Христианство в Армении

Сократить разницу в счете.

При поддержке Государственного кредитного института и Министерства культуры Испании В сотрудничестве с Правительством Каталонии Кинокомпания "Медиапро" представляет Совместное производство с "Фьючер Филмз" Фильм Джауме Роуреса В главной роли Даниэль Брюль "САЛЬВАДОР" В фильме снимались Тристан Ульоа Леонор Уотлинг Джоэль Джоан Ингрид Рубио и другие С участием Мерседес Сампьетро Сельсо Бугайо Леонардо Сбаралья Художник-постановщик Анчон Гомес Оператор Давид Омедес Композитор Луис Льяч Автор сценария Луис Аркарасо Продюсер Джауме Роурес Режиссёр Мануэль Уэрга В последние годы диктатуры Франко по всей Испании пронеслась волна невиданных по размаху выступлений протеста. За время их подавления в тюрьмах оказались тысячи политзаключённых, сотни студентов и рабочих были убиты. Фильм основан на реальных событиях из жизни одного из тех молодых людей, кто не боялся смотреть правде в глаза, когда вся страна стояла на коленях. Барселона, 25 сентября 1973 года. 18:05. Ты куда? Опаздывает на пять минут, значит, не придёт. Это же просто встреча. Подумаешь. Сиди у стойки. Если не придёт через пять минут, значит, вообще не придёт. Заткнись. Мы ждём! А вот и Секретарь. Внимание, он не один. Дёрнешься, пристрелю на месте. -Здорово, Мелкий! Стоять! Стоять, полиция! Не сбежишь, говнюк. Куда намылился, подонок?! Куда?! Я звоню в полицию. Давай, внутрь. Вон отсюда! Проваливайте! В подъезд. Тащи его в подъезд. Вызови людей. Нам нужна помощь. Пошла отсюда! Давай, свяжись с участком! Потерпи, парень. Всё будет хорошо. Скорее, Пакито! Куда его везти? Потерпи, дружище. Только не умирай. Сюда, пожалуйста. Матерь Божья. Освободите коридор! Сожалею, но он умер. Как это умер? Как это умер? Где он, мать его? Сучонок! Тимотео! Да пошёл ты! Чёрт! Что ты творишь? Надо было пристрелить его на месте! Мразь! Вам сюда нельзя. Это преступник. Тяжёлые повреждения головы. Тампон. Пулевое ранение в плечо. Сквозное. И ещё одно в голову. Открой рот. Ещё чуть-чуть. Спокойно. Открывай, открывай. Я её вижу. Открывай. Вот и всё. Что такое? Так это же. Не может быть. Вы его знаете? Конечно, я ходил в школу с его братом. Его зовут Сальвадор. А фамилия? Сальвадор Пуч Антик. Эй, ты. Отойди оттуда. Давай. Ты что, оглох? Вон отсюда, урод! Глянь на него. Как будто ни в чём не виноват, да? А ведь этот ублюдок убил полицейского! Он в изоляторе, и ему запрещено общаться с другими заключёнными. А посетителей к нему пускают? Только родных.

На 20 минут в среду и в субботу. Ты слышишь, папа? Как папа? Хорошо. Он не смог прийти, потому что слегка приболел. Он передаёт тебе привет. Простите, девочки, что втянул вас в это. Ты-то как? Кушать хочется. Тебе пока нельзя. На каталонском не говорить. Только по-испански. Да-да, конечно. Болит? Здесь. Уже нет. Мы приходили в больницу, но нас не пустили. Я знаю. Ты нас слышал? Вы так орали. Нам не говорили, где тебя держат. Меня приковали к кровати. И сразу начали допрашивать. Мы искали тебя по всей больнице, пока не увидели полицейских. Я просто хотел свалить. Убежать. Поэтому выстрелил. Я что, неясно выразился? Говорите по-испански, свиньи! Мы не нарочно. По-испански, или визит закончен! Мы. Мы говорили с Ориолем Арау. Ну, Сальвадор, поскольку я взялся тебя защищать, мне необходимо уточнить некоторые детали. Для начала, как ты вообще оказался во всей этой истории? Подозреваю, так же, как и ты. У нас нет ничего общего. Я просто твой адвокат. Да ладно. Заруби себе на носу: мне не нравятся ни ваши идеи, ни ваши поступки. Как тебя сюда занесло? Я хочу, чтобы ты понял одну вещь. У тебя серьёзные проблемы. Речь не об ограблении или угоне. Ты убил полицейского. Только одного? А тебе мало? Нет. Но тебе-то что? Ты помнишь Энрике Руано? Студента из Мадрида? Пять лет назад полиция взяла его с листовками против Франко, а через два дня после ареста его сбросили с седьмого этажа. Ему было 20 лет. Как и мне. Его убили только за то, что он раскидывал листовки. Помнишь, что началось? Мануэль Фрага ввёл чрезвычайное положение по всей стране. У меня был выбор молчать и продолжать жить с опущенной головой, или же громко сказать: "Хватит!" Вот так лучше. Вернёшься к ужину? Не думаю. Поаккуратнее. Не осложняй себе жизнь. Конечно, мама. К счастью, я был не одинок в своих взглядах. С Хави мы вместе росли. Он постоянно что-то читал и приносил мне кучу книг, запрещённых цензурой. В институте он познакомил меня с одним толковым парнем, Игнаси. Политика вошла в нашу жизнь, но мы не просто боролись с диктатурой мы хотели всё изменить. Покончить со старым миром и создать новое бесклассовое общество. По-настоящему свободное. При этом мы понимали, что одними словами ничего не добьёмся. Тогда я и встретил Ориоля, брата Игнаси. Его было сложно назвать настоящим лидером, но он был прирождённый бунтарь и ничего не боялся. Рядом с ним я тоже научился побеждать страх. Вы убили Энрике Руано! Вы убили Энрике Руано! Сволочи! В полиции ему не поздоровится. Лишь бы с лестницы не упал. Сколько можно это терпеть? Ориоль изложил нам свой план. У него были связи в Тулузе. Он первым предложил взять в руки оружие. Что ты предлагаешь? Уехать во Францию. Найти тех, кто убежал от режима. Создать боевую группу. Тебя чуть не взяли? У меня такая жопа. Правда. Не схватишь! Зато тебя уже взяли за яйца. Он был прав. Заяц сводил меня с ума. Пойдём в кино? Сегодня "Выпускник". Есть идея получше. Друг оставил ключи от квартиры. Можно послушать музыку. Ну да. А что? Не пойду. Почему? Потому что знаю, что будет. И что в этом плохого?

Мне просто не хочется. Не ломайся, заяц. А здесь что? "Функция оргазма". Это что, порнография? Психоанализ. У тебя одно на уме. Заяц, один поцелуй. Не надо. Почему ты такая недоступная? Если дело в таблетках, моя сестра. Да нет же! Мы займёмся сексом, когда нам захочется, а не тогда, когда решил автор этой дебильной книжки. И не тогда, когда друзья дают тебе ключи. Разве они плохо делают? Они думают не о том. А твои подруги о том думают? Спорить не буду. Ты такая старомодная. Зато очень прогрессивно думать только о том, как бы потрахаться. Может, она была права. Не знаю. В любом случае, мы с Зайцем были слишком разные, поэтому вскоре разбежались.

Где-то в то время в квартире Мелкого я стал встречаться с Хави, Игнаси и Джорди. Это ещё один брат Игнаси, он был самым дерзким из нас. Мы хотели создать группу с конкретной целью поддержать наиболее радикальную часть рабочего движения. Успех забастовки, организованной Гарри Уокером, показывает, что рабочий класс способен действовать независимо от партий и профсоюзов. Таким образом, наша задачапробудить в нём классовую ненависть. Во-первых, давая рабочим теоретические знания для укрепления самосознания. Во-вторых, финансово поддерживая их борьбу. Проблема в том, что все деньги лежат в банках. Правительство Карреро Бланко ужесточило репрессии. Одного рабочего убили в Эрандио, троих в Гранаде. В Мадриде погиб каменщик, в Барселоне механик. Пора было переходить от слов к делу. Мы решили действовать, когда Себас и Кри-кри приедут из Тулузы. Как дела? Как дорога? Хорошо. Всё в порядке? Они разные. Они французы и анархисты. И этим всё сказано. Кри-кри спокойный и угрюмый.

А вот Себас родился революционером. Кстати, ты когда-нибудь держал в руках пистолет? Он весит до хрена. По крайней мере, в первый раз. С того момента мы больше не были друзьями, мы стали товарищами по оружию. Себас, также как и я, первый раз участвовал в операции. В Матаро. Не забудь прочитать вслух. А сам не можешь? Ладно, проехали. Что-то не так? Они открываются через 10 минут. Что же делать? Нельзя сказать, что тогда мы сработали профессионально. Но всё приходит с практикой. Стоять! Ни с места! Назад, назад! Ты! Иди сюда! Открой сейф и положи деньги в сумку. Быстро. Стойте там!

Я не считал, что мы грабим банки. Мы экспроприировали деньги, чтобы отдать их рабочим на борьбу с властями. Называй меня Робин Гудом, но я действительно воспринимал всё именно так. Можно и побыстрее! Листовка. Листовка. Ну, да. Конечно. Минуточку внимания. Внимание. Внимание. Мы политики воинствующей организации! Что ты несёшь? Нет. Пардон, пардон. Наоборот!

Мы воины по-ли-ти-чес-кой организации! Целью этой. Целью. Ты заткнёшься? Целью нашей акции является поддержка пролетариата в борьбе против.

Да не смотрите на меня так. Улыбайтесь! Чего вы ржёте? Что случилось? Погнали! Ну, он и говорит: "Не смотрите на меня так, улыбайтесь, пожалуйста!" И сколько взяли?

Девятьсот девяносто тысяч. Неплохо, правда? Ладно, ладно. Себе берём по сто тысяч на расходы: квартиры, машины. Двести пойдут на издание книг, ещё полмиллиона спрячет Игнаси. Сальва, дружище, с почином тебя! Слушаю. Как поживает моя девочка? Сальва! Ты где? У нашего дома. Чур, никому ни слова. Спускайся. Но я в пижаме. Если сейчас спустишься, дам тебе тысячу песет. Тысяча песет. Что с тобой? Боишься? Уже иду. Моя жизнь полностью изменилась. Чужое имя, новая внешность, никаких контактов с семьей. Правила жизни в подполье. Но иногда я их нарушал. Прикольная у тебя пижама. На что смотришь? Ты на себя не похож. Почему ты так оделся? Ты из мафии, что ли? Ты меня разоблачила. Как дела? Карме говорит, что ты рискуешь жизнью. Да? И что ещё она говорит? Что ты прячешься. Это правда? Ты не боишься, что тебя поймают? Меня? Да ни за что на свете! Мы пересекали границу, когда хотели. Через некоторое время у нас уже была своя база в Тулузе. Он сломался. Все обзавелись поддельными документами, крадеными машинами, съёмными квартирами, оружием. Нам что, не нужен печатный станок? На окраине Тулузы есть склад. Водители грузовиков оставляют ключи в машине. Но как мы всё погрузим? Нас мало. А твой брат, Раймон. Он слишком молод. А его друг? Ну да. Из института. Ему всего семнадцать. Мы привели Сырника на конспиративную квартиру. Игнаси провёл с ним беседу о рабочем движении и задал кучу вопросов. Мы хотели убедиться, что парень нас не подведёт. Мы нуждались в людях, нам пришлось взять его с собой в Тулузу. Тогда мы ещё не скрывали своих лиц. Никто не знал нас. Мы были хорошо вооружены. Мы жили без страха. И это того стоило. Наконец-то наши мечты стали сбываться. Теперь мы могли печатать книги и издавать журнал. Мы помогали забастовщикам деньгами. У нас были оружие и опыт. Это был наш звёздный час, и всё шло, как по маслу. Сырник привёл к нам свою тёлку. Клянусь. Я уверена, что они легавые. Мы прозвали её Сырок. Чего ты боишься? Что они повяжут Сырника? Я же сказала, что они были из полиции. -У тебя паранойя, детка. Тогда нахрена вы меня туда посылали? Говорю же вам, банк охраняется. Твою мать! Там пять лимонов в кассе! Ты прикинь! Да ради таких бабок можно и рискнуть! Давайте пойдём их заберём! Прямо сейчас! 16 лет, чего ты хочешь? Совсем ещё зелёная. Ну, ты понимаешь. Но знаешь, нам нужно было её послушаться. Руки вверх! -Живо, руки! Давай же, чёрт! Все на пол! Лежать, я сказал! Экспроприация! Смерть системе! Эй, эй! Там что-то происходит. Спокойно! Полиция! Полиция! Дьявол! Лежать или пристрелю нахрен! Вон они! Стреляй! Беги, я прикрою! Выходите! Эй! Пусти! Пусти! Пусти меня. Вот дерьмо! Уходим! Живо! Нужно уносить ноги. Давай-давай! Быстрей! Валим по-быстрому. Давай! Пошёл, я прикрою! Беги, беги! Поехали-поехали! С того дня всё пошло наперекосяк. Из полицейской засады мы вырвались живыми, но мы ранили какого-то сотрудника банка, так что рано или поздно нас ждала расплата. Вы пошли на дело на своей машине. Ну и что? Она записана на твоё имя. Полиция наверняка засекла номер. -Теперь дошло?! Да ладно! Нет, не ладно. Думай головой хоть иногда. Да срать я на тебя хотел! Ты даже в банке не был! Ты вообще не понимаешь, что это! Ты никогда не рискуешь! Только языком можешь болтать! У тебя мозги заклинило! Заклинило? Да я тебе, сука. Хватит! Хватит! Ни марксизма! Ни анархизма! Тебе просто нравится размахивать пистолетиком. А тебе чего нравится? Тебе чего нравится? Ты что, Господь Бог? Ты не прав. Идите в жопу. Игнаси ушёл из группы, а Джорди попал в полицейские сводки.

Теперь нам пришлось прятаться по-взрослому. За нами охотились. Но нас переполняла уверенность, что мы им не по зубам. Мы стали ещё сплочённее, мы были словно альпинисты, покоряющие в одной связке Эверест. Мы стали надевать маски и перестали шутить. Просто делали своё дело. Не тормози. А после деланикаких посиделок. Все по домам. Ещё надо было поддерживать связь с Тулузой. Этим занимался я. И где же служит твой друг? На Канарах. А ты чем занимаешься? Да так. Ничем. Ты учишься? Вроде того. А живёшь где? Когда где. То тут, то там. Ты никогда не изменишься. Я-то? Никогда. Да, кстати, тебе телеграммы из Франции для меня не приносили? Ну да. Просто поскольку я всё время в разъездах, я подумал, что могу дать твои адрес. Ты не против? А не проще было оставить адрес родителей? Да ладно тебе! Какая разница! Что уставился? Я не думал, что её смогут с нами связать. Бедная девочка, надеюсь, она меня простит. Сальва здорово меня подставил. Ты о чём? 21 июля. Я запомню этот день навсегда. У меня кое-что есть для тебя. Спасибо. Когда свадьба? Через месяц. Ты попрощалась с молодостью? Закрой дверь, чтобы мама не видела. Ну, как тебе? Обалдеть! Это на брачную ночь. Тони везунчик. Съездишь со мной в Сан Кугат? Поможешь мне с вещами, а я тебе покажу квартиру. Это кухня. Красота.

А это наша спальня. Скажи, ты в партии? Нет. Пока нет. Это не обычные телеграммы, я же вижу.

Теперь, когда я выйду замуж и перееду сюда, я не хочу ничего получать. Конечно. Не волнуйся. Это ради Тони. Ты же понимаешь? Давай я отвезу тебя домой. У меня. У меня свидание. Так, подожди. Ты хочешь сказать, между вами ничего не было? Если бы что-то было, я бы здесь не сидел. На самом деле я спешил на встречу с Хави. Мы хотели обсудить планы нашей группы.

Но все мои мысли были о Зайце, и я не знал, как от них избавиться. Принёс телеграмму? Сыграем? Что там? Ориоль ушёл. Тогда нам нужно связаться. Да-да, не отвлекайся! Сальва, осторожней! Всё, хватит! В чём дело? Я сейчас полицию вызову. Вон отсюда! Короче, дело дрянь. В Тулузе вообще беспредел. У рабочих стрём, от денег отказываются. Наша борьба теряет смысл. Игнаси вышел из игры. Я тоже запутался. Мелкий прав. Нам нужно съездить во Францию и встретиться с Ориолем. А где сумка? Дочка, проснись. Вы знакомы с Сальвадором Пучем? С Сальвой? Да, он мой друг. Когда вы его видели последний раз? Сегодня утром. Где он живёт? Не знаю. Как это не знаете? Инспектор. Взгляните, похоже на самодельную бомбу. Это трансформатор от игрушечного поезда, идиот. Я почём знаю?! У меня таких игрушек не было, педрила. Инспектор.

Лежали в ящике. Это моего жениха. Сальвадора? Нет-нет. Тони. Он сейчас служит в армии. Таких патронов нет на вооружении. Он служит на Канарах, в авиации. Так-так-так. Чего ты гонишь? Какой ещё Тони? Он тут причём? Это личные вещи. Это не. Я ничего не знаю. Ваша телеграмма? Ну, он воспользовался моим адресом для. чтобы с ним всегда могли связаться. Инспектор. Это адрес Сальвадора? Я не знаю, где он живёт. Поговорим в участке. Я ничего не сделала. Одевайтесь. Это здесь. Слушайте меня внимательно. Нам противостоит опасная и хорошо вооружённая группировка. При сопротивлении стрелять на поражение, не раздумывая. Теперь они знали, кто мы и где нас искать. Они дышали нам в спину, но нам удалось слинять. Мы забрали только самое необходимое: оружие и деньги. Мы перебрались в квартиру Сырника. Мы познакомились шесть лет назад. Он учился на четвёртом курсе института Марагаль, а я на первом. Мы начали встречаться, но через два месяца решили разойтись. Я о нём ничего не слышала до прошлого года, пока он не появился на пороге моего дома. Он сказал, что был за границей. Потом позвонил и пригласил на ужин. Ну, а дальше началась эта история с телеграммами. Месяца три-четыре назад. Он спросил, можно он будет давать мой адрес. Ты считаешь, это нормально? Он постоянно переезжает. Когда пришла первая телеграмма? На следующий же день. Я позвонила ему. Он забрал её и ушёл. Что было в телеграмме? Не помню. Сколько их было? Не знаю. Пять или шесть. Что в них было? Ну же, что было написано в этих телеграммах? Не знаю. Помню, в одной было написано: "Дедушка заболел, приезжай". И подпись: "Аврора". Эту тоже отправила Аврора. Кто она? Не знаю. Прекрати врать, сука! Честное слово, я. Ещё раз. Когда ты с ним познакомилась? Я же вам сказала. Ещё раз скажи! Будешь говорить, пока мне не надоест, ясно?! Через три дня меня отпустили. Но я была уверена, что мой телефон прослушивают. Сальва по-прежнему не объявлялся. Пока не наступил день свадьбы. Сначала он молчал. Потом я услышала его дыхание и поняла, что это он. Она нервничала. Мы оба знали, что нас слушают. "Поздравляю, Заяц. Я не смогу прийти". "Как дела?" спросила она. "Ты где?" "Во Франции", ответил он.

"У меня дела. Прости. Будь счастлива. Прощай". "Прощай". Это был наш последний разговор. Во Франции нам ничего не угрожало, но мы знали, стоит вернуться пощады не будет. Если схватят, никто не станет разбираться, виновен ты или нет. Мы приняли решение пересечь границу и начать войну. Мы хотели быть виновными. Но моя задачадоказать, что ты невиновен. Значит, мой адвокат настолько наивен, что верит. Мне кажется, ты не тот человек, который может говорить о наивности. Совершенно не тот. Абсолютно. Ладно-ладно, не обижайся, я хотел. Да мы всё поставили на это дело! На нас давят со всех сторон! Мы ради тебя жопы рвём! Если бы у тебя не было шансов, никто сюда бы не полез. Так что не бзди! Ничего себе! У тебя, оказывается, яйца есть. Прости. Я не хотел на тебя кричать. Кричи, не стесняйся. Я, пожалуй, пойду. Тебе что-нибудь нужно? Передашь письмо одной девушке? Маргалида. Клёвая, да? Посмотри. Эй, на нас все косятся. Слов мы не знаем. Озираемся как стукачи. Зря мы сюда пришли. Это была твоя идея. Уходи, если хочешь. Я остаюсь. Бенхамин, два бокала. Одна живёшь? Нет, с подругой. Да? Что "да"? Нет, живу с друзьями. Почему ты так одет? Я со свадьбы. Свадьба? Скукотища какая. Скукотища? Наверно. Когда у тебя день рожденья? 30 мая. А что? Близнецы. Неужели ты веришь во всю эту чушь? Это не чушь. Всё зависит от звёзд. А ты типичный Близнец. Правда? И какие же мы Близнецы? Спокойные. Трудолюбивые. Иногда, правда, пессимисты и зануды. Это знак противоречий. А ещё нетерпеливые. Вы стремитесь жить на всю катушку. Легко адаптируетесь к обстоятельствам, но не любите привязываться, ни к вещам, ни к людям.

Вы хорошие любовники. Нежные и страстные. А что ещё? У вас богатое воображение. Ему разрешают гулять во дворе. Письма на каталонском запрещены. Через день обыскивают камеру, как будто он опасный преступник. Он же убил полицейского. А вот и нет. Он защищался. Он грабил банки. Не для себя же, глупая. Покажи мне его ещё разок. Какой красавчик! У него есть девушка? И не одна. Добрый день. Стакан молока. Вы ведь адвокат? Простите? Ну, этого. Пуча. Я чиновник. Работаю тут напротив. Но это же блядство, нет? Что именно? Защищать убийцу полицейских. Послушайте, я не обязан отчитываться. Да-да-да. Вы не обязаны и всё такое. А кто защитит покойного? В моего клиента всадили две пули. Ему проломили череп. Это чушь. Он убил офицера полиции. А когда полиция стреляет в безоружных, это как?

Это не одно и то же. Конечно, нет. Это же забастовка. Не придуривайтесь. Вам выгодно делать из него пай-мальчика. Счёт, пожалуйста. Бросьте, бросьте я угощаю. Сдачи не надо. Нельзя идти по жизни, шагая по трупам. Скажите об этом Франко. Мы попали в замкнутый круг. Полиция шла за нами по пятам, и теперь каждый был сам за себя. Трудные времена. Наша команда распалась, но мы не могли просто так сложить оружие. Полиция охотилась за нами. А всё происходящее в мире доказывало нашу правоту. Вооружённые силы Чили требуют, чтобы президент республики немедленно сложил свои полномочия и передал всю полноту власти в стране главнокомандующему армией генералу Аугусто Пиночету Угарте. Я готов отдать жизнь ради счастья своего народа. Сальвадор Альенде пытался действовать мирным путём, и теперь. он мёртв. Историю делают простые люди. Мы могли бы жить в горах. На ферме. В Монсени можно снять дом за тысячу песет в месяц. Электричества нет. Но зачем оно нам? Представь, свой огород, куры, дети. Ты любишь детей? Я хочу четверых. Таких же красивых, как ты. Но сначала я хочу съездить в Индию на Гоа. Ты знаешь, что там говорят по-португальски? И на сущие гроши можно жить целый год. Хижины стоят прямо на пляже. А ещё там всегда можно свободно купить пирожки с гашишем. Представляешь?! Рай на земле. Ты бы поехал туда со мной? Подай мне сигареты. В сумке. Говорят, это другой мир. Он полностью меняет мировоззрение. Меня разыскивает полиция. Тебя? За что? Не зато, о чём можно сожалеть. Через два дня приехали Ориоль и Джорди. У них была идея фикс ограбить банк на границе с Францией. Мы собираемся брать банк в Бельвере. Мы зайдём и выйдем. Нам нужен только водитель. Другую машину спрячем в лесу. Поменяем тачки и свалим во Францию. Всё пройдёт на "ура"! Сальвадор, что скажешь? На границе усиление. Кри-кри? Нет, я пас. Идея откровенно дурацкая, но Ориоль упрямился до последнего. Нам нужны бабки. А там как раз хватит на новое оружие. Прекрасно. Тогда мы пойдём с братом вдвоём. Правда, Джорди? Так дела не делаются. Может, ты меня ещё учить будешь, как делаются? Да пошёл ты на хер! Сам иди! Эй-эй-эй! Потише, потише! Я с вами. Спасибо, Сырник. Это был чудовищный провал. Сначала перестрелка в банке, потом сломалась машина. Им пришлось делать ноги через горы. Джорди удалось прорваться. Остальным не повезло. Стойте! Я сдаюсь! Не стреляйте! Их отвезли в комендатуру при жандармерии. Но в дело быстро вмешалась спецбригада по политике.

Посмотри, кто тут у нас. Ладно. Хватит. Поднимайся, ты просто упал. Давай, вставай, я тебя не трону. На следующее утро они уже были в доме родителей Сырника и забрали Сырка. На, перекуси. Оставаться в Барселоне было безумием. Мы решили, что первым во Францию уедет Мелкий. Он не прятался, жил у себя, поэтому рисковал больше всех. Стоять! Лицом к стене! К стене, я сказал! Руки. Руки! Ты звонил ему домой? Да, он не отвечает. Так, где у нас явка? В баре "Фуникулёр"? Да, в шесть часов. Мне это не нравится. Если его взяли. Успокойся. Мы пойдём с тобой. Мы решили разделиться: Хавьер пошёл пешком, а мы на машине. Жди здесь. Я мигом. На первый взгляд, всё шло нормально. Роковая. Стоять, полиция! Не сбежишь, говнюк. Куда намылился, подонок?! Куда? Вон отсюда! Проваливайте! В подъезд. Тащи его в подъезд. Вызови людей. Нам нужна помощь. Пошла отсюда! Обыщи его. У него пушка.

У него ещё ствол. Пакито! Пакито! Тебе конец, паскуда! Ты что?! Сдурел? Только не это! Не дай бог! Пако! Что было дальше ты и сам знаешь. Мой коллега встретится с доктором Бархау. Когда привезли полицейского, я сразу понял, что его не спасти. Это был тяжёлый огнестрел. Они орали как ненормальные. Потом привезли парня. Помню, я подумал, они его добьют. Сколько пуль было в теле полицейского? Пять или шесть. В протоколе вскрытия написано -три. Мой подзащитный сделал всего четыре выстрела. Нет-нет-нет. Пять или шесть. Как минимум. Доктор Бархау согласен выступить свидетелем. Кроме того, мы будем добиваться, чтобы суд принял во внимание протокол вскрытия, сделанный в морге, запись из журнала приёмного покоя больницы, а также данные баллистической экспертизы. Я хочу доказать, что полицейский умер от пуль, выпущенных из разного оружия. По-моему, у нас неплохие шансы. Кстати, сюда перевели Ориоля и Сырника. У мамы мигрень, но она придёт в субботу. Дядя передаёт тебе привет. Пап, ты как? Я? Как видишь, в порядке. Спасибо. Основная вина, что мой сын стал исповедовать анархистскую идеологию, лежит на самой власти. Хосе Луис. поскольку она предала идеалы, за которые я сражался и ради которых погиб мой отец. Будь добр. То, что сейчас происходит в моей семье, является всего лишь бледным отражением тех процессов, что идут в нашей общей семье Испании. Я прочитал твоё заявление для прессы. Мне пора. Я хотел быть похожим на тебя. Вчера первый раз выпустили этого Круиффа. Четыре мяча забили "Гранаде", как на тренировке! Ничего-ничего. Когда они будут играть на выезде, он узнает, что такое испанская защита. Ему быстро отобьют желание пижонить. Ты посмотри. Верхушка "демократической оппозиции". Скорей всего их взяли ночью в церкви во время очередного "съезда". Небось довольные. Кавалеры ордена "Жертва режима". Поговорим с ними? Мы им до фонаря. Ты с ними поаккуратней. Придёт день, и они станут нашим начальством. ветчина, шоколад. Неплохо устроился, я смотрю. Много болтает о рабочем классе, а сам любит сладкую жизнь. Маменькин сынок, играющий в революцию. Ну чего, доигрался? Убил человека. 23 года ему было. щенок грёбаный. Это письмо отцу. Вижу. Гордится тобой. Раз не приходит навестить. Что ты сказал? Не провоцируй меня, падаль! И обращайся на "вы". Понял? На "вы"! А то голову тебе отрежу, мразь! Ладно. Пошли. До завтра. Дети всегда понимают родителей намного лучше, чем думают родители. Я представляю, какой это был удар для тебя, когда ты узнал, что меня арестовали после жестокого боя. Я уверен, ты до сих пор мучаешься вопросом, всё ли ты сделал, чтобы твой сын вырос хорошим человеком и выбрал свой путь в жизни. Тебе не в чем себя винить. Ты воспитывал меня, как тебе подсказывала совесть. Спасибо тебе зато, что ты никогда мне не врал. Каждый человек должен сам отвечать за себя. Ты меня этому научил. Сейчас меня обвиняют в серьёзном преступлении. Я буду сам за себя отвечать. Отвечать всегда тяжело. Я не хочу писать тебе о тюрьме. Не верь газетам надо мной здесь никто не издевается. Мы очень много с тобой спорили о политике. Но сейчас я хочу. я хотел бы, чтобы ты признал мою правоту. Чтобы ты согласился со мной не только как отец, но и просто как человек, который через многое прошел и никогда не менял своих убеждений. Ты, конечно, можешь назвать меня бесчувственным. мальчишкой. Ты знаешь, что я не люблю выворачивать душу наизнанку. Поверь, я пишу тебе о моём самом сильном переживании в жизни. Я никогда так сильно не хотел, чтобы ты меня понимал, как сейчас. И, наверно, никогда в жизни я не смогу для тебя открыть своё сердце ещё больше, чем сейчас. Ты должен понять, насколько для меня всё это важно. как бы больно тебе не было, ты постараешься поставить себя на моё место. Навсегда твой сын, Сальвадор Пуч. Бросайте, может попадёте. Промазал. Даты сам ещё ни разу не попал. Сгоняем? Чего так? Слабо? Слабо с тобой, сосунком? Дай-дай. Дай мяч. Дай мяч, чёрт! Везуха. Везёт сильнейшим. Чё, правда? Сейчас увидишь. Продолжаем. Завтра реванш. Посмотрим. Ты всё время читаешь. Это "Илиада". Про жизнь Ахиллеса. А, помню. Его убили в пятку. Он был героем. Он пошёл на Троянскую войну, зная, что погибнет, так ему предсказала мать. Но ещё он знал, что смерть сделает его бессмертным. Бред какой-то. Когда закончу, могу дать почитать. Нафига она мне? Ну, не знаю. Сыну отдашь. Мой сын. Он плохо читает. Как это плохо читает? Не то чтоб не умеет. Просто. он путается в буквах. Он дислексик? И левша. Но мы это исправим. Зачем? Пусть пишет той рукой, какой хочет. А ты-то откуда знаешь?! Потом он говорит: мой брат психиатр. Если хочешь, могу у него спросить. У дислексиков голова работает по-другому. То есть, раз они мыслят картинками, им сложно понимать и буквы, и целые слова. Они легко отвлекаются. Но если с ними специально заниматься, они могут отлично писать, читать, учиться. Они могут стать врачами, архитекторами. Да кем угодно. Как любой другой человек. Так и сказал. Какой-то он не такой, да? "Прокурор требует двух смертных приговоров для Пуча Антика". Мы такую кашу заварим! Подключим церковь, политиков, профсоюзы. Я не хочу в это влезать! Я хочу выйти отсюда живым. Ты слышишь? Я не хочу стать буквами на граните. Брось, Сальва. Это только предварительное слушание. Да, согласен, они требуют смертной казни. И что? Ты не представляешь, что там снаружи творится. И не только здесь. Мы соберём пресс-конференцию. О тебе заговорит вся Европа. Думаешь, сейчас, когда Испания рвётся в Общий рынок, они посмеют приговорить тебя к смерти? Кишка тонка. Должно случиться что-то из ряда вон. Мы ведём наш репортаж с места теракта, и сейчас я задам несколько вопросов свидетелям покушения.

Мы узнаем неизвестные подробности и поделимся с вами эксклюзивной информацией. Небось доволен, да? Они убили Карреро Бланко. Карреро Бланко? Боевики из ЭТА. Подложили бомбу. Твою мать! Ты чего? Этой бомбой они и меня убили. Но ты же никак не связан с терактом. Ну и что, Карме? Им нужен козёл отпущения. И вот он я. Да ладно, Сальва. Вот увидишь. Послушайте меня. Пусть Мерсона на время уедет в Нью-Йорк к Киму. Она не захочет. Плевать. Я не хочу, чтобы она всё это видела. 9 января 1974 года. Надеюсь, всё обойдётся. Спасибо. А где ваш муж? Болтает с кем-то. Мы же с тобой воевали в России. Всю жизнь боролись с коммунизмом. Я не говорю, чтобы их отпустили. Но они же ещё дети. Хорошего не жди. За убийство Карреры захотят отомстить, а эти ребята, особенно Пуч, вылитые мальчики для битья. Ты посмотри на состав суда. Объявляю слушание открытым. Сколько дали Сырку? Шесть лет. А Сырнику? Тридцать. Ну а мне? Смертная казнь? Но только одна. За полицейского. Я легко отделался. В некотором роде, да. Потому что в деле ничего нет. Они не заслушали наших свидетелей. Наплевали на заключение психиатра. Отказали в проведении баллистической экспертизы, но приобщили к делу протокол вскрытия, проведённого в отсутствие адвоката, судьи и прокурора. У нас есть три дня, чтобы обжаловать приговор в Верховном военном суде. Мы уже готовимся. Сальва! Она ни в какую не хочет уезжать в Нью-Йорк к брату. Оставишь нас на минутку? Я так и не сказал тебе "спасибо". За что? За ботинки. А! Понравились? Прикольные, правда? Закрой глаза. Закрой. Я же закрыл. Закрой глаза и представь, что мы не в тюрьме. Где хочешь. Ну же. Дома, на крыше. Кто там ещё? Монтсе, Карме, Имма, Да, он тоже там! Скучаешь по нему? Нью-Йорк фантастический город. Ты не представляешь, какой он огромный. Повидалась бы с племяшкой. Тогда почему не едешь? Хочу быть рядом с тобой. Потрясающее путешествие! Барселона. Аэропорт. Ты чувствуешь пустоту в желудке. На одно мгновение. И всё. Бай-бай, дарлинг. Тебя же не убьют, обещаешь? Что за глупости? Стали бы они меня тогда лечить? Логично. Апелляцию рассмотрят в Мадриде в первую неделю февраля. Давай будем оптимистами. Неважно выглядишь. Наверное. Курю слишком много. В общем, твои друзья передают тебе привет. Мы знаем, как тебя повезут.

По дороге в Мадрид мы устроим побег. Нападение на конвой это огромный риск. У нас есть люди. Нам не привыкать. Сальва боится, что его убьют при попытке к бегству.

А что его ждёт, если мы его не вытащим? Выйди на улицу. Выйди и посмотри. Видишь хоть одну демонстрацию? Где забастовки? Где оппозиция, где Церковь? Кому вообще есть до него дело? Эти козлы его убьют. Побега не будет. Ну, всё. Вчера "Барса" забила пять мячей "Реалу". И это на "Сантьяго Бернабеу". Здорово. Ты не любишь футбол? Раньше любил. Я был вратарём. Обычно никто не хочет вставать на ворота. Но кто-то же всё равно встаёт. То же самое говорил мой отец. Он, как и я, работал в тюрьме. Наверное, он тобой гордится. У вас уже тюремная династия. Он тоже грабит банки? У него магазин бытовой химии. Но дела идут всё хуже и хуже. Ни разу к тебе не пришёл. Я паршивая овца в семье. Зато мой брат примерный сын. Толковый. Учится на отлично. Работает в Нью-Йорке. Классный чувак! Неужели причина только в этом? После Гражданской войны мой отец попал в концлагерь. Во Франции. Он прошёл через ад. А когда вернулся, его приговорили к расстрелу. Его помиловали в самый последний момент, за минуту до смерти. Он так и не пришёл в себя. Моя мать говорила, что вышла замуж за одного человека, а живёт с совсем другим. Отец прожил в страхе всю свою жизнь. А это кого хочешь надломит. Всего несколько телеграмм с просьбой о помиловании. Ничего больше. Председателю парламента, принцу Хуану Карлосу, тому же Франко. Это не поможет. Но папа. Я слишком устал. "Я, отец Сальвадора Пуча Антика, осуждённого на смертную казнь, прошу Вас проявить к нему сострадание и отменить приговор. В надежде на Ваше справедливое решение". Подпись: Хоакин Пуч. Отправь, пожалуйста. А ведь он прав. Это ничего не изменит. У власти долбаные шулера с крапленой колодой. Ясно, какой будет приговор. Но мы будем бороться до последнего. До конца. Выслушаешь меня? Нет. Я сыт по горло этим дерьмом! Только не говори мне, что он не убийца. Сначала под его бомбами гибнет миллион вьетнамцев, а потом он заключает мир и получает Нобелевскую премию. Офигеть можно. А ещё убивает Альенде и ставит Пиночета. Бог им судья. Да ты чего? Тебе наплевать? Мне и без того проблем хватает. Я одного не пойму, как такой умный парень, как ты, добрый в душе, смог взять в руки пистолет и. Правда, не понимаю.

И посмотри, чем всё закончилось. Ты в тюрьме. Ты тоже. Я здесь не сижу. Ты здесь живёшь. Это разные вещи.

Как сказать. Говорят, посади пса на цепь сам на цепи окажешься. Болтаешь ты много, а партию продул. Они оставили в силе вердикт. Верховный суд. Теперь Совет министров подтвердит приговор, и. Одна надежда на помилование. Я не могу поверить. Мы. Мы сделали всё, что. Сальвадор мне как. Молчи. Прошу, молчи. Ничего не говори. Не надо слов. Поплачь. Сегодня по телевизору вместо кино показывают бокс. Замечательно. Принеси колбасу. Пятница, 1 марта 1974 года. "Не трогать. Это Сальве". Во сколько завтра игра?

В девять. Тогда встречаемся в тюрьме. Вечером я иду в кино. На что? Ещё не знаю. Я возьму. Привет, Ориоль. В тюрьме? Чего надо? Тебе следует покинуть камеру. Я обязан сообщить вам. Простите, не могу. Сальва, послушай. Ещё не всё потеряно. Коллегия адвокатов за нас. Я приведу твоих сестёр. Совет министров. оставил всё без изменений. У нас есть 12 часов, чтобы отменить решение. Доволен? Мы прорвёмся. Тебя помилуют, вот увидишь. Я должен идти, меня ждут твои сёстры. Не приводи Мерсону. Сальвадор. Конченые скоты! Брось. Надежда умирает последней. Имей в виду, что если тебе нужен нотариус. Нотариус? Для чего? Написать завещание. Или священник. Подумай как следует. Нет, блин! Притащите священника, я такой хай подниму! Не дури. Тебе надо с кем-то поговорить. Есть только один священник, кого я уважаю. Падре Манеро. Он единственный, кому я верю. Мы можем его позвать. Оставьте его в покое. Если хотите мне помочь, дайте бумагу и ручку. Не положено. Принесите всё, что он просит. А вы найдите этого священника. Пио Кабанильяс провёл пресс-конференцию.

Франко помиловал жандарма, но оставил в силе два других приговора для поляка. Хайнца Чеза. И Сальвадора. У нас меньше восьми часов. Нельзя терять время. Любой контакт, любой человек, который мог бы нам помочь. Обзвоните всех: политиков, министров, знаменитостей. Больше нечего ждать. Нужно остановить казнь любой ценой. Дорогой Ким. Плохие новости. Скоро меня убьют. У меня сейчас плохо получается собраться с мыслями. В эти мгновения я думаю о том, за что всю жизнь боролся, и о том, во что свято верил. Извини, но письмо должно быть на испанском. Просто. Такие правила. Оставь его. Какая разница. Но, Хесус. Пожалуйста. То, что они делают, тупая месть. Мне противно, просто противно. Антонио Лопес Герра. Хочешь кофе, чай? Нет. Сигарету. Сейчас принесу. Хорошо. Не волнуйтесь. Они сжалятся надо мной и отпустят. Мы знаем. Арау поехал в Коллегию адвокатов. Отлично. Как папа? Пеп отвёз его в Вилафранку к дяде. Замечательно. А Мерсона? Бедняжка. Она очень хотела прийти, но мы не разрешили. Всё правильно. Молодцы! Где она сейчас? В гостях. Со своим парнем, да? Умница! Прекрасно. Подойдёт. В самый раз. Мне нужен брусок вот такой высоты и табуретка. Ты помнишь? Твоя свадьба. Здорово погуляли. Точно. Посмотри на своё лицо. Ну и видок! Салезианцы. Наша футбольная команда. Ты выиграл кубок. Нет-нет. Кубок был по гандболу. Вся коллегия собралась. Мы обзваниваем всех подряд. Улоф Пальме, Вилли Брандт, Папа Римский. Я пришёл узнать, не нужно ли вам чего? Ну, тогда я вернусь попозже. Подожди. Его же не казнят? Не переживай. Всё будет хорошо. Минутку! Ты же сестра Пуча, да? Знаешь, что такое гаррота? Нет? Ну, так я тебе объясню. Слушай. Это такое железное кольцо, которое закрепляют на шее, как ошейник. А сзади вставляют болт, вот такой толщины, и закручивают, пока позвоночник не треснет. Хрясь! Чтоб ты сдох. Франция. Консульство Испании в Тулузе. Получай, Франко! Умрите, твари! Поехали, поехали! Годится. Теперь можно и яму выкопать. Настоятель монастыря Монсеррат и Хоакин Руис-Хименес звонили в Ватикан. Судя по всему, Папа пытался связаться с Франко, но старый хрыч сказал, чтобы его не будили. Доктору Пучверту сказали то же самое. Что будем делать? До Ньето Антунеса дозвонились? Продолжайте звонить! Ты куда? Не знаю. Который час? Почти четыре. Прошу прощения. Имма, можно тебя на секунду. Что случилось? Есть новости? Нет, Имма, они.

Они спрашивают, есть ли у вас место на кладбище. На кладбище? Да, на кладбище. Если ваша мать умерла в прошлом году. Ублюдки бессовестные! Как вы смеете?! Это ради вашего же блага. Если у вас нет места, придётся похоронить вашего брата в общей могиле. Если вы его убьёте вам его и хоронить! "400 ударов". Видел этот фильм? Нет? Он про мальчика, у которого мерзкие родители и куча проблем. Он прогуливает уроки, ворует по мелочам. Его отправляют в исправительную школу, а он и там не меняется. Но не унывает. Никогда. Ни за что. В конце концов он сбегает оттуда и бежит, бежит, бежит. И останавливается у самого моря. Потому что он никогда не видел моря. Он заходит в воду и смотрит прямо в камеру. Улыбаясь. Он счастлив. Он говорит: "Я добежал!" Ничего нового. Арау поднял на ноги всю Барселону. Как страшно! В тюрьме замкнуло проводку. Короткое замыкание. Мне опять нужно в туалет. Опять? Расслабьтесь, я не сбегу. Ну, ладно. Сейчас приду. Ты что? Я не буду плакать. Не хочу, чтобы он видел слёзы. Имма, дорогая. Его убьют. Его вот-вот убьют. Да нет же, нет! Замолчи! Неужели ты не видишь? Нет. Ты не понимаешь. Мама этого не допустит. Она молится за него на небесах. Мама его защитит. Как себя чувствуешь? Терпимо. А ты? Спать не хочешь? А я с ног валюсь. Надеюсь, мой старик обо мне вспомнит. Конечно, вспомнит.

Особо не рассиживайся. Спасибо, что пришли. Падре Манеро. Мне так неудобно. Вас вытащили из постели. Ну, ты как? Нормально. Недолго осталось. Ты ни в чём не хочешь покаяться? Облегчить свою душу? Спасибо, падре. У меня легко на душе. Суббота, 2 марта 1974 года. 7:00. Извините. Вам пора уходить. -Тебе тоже, Арау. Послушайте. Я никуда не уйду. Он мой подзащитный, я имею право здесь находиться! Ты пока можешь остаться. Но они должны уйти. Уходите? Да. Нас выгоняют. Девчонки, не волнуйтесь. Мы будем рядом в кафе. Правильно. Попейте кофе. Скоро увидимся. Мы быстро. Не спешите. С тобой останется Арау.

А теперь и ты должен уйти. И не подумаю. Я имею право остаться. Это приказ. Видал я твои приказы! Арау, не создавай проблем. Я его адвокат! От меня-то ты чего хочешь? Послушай. Ещё не всё потеряно. Слышишь? Не всё потеряно. У нас есть шанс. Но сейчас мне нужно идти. Я сделаю пару звонков. Прощай, фантазёр. Мы остались вдвоём, падре. Время пришло. Сальвадор, помни: Бог любит тебя. будьте добры. У тебя есть последнее желание. Где это будет? Где и как вы меня. Тебе хорошо заплатили? Вам всем хорошо заплатили! Жопа какая! Вот это настоящая жопа. Поздравляю. Ты добился своего. Давай-давай, быстрее кончим. Сажайте его. Сажайте. Капюшон одеть? Так, пожалуйста, отойдите. Отойдите, пожалуйста. Отойдите. Будешь говорить последнее слово? Ничего не скажешь? Ну всё, я закончил. Сволочи! Заткнись! Сволочи! Заткнись! Франко убийца! Уберите его! Франко дьявол! Убрать его отсюда! Живо! Скотина! Франко скотина! Сальвадор! будьте добры. Он ещё жив. Иногда бывает. Подождём.

Тайм-аут! Тебе плохо? Они убивают моего брата. Тогда беги быстрей к нему! Беги! Беги! Он ещё дышит. Проявляйте уважение! Подождём ещё немного. Потрясающее путешествие. Ты чувствуешь пустоту в желудке. На одно мгновение. Бай-бай, дарлинг. Время смерти? Они убили Сальвадора Пуча Антика! Синьоры, я. Примите мои соболезнования. Засунь их себе в жопу. Дорогой Ким. Ты не представляешь, каким сильным и смелым был наш Сальвадор. Мы видели его в морге. Если не знать, можно подумать, что он просто уснул. Он совсем не мучился, и это меня утешает. Потом у меня в голове всё смешалось. Заупокойные мессы прошли невероятно проникновенно. В Барселоне каждый день молились за Сальвадора. Ты не поверишь, храмы были переполнены. В соборе святого Хусто после службы священник взял в руки микрофон и сказал: "Я человек верующий, и считаю, что произошла чудовищная несправедливость Иисус тому свидетель". Сальвадор, твоя смерть не напрасна! Все, кто пришёл в церковь, аплодировали очень долго. Мы аплодировали до тех пор, пока нас не попросили остановиться. На похороны пришли полторы тысячи человек. Все с красными цветами. Полиция, конечно, оцепила кладбище. Пустили только семью и близких друзей. Как всегда, они били и арестовывали всех подряд. Мне кажется, Сальвадору удалось всех нас встряхнуть. Мы перестали быть равнодушными. Люди начинают по-другому смотреть на власть, что для нашей говенной страны уже немало. Семья Сальвадора Пуча Антика до сих пор добивается отмены приговора.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Наверное, вы встали среди ночи, чтобы приготовить его.

Не нужно меня подбадривать. >>>