Христианство в Армении

Парень вчера сбежал от нас с помощью ветерана оперативника.

Фильм перевели sheep и Алисса специально для supernatural-family.ru ХЬЮ О'БРАЙЕН ШИРЛИ ИТОН ЛЕО ГЕНН СТЕНЛИ ХОЛЛОУЕЙ УИЛФРИД ХАЙД УАЙД ДЕЛИЯ ЛАВИ ДЕННИС ПРАЙС МАРИАН ХОППЕ МАРИО АДОРФ режиссёр ДЖОРДЖ ПОЛЛОК Уединённые здесь места. Очень уединённые. Джентльмены, моё имя Громэн. Могу я предложить вам выпить или показать вам ваши комнаты? Мы предпочли бы сначала познакомиться с хозяином дома. Я сожалею, сэр. Мистера Онима здесь нет. — Где же он? — Экстраординарно. — Когда же он прибудет? Этим вечером, сэр. — Его что-то задержало? — Я этого не знаю, сэр. — Перестаньте. Так как вас зовут? — Громэн, сэр. Хорошо, Громэн. Ведь вы наверняка получили какие-то указания? Мне было велено, сделать ваше пребывание здесь комфортным. Я надеюсь, что мистер Оним будет здесь к ужину. Ну, это уже лучше. Лучше? Я нахожу такое поведение в высшей мере возмутительным! Позвать гостей, а самому не явиться! — Такое бывает. — Но не со мной, молодой человек. Кто такой этот наш отсутствующий хозяин? Лично я с ним не знаком. Странно, я тоже. Так кто же он, Громэн? Я не знаю, сэр. Моя жена и я были наняты через агентство в Вене два дня назад. Мы никогда не встречали мистера Онима. Я надеюсь, вам будет здесь удобно. Если что-то понадобится, пожалуйста звоните. Между прочим, я Энн Клайд — секретарь мистера Онима. Он ничего мне не передавал? Нет, мисс. Мы и сами хотим поговорить с мистером Онимом когда он прибудет. Нам никто не говорил в агентстве о том, как велико это здание. Или о том, что мы должны прислуживать восьми гостям. Нас это не волнует. Мисс Клайд, не присоединится ли нам к остальным? Я думаю у нас будут проблемы с этой женщиной. Расскажите мне о мистере Ониме. Кто он такой?

Мои дорогие, почему вы все такие хмурые? Ведь вы наверняка знаете историю о двух англичанах, оказавшихся на необитаемом острове. Они никогда не говорили друг с другом, потому что не были представлены. Одним словом, мы должны представиться друг другу. Так как я не англичанин, то сломаю лёд первым. Я Хью Ломбард. Доктор Эдвард Армстронг. — Судья Кэннон. — Как дела, сэр? Генерал Сэр Джон Мэндрейк. Блор, Уильям Генри. Энн Клайд. А эту леди все мы хорошо знаем. Вы восхитительна на экране, мисс Бэрджен. — Спасибо, судья.

— Разрешите и мне представиться. Вы наверняка все слышали о Майке Рэйвене и «Чёрных дроздах». Нет? Где же вы были последнее время? — Вы певец? Номер «3» в чартах на прошлой неделе. «Зачем просто делать детей, когда можно парить в облаках Любви?» Какая-то белиберда. Но мы по-прежнему не знакомы с хозяином этого дома. Возможно кому-то о нём, хоть что-то известно? Он богатый парень. Эксцентричный. Это всё, что мне о нём известно. — Но вы с ним не встречались? Он пригласил меня через моего агента, чтобы обсудить какую-то сделку. Проезд был полностью им оплачен. Есть кому ещё что-то добавить о мистере Ониме? Изумительно! Вы все явились в гости, даже не зная кто вас пригласил. А как же вы, мисс Бэрджен? Дорогой, это случается со мной постоянно. Но один из нас наверняка знаком с таинственным мистером Онимом. Его секретарь. — Удовлетворите наше любопытство. — Боюсь, что не смогу. Я была нанята через агентство в Лондоне. Это уже не смешно. Я склонен немедленно уехать отсюда.

А как же снег? Уверяю вас, снег не остановит меня. Но признаться, я никогда не был в подобной ситуации. Громэн говорил, что хозяин будет к ужину. — Совершенно верно. — Давайте лучше осмотрим наши комнаты. Вы звали, сэр? Господи! Хорошо, я готов проследовать в свою комнату. И мы тоже. Так вы передумали уезжать, генерал? Джентльмены, могу я просить вас следовать за мной? Раз вы только поступили к мистеру Ониму, значит приглашения отправляли не вы. Нет, не я, мистер Ломбард. Простое любопытство. Боюсь, что вы перепутали чемоданы, мистер Ломбард. Почему вы так решили, мистер Блор? Верно. Чарльз Морли. Мой друг. Я брал чемодан у него взаймы. Но забыл вернуть. Кроме того, это свиная кожа. Прошу прощения, доктор. Я думал, что это буфет. А это оказывается ванная. А я и не знал. А я принял пилюлю. Голова болит. Пока мы сюда добирались, я очень устал. И у меня тоже разболелась голова. Нет ли у вас ещё одной пилюли? Боюсь, что эта была последней. Ну и ладно. Виски с содовой перед обедом, тоже неплохое лекарство, верно? — Мистер Блор?

— Ванная в вашем распоряжении. — Спасибо. Десять маленьких индейцев решили пообедать. Один вдруг поперхнулся и их осталось девять. Мы могли остаться в Вене. Но ты сказал, что безопаснее найти другую работу. Да замолчишь ты? Никто нас не подозревал. Мы были и там в безопасности. Здесь мы точно не будем в безопасности, если ты не закроешь свой рот. Продолжай работать. Нам не надо было сюда приезжать. Потрясающе! Клейтесь к Энн Клайд. Она более соответствует вашему уровню. Мы же профессионалы. И должны держаться вместе.

Давайте составим друг другу компанию. Остынь, парень. Остынь. А каков ваш уровень, мистер Ломбард? Генерал, собрались на охоту? У мистера Онима здесь целый склад оружия. Сколько воды утекло с нашей последней встречи. Нашей встречи? Я не помню. Вспоминайте. Я тогда служил в Берлине. Вы ошибаетесь. Прошу прощения. Мы обедаем с десятью маленькими индейцами, а хозяина так и нет. Он пропустил хорошую стряпню. Действительно. Передайте нашу благодарность вашей жене. Спасибо, сэр. Доктор, разве вы не выпьете с нами этого превосходного вина. Простая вода ещё никому не вредила, мисс Бэрджен, особенно в моей профессии. А у вас были с этим проблемы? Не желаете терять над собой контроль? Позвольте произнести небольшой тост. За наших маленьких друзей индейцев! И конечно же за нашего хозяина! — За нашего хозяина! — За наших маленьких друзей! Я надеюсь мистер Оним не заблудился в метели. — Вы можете остаться без работы. — Не «каркайте», мистер Ломбард. Оставим формальности, — А я Энн. — Привет, Энн! Сигарету?

— Спасибо. — Как там поётся в той старой песне?

— Мой дорогой сэр, что за старая песня? Да вы её знаете, сэр. Старая песенка-считалка «Десять маленьких индейцев». Картинка с этой песенкой висит у меня в комнате. Забавно. У меня в комнате висит такая же картинка. — И в моей. — Так про что там? Кто знает первый куплет? Десять маленьких индейцев решили пообедать. Один вдруг поперхнулся и их осталось девять. Это она. Её читала моя няня. Что там было дальше? Девять маленьких индейцев поев «клевали носом». Один не смог проснуться и их осталось восемь. Текст песни есть на фортепиано в зале. Мистер Оним кажется очень любит этих маленьких индейцев. Восемь маленьких индейцев в Девон пошли потом. Один не возвратился — остались всемером. Семь маленьких индейцев играли с топором. Один взмахнул, неловкий жест — остались вшестером. Шесть маленьких индейцев на луг пошли гулять. Одного ужалил шмель, и их осталось пять. Пять маленьких индейцев судейство учинили. Засудили одного — осталось их четыре. Четыре маленьких индейца пошли купаться в море. Попался на крючок один, и их осталось трое. Три маленьких индейца в зверинце оказались. Одного убил медведь — вдвоём они остались. Два маленьких индейца легли на солнцепёке. Один сгорел. Другой несчастный одинокий. Успокойтесь, генерал. Он уже заканчивает с маленькими индейцами. Слава Богу! Последний маленький индеец поглядел устало, пошёл да и повесился. И никого не стало. Сэр, надеюсь вы закончили этот адский шум? Моя публика, благодарю вас! Прекрасно. Леди и джентльмены, говорит хозяин этого дома. Меня зовут А.Н.Оним. Я собрал вас здесь, чтобы обвинить в следующих преступлениях: Генерал Сэр Джон Мэндрейк, вы покрыли себя позором, послав пятерых солдат на верную гибель. Илона Бэрджен, актриса. Вас я обвиняю в убийстве вашего мужа. Которое вы совершили холоднокровно и цинично. Доктор Эдвард Армстронг. Вы виновны в смерти мисс Евы Бенсон. Вы не выполнили своего долга. Артур Кэннон, судья. Вы ответственны за смерть невинного человека Эдварда Ситона, который был повешен на основании вашего приговора. Майкл Рэйвен, эстрадный певец. Вы виновны в гибели Уильяма и Лайзы Стерн. Энн Клайд, секретарь. Вы виновны в смерти любовника вашей сестры Ричарда Баркли. Хью Ломбард, инженер. Вы виновны в смерти Дженифер Хейз. Которая должна была родить вашего внебрачного ребёнка. Уильям Блор, детектив. Вы дали ложные показания против Джеймса Лэндора, и обрекли его на смерть в тюремной камере. Джозеф и Эльза Громэн. Вы стали причиной смерти вашей бывшей хозяйки — графини Валенштейн. — Обвиняемые. — Кто это говорит?! .что вы можете сказать в свою защиту? Это здесь. Я думаю, что с ней всё будет в порядке. .Блор, детектив. Вы дали ложные показания. — Это ужасная ложь. — Что здесь происходит? — Голос записан на плёнку. — Что за шутка?! Притом очень дурного вкуса, если можно так сказать, джентльмены. Кто поставил плёнку на магнитофон? Это были вы, Громэн. Подойдите и признавайтесь во всём. Нет, это не я. Плёнка уже была там. — Но включили магнитофон вы? — Да, сэр. — Зачем? — Я не знал, что на плёнке. Я только выполнял указания. Чьи указания? Мистера Онима. Внесём ясность. Это мистер Оним велел вам включить магнитофон? Таковы были его письменные указания, сэр. «Включить магнитофон в 9:00.» Я думал, что там какая-то музыка. Я говорю правду. Его самого я не видел. Моя жена может подтвердить это. Я же говорила тебе, не надо было сюда приезжать! — Мы напрасно приехали сюда!

— Эльза! Позаботьтесь о ней, Громэн. А что же делать нам?

Нам надо успокоиться и обдумать сложившуюся ситуацию. Да, действительно. — Нам надо бежать отсюда. — Голос обвинил не только нас. — Успокойся. — Мы могли остаться в Вене. — Не нужны мне деньги графини! — Замолчи! Ты говорил, что у нас не будет неприятностей! Мы знаем, как здесь оказались слуги. И знаем, что мисс Клайд была нанята через агентство. Я предлагаю остальным объяснить своё присутствие здесь. Конечно, сэр Я получил письмо от мистера Онима с приглашением погостить у него. И встретиться с моим старым другом, который также. должен был быть здесь. Как я уже говорил, меня сюда направил мой европейский агент. У меня, как раз был перерыв между гастролями в Париже и Вене. А вы, доктор? По правде говоря, я приехал с профессиональной целью. Меня попросили присоединиться к гостям, а заодно, осмотреть мистера Онима. Помощь психиатра ему бы уж точно не помешала. Может помолчите? А вы, мистер Ломбард? Как и генерал я получил письмо от знакомого своего друга. Нас всех заманили сюда. Мне сказали, что здесь я смогу познакомиться с известным кинопродюсером. И я тоже ожидал встретить здесь некоторых из своих друзей. А что же мистер Блор? Мы не слышали его объяснений. Хорошо. Не вижу причин скрывать это. Я здесь по работе. Он легавый.

От него за милю разит полицией. Прошу прощения, молодой человек. Я частный детектив. И это не самый плохой способ заработать на жизнь. Я был нанят. — Этим мистером Онимом. — Значит вы встречались с ним? — Нет, Ваша честь. Он приложил чек к этому письму. Я должен был приехать сюда под видом гостя. Чтобы следить за нами? Может быть, сэр. Может быть. Я руковожу известным сыскным агентством в Лондоне. У меня есть удостоверение.

Посмотрите на подпись на этом письме. «А.Н. Оним». Это можно прочитать и как: «А.Н. Оним — АНОНИМ». Мистер Аноним не только заманил нас сюда под ложными предлогами. Он позаботился ещё и о том, чтобы разузнать о нас, кое-что. — Всё это ложь! — Глупые выдумки. Десять маленьких скелетов в десяти маленьких шкафах. Я думаю, что вам следует прекратить пить. А я думаю, что вы абсолютно несексуальны. Прошу вас, мистер Рэйвен. Я всё ещё не понимаю с какой целью мистер Аноним собрал нас всех здесь. По моему мнению, этот человек, кем бы он ни был, просто не в своём уме.

Так или иначе, но я думаю, что нам всем нужно немедленно отсюда уехать. Согласен. Мисс Клайд, поскольку вы там, то не позовёте ли вы Громэна? Будьте так добры. Вы правы джентльмены. Мы не можем оставаться здесь на ночь. Мы должны попытаться найти какую-нибудь гостиницу. — Громэн! — Да, сэр? Далеко ли находится отсюда ближайшая деревня? Пятнадцать миль от нижней станции канатной дороги, сэр. Понятно. Не могли бы вы позвонить и вызвать туда сани? Мы все желаем уехать отсюда. Не могу, сэр. Телефон не работает. А нельзя ли отправить сообщение вниз в кабине канатной дороги? Нет, сэр. Там никого нет. И не будет до утра понедельника, когда на санях приезжает рабочий станции. Утра понедельника?! Но сегодня только вечер пятницы. Я спущусь по канатной дороге утром и попытаюсь найти какой-нибудь транспорт. А пока мы ничего не можем сделать. И никто не желает остаться? Это же вызов. Разве вы не желаете разгадать эту тайну? В нашем возрасте, сэр, уже нет никакого желания разгадывать тайны. В чём дело, судья? Потеряли страсть к приключениям? Слишком долго пылились в старых залах суда? Но это не по мне. Я не мальчик для битья. Ваша честь, я не знаю правды о вас, но голос на плёнке не солгал обо мне. Всё так и было. Позвольте мне признаться. Это случилось год назад в Лондоне. Я ехал домой с вечеринки. Было уже поздно и я был изрядно пьян. Я ехал быстро. Очень быстро. И вдруг, передо мной на дороге, оказались два человека. — И что произошло? — Я их сбил. Уильям и Лайза Стерн. Женаты два года. Очень грустно. Вам предъявили обвинение? Да. Хотя это и был несчастный случай, но меня всё равно наказали. — Меня лишили водительских прав. — Господи! — Что с ним? — Что с ним? — Парень пьян. Мертвецки пьян. Нет, мисс Бэрджен. Он не пьян. Он мёртв. — О чём это он? — Он говорит, что парень умер. Бессонница? Просто любопытство. Честность несомненно лучшая политика, доктор. — А что с вами? — Что-то типа клаустрофобии. У меня такое чувство, что автор этой злой шутки следит за нами. Смотрите! Десять маленьких индейцев решили пообедать.

Один вдруг поперхнулся и их осталось девять. «Злая шутка» вы сказали? Позвольте мне показать вам ещё кое-что. Не прикасайтесь. Мистер Блор. Мы думали, что вы уже спите. Люди моей профессии не всегда делают то, чем это кажется со стороны. — Наверное. — Возможно и вы поступаете также. Почему вы не дали мне прикоснуться к этому бокалу?

Я думаю, что ваши отпечатки будут там лишними. Но они уже там есть. Вы уже трогали бокал? Конечно. Может я? Минутку. Спасибо. Миндаль, доктор. Какой-то цианид. Разумным будет ничего не говорить остальным. Это самоубийство, доктор? Думаю этот случай, больше относится к вашей профессии, мистер Блор. Не делай так больше, пожалуйста. Извини, мне тоже не спится. Мне показалось, что по дому кто-то ходит. Наверное это была ты. — Стакан молока? — Спасибо. Между прочим, то что было сказано про меня на той плёнке, это неправда. Ты веришь мне? Конечно. Ну, будем здоровы! А что насчёт той девушки? Дженифер Хэйз? Ведь это всё неправда? А ты как думаешь? Я увидел свет и решил, что это моя жена Эльза. — Что случилось? — Её нигде нет. Я обыскал весь дом. Она ушла. — Кабина уже на полпути вниз. — Хью, смотри! Он перерезан. Он оборвётся в любую минуту! — Вы не можете вернуть её! — Но я не могу оставить её там! И их осталось восемь. И нас осталось тоже восемь. Я говорил ей, что надо остаться, но она не послушала. И сбежала. Мы очень сожалеем, Громэн. Да, очень жаль. Теперь мы точно отрезаны от мира. Возможно это и нужно хозяину дома. Но что нам теперь делать? Мы должны что-то предпринять. Полностью согласен. Вопрос в том, что именно? У нас нет никаких средств связи. Но когда внизу увидят, что трос оборван, они пошлют нам на помощь. Они увидят это только через несколько дней. В понедельник. Есть одна вещь про которую этот Оним забыл. Если мы отрезаны от мира, то и он тоже. Он крепкий орешек, но мы расколем его. Вы думаете, что он прячется в доме? Здесь не было никого, когда мы приехали. Как мы можем быть в этом уверены? Возможно, он спрятался прежде чем мы приехали. Нужно обыскать дом. Но прежде. Я хотел бы кое-что сказать. Вчера вечером мы услышали обвинения в наш адрес. Ложь. Абсолютная ложь. Вы в этом уверены, доктор? Я сомневаюсь. Один человек не осознал своей вины Что касается меня, то я должен признать за собой некоторую долю вины. Я был молод. Всего лишь капитан. Я ошибся и в результате, пять человек погибли. — Генерал. — Нет, сэр. Я желаю закончить. Они погибли. А у меня сдали нервы и я сбежал. Поскольку никто не знал правды, меня наградили и повысили в звании. Вам полегчало? Да, я смог наконец сказать правду. Думаю вам нужно поступить также. Мистер Оним знает достаточно о каждом из нас. Если мы все говорим только правду, то рано или поздно, мы его найдём. Желает ещё кто-нибудь высказаться? Очень хорошо. Тогда мы разделимся на две группы.

Я возглавлю одну. А вы Ломбард, возглавите другую. Мы начнём обыскивать дом сверху, а вы снизу. Вот это да! Здесь можно спрятать целый полк. Как здесь жутко, неправда ли? А вот и все остальные. — Что-нибудь нашли, мистер Ломбард? — Ничего. Мы обыскали верхние этажи, но также ничего не нашли. — А где генерал? — С нами его нет. — Мы думали, что он с вами. — Нет, должно быть он отстал. — Генерал! — Генерал Мэндрейк! Я здесь. Мы думали, что потеряли вас. Я делал небольшую разведку. Здесь настоящий лабиринт. Чтобы обыскать всё, мы должны сменить тактику и разделиться на пары. Моя дорогая, вы пойдёте со мной? — Пойдём вместе, судья? — Обязательно. Остаёмся мы с вами. Пойдём в разных направлениях. Судья. Блор. Ломбард. Постойте. Встречаемся здесь, через 10 минут. За дело! Посмотри, как генерал раскомандывался. Почему вы выбрали меня, Сэр Джон? Что толку флиртовать и секретничать, мисс Бэрджен, если правда, всё равно станет известна? Не надо так говорить. Я могу так говорить. Вы видите, не только я знаю, что случилось с вашим мужем в Берлине. Жди здесь. Мисс Бэрджен! Мисс Бэрджен! Кто здесь? — Что это? — Похоже на кошку. — Хью, ты здесь? — Я позади тебя. — Доктор? Доктор, где все? — Здесь, они здесь. — Очень хорошо. — Да, да. Мисс Бэрджен? Генерал Мэндрейк? — Куда они подевались? — Генерал? Давайте больше не будем разделяться. — Все здесь? — А где генерал? — Только не говорите, что он опять потерялся. — Он был с вами, мисс. Я заблудилась в темноте. Смотрите, его фонарь. Он мёртв? Да, он мёртв. Я должен удостовериться. Кто-то уже это удостоверил, Трое умерли. Жуткая шутка. Очевидно, мистер Оним уверен, что мы все виновны в преступлениях покарать за которые закон бессилен. А заманил он нас сюда, чтобы судить и казнить? Послушайте, что я скажу. Кроме нас в доме никого нет. Мы обыскали дом сверху донизу. Вот именно, что никого. Но тем не менее, я абсолютно уверен, что мистер Оним здесь. Как такое может быть?

Он невидимка, судья? Нет, мистер Ломбард. Что если мистер Оним, один из нас? Эй, занято! — Я чуть себе шею не перерезал! — Блор, вы были в моей комнате? — Что я там забыл?

— Кто-то рылся в моих вещах. Что-то пропало, мистер Ломбард? Мой сачок для бабочек. — Кто там? Один момент. Входи. Я почти готова. Не торопись. Это будет долгий вечер. — Как называются твои духи? — «Мицуко». — Они тебе нравятся? — Очень. Не поможешь? Конечно. Ты тоже думаешь, что мистер Оним среди нас? Тогда он должен быть одним из пяти. Не факт, что он мужчина. Ты и меня подозреваешь? Я не помешала вашей игре? Конечно нет, моя дорогая. Если бы всё было таким же понятным, как в бильярде. Не скажите, моя дорогая мисс Бэрджен. Доктор и я пришли к выводу, что эта история является настоящей игрой ума.

Мы сформировали теорию, которую я вам продемонстрирую на примере этих 10-ти шаров. Восемь из нас приехали сюда. Громэны нас уже ждали. Всего стало 10. И один из 10-ти, это наш мистер Оним. Троих из десяти уже нет. — Они умерли. — Верно. Мистер Рэйвен. Миссис Громэн. Генерал Мэндрейк. — Семь маленьких индейцев. — Шесть. Один из них лжёт. Весьма верно подмечено, сэр. Один из них мистер Оним. Но который? Теперь проверим алиби. Как с вашим, доктор? Это возмутительно, Блор. Я профессионал. Мой дорогой доктор, это ничего не доказывает. Доктора и раньше сходили с ума. Судьи тоже теряли рассудок. И полицейские. И актрисы не исключение. Не исключение.

Иногда кажется, что нормальных людей меньшинство. А что с Ломбардом? Да, действительно, что с Ломбардом? Это закрытое расследование или любой может присоединиться? А что со мной? Никаких исключений. Мы все в одинаковом положении. Одним словом, мы должны подозревать всех и вся. — Кто-то уже упоминал о Громэне? — Я только что о нём думал. Он включил магнитофон. Громэн с женой могли арендовать эту «ловушку» и притвориться слугами. Вы забываете — его жена стала одной из жертв. В своё время, мисс Клайд, я повидал немало мужей убивших своих жён. Давайте позовём его и спросим. Нет, мы должны наблюдать за ним и быть настороже. Иначе у нас у всех одна дорога. А мистер Оним останется в этом доме в полном одиночестве. Я хотел бы с вами поговорить. У вас ко мне какие-то вопросы? Собственно ничего особенного. Много ли провизии в холодильнике? Достаточно для гостей, которые останутся в живых. Что? Хорошо. Очень хорошо. Не надо так волноваться. Думаете я от нечего делать убил троих человек? Сейчас мой дорогой, не следует говорить об этом. Мы просто подумали, что может быть вы знаете, как отсюда выбраться? — Мы не можем оставаться здесь. — Отсюда нет другой дороги! Но какой-то способ ведь есть? Опасный даже для опытных альпинистов. Вы могли убедиться в этом, поднимаясь над «Прыжком Дьявола», мистер Блор. «Прыжок Дьявола»? Хорошее название. Скажите, а кто прыгнул? Люди уставшие от жизни. — Это всё? — Ответьте и вы на вопрос. — Конечно. На сколько персон готовить сегодня вечером? — Громэн, ещё немного вина. — Я думал, что вы не пьёте, доктор. Никогда не пью. Кроме редких случаев. Спасибо. Ради Бога, когда же это всё закончится? Согласна. Мы так и будем сидеть и гадать, кто же этот мистер Оним, а нас будут убивать одного за другим? Отсюда должна быть какая-то дорога. Громэн говорит, что нет. Если вы только не опытный альпинист. Спасибо. Постойте. Я понял. — Нет, не понял. — Прекратите эти попытки, Блор. Хорошо. Возможно вы правы. Но как мистер Оним собирается выбраться отсюда? Кто мне ответит? — С помощью альпинистского снаряжения. — А как же ещё? Наверняка он не собирается дожидаться спасательной экспедиции. Так как же он собирается улизнуть отсюда? Альпинизм? Это не про меня. И не про нас. Верно, судья? А что с вами, мистер Ломбард? Я пару раз лазил по скалам.

Думаю, что Громэн тоже. Вы подозреваете меня?! Катитесь вы все к чёрту! Постой, приятель! Прекратите! Прекратите, вы двое! Ты сам напросился, приятель. Какой позор. Это не про вас, мистер Ломбард. Вы были великолепны. Я смотрю, вы всё же не прочь пропустить стаканчик, а доктор. В подобной ситуации, разве это удивительно, мистер Блор? Этот Громэн. Мы должны не спускать с него глаз. Оставьте это мне, Ваша честь. Хорошо. Мне пора спать. — Спокойной ночи, мистер Блор. — Приятных снов, Ваша честь. — Спокойной ночи, доктор. — Спокойной ночи. Прохладно. Да, прохладно. Весьма прохладно. — Одиноко.

— Да, одиноко. Весьма одиноко. — Это не мог быть Громэн. — Это не мог быть он. Тогда кто? Скажите мне, доктор, вы запираете свою дверь на ночь? Конечно. А вы? Сегодня вечером обязательно. После вас, доктор. Нет, после вас, судья. — Давайте пойдём вместе. — Спасибо. Где вы были? Интересовалась погодой. Снег всё идёт. Знаю. Я видел из своего окна. Я хотела подышать свежим воздухом перед завтраком. К разговору о завтраке. А где Громэн? Гро. Громэн? Как вам спалось, судья? Прекрасно. А вам?

— Что снилось?

— Я сплю без снов. Я рада, что хоть кто-то, хорошо выспался. А я нет. Он ушёл. — Кто ушёл? — Громэн. Громэн? Тогда он ушёл по тому горному пути. Как там его называют? — «Прыжок Дьявола». — Вот именно. — Возможно, он дойдёт и пошлёт на помощь. — Я бы не рассчитывал на это. Посмотрите сюда. Ещё один сломан. Возможно это уловка. Один индеец сломан. Что это доказывает? Вы говорите, что Громэн исчез. Но возможно он лишь спрятался и ждёт случая, чтобы расправиться с нами. — Возможно. Вы видели его? — Нет, не видела. О чём это вы? Мисс Бэрджен была снаружи. Я видел, как она входила с улицы. Да, я была на террасе, минут пять. — На снегу?

И вы же были с генералом Мэндрейком, когда он был убит. Да, что вы об этом скажете, мисс Бэрджен? — Это допрос? — Боюсь, что мистер Оним и это запланировал. Голос на магнитофонной ленте обвинил вас в убийстве вашего мужа, не так ли? То, что произошло с моим мужем, никак не связано с тем, что происходит здесь. Если это правда. — Это не было убийство. — Тогда что? Всё началось с амбиций. Но есть и другие названия для этого. Другие более грязные названия. Нет, я не оправдываюсь, как другие здесь. Я всегда хотела быть актрисой. Я встретила молодого британского офицера из богатой семьи, который, как я думала, мог помочь моей карьере. Я позволила ему влюбиться в себя. И мы поженились. Я стала офицерской женой. Это было так тоскливо. Генерал Мэндрейк понял бы о чём я говорю. Генерал? Он был командиром моего мужа. Затем в Берлине, где мы жили с мужем, я познакомилась с кинопродюсером. Он предложил мне работу в Голливуде. И я согласилась. Мой муж был безвольным дураком. Я сказала, что бросаю его. Он даже не попытался остановить меня. А когда я ушла, он взял винтовку и прострелил себе голову. Вы все смотрите на меня! Но если мистер Оним прав — вы все тоже замешаны в убийствах! Один за другим, мы делаем свои признания. Шесть маленьких индейцев на луг пошли гулять. Одного ужалил шмель, и их осталось пять. По крайней мере, в середине зимы, шансов на это не много. Действительно. — А как же с завтраком? — Хорошая мысль. Что вы хотите? Хью! Судья! Мистер Блор, где остальные? — Я не видел их. — Смотрите. Пять? Это невозможно. — Илона! — Что случилось? Вот он ваш шмель. А это жало. — Это ваше, доктор? — Должно быть, выкрали из моей комнаты. — О, мой Бог. Вы правы, мисс Клайд. Мы не можем доверять никому. Может перестанете ходить туда-сюда? Я не понимаю, как вы двое можете играть в бильярд, в такой момент? — Что же нам ещё делать? — Это разминка для ума, мистер Блор. Хороший удар, доктор. Сегодня вечером, тебе следует остаться у себя в комнате и запереть дверь. Это не помогло Илоне. Нет, не помогло. Хорошо, тогда я останусь с тобой. Звучит заманчиво. Но кто будет третьим? Я тебя не понимаю. Это же очевидно. Мистер Оним расправляется со своими жертвами поодиночке. Когда есть третье лицо, то ничего не происходит. Ты опасаешься остаться со мной наедине? А мы не наедине. Я попросила мистера Блора, наблюдать за нами. Он и есть моё «третье лицо». Что происходит со светом? Это генератор. Наверное топливо закончилось. Сегодня ночью мы не можем остаться без света. — Вы знаете, где генератор? — Не волнуйтесь, я найду его. — Вы хоть разбираетесь в электричестве? — Я мастер на все руки, судья. Не делайте этого, доктор. — Я стараюсь сэкономить топливо. — На вашем месте, я бы этого не делал. Вы сказали, что будете наблюдать за мной. Что происходит со светом? — Это генератор. Где Ломбард? — Где-то там. Вы ступайте в свою комнату и заприте дверь. А я налажу освещение. Это безнадёжно. — Где Энн? — Я не знаю. Что с Блором? Блор пошёл вниз, искать генератор. В чём дело, доктор? Понимаю. Мы одни — вы и я. Ломбард! — Где Энн? — Не подходите ближе! — Где она? — Назад! — Если вы не ответите, я убью вас. — Попробуйте и я вышибу вам мозги. Послушайте, доктор. Если мистер Оним вы, то скажите это мне. Я обещаю, что ни слова не скажу другим. Прекратите играть со мной в «кошки-мышки». Если вы хотите убить других, то я вмешиваться не буду. Я даже помогу вам, если вы сохраните мне жизнь. — Вы доверитесь мне, а я вам. Хорошо? — Хорошо. — Это разумно. — Нет, не подходите ближе. Я же говорю, она у себя в комнате. Если это правда, то мы идиоты. Лучше быть идиотом, но живым.

Слушайте.

Хью! Слава богу! Мисс Клайд, я же велел вам оставаться в своей комнате. — Что он делает с этим? Теперь всё в порядке. — Я провожу вас наверх. — Нет, вы дождётесь, пока я починю генератор. Лучше оставьте это, если не знаете, что делаете. Не отвлекайте меня. Я знаю, что делаю. Вы идиот! — Стойте, где стоите. — Я не сдвинулся ни на дюйм. Мы оба останемся на месте, пока не загорит свет. — Вы надеетесь на это? — Почему нет? Это не случайность. Кто-то желает, этой ночью, погрузить дом во тьму. Но мой дорогой доктор, мистер Оним допустил ошибку. Что вы подразумеваете под ошибкой? Этот трюк со светом, оправдывает двух человек. — Меня и вас? — Теперь мы можем доверять друг другу. Он хотел заставить нас, подозревать друг друга. Но теперь мы можем заключить союз. И поймать убийцу. Спасибо, мисс Клайд. — Кто будет говорить первым? Доктор и я, пришли к определённому выводу. Мы полагаем, что разгадка этого кошмара, кроется в той магнитофонной записи. А поподробнее? Мы хотим услышать от каждого из вас ответ, относительно тех обвинений. Если вы помните, мистер Оним возложил на меня ответственность за смерть некоего Эдварда Ситона. Это правда. Его повесили. И он был невиновен. Тогда почему его повесили? Это был злой человек. С полным отсутствием морали. Моё личное отношению к нему, взяло вверх над законом. И я приговорил его к смерти. Так как знал, что он виновен во многих преступлениях. Даже если и не виновен в данном преступлении. Мы все должны сказать правду. От этого зависит наша судьба. Мы убеждены в этом. В моём случае, голос на магнитофонной ленте тоже не лгал. Я оперировал женщину под влиянием. Я не должен был этого делать, так как был пьян. — Я не вижу в этом смысла. — Сядьте, мистер Блор. Я никого не убивал. На вашем месте, я бы во всём признался. Мы вас слушаем, мистер Блор. Я действительно дал ложные показания против того парня. Ребята из банды дали мне «на лапу» и я упрятал его за решётку. Я знал, что он был невиновен. Благодаря моим показаниям, он получил 10 лет тюрьмы, вот и всё. Всё? Он умер в тюрьме, не так ли? Откуда мне было знать, что так получится? А вы откуда знаете? Минутку. А что относительно вас, мистер Ломбард? Что с той девушкой, которая носила вашего ребёнка? Успокойтесь, Блор. Мистер Ломбард ничего не отрицает. Это первые слова сказанные вами, которым я верю. — Вы уже оставляете нас, мисс Клайд? — Надеюсь, что нет. — Я замёрзла. — Моя бедная девочка, вы вся дрожите. Хотите мы прервёмся, пока вы не принесёте пальто? Спасибо. — Оставайтесь здесь, мистер Ломбард. — Почему? Ничего не произойдёт, пока мы все в этой комнате, не так ли? — Кто здесь? — Я, Ломбард. — Вы в порядке? — Вроде да. Где судья? — Я не знаю. А где Блор? — В этой темноте ничего не видно. — Вы слышали выстрел? — Кажется да. Где вы были? Искал мисс Клайд. Её нет в комнате. — Вы слышали выстрел? — Мне показалось, что-то упало.

Ради Бога, где Энн? Энн! Энн! Мисс Клайд, что случилось? Не бойся, моя милая. Что произошло? Свеча погасла. И я почувствовала, как что-то прикоснулось ко мне. Словно чья-то рука. — Где вы были? — У своей двери. Сейчас я всё узнаю. — Святые угодники, что это? — Наверное это и напугало меня. Да, но кто прицепил это сюда? Где судья? Я думал, что он был с нами. И я тоже. Он был позади нас на лестнице. И я так думал, пока не услышал выстрел. Выстрел! Это точно он! Старая хитрая лиса. Я так и думал, что это он! Разве вы не поняли? Это же он выстрелил в нас в темноте. Надо поймать его и вытрясти из него всю правду. С этой свечой мы представляем отличную мишень. Скоро мы всё узнаем. Держитесь позади. Судья, мы знаем, что вы там. — Мы спускаемся. — Вы не сможете убить нас всех! Хью, смотри! Дай сюда. — Это мой револьвер. — Одна гильза стрелянная. — Там нет ни звука. — Где же он? — Где его комната? Он застрелен в голову. Осталось четверо. Если мы будем здесь все вместе и ночью и днём, то ничего не случится. Пока не уснём, мисс. Тогда тот, кто не заснёт и останется бодрствовать, сможет сделать с другими всё, что захочет. Что вы так уставились, Блор? Вы единственный из нас, кто вооружён. Уж не надеетесь ли вы, что я отдам револьвер вам? Возможно будет лучше, если ты отдашь оружие мне. — Хорошо. Не мисс Клайд. Вы подозреваете меня, доктор? Давайте рассмотрим факты и кое-что вспомним.

Мисс Клайд, судья только собрался задать вам вопросы, когда вы ушли из комната, якобы за пальто. — Это правда? Вы были напуганы статуэткой индейца. — Вы закричали. Хорошо, пока всё сходится. Но мы нашли вас в другом конце коридора. Что вы там делали? Она была напугана и не понимала куда идёт. Возможно. Но если бы мисс Клайд не закричала, мы бы не покинули столовую. И судья был бы жив. — Один момент! — Мистер Ломбард. Мы знаем, что судья побежал с нами. Как мы можем знать, что было у судьи на уме? Я знаю. Он мне доверился. А сейчас, мисс Клайд, говорите правду. Виновны ли в преступлении в котором вас обвинил мистер Оним? — Я не хочу об этом говорить. — Но придётся. — Мы все признались. Кроме вас. — Верно. Признавайтесь. Кажется это был любовник вашей сестры? Вы убили его? Поверите ли вы мне на слово, если я скажу, что не делала этого? Боюсь, что мне придётся. Тогда я даю слово. И не задавайте больше мне дурацких вопросов! — Разве вы не видите, что она не лжёт? — Она допускает ошибку. — О чём это вы?

— Вот, что думал судья: мистер Оним собрал нас здесь, чтобы покарать за наши преступления. — Мы трое признали свою вину. — Верно. Таким образом, у нас нет права карать за преступления других. А у меня значит есть? Я думаю, что вы разочаровались в своей профессии, доктор. Обвиняете меня, мисс Клайд? Наша задача спасти свои жизни. Если вы мистер Оним, тогда мы будем в безопасности, если запрём вас в вашей комнате. Если же вы невиновны, это обеспечит вашу безопасность. Идёмте, мисс Клайд. Ваш ключ? Спокойной ночи. Приятных снов. — Спокойной ночи, джентльмены. — Спокойной ночи. По-моему, это глупо. — Вы себе это не оставите. — Я возьму его. — Нет. Не вы. — Хорошо. Мы положим его на этот стол.

Теперь его ни у кого нет. — Здесь ненадёжно. — Он не останется у вас. Хорошо. Давайте спрячем здесь. Подержите меня за ноги. Теперь, чтобы открыть дверь комнаты мисс Клайд, нужны двое, чтобы достать ключ. Хорошо придумано. Теперь мы можем спать спокойно. — Спокойной ночи. — Приятных снов. Доктор, есть один недостаток в вашей теории о мисс Клайд. Я могу разрушить её в два счёта. Предположим, что я и есть мистер Оним. Это интересно, но навряд ли. Возможно. Возможно вы единственный, кто знает всё, доктор. Вдруг понадобится? Тот голос обвинил тебя в убийстве. Я сказала правду. А был такой человек? Да, был. Это был любовник моей сестры. Его убили? Моя сестра убила его. Нас обеих подозревали, но я не выдала её. Думаешь это преступление? Где сейчас твоя сестра? Она в сумасшедшем доме. Милая, я сожалею. Разве ты не видишь? Мистер Оним тоже ошибается. Ты невиновна. Ты имеешь право на спасение. И другие имеют? И Хью Ломбард тоже? Да. Но я не Хью Ломбард. Тогда как тебя зовут? Чарльз Морли. Я не очень хороший детектив, не так ли? Старина Блор это сразу понял, по инициалам на моём чемодане. Тогда почему ты приехал сюда, как Ломбард? Он был моим приятелем. Недавно он совершил самоубийство. Я знал ту девушку. Я думаю его мучила совесть. Я осматривал его вещи и наткнулся на приглашение от некоего Онима. В приглашении упоминалась какая-то девушка. И я решил поехать, чтобы попытаться разобраться в смерти Хью. Ты веришь мне? — Уходит. Я это выясню. Держи револьвер. Я пойду с тобой. Это или Блор, или доктор. Кто-то из них покинул комнату. — Кто там? — Открывайте. — Блор, опустите это. — Кто выпустил девчонку из её комнаты? Это не важно. Идёмте. Теперь мы знаем, что это доктор. Он внизу. Постойте. Откуда мне знать, что вы двое не сговорились? — Не будьте дураком. — Я тоже слышала шум, мистер Блор. А какому риску мы подвергаемся, если пойдем вниз, а мистер Ломбарб? — Умереть.

— Не смешно. Смотрите. Должно быть он вышел наружу. Это может быть уловкой. Его там нет. Обыщем сначала нижние комнаты. Держаться вместе.

Попался на крючок один, и их осталось трое Возможно, он хочет, чтобы мы думали, что он мёртв. Да. Это должно сбить нас со следа. Он там! На этот раз, вам нас не одурачить, доктор! Здесь никого нет. Где вы были? Я искал доктора. Я обыскал кухню и подвал. — А куда вы идёте? Я думаю, что знаю где доктор. Позовите мисс Клайд. Я подожду вас снаружи. — В чём дело? — Я что-то слышала. Это вероятно Блор. Сегодня утром я его не видела. Снаружи. Ждёт нас. У меня чувство, что за нами всё время кто-то наблюдает. Я понимаю тебя. — Ты тоже это чувствуешь? Возьми себя в руки, Энн. Теперь нет никакой тайны. Это доктор.

И он всё ещё жив. Должно быть, он смотрел на что-то, в то время как. Но на что он смотрел? Что ты увидел? Это невозможно. Дай мне посмотреть. Хочешь посмотреть? Идём. — Это доктор. — Он умер несколько часов назад. Как ты узнал? Снег пошёл ночью, а наши следы здесь единственные. Но если он был мёртв, кто тогда убил Блора? Только двое остались в живых. Так вот как всё закончится, Энн? Вот так всё и закончится. Теперь мы знаем правду. Ты поступил глупо, доверив мне оружие. — Ещё один шаг и я стреляю. Послушай, во-первых: я не хочу быть убитым. Во-вторых: я не хочу, что бы ещё кто-то был убит. — Я же сказал тебе, что я не Ломбард. — Думаешь я поверю в это теперь? Есть вещи в которые ещё труднее поверить.

В то, что один из нас — мистер Оним. Я знаю, что это не я. Значит это ты. Другого объяснения нет. Если ты в этом уверена, то убей меня. Не подходи! Я верю тебе. Поверь и ты мне, Энн. Заходите, мисс Клайд. Игра ума, моя дорогая. Вы подоспели как раз к моему последнему удару. Не пугайтесь. Мой суд представляет высшую справедливость. Здесь каждый получит по заслугам. Последний маленький индеец поглядел устало, пошёл да и повесился. И никого не стало. Это для вас. А если я не соглашусь повеситься? Вы согласитесь. Всю свою жизнь, мисс Клайд, я хотел совершить убийство. Я получал удовлетворение приговаривая преступников к смерти. Но мне этого было недостаточно. Я хотел сделать это своими руками. Вы не возражаете, если я присяду? Извини меня, дорогой котик. Вот так. Хороший мальчик. Иди ко мне котик. Вот так. Должен признать, что я с нетерпением ожидал этого момента, когда смогу всё рассказать последнему из оставшихся в живых. У меня всегда была ещё одна страсть. Я жаждал торжества справедливости. Результаты вы видели. Чтобы достичь желаемого, мне нужен был помощник, среди приглашённых сюда преступников. Мне нужен был человек, чей страх перед смертью, сделал бы его глупым и сговорчивым. Я убедил доктора, что мы сможем разоблачить мистера Онима, если я притворюсь следующей жертвой. Вы помните статуэтку индейца? Это доктор прицепил её туда. Ваш крик был прекрасен. В суматохе поднявшейся на лестнице, я дошёл до своей комнаты, выстрелил, и бросил револьвер так, чтобы вы легко его нашли. Я рассчитывал на панику и беспорядок в темноте. И на доктора, который сыграл свою роль в совершенстве. После этого, уже никто не подозревал меня. А меньше всех мой дорогой доктор. Мы договорились встретиться с ним снаружи, во время метели. И только в последний момент, он понял, какую глупость совершил. Вы с мистером Ломбардом, закончили дело более интересно. Я знал, что вы будете подозревать друг друга. Вопрос был только в том, кто из вас останется последним? Я поставил на вас, моя дорогая. Женщины более изворотливы. Всё было неизбежно, как в той старой песенке. Когда прибудет спасательная экспедиция, они найдут здесь 10 трупов. И не разгаданную тайну. Да, моя дорогая. Я больной старый человек. Я узнал свой смертельный диагноз год назад. Не желая умирать медленно и мучительно, я решил оставить этот мир своим собственным способом. Но вы не можете заставить меня повеситься. Единственный живой человек найденный здесь среди девяти трупов, будет неминуемо повешен. как и последний маленький индеец.

Не позволяйте им повесить себя, моё дитя. Сделайте это сами. Это более достойно. Я думал. Никогда не доверяйте женщине. Спасибо за совет, судья. Но если бы мы не поверили друг другу. — Почему ты поверила мне? — А ты мне? Я могла убить тебя. Одного мистер Оним не смог предусмотреть. Чего именно? Вот этого.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ты всегда боялась за меня, но смотри.

Чем больше я буду спать. >>>