Христианство в Армении

Мне ещё коечто нужно сделать, до того, как я умру.

Ромео Леонард Уайтинг Джульетта Оливия Хасси Меркуцио Джон МакИнери Лоренцо Майло О'Ши Кормилица Пэт Хейвуд Герцог Роберт Стивенс Тибальт Майкл Йорк Бенволио Брюс Робинсон Синьор Капулетти Пол Хардвик Синьора Капулетти Наташа Пэрри Синьор Монтекки Антонио Пьерфедеричи Синьора Монтекки Эсмеральда Русполи Парис Роберто Бизакко Режиссер Франко Дзеффирелли Авторы сценария Франко Брузати, Мазолино д'Амико, Франко Дзеффирелли Композитор Нино Рота Оператор Паскуалино Де Сантис Дизайнер костюмов Данило Донати "Ромео и Джульетта" Компиляция переводов, редактор Николай Боевкин Субтитры kolan@forum.ixbt.com Субтитры подогнаны под оригинальную дорожку DVD-версии фильма длительностью 2:12:33 кровопролитья. по пьесе Уильяма Шекспира Друг друга любят дети тех семей, Но им судьба подстраивает козни, И гибель их у гробовых дверей Кладет конец непримиримой розни. "Ромео и Джульетта" Да ведь ссорятся-то наши хозяева, а мы только их слуги. А, это все равно. Идут двое из дома Монтекки. День добрый. День добрый вам, синьор.

Да, начинай ссору, я помогу тебе. Не подведи. Продолжим путь. Вы что, собирались показать нам кукиш? Я собирался, но не вам. Нет, вы собирались показать его нам. Взгляни на них. Нет, синьор, я не вам собирался показать кукиш. Я просто собирался показать его. Эй, синьор, хотите затеять ссору? Ссору, синьор? О, нет. Нет, синьор. А если желаете я к вашим услугам. Мой хозяин не хуже вашего. Но и не лучше. Нет, лучше, синьор. Вы. лжете. Ах, так? Мечи наголо, если вы мужчины!

Грегорио, покажи им свой удар. Стой, дурачье! Оружье прочь! Он первый начал. Не знаете, что делаете вы! Ведь герцог строго запретил на улицах Вероны драку и разбой. Вон Капулетти идут. Тибальт племянник Капулетти. Что? И ты сцепился с этим мужичьем? Оборотись, Бенволио, и смерть встречай. Я их мирил. Вложи назад свой меч, Или давай их сообща разнимем. С мечом в руках о мире говорить? Мне даже это слово ненавистно. Как ты, как ад и все Монтекки. Трус, начинай! Капулетти! Получил, ступай домой теперь. Негодяй! Подать мой длинный меч! Капулетти, за мной! Капулетти, за мной! За мной! За мной! Убить Монтекки этого злодея! Мой добрый дядя! Мой добрый дядя! Мой меч! Мой меч! Не дам тебе на шаг ступить к врагу. Удерживать не смей! Пусти меня! Смерть Капулетти! Смерть Капулетти! Смерть Капулетти! Герцог! Герцог! Оружие бросайте! Герцог! Оружие бросайте! Бунтовщики! Кто нарушает мир? Бросайте шпаги из бесславных рук. Бросайте, бросайте шпаги. Внимайте, что герцог ваш разгневанный решил. Три раза. три раза под влияньем вздорных слов вы оба: Капулетти. О нет, не я. и Монтекки, Смущали мир на улицах На случай, если это повторится, Вы жизнью мне заплатите за все. На этот раз пусть люди разойдутся. Вы, Капулетти, следуйте за мной. А вы, Монтекки, днем ко мне придете. под страхом смерти,.. разойдитесь! А где Ромео, ты не знаешь? Счастье, что в ссоре он не принимал участья. Синьора, за час пред тем, как солнца луч Окно востока золотом зажгло Пошел пройтись я, чтоб развеять грусть. И вот в тенистой роще сикомор Увидел сына вашего, синьора. Пошел к нему, он меня заметил И скрылся от меня в лесной глуши. Его там часто по утрам встречают. Вот он идет.

Побудьте в стороне. Надеюсь, что откроется Хотел бы я, чтоб ты услышал скоро Всю исповедь его. Идем, синьора. С добрым утром. Разве утро? Десятый час. В самом деле. Как долог час тоски! Скажи, отец мой только что был тут? Да, Ромео. Какая же тоска тебе часы, Ромео, удлиняет? Тоскую я. кто мог их сократить. Но, Ромео. Прощай, брат. Боже, сколько крови! Не говори, я сам все понял. Страшна здесь ненависть, любовь страшнее! Ромео, подожди, и я с тобой. Мы оба одинаково с Монтекки Наказаны; и, думаю, не трудно Нам, старым людям, было б в мире жить. Два почтенных и достойных старца, И почему-то вечно на ножах. но вы мне. не дали ответа. Я повторю, что говорил и раньше. Ведь дочь моя совсем еще ребенок. Ей нет еще четырнадцати лет. Еще повремените два годочка, И мы невестою объявим дочку. Я знал куда моложе матерей. Такие-то и старятся скорей. Земля мои надежды поглотила, И дочь одна наследница моя. Столкуйтесь с нею, дорогой Парис. Вот все, что надо, чтобы мы сошлись. Сегодня праздник в доме у меня: Друзья мои сойдутся и родня; Тут соберется множество народа, Мы будем рады вашему приходу. Где дочь моя? Пошли ее ко мне, кормилица. Клянусь былой невинностью, давно ее звала. Джульетта, где ты? Что за непоседа? Джульетта! Где девочка моя? Кто звал меня? Зовет синьора матушка твоя. Джульетта, ты слышишь, матушка зовет. Скорей, скорее девочка, Я здесь. Что, матушка, угодно вам? Вот что, дочка. Быстрее, девушки. Ступайте, ступайте. Кормилица, и ты ступай. Нам надо поговорить наедине. А впрочем, постой, останься лучше. Послушай. Ты дочь мою с младенчества ведь знаешь. На час не ошибусь в ее годах. Ей нет четырнадцати лет? Четырнадцать своих зубов отдам Их всех-то у меня четыре, Что ей еще четырнадцати нет. До дня Петрова сколько остается? Две недели с лишним. С лишним иль без лишнего, В Петров день к ночи Минет ей четырнадцать годков. Она была ровесница с моей Сусанной. Сусанну Бог прибрал. Я не стоила ее, упокой ее Господи. А вашей четырнадцать в Петров день будет точно. Ей-ей, мне в жизни не забыть. Вы в Мантуе с хозяином как раз гостили. Да, как сейчас, синьора, помню.

Она тогда на ножках уж стояла. Да что на ножках, ходила, бегала повсюду. В то время бедняжка расшибла себе лобик. Мой муж-покойник любил бывало пошутить, царство ему небесное. Поднял он ребенка и говорит: "Сейчас, моя малютка, упала ты на лобик, А подрастешь на спинку будешь падать". Кормилица.

Сразу перестала Плутовка плакать и сказала: Ну будет уже об этом. Довольно, помолчи. Слушаюсь, синьора. Так вот, Джульетта. Ну ладно, помолчу, Господь с тобой. Детей милей тебя я не кормила.

Ох, только б до твоей дожить мне свадьбы Так больше ничего я не хочу. Свадьбы? Вот-вот, как раз о свадьбе я и хочу поговорить. Скажи-ка мне, Джульетта, Была бы ты согласна выйти замуж? О чести я такой и не мечтала. Ох, умница! Кабы не я тебя вскормила, Сказала б: ум ты с молоком всосала. Так о замужестве пора подумать. В Вероне многие из знатных дам Тебя моложе уж детей имеют. Что до меня в твои года давно уж Я матерью твоей была. О да, я помню. Ты обещала помолчать. Ну, словом, твоей руки Парис достойный просит. Вот кавалер-то. Ах, моя синьора, что за мужчина, лучшего не сыщешь. Цветок, каких Верона не видала. О да, цветок. могла б его ты полюбить? Синьора. Синьора. Гости собрались. Все ждут. Просят вас и молодую синьору. Мы идем. Ответь, как смотришь на любовь Париса? Я постараюсь. ласково смотреть. Но это лишь единственно для вас, Я только исполняю ваш приказ. Джульетта, граф уже пришел. Я иду, синьора. Иди, дитя, к счастливым дням Тебе благих ночей в придачу. Однако время маску надевать. Пусть будет на лице личина.

А если строгий взор во мне изъян заметит, Я ряженный, пусть маска и краснеет. Прочесть ли нам приветствие в стихах Или войти без всяких предисловий? Нет, нынче многословие не в моде. Пусть думают о нас, что им угодно, Мы только потанцуем и домой. Ну, постучимся и войдем, И сразу в пляс без разговоров. Скажи, на этот маскарад Умно ли нам идти, Бенволио? Почему, позволь узнать? Я сон сегодня видел. Я тоже видел сон. Ты тоже? Что ж видел ты? Что лгут сновидцы часто. Как знать? Порой мы спим еще, А сны уже сбылись. О, это, верно, королевы Мэб проделки. Кто ж она? Кто она? Повитуха добрых фей. И по размерам. камушек агата в кольце у олдермена.

Она в упряжке из мельчайших мошек Катается у спящих по носам. Из лапок паука. в колесах спицы, Каретный верх. из крыльев саранчи. Постромки. постромки из тончайшей паутины, А хомуты. из капелек росы прозрачной. А хлыст. на кость сверчка накручен он из пены.

И так она из ночи в ночь воспламеняет мозг Любовников и снится им И губы дев, которым снятся поцелуи. Их королева Мэб прыщами покрывает За то, что падки к сладким пирожкам. А иногда щетинкой поросенка Она у пастора щекочет под ноздрею И новые ему доходы снятся. У воина проедется по шее И рубит он во сне врагов, Испанские клинки, бои и кубки. То прямо в ухо вдруг она ему забарабанит Вскочит он спросонья, испуганный. прочтет две-три молитвы И вновь заснет. Все это плутни королевы Мэб. Она в конюшнях гривы заплетает, И волосы сбивает колтуном, Который расплетать небезопасно. Все это Мэб чертовка. Она врывается в покои по ночам, И будоражит мысли юных дев, Готовя их заранее к материнству. Все это Мэб. Все это Мэб. Все это. Меркуцио, успокойся. Ты о пустом болтаешь. О пустом. болтаешь. Ты прав, Ромео, болтаю я о снах. Они плоды бездельницы-мечты, Фантазии бесцельной порожденье, Которое, как воздух, невесомо, Непостоянней ветра, что ласкает Грудь ледяного севера и сразу Разгневанный летит оттуда прочь, Свой лик на юг желанный обращая. Пусть этот ветер нас отсюда сдует. Бей в барабан! Идемте же, синьоры. Идем, Ромео. А то явимся мы поздно. Боюсь, что слишком рано. Предчувствует душа моя, что волей звезд, туманных и далеких, Началом несказанных. бедствий будет Ночное это празднество. Оно Конец ускорит ненавистной жизни, Что теплится в груди моей, Мне безвременную злую смерть. Но тот, кто держит руль моей судьбы, Уж поднял парус. Прошу, синьоры, пожаловать в мой скромный дом. О, племянница любезная моя. Добро пожаловать, друзья! Прошу. Прошу, синьоры. О, всем, всем привет! Синьоры, было время, я тоже маску надевал И нежно на ушко шептал Признания красотке. Но все прошло, прошло. Синьоры, идите танцевать. Идите танцевать, синьоры.

О, она затмила факелов лучи! Сияет красота ее в ночи, Как в ухе мавра жемчуг несравненный. Редчайший дар, для мира слишком ценный. Как голубя среди вороньей стаи, Ее в толпе я сразу отличаю. Как кончат танец, улучу мгновенье Коснусь ее руки в благоговенье. Любимы были ложные богини, Я истинной красы не знал доныне. Средь нас Монтекки. Дядя, здесь Монтекки наш враг. К нам этот негодяй прокрался в дом, Над нашим он глумится торжеством. Ромео здесь? Осмелился пробраться к нам под маской, В насмешку над праздником семейным. Себя он держит истым дворянином. Вся Верона его за добродетель и учтивость хвалит. За все богатства мира я не дам кому-нибудь у нас его обидеть. Оставь его! Не обращай внимания. Мореска! Мореска! Но, дядя, это срам! Угомонись, мальчишка дерзкий!

Ты заводишь смуту средь гостей. Кто здесь хозяин? Нет, я не потерплю. Потерпишь! Ишь, распетушился. Я проучу тебя! Мой друг, зачем ты поднял крик? Негодник, веди себя прилично, а не то. Стыд какой, опомнись. Леонардо! Леонардо будет петь. Спой, Леонардо! What is a youth? Impetuous fire What is a maid? Ice and desire The world wags on A rose will bloom It then will fade So does a youth So does the fairest maid Comes a time When one sweet smile Has its season for a while Then love's in love with me Some they think only to marry Others will tease and tarry Mine is the very best parry Cupid he rules us all Caper the cape, sing me the song Death will come soon to hush us along Sweeter than honey and bitter as gall Love is a pastime that never will pall Sweeter than honey and bitter as gall Простите. Cupid he rules us all A rose will bloom It then will fade So does a youth So does the fairest maid Я ваших рук рукой коснулся грубой. Чтоб смыть кощунство, я даю обет: Как два смиренных пилигрима, Сотрут лобзаньем святотатства след. Любезный пилигрим, ты строг чрезмерно К своей руке: лишь благочестье в ней.

Есть руки у святых: их может, верно, Коснуться пилигрим рукой своей. Даны ль уста святым и пилигримам? Да, для молитвы, мой добрый пилигрим. позволь. устам моим Прильнуть к твоим устам не будь неумолима. Не двигаясь, святые внемлют нам. Недвижно дай ответ моим мольбам. Богиня. Твои уста. с моих. весь грех снимают. Так приняли твой грех мои уста? Мой грех? О, твой упрек меня смущает! Верни ж мой грех. A rose will bloom It then will fade So does a youth So does the fairest maid Браво! Браво! Джульетта! Синьора Джульетта! Кормилица. Синьора, матушка вас просит. Скорей, скорей. Кто матушка ее? Молодой синьор, мать ее хозяйка дома, Достойная и мудрая синьора. А я вскормила дочь, с которой изволили вы говорить. Помяните, кто женится на ней, тот заберет хороший куш. Дочь Капулетти? О Боже, я у врага в руках и пойман в сети. О, куда вы все, синьоры? Вы что, собрались уходить? О, черт возьми, и в самом деле поздно, пора в постель, на боковую. Прелестная Джульетта. Кормилица. Скажи, кто тот синьор? Граф Парис. Да нет, который там стоит. О. Не знаю я. Поди, узнай. Ромео. Из дома он Монтекки. Зовут его Ромео. Он Монтекки. Сын нашего заклятого врага. Одна лишь в сердце ненависть жила И вдруг она любовь во мне зажгла.

Но победить я это чувство не могу, Горю любовью к злейшему врагу. Джульетта! Синьора Джульетта! Джульетта! Раз, два, три. Он не дурак и, верно, уж давно лежит в постели. Он перелез чрез эту стену Погромче позови его, Меркуцио. Любовник страстный! Безумец пылкий! Не слышит, не колышется, не дышит. Наверно, умер. Над шрамом шутит тот, кто не был ранен. Что за свет блеснул в окне? Моя богиня! О, моя любовь! Сама не знает, кто она. Она заговорила? Нет, молчит.

Взор говорит, я на него отвечу! Я слишком дерзок, ведь эта речь не мне. Две самых ярких звездочки Принуждены на время отлучиться, Глазам ее моленья шлют Сиять за них, пока они вернутся. Стоит одна, прижав ладонь к щеке. О, если бы я был ее перчаткой, Чтобы коснуться мне ее щеки! О, горе мне! Сказала что-то. О, говори, мой светозарный ангел! Ромео, Ромео. О, зачем же ты Ромео? От имени и от отца навеки откажись. А не хочешь так поклянись, что любишь, И больше я не буду Капулетти. Прислушиваться дальше иль ответить? Одно лишь твое имя мне враг. Ты был бы ты, не будучи Монтекки. Монтекки, что это значит? Разве так зовут лицо и плечи, ноги, грудь и руки? Неужто больше нет других имен? Что значит имя? Роза пахнет розой, Хоть розой назови ее, хоть нет. как ни назови его, останется Тем верхом совершенства, какой он есть.

Зовись иначе как-нибудь, И всю меня тогда бери взамен. Ловлю тебя на слове! Теперь я твой избранник. Я новое приму крещенье, И с той поры не буду я Ромео. А кто же ты, что под покровом ночи Подслушал тайну сердца моего? Я не знаю, Как мне себя по имени назвать. Мне это имя стало ненавистно, Моя святыня: ведь оно твой враг. Когда б его написанным я видел, Я это б слово разорвал. О Небо, мой слух успел всего лишь два-три слова уловить, а я узнала голос. Ведь ты Ромео? Ты Монтекки? Ни тот и ни другой, уж если так тебе угодно. Как ты попал сюда? Скажи, зачем? Ограда высока здесь, неприступна. Тебе здесь неминуемая смерть. Меня сюда любовь перенесла. Ей не преграда каменные стены. Она решается на все, на все дерзать готова, И мне твои родные не помеха. Но, встретив здесь, они тебя убьют.

Меня укроет ночь своим плащом.

О, только б ты меня любила, иначе пусть убьют. Мне легче жизнь от их вражды окончить, Чем смерть отсрочить без твоей любви. Меня ты любишь? Знаю, скажешь: "Да". Тебе я верю. Но, и поклявшись, ты можешь обмануть. Сам Юпитер над клятвами любовников смеется. О, милый мой Ромео, если любишь Скажи мне честно.

Если ж ты находишь, Что слишком быстро покорил меня, Нахмурюсь я, скажу капризно: "Нет", Чтоб ты молил. Иначе ни за что.

Да, мой Монтекки, да, я влюблена. Я ветреной могу тебе казаться. Но верь мне, я честнее многих недотрог, Которые разыгрывают скромниц. Мне следовало б сдержаннее быть. Но я ж не знала, что ты мое признание услышишь. Прошу. прощенья. Не считай за легкомыслие порыв мой страстный, Что ночи мрак тебе открыл. Милая,.. благословенною луной тебе клянусь. О, не клянись луной непостоянной, Луной, свой вид меняющей так часто. Чтоб и твоя любовь не изменилась. Так чем поклясться? Не клянись ничем. Иль, если хочешь, поклянись собою. Самим собой, души моей кумиром, и я поверю. Тогда клянусь собой. Клянусь! О, Джульетта! Спокойной ночи. Пусть росток любви в дыханье лета расцветет Цветком прекрасным, когда увидимся мы вновь. Спокойной ночи. Спокойной ночи. В своей душе покой и мир найди, Какой сейчас царит в моей груди. Ужели это все? Ты так уйдешь? Чего же от меня еще ты ждешь? Любовной клятвы за мою в обмен. Ее дала я раньше, чем просил ты, Но хорошо б ее обратно взять. Обратно, говоришь? Милая, зачем?

Да для того, чтоб дать ее опять. Но я хочу все то, чем я владею. Как море, безгранична моя нежность и глубока любовь. Чем больше я тебе даю, тем больше остается. Джульетта! Иду, кормилица. Любимый, будь мне верен. Синьора! Но подожди немного, я вернусь. Счастливая, счастливейшая ночь! Но, если ночь боюсь, не сон ли это? Он для действительности слишком сладкий! Три слова, мой Ромео, и тогда уже простимся.

Если искренне ты любишь И думаешь о браке. Завтра утром, ты с посланной моею дай мне знать, Где и когда обряд свершить ты хочешь. И я сложу всю жизнь к твоим ногам. И за тобой пойду на край вселенной.

Синьора! Сейчас иду. Но если же дурное ты замыслил, тогда молю тебя. Синьора Джульетта! Иду, кормилица, иду. Тогда молю, оставь меня и уходи. Так завтра я пришлю? Я клянусь спасеньем. Желаю доброй ночи, милый! Ромео, когда послать мне за ответом? В девять. Я так и поступлю, до этого ведь целых двадцать лет. Забыла, зачем тебя звала. Позволь остаться, пока не вспомнишь. Не стану вспоминать, останься, хочу подольше удержать тебя. Тогда останусь, чтоб ты на свете все забыла. Себя не помня, буду тут стоять. Спокойной ночи. Прощанье в час разлуки Несет с собою столько сладкой муки. И до утра могла б прощаться я. Отец Лоренцо! Кто слух мой призывом нежным будит? Отец мой, добрый день! Сын мой, вполне ли ты здоров, Что пробудился раньше петухов? Ты неспроста горишь усердьем ранним, А по каким-то важным основаньям? А может быть, как бражникам под стать, Совсем еще ты не ложился спать? Ты прав. Об этом не было помину. Прости, Господь! Ты был у Розалины? Нет, нет. С Розалиной у меня конец. Я даже имя позабыл ее, отец. Хвалю, мой сын. Но где ж ночной порою ты нынче был? Сейчас я все тебе открою. Я пировал всю ночь с врагом моим, И невзначай смертельно ранен им. Ясней, мой сын, что отвечать я стану, Когда так исповедь твоя туманна? Хорошо, отец. Так знай, мне стала сердцу дорога Дочь Капулетти, нашего врага. И мы друг друга поклялись любить. И вот теперь ты должен брак наш освятить. Где, когда и как встретились мы с нею Тебе дорогой рассказать успею. Но об одном молю, отец, Сегодня ж возложи на нас венец. Святой Франциск! А Розалина? Твой предмет любви? Забыл ее? Не смейся надо мной, отец. Я вижу, ты ее забыл. У юношей в глазах, не в сердце страсти пыл. Выслушай, отец. Из-за нее какие слез потоки На бледные твои струились щеки. Так измениться! Ха-ха! Ну, если уж мужское слово ненадежно, Чего тогда от женщины ждать можно? Ведь за любовь ты сам меня бранил. Не за любовь, за глупый пыл. Нет, за любовь. Вот я. и охладел к ней тем скорее. Чтоб новую взвалить себе на шею. Ну, юный флюгер, пойдем со мною. Все, что возможно, я для вас устрою. О, отец! От этого союза счастья жду, Он в дружбу может превратить вражду. Идем же, я горю от нетерпенья. Кто поспешит, тому грозит паденье. Куда же, черт побери, Ромео делся? Он так и не был дома? Он так и не был дома? Нет, не был дома. Я с его слугою говорил. Эй, Тибальт, племянник Капулетти, прислал ему сегодня какое-то письмо. Готов поклясться это вызов. Он на него ответит. Ответить на письмо не хитрость. Ты меня не понял. Ромео ответить вызовом на вызов.

Бедный Ромео, он и так уж убит черными глазами белолицей девчонки. Уши нашему герою прожужжали жаркие серенады, а сердце пронзила любовная стрела. Да разве ему справиться с Тибальтом? А что такое Тибальт? В делах чести сущий дьявол, и фехтует ловко. Доброе утро вам обоим! Не ужасно ли, мой друг, что нас одолели эти иностранные мухи? Эти заграничные модники, эти pardonnez-moi. А, синьор Ромео, бонжур. Французское приветствие в честь ваших французских штанов. Хорошую штуку ты с нами вчера сыграл. Какую штуку? Не понимаю. Сбежал от нас. Сбежал. Совсем рехнулся, что ли? Прости, милый Меркуцио, у меня было важное дело. Так что на время пришлось забыть об учтивости. На помощь, друг Бенволио, слабеет разум мой. У твоих шуток едкий вкус. Они похожи на острый. Так-то, друг мой, лучше, чем стонать от любви. Я узнаю тебя, ты прежний Ромео. Теперь ты опять такой. такой, каким тебя природа создала. А эта дурацкая любовь похожа на шута, который кружится со своею погремушкой. Меркуцио, довольно, довольно. Как ты смеешь прерывать поток моего красноречия? Иначе тебя не остановишь. О, нет, нет, нет, ошибаешься. Я кончил свою речь и продолжать не собираюсь. Вас все равно ничем не удивишь, друзья. Смотрите, зрелище какое. Плывет корабль, а парус-то какой. Парус! Парус! О, целых два. Плыви сюда! Пьетро. Мой веер, Пьетро. Эй, Пьетро, прикрой-ка ей лицо, веер куда красивее хозяйки. С добрым утром, любезные синьоры. Добрый вечер, любезная синьора. Разве сейчас вечер? Ну да, конечно. Ты нарядилась, как попугай, вот я и решил, что уже вечер. Ну вас, право, что вы за человек?

Человек, синьора, которого Бог создал во вред себе. Прекрасно вы сказали во вред себе. Синьоры, не знает ли кто-нибудь из вас, где мне найти юного Ромео? Ромео я. Вот только. понравлюсь ли я вам? Если вы действительно Ромео, синьор, я хотела бы поговорить с вами наедине. Увидишь, она заманит его куда-нибудь на ужин. Сводня, сводня! Бесстыдник, шалопай! Старый заяц-русак, Старый заяц-беляк, Для поста ведь и он пригодится. Но не съесть натощак, Если заяц-беляк Постарел до того, как свариться. Прощайте, древняя синьора. Гнусный негодяй! Гнусный негодяй! Я тебе не девка какая-нибудь, и не собутыльник твой. О! Ах, мошенник, плут, поганый плут. Синьор, скажите, что это за дерзкий молодчик все время так нагло издевается? Это человек, кормилица, который любит слушать самого себя. Он в минуту больше наговорит, чем за месяц выслушает. А пусть-ка попробует со мной поговорить. Я ему покажу и очень просто с ним расправлюсь. А если уж на то пошло, за меня есть кому постоять. И этот тоже хорош! Стоит, как пень, и смотрит, как всякий негодяй обижает меня. Трус презренный! Синьор, прошу вас на два слова. Глупая скотина. Моя юная синьора приказала во что бы то ни стало разыскать вас, а что велела передать пока оставлю при себе.

Но позвольте вам сказать, если вы вздумали только посмеяться над нею. Кормилица. то знайте, это будет бесчестно с вашей стороны. Синьора такая молоденькая, и если вы хотите, как говорится, оплести ее, то это будет очень нехорошо по отношению к такой благородной девице, как Джульетта.

Кормилица, передай от меня привет своей госпоже. Прошу все хорошо запомнить. Скажи ей, чтоб под вечер она была готова на исповедь прийти, и брат Лоренцо исповедует нас в церкви, а затем немедля обвенчает. Вот за труды тебе. Нет, что вы, ни за что, как можно. Возьми, возьми. Нет, нет. Ну что ж. Послушайте, моя синьора прелестное создание. Господи, когда она была еще малюткой несмышленой. Прощай же. Здесь в городе один есть дворянин, по имени Парис, он не прочь ее заполучить. Иной раз я дразню ее, говорю, что граф Парис подходящий ей жених. Кормилица, кланяйся же своей госпоже. Тысячу раз поклонюсь. Кормилицу я в девять отослала. Обещала возвратиться через полчаса. Быть может, не нашла его? Ну, попросту она плохой ходок. Посланником любви должна быть мысль. О, если б молодая в ней кипела кровь, Она б летала, точно мячик. Но старый человек. ведь он почти мертвец, Тяжел и неподвижен. ну, прямо как свинец. Ах, вот она. Кормилица, голубка, ну что, видала? Чем ты так огорчена? Даже плохую весть с улыбкою скажи. Отошли слугу. Пьетро, ступай к воротам. Ты видела его? Устала я, дай мне передохнуть. Ох, ноженьки болят, ну и прогулка. Но милая, голубушка, родная. Ответь, что мой возлюбленный сказал? Вот, что он сказал. Как человек учтивый, честный, и уж, конечно, благородный Твой возлюбленный сказал. Где матушка твоя? Где матушка моя? Конечно, дома. Где ж ей быть? Ты что так странно отвечаешь? "Возлюбленный сказал, как честный человек, где матушка твоя?" Ах, Боже правый, что за горячка? Ох, егоза какая. Так вот моим больным костям припарка. Ну, что же, делай все сама вперед. Мученье, да и только.

Говори, что сказал Ромео? Ты б нынче исповедаться могла? Ступай тогда на исповедь. У брата Лоренцо в келье будет ждать жених, чтобы тебя своей женой назвать.

А кровь так и прихлынула к щекам. Зарделась ты, как маков цвет, едва услышав новость эту. Ступай же в церковь, а мне пора обедать. благодарю тебя. Пусть Небо этот брак благословит, Чтоб горе нас потом не покарало. Аминь, аминь. Но пусть приходит горе. Оно не сможет той радости превысить, Что мне дает одно мгновенье с ней. Так страстей нередко ждет смерть в разгаре торжества, Так пламя с порохом в лобзанье взаимно гибнут. Даже сладчайший мед нам от избытка. сладости. противен. Излишеством он портит. аппетит. аппетит. Люби умеренней и будет дольше длиться твоя любовь. А, вот и она!

Такая ножка легкая еще по этим плитам не ступала. Джульетта! Привет тебе, духовный мой отец. И тебе привет, дочь моя. Погодите, погодите. Погодите, погодите. Скажи, Джульетта, так же ли у тебя от счастья бьется сердце? Если так же, найди слова, которых я лишен, Чтоб выразить, что нас переполняет. Лишь нищий может счесть все то, что он имеет. Моя ж любовь так возросла безмерно, Что половины мне ее не счесть. Терять не будем время. Хочу вас поскорее обвенчать. С такою речью страстной Вас оставлять одних небезопасно. Прошу тебя, Меркуцио, уйдем. Сегодня жарко. Всюду бродят Капулетти. Коль встретимся не миновать нам ссоры. В жару всегда сильней бушует кровь. Меркуцио, уйдем отсюда. Ты похож на тех молодцов, которые, войдя в трактир, хлопают своей шпагой по столу и восклицают: "Дай Бог, чтобы ты мне не понадобилась!" Неужели я похож. Ты слушай, а после второго кубка тычут шпагой в слугу без всякой надобности. Я похож на такого молодца? А то нет? Он еще сомневается. Ведь ты готов лезть с кулаками на каждого.

Однажды ты сцепился с человеком, который кашлял на улице и разбудил твою паршивую собаку. Меркуцио, что ты? И ты меня уговариваешь не заводить ссоры? Меркуцио, клянусь головой, идут Капулетти. Мне до них дела нет, клянусь пяткой. Синьоры, добрый день. Добрый день. Сказать надо словечко одному из вас. Сказать словечко? И только? Прибавьте к словечку еще что-нибудь. Хотя б удар. Я всегда готов к вашим услугам, синьор, дайте только повод. Неужели вам уж так трудно самому найти повод? Меркуцио, ты что, спелся с Ромео? Спелся? А разве мы с ним Или ты вообразил, что мы бродячие музыканты? Вот мой смычок! Уж он тебя заставит поплясать. Я покажу тебе! Мы разговор на улице ведем. Не лучше ль нам сейчас отсюда удалиться и разобрать свои обиды хладнокровно? Разойдемся. Тут все на нас глазеют. И на здоровье, пусть глазеют. Меркуцио. Отстань, не захочу, так и не сдвинусь с места. Пусть с вами будет Бог. Вот человек, который нужен мне. Меркуцио! Тибальт? Ромео, природа чувств моих к тебе Вся выразима в слове: ты подлец. Тибальт, природа чувств моих к тебе Велит простить твою тупую ненависть и злобу. Я не подлец, Я вижу ты меня совсем не знаешь. я все равно тебе обиды не прощу. Вернись и обнажи свой меч. Клянусь, что я тебя не оскорблял. Люблю тебя сильней, чем можешь думать, Пока любви причину не узнаешь. Мой милый. Капулетти, чье имя Мне так же дорого, как и мое. Прощай, мой друг. Нет, нет. Меркуцио, не надо. Трусливая, презренная покорность! Не надо, Меркуцио. Тибальт, ты, крысолов. Чего ты хочешь от меня? Любезный кошачий царь, я хочу взять одну из ваших девяти жизней, а затем, если мне понадобится, выколотить из вас остальные восемь. Меркуцио, не надо. Клянусь Небом, я так и сделаю. Меркуцио. Угодно вам вытащить вашу шпагу за уши из футляра? Поторопитесь, а не то моя шпага отрежет вам оба уха. Я к вашим услугам. Меркуцио, оставь. Бенволио, обнажи и ты свой меч!

Разнять их нужно, господа! Стыдитесь! Ведь герцог запретил побоища на улицах Вероны. Опомнитесь, друзья! Тибальт, остановись. Мы не можем ждать весь день. Смотрите, малютка уронил свой меч. Тибальт, не надо! Остановитесь, господа! Тибальт! Меркуцио! Бежим! Бежим отсюда! Да нет, я не. Бежим, бежим. Скорее. Я ранен. Я ранен! Что, ты ранен? Пустяк, царапина, но и ее довольно. Мужайся, друг, ведь рана не опасна. Нет, она не так глубока, как колодец, и не так широка, как церковные ворота. Но и этого хватит, смею вас уверить. Не позже, чем завтра, я отправлюсь на тот свет. Где мой паж? Беги за врачом. Да-да-да. Беги, негодник, за врачом. Зачем ты сунулся между нами? Он меня ранил из-под твоей руки. Я думал сделать лучше. Веди меня куда-нибудь, мне очень плохо, друг. Чума на оба ваши дома! Я из-за них пойду червям на пищу. пропал. погиб. на. оба дома. Меркуцио! Ромео, Ромео, наш Меркуцио умер. Да шутит он! О, черный день, он лишь начало новых бед. Они придут за ним вослед. А где Тибальт? Он торжествует, а наш друг убит! Прочь благостная кротость! Будь мне вождем, пламенноокий гнев, я твой отныне! Тибальт! Тибальт! Тибальт! Тибальт! Тибальт! Тебе придется оскорбленье взять назад. Ты подлецом назвал меня. Дух Меркуцио не отлетел еще так далеко, Чтобы тебя в попутчики не жаждать. Ты, Тибальт, я, иль оба с ним должны пойти. Я покажу тебе, так ты не уйдешь. Негодный.

Будь проклят ты! Меч, Ромео! Мальчишка, ты в жизни с ним был неразлучен, Так и ступай за ним. А это меч решит! Пустите меня! Дай мне меч! Тибальт! Ромео, прочь! Спасайся! Народ идет сюда. Тибальт убит. Не стой, как камень. Беги, иначе герцог велит тебя казнить. Беги, Ромео! О, судьба играет мной! Беги, Ромео, беги! Тибальт! Тибальт! Тибальт, любимец мой! Тибальт скончался, а Ромео изгнан. Тибальта он убил, за это изгнан. Мой Бог! Ромео пролил кровь Тибальта? Да, да, он это сделал! О, сердце змея, скрытого в цветах, Исчадье ада с ангельским лицом, Верх низости в божественном обличье. В мужчинах нет ни в ком ни совести, ни чести. Притворщики, обманщики, безбожники, злодеи. Позор, позор, Ромео! Будь проклят твой язык за это слово! Ромео для позора не рожден. Его чела позор коснуться не посмеет. Что слышу я, убийцу брата хвалишь ты?

Могу ль я осуждать супруга моего? О, бедный муж, где доброе тебе услышать слово, Когда его не скажет и жена На третьем часе брака? Но почему, злодей, убил ты брата моего? Говори, Бенволио! Говори! Говори, говори! О герцог, ты будешь справедлив, За нашу кровь Монтекки кровь пролив! Бенволио, кто кровавый начал бой? Тибальт, поверьте! Ромео с ним заговорил учтиво, Пытался ссору погасить, как мог. Предупреждал, что гнев ваш будет грозен. Это правда, герцог. Это ложь, он все придумал. О герцог, лжет он, лжет. Он родственник Монтекки. Вели схватить Ромео, убийца он И по закону тотчас должен быть казнен. Ромео убил Тибальта. А тот убил Меркуцио. С кого же мне за эту кровь причтется плата? Ромео, как брата своего, Меркуцио любил, И то свершил лишь он, К чему и так бы присудил закон. Тибальта он казнил. И в наказанье Его мы осуждаем на изгнанье. Ромео, прочь! Коль он отъезд затянет, Здесь лишний час его последним станет. К изгнанью я приговорен? Будь милосерднее, Скажи, что к смерти. Не говори: "изгнанье"! Стучат, Ромео, милый, спрячься. Кто там? Кто так стучит? Откуда вы? Чего вам надо? Впустите, так узнаете, зачем пришла я. Джульетта меня прислала. Войдите. Святой отец. Скажите мне, святой отец, где, где супруг моей синьоры? Где Ромео? Вот, на полу. Он пьян от слез своих. Нет мира для меня вне стен Вероны. Вот так и она. Лежит, вопит и плачет. Плачет и вопит, бедняжка. Ну, встаньте, встаньте, будьте же мужчиной. Ради Джульетты, синьор, вставайте. Ну, зачем уж так в отчаянье впадать? Кормилица. Поймите, смерти все мы не минуем. Сказала ты Джульетта? Что же с нею? Она меня убийцею считает? Где она? И что супруга тайная моя о любви погибшей говорит? Да ничего она не говорит, а только плачет. То вдруг Тибальта позовет, то закричит: "Ромео!" Ах, это имя гибель для нее. О, мой отец, скажи, прошу тебя, скажи, где поместилось В моем презренном теле это имя? Скажи, чтоб мог разрушить я презренное жилье. Сдержи, безумец, руку! Умоляю, оставь меня! Стыдись, мужчина ль ты? Я изумлен. и впрямь, пожалуй, с виду ты мужчина, Но плачешь ты по-женски, а твои поступки Гнев зверя неразумный выдают. Тибальта ты убил теперь ты хочешь, Свершивши над собою злое дело, Убить себя, убить свою супругу, Живущую одним тобой! Опомнись же! Ведь это счастье, что вы оба живы. Тибальт хотел тебя убить, а ты убил Тибальта. И вот опять удача. Закон как друг к тебе отнесся, И смерть решил изгнаньем заменить. И снова счастье! Подумай, сколько сыплется удач! Пойди к Джульетте на свиданье и утешь ее. Но возвращайся до обхода стражи, А то не сможешь в Мантую пробраться. Там будешь жить, пока найдется повод Открыть ваш брак и примирить дома.

Тогда упросим герцога, чтобы тебя вернули, И радость, друг мой, будет в сотню раз сильней, Чем горе нынешнего расставанья. Ступай, кормилица. Скажи синьоре, лечь уговорила всех домашних, И без того измученных от горя. Ромео к ней придет. Уходишь ты? Но ведь еще не рассвело. То звонкий соловей, не жаворонок был, Что пением смутил твой слух пугливый. Он здесь всю ночь поет на дереве граната. Поверь мне, милый, то был соловей. То жаворонок был, предвестник утра. Не соловей. Светильник ночи сгорел дотла. В горах родился день И тянется на цыпочках к вершинам. Мне надо удалиться, чтобы жить, Или остаться и проститься с жизнью. Нет, то не утра свет. Я это знаю. Побудь еще, куда тебе спешить? Пусть схватят, пусть убьют. Останусь я, коль этого ты хочешь. Скажу, что бледный свет не утра око, И звуки те, что свет небес пронзают Там, в вышине, не жаворонка трель. Остаться легче мне, уйти нет воли. Пусть смерть, Джульетта хочет так. Нельзя! Скорей беги! Смотри, светает. То жаворонок так поет фальшиво, Внося лишь несозвучье и разлад. А говорят, что он поет так сладко.

Но это ложь, коль нас он разлучает. Ступай теперь, уж все светлее и светлее. Светлее, светлее. а наше горе все темнее. Джульетта! Джульетта, матушка идет к тебе. Матушка идет к тебе, уж рассвело. Так будьте осторожны. Ты так уйдешь, супруг мой? Друг мой нежный, Смотри же, шли мне вести каждый час. В одной минуте столько дней, Что, верно, я на сотни лет состарюсь, Пока с моим Ромео свижусь вновь. Ловить я буду каждый случай, Чтоб посылать тебе с чужбины весть. Ты думаешь, мы свидимся еще?

Я уверен. А муки эти все Послужат нам потом воспоминаньем. Прощай, прощай. Последний поцелуй, и я спущусь. Ты можешь быть спокойна, мы отомстим. Не плачь, не плачь. Я в Мантую пошлю, где, говорят, Скрывается беглец презренный. Там поднесут ему такого зелья, Что сразу он отправится к Тибальту. Дитя, теперь тебе я радость сообщу. У тебя заботливый отец. Чтобы тебя развеять, он выбрал день для праздника. Нам и во сне не снилось такое торжество. Как кстати радость в этот скорбный час. В четверг, дитя мое, в четверг Прекрасный граф Парис, твой нареченный, С утра нас приглашает в храм Петра, Чтобы с тобою сочетаться браком. Клянусь Петровым храмом и самим Петром, Что никогда не быть мне невестою Париса. Нет, нет, нет! Итак, все решено. Сынок Парис. Ну как, жена, сообщила ей о нашей воле? Да, синьор,.. благодарит, но слушать не желает. С могилой бы мне эту дуру обвенчать! Что-что? Не слышу, повтори. Говоришь ты не желает? Благодарит? Не поняла всей этой чести? И не гордится? Не почла за счастье, Что ей, нестоящей, мы подыскали Достойного такого жениха? Находку нашу отвергает? Уж не рехнулась ли она? Строптивая дуреха, я покажу тебе! Тварь непокорная, как тебе угодно, но только вон из дома! Постой, с ума ты сходишь! Черт побери, негодная девчонка! Я говорю: в четверг пойдешь смирнехонько ты в церковь! Иль больше мне не смей смотреть в лицо. Отец мой! Молчать! Умоляю на коленях. Позвольте мне сказать. Молчать! Не возражать! О Господи, опомнитесь! Нехорошо так поступать, синьор. Ты, глупая, попридержи язык! Пойди, толкуй и сплетничай с бабьем! Ступай! Что ж я плохого говорю? Ну, с Богом! Так даже слова не скажи? Молчать, непроходимая ты дура! За чаркой с кумушками проповедуй, здесь это ни к чему. Ты слишком вспыльчив. Оставьте! Клянусь душою, тут с ума сойдешь. Четверг уж близок.

Послушайся совета. Коль ты мне дочь за друга выйдешь моего. А если нет скитайся, голодай, подохни под забором. Клянусь, что от тебя я отрекусь. Ничто мое тебе не будет в помощь. О, отец! Пока не поздно, поразмысли.

Клятву я свою сдержу! О нет, нет, нет, родная, не гони меня! Молю, отсрочь мой брак на месяц, на неделю! Не говори со мной, я не отвечу. Как хочешь, поступай: ты мне не дочь. О Господи! Кормилица, что делать? Хоть чем-нибудь порадуй, скажи хоть слово. Ужели нет, нет утешенья? Есть, есть, конечно. Ромео изгнан твой. Об заклад побьюсь, сюда он не вернется требовать тебя. А если и вернется только тайно. А если уж так дело обстоит, родная, Я полагаю выходи за графа. Да он ведь славный кавалер. Пред ним Ромео кухонная тряпка. Такой грозы во взоре не сыщешь у орлов. Твой новый брак затмит своими выгодами первый. Я вышла бы за графа. А нынешний твой муж в такой дали, Что это как покойник. Поверь мне, польза та же. Ты это говоришь от сердца? И от души, дитя мое. Иль Бог меня убей. Ну что ж. Благодарю, ты хорошо утешила меня. Ступай, и матушке скажи, что я К духовнику покаяться пошла В том, что отца так рассердила. Скажу, скажу. Вот это шаг похвальный. Невесты чувства вам не ведомы, синьор. Путь не прямой. Он мне не по душе. Она все время о Тибальте плачет. Увы, с ней о любви не мог я говорить. В приюте слез Венера не смеется. Я счастлив встретить здесь свою супругу.

Да, если я смогу вам стать супругой. Пришли вы исповедаться сюда? Свободны ль вы сейчас, святой отец? Иль лучше мне прийти перед вечерней? Дочь моя, сейчас свободен я как раз. Граф, мы должны одни остаться. О, я не смею вам мешать. Джульетта, за вами я приду в четверг. Пока ж примите священный поцелуй. Запри же дверь и плачь со мною вместе. Всему конец! Ни жизни, ни надежды, ни спасенья! О, Джульетта, твоя беда известна мне.

Не говори, раз выхода не видишь. И если ты не можешь мне помочь, То оправдай меня хотя бы, святой отец. Постой, дитя, я обдумываю шаг, Такой же, впрочем, страшный, как опасность, Которую хотим мы отвратить. Говори же. Послушай, вместо свадьбы с графом В себе нашла б ты силы умереть? Святой отец, чтоб замуж за Париса не идти, Готова спрыгнуть с башни я, Остаться на всю ночь в мертвецкой, Иль лечь в разрытую могилу. Так вот. Иди домой, будь весела И дай согласье стать женой Париса. А завтра, в среду, постарайся на ночь Одна остаться. Кормилица пускай с тобою не ночует. Возьми вот эту склянку и в постели Выпей сразу все до капли.

И мгновенно у тебя по жилам разольется Дремотный холод и оцепененье. Биение пульса сразу прекратится. Ни теплота, ни вздох не обличат тебя. И вот в таком подобьи страшной смерти Ты ровно сорок два часа пробудешь. Чтобы. потом проснуться, как от сна. Тебя, конечно, как велит обычай, Перенесут в старинный склеп фамильный. Я обо всем дам знать письмом Ромео. Когда проснешься, мы с ним будем в склепе. И в ту же ночь, зари не дожидаясь, Он в Мантую с тобой уедет. О, дай мне, дай, я на все готова. Возьми же. Будь твердой и отважной в решеньи этом. Ну что, упрямица, где ты пропадала? Там, где я раскаянью училась В грехе непослушанья вашей воле. Простите. Отныне я покорна буду вам во всем. А, я очень рад, прекрасно. Вот так и следует. Любовь, придай мне силы. Передай это письмо в руки самому Ромео. А-а-а-а-а! А-а-а-а-а! Синьор, синьора, она мертва! Джульетта мертва!

Джульетта умерла, синьор! Джульетта! Джульетта! Джульетта, дитя мое, где ты? Смерть, как мороз, безвременно убила Прекраснейший из всех цветов в саду. Хозяин. Бальтазар! Ну, как синьора? Здорова ли моя Джульетта? Отвечай. Отвечай, что с ней? Умерла, хозяин, умерла. Синьоры тело в склепе Капулетти. Я видел сам, как в склеп ее несли. Звезды, тогда примите вызов мой!

Живи, будь счастлив, и прощай, мой друг. Любовь моя! Жена моя. Смерть выпила мед твоего дыхания, Но красотой твоей она не овладела. Нет, ты не побеждена. Еще румянец красой уста и щеки слабо озаряет. И смерти знамя бледное не веет. И ты, Тибальт, лежишь здесь в саване кровавом. Что больше мог бы для тебя я сделать, Чем этой же рукой, убившей твою юность, Убить и твоего врага? Я пред тобой стою. Прости мне, брат. О милая Джульетта! Зачем, зачем ты так прекрасна? О Небо, неужто смерть бесплотная в тебя влюбилась, Иль страшное чудовище здесь прячет Во мраке, как любовницу, тебя? Так лучше. и я останусь здесь с тобой. Я больше не уйду из этого дворца зловещей ночи. Здесь.

я останусь, С могильными.

червями, что отныне прислужники твои. Любуйтесь ей в последний раз, В последний раз ее обвейте, вы, преддверия души, Запечатлейте долгим поцелуем Бессрочный договор со смертью. Пью за тебя, любовь! Я умираю. с поцелуем. Кто тут? Меня вы знаете, отец. Бальтазар. Давно ль ты здесь? Уж с полчаса. Пойдем со мною в склеп. Не смею я. Мой господин не знает, что я здесь. Постойте. Я пойду один. Мне что-то жутко. О Боже, предчувствую я страшную беду. Прости меня, Господь. Какой недобрый час виною этих роковых событий. Святой отец, мой утешитель. Где мой супруг? Я помню все, и где я быть должна. Знаю в склепе. Где ж мой Ромео? Я слышу шум. Где мой Ромео? О, дитя, уйдем же из гнезда тревоги, смерти, тягостного сна. Другая сила, больше, чем моя, Предупредила нас. Идем, идем отсюда. Подходит стража. Где мой Ромео? Идем, идем, Джульетта. Медлить мне нельзя. Дитя мое, нельзя мне медлить. Джульетта, нельзя мне медлить. Нельзя мне медлить, Джульетта. Что это? Так значит, яд принес безвременную смерть. О жадный! Все, все выпил сам. А мне не оставил даже капли. Тебя я в губы поцелую, Быть может, яд на них еще остался, Он мне поможет умереть. Уста еще теплы. Нет, нет. Я слышу шум. Кинжал Ромео, он так кстати. Зачем, зачем мне ждать? Вот твои ножны! Останься в них и дай мне умереть. Где ж вы, непримиримые враги? Капулетти. Монтекки. Вас бич небес за злость и ненависть карает, И силою восторженной любви Лишил вас радости и счастья. А я за то, что ваш раздор терпел, Утратою родных наказан также. Мы все наказаны. Мы все наказаны! Нет повести печальнее на свете, Чем повесть о Ромео и Джульетте.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но, в основном, потому что люди меня не любят.

Держу пари, что ты тренируешься в спортзале. >>>