Христианство в Армении

Чтобы жениться, детей завести.

ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА ПОСЛЕ " КАТРИНЫ" Время подвиги эти не стёрло. Отодрать от него верхний пласт Или взять его крепче за горло И оно свои тайны отдаст. Упадут сто замков, и спадут сто оков, И сойдут сто потов с целой груды веков. И польются легенды из сотен стихов Про турниры, осады, про вольных стрелков. Ты к знакомой мелодии ухо готовь, И гляди понимающим оком, Потому что любовь это вечно любовь, Даже в будущем вашем далёком. Звонко лопалась сталь под напором меча, Тетива от натуги дымилась. Смерть на копьях сидела, утробно урча, В грязь валились враги, о пощаде крича, Победившим сдаваясь на милость. Но не все оставались живыми, В доброте сохраняли сердца, Защитив своё доброе имя От заведомой лжи подлеца. Хорошо, когда конь закусил удила, И рука на копьё поудобней легла. Хорошо, если знаешь, откуда стрела. Хуже, если по подлому, из-за угла. Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом. Ведьмы вас не пугают шабашем? Но, не правда ли, зло называется злом Даже там, в добром будущем вашем? И во веки веков, и во все времена Трус, предатель всегда презираем. Враг есть враг, и война всё равно есть война. И темница тесна, и свобода одна, И всегда на неё уповаем. Время подвиги эти не стёрло. Отодрать от него верхний пласт И дымящейся кровью из горла Чувства вечные хлынут на нас. Ныне, присно, во веки веков, старина, И цена есть цена, и вина есть вина. И всегда хорошо, если честь спасена, Если другом надёжно прикрыта спина. Чистоту, простоту мы у древних берём. Саги, сказки из прошлого тащим, Потому что добро остаётся добром В прошлом, будущем и настоящем. Упал, как мешок! Разве так дрались в наше время? Вот помню. Честь храбрым, и слава победителю доблестному рыцарю Гаю Гизборну! Слушайте! Слушай весь добрый народ! Слушайте охотники, воины и лесничие! Слушай всякий, кто носит лук и колчан! Этот крик кричит благородный шериф Ноттингемский.

Сегодня, в день Святого Петра, мы призываем всех стрелков северного края на весёлый спор. Лучше всех поразивший мишень, будет награждён стрелой из чистого серебра с наконечником и перьями из чистого золота. Тот стрелок будет назван первым лучником северного края по эту сторону Трента. Боже, храни короля и гроб Господен! Идём, красотка. Не тронь мою дочь! Отпусти девушку. Я же сказал, отпусти! Как звать тебя? Моё имя Робин. Робин из Локсли. Спасибо тебе, Робин. Если доведётся бывать в Хольдернесе, мы с дочерью будем рады тебе у нас на мельнице. Я обязательно буду у вас. И очень скоро. Молись за него. Ещё чего. Ему мишень маловата. Попал пальцем в небо! А ты ближе подойди, может, попадёшь! Мария, чем этот Робин из Локсли тебе не жених? Стрелок, лучшего выстрела тебе не сделать. Клянусь святым Кезбергом, сам Дьявол тебе помогает. Ну, посмотри, Мария, какой парень! Одноглазого лесничего я хорошо знаю. Клянусь честью, в Англии нет лучшего стрелка. Благородный шериф Ноттингемский, кроме одного человека. Разбойника Робин Гуда, которого твои люди почему-то никак не могут поймать. Значит. Сэр Ральф зачем лишать наш народ такого представления? Скажите воинам, чтобы были наготове. Если кривой лесник может выиграть приз, то чем же дурак хуже? Дорогу глупости! Посмотрим, не достанется ли мне серебряная стрела дядюшки шерифа. Лесничий попадёт. Это невозможно. Замолчи. Робин Гуд смог бы. Откуда ему здесь взяться? Я не знаю. Это я так. И Робин не попал бы. Это не олень в королевском лесу. Много ты понимаешь. Что это он колдует? Дубина. Он ловит ветер. Сейчас мой выстрел! Значит, сэр Гай, твой шут умеет владеть не только языком. Хорошо стреляешь. Шериф узнал тебя. Дорогу глупости! Робин Гуд! Артур, какой Робин Гуд? Протри глаза. Робин Гуд. Подойди сюда, стрелок. У тебя сильная рука и острый глаз. Ты заслужил приз. Прими этот серебряный рог. Красивый рог. Попробую, как он звучит. Мой звонче. Ну, вот и всё, Робин Гуд. А ты думал, что ты выиграл? Взять его! Я не привык проигрывать. Если твои люди шевельнутся, ты тут же будешь разговаривать с апостолом Павлом. Так что скажи им, чтобы вели себя спокойно, пока мы не дойдём до опушки леса. я отпущу тебя. Не двигаться! Ни с места! Если рыщут за твоею Непокорной головой, Чтоб петлёй худую шею Сделать более худой, Нет надёжнее приюта Скройся в лес, не пропадёшь, Если продан ты кому-то С потрохами не за грош.

Бедняки и бедолаги, Презирая жизнь слуги, И бездомные бродяги, У кого одни долги, Все, кто загнан, неприкаян, В этот вольный лес бегут, Потому что здесь хозяин Славный парень Робин Гуд! Здесь с полслова понимают, Не боятся острых слов. Здесь с почётом принимают Оторви-сорвиголов. И скрываются до срока Даже рыцари в лесах. Кто без страха и упрёка, Тот всегда не при деньгах.

Знают все оленьи тропы, Словно линии руки, В прошлом слуги и холопы, Ныне вольные стрелки. Здесь того, кто всё теряет, Защитят и сберегут. По лесной стране гуляет Славный парень Робин Гуд! И живут, да поживают, Всем запретам вопреки. И ничуть не унывают Эти вольные стрелки. Спят, укрывшись звёздным небом, Мох под рёбра подложив. Им, какой бы холод не был, Жив и славно, если жив! Но вздыхают от разлуки: Где-то дом и клок земли, Да поглаживают луки, Чтоб в бою не подвели. И стрелков не сыщешь лучших. Что же завтра, где их ждут? Скажет первый в мире лучникСлавный парень Робин Гуд!

Много ли рыбы наловил, Святой Отец? Мало, сын мой. Хотелось бы узнать, сколько смирения в этом тучном теле, Святой Отец? Смирение мать всех добродетелей. Будьте смиренны аки агнцы, как заповедовал нам всеблагий Господь. Ну, раз ты и впрямь смиренная овечка Христова, перенеси меня на тот берег, Святой Отец. Вода холодная, а мне так не хочется купаться. Воистину смирение есть высшая добродетель! Вот молодец! Спасибо, Святой Отец. Впервые вышел сухим из воды. Воистину смирение великая добродетель. Будь милостив, сын мой, не откажи перенести и меня на тот берег.

Я оставил там кое-что. Я вижу, ты любишь шутить. Ну, что ж. Долг платежом красен. Садись. Спасибо, сын мой. Садись, садись. Я, кажется, тяжеловат?

А ты парень крепкий. Ты действительно тяжеловат, Святой Отец. Ну и грузен же ты, Святой Отец. На всё Воля Божья. День-деньской умерщвляю плоть постом и молитвой, а поди же. Подожди. Ты видно забыл, что мне нужно на тот берег. Ну-ка ещё раз, Святой Отец! Да поживее. Ну-ка скорее. Так, хорошо. Ну, святоша, сейчас я выдублю твою шкуру! Вставай! Легко побить смиренного служителя Церкви. Вставай, вставай!

у которого всего-то оружия молитва и чётки. Неужели он провалился в преисподнюю? Хватит испытывать друг друга, Отец Тук. Кто же в наших краях не знает причётника из Риптоннова аббатства? Я сразу же узнал тебя. Отец Тук. Я тоже тебя узнал, Робин Гуд. Я давно искал тебя, Отец Тук. Нашу встречу надо отпраздновать. Пойдём со мной в Хольдернес. Тамошний мельник пригласил меня в гости. Только без оружия. Пойдём, сын мой. Святые угодники так и шепчут мне в оба уха, что не будь у мельника красотки-дочери. А мне святые угодники прожужжали все уши, что у тебя в сумке есть кое-что кроме сушёных кузнечиков. А я не прочь перекусить. С тех пор, как я не поладил с настоятелем и покинул Риптонново аббатство, где, я сознаюсь, кое-что поломал. Грешная эта обитель! С тех пор лишь две горсти гороха и кружку воды посылает Господь мне на ужин. К тому же, прежде чем приступить к трапезе, я окаянный, пять раз должен прочитать молитву. Дважды Аторе, дважды Аве и один раз Кредо. Таков мой обед, приятель. Если ты купишь землю, с землёю ты купишь камни. Если ты купишь значит, ты купишь и скорлупу. Если ты купишь добрый эль, купишь ты только эль. Поскольку ты не заплатил мне подать, я сам себе верну то, что мне принадлежит по праву. Я заплачу. Торопись, тощий гриф над страною кружит. Лес обитель твою по весне навестит. Слышишь, гулко земля под ногами дрожит? Видишь, плотный туман над полями лежит? Это розы вскипают от ненависти. Ненависть в почках набухших томится. Ненависть в нас затаённо бурлит. Ненависть потом сквозь кожу сочится, Головы наши палит. Погляди, что за рыжие пятна в реке? Зло решило порядок в стране навести. Рукояти мечей холодеют в руке.

И отчаянье бьётся как птица в виске. И заходится сердце от ненависти. Ненависть юным уродует лица. Ненависть просится из берегов. Ненависть жаждет и хочет напиться Чёрною кровью врагов. Да, нас ненависть в плен захватила сейчас. Но не злоба нас будет из плена вести. Не слепая, не чёрная ненависть в нас. Свежий ветер нам высушит слёзы у глаз Справедливой и подлинной ненависти. Ненависть. Пей! Переполнена чаша. Ненависть требует, выхода ждёт. Но благородная ненависть наша Рядом с любовью живёт. Ненависть. Ненависть. Ненависть. Ненависть. Ненависть. Ненависть. Ненависть. Ненависть. И вот проходит год и один день. И собрались сыновья, чтобы похвастать своим искусством. Старший сын, кузнец, говорит: Садись на коня, отец, и гони вскачь. Я подкую его на скаку. И правда, подковал. Тогда средний сын, брадобрей, сказал: Спусти собак, пусть гонят зайца. Я обрею его на бегу. И правда, обрил. Тут пошёл дождь, а младший сын говорит: А мне дождь не страшен, нисколько. Я могу отбить мечом каждую каплю. И тут дождь на дворе полил как из ведра. Младший сын взял меч и ну вертеть над головой. А вертел он так быстро и ловко, что ни одна капля не успела упасть на него. Бог в помощь. Может быть, приступим к трапезе? Ты не знаешь мой обычай. Я без гостей за стол не сажусь. Сейчас кого-нибудь приведут. Смотри, Вилли, там кто-то едет. Клянусь святым Дунстаном, скоро мы вознаградим себя за пост. Не похоже, что он сдастся без боя. Маленький Джон, его нельзя упустить. Вечные хлопоты с этими рыцарями: чуть что, хватаются за меч. Прямо беда. Привет, сэр рыцарь! Мой господин просит тебя свернуть с дороги и разделить с ним его скромную трапезу. Ты, видно, принял меня за другого, друг. Вряд ли кто знает меня в этих краях. Скажи, кто твой хозяин, и где его замок? В самом деле, Вилли, не ошиблись ли мы? Что ты, Джон? Тут нет никакой ошибки. Сэр рыцарь, наш господин Робин Гуд. И замок его Шервудский лес. Ну, хорошо. Я охотно сверну с дороги. Посмотрю, правду ли говорит молва о вашем хозяине. Привет тебе, рыцарь! Охотничий стол накрыт и ждёт любого, кого посылает нам случай. Мои воины так проголодались, что готовы жевать тетиву собственного лука. Накормите коня, и живее к столу. Встречайте гостя! У нас здесь тепло. Твоя кольчуга быстро высохнет. А то ржавчина сгложет её раньше, чем вражеские мечи её изрубят. Приступим! Вкусен ли королевский олень, сэр рыцарь? Давно не ел такого обеда. А не думаешь ли ты, сэр рыцарь, что негоже благородному господину, сидя за столом простолюдинов, не расплатиться по-рыцарски щедро? Увы, дорогой хозяин, мне нечем с тобой поделиться. Денег у меня так мало, что стыдно предлагать их за радушие. Так мне говорили аббаты и епископы, набитые золотом, как яйцом скорлупа. Посмотри, не обманывает ли нас сэр рыцарь. Кошелёк пустой, как гнёзда по осени. Как твоё имя? Алан Эдейл. Судя по кресту на плаще, ты из войска Христова? Ты угадал, я крестоносец. Вернулся домой месяц назад. Ну и как ты нашёл нашу добрую Англию? Пока я воевал за гроб Господень, епископ Герфорд, наставник аббатства Девы Марии, разорил и этим свёл в могилу моего старика-отца. Чтобы расплатиться с епископом, мне пришлось заложить родовой замок. Завтра день уплаты долга. Это всё, что у меня осталось. За сколько заложен твой замок? За четыреста золотых. Есть ли у тебя поручители? Пока был богат, друзей хватало. А теперь нет ни одного. Пожалуй, кроме пречистой Девы Марии. Да. Лучшей поруки не найдёшь ни на земле, ни на небе. Неужто я не поверю пречистой Деве Марии?

Пройдёшь всю Англию, а лучшей поруки не найдёшь. На доброе дело отдадим последнее, что имеем. Я отдаю свою серебряную стрелу. На богоугодное дело, под поручительство святой Марии, грех не отдать и последнее. Завтра ты получишь за всё это у торгаша в Ноттингеме никак не меньше 400 золотых. Только смотри, чтобы не дали худые, с обрезанными краями. А то ещё чего доброго епископ Герфорд скажет, что долг не уплачен. Нет, я лучше поеду с тобой. Дашь мне свой шлем, меня могут узнать. Сколько уродилось на наших землях, Отец Приор? 441 кватерн и 3,5 бушеля, Преподобный. Святой Отец! Но ты ещё не считал урожай земель Алана Эдейла. Может, отсрочить ему уплату, Ваше Преподобие? Не хочешь ли ты, сэр Гай, лишить святую Марию по праву Ей принадлежащего? День ещё не кончился, Ваше Преподобие. Только денег ему взять неоткуда. Ну кто же даст 400 золотых голодному бедному рыцарю? Не ты ли, сэр Гай? Из уважения к его славным предкам. Мне кажется, это имя известно и тебе, сэр Эдмонд. Я слышал, что вы не ладили в крестовом походе. Он победил тебя на турнире у стен Акры. И герольды трижды провозгласили имя его прекрасной дамы. Кажется, это леди Анна из Ашбеля. Между прочим, у меня конь споткнулся.

А завтра я буду кричать на всех перекрёстках, что леди Анна лучшая из женщин. Ещё бы, особенно учитывая её приданое. Поэтому не забывайте, что похитили. Голову выше, сэр Гай. Похитили её именно мои люди. Все земли вокруг Сэлби будут твоими. И не забудь, кто дал приют. Пантекрафт твой.

Господа. Соперник сэра Эдмонда явился. Я лучше пойду к его, то есть, к своей невесте. Меня просто угнетает мысль, что этот бедный рыцарь, благородный рыцарь сейчас будет унижаться и молить об отсрочке уплаты долга. Да, я лучше пойду. А тебя, сэр Гай, прошу быть свидетелем. Благослови вас Господь. Я пришёл в назначенный день, Святой Отец. Принёс ты деньги, сэр рыцарь? Нет, я не принёс вам денег, Святой Отец. Зачем же ты пожаловал, если тебе нечем отдать долг? Я пришёл молить об отсрочке, Святой Отец. Именем Девы Марии прошу тебя. Нет, сын мой, не могу. Прошу тебя, будь милосерден, Святой Отец. Не отнимай у меня земли отцов и дедов! Сделай милость, распоряжайся ею как своей, пока я не уплачу долг. Но не отнимай совсем. Я буду работать на тебя простым крестьянином, пока не уплачу долг. У святой Марии хватает тех, кто пашет лучше тебя. А в страду мы выгоним в поле твоих бывших крестьян, сэр Алан Эдейл. Значит, ты хочешь, чтобы я умолял тебя на коленях, Святой Отец? Ну, берегись, епископ Герфорд! Если не судьба мне владеть землёю предков, то мечом я ещё владею хорошо. Запомни это, Святой Отец. Недостойно ведёшь себя, рыцарь. Твой замок и земли отошли к нам по закону. Впрочем, я не хотел бы обидеть тебя. Разумеется, Феод стоит больше 400 золотых. И поэтому я полагаю, что святая Мария не будет в обиде, если к тем деньгам, которые ты задолжал, я дам тебе ещё 100 золотых. А 200 не можешь дать? 200 нет. Нет-нет. 200 не могу. Пожалуй, За лужок возле буковой рощи. Клянусь гробом Господним, много я видел в жизни псов, но таких жадных как он, не приходилось. Так нет же, алчный монах, не владеть тебе моим замком! Иногда мне кажется, что Бог всё-таки есть. И тогда мне становится страшно. Святой Отец? Сегодня в полночь на развилке у креста. Это очень важно. Я буду ждать. Ну, где же он? Завтра в полдень в Вириздельской церкви епископ Герфорд обвенчает сэра Эдмонда с леди Анной из Ашбеля.

Полгода назад сэр Гай, мой хозяин, и епископ Герфорд разыграли забавную историю. Леди Анна отправилась в Ноттингем. Люди сэра Гая Гизборна устроили засаду, перебили её слуг. А люди епископа Герфорда якобы освободили её и увезли в аббатство Святой Марии. Там она и жила как узница, ожидая только одного: твоего возвращения, сэр Алан Эдейл, из крестового похода. Но первым из Святой Земли вернулся сэр Эдмонд. Он сказал, что доблестный рыцарь сэр Алан Эдейл погиб в битве с неверными. Погиб, покрыв себя славой, как герой. И умирая, он завещал другу, сэру Эдмонду, позаботиться о своей невесте, леди Анне. Значит, завтра в полдень у Вириздельской церкви. Подождём до завтра. Ты ведь ждал больше. Вилли, проводи сэра Алана в пещеру. Глем сын безмозглого! Раб Гая Гизборна! Я раб и шут! Но я всё помню. И мы сочтёмся. Придёт время. Иди, Мария, я тебя догоню. Ну, что? Ой, как я испугалась. Тебе некого здесь бояться, клянусь святым Кезбергом. Куда ты идёшь? Мы с Кэт собрались в Вириздель. Там сегодня свадьба будет. А Кэт куда-то исчезла. Я могу проводить тебя до опушки, если хочешь.

Проводи. Когда вода Всемирного Потопа Вернулась вновь в границы берегов, Из пены уходящего потока На сушу тихо выбралась любовь. И растворилась в воздухе до срока, А срока было сорок сороков. И чудаки, ещё такие есть, Вдыхают полной грудью эту смесь. И ни наград не ждут, ни наказанья. И думая, что дышат просто так, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья. Только чувству, словно кораблю, оставаться на плаву, Прежде, чем узнать, что "я люблю" То же, что "дышу" или "живу". В Священном Писании сказано: Побеждай зло добром. А ты сразу драться. Знаю я эти песни.

Стоит вас послушать, как сразу окажешься в лапах у Сатаны. Что ты говоришь, Кэт, какой может быть Сатана, если я сам служитель Церкви? Он бежит от меня, как чёрт от ладана. Вот тебе истинный крест. Ты можешь смело поцеловать меня, дочь моя, и это будет вполне богоугодным делом. Покарай их святые Вольфстан и Вольфхед! Не могли подождать, мы только начали службу. Мне пора. Епископ выехал из аббатства. Шериф, сэр Гай и жених с невестой выехали из замка. С ними 20 воинов. Да поможет нам святая Дева Мария! Святые Отцы, подайте бедному служителю Христову! За целый день я не получил ни фартинга. Мы же нищие служители Церкви. Нет у нас ничего. Святые Отцы, неужели мы не заслужили у Господа Бога несколько золотых монет? Преклоним колено и воззовём к милосердию Божьему! Может быть, Он услышит наши молитвы, и ниспошлёт нам от щедрот Своих. На пропитание. Господи! Вознесём свои молитвы к престолу Всевышнего. Повторяй за мной. Господи, внемли смиренным рабам твоим и пошли им на пропитание! На пропитание. На пропитание. Чего? Золота. Золота. И как можно больше. И как можно больше. Аминь. Что ж, братья, вы хорошо помолились. Видно, от чистого сердца. Может, Господь и услышит.

Давайте теперь осмотрим карманы и поделим по-братски всё, что имеем. Я начну первым. Да. Очевидно, я больше вас грешил на этой земле у меня не прибавилось ни фартинга. И у нас не прибавилось. Неужто? А мне словно послышался звон. До молитвы у нас ничего не было? Не было. Неужели Господь не услышал нас? Посмотрите, что послал нам Всевышний! Тут и впрямь что-то есть. А ты не из аббатства Девы Марии, Святой Отец? Я епископ Герфорд. Аббатство Святой Марии под моей опекой. Поистине неисповедимы Пути Господни!

Это очень большая честь, что Святая Дева избрала своего епископа, чтобы заплатить свой долг. О каком долге ты говоришь, сын мой? Святая Мария поручилась за рыцаря, коему я одолжил 400 золотых. Я отдал всё, что собрал подаянием. Подумать только!

Мне об этом долге неизвестно. Полно шутить, епископ! Кто может подумать, что Святая Дева позабыла о своём долге? Видно, Она не удостаивает тебя разговора. Но зато наполнила кошельки, чтобы оплатить долг. Да! И ещё. Святая Дева Мария шепнула мне, что вы направляетесь в Вириздель. Она поручила мне проводить вас. Ведь вас там ждут. Особенно тебя, епископ Герфорд. Ведь тебя там ждут? Поживее, Святые Отцы! Вас ведь ждут. А Его Преподобия всё ещё нет? Епископ человек слова, раз он обещал. Не случилось ли с ним что-нибудь в дороге? Его Преподобие опаздывает. Может быть, я начну церемонию? Начинай. Похоже, здесь свадьба. Надо бы поздравить жениха и невесту. Мир вам, дети мои! Этот что ль жених? Да вроде бы. Что-то мне не нравится. Нет, брат Тук, не будем его поздравлять. Не будем, так не будем. Взять их! выгони этих нечестивцев из храма Божьего. Пусть эти скоты посидят до вечера в хлеву. Я видел его здесь недалеко. Хорошо, Отец Тук. Я с детства боюсь щекотки. Иду. Клянусь святым Дунстаном, этот жених мне не нравится. Для такой пригожей леди найдётся жених и получше. Сэр Алан Эдейл! Сэр Гай, сэр Эдмонд. Объявляю вас трусами. Я готов драться любым оружием, конный или пеший. В любое время и в любом месте, вами назначенном. Красиво и благородно. Только не рыцарский меч, а простая верёвка скучает по этим господам. Возьми сумку и переоденься к венчанию. Отец Тук. Да, сын мой? Проводи епископа. Выгнали! Выгнали! Нет тебе прощения ни на небе, ни на земле! Будь ты проклят! Гореть тебе в геенне огненной! Пусть их покарает гнев Господен! Придётся закончить это дело. По всей Англии ты не найдёшь священника, который обвенчал бы их. Ошибаешься, Святой Отец. Идём.

Будешь подсказывать всё, что полагается. И смотри, святоша, если напутаешь, клянусь святым Дунстаном, это будет последняя месса в твоей жизни. Возьми Библию. Говори. Повинуйтесь друг другу. Повинуйтесь друг другу. в страхе Божьем. в страхе Божьем. Жёны. Погромче не можешь? Жёны, повинуйтесь своим мужьям аки Господу. Не кричи, словно на виселицу тащат. Жёны, повинуйтесь своим мужьям.

Жёны, повинуйтесь своим мужьям аки Господу. Ибо муж. Что дальше? Говори. аки Христос. Потому что муж глава жены. есть глава жены. Аки Христос глава Церкви. Аки Христос глава Церкви. Говори. Он же спаситель тела. Позже спаситель те. ла. Какая-то ахинея. Любите друг друга. Храни вас Бог и святой Дунстан! Теперь целуйтесь. Объявляю вас мужем и женой. Да, если об этом узнают при королевском дворе. Так потерять такую невесту, такой замок, такие земли! И всё из-за этого нищего Алана Эдейла. Но теперь он уже не нищий. А теперь святая Дева Мария руками епископа Герфорда раздаст каждому из вас по золотому. Не всё же тебе грабить, Святой Отец. Да поживее, Ваше Преосвященство. Ведь деньги нам отдала святая Дева Мария. Кто стрелял? Не видел. Господи. Господи. Господи. Господи. Господи. Господи. Господи. Робин. Робин. Робин! Трубят рога: скорей, скорей! И копошится свита. Душа у ловчих без затей Из жил воловьих свита. Ну и забава у людей: Убить двух белых лебедей. И стрелы ввысь помчались. У лучников намётан глаз, А эти лебеди как раз Сегодня повстречались. Она жила под солнцем там, Где синих звёзд без счёта, Куда под силу лебедям Высокого полёта. Вспари и два крыла раскинь В густую трепетную синь, Скользи по Божьим склонам В такую высь, куда и впредь Возможно будет долететь Лишь ангелам и стонам. Но он и там её настиг И счастлив миг единый, Да только был тот яркий миг Их песней лебединой. Крылатым ангелам сродни, К земле направились они. Опасная повадка. Из-за кустов как из-за стен Следят охотники за тем, Чтоб счастье было кратко. Вот отирают пот со лба Виновники паденья. Сбылась последняя мольба: "Остановись, мгновенье!" Ах, пелся этот вечный стих В пик лебединой песни их, Счастливцев одночасья. Они упали вниз вдвоём, Таки оставшись на седьмом, На высшем небе счастья. Надо собрать все наши силы, окружить Шервудский лес, найти логово разбойника и уничтожить. С тем же успехом можно сетью ловить комара. У Робин Гуда везде свои люди. Не успеем мы подойти к лесу, как разбойник уже будет знать об этом. И исчезнет. Там его не взять, нужно его выманить. Я спрашиваю, как?

Может, какой-то святой или, наконец, Дьявол поможет нам? Не кощунствуй, сэр Гай! А то Господь сурово покарает тебя. Ты богохульствуешь, но лишь Церковь поможет нам поймать его. Оставь ты свои басни для прихожан!

Я повторяю: только Святая Церковь! Похоже, у тебя есть какая-то мысль, Святой Отец. Да. Но пока это тайна. А тайна открывается только на исповеди. Или с помощью Льщу себя надеждой, что вы меня не будете пытать, благородный рыцарь. Далеко ли вы собрались? Мы идём в Вириздель, на исповедь. Можно я вас провожу? Проводи. Мир вам, дети мои. Куда собрались? Мы идём в Вириздель, Святой Отец, на исповедь. Дочь моя, я отпущу грехи твои не хуже самого Папы Римского. Пожалуй правда, Мария. Мне не стоит ходить в Вириздель, я буду исповедываться отцу Туку. Я нашёл хорошее местечко, где никто не помешает исповедываться. Не будем мешать. Пойдём, дочь моя. И вдоволь будет странствий и скитаний, Страна любви великая страна. И с рыцарей своих для испытаний Всё строже станет спрашивать она. Потребует разлуки расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна. Но вспять безумцев не поворотить, Они уже согласны заплатить. Любой ценой и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули.

Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мёртвых воскрешал. Потому что если не любил, и не жил, и не дышал. Но многих, захлебнувшихся любовью, Не докричишься, сколько не зови. Им счёт ведут молва и пустословье, Но этот счёт замешан на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибших от невиданной любви. Их голосам всегда сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах, И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрёстках мирозданья. влюблённым постелю, Пусть поют во сне и наяву. и значит, я люблю. Я люблю, и значит, я живу. Ребята перерыли весь Вириздель, никого не нашли. Сейчас опять обшаривают лес. Ну, что будем делать? Ну, что? Ты будешь упорствовать по-прежнему?

Святая Церковь жестоко карает непокорных за непослушание. Дочь моя, одумайся. У тебя нежная кожа. Когда раскалённое железо прикоснётся к ней, тебе будет очень больно. Так значит, ты не знаешь Робин Гуда? Начинай. Молчит? Да, молчит. Оставь её в покое. Оставь её в покое. Даже всесильная Церковь сложила своё оружие перед слабой женщиной. Ни исповедь, ни пытки не заставили её заговорить. А вот завтра мы покончим с Робин Гудом. Каким образом? Действительно, каким образом? Ваше Преподобие, ты говорил, она возлюбленная Робин Гуда. Ну и что? Так вот как раз она нам поможет. Твои герольды, лорд шериф, объявят, что, скажем, завтра. в три часа дня на рыночной площади Ноттингема будет сожжена некая Мария из Хольдернеса. Клянусь всеми святыми, рыба клюнет на приманку. Робин Гуд бросится спасать свою любимую. И нам останется только захлопнуть западню. У вас светлые головы, господа. Тогда я еду к себе в замок, и завтра приведу своих людей в Ноттингем. До свидания, дяденька шериф, до свидания, тётенька епископ! И клянусь честью, завтра я вам подарю голову Робин Гуда.

Я должен это сделать для себя. Дай вина. Я слышал, завтра в Ноттингеме славная пирушка, куманёк. У меня есть подружка, разреши мне её привести с собой. Что, у тебя есть подружка? Хорошо, познакомь меня с ней. Я вас поженю, и вы наплодите мне много маленьких дураков. Я приведу её ещё сегодня, куманёк. Ты мой господин, у тебя право первой ночи. Алле-гоп! Так что маленькие дураки будут от тебя, мой куманёк! Приведи!

Будет очень весело. Вот что придумал мой хозяин. И вот что они сделали с Марией. Значит так. Завтра мы ворвёмся в Ноттингем и. А они только и ждут этого. Я сдамся в руки шерифа, и они отпустят Марию. Сначала они повесят тебя, потом сожгут Марию. В Англии некому будет защищать обездоленных. У меня есть план. Открывайте ворота! Я привёл куманьку свою подружку! Славно погулял наш дурачок. Давай помогу. Ой, хорошо. Ой, хорошо! Дурачок, дурачок, а какую подцепил. С такой девчонкой я бы тоже не прочь погулять. Плати золотой и идём. Конечно, заплачу. Куда пойдём?

Да тут рядом. В башне есть комната. А ты тоже готовь золотой. Хорошо, только коня отведу. Два золотых. Нас с Гильёном только двое, а смена придёт через три часа. Так что нам спешить некуда. Всё прогулял. Смена будет только через три часа. Закройте ворота, чтобы никто не вышел из замка. И затаитесь, пока я не дам знак. Эй, ты куда? Ты кто такой? Вор? Вор в замке! Куда? Это же мой друг! Хватай его! Бей его! А ну, вставай! Да не встанет он. Смотри, ребята, я его подниму! Перестаньте, это же мой друг! Стой, это же мой друг! Забирай эту падаль, если он сможет идти. Смотрите, ребята, Пэн напился! Надо бы унести, а то хозяин увидит. Пусть проспится. Вот сюда. Вот здесь дверь в его покои. Тут есть потайной ход. Тогда мы сможем застать его врасплох. Ты споткнулся, рыцарь. Это плохая примета, берегись! Обернись, рыцарь. Посмотри в глаза своей смерти. А я ведь тебя тогда пожалел. Ты думал, что я был слишком мал тогда, чтобы запомнить это. А я запомнил. На всю жизнь запомнил. Молись, Гай Гизборн. Ты не можешь убить безоружного. А ты вспомни, как 20 лет назад весь этот зал был залит кровью. Они тоже были безоружными. Мой отец, мать, братья, сёстры. Они встретили тебя как гостя, убийца. Молись, Гай Гизборн. в Бога не верю. ваш хозяин, благородный рыцарь Гай Гизборн приказываю всем снять доспехи и положить оружие. Вот так. Всем надеть доспехи воинов благородного рыцаря сэра Гая Гизборна! К рассвету нужно быть в Ноттингеме. Вперёд! Вилли, будь тут. Кэт, бери двух лошадей и жди у гнилой топи. Хорошо. Скорей! У эшафота буду я сам и 10 моих воинов. Робин Гуд подумает, что нас мало, и бросится на нас. Нападения можно ждать только из толпы, поэтому остальные мои воины, переодетые простолюдинами, смешаются с толпой. Может, переодеть и твоих воинов, лорд шериф? А на крышах этих домов я расставлю лучших своих стрелков. По-моему, неплохая мысль. Да, и ещё. Чтобы наши люди в толпе узнавали друг друга, пусть у них на шапках будут петушиные перья. Хорошо, петушиные перья. У нас мало времени, надо спешить. Мне нужно расставить людей. Я не узнаю сэра Гая, что у него с голосом? Похоже, вчера мы хватили лишнего. Ты тоже хрипишь, Святой Отец. Первый десяток будет со мной у эшафота. Мы должны освободить Марию и покинуть Ноттингем. Остальным подняться на крыши. Второму десятку взять на прицел воинов шерифа в толпе. На их шляпах будут петушиные перья. Третьему десятку тех, кто станет преследовать нас. Когда всё кончится, из города уходить по одному. Маленький Джон, за тобой городские ворота. Как только мы прорвёмся, опусти решётку. Отец Тук, за тобой эта улица. Она ведёт к воротам. Здесь бы отсечь шерифа от его свиты. Аминь. Да поможет нам святой Дунстан! Трикоэм. Жди Маленького Джона за крепостным рвом. Важно выиграть время и перейти гнилую топь. А в болоте рыцари не рыцари.

Ведут, ведут! Мать честная, что они с ней сделали? Это же Мария, дочка мельника! Мало им, что отца убили. Сжечь её! Сжечь её! На костёр ведьму! Говорят, она подружка Робин Гуда. Что-то не видно Робин Гуда. Кажется, Гай Гизборн попал впросак. Спасайся, перестреляют!

В погоню! На коней! Хватайте их! За мной! И тут я их начал крушить. Человек десять неверных уложил. Ну уж и десять. Тоже хватил. Опускай решётку! Сигнал! Сигнал? Его-то я и жду! Десять неверных! Десять неверных! Десять неверных! Десять неверных! Десять неверных. Отдыхай. Десять неверных. Приготовься, Отец Тук! Скорей, скорей! Путь свободен! Спасибо, Джон! Молодец, Джон! Прости, Господи. Прошу, Святой Отец.

Опускай решётку! Слушаюсь. Быстрей, быстрей! Но! Шевелись, красотка! Десять неверных. Отдыхайте, отдыхайте.

Десять неверных! Вилли, готовься! Шериф! Шериф! Я тебя ждал. За мной! Не отставать! Скорей, скорей! Куда ж скорее? Трясина. Кэт, возьми Марию, и быстро в пещеру. Нет, мы будем ждать здесь, на опушке. Господи. Господи. Как же это? Сэр Ральф, болота, кони не пройдут! Шериф, ну что же ты остановился? Спешиться! Средь оплывших свечей и вечерних молитв, Средь военных трофеев и мирных костров Жили книжные дети, не знавшие битв, Изнывая от мелких своих катастроф. Детям вечно досаден их возраст и быт, И дрались мы до ссадин, до смертных обид. Но одежды латали нам матери в срок, Мы же книги глотали, пьянея от строк. Легли волосы нам на вспотевшие лбы, И сосало под ложечкой сладко от фраз. И кружил наши головы запах борьбы, Со страниц пожелтевших слетая на нас. И пытались постичь мы, не знавшие войн, За воинственный клич принимавшие вой, Тайну слова "приказ", "назначенье границ", Смысл атаки и лязг боевых колесниц. А в кипящих котлах прежних боен и смут Столько пищи для маленьких наших мозгов. Мы на роли предателей, трусов, Иуд В детских играх своих назначали врагов. И злодея следам не давали остыть, И прекраснейших дам обещали любить. И друзей успокоив, и ближних любя, Мы на роли героев водили себя. Только в грёзы нельзя насовсем убежать.

Краткий век у забав столько боли вокруг. Попытайся ладони у мёртвых разжать И оружье принять из натруженных рук. Испытай, завладев ещё тёплым мечом И доспехи надев, что по чём, что по чём. Разберись, кто ты трус иль избранник судьбы, И попробуй на вкус настоящей борьбы. И когда рядом рухнет израненный друг, И над первой потерей ты взвоешь, скорбя, И когда ты без кожи останешься вдруг, От того, что убили его, не тебя, Ты поймёшь, что узнал, отличил, отыскал По оскалу забрал это смерти оскал. Ложь и зло погляди, как их лица грубы, И всегда позади вороньё и гробы.

Если мяса с ножа ты не ел ни куска, Если, руки сложа, наблюдал свысока, А в борьбу не вступил с подлецом, с палачом, Значит, в жизни ты был ни при чём, ни при чём. Если путь прорубая отцовским мечом, Ты солёные слёзы на ус намотал, Если в жарком бою испытал, что по чём, Значит, нужные книги ты в детстве читал.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Санада, ты меня понимаешь?

Да, конечно, твоя правда, так оно и есть. >>>