кто выйдет сухим из воды. Отлично. Всё было прекрасно. Спасибо. Мы молодцы? Проверка материала. Обед – полчаса. А, да. Спасибо. – Спасибо. – Конечно. Я могу лучше. Очень впечатляюще. Очень мощно. Спасибо. Давайте я вместо столовой отвезу вас в реально особенное место. Только никому о нём не рассказывайте. Там и так не протолкнуться. Иди, конечно. Я поработаю над сценой. Нет. Нет. Ты тоже должна пойти. Ты не можешь играть Велму, если не поешь той еды, которую она ела в свой последний день. Знаешь, ты прав. Конечно. Пойдём. Это то место, о котором ты писала в блоге? Бруно сам его нашёл. Я не помню, чтобы здесь были какие-то рестораны. Должно быть, я не туда свернул. Нет. У нас нет на это времени. А я, раз уж мы здесь оказались, подумал, что вам не хватает одного важного места в истории. И, по-моему, вы должны его увидеть. Ты сказал об этом Стиву? Я не говорил, что это важно для фильма. Я сказал, что это важно для истории. Настоящей истории. Лорэл, зачем Велме нужно было ехать в такую даль, прежде чем направить машину в озеро? Так, всё, с меня хватит твоих консультаций, Бруно. Тебе что, совсем не важна правда? Ты просто хочешь снять очередной голливудский кусок дерьма. Нет, это не просто какой-то голливудский кусок дерьма. Это мой голливудский кусок дерьма. Ну, это хотя бы честно. Я буду платить тебе до конца съёмок. Но держись подальше от площадки. Так, Бобби, тебя всё устраивает? Устраивает? Я благодарю Бога за то, что твоя жизнь почти в таком же говне, как и моя. Думаю, наши неудачи созданы друг для друга. Я бы только хотел встретить эту Велму Дюран. Настоящую Велму Дюран. Она была единственным человеком, который делал это не только для себя. Идеализм молодости. – Не такая уж и редкость. – Думаешь? По-моему, в молодости ничего реже и не бывает. – Подожди немного. – Вы все так говорите. – Но я не даю отсрочку. – Ты ведь играешь в шахматы? – Откуда ты знаешь? – Из картин и народных песен. Да, по правде сказать, я весьма умелый игрок. – Не более, чем я. – Зачем тебе это нужно? – Это моё дело. – Ты прав. Условимся, что я буду жив до тех пор, пока смогу тебе сопротивляться. Если я одержу верх, ты освободишь меня. Тебе играть чёрными. Он никогда не выглядел лучше. Митчелл, это Бруно. Ты мне звонил? Нет. Нет. Я не звонил. Точно? Голос на автоответчике похож на твой. Перезвони мне. Ладно, подожди. Что случилось? Наверное, старая запись. Ребята, мне надо с вами поговорить. У вас тут найдётся выпить? Знаю, у вас что-нибудь есть. Да, кажется, в холодильнике было немного рома. Кто же держит ром в холодильнике? Знаешь, я, наверное, ошиблась. Наверное, он в комоде. Кино закончилось. И нам действительно нужно поговорить. Дай угадаю. Это «В укромном месте»? Почему бы тебе не спросить Лорэл? Лорэл, скажи Митчу, что за фильм он снимает. – Митчелл знает, какой фильм он снимает. – Вот как? Я не нашёл в сценарии ни слова о пропавшей сотне миллионов долларов. Сотне миллионов долларов? Звучит неплохо. Нужно будет вписать. Я сейчас же позвоню Стиву.

Я должен подать отчёт. Это мошенничество. Кража в крупных размерах. Подделка полицейских документов. Похищение тел, чёрт бы их побрал. У нас всё это есть. Почти всё. Бруно, опусти пистолет. Я вынужден закрыть вас, Митчелл. Я должен вас закрыть. Тебе нужно вызвать полицию, пусть забирают. Ты меня закрываешь? Зачем мне полиция, Бруно? Полиция тебе нужна из-за неё, Митчелл. Бруно, только не сегодня. Фильм почти готов. Пока не найдутся деньги, ничего не закончено. Какие деньги? Какие деньги? – Дерьмо. – Детка? Лорэл? Лорэл? – Лорэл? Я никому не хотел навредить. Тогда тебе не нужно было приносить в эту сцену пистолет. Бросьте оружие и поднимите руки. Бросайте оружие! Бросайте оружие! Руки вверх! Секунду. Пускай титры, Джонни Ты в будке киномеханика Сон закончился Пора обуваться И идти на улицу Но разве не прекрасно это было? Разве мы не забыли на время о печалях?

Хорошие парни победили, Джонни Плохие парни узнали вкус горечи И поражения Мы целовали главных актрис Чувствовали тепло их глубокой ласки Поднимали бокалы за королев и принцесс Верхом на ракетах Плыли к звёздам На улицах жизни уже стемнело Кажется, я потерял там карманный нож Джонни, я уже и не помню Где я, чёрт возьми, припарковал тачку Давай танцевать, чтобы не было страшно И свистеть, чтобы отогнать волков Вспоминать всё, что могло бы произойти И думать о любви, которая могла бы случиться Давай штурмовать старые бастионы Давай петь те старые песни Из фильмов в наших сердцах Как она откидывала волосы ладонью Я был её единственным, её главным актёром Она знала больше, чем ты когда-либо узнаешь, Джонни Она разговаривала с птицами и зверями Она никогда не говорила со мной Если бы только она могла сойти с киноэкрана Эта блондинка в узких чёрных джинсах Боже, я совсем потерял голову, Джонни Бары закрыты Луна улыбается сквозь деревья Давай танцевать, чтобы не было страшно И свистеть, чтобы отогнать волков Вспоминать всё, что могло бы произойти И думать о любви, которая могла бы случиться Давай штурмовать старые бастионы Давай петь те старые песни о любви Из фильмов в наших сердцах Давай петь те старые песни о любви Из фильмов в наших сердцах Окопы под огнём И нет земли выше Ты грезишь о Городе Ангелов, парень Ты уже заложил свою одежду в каком-то заштатном городишке Прощение – убийца змей, амиго В садах отчаяния Держись посередине, братишка На дороге в никуда Из поло-клуба в Гаване К древней церкви в Риме Ты всё думаешь о том, что узнал те тёмные лица Плоть, которая, будто воск, облепляет кости Ты связался не с теми людьми Балансируя между проклятьем и молитвой На тонкой линии между тропой к славе И дорогой, ведущей в никуда Налегай на вёсла, красавчик Беззвучно, вниз по течению Банкир, коп и каждый первый встречный Давно разгадали твои подлые планы Ты скачешь спиной вперёд на слепой лошади В бродячем цирке где-то на юге Где никогда не кончается туннель любви На дороге в никуда Пепел к пеплу И грязь к грязи В твоей крови полно оксиконтина и водки, приятель Почему же, чёрт возьми, тебе до сих пор так больно?

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< И я, я патриот!

А вы читаете лекции по астрологии? >>>