Христианство в Армении

Ты флиртовал с ней, и она была очень мила с тобой.

Уно Кавасе Фильм Наоми Кавасе режиссера Артура Хиллера. «Ничего не вижу, ничего не слышу». В картине снимались Джоан Сиверенс. Кевин Спейси. Алан Норт. Энтони Зерби. А также Луи Замбальво, Кирстон Чайл. Композитор Стюарт Коуплэнт. Художник картины Роберт Ганглэнд. Оператор Виктор Кэнтон. Авторы сюжета Эрл Баррэт, Арви Салтон и Марвин Уорт. Авторы сценария Эрл Баррет, Арви Салтон, Эллиот Олн. Эндрю Куртсма и Джейн Уайлн. Продюсер Марвин Уорт. Режиссер Артур Хиллер. Ты что, оглох, что ли, а? Пошел, пошел. Ты что, глухой, что ли? Гляди хоть назад-то. Да что вы на меня-то орете? Чего вы хотите? Ему скажите, ему скажите. Ты, кретин несчастный. Ты, кретин несчастный, оглох, что ли? Болван, идиот. – Осторожней, ступенька. – Это ты, кретин, идиот. – Это ты мне говоришь? – Ты, кретин и идиот. – Ты мне говоришь, болван? – Уолли, не начинайте, не начинайте. – С кем ты разговариваешь? – Подожди, я сейчас взгляну, кто это. – Иди ты. – Ах, иди я, да? А тебе посоветую запихнуть это себе. Прямо в глотку. Уолли, с кем ты тут? Скажи мне только еще одно слово, срань такая. Скажи мне только еще одно слово. Ты, кретин вонючий. Ну, давай, давай. Ну, давай, покажись мне, кусок дерьма. Уолли, с кем ты дерешься? Уолли, прекрати сию минуту. Перестань, пойдем. Пойдем, пойдем. Осторожно, ступенька. – Гад, твою мать. – Уолли! Чего ты притворяешься, как будто у тебя стопроцентное зрение. Ты же знаешь, что ты слепой как крот. Ничего я не притворяюсь, мне это не нужно. Нет, притворяешься. У тебя это болезнь, все равно, что ты бы старался притвориться белым. А, по-твоему, я не белый, что ли? – О, боже мой, перестань. – Какой скандал. Как это я не белый? Почему ты мне раньше не сказала? – Ты, моя родная сестра.

– Уолли, прекрати. Боже мой, ты что, не понимаешь, что мне придется все в жизни изменить? Придется отменить уроки плавания, а что скажут вообще ребята в клубе? Я что, не белый? Да, я действительно похож на черного. Ай. – Боже мой, сестренка, ты права. – О господи, помоги мне. 20$ на Синапи, ставлю на Синапи. Большое спасибо. Одну минутку, одну минутку. – Ты же сказал, это все. – Я знаю. Еще 55. Да, ты знаешь, сколько ты уже должен этому букмекеру денег? Это верняк. У меня больше этих 50$ нету ничего, Уолли. Я знаю, ну дай, дай сюда. Три минуты, три минуты до прекращения пари. Три минуты. И еще 50$ на Синапи. Пошла, пошла, Синапи. Вперед, Синапи, молодец, молодец, давай. Давай, давай, пошла. Шевели, шевели копытами. Пошла, пошла, стерва. – Кто пришел первым? – Не Синапи. А, черт, дерьмо. Тебе не нужно было бросать работу. Этот хомяк обращался со мной так, как будто я слепой. Ну, постарайся найти другую работу. Это так не может продолжаться, Уолли. Найди себе другую работу. Мистер Лайонс. Ах, черт, я забыл. Мистер Лайонс. Пожарный инспектор хочет, чтобы вы забирали газеты раньше. А то будет большой пожар. Пожалуйста, подметайте все бумаги перед тем, как закрываете магазин. Мистер Хаустон, тут ходят злобные слухи, что я вроде бы глухой. Я не хочу об этом говорить, но мне это очень не нравится. Это очень унизительно. Поэтому давайте положим конец этим слухам. Боже мой, я себя чувствую таким дураком, мистер Лайонс. А этот пожарный инспектор? Он всегда приходит сюда и пытается из нас выжать взятку? Вы хотите сказать, что вам не нужно читать по губам? Мне говорили по губам читать. Я чувствую себя полным болваном. Правильно, особенно каждый последний четверг месяца. Тут нельзя развернуться, разворот запрещен. Придется проехать целый квартал и остановиться на другой стороне. Не нужно останавливаться. Ты сейчас притормози, поставь у обочины, а я сам перейду дорогу. О чем ты говоришь? О том, что я не ребенок, мне сиделка и нянька не нужна. Ты мне просто покажи, в какую сторону идти. Показать тебе? Ты что, с ума сошел?

Возьми свою палку и попроси кого-нибудь тебя перевести. Положи палку на место. Положи, положи на место. Я, между прочим, ведь слышать-то слышу. Мне нужно просто найти большой переход к большому магазину. Ну, посмотрю, как у тебя это получится. – Держи.

– Спасибо. Желаю удачи. Простите, сэр.

Хороший денек, верно? Пока что все хорошо. Я тебя подберу у здания, и помни – жди гудочков. Жди гудочков. Да, да, да. Жди гудочков. – Подожду, подожду, спасибо. Вы не поможете мне перейти улицу? Да, возьмите меня за руку. Ну, вот и все. – Эй, сестренка, ну как? – Отлично. – Просто замечательно. – Большое вам спасибо. Не за что. Зачем вы меня благодарите, сэр? Мне это было ужасно приятно. Знаете, такое милое развлечение. Все равно, что прогуляться по парку. Все в порядке, видите. Вы в целости, сохранности. Со мной у вас не будет никаких неприятностей. Я вас слушаю. Могу вам чем-нибудь помочь. Да, я пришел по этому объявлению в газете. Тут требуется продавец с чувством юмора. – Вы владелец? – С кем вы говорите? А, вот вы где. Какой я дурак. Посмотрите, опять контактные линзы съехали. Ага. – Я ищу мистера Дэвида Лайонса. – Я Дэвид Лайонс. Рад с Вами познакомиться, я прочитал ваше объявление в газете. Насчет того, что вам нужен высокий, красивый. Остроумный продавец, как видите, вот это все во мне есть. Я просто немножко нервничаю. Потому что все-таки устраиваюсь на работу, но продавец я хороший. Я Дэвид Лайонс. Чем могу быть вам полезен? Что это у нас, в ушах бананы, что ли? Или может быть, какие-то сумерки, может быть, не все видно, а? Или может, марсиане приехали. Которые разговаривают с мистером Дэвидом Лайонсом. И которых он не видит? Забавный вы человек. Мне понравилось то объявление, которое вы дали в газете. Насчет того, что там чувство юмора нужно. Немногим нужны продавцы с чувством юмора. Я то, что вам требуется. Вот, если я вам нужен, я здесь. – Скажите, пожалуйста, что вам нужно? – Триста пятьдесят. – О чем вы говорите? – Ну, 300, хорошо, 300. – Вы со мной разговариваете? 225 долларов в неделю. – Ну, хорошо, хорошо, 200. – Да, с кем вы разговариваете? – Я разговариваю с вами. – Ты что, болван, что ли? Ты что, не можешь посмотреть мне в глаза. Или разговаривать, глядя в глаза. Я бы посмотрел, если бы мог, но я не могу, я слепой. – Слепой? Ты слепой? – Да, я слепой. – Ну что, берешь меня на работу? – Я понятия не имел, извините. Теперь вот знаешь. Ну, так что, даешь мне работу? – Что, ты, правда, слепой? – Да, правда, слепой. – А ты что, глухой, что ли, на хрен? – Да, я на хрен глухой. – Глухой? – Да, я глухой. – Правда, глухой? – Да. Правда, глухой. А, как же ты понимаешь то, что я говорю? Потому, что я по губам читаю. Нужна тебе работа или нет?

Что ты со мной так обращаешься, как со слепым? Запихни себе в жопу свою работу. Мне не нужны никакие подачки. Да, убирайся отсюда, катись подальше. Оставь меня в покое. К черту вас, слепых. – Поворачивайся и вали. – О, это уже лучше. Это привычней. Ну, короче, мы вроде согласились насчет триста … – Триста чего? – О чем мы говорим? Подожди минуточку. Кончайте музыку ребята, остановимся и минутку передохнем. Тебе нравится Харли Уолнбэггерс? Кто-кто? Мой друг, Харли Уолнбэггерс? Я тебя познакомлю с ним чуть позже. Сегодня вечером празднуем, да? Я попал в диск? Нет, ты попал в стенку, это тоже очень неплохо. Вот тебе три Уолнбэггера. – А где твой друг? – Сейчас придет. Должен прийти скоро. – Он тебе понравится. – Салли, за тебя. – Ты видишь Салли? И за тебя, Лесли, спасибо, что меня угостила. С удовольствием. – Уолли, а как выглядит твой друг? – Не знаю, я его не видел. Но пахнет от него хорошо. По-моему, это он в дверях стоит. Эй, Дэйв, Дэйв, Дэйв! – А, привет. – Дэйв, сюда, сюда. – Я уже здесь, я уже здесь. – Привет. Дэйв, познакомься, это две мои подружки. – Это Салли. – Лесли. Очень приятно. А эта очаровательная дама слева от меня, это Лиза. – Лесли. Очень приятно. А это мой добрый приятель Дэвид Лайонс. Уолли сказал, что вы вдвоем решили открыть бизнес. Уолли сказал, что вы… Одну минутку, о бизнесе сегодня ни слова. Поговорим о Харли Уолнбэггере. Так ты с ним меня хотел познакомить? – Эй, ты, болван. – Ты кто такой? Я Дэвид Лайонс, а вы, наверное, Харли Уолнбэггерс? Комик несчастный, сойди с моего пиджака. Слушай, ты, подтирка. Смотри, куда идешь. Простите, я не знал, что я наступил на пиджак. А ты кто, местный полицейский, – Кто твоя девочка здесь? – Понятно, понятно. Хочешь поговорить, да? Ну, приготовься. Я уже готов. Минутку, минутку. Вы не понимаете, мой друг слеп… – Я убийца, тренированный убийца. – А, понятно. Отряды спецназначения. Знаешь, когда я служил в армии, мы таких девочек, как твои. Перед завтраком трахали, вместо яичницы. – Ах ты, сука, он тебя убьет. – Неважно. Я слышу его, и это главное. – Он тебе дырку в черепе пробьет. – А, дыркой больше, дыркой меньше. – Ну что, все говорим, говорим, да? – Ну, давай, давай. Иди сюда, ну ты. Давай, язык-то у тебя длинный, а как насчет кулака? Я, между прочим, вчера утром твою сестру трахнул. Ах ты, сволочь. Все в порядке, все в порядке. Он идет, приближается. Так, Уолли, Уолли, он приближается. Нет-нет, не так. Уолли, я тебе буду указывать направление по стрелкам часов, понял? Давай, так, хорошо. Так, так. Одиннадцать. Так. Правей, правей, правей, правей. Правой, правой. А теперь влево, влево, влево, влево, влево, влево, влево. Так, и опять вправо, вправо, вправо, вправо. Теперь влево, влево, влево, влево, влево. Так, так, час! Так, хорошо, хорошо, 12 часов. Так, так, без пяти три. Я не могу точнее определять. Так, налево, налево, налево, налево. Так, вправо, вправо, вправо, вправо. Так, так, готовься, так, примерно 9. – Читай по губам, болван. – Да. Болван? – Прочитал. – Уолли. – Дэйв, Дэйв. – Примерно час дня. – Сукин сын. – Достаточно тебе? – Как дела? – У меня прекрасно. Нужно чаще нам с тобой встречаться и устраивать такую разминку. Да, приятно после работы слегка размять кости. Ну, так ты меня берешь к себе работать? Решим чуть позже. Сейчас, подожди, я тут занят. Ну-ну, в общем, эта бутылка шампанского стоила бутылок 25. Я думаю, я ее допил, сел перед раковиной, и заплакал. А потом подумал, что люди смотрят, как я плачу. А потом понял, что чихал я на них, потому что я-то их не вижу. Вот тогда я принял решение. Я решил, что не буду я пускать свою жизнь коту под хвост.

Из-за того, что я слепой. Слепой, не слепой, все равно я решил. Останусь вот таким же милым, очаровательным чудаком. Каким был всю жизнь. – А ты такого решения еще не принял? Слушай, а как же ты это, актером был и почему перестал быть актером? Ну видишь ли, я не от рождения глухой. У меня в школе была скарлатина. И потом, я не сразу потерял слух, только 8 лет назад. Так, а чего ж ты ушел со сцены? А потому, что я перестал слышать реплики актеров. Когда они поворачивались, я не видел их губы. – Тебя хоть один раз подловили? – Нет, вроде никто даже не знал. Просто я сдрейфил, так сказать, потерял уверенность в себе. – Когда ты последний трахался? – Ты сейчас ел, я не видел твои губы. – Когда ты последний раз трахнулся? Это очень грустная тема, давай сменим пластинку. – Тебе же неинтересно. – А, где твоя жена? Она, наверное, в Кливленде, я ее не видел последние 8 лет. – Милая женщина? – Очень милая. Очаровательная такая. Обаятельная. А потом, однажды она превратилась в такое удивительное существо. Знаешь, из тех, которые умеют садиться на метлу и летают. – И она взлетела, улетела в воздух.

– Она просто научилась летать. По-моему, я тоже был когда-то на ней женат. Ах, как тесен мир. Самое смешное, что с ней это случилось. Примерно тогда же, когда я окончательно оглох. – Правда, совпадение. – Удивительно, кто бы мог поверить. Ну, так чего ты хочешь от жизни, пока дальше продолжается. – Пока занавес не опустился. – Главное, не выглядеть дураком. Это все, что ты хочешь от жизни? У меня, знаешь, существует такой жуткий страх. Что я совершу какую-нибудь идиотскую ошибку. Все вокруг будут стоять, смотреть на меня. Ой-ей-ей, черт возьми. Со мной было тоже самое, примерно 8 лет назад. Вот если бы мы с тобой встретились 8 лет назад. Я бы все твои проблемы за 10 секунд решил. – За 10 секунд? – Да, вот ты мне веришь? – Я и сейчас могу, веришь? – Да, конечно. Вот, слушай. Слушай, а ты симпатичный мужик. Красивый. Ты очень любезен. Ну, какие ощущения? Как тебе сейчас, хорошо? У тебя немножко глупый вид, насколько я вижу. Такой, знаешь, дураковатый. Понимаешь, жизнь не такая уж и сложная штука. – А, когда следующая доставка будет? – Да, с минуты на минуту. – По-моему, уже грузовик идет. – Черт, я отвертку забыл, пойду за ней. А этот слепой рядом, где-нибудь здесь? – Эй, эй, эй, а где слепой? – Что вам надо? Кару. Уолли Кару. Я его букмекер, он мне кое-какие деньги должен. Он сейчас ждет доставки газеты, ждет с минуты на минуту. Ну, что ж, пойду, поищу его. Ой, чуть не забыл. Мне нужно что-нибудь, не знаю, что. Простите, мы еще не открывались. Мне нужно… У меня с животом очень плохо. Вот что у вас там стоит, Алка-Зельцер? А, какая разница между Алка-Зельцером и который рядом с ним стоит? – Какая разница? – Вам нужен Дайджел? Да? Вы не могли бы мне прочитать инструкцию? – Чтоб прочитать вам рекомендацию? – Да, у меня с глазами неважнецки. Прочитай мне, пожалуйста, что там содержится, в этом Дайджеле?

Дайджел содержит карбонат натрия, эффективное средство. – Там много кальция. – Куда пошел?

Я как раз собирался это передать, я никуда не смывался. Тебе было сказано доставить это прямо из аэропорта. Я боялся, что у меня на хвосте полицейские. Я не хотел никого наводить на тебя. – Отдай это сама хозяину. – Ты должен был отдать. Иди в машину со мной. Если я пойду с тобой в машину, мне конец. Тебе конец, если ты не пойдешь со мной. Пузырьки газа, образующиеся на поверхности воды. Могут снять изжогу, недостатки пищеварения. И кроме того, могут облегчить давление газов. Снять тяжесть в желудке… Я чувствую себя, как ходячая реклама. – Что это там такое было, а? – Подожди минутку, подожди. А где моя… Ты что это, в прятки играть задумал?

Что это такое, а? – Эй, о боже мой. – Слушай, он же мертвый. – Уолли, у него же пистолет. – Не трогай его. С дороги! Ни с места.

– Брось, я говорю, брось. – Что он говорит? – Ты что, держишь пистолет в руке? – Да, держу. Брось его скорей, брось. – Ни с места. – Не стреляйте. – Не двигайся, а то мозги вышибу. – Да, подождите. – Заткнись. – Да, пожалуйста, помягче. Одну секунду, вы что, думаете, что я, что ли? – Я ничего не думаю. Пошли. – Минутку. Подождите. Он пришел, попросил меня кое-что прочитать. Прочитать инструкцию Дайджела, представляете! Да, мы тут ни при чем. Он никого не убивал. Уолли, возьми какие-нибудь деньги из сигарной коробки. Простите меня, извините, скажите, а есть какой-нибудь вот способ. – Чтобы я мог хотя бы объяснить все? – Могу я пока взять свой пиджак? – Иди, иди, пиджак мы сами возьмем. – О господи, Уолли! Скажи мистеру Ханэстэну, чтобы он нас заменил на сегодня, понял? – Дэйв, Дэйв, Дэйв. – Я здесь.

Осторожней, ноги, ноги подбери. Поехали. Вы что, не можете сказать? Та, таинственная женщина стреляла или не стреляла? Не могу сказать. Но если она была ни в чем не виновата. Чего же она ушла сразу, когда раздался выстрел? Да, вообще в этом есть смысл. Иди сюда.

Ну в чем дело? Комиссар звонит мне, уже за задницу взял. Понимаешь, это все очень как-то смутно. Этот глухой, он, значит, не совсем уверен, что эта женщина. А слепой слышал выстрел, но не может никого опознать. Ты их всех слишком жалеешь. Ты вечно жалеешь людей, в этом вот вся загвоздка. Я сам разберусь. Так, ладно. Теперь хватит валять дурака, будем говорить серьезно. Ты утверждаешь, что там присутствовала женщина? Присутствовала там женщина? Я спрашиваю, присутствовала женщина? Простите, вы со мной разговариваете? Нет, с твоей жопой разговариваю! Была там женщина или не было женщины? – Была или не было? – Чего не было? Да женщина присутствовала или нет. Я унюхал женщину, но я не видел женщину. А ты умник, была там женщина или не было женщины. Была там женщина или не была? Ну что мне делать, отвезти тебя в подвал, в отдельный номер. – И там тебя спрашивать? – Он глухой. Вам нужно смотреть на него, чтобы он видел ваши губы. Ну, хорошо, хорошо, хватит валять дурака. Была там или не была женщина? – Вы серьезно.? – Совершенно серьезно. – Был он или не был он женщиной? – О чем он говорит? Он читает по губам, а вы слишком быстро говорите. Ах, твою мать. – При-сут-ство-вала ли там жен-щи-на. – А там при-сут-ство-ва-ла жен-щи-на. – Зачем он так говорит? По-то-му что он глу-хой, а не ту-пой. Скажи мне хоть что-нибудь про эту женщину, можешь? Да, могу. У нее потрясающие ноги. Таких шикарных ног в жизни не видел. И пахло от нее м-мм как. Так, это уже кое-что, только не говори мне, что ничего не слыша. Потому, что он слышал.

А ты не говори мне, что ничего не видел, потому что он видел. И вот вы вдвоем вместе слышали и видели все. Человека убили, поэтому вопрос, кто его убил? – Капитан. – Что такое? – Профессор Кашуда из центра. Есть очень интересное заключение экспертизы. – Мне кажется, я могу доказать судье. Что оба эти человека страдают менсореей. – Что такое менсорея? – Это такой юридический термин. На языке адвоката означает намерение совершить преступление. – А, хорошо, пошли, пошли. Гонорея? Что он сказал? Откуда у нас могла взяться гонорея? Может быть, еще и СПИД? Что, нам разве переливание крови делали? Подымись, подымись. А как это можно заразиться, если кровь не переливали? Он глухой. С ним нужно разговаривать, глядя ему в лицо. Тут написано, что этот пистолет, что вы держали. Из него произошло убийство. Нам, что, продавали уже использованные презервативы, что ли? Откуда у нас мог взяться СПИД или гонорея? Можно попросить, чтобы мне сделали анализ крови, а? Там была твоя карточка, Уолли Кару, у него в бумажнике. – И там была расписка. – Потому, что я ему был должен денег. Ты должен ему триста долларов? Он заходит к тебе на работу, а твой любовник его убивает? – Он не мой любовник. – Гонорея, гонорея, какой ужас. Нет, нет, только не это. Так. Нож, рубашка, бланки на ипподроме. Нижняя рубашка. Билеты. Авиабилет в Аль Пасо. Нет. Ничего больше нет. Не здесь. – Так. Понятно. Зря я его убила. – Ну, нет, если было надо, так надо. Убила, так убила. Значит так. Он в аэропорту приземлился. Где-то он непонятно скинул. Он разговаривал с этим человеком, с продавцом этим, Дэвидом Лайонсом. – Он тебя может узнать? – Нет, он меня и не видел. – А, кроме того, он глухой. – Глухой? – Да, глухой. А второй, которой вместе с ним был, он слепой. Слепой, глухой, ты что, шутишь, Нет, это не шутка. Просто я знаю владельца дома, где находится магазин. Тогда может, пойдем, поговорим с этими двумя? – Они сейчас в тюрьме, оба. – Давай их выкупим оттуда. Хорошо, мистер Лайонс. Теперь мне нужно сделать ваш снимочек в анфас. В профиль снимем позже. Так, готовы? Это что? Все из-за того, что ты был должен этому типу 120 долларов? Ты знаешь я брал у него деньги, я был уверен, что выиграю. – Просто повернитесь. – Повернись. – А, зачем ты вообще играл на бегах? – Как зачем? Ты не морочь мне голову. – Смотрите прямо перед собой. – Смотри прямо перед собой. – Не шевелитесь. Не шевелись. – Что он делает? – Он не шевелится. Нужно, чтобы он не на тебя смотрел, а на меня. Смотри на камеру. Вот, отлично. Скажите ему, чтобы он не двигался. – Не двигайся. Мне уже это надоело. Почему он так себя со мной ведет, а? Я просто прошу его смотреть в объектив. – А, он что, не смотрит в объектив? Я-то тут причем? – Смотри в объектив, в камеру смотри. – Вот, так лучше. Не шевелиться. Тебе нужно было со мной посоветоваться. Дерьмо, а. Гавно, гавно, гавно, гавно, гавно. – Она говорит давно или гавно? – Гавно. Гавно, гавно, гавно, гавно. Я и думаю, с чего бы она стала говорить давно. Мне послышалось, как будто давно, давно, давно. – Нет, конечно, гавно. – А, то иначе же никакого смысла нет. Забирайте их обоих. Забирайте. Все, хватит. Сфотографирую вас, когда вы спать будете.

Если они найдут эту женщину, они нас выпустят. – Какую женщину. – Не ищут они никакую женщину. У них уже есть убийца. Это мы. – Но, капитан, честное слово. – Все в порядке, не ушибся? Да что такое, ты что, и ходить, что ли не можешь? – Что нам тебя, нести на руках? – Нет. Ничего не нужно.

Он слепой, а вы его в наручники заковали. Да, капитан, действительно, какой смысл. Сними с него наручники, а то он будет очень грустить. – Мне не нужны ваши одолжения. – Все довольны, все счастливы. Что, опять друзья или нет. Ну, пошли, пошли, а. Лайонс Дэвид и Кору Уоллес подозреваются в убийстве. – То есть адвокаты пришли. – Дэвида Лайонса. – Мои адвокаты? Вы что, хотите проверить? Не совершала ли над ними полиция никаких жестокостей? Это займет очень много времени. Мистер Лайонс, я знаю, что вы не совершали никакого убийства. Наша фирма представляет владельца дома.

В котором находится ваш магазин. Мы договорились о том, чтобы внести за вас залоговую сумму. Такой милый сюрприз. Мистер Лайонс. Вас и мистера Кору могут держать под арестом всего 72 часа. Но мы надеемся, к пяти часам вас уже отсюда выручим. Надеюсь, вы не будете возражать? Что будем несколько использовать тот факт, что вы слепой и глухой.

Нет нисколько. Используйте ради бога. Мисс, а мы раньше с вами не встречались? Нет, вряд ли. Скажите, а вы душитесь духами Шалимар? Да, действительно. Знаете, у вас потрясающее обоняние. Спасибо. – До свидания. – До свидания. Даже не думал, что такие красавицы бывают. Дорогая женщина, дорогая. С такой бы переспать. Голос какой. С таким голосом и в постель лечь приятно. О, боже мой, о боже мой. Да, могу их себе представить. Ноги, да. Ноги, конечно. Да-да. Убийца? Убийца! Да, это та женщина, о которой я говорил, это она. Что, таинственная женщина и есть ваш адвокат… – Она не мой адвокат. – Теперь она уже не ваш адвокат – Очень интересно, катись отсюда. – Не пори чепуху. Она не адвокат. Она та самая, я ее видел только сзади. – Я запомнил только ее ноги. – Ладно, кончай молоть ерунду. Это она, я вам говорю, это она. Если повезет, мы их действительно к 5 часам вытащим оттуда. А он мне показался очень симпатичным. Так вот, нас арестовали за убийство, выручить не смогут только убийцы. У меня есть план, я тебе его изложил. – Ты со мной или нет? Да или нет? Ну, пошли, ребята, пошли, пошли. Нам пора, извините, нам пора. Пошли, пошли, заходите. Я уверен, этим ребятам понравится на острове, куда их посадят. Я думаю, быстро научатся говорить на туземном наречии. Да, я уверен, он будет прелестно готовить фрикасе. Из лягушек с ананасным желе. Так, все, пора выходить. – Скажи, когда. Скажи, когда? – Сейчас. – Свободу Ирану. – Что тут такое, что происходит. – Митинг протеста, демонстрация. – Демонстрация? Давай, давай в толпу, вы толпу. Вместе с ними. Освободите Иран. Долой Аятоллу. Дайте Ирану свободу. За демократически Иран. Простите, простите, позвольте пару слов. Теперь, вот когда вас выпустили из участка, как вы себя чувствуете? Отлично. Как вы считаете, вы действительно сможете остановить этих коми? Ну, если смешно, так зачем же останавливать. Хорошая комедия – это прекрасно. Вы читали Нормана Казанса о влиянии смеха на иммунную систему? Да нет, комми, коммунисты. Коммунисты – это не такая уж и комедия, должен вам сказать. Спасибо. Как вы сами только что слышали, это остается серьезной проблемой. Один слепой, другой глухой. Вы не могли их не видеть. Куда они пошли? Даю 3 минуты, чтобы вы их нашли. Успокойся, капитан, успокойся. Мы их найдем, я тебе обещаю. Да, лучше уж их нам найти, говорю заранее. Осторожней, осторожней, налево. Подожди. Дверь там должна быть. Дырка такая, Уолли. Засунь туда палец. Засунь. Нажимай. Это тупик или переулочек? Пошли, пошли. За мной, за мной, осторожней, осторожней. Здесь есть один переулочек, сейчас направо, направо, направо, направо. Вот так, здесь должна быть дверь. Вот так, заходи. Кору слепой, повторяю, слепой. Лайонс Дэвид рост 172, белый, он глухой. Повторяю, глухой. Четыре заграждения на Хадсон – авеню. Все свободные патрульные машины немедленно выезжайте в тот район. Ну как такая красотка могла взять и кого-то убить, не понимаю. Осторожней, осторожней. Одну минутку подожди. Держи меня за голову. Держи мою голову. Уолли, держи, держи голову. Спасибо.

– Как ты, в порядке? – Большое спасибо. Попросили позвонить через 10 минут. Судья будет здесь и через полчаса мы сможем их забрать. – Сюда, Уолли. – Ты меня, пожалуйста, не направляй. – Не направляй меня. – Не направляй меня. Ищут слепого и глухого. Нам главное выбраться отсюда. Да, ты не сможешь пройти и пол… квартала, ты расшибешь себе башку. – Не расшибу, если будешь топать. – Если буду что? Топать, а я буду идти по звуку. – Вот так, что ли? – Громче, громче. Топай, как следует. – Я буду слышать шум и идти за тобой. – Хорош? Иди вперед, я за тобой. О, боже мой. Нам нужно найти метро. – Я чувствую себя, так глупо. – А, по-моему, ты ничего смотришься. Я думаю, нам следует их убить. Придется их убить, иначе они нас опознают.

Не мне решать. Решает Сазерленд. Если он захочет их убить, мы их убьем. А пока что нужно достать монету. Мистер Кору, как это выбрались из тюрьмы? – Кто это? – Все в порядке, мистер Кору, это мы. Ваши адвокаты. – Шалемар? – Совершенно верно, Шалемар. А, что это такое мистер Лайонс делает? Он идет в туалет. Ему очень-очень хочется. Я ему сказал, чтобы он шел. Иди, иди. Иди. Иди. – Уолли. – Да, да.

За меня не волнуйся, иди, иди без меня. Потом встретимся. Если тебе нужно, так иди, понял? Иди, иди. Терпеть долго никто не может. Ты, главное, иди, иди, не жди меня. Иди. Иди, куда решил. Ты слышишь меня? Конечно, слышу, я тебя прекрасно слышу. Ты что, морочишь мне голову, что ли. Ну, теперь ты совсем рядом с ним, читай по губам. – Можешь читать? – Угадай, на кого я сегодня наткнулся. – На кого? На убийц… Ты что, под водой учился по губам читать? На убийц, мистер Лайонс. Убийцы, понимаете. Позвольте монетку, мистер Кору. Какую монетку, о какой монетке вы говорите? Может быть, у них ее и нет. Простите, дайте я посмотрю, может быть я сама найду то, что мне надо. Я не знаю, что вы ищете, но вот-то самое, чуть-чуть правее. – Что, что она? – Редкая золотая монета, мистер Кору. Очень ценная. Мистер Скапер, до того, как он скончался. – Положил ее в коробку из-под сигар. – Так что, она у меня была все время? – Да, да, верно. – Ну что ж, нашли. Нам теперь можно идти? Сейчас позвоню нашему хозяину и узнаю, можно вам уйти или нельзя. – Постойте, мистер Кору, не спешите. – Я просто хотел узнать. Скажите, вы этой работой много денег зарабатываете? Да, мистер Сазерленд. Они оба у нас. И монета тоже. Нет, у нас нет никакого профсоюза. Совершенно верно. В котором часу вы приземлитесь? Я возвращаюсь завтра утром, примерно в 8.37. Очень хорошо. Тогда мы поедем в Грей Джордж с утра и с вами обо все договоримся. Нам нужно покинуть страну завтра утром. Не волнуйтесь, моя дорогая, все уже организовано. – Штрейкбрехеры?

– Какие штрейкбрехеры? Ну, может, кто у вас откажется от работы. Так, я с удовольствием его заменю. Ну, так что он решил? – Я буду ждать в машине. – Нет-нет. Подъезжай в переулок за кафе. До свидания, мистер Лайонс. Надеюсь мы с вами снова когда-нибудь встретимся. Очень сомневаюсь. Дело в том, что я уезжаю из Америки. – А вы умрете. Так вы же, вроде, не собирались нас убивать. К сожалению, все изменилось. – До свидания. – Секундочку, подождите. Мы имеем право на последнее желание? Ну, и чтобы вам хотелось? Почешите мне, пожалуйста, нос.

– Вы очень порочная женщина. – Спасибо. Мистер Кору, а вам бы что хотелось? Насколько я понимаю, насчет трахнуться не может быть и речи? Боюсь, что да. До свидания. Так, пошли. Бога ради, мы же ничего не знаем ни про какую монету. Откуда она взялась. С чего вы нас убиваете? – Потому, что вы оба свидетели. – Я этого не понимаю. Почему, почему мы идем в какой-то переулок, мы облегчаем им задачу. Почему, вы не можете пристрелить нас прямо здесь? Почему в каком-то переулке? Убивайте нас прямо здесь, какого черта? Мы не будем никому ничего рассказывать. – Пожалуйста, не убивайте нас. – Дэйв, перестань клянчить. Старик, давай уйдем из этого мира достойно. Единственное, что я хочу знать, который сейчас час. – Ты сказал, который час? – Скажи мне, который час? – Ваше время истекло, мистер Кору. Если я должен умереть, то я хочу, по крайней мере. Чтобы мой друг сказал мне, который час. – Куда показывает стрелка часов. – Куда показывает стрелка часов? – На три часа. Нет-нет, не попал. – Нет, подожди, сейчас 10. – Нет, подожди, 12. – Так, ты решай. – Нет, не 12. – Самое время. – Сюда. Сюда. Осторожней. Разворачиваемся в другую сторону.

Скорей, Уолли, скорей, скорей, торопись. Сюда, сюда. Что там случилось? – Что это такое? – Осторожней, колени, колени. – В чем дело? – Полиция. Перегородили дорогу. Это что, машина? В ней кто-нибудь сидит? – Это полицейская машина, Уолли. – Я знаю, но в ней кто-нибудь сидит? – Уолли, я не смогу. – Ничего, сможешь. Уолли, у меня наручники на руках, я не смогу вести машину. Кто сказал, что ты будешь ее вести? Я ее поведу. – Мы сейчас выедем отсюда. – Да, мы и 10 футов не проедем. Проедем, не волнуйся. Уолли, ты кого-нибудь угробишь. Что ты сказал? Я говорю, я держу руль, а ты жми на педали. Нет-нет, вперед. Вперед, Уолли. Ну, как у меня получается? Да не смотри на меня, смотри на дорогу. А мне все равно, куда смотреть. Ну если тебе больше нравится, могу смотреть на дорогу. Центр, центр, говорит четвертый, говорит четвертый. Ненавижу свою работу, а. Ты что, кретин, что ли? Ты хотел умереть, что ли? Вылезай, вылезай. Чрезвычайная необходимость. – А где твой полицейский значок? – Вот мой значок. – Они украли полицейскую машину.

– А кто ее ведет? – По-моему, слепой. – Сле-сле-слепой? Что случилось? Направо, направо. Стой-стой, направо, направо. Прямо, прямо. Налево, налево, налево. Налево. Прямо, прямо. Направо, направо, направо. Налево. Налево. Мы едем не в ту сторону. Но неважно. Направо. Направо, налево, направо. Направо. Да куда тебя понесло. Тут мы на что-то наткнулись, по-моему? Ты едешь по тротуару, болван. Давай-ка поближе, сейчас попробуем. Налево, налево, налево я сказал. Левее, еще левее, левее. Теперь направо, направо. Направо, направо. Коровы, коровы. Коровы, коровы, коровы. Мы въехали с тобой в склад и ты только что сбил корову. По-моему, тебе лучше подать назад. Хорошо. Хорошо, хорошо. Хорошо. Стой. Уолли, чуть-чуть левей, постарайся объехать стадо. Так, хорошо, направо. О, это мои лучшие брюки! Так, теперь я возьмусь за руль, а ты перелезь и сядь на мое место. Так. Подлезь под руки. Я ничего не вижу, я ничего не вижу. Уолли, я ничего не вижу. Я тоже ничего не вижу. Уолли, я так не смогу вести машину.

Пересядь. Уолли, чуть-чуть подвинься, там рычажочек. Чуть-чуть подвинь кресло. Что случилось? Это был такой, знаешь, звоночек смерти. Уолли, я ничего не вижу так. – Ты понимаешь что я ничего не вижу – Понимаю. Сейчас я пришью этого сукиного сына. Что это, в нас кто-то стреляет, да? Уолли, левее, левее. Левее, я тебе говорю, налево, налево. На тормоза, жми на тормоза. По-моему, мы плывем со сторону Нью-Джерси. Серьезно? А меня там родственники есть, в Нью-Джерси. Рад за тебя. Ты ведь мог прочесть по губам, что она говорила. – Так, что она говорила? – Она говорила, передам вам завтра. Завтра мы поедем в Грейс-Джордж и будем ждать вас. Потом она еще сказала, завтра мы должны выехать из страны. Значит, мы должны найти эту самую Грейс-Джордж. И ждать там пока эти появятся. – Ты за? За? – Конечно, за. Ты завоевал мое доверие, Уолли. Ты все время обо мне заботишься. Благодаря тебе, я не попадаю ни в какие неприятности. Иногда, конечно, немножко скучновато с тобой, но подумаешь. Это не цена, которую я готов заплатить. – За такую замечательную дружбу. – Как ты красиво все это сказал. Скажи, а ты правда, ты чувствуешь все, что ты говоришь? То, что я чувствую, я тебе скажу через минутку или пару минут.

А сейчас меня несколько переполняет вся эта вонь. Которая идет из 7 тысяч тонн мусора. В которые ты меня вместе с машиной впер. Так это что, воняет мусором, а я думал, это ты пернул. Поэтому я ничего и не сказал. Какой ты любезный, спасибо большое. Дайте координаты, дайте координаты. Тринадцатый, тринадцатый, ответьте. Скорее, скорее, нам нужно машину куда-то закопать. – О, господи! Господи, осторожней. – Спокойней, спокойней. Я, между прочим, для слепого отлично действую. – Что ты сказал? – Я говорю, что я… Ты знаешь, что мне надоело вот это, что ты такой глухня. Неужели ты не слышишь ничего из того, что я говорю. Даже если тебе в ухо закричу, ты что, ничего не услышишь? Не знаю, мне никто никогда в ухо не кричал, я не пробовал. Действительно, как-то глупо. Столько лет прошло как я оглох, и ни разу этого не пробовал. Крикни мне что-нибудь, пожалуйста, Уолли. Я очень хочу, чтобы ты мне крикнул в ухо. Давай попробуем, может быть, услышу. Дэйв, я хочу, чтобы ты послушал меня. Дэйв, мы стараемся, стараемся выбраться. Пожалуйста ответь на то, что я тебе скажу. Я хочу, чтобы ты меня слышал.

Слышишь, ты … – Уолли. – Уолли. – Я слышал что-то, я что-то слышал. – Я слышал твой голос. – Ты слышал меня? – Да. Уолли, я слышал твой голос. – Так значит, ты меня слышишь Дэйв? – Значит, ты меня слышишь? Нет, Потс. Я глухой. Дошло до тебя или нет? Я глухой. – Я не плакса. – Нет, ты плакса. А знаешь, кто ты. Ты слепой эгоист, болван, которому на все начихать. Это мне начихать? Это тебе начихать. А я, я , … Я не глухой, я читать по губам не умею, я слепой. И нечего меня обзывать. Тоже мне, … собачий. Я слепой, слепой от рождения, мне это снизит приговор на 6 месяцев. А я на это положил. А мне на тебя … положить. Ты слишком много ругаешься. Ты прав? Я прав. Это ты не прав. Какого черта ты меня втравил в эту историю? Я прав, прав. И ты прав. Ты знаешь, что лучше всего? Лучше всего мне обойтись без тебя. Потому что тебе, у тебя все хорошо будет и без меня. – Легко тебе говорить. – Мне легко говорить? Я слепой. – Ты слепой? Да? – Слепому легче, чем глухому. Слепого трогают, его переводят через улицу. А глухого никто не трогает. К нему боятся прикоснуться, словно он прокаженный. Мы с тобой как-то озлобились. Я знаю предел своих возможностей.

Я знаю, что гоняться за двумя убийцами – это не для меня. Мы с тобой не самые подходящие люди, чтобы гоняться за убийцами.

Ты актер, если бы ты никому не говорил, что мы глухой и слепой. – Мы бы смогли все сделать. – Ты гарантируешь? Да, гарантирую, если ты мне не хочешь помогать, я сам справлюсь. Без тебя. Мне не нужен ни ты, никто и мне вообще никто не нужен. Очень хорошо. До меня дошло. Экскюзе муа, месье, месье кусок говна. Теперь я пойду домой. Выпью коктейль перед обедом и приму горячую ванну. Подожди, подожди, ну чего мы с тобой раздухарились? – Счастливо провести время. – Ну, Дэйв. Ну, Дэйв. Ну, нам с тобой вдвоем же легче, мы же вместе-то как-то… Все будет лучше. Какого хрена, как я выберусь из этого дерьма. Чего ты меня бросил, Дэйв. Хрен собачий. Вернись сейчас же, вернись. Тут три ступеньки, вот первая. – "Разыскиваются… " – О нет! Назад, назад, Уолли, назад. И поворот. И раз, два, три. И поворот. Очень хорошо. Молодец, Прелестно. И пошли, и пошли. Вам звонят за счет вызываемого, вы заплатите за разговор?

Привет, угадай, кто это? Скажи мне только, что с тобой все в порядке.

Со мной все отлично, все прекрасно, жалко тебя нет. Приехала бы ты на машинке, привезла бы деньжат. И может еще пару банок пива. Мы бы с тобой прогулялись кое-куда. Я в маленьком отельчике на Иннерстейд. В пяти милях от памятника Джорджу Вашингтону. Центр, центр, говорит Келли. Она пошла в комнату №18. Пошли. Давай. Ничего себе припарковал. Кто ж так паркует машину. – Она в 18-й комнате. – Это где?-Вот здесь. Дай-ка мегафон. Говорит полиция. Вы окружены. Даю вам 10 секунд. Выходите с поднятыми вверх руками. Считаю. 10, 9, 8, 7, 6… Вы же только что говорили 8. – Да, она сказала, что ей 18 лет. – Боже мой, он как-то считает наоборот. Так, вперед. – Черт их побери, а черт их побери. – Спокойно, спокойно, мы их найдем. Обыщем весь район. Они должны быть где-то здесь рядом. Далеко они уйти не могли. Все машины держать в полной готовности. Ну, нет, они от меня не уйдут. Я их возьму. Дэйв. Я хочу тебя познакомить с моей сестрой. Оделия. Оделия – это мой друг. – Очень приятно. – Очень приятно. Молодец. Спокойно. Осторожнее. Береги колени. Прежде всего, мы найдем телефонный справочник. И отыщем эту дамочку в Грейс-Джордж. Потом найдем монетку. Они будут искать нас, а мы будем ждать их в полиции. Я думаю, что не так уж много Грейс… Джордж в телефонной книжке. – Ты имеешь ввиду курорт? – Нет, женщину с таким именем. – Грейс-Джордж – это большой курорт. – А откуда ты знаешь? Я там чуть не вышла замуж однажды. А по-моему, Дэвид не совсем так расслышал. Что она говорит? Она говорит, что по ее мнению ты полный мудила. Грейс-Джордж. Простите, все номера забронированы. Не может быть. Неужели нет ни одного свободного номера. Извините. У нас все заполнено. Ради бога, извините. Но все уже заказано. Тут медицинский конгресс. Сюда приезжают специалисты-врачи со всего мира. У меня не осталось ни одного свободного номера. – А может, кто-нибудь отказался? – Что она говорит? – Нет свободных номеров? Мы обязаны держать броню до полуночи. Вот здесь пара должна быть из Голландии. Доктор из Швеции, и один доктор из Германии, они еще не приехали. Я вам скажу вот что. Если до 10 никто из них не появится, я дам вам один из номеров. – Но вам придется ждать до 10. – Хорошо. Спасибо. А можно нам пока с женой сходить в бар? Ну, конечно, конечно. Простите, я слепая. Вы не могли бы показать мне, где женский туалет. – Конечно, это вот прямо туда. – Ой, ради бога, простите. Я вам покажу сейчас, я вас проведу. Пойдемте. Нет-нет. Подождите минуточку. Вот, другую руку. Вот так, пошли. – Ты доктор Йохансен из Швеции. – Йохансен из Швеции? Йохансен из Швеция, Швеция, Швеция. – Я вас слушаю, сударь. – Я из Швеция. А, вы наверное, доктор Джохансон. Нет, Йохансен, Йохансен из Швеция. Я есть швед, а вы есть вкусный девушка. Спасибо.

– Я доктор Кастельбаум. – Хотите сказать Кассельринг. – Да, Кассельринг, Кассельринг. Уже забыл, как меня самого зовут. Вы знаете, у вас тут прелестный отель, я такого никогда не видел. О, вы так быстро ходите, я даже не успеваю голова поворачивай. Вы такая, такая быстрая, у вас, наверно, крылышки, как у Меркурий. Вы такая хорошенькая, да, вот вы здесь снова. Смотри, не сотри мне весь подбородок.

Это у вас остаток шведский завтрак на подбородок. Спасибо. Данке, данке. Это Кассельринг. Мы думали, вы не сможете приехать. Мы знали, что у вас неприятности с визой. Виза, да. А, потом у меня даже не стали принимать не только виза. Но и Америкэн Экспресс. Да, да, мы никогда без визы не ездим. – Пожалуйста, заполните вот это. – Спасибо. Йа, йа, йа, герр доктор. Я заполняю ваш и ваш тоже. У нас тут все двойные номера. Но я думаю, мы дадим вам королевский номер. Короли, короли, пожалуйста, прочь. Нам нужно спать, спать. Мы есть усталь. – Вот, пожалуйста, ваш ключ. – Спасибо, спасибо. Ну, пойдемте, доктор, нам нужно немножко спать, немножко бай-бай. Надеюсь, вы не есть храпеть, я не люблю, когда храпят. Надеюсь, вы запомнили, в какой машине ехала его сестра? Все-таки? – Далеко они уехать не могли. – Не могли.-Нет. Эти типы мне уже действуют на нервы. Ты не волнуйся. Такое пренебрежение к полиции, честное слово. 28 лет работаю в полиции, жена, пятеро детей. Тут, какой-то слепой и глухой, из-за них выгляжу полным идиотом. – Это верно. Я думаю, это они. – Что там? – За деревьями тут не очень видно. Да, да, они. Это они. Они входят в здание. Скажи ему, чтоб побыстрее. Держать не так-то просто. Эй, держите меня, а то тут держаться не так-то просто. Я знаю, где монета, она у него в комнате. Его нужно как-нибудь выманить из комнаты. Я сейчас выманю, а ты, главное, возьми монету. Ой, ой, ой, подожди. Ты не ушибся, Дэйв. Ой, неприятности. Дайте мне, пожалуйста, 419-ю комнату. Да? Что? Я ему говорила, что у меня и с прошлой машиной были неприятности. Ну ладно. Это не конец света, всего лишь неудачный случай.

Вы помялись, я помялся. Всего лишь отодвиньте машину и все. Вы не понимаете. Мой муж, он страховой агент. И представляете, что будет, если я ему скажу. Это уже не моя проблема. Я очень спешу, пожалуйста, отодвиньте машину. Одну секундочку. У меня здесь должна быть моя визитная карточка, и кредитная тоже. Сейчас я найду, куда положил, не знаю где. – Спасибо, что вы мне помогаете. – Это наша обязанность. Я наверно, оставил ключи в кафе, на столе. – Подождать? – Нет-нет. Мне нужно лечь спать, я очень плотно позавтракал. Мне нужно написать три открытки и потом, я играю в лото сегодня. Не слишком ли большая программа на один день? – Да, да.-Всего доброго. – И вам всего доброго.-До свидания. – Я здесь – Хорошо. Предупреди меня, если кто-нибудь пойдет. Да, да, как только кого увижу, сразу тебе скажу. О, черт. Другой. Он не мог попасть в другой номер. – Он зарегистрировался здесь. – А, вот он. Доктор Джохансон, доктор Джохансон. Одну минуточку, вы, вы, вы. Где же вы были, доктор? Я пришел за вами. Я где был? Я не знал, так сказать, куда сунуть, куда вставить. Доктор Джохансон. Йохансен, Йохансен, из Свенборга, из Швеция. Конференция начинается через пять минут. И мы не можем начать без главного докладчика. Пусть, пусть все приходят сюда слушать главный докладчик. Я знал, что вы шутник, но не настолько. Хочу представить вам наших знаменитых специалистов. Итак, доктор Солф, кардиолог. Доктор Хэрол Байлу, офтальмолог. Маргарита Бенет, отоларинголог, и впервые в ОША. Выдающийся шведский гинеколог доктор Конрад Йохансен. Так, все ни с места. Отойди от стола, а не то вышибу мозги. Отойди. Так, подымай руки. Я сказал, руки вверх. Обе. Обе. А ты хороша, хороша. За последние 8 лет это самый мой приятный контакт с женщиной. Пока, дорогая. Встретимся в другое время, в другом месте. Если будет такая возможность встретимся. Доктор Йохансен, мой вопрос адресован именно вам. Ваша статья о множественном оргазме у женщин преклонного возраста. Вы объясняете повышение сексуального аппетита особой диетой. Я знаю, что вы скромный человек. Тем не менее, я настаиваю, чтобы вы дали мне ответ. Доктор, какие упражнения вы считаете наиболее стимулирующими? Для пробуждения сексуальности у женщин преклонного возраста? Ну, некоторые мои больные предпочитают ходьбу. Некоторые ездят на велосипеде. Но для лучших результатов. Я без гарантированных побочных эффектов. Я рекомендую трах, трах, трах. Я сам люблю этот вид упражнения. Один раз утром, один раз вечером. Нет, но я не знаю, что же со мной будет, я никого не знаю там. Что же вы ко мне так относитесь грубо. – Я отношусь грубо? Хорошо, я сейчас уеду. Нет, нет, вы должны отодвинуть машину, убрать машину. – Вы поймите… – Где ты был? Извини, но произошел неприятный инцидент. Эта женщина разбила нам машину. Все было очень просто, но она несколько усложнила ситуацию. Почему вы мне не можете сказать цифры? Почему вы не можете сказать статистику? Почему вы уклоняетесь от ответа. Что такое, что такое? Ах, ой, пронзительная боль в голове. Ой, глаза, глаза, я ничего не вижу. Кто-нибудь, отведите меня ко мне в номер. – Доктор, дайте, я взгляну. – Куда глядеть, чего глядеть-то. Уберите руки. Уберите руки. Ой-ой-ой. Да, перестаньте вы, я не ребенок. Я уже врач. Дайте, я взгляну. Нет, не прикасайтесь к его голове. Делайте что угодно, но не прикасайтесь к его голове. – Кто вы такой, сэр? – Спасибо, хорошо. Успокойтесь, все будет прекрасно, прекрасно. Я думал, вы не придете, я пришел. – Вы знаете, что с ним случилось? – Конечно, знаю. Это называется истерическая слепота. Боже мой! Да. Иногда она наступает вот так – чик, и все. Доктор, а как это происходит? Левое полушарие, правое полушарие запутываются между собой – И нужно отвлечь на минутку. – Доктор, доктор Йохансен. Скажите, сколько пальцев я держу сейчас перед вашими глазами? – Очень хорошо. Очень хорошо. Видите, он уже теряет слепоту. А сейчас расслабьтесь и скажите мне первое, что вам придет в голову. Потрясающе. Этот человек излечен. Пойдемте, доктор, пойдемте герр доктор. Я вас буду, отводить в ваш цимлер. Пойдемте, гутен абен, гутен абен. Спокойно. Где Одель? Она куда-то исчезла, не оставила мне даже записки. Если он будет перевозбуждаться.

К нему может вернуться истерическая слепота. Спокойно, спокойно, вы видите, он слеп, как крот. Боже мой, посмотрите, кто там идет, герр доктор. Гутен абен, гутен абен. Лайонс и Кору, сейчас посмотрю, вас зарегистрировали? Нет. Нет, у нас никого нет под этими фамилиями. Один слепой, один глухой. Вы уверены, что их нет. Я из полиции. Я привез вам фотографии. Может быть, вы сможете их опознать. – У вас тут есть офицер безопасности? – Конечно, есть.

Так, так, спокойно, спокойно, спокойно. Простите, а маленькая такая красная Альфа, машина?

– Только что уехали. – Уехали? Да, трое. Там была женщина с такими роскошными ногами.

Один с английским акцентом, и одна темнокожая женщина. Боже мой, это же моя сестра.

Да, этот мужчина, англичанин, он попросил меня передать вам вот это. Если хотите снова увидеть девушку. Привозите монету в дом "Тысяча окон", комната 104. – Это что, шутка? – Нет, нет, это поместье Сазерленда. Получить туда приглашение, вы знаете, опасно. – Там такие злые собаки, сэр. – Собаки? Да. Доберманы, такие знаете, огромные, просто собаки-убийцы. – У вас есть ключи от нашей машины. Будьте добры. Если мы не вернемся через 30 минут, позвоните, пожалуйста, в полицию. В полицию и попросите капитана Бреннета. Пошли, Уолли. И скажите ему, что Лайонс и Кору поехали в поместье Сазерленда. Дом весь прямо из стекла и стоит на большой скале. – А, где моя сестра? – Пока не вижу, Уолли. Тут большая очень территория, огромный участок. – Ага, вон. В оранжерее, она там, Уолли. – С ней все в порядке? – По-моему, да. А вот собаки, теперь вижу собак. Сразу трех. Теперь они уходят. Похоже, двери запирают. На ключ. Они возвращаются в основной дом. Она через минуты, через две останется уже совсем одна там. Ну, что, ты согласен? – Тебе мой план ясен? – Ясен, ясен как стеклышко. Если не возражаешь, я пойду, отолью. А ты уверен, что там всего три собаки? Вы забыли поставить машину на ручной тормоз. Да, всего три, больше не вижу. Вы забыли поставить машину на ручной тормоз. Вы забыли поставить машину… – Дэйв, Дэйв… – Уолли, Уолли. – Уолли. – Притормози, Дэвид. – Меня везет, меня везет. Куда ты пошел, Дэйв? Дэйв. Дэйв. Дэйв, ну скажи мне что-нибудь. У вас открыта дверь, у вас открыта дверь. Поставьте машину на ручной тормоз. Дэйв, Дэйв, поговори со мной. Скажи хоть что-нибудь. Дэйв, Дэйв, я же тебя не вижу. Скажи хоть что-нибудь. Дэйв. Спасибо. Дэйв, Дэйв. Дэйв. Дэйв, что я наделал, Дэйв. Вот черт, Дэйв. Дэйв, ты что-то сказал? Ну, скажи мне что-нибудь. Я не вижу твои губы. Что ты говоришь? – Дэйв, теперь ты видишь мои губы? – Да, вижу, ты здесь. – Что ты говорил? Я говорю, я думаю, что все, конец. И я не только свою жизнь загубил, но и мою сестру, и тебя чуть не угробил. Еще могу угробить. Дэйв. Я хочу сказать только одно – прости меня. Уолли, не отступайся. Я теперь понял, впервые в жизни понял, какое я гавно. Это правда. Я сегодня утром пригрозился голой женщине, что я ее сейчас застрелю. Причем своей собственной эрекцией, такое бывает не каждый день. – Да, верно. – Не каждый день.

Нам нужно держаться друг за друга, Уолли. – Мы с тобой справимся. – Справимся? Как нам удастся что-нибудь еще? Никто и не думал, что нам удастся даже это. Так что не отступайся, сдаваться рано. – Я не могу. – Можешь. Мы с тобой вдвоем сможем, я тебе обещаю. Мы сможем. А что мы сможем? А хули об этом думать? Боже мой, я вырастил чудовище. – Где девушка? – Она в оранжерее. Она им будет видна сквозь стекло. Хорошо. А когда мы ждем наших высоких гостей? Они должны прибыть с минуты на минуту. – Монета у них? – Да, у них. – Ну, что ты об этом думаешь? – Ничего особенного. Просто кусок золота. По-моему, это не золото. – Золото, так не облупляется. – Мне наплевать. Я знаю, что им это нужно. Мы им отдадим. Держи это у себя, чтобы с ним ничего не случилось. – Ничего не случится. – Хорошо. Значит, идем и действуем по плану. – Готов? – Готов. – Хорошо, Уолли. Начинай считать. – Раз, два, три, четыре, пять… Дэвид, Дэйв. Собака, собака. Сигнализация, там сигнализация, сигнализация. Нет, нет, нет. Нет, нет. Пока все хорошо. Ну, вот, почти все. Ну вот, что ты там хотела сказать? Я хотела сказать, что сигнализация, но … Тут уже теперь и не только сигнализация. Что это? Я как-то так надеялся, что вы, в конце концов, появитесь. – Извините за цветочки. – Вы любите цветочки, да? – Шайскопф. – Хватит, не надо, все в порядке. Просто держите себя под прицелом, и все. – Пусть отдаст монету. – Руки вверх. Мистер Лайонс, помните, как вы меня рекомендовали? Повернитесь. Осторожней. Помните, что со мной случилось в прошлый раз? Челенджи сигареттен, плиз. Ударь ее, Дэйв, ударь ее, врежь ей, врежь. Ударь ее, ударь ее. Школа каратэ братьев Робертс. Так, туда, наверх. Ну, я думаю этому тебя у братьев Робертс не учили. – Беги отсюда. – Я не могу тебя бросить. Беги, беги, беги. Уолли вот там, за этим пригорком. Беги. Беги, беги. Прыгай, прыгай. Беги и вызови полицию. – Вот слепой. – Входите, мистер Кору. – Рад вас видеть. – Я тоже рад вас видеть. Значит, вы и есть тот самый дирижер, который командует всем балетом? О, да вы поэт, мистер Кору. Мне нравится ваше сравнение. Монета у него? Да. Была у него, теперь у меня в кармане. Позвольте ее. А, на черта, вам была нужна эта фальшивая монета. Вы совершенно правы, мистер Кору, это фальшивая монета. Это прекрасная подделка. Позвольте. А может быть, объясните, какого черта. Я рисковал жизнью из-за какой-то фальшивой монеты. Это сверхпроводник, сохраняющий комнатную температуру. При передаче электроэнергии. Это материал, подобного, которому нет в мире. Представьте себе кабель диаметром с эту монету. Который может осветить целый город. А, что же вы мне не сказали раньше? Мне нужно было придать этому вид монеты. Чтобы переправить это в Вашингтон. Мистер Сазерленд, в настоящий момент я направил пистолет. Вам в центр лба. Я думаю, что сейчас подходящий момент. Несколько пересмотреть условия нашего договора. Да, я тоже так считаю. Согласен с вами совершенно. Что вы скажете, если я предложу вам одну треть. От суммы 8 миллионов долларов? Как по-вашему, это достаточно справедливо? – Да, по-моему, да. – Вполне. Что случилось, черт возьми? Я просто выключил свет, на минутку. Ровно на столько, чтобы у меня была преимущественная ситуация. Почему у меня такое странное ощущение. Будто я в этой комнате не единственный слепой? Потому, что у вас великолепная интуиция, мистер Кору. Насколько я понимаю, вы, как и я, обладаете удивительным слухом.

Мне понадобилось всего 4 звука. Чтобы определить местонахождение ныне убитого. Мне жалко, что я его убил. Он был очень благородным джентльменом. Я не вижу вашего лица, но мне кажется, вы плачете. Нет, нет, я не плачу, вашего лица я тоже не вижу, мистер Кору. Но я слышу, что вы опустились вниз на пол и по-моему. Вы хотите вынуть пистолет из руки убитого. Я прав или мне придется всадить вам пулю. – Чтобы убедиться в своей правоте? – Нет, нет, вы джентльмен. С вас вполне хватит одного убийства в день. Я верно говорю, мистер Сазерленд? Мне послышалось или что-то действительно упало, мистер Кору? Мистер Сазерленд? Очень кстати, все уже, входите, моя дорогая. – Я привела к вам второго. – Прекрасно. Уолли, Уолли, с тобой все в порядке? Вы что-то молчите, мистер Кору? Вы вдруг стали таким робким. У них ничего не выйдет, Уолли. Полиция будет здесь с минуты на минуту. Лучше скажите, что случилось с мистером Карго, мистер Сазерленд. Ах, моя дорогая, это очень прискорбно. Но мистер Карго в последний момент решил пересмотреть. Условия нашего с ним договора и приставил мне пистолет к виску. Мне было очень обидно. Я с ним сотрудничал целых 5 лет. У меня не было никакого намерения убить его, но… Пришлось. Прошу вас, ведите себя рациональней. не позволяйте себе глупостей. Ни в коем случае. Вы же знаете, я вам доверяю, мистер Сазерленд.

Мне бы хотелось знать, каковы ваши намерения. Покинуть Америку, как только на лужайку сядет мой вертолет. Я бы хотела взять вас с собой. Я думаю, что в Рио сейчас будет приятная погода. Главное, подберите, пожалуйста, с пола ту золотую монету. Ради, которой все это заварилось. Я не вижу монеты. Посмотрите, что у мистера Кору в левой руке. Я думаю, именно там монета. – Ну, как, вы нашли ее, моя дорогая? – Да, нашла. Теперь передайте ее мне, пожалуйста. Могу я вас спросить, какова будет моя доля? Половина от суммы в 8 миллионов долларов. – Как, это вас устроит? – Да. Думаю, это вполне честно. Дэйв, что случилось? Дэйв, Дэйв. Дэйв, что случилось? Мистера Сазерленда больше с нами нет. – Дэйв, Дэйв. – Я здесь, Уолли. Полиция будет с минуты на минуту. Я уверен, если вы бросите пистолет, вам дадут приговорчик поменьше. Поиграете в волейбол в тюрьме, я могу вас подождать, если хотите. Спасибо, вы очень милы. Но понимаете, ведь ищут-то не меня, а вас двоих. Так, что я сяду сейчас в вертолет. Который приземлится сейчас на лужайке И как можно скорее улечу отсюда. Вообще-то, вы для меня и так высоковаты. Боюсь, что мне придется с вами больше увидеться. Боже мой. В тюрьме вообще не так-то плохо, я слышал. – Я здесь Уолли. – Где, Дэйв? Дэйв, Дэйв. О, черт. С кем я разговариваю, он же меня все равно не слышит. Она бежит к вертолету. Я почему-то думаю, она добежит. – Ты давно не был в цирке? – Давно. Я боюсь высоты. – Дай мне твою куртку. – Зачем тебе моя куртка? Вот так, это уже будет очень весело. Поехали. Но мы не на скале? Нет, нет, мы всего в нескольких футах от земли. – Готов, да? – Вперед. Тут какие-то деревья, ты же сказал, что мы совсем рядом над землей. Как ты посмел? Ах, ты … Ты говорил, мы не высоко. А мы высоко. Какого хрена, ты мне врал? Спокойно, спокойно. Заводи мотор. И отрывайся. – Да, что ты делаешь? – Не знаю, я слепой. Но я ходил на курсы для слепых, нас учили, что сначала нужно пощупать. И тогда поймешь, что к чему. Убери руки. Стой, стой. Стой, я сказал, а то сейчас метну нож тебе прямо между лопаток, понял? Стой, стрелять буду, повернись. Повернись. Вот уже лучше. Руки вверх. Руки вверх. Подними руки вверх. А, так вы все-таки понимаешь по-английски. Иди сюда. – А, ну, катись сюда, быстро. Быстро. – Медленно, медленно. Давай, давай. Не сейчас, Уолли, я занят. Давай, давай, иди, иди. Ох, ты, дерьмак паршивый. Посмотри назад, повернись. Когда же они сюда приехали?

Я за тебя так волновалась. О, инспектор Брекет. – Капитан Брекет – вы мудак. – Ах ты, сукин сын.

Нет, нет, капитан, нет-нет. Ну, ты сейчас у меня попляшешь. Я должен их пристрелить. Я знаю закон, я имею право их застрелить. – Нет, вы не имеете права. – Как это, не имею право? Мы поймали настоящих убийц. О чем ты мне говоришь? Что я не могу теперь их пристрелить, что ли? Нет. Не можете, к сожалению. Ну, как так?

Что же это, мы за ними столько мотались. Столько неприятностей, и теперь я их даже застрелить не могу? – Нет, не можете. – Я хочу их застрелить. – Я очень хочу их застрелить. – Нет-нет. Мы вам сделаем чашечку горячего какао, вы успокоитесь. Я хочу их застрелить. – А, хорошо провели время, верно? Будет масса приятных воспоминаний. Знаешь, Уолли, я очень давно хотел кое-что сделать. Но с тех пор, как мы с тобой познакомились… – Это было всего два дня назад. – Да, правильно, два дня назад. Так вот, я давно вот хотел тебе кое-что сделать. Нет-нет, не нужно ничего, спасибо, Дэвид, не нужно. Ты очень хороший мужик. Но все-таки, я хочу кое-что тебе сделать. Нет-нет, ну не надо, пожалуйста. Послушай, я к тебе отношусь с такой любовью. Спасибо. Ну скажи, как это, каково чувствовать себя убогим? – А, я не чувствую себя убогим. – У меня есть ты рядом.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Она собиралась остаться, я видела её вещи в машине!

Это дискотека, о которой все говорят? >>>