Христианство в Армении

У нас его и так достаточно.

Перевод: AdmiralPiett Рада познакомиться. Шеф срочно должен был выехать в Куала-Лумпур. Позвольте мне быть вашим гидом. Не хочется утруждать вас, но других друзей здесь у меня нет. Тесты по селекции фруктов закончены. Я свободен. Ваш шеф обещал помочь мне найти Сандакан № 8. Могли бы это сделать вы? Да. Он на Третьей улице.

Вот мы и на месте. Это здесь? В чём дело? Но это новое здание. Старый Сандакан № 8 сгорел. В конце войны. Это было тремя годами ранее. Я тогда изучала историю женщин на Кюсю. В частности историю проституток, известных как «караюки-сан». У меня там была подруга, художница. Она пригласила меня в Амакусу, откуда большинство девочек были вывезены нелегально. Я зря потратила время. Никто не рассказал мне ничего о «караюки-сан». Что у вас есть перекусить? Мы проголодались. Лапша или обжаренный рис? А что побыстрее? Лучше обжаренный рис. Он его быстро делает. И потом целый день есть не захочется. Обжаренный рис. Две порции. Госпожа. Возьмите. О! Это хорошие сигареты, спасибо. Сигареты — моя страсть. Вы живёте в этом районе? Нет, я живу в посёлке Сиоя, в горах. Я плохо понимаю диалект Амакусы. Но вы говорите понятно.

Естественно. Родилась я здесь, но ещё ребёнком уехала за границу. Меня любой поймёт. За границу? В Америку? Нет, не в такую хорошую страну. Поняла! Вы были «караюки-сан»! Спасибо. Возвращайся на последнем автобусе. Сделай несколько набросков. Хозяин, я возьму какой-нибудь сок. Госпожа! Госпожа, вы забыли вот это. Спасибо. Вы очень милая. Вы возвращаетесь в посёлок Сиоя? Я тоже иду этой дорогой. Пойдёмте вместе? Правда? Конечно. Лягушка! Не смей пугать старушку! Дома у меня беспорядок, но, может, зайдёте ко мне? Её дом был на окраине посёлка. Тама, Ми, Черныш! Кис-кис-кис! Простите меня, я задержалась. Сколько у вас кошек! Их бросили. Но жить-то им как-то надо. Бедные зверюшки. Входите. Не беспокойтесь. Я взяла с собой сок. О-Cаки, ты дома? А это вы, Томи и Канэ! Ты в храм ходила? Пожалуйста. Здравствуйте.

Кто же это такая? Это жена моего сына. Она писем не пишет, не нам чета. Приехала без предупреждения, сюрприз мне сделала. Так вы, значит, Тосико? Я слышала, что вы очень добры к моей свекрови. А где же ваши дети? Она оставила их дома, в Киото. Поэтому вечером ей придётся вернуться домой. Занятая, значит. И нам нечего долго здесь засиживаться, О-Томи. Мы пойдём. Если устала, ложись и отдохни. Я тоже вздремну. Я для неё просто незнакомка, случайная прохожая. Зачем она сказала этим женщинам, что я жена её сына? Мне пора идти. Спасибо. Спасибо, что зашла. У меня такой запущенный дом, а ты всё равно зашла. Здесь так грязно, даже мой сын сбежал отсюда. И больше никогда не приходил. А его жена ни разу не написала мне. А ты, незнакомка из Токио, зашла и даже прилегла отдохнуть. Если снова будешь в Амакусе, заходи ко мне. Я не забуду тебя до самой смерти. О-Саки, старая «караюки-сан», пережила невообразимые страдания. Её искренность тронула моё сердце. Я хотела узнать, какие муки она пережила. Как прошла её полная событиями жизнь. Я поговорила об этом с мужем. Он пишет детские рассказы. Он сказал, что мне придётся жить у неё, пока она не расскажет. Для женщины это нелёгкая задача. Нет! Эта задача только женщине и под силу! Мы обо всём договорились. И спустя месяц я вернулась, чтобы встретиться с О-Саки. Мне захотелось снова вас увидеть. Я рада, что ты вернулась. Проходи. Ты ужинала? Да, спасибо. Мне кажется, ты немного пополнела. Неужели? Тебе так лучше. Я только хотела спросить. Ты ведь на этот раз погостишь подольше? Наверное, и правда погощу подольше. Конечно, можно. И это было всё, что О-Саки спросила у меня. Ты, наверное, устала. Давайте я сама постелю постель. В этом футоне не обычный хлопок. Сначала его надо взбить, вот так.

Я привезла его с острова Борнео. Называется «капок». С Борнео? Тебе нужна подушка. Я возьму вот эту. — Спокойной ночи. — Спокойной ночи. Матрас «караюки-сан»… Великий Будда! Бог Солнца! Бог морей! Молю тебя, защити семью моего сына от болезней.

Защити их от дорожных происшествий! Мы ели только перловку и вареный картофель, посыпанный солью. Это всё, что у нас было на целый день. Спасибо. Госпожа Китамура. Заказное письмо. Моя печать… Хороший день. Сын из Киото денег прислал. Обычно они приходили раньше. Я так волновалась. Хвала небесам! Вы на это живёте целый месяц?

Ладно, пойдём поздороваемся. Раз ты у меня живёшь, надо представить тебя соседям. Только я сначала хотела сходить… В туалет. Где он? У нас такого нету. Иди на задний двор. Подглядывать некому. Не бойся. Та косыночка вам очень шла! Куда это вы вчера так торопились? Все уже знают, какая красотка вчера на автобусе приехала! А ты уже и глаз успел положить? Будем друзьями! Дождь начинается. Это жена моего сына. Будьте с ней ласковы. Я знаю, что вы помогаете моей свекрови. До свидания. Может, сфотографируемся? Сфотографироваться? Попросим, чтобы он нас сфотографировал! Было бы здорово.

Я однажды фотографировалась на Борнео. Это было 50 лет тому назад. А он нас сфотографирует? Я пойду спрошу. Извините, пожалуйста. Вы не могли бы нас сфотографировать? С удовольствием. Ракушки. На полях здесь одни камни. Только картошка растёт. И рыбы здесь совсем мало. Поэтому приходится уходить подальше от острова. Уходить куда? Раньше ходили через море в южную часть Тихого океана. Так вы попали на Борнео? Сколько вам было лет? Почему ты спрашиваешь? Что тебе до этого? Я никогда не была на Борнео. Просто любопытно. Ветер поднимается. Пойдём домой. Я и не надеялась, что она легко расскажет свою историю. Но прошла уже целая неделя. Кто здесь? Это ты, торгаш? Какая разница, ты же ведь на продажу, верно? Это не шуточки! Может, ты и хорошенькая, но задаваться нечего! Бери пример с Саки. Что с вами? Мужчинам доверять нельзя. Что бы ни случилось, никогда не влюбляйся. Когда влюбляешься, становишься слепой.

Все мужчины одинаковы. Уж я-то знаю. Это я уяснила. В Сандакане. В Сандакане? Ребёнком меня отправили в город. Хочешь услышать мою историю? Тогда я начну с самого начала. Я родилась в бедной семье в Амакуса.

[1907 год.] Потом умер мой отец. Он заложил наш дом и землю. Нам пришлось переселиться в маленькую хижину. Мы все тяжело работали. И моя мама, и брат. Потом у моего дяди умерла жена, и он сделал предложение моей маме, своей невестке. Бедные дети! Я понимаю, каково вам. Но если вы откажетесь жить с дядей, он разозлится. И мама ваша будет волноваться. Я за вас тоже переживаю. Но вы можете жить самостоятельно. Почему бы тебе не поработать на угольной шахте? Получал бы 30 сэн в день и жил бы в общежитии компании. Как О-Cаки? О-Cаки могла бы поехать работать за границу. За границу? Беспокоиться не о чем. Будешь там носить красивые платья, и есть будешь досыта. О-Cаки, ты и вправду согласна ехать за границу? А сколько заплатит Тародзо? 300 иен. Я буду рада поехать.

Я стану высылать тебе деньги. И ты сможешь выкупить назад наш дом и землю. Станешь человеком. Вот, это тебе. Наденешь его завтра и поедешь за границу.

Потом я узнала, как нелегко ей было сделать это кимоно. Её мужу это не нравилось. Она одолжила пряжи и ткала ночи напролёт. Она не спала много ночей. Полотно пошло на этот футон. Это было кимоно, но потом я сделала из него футон. Ну, нам пора. Увижу ли я тебя когда-нибудь? Мне надо бежать. Берегите себя! «Караюки-сан» прибывали из Амакусы и Симабары. Их перевозили на иностранных судах, гружённых углём. Это была контрабанда, конечно. Амакуса — Тилунг — Гонконг Сандакан был самым большим портом в Британском Борнео. Население — 20 000 человек. И только 100 японцев. Сюда заходили корабли из многих стран. В городе было девять японских публичных домов. Они назывались «номер 1», «номер 2» и так далее. Дом Тародзо был «номером 8». Туда он нас и отвёл. Сначала мы не брали клиентов. Мы были служанками у проституток. Хозяйка! Хозяйка! Что случилось? Хозяйка, этот Ядзима — просто ужас! Намиловался сполна, никуда не торопился. Я ни минуты не спала. Устала — сил нет. Что это? Увидишь. Я очень внимательно слушала её историю. Я запомнила каждое слово. По утрам, когда оставалась одна, я записывала её рассказы и посылала записи мужу в Токио. Тайно, почтой. Спасибо, что подождала. Прошёл год, настало лето. Я как сейчас помню тот день. Было жарко и душно. [1914 год. Лето.] Присядь. Я сделаю тебе причёску. Что случилось? Вы уже не дети. Вы женщины. Хозяйка, не трогайте мои волосы! Ты должна. Должна выглядеть красиво. Ты на продажу. На продажу? Что мне надо будет делать? Ложиться в постель с клиентами, как Ояэ. Ни за что! Я ни за что не лягу с ними в постель! Не ляжешь? А зачем, ты думаешь, тебя сюда привезли? Вы нам этого не говорили! Мы не давали согласия быть шлюхами! Правда, Охана? Юкиё? Скажите же что-нибудь! Я отказываюсь! Вы не можете меня заставить! Тогда отдавай назад две тысячи иен! Сейчас же! Вы дали моему брату только две сотни! Думаешь, ты такая умная? Успокойтесь, у вас будет сердечный приступ. Заткнись! А дорога и еда за целый год, думаешь, ничего не стоят? Ты в долгу как в шелку! Две тысячи иен! И расплатишься ты своим телом! Ни за что! Беспокоиться не о чем. Все женщины через это проходят рано или поздно. Никаких слёз в твою первую ночь. Пойдём, он хороший человек. Разве ты не понимаешь? Думаешь, ты красиво выглядишь в этих лохмотьях? Я больше никогда не буду этого делать. Я не проститутка. А что ещё ты умеешь делать? Выйдешь замуж за местного? Всё равно придётся с ним в постель ложиться. Никакой разницы. Я буду терпеть и работать. Надо же! Ты выучила их язык! Да, так я им больше понравлюсь. И ты согласна ложиться с местными? Я не в том положении, чтобы выбирать клиентов. На что ты намекаешь? Что я предпочитаю белых, а не местных? Только это не твоё дело. Я вас ни в чём не обвиняю. Я не это имела в виду. Что же тогда? Я сама так решила. Мне нужны клиенты, чтобы расплатиться с долгом и вернуться домой. Но тяжелая это работа, проституция. Мне нельзя было отдохнуть, даже когда болела голова. Или когда у меня были месячные. Когда клиентов было меньше, чем обычно, Тародзо ругался и винил в этом нас. Я никогда не получала удовольствия в постели, мне всегда было неприятно. Мужчины говорят, это приятное занятие. И некоторым женщинам это тоже нравится. Они даже кричат от наслаждения. Я этого не понимаю. Если подумать, так я тоже кричала. Клиенты нам за это платили. Был такой… Сервис, как они говорили. В постели я всегда надеялась, что всё закончится побыстрее. Неужели у вас в молодости не было ничего хорошего? Может, возлюбленный? Или несколько? Я краснею всякий раз, как думаю об этом. Видишь эту родинку? Называется «родинка любви».

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Тогда, я позвоню вам на неделе.

А если у нас отберут независимость, кто будет нести ответственность? >>>