Христианство в Армении

Они задержали меня за нарушение общественного порядка и продержат здесь до освобождения под залог.

Фашист матерый, весь зверинец расписался.

Барышев моя фамилия, это Нина, со мной. Его нельзя допрашивать, генерал. Я возражаю! Он слеп. Ему кажется, что он среди своих, в немецком госпитале. Мы всячески поддерживаем его заблуждение. Если он узнает, что он в плену смертельный исход. Но взглянуть на него можно? Любопытно, знаете ли. Что это у Вас? Валерьянка. Выздоровеет он? Пути восстановления функций мозга весьма разнообразны. Бывает какой-нибудь раздражитель воздействует так, что психический аппарат внезапно обретает утраченную устойчивость. А что, если нам с тобой стать этим самым раздражителем? Все в порядке, дорогуша. Хорошо ты устроился. Палата персональная. Ты чего это, Белов, такой не очень веселый? Здравствуй, Саша. Подождите, генерал. Все очень сложно. Здравствуйте, меня не пускают в палату. Как там? Видит. Будет двигаться. Температура нормальная. Здравствуйте, товарищ Шварцкопф. Мне доложили, что Вы приехали.

Раз температура нормальная, значит и человек тоже. Оплошал, не представился: Барышев. Вы теперь высокое ответственное лицо. Фашизм разгромили, теперь вам строить новую Германию. Я поехала. Побыстрей оборачивайся. Жми, Нина. Надеюсь, в следующий раз доктора покажут Вашего друга в наилучшем виде. Вы еще навестите нас? Обязательно. Прикажи мне коечку соорудить. Люблю полечиться, хотя не часто доводилось. Что с Вами, товарищ генерал? Был бы человек, а болезни найдутся. Коечку в его палате поставь, и сними эти заслоны, охрану. Это же свой, товарищ, попросту говоря, обыкновенный герой, о которых в газетах не пишут. Ты не возражаешь, если я здесь у стеночки поселюсь? Пусть обследуют. А то наша медицина простая. Тело вроде тары. Раз держит ну и порядок.

Ты, Саша, успокойся, оцени обстановку объективно, не торопясь. На моей памяти Вы рождаетесь второй раз. Гестапо донесло: неизвестный застрелил 5 человек, ранил двоих, сам был убит. После этого вы свободно могли бы зачислить себя в покойники. За документы, которые Вы возите, заинтересованные лица за рубежом могут отвалить золота столько. сколько Вам и не снилось. Потом Вы махнете в нейтральную страну, там будут рады новому миллионеру. Какое я имею к этим документам отношение? Действительно! Вы мне опять нравитесь, Петер. Последняя процедура и я Вас отпускаю. Отлично Вы сработали, ничего не могу сказать. Вы представляете, что означают неопровержимые доказательства того, что Лондон и Вашингтон нарушают союзнические обязательства? Вы поймали их с поличным, я бы хотел выразить несбыточную надежду, чтобы впредь Вы были осторожнее. Научитесь быть разумным трусом. Заправилы Германии втайне друг от друга заигрывают с союзниками. Заманчиво стать новым фюрером, Вайс. Поэтому каждый во что бы то ни стало стремится заключить сепаратный мир первым. И вы, их курьеры, рискуете жизнью. Вам милостиво разрешают умереть, а сами. Придет время и они ответят нам сразу за все.

"Каждому свое" пусть получат то, что они обещали узникам Бухенвальда. Я начинаю верить в Бога. Вы легко отделались. Ну, что у нас новенького в кардиограмме? Все в порядке. Копии документов переданы. Вы очень устали? Мотаюсь, как извозчик. Может, налет на меня организуем? Запросите наших. Я, кроме документов, золото вожу. Генрих сообщил, что Вилли Шварцкопф получил интересующие вас бумаги. Не податься ли нам домой? Надежда рейха и такой пессимизм. Если бы люди, пытавшиеся задержать Вас, смогли удовлетворить свое любопытство, они, может быть, и не тронули бы Вас. Зонненберг всегда смог бы найти способ доказать, что Петер Краус никогда не числился в его кадрах. Я его знаю со студенческой скамьи. После этого Гиммлеру ничего не стоило бы привести в исполнение приговор, который когда-то был вынесен Вам. Но у меня дома Вы можете чувствовать себя, как у Христа под пазухой. Здорово изменился мой Генрих! Если бы не он, я не управился бы и с половиной моих дел. Большевики в Германии! Непостижимо!

Наши полководцы пытаются всю вину свалить на фюрера. Трусы! Бездарности! Сейчас даже дома никто не имеет права принадлежать себе. Мы будем вести партизанскую войну. Каждый из нас, погибая, захватит в могилу 5-10 врагов. Сейчас 14-летний мальчишка с фаустпатроном в руках ценнее , чем тысячи мудрецов, пытающихся доказать, что шансы нации упали до нуля. Я цитирую доктора Геббельса. Исход этой войны решится за секунду до двенадцати. Мы еще побеседуем о стратегии. Пожалуй, я тоже пойду. Устал я от твоего дяди. Меня тошнит от его цитат. Я скажу, у тебя разболелась голова. Это естественно после твоих дорожных приключений. Не огорчайтесь. Один из 50-ти даже я пропускал, в молодости, конечно. Я восхищен Вашим умением скрывать столь бурный темперамент. Ответного комплимента пока не ждите. Рейхсфюрер не любил Канариса. Он принял экипаж адмирала под свою команду, но едва ли преисполнен доверия к его людям. Вы согласны со мной? Я согласен с рейхсфюрером. Знаете его? Знаете. Ликвидировать. Это не наши решили. Это англичане. Не забыли, что я убил их чиновника из Министерства иностранных дел. Гиммлер решил выдать меня англичанам, чтобы затереть все темные пятна. Спасибо, что рассказал. А ты не можешь спастись? Зачем? Все равно найдут, только потрошить будут дольше. Живи, пока свои же не прихлопнут за излишнее служебное рвение. Дитриха берегись. Мы решили Вам помочь, Петер. Вы слишком медлили. Почему Вы ухлопали моих парней? Они слишком медлили.

Знаете, что заключенные и иностранные рабочие являются для фюрера своего рода заложниками. И он угрожал союзникам истребить заложников в последнюю минуту. По-моему, эта минута наступила. По-моему тоже. Вы должны будете проследить за уничтожением концлагерей с воздуха. Формально рейхсфюрер поручил это людям из Абвера, но считает, что за ними нужен глаз да глаз. Как полагаете? Так же, как и Вы. Это меня устраивает. Вас ждет Лансдорф. Это поручение свидетельство доверия со стороны рейхсфюрера. Я бы сам отправился, но дела. С Вами будет майор Дитрих. Вы меня хорошо знаете. Мы с вами проработали не один год. Чем могу быть полезен? Это адресовано моему брату. Если это случайно попадет через Швейцарию к Даллесу, я не стану упрекать Вас. Вы единственный человек, у меня больше никого нет. Я готов умереть с честью, как солдат Германии, но я хочу, чтобы имя мое осталось в истории. Извините слабость мою. Я должен прочитать это письмо. Довольно щепетильное поручение. Конечно. В нем никаких государственных и военных секретов нет. Нечто вроде дневниковых записей, где я высказываю несколько мыслей. О чем с Вами разговаривал Лансдорф? Сожалел, что не может принять участия в операции. Старая лиса. Сейчас многие хотели бы умыть руки, но ничего не поделаешь, отвечать все равно придется. 10 миллионов заключенных мы уже обработали на умерщвление, да еще предстоит обработать такую же цифру. Бездарный генерал Канарис очень хотел пришвартоваться к берегам Англии Неудивительно, что кое-кто из его команды испытывает тяготение к этой стране. Я понял Вас. Вы всегда меня понимали. И еще комплимент: Вам удивительно удается амплуа разумного труса. Исходя из обстановки. Разумеется. Нацисты не брезгуют никакими средствами, чтобы спрятать концы в воду. Я думаю, Вам это платье подойдет. В нем Вы будете гораздо красивее, чем в мундире, уверяю Вас. Облачиться в овечью шкуру, чтобы не попасть в списки военных преступников.

Ведь на ялтинской конференции принято решение наказать их. Сейчас почти невозможно пробиться в эфир, но мне может понадобиться связь. Профессор, Вы можете ее расположить как можно ближе к аэродрому? Да. Моя группа сделает все возможное. И прошу Вас, за свою жизнь я потерял очень многих друзей. Так пожалуйста, возвращайтесь живыми. Мой персонал сейчас начнет собираться. Я покажу вам другой выход. Доброе утро, коллеги. Подтвердите время начала операции "Аэро". По завершении ее приступайте к реализации мероприятий по "Дяде". Когда советская армия вошла в Пруссию, я вспомнил Вас, майор. Там поместье Ваших родителей? Это ужасно! Ах, Вайс, я был в полном отчаянии. Если бы поместье находилось не в зоне советской оккупации, тогда у меня еще оставались бы надежды. Теперь Вы понимаете, почему я обрадовался, когда Лансдорф решил свалить на меня эту операцию Приказ подписан Гиммлером. Теперь нас перебросят на Запад, например, в Швейцарию. Геббельс будет визжать в газетах о злодейском налете противника на концлагеря и мы с вами, как свидетели этого ужаса, должны будем подтвердить его слова. Это необходимо в интересах наших высших государственных лиц. Хайль! Прошу в мой бункер. Хотите жить? Еще как! С комфортом. Мы солдаты. У нас свои принципы. Мы тоже солдаты.

Нет, вы из гестапо, сударь! Извините меня. Машины стоят без боекомплекта, а склад находится. Время понадобится. А времени уже не остается. Завтра большевики будут здесь. Вы уклоняетесь от выполнения боевого задания. Это задание не военное и не боевое. Вы просто боитесь. Страх? Я не испытаю страха, даже если меня большевики решат расстрелять. Вот Вас, например, должны вздернуть. Спасибо за откровенность. Воспользуйтесь этим откровением и делайте со мной, что угодно. Не надо. Я попытаюсь Вам помочь. Задание должно быть выполнено.

Над целью будем ровно за 15 минут до указанного вами времени. Ровно за 15 минут будем над целью. Не трогайте меня. Убейте меня, Вайс. Я не могу мучиться. Вы должны жить. Я донес на Вас! Тем более, Вы должны жить. Лансдорф не поверил. Сказал, что я свожу счеты. Я давно следил за Вами, Вайс. Как Вы могли? Вы, немец? Лагеря не уничтожены. Мой приказ. Подойдите к фюреру. Ему будет приятно видеть Вас. Виной тому, что лагеря не разбомбили, роковые обстоятельства, не поддающиеся расследованию. Генрих, я справлялся о Вас. Надеюсь, у Вас все в порядке, мой молодой друг? Мы предпримем иной шаг: уничтожим всех заключенных и все специфическое оборудование лагерей. Я знаю Ваше усердие, Генрих. Вы смелый человек. Я преклоняюсь перед Вами. Геринг не решился предстать своей тушей перед фюрером. Засел на юге и ждет, когда его провозгласят преемником. Это мы еще посмотрим. Каков Гиммлер? Поставил исключительно себе в заслугу истребление 11 миллионов в концлагерях. А мы как будто ни при чем! Интересно, кто будет обрабатывать 10 миллионов оставшихся, он сам? Пригласите ко мне Лансдорфа. Мы кое-что с ним обсудим. Надо кончать с Вилли. Что делать будем? То, что приказал Вилли Шварцкопф. Ты сейчас же привезешь к нему Лансдорфа.. Всегда так. В трудную минуту они вспоминают обо мне, Лансдорфе. В мемуарах Вы изобразили себя звездой первой величины германской разведслужбы. Я верю, Вы не хотите, чтобы мемуары были подмочены тем обстоятельством, что некий Иоганн Вайс, работая с Вами, все время работал против Вас. Пожалуйста, будьте проницательны и предусмотрительны. Нашли же Вы разумный ход не поверили майору Дитриху. Сейчас, когда решается судьба Германии, каждый из нас решает собственную судьбу. Что я должен делать? Можете Вилли сообщить обо мне. Что будет с Вами, если Иоганн Вайс оказывается изменником? Вы возьмете документацию подземных концлагерей и дадите взглянуть на нее. Вот эти подлежат уничтожению в первую очередь. Дядя, в каком чемодане Ваши вещицы? Да. Я их возьму с собой. Открывайте. Записывайте. Первое: координаты подземных заводов Фау-1, Фау-2 3 км 25 м юго-восточнее тригонометрической отметки 70-26 и 8 километров. Вышеназванное подлежит уничтожению. Гриф " Совершенно секретно". Великолепно! Какой же Вы умница! Обнимаю и прошу, умоляю в постель. Немедленно, я приказываю Вам, как врач. Последний рубеж, Вайс. Советская армия сломала хребет фашизму. Приятно сознавать, что и мы внесли свою лепту в это великое дело. Такое перенапряжение человеческого организма лежит за пределами допустимого. Надеюсь, все обойдется. Сестра, больной нуждается в режиме. Как тебе понравился наш Лансдорф? Истеричка! Почему он застрелился? От старческой мнительности и профессионального тщеславия. Как он кичился своим недосягаемым для смертных мастерством читать в чужих душах! Результат пуля в лоб! Говорят, эта идейная психопатка Ангелика Бюхер заявила ему, что один из его любимцев якобы работает на русских, разведчик. Кто же это? Неизвестно, он сжег все бумаги. А может никакого разведчика и не было Конечно, не было. Обычный донос незадачливого сотрудника, ревнующего к преуспевающему. Западным державам придется раскошелиться, когда кончится эта шумиха с победой над нами. Мы снова двинем на восток. Шварцкопфам есть на что рассчитывать, мой мальчик. Документы, пожалуйста. Без шума. Стой! Ты? Скорее! Бомба, понимаешь? Бригитта! Что же делать-то? Давай ее скорее ко мне в машину. Нельзя, она же. Ты-то куда? Ты-то останься! Господин Хаген? Что случилось? Ваша жена? Пожалуйста, я потом все объясню. Закройте двери. Уже поздно. Ответственные за ликвидацию объектов, уполномоченные Гиммлером, должны вылететь завтра. Я сам буду возглавлять эту группу. Вилли Шварцкопф уже выехал и будет нас встречать. Прошу Вас персонально, еще раз проверить экипаж самолета. Могу Вам обещать, что мы с земли сделаем то, что не удалось с воздуха подорвем, но так подорвем, что никто никогда не найдет никаких концов.

Я прибуду на аэродром перед самым отлетом. Ну, профессор, последнее " прости". Я готов. Ну, с нами Бог! Чему бывать, того, как говорится. Чистая работа. Практика. Карта мною расшифрована. Регламент уничтожения тоже.

Они облегчили нам задачу тем, что так скрупулезно подготовили преступление. Сам Бог велит нам воспользоваться документами, с поправкой на время. Район подземных заводов тюрем Фау-1, и Фау-2. Здесь рабочих десятки тысяч, иностранцы, в основном. Спасти их выполнить наш интернациональный долг, это ясно?

Вы соберетесь с оружием и боеприпасами у охотничьего дома. Я могу сказать? И сделаете все необходимое для приема советского десанта Что им делать дальше, Вайс? Пусть ждут меня. Я завтра должен быть в Берлине. Вы поступаете в распоряжение Вайса. Эти заводы Шварцкопф приказал снять со снабжения в первую очередь. Значит первыми их и собираются взорвать. У советского командования нет изменений? Думаю, да. Сейчас запрошу. Ничего нового не скажу. Там много людей. Вы должны их спасти. Господи благослови. Что делать с самолетом, на котором полетят уполномоченные, не знаю. В их число никого из наших включить не удастся. Как я понял, список уполномоченных составлен чуть ли не самим Гиммлером? Да, но экипаж формируется в день вылета и люди не знают друг друга. Можно включить нашего человека. Он установит мину и выпрыгнет с парашютом. Гауптштурмфюрер, экипаж к полету Первый пилот. Второй пилот. Бортстрелок! Штурман. Экипаж к полету не готов. Бортстрелок пьян. Сейчас вызову другого человека. Сколько потребуется времени? Десять минут. Через пять минут вылет.

Замена? Вам потребовались буквально секунды. Летную карточку? Бортстрелок. Отправляйте. Но я назначен на другой рейс. В самолет! Все готово. Я Вас никогда не видел в генеральском мундире. Быстрее! Отойдите от люка! Займите свое место. Ну, отчаливаем. Зачем выбросили парашюты? Что, они лишние? Так больше гарантии, что летчики не бросят самолет в критический момент. Старший эсэсовец приказал, когда узнал, что один из экипажа заменен.

Вы тоже улетаете, Вайс? Английские концерны не оставят Вас в беде. Могу Вам обещать. С ними всю войну сотрудничала наша фирма. К тому же Вами заинтересуются коллеги из Америки. Ведь кто-то должен стать воспреемником нашего опыта. Возможно я воспользуюсь гостеприимством тех, кто не останется безучастным к судьбе бывшего офицера рейха. Буду рад встрече с Вами, Вайс. Вы знаете, что муж фрау Бригитты русский диверсант? Об этом сообщил один военнопленный, когда его уличили в краже золота. А Вы общались с мужем фрау Бригитты. Какое Вы имеете отношение к Герду? Мы поженились. Обвенчаемся в Америке. Позабавьте Вашего мужа этим детективом в полете. И Боже упаси Вам попадаться мне еще хоть бы раз на глаза! Стрелок! Стрелок! Истребитель сзади, слева.

Разворачиваюсь, огонь! Не задел, хорошо. Шеф, все в порядке. Можешь если, бери управление. Я все, скис. Все в порядке. Все в порядке, шеф. Десант высадился точно. Наши все здесь. Взяли Шварцкопфа. Командир десанта майор Джалалов. Здравия желаю, товарищ майор. Извините, проформа. Ваше удостоверение. Уникальная вещь. Тут так получается. Вы, как приказано, проникнете внутрь Я приму бой наверху. Жарковато будет. Силы десанта ограничены. Будем драться, пока не выведете всех узников. Сколько их там? Несколько тысяч и все обессилены. На это тоже возьмите поправку. Будем держаться, но желательно, чтобы вы уложились в расписание. Иоганн, я все сделал. Все в порядке. Он связан? Ну что же вы? Идемте. Я с тобой, Иоганн.

Нет, ты должен ждать здесь. Идемте, помозгуем. Не будем терять драгоценного времени. Операцию начнем ночью. Майор предлагает сегодня ночью. Давайте сейчас. Я должен включить вас в личный состав десанта. Имя, фамилия, национальность, профессия. Кто первый? Чехословакия. Яромир Дробны. Спортсмен я. Чехословак. Батя. Король обуви, миллионер!

Я у Бати шил обувь. Я сапожник. Франта Юрасек мое имя. Я Карл Кунерт. Из Германии. Был инженером. Тоже немец. Юрген Хениг. Младен Миленкович. Югослав.

Могу быть врачом. Мольнар Янош. Мадьяр. Буду кем пока не знаю. Ежи Чижевский. Поляк. Учитель. С дипломом не успел. Что ж, товарищи интернационал, это наш не последний, но решительный бой. Радистка, сообщите рейхсфюреру: мы прибыли на место. Все в порядке. Скоро двинемся дальше. Будем радировать. Комендант, процедура награждения не займет у нас много времени? Пока все идет, как по нотам. К бою давайте, пошли! Ваша часть шестая. Где я могу здесь устроиться? Становись! Смирно! Равнение направо. Сейчас будет зачитан приказ о награждении. Солдаты, эти награды за доблесть и мужество, свидетельство заботы фюрера. Прошумели, теперь операция уже не секретная. Я занимаю круговую оборону. Первая, вторая рота рассредоточиться! Залечь и окопаться. Третья рота перекрыть дорогу! Радисты, за мной! Кунерт, займитесь воротами. Договорились, работаем быстро, осторожно, без шума. Товарищи, мы свои! Господи! Господи! Нужна связь. Мерзавцы! Они их замуровали. Ну, готовить заряды? Нина, что там наверху? "Вьюга", я "Ландыш". Доложите обстановку. Прием. Ничего не слышно, большие помехи. Держись, ребята! Радист, стучи! Где танки? Нет десанта. Стучи! Десант, вы нам приданы? Мы вроде уже и не десант. Наши вперед на 100 километров ушли. Сообщите вниз, можно выходить. Терпение, наверху бой! Отойдите как можно дальше от решетки. Мы будем взрывать ее! Воздух! Ему нужен воздух! Мне за линию фронта надо. Нет ни линии, ни фронта. Зубов жив? Если бы так. Шура, сынок.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Тогда в мусорную корзину.

Ведь ты моя сестра. >>>