Христианство в Армении

Кто хочет выпить её?

Но режиссер Джейс Уэйл опроверг это, создав Невесту Франкенштейна, шедевр золотого века фильмов ужасов студии Юниверсал. Размах продукции и актерский состав были грандиозными для простого фильма о монстрах. Невеста Франкенштейна вышла за рамки жанра и остается одним из лучших фильмов студии Юниверсал. Для автора Франкенштейна Мэри Шелли, идея создания невесты для монстра всегда была частью замысла. Интересна история, как Джеймс Уэйл и Юниверсал Пикчерс сосватали Бориса Карлоффа и Эльзу Ланчестер. История так хороша, ее можно пересказывать много раз. Я думал, я здесь один. Это один из лучших фильмов. Он в одном списке с Бульваром Сансет и Гражданином Кейн. Часто о говорят, что это "просто фильм ужасов" , однако, все не так-то просто. Тебе известно, кто такой Генри Франкенштейн? И кто ты такой? Да. Я знать. Сделал меня из мертвых. Всевозможные повороты сюжета, интеллектуальные элементы, художественные элементы, задействованные в этом кино, во многом определили дальнейшее направление жанра и работу студии того времени. Люблю мертвых. Ненавижу живых. Ты умен не по годам. Невеста Франкенштейна это сложнейший и потрясающе созданный фильм ужасов всех времен.

Это настоящий бриллиант в короне ранних фильмов ужасов Юниверсал. Ты сделать такого как я? Нет. Женщину. Друга для тебя. Прекрасный фильм. Замечательный. В нем есть сцены, в которых смешное и страшное отлично взаимосвязаны. В Невесте Франкенштейна многое додумываешь самостоятельно. Единственное правило хорошее воображение. У Уэйла воображение было превосходным. Стоит положится на воображение и домыслить готические детали. Но это не наука. Это уже черная магия. В 1931 , выпустив на экраны Франкенштейна, Юниверсал открыла формулу магии кассовых сборов. Потрясающая игра Бориса Карлоффа принесла ему всемирную славу. Британского театрального режиссера Джеймса Уэйла пригласили в Голливуд благодаря его таланту ставить диалоги. По иронии судьбы, пока кино училось говорить, свои карьеры в Голливуде Карлофф и Уэйл сделали на немых сценах. Основатель Юниверсал Карл Леммле не хотел, чтобы его сын делал фильмы вроде Дракулы или Франкенштейна. Но кассовые сборы говорили об обратном. Завершив съемки Франкенштейна, на студии заговорили о продолжении. Однако, на этот раз возражал уже режиссер. Джеймс Уэйл не хотел делать продолжение Франкенштейна. Казалось, он избегает работы над продолжением, и хочет заняться чем-то иным. Он сказал что " выжал из фильма" все, что только можно. Франкенштейн это Челюсти или Звездные Войны 1930-ых годов.

Это хит. Но студия вложила в фильм столько средств, что он, наконец, согласился. И, что радует, согласился работать только на своих условиях. Тем временем, Уэйл и Карлофф работают над Старым темным домом, над этим сардоническим триллером, где озорной юмор Уэйла замечателен. Человек-невидимка совмещал смешное и страшное, и поразил зрителей невероятными спецэффектами. Эффекты в Человеке-невидимке потрясают. До сих пор не понятно, как некоторые из них сделаны.

Вам страшно интересно узнать, кто я. Верно? Хорошо! Сейчас узнаете. Вот вам сувенир на память. И вот еще. Я вам покажу, кто я и откуда. Что на это скажете? В начале 30-х Уэйл поставил несколько фильмов, не фильмов ужасов. Таких, как При свечах, в манере Любича, экранизация романа Голсуорси Через реку, а также комедию-мистерию Помнишь прошлую ночь? У него не было однозначного мнения о фильмах ужасов.

Они ему нравились, но он хотел быть режиссером класса А. Он хотел делать крупнобюджетные картины. Как Джон Сталь на Универсал. А кто теперь помнит, кем был Джон Сталь?

Однако, все помнят фильмы Джеймса Уэйла. Лэммле младший, генеральный менеджер Универсал, очень уважал Уэйла. Думаю, он считал, что такие фильмы Уйэла как Франкенштейн, Старый темный дом, Человек-невидимка и другие фильмы, уже не ужасов, работа гениального стилиста Уэйла. Сам Лэммле младший творческой натурой не был, но у него было чутье на таланты. Он считал, что Уэйл был тем режиссером, который способен вывести Юниверсал на один уровень с МGМ, Уорнер Брос, и с другими голливудскими кино-гигантами. Он предоставил режиссеру полную свободу действий.

Отклонив несколько сценариев продолжения истории, сценарий Франкенштейна Уэйл взял под личный контроль. Тот факт, что согласие на работу над вторым фильмом Уэйл все же дал, позволил ему предлагать сценаристам свои идеи. Наводить их на мысли. У нас есть верный показатель этого. Эльза Ланчестер, например, упоминала о том, что вот это его идея, и эта идея тоже его. Люди в пробирках его выдумка. Он настоял на сцене пролога с Мэри Шелли, Байроном и Перси Шелли. Без этой сцены он отказывался делать фильм. Эльза Ланчестер сказала мне, что Уэйл настоял, чтобы она играла и Мэри Шелли, и невесту. Иначе он отказывался работать над фильмом. Было потрясающе познакомиться в 1981 году с Эльзой Ланчестер. По ее словам, Уэйл хотел показать, что даже у самых миловидных людей, а именно такой Мэри Шелли и показана в фильме, в голове бродят самые страннейшие мысли. этот ангел создать Франкенштейна! Монстра, сделанного из трупов, выкраденных из могил? Был выделен хороший бюджет, чтобы второй фильм был еще лучше первого. Успех первого позволил ему тщательнее разрабатывать декорации, работу операторов, музыку. Он мог вдаваться в детали, усовершенствовать, украшать. Ранние фильмы он делал быстрее, на изыски не было средств и времени. Во втором фильме много странностей. Монстр ненадолго появляется в начале фильма, а потом пропадает на полчаса. Мы долго находимся в обществе странного доктора Преториуса. Глядя на Преториуса понимаешь, что первый и второй фильмы радикально отличаются. В первом был занудливый доктор Вальдман.

А во втором вдруг появляется эксцентричный персонаж, очень забавный тип, придуманный Уэйлом во время написания сценария. Франкенштейн. С тех пор, как он попал ко мне, он подвергся преобразованиям. В отличие от первого фильма, монстр, задуманный Мэри Шелли, очень ярок. В Невесте Франкенштейна монстр заговорил. Пока тебя не было, мне было так одиноко. Одиноко это плохо. Одиноко. Плохо. Друг. Хорошо. В этом главное отличие фильмов Франкенштейн и Невеста Франкенштейна. Отец возражал против того, чтобы монстр заговорил. Он считал, что это исказит его изначальный образ. Думаю, он был не прав. История кино подтвердила, что он заблуждался. Это одно из редких кино-продолжений, которое по мнению критиков, превзошло изначальный фильм. Борис Карлофф носил неудобный и обременительный грим, изобретенный и накладываемый Джеком Пирсом. Одно из изменений в гриме, помимо того, что Карлофф располнел. Он уже не выглядел как труп. Он стал больше есть и лицо у него округлилось. К новшеств грима относятся последствия пожара. Так что волос почти не стало, и они отрастают в течение фильма. По-моему, это здорово.

Его грим проходит через пять или шесть преобразований, позволяя ему в ходе фильма изменяться визуально и духовно. У него ожог на руке и частично на лице. Помимо этого, в гриме мало что изменилось. На лбу у него по-прежнему электроды. Пополневшее лицо с обгорелыми шрамами, и волос поменьше. Нет, изменилось еще кое-что. В первом фильме у него на голове был зажим. И об этом долго не вспоминали. В фотографиях из Невесты большие зажимы видны, и те что сбоку тоже. Я думал, что его грим в фильме точно такой же. А позднее присмотрелся и вижу, а зажим-то всего один. Во время съемок Франкенштейна, Карлофф получил травму спины, было так неудобно сниматься в тяжелых ботинках и костюме.

Для продолжения эти неудобства постарались устранить.

С ним обращались уже как со звездой, из-за его успеха во Франкенштейне и некоторых последующих фильмах. Думаю, что если в первом фильме голову ему каждый день делали из ваты и коллодия, то уже в Невесте и в Сыне использовали уже резиновый лоб, что ускоряло наложение грима для Бориса и Джека. Карлоффу выдали наклонную доску, потому что ему было тяжело сидеть. У меня есть фото, где он пьет чай, опираясь на эту наклонную доску. Грим создал технические трудности для оператора Джона Мескалля, ему требовалось специальный свет для передачи тонов кожи монстра. Джек Пирс накладывал монстру грим в сине-зеленой гамме. Это не было связано с какими-либо эстетическими предпочтениями. Но если монстра снимали в гриме таких оттенков на ортохроматической пленке, и если Мескалл при этом освещал его через синие фильтры, то монстр выходил мертвенно бледным. Мескалл заказал грим красных тонов всем участникам сцен с монстром, и снимал их через фильтры теплых тонов. Грим невесты Франкенштейна подлинный шедевр. Она единственная каноническая монстрица кинематографа. Стоит подумать о классическом монстре-женщине, и сразу возникает образ невесты Франкенштейна. Грим Эльзы Ланчестер сильно отличался от грима Карлоффа. Уверен, они хотели сделать ее привлекательной особой. Тут не нужна была страшная женщина-монстр. Не знаю, было ли это решением на уровне начальства, вроде "Пусть монстр будет красавицей". Однако, был предложен иной канон красоты. Многим знакома эта удивительная прическа. В ней есть что-то от египетской Нефертити. На голове у нее была проволочная конструкция, а сверху волосы. Скорее всего вперемешку с крепом. А эти безумные седые пряди! А с таким макияжем можно идти на подиум. Если бы не шрам вокруг шеи, ее можно принять за супер-модель с причудливой прической. Я слышал, что Эльза Ланчестер была не в восторге от Пирса. Меня это расстроило, потому что Пирс мой кумир. Я слышал, что он был весьма своенравным типом. Эльза Ланчестер говорила, что Пирс был незаурядной личностью. По ее мнению, он считал себя богом, создающего чудовищ для Юниверсал. Он носил белый халат, словно собирался кого-то оперировать. Она говорила: заходишь в его святая святых, кабинет, чтобы наложить грим, и ждешь, пока он поздоровается. Здороваться он должен был первым.

Так что, он многое держал под контролем. Он был богом и царем своего гримерного царства. Она очень забавно рассказывала о шраме на шее у невесты. Джеку Пирсу требовалось много времени, чтобы сделать его. Создание этого шрама было невероятным ритуалом, хотя сам шрам в фильме почти не показан. Она сказала " Такой шрам можно купить за 10 центов в магазине розыгрышей". Но у него был свой подход, и он усердно накладывал его невесте каждое утро. Идея с шипением невесты возникла когда Эльза с Чарльзом Лотоном кормили лебедей в Риджентс Парке. Она сказала "Кормить себя они позволяют, но стоит приблизиться к ним, или к лебедятам начинают шипеть". Итак, она вспомнила про лебедей и их невероятное шипение и использовала образ в фильме. Во Франкенштейне снимались актеры из Англии и США, что не всегда срабатывало. В Невесте играли в основном британские актеры. Мэй Кларк, Элизавету в первом фильме, заменили на 1 7-летнюю инженю Валери Хобсон. Валери Хобсон блестяще сыграла Элизабет. Она похожа на рождественского ангелочка, в белом платье и с распущенными волосами. При беседе с ней в 1989, она с таким удовольствием вспоминала те съемки. Огромное впечатление произвела первая встреча с Карлоффым. Он был в полном гриме монстра Франкенштейна. Она сказала " Я была поражена, когда он заговорил. У него был мягкий английский акцент, и он слегка шепелявил". Она сказала, что он был как великий клоун, глядя на которого плачешь. Он действительно вызывал слезы. Монстр, который страстно желает избавиться от своего монстризма, полюбить и быть любимым. И он справился с задачей. Играл потрясающе. Она была поражена. Валери Хобсон очень ценила Джеймса Уэйла. Он был великим режиссером, и настоящим англичанином, считала она. Эта 1 7-летняя британская девушка оказалась в Голливуде, где он с таким радушием встретил ее. Она сказала, что пала жертвой остроумия Джеймса Уэйла. С Колином Клайвом, Франкенштейном, она познакомилась на съемках.

Снимали сцену, когда у нее истерика, и она падает к нему в постель. Во время репетиции она падает в постель, а Уэйл говорит " Клайв, познакомьтесь, это мисс Хобсон". А они в постели. Такое вот оригинальное, даже по голливудским меркам, представление. Роль Франкенштейна, в исполнении Колина Клайва, одна из его последних. Он умер два года спустя, в 37 лет, от нервного срыва и алкоголизма.

Доктора Преториуса, ментора Франкенштейна, должен был играть Клод Рейнс, однако ее исполнил Эрнест Тезигер, театральный ментор Уэйла. Актер, не менее эксцентричный в жизни, чем на сцене. За новый мир богов и монстров. Уна О'Коннор, игравшая в Человеке-невидимке, идеально подошла на роль Минни, болтливой экономки Франкенштейна. Дуайту Фраю, сыгравшему помощника Франкенштейна, повешенного в первом фильме, Джеймс Уэйл отвел маленькую, но выразительную роль. Фриц фон Франкенштейн погибает от рук монстра во Франкенштейне. Джимми Уэйл так его отец всегда называл любил работу моего отца. Достанешь нам сердце женщины, которая внезапно скончалась? Если вы пообещаете мне тысячу крон. Сердце того стоит. Барон заплатит тебе. Постараюсь найти. Невеста Франкенштейна лучший фильм ужасов Юниверсал, благодаря работе постановщика Холла и оператора Мескалла. Экспрессионистские приемы, искусственное освещение, потрясающие нарисованные декорации, и то, как надгробия криво стоят на кладбище. Это потрясает. Интересна карьера Уэйла, его жизненный путь. В прошлом он был и актером в театре, и театральным режиссером, и постановщиком, и художником. Можно себе представить, до какой степени он влиял на создание декораций и сцен своих фильмов. В то время режиссеры этим не занимались. Эльза Ланчестер рассказывала, что когда она не была занята в съемках, он взял ее на студию показать декорации леса. Он очень гордился своим лесом. Я спросил, его ли идея дизайна леса, похожего на ряды телефонных столбов, где стволы деревьев лысые и застывшие, не такие как в предыдущей сцене, буколической, с прекрасным лесом? Она ответила "Конечно, это его идея". Не то, чтобы он сам деревья выращивал, но он придумывал сцены, рисовал к ним эскизы, передавал их начальникам отделов и предлагал поработать над ними. Оператор Мескалл достиг небывалых визуальных высот в Невесте, чему предшествовало сотрудничество с Уэйлом. Джон Мескалл снял с Джеймсом Уэйлом пять кинокартин. Невеста наиболее известный его фильм. Этот фильм лучший из позднего периода работы Уэйла на Юниверсал. Мескалл использовал освещение, которое он называл рембрандтовским. Он использовал центральный свет и косое освещение на протяжении трех четвертей сцены, чтобы осветить предмет съемок на фоне темного заднего плана. Это напоминает живописный стиль Рембрандта, где свет направлен в определенном направлении, очерчивая контур. эффектность Невесте придает музыка, написанная Францем Ваксманом. В фильме есть все: первоклассный актерский состав, чудесный сценарий и потрясающая музыка. Это лучшая музыка для кино, написанная Ваксманом в 1930-е годы. Для сцены начала фильма, где Байрон и Шелли сидят на вилле в непогоду Ваксман написал очаровательный минуэт тех времен, легкий м воздушный. Во время короткой ретроспективной сцены рассказа Байрона звучит мощная фуга, иллюстрирующая ужасы изначальной истории, а потом снова тема менуэта, в стиле музыкальных гостиных того времени. Музыка комментирует массу сцен.

Иногда шаловливая, иногда возбужденная, в основном же, как и сам фильм, возвышенная.

Структуру партитуры можно назвать вагнеровской. У Ваксмана имеется свой мотив для каждого из главных героев. Эти тематические блоки возвещают о появлении определенного персонажа, или же просто живут в кадре, пока герои находятся за кадром. Создается эффект оперы. Лейтмотив имеется у каждой фразы или мелодии, ассоциируемой с персонажем, у каждого свой собственный лейтмотив. У монстра мотив из четырех нот, имитирующий его рычание. Ваксман словно подсмотрел его игру и на основе этого написал музыку. У невесты экзотичная мелодия из трех ключевых нот. Его музыка не ограничена, ее можно использовать в различных формах. Мы впервые слышим ее, когда о ее создании заговаривает Преториус. -Друга для тебя. Женщина? Друг. Да. Доктор Преториус своего рода Мефистофель. Это в равной степени комичный и зловещий персонаж. Его музыка безумная, пульсирующая. Она предвещает различные события, и ей предшествует небольшая кода, свободная для интерпретаций. Никому не известно, что на уме у Преториуса, и результат его действий. Замечательная сцена, где он, пьяненький, сидит в склепе, и удивлен появлением Карлоффа. Здесь все метрически выверено, и напоминает Пляску Смерти Сен-Санса. Кстати Ваксман так и называл сцену Пляска Смерти. Невеста Франкенштейна подверглась цензуре во время и после съемок. Пролог сократили, убрали крупный план декольте Эльзы Ланчестер. Но это было только началом. Перед его показом в Америке, фильм сократили на 15 минут. Думаю, Юниверсал подстраховывался. Фильм вышел очень скандальным и даже бунтарским. Они хотели убедиться, что он не принесет им много хлопот. Как и всякий голливудский сценарий, Невеста должна была пройти цензуру в голливудском Брин-офисе. Чтобы там обсудили все спорные вопросы фильма. В сценарии было много религиозных ссылок, некоторые из них граничили с богохульством. Что если мне была уготована участь познать тайну жизни? Что если таков замысел Всевышнего? Генри, не говори этого. И не думай об этом. Это богохульство и грех. Нам не дано знать подобные вещи. Монстр создание человека, а не Бога, но он проходит путь Христа, непонятого и преданного. В изначальном сценарии монстр принимает распятое тело за подобного себе, подвергшегося преследованиям. Цензуру не волновало,есть ли Христос на заднем плане, а вместо этого он роняет, кощунственно, статую епископа, словно бунтуя против общепринятой религии. Но этого не было в сценарии. Соответственно, никаких возражений. Когда Генри и Преториус обсуждают безумный план создания монстрицы, нечестивый Преториус задействует религиозную иконографию и говорит " Обратитесь к природе, или к Богу." А в сценарии говорилось ". если верите в сказки". Ну кто же так о религии говорит? Переделали на " библейские истории" , в таком виде прошло. Обратитесь к природе, или к Богу, если вам по вкусу библейские истории. Эрнест Тезигер произносит эти " библейские истории" с таким презрением, что звучит пообиднее " сказок". Вот как преднамеренно обходилась цензура. В Невесте была побочная сюжетная линия, где играл Дуайт Фрай. Это незаконнорожденная идея сценария, где монстр представлялся жертвой. По замыслу, у Карла были дядя с тетей, которых он убил таким обрзом, чтобы все решили, будто это дело рук монстра. Сцена длилась десять минут, и завершалась дознанием в морге. Связи с общей историей не было, и эта сцена тормозила развитие фильма. Уэйл мудро убрал эту сцену, и пробел в повествовании был заполнен пересъемкой. Монстра находят в лесу, где он пытается отнять еду у цыган, которые страшно перепуганы. Это подводит нас к сцене монстра и отшельника. Всякий раз когда я смотрю эту сцену со слепым отшельником, я поражаюсь искренности, с которой она снята.

В ней нет полутонов снисходительности или насмешки, из героев не делают клоунов, не насмехаются над их отношениями и счастьем встречи друга. Здесь нет игры в " странный юмор". Здесь сплошная чувствительность, тепло и взаимная радость персонажей, нашедших то, что они давно искали. Это покоряет. Такого не было в первом фильме. И таких экстремальных чувств в первом фильме тоже не было. Невеста первый фильм, где юмор так искусно переплетен с ужасом. На редкость чудаковатый господин. Между мной и ним есть что-то общее. Или же я себе льщу? Сейчас то мы уже понимаем, что у Уэйла очень манерный юмор. Возможно, раньше об этом не догадывались. Возможно, мы домысливаем китч и манерность в его юморе. Сами их придумываем, по прошествии 65 лет с момента создания фильма. Невеста Франкенштейна насквозь пронизана юмором. Но это не комедийный юмор, а неотъемлемая часть образа персонажей и их действий в основном сюжете. Комичность Преториуса в том что он стоит особняком от жизни, от всего мира, от Генри, от собственного существования, и комментирует это со свойственной ему иронией. Он не принимает жизнь всерьез. Его реплики о созданных им маленьких существах, о самом себе в роли дьявола или же дьявола в роли него.

Это ироничное отношение к жизни, свойственное как его персонажу, Эрнесту Тезигеру в роли Преториуса, так и самому режиссеру Джеймсу Уэйлу. Доктор Преториус архетип старого гомосексуалиста. Думаю, с этим стоит согласиться. Он также Мефистофель для Франкенштейна Колина Клайва, Фауста. Он соблазняет Франкенштейна свернуть с прямого и узкого пути, и отправиться по более извилистой и прихотливой тропинке, изменив отношение к своей жизни.

Мы не только прическу ей сделали, но и нарядили ее. Какие же мы педики, Колин! Это точно, голубая пара. Преториус немного влюблен в доктора Франкенштейна. Гомосексуальная восприимчивость к аутсайдерам. В Невесте Франкенштейна их несколько. Преториус аутсайдер. Франкенштейн становится аутсайдером. Его уводят от жены и из дома, чтобы снова превратить в безумного ученого. И, конечно же, наиболее очевидный аутсайдер это сам монстр. Очень хотелось бы думать, что Уэйл отождествлял себя с аутсайдером, подобным монстру, непонятным для обыкновенных людей. Уверен, Джейм Уэйл по своему опыту знал, что значит быть непонятым. Он был юношей с художественными пристрастиями. Рос в индустриальном городке, в семье рабочих. Он был непонят еще до того, как стал гомосексуалистом. Помимо этого, он знал, что значит быть творческой личностью, предметом насмешек общества. Намеки на это встречаются во многих персонажах Невесты. В фильме много размышлений о сложных отношениях между обществом и человеком, не похожим на остальных. Монстр это подсознание, которое мы должны держать под контролем. Оно высвобождается, и угрожает стабильности общества. То есть, кто-то должен убить или укротить сорвавшегося с цепи монстра.

Что и делают деревенские жители. Жители деревни во Франкенштейне и почти что злодеи. В конце Франкенштейна особо ярко выражено: это линчующая толпа. У него была мысль, что коллективное сознание всегда доводит до беды. Получалось, что ментальность толпы гораздо страшнее самого страшного из монстров. В своей Лодке Уэйл практически осуществил мечту создания автономных и престижных постановок. Но в 1936 Юниверсал погрязла в долгах и Карл Леммле лишился студии.

В течении пяти лет Уэйл счастливо проработал с младшим Леммлем. Он стал почти что независимым кинорежиссером. Он все решал сам. Никто не указывал ему, что делать. Над ним не было начальства. Но Леммле лишились студии, и ситуация изменилась.

Неожиданно Уэйл понял, что работает на людей, которым не по душе его методы. Все это стало напоминать фабрику, где фильмы делают по шаблонам, наподобие студий МGМ и им подобных. Уэйлу плохо работалось в такой обстановке. Последнее кино Уэйла для Юниверсал -Дорога Домой, бескомпромиссное продолжение На Западном фронте без перемен. Под давлением Германии, на студии Фильм значительно сократили, и зрители на него не ходили. В 1941 Уэйл ушел из Голливуда. Жизнь его проходила в достатке, он не дожил до окончательного признания своего таланта. После нескольких инфарктов, он умер в 1957 году. Без участия гениального Уэйла продолжения Франкенштейна мало интересовали их главного героя. Отец играл монстра в трех фильмах. Последним из них был Сын Франкенштейна, и именно тогда он решил, что больше монстра играть не будет. Он понял, что история исчерпана и созданный им монстр выполнил свою миссию. Он боялся, что станет поводом для пародий, шуток и плохих сценариев, и с его точкой зрения многие соглашались. В фильме Билла Кондона Боги и Монстры рассказывается о встрече актеров Невесты с режиссером фильма. Эй, вы, с камерой! Есть возможность снять исторический кадр. Это мистер Джеймс Уэйл, создатель " Франкенштейна" и "Невесты Франкенштейна". А это, оставь на секунду ребенка, сам монстр и его невеста. Ах, Карлофф. Точно. Приятно быть знаменитым?

Тема невесты стала канонична и проскальзывает во многих фильмах.

Есть чудесная пародия на Невесту Франкенштейна в Солдатиках. Невеста Франкенштейна умело использована в Невесте Чаки. Она ожила!

Мы мертвецы. Можно нарисовать невесту и люди сразу догадаются, кто это.

Я любил играть в набор из Невесты Франкенштейна, когда был маленьким, задолго до того, как посмотрел фильм. Мне жутко нравились создания, которые я смог мастерить, они ползали по столу, когда я засыпал. Дети семи, восьми, девяти лет знают сценарий наизусть. Потом фильм у всех появился на видео, а теперь на ДВД. Он увековечен. И его с удовольствием смотрят люди всех возрастов. Гениальный фильм, потрясающий. Эта картина, в которой игра Карлоффа, Эльзы Ланчестер, Эрнеста Тезигера превзошла все голливудские фильмы того времени. Великолепная игра.

Если кому-то надо сделать доклад на тему Влияние личности режиссера на создание кинокартины, то Невеста Франкенштейна тому лучший пример. Посмотришь фильм, и вроде как повел вечер в компании Уэйла. За беседой с ним, слушая его мысли, наслаждаясь его умом. И все это в одном фильме. Это как вечер в компании Джимми. 1935 год замечателен фильмами ужасов. Помимо Невесты Франкенштейна Беовульф из Лондона, Ворон, Знак Вампира и Сумасшедшая Любовь. Все они стали классикой.

Но Невеста Франкенштейна оказалась лучше всех. Джеймс Уэйл был назначен ставить фильм Дочь Дракулы. Барочную комедию с черным юмором, куда скандальнее Невесты. Но сценарий подвергся слишком жесткой цензуре. Дочки не получилось, но есть невеста, и за это огромное спасибо. С вами был Джо Данте.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Покажи мне свою руку.

Мы все были там. >>>