Христианство в Армении

Я не позволю тебе.

Возможно. – Это одиночный акт или находится в русле тенденций современного мира? Я думаю, находится в русле. Возникает вопрос, не является ли это новой политикой властей. Не первый ли это шаг на пути трансформации всего общества в мелкобуржуазное? Такого превращения никогда не произойдёт. Что ж, новоявленный представитель мелкой буржуазии, значит, отдать фабрику было ошибкой? Не могу сказать. Но ведь это радикальным образом меняет ситуацию.

С кем же будет бороться буржуазия, если всё человечество станет ею? И тогда отпадает необходимость и в армии, и в государстве, и в церкви. Без естественных союзников они обречены. Вы оказались в совершенно новой ситуации, перед вами стоят новые проблемы. Разумеется. Вы могли бы ответить на мой вопрос? Франко Росселлини и Маноло Болоньини представляют Фильм Пьера Паоло Пазолини ТЕОРЕМА В ролях: Сильвана Мангано, Теренс Стамп Массимо Джиротти Анна Вяземски Лаура Бетти и другие Оператор-постановщик Джузеппе Руззолини Композитор Эннио Морриконе «Реквием» В.А.Моцарта в исполнении хора и оркестра Московской филармонии Автор сценария и режиссёр-постановщик Пьер Паоло Пазолини «И вывел Господь в пустыню народ свой.» Приедем завтра Пьетро, ты не мог бы поставить музыку? Что это за парень? – Просто парень. Ну что, полегчало? Ладно, ничего. Хорошо-хорошо, спасибо. Вот и вы. Здравствуйте. С приездом. – Какое чудесное место. Извини, тут не особенно удобно. – Да ничего, я понимаю. Просто нашествие какое-то. Кстати, как раз здесь я спал в детстве. Спокойной ночи. – Спокойной ночи. Прости меня, прости. Рембо. Избранное.

Ко мне! Ко мне! Ко мне! Сюда! Лючия! Лючия! Я здесь! Прости меня.

Пьетро! Пьетро! Там твои друзья. Да ты настоящий спортсмен. Это мои друзья. Всем привет. – Привет. Как дела? Лючия. Лючия! Который час? Не знаю. Да какая разница? Шесть часов! Только шесть! Лев Толстой. Рассказы и повести. Это о больном, вроде меня. «Но в этом самом неприятном деле и явилось утешение Ивану Ильичу. Приходил всегда выносить за ним буфетный мужик Герасим. Герасим был чистый, свежий молодой мужик». Возьми-ка. Спасибо. Что ты читаешь? «Он жил собственной жизнью, творя добро не чаще, чем на небе вспыхивает новая звезда. Я почувствовал восхищение им, которого никак не мог ожидать, и это было в первый и последний раз». Мне нравится быстрая езда. Сейчас я покажу тебе, как надо. Ну, давай, раз ты такой молодой. Ты не Герасим. Даже ничего похожего. Две причины вынуждают меня поговорить с тобой. Прежде всего, моральные соображения. А потом, я просто сбит с толку. Я надеюсь кое-что прояснить при помощи этого разговора. Ты искушал меня, Господи! И я поддался соблазну. Ты вынуждал меня, и вот оно. Все смеются надо мной, каждый норовит обидеть меня. Вокруг меня потоки клеветы: «Разоблачим его!», и Ты изобличил меня. Друзья громко радовались моему падению. «Он загонит себя в ловушку, а мы удержимся. И тогда мы отомстим за всё». Анжелино. Анжелино. Что? Что такое? Ты заговорила? Я так рад. Пока, Эмилия. Мне нужно ехать. Я больше не узнаю себя. То, что соединяло меня с прочими, пропало. Я отдалился от них, потому что я с изъяном.

Я и весь этот мир. Ты лишил меня естественного порядка вещей. Но пока ты был здесь, я не мог этого понять. Я начал что-то понимать, только когда ты ушёл. Потеряв тебя, я начал пожинать плоды своего отличия от других. Куда меня это заведёт? Отныне я обречён жить в раздвоенности, и внутреннем разногласии. В чём же причина отличия, что ты показал мне, и страданий, коим я подвергаюсь? Не восстановлю ли я всё и всех против себя, совершенно того не желая? Я никогда ничем особенно не интересовалась в окружающем мире. Совсем ничем. Я даже не говорю о чём-то глобальном. Просто мой муж интересовался своим производством, сын – учёбой, а дочь – жизнью семьи. Я – ничем. Не представляю, как я могла переносить эту пустоту. Если и была поначалу какая инстинктивная любовь в этой бесплодной жизни, то и она заглохла, как сад, за которым больше не ухаживают. На самом деле, я заполняла пустоту фальшивыми ценностями и чудовищным нагромождением ошибочных мыслей. Я поняла это сегодня. Ты наполнил мою жизнь подлинным интересом. Ты всё равно уезжаешь, так что не разрушай до конца моё представление о себе как о добропорядочной буржуа. Вот чем ты наградил меня – любовью в моей пустой жизни. Покинув меня, ты убьёшь её. До нашей встречи я была страшной эгоисткой. Наконец, я обнаружила смысл жизни. Прежде я ничего не знала о мужчинах. Я боялась их и любила только своего отца. Теперь, покидая меня, ты обрекаешь меня на ещё больший ужас. Разве ты этого хотел? Боль от утраты тебя вернёт меня в прежнее состояние, ещё более чудовищное, чем владевшее мной до краткого мига исцеления благодаря твоему присутствию. Раньше я его не замечала. Но не теперь. С твоей помощью я оценила тяжесть поразившей меня болезни. Кем мне заменить тебя? Может, есть кто-нибудь. Мне не хочется больше жить. Ты пришёл, чтобы всё разрушить. Что касается меня, разрушение оказалось полным. Ты разрушил всё то, чем я полагал себя. Я больше не нахожу ничего, чем мог бы заполнить собственную сущность. Можешь что-то предложить взамен? Это что-то вроде. гражданской смерти, полной потери своей личности. Каково это для человека, воспитанного на идеях порядка, заботы о будущем, уважения к частной собственности? Давай, я понесу. Нет, я сама понесу. Давай тогда вместе? Привет, Эмилия. – Привет, Эмилия. У тебя есть сантиметр? – Да, синьорина, сейчас. Синьорина, пора к столу. Синьорина Одетта! Ничего не могу поделать.

Это не в моей компетенции. Сожалею. Синьорина Одетта. Синьорина Одетта! Пожалуйста, вставайте, синьорина Одетта! Пожалуйста, раскройте кулак. Раскройте кулак, синьорина. Ну и убожество! Я полный болван. Вот и мы. Эмилия, послушай. Может, поешь? – Нет, не буду. Ну же, съешь что-нибудь, давай! Нет, не хочу. Ну почему? Ведь нужно как-то питаться. Это так вкусно.

Скажи, скажи хотя бы, что бы ты хотела съесть. Ну скажи же! Ладно, пошли. Надо придумать новую манеру, чтобы никто такой не знал, не похожую ни на что из уже существующего. Чтобы уйти от этого смехотворного ребячества. Создать собственное направление, с которым никто не сможет соперничать. Для которого не заготовлены ещё ни мерки, ни суждения. Сама манера создаст их. Чтобы никто даже не подумал, что автору грош цена, что он просто ненормальный, да хуже того, что он просто червяк, который извивается, пытаясь выжить. Никто не должен обнаружить моей бездарности. Всё должно получиться идеально, по неизвестным доселе правилам, а значит, не подвергаемым сомнению. Безумно, да? Безумно. Стекло на стекло, чтобы ничего нельзя было поправить, и никто ничего не мог заметить. Рисунок на одном стекле изменяет, не портя его, рисунок, сделанный прежде на другом стекле.

В результате никто даже и не подумает, что всё это – не более чем маскировка неумения и бездарности. Только так. Стиль должен выглядеть зрелым, уверенным, мощным, едва ли не подавляющим.

Ни малейшего признака того, что всё получилось так случайно. «Случайно» – это недостойно. Удачный мазок, хоть тень его.

нужно немедленно зафиксировать, сохранить его, как драгоценность. Никто. Никто не догадается, что автор – законченный кретин, полное ничтожество. Что в своей детской мазне он просто полагается на волю случая. Что жизнь его беспросветна и ничтожна, что он просто выживает, униженный осознанием того, что потерял что-то навсегда. Все государства все церкви приветствуют творца. Голубой – то, что здесь нужно, но его недостаточно. Голубой – это лишь часть. Но кто позволит мне всё так изуродовать? Какой идеологией можно оправдать это? Туда ли завели меня мои первые убогие попытки? Вы только посмотрите. Как же можно питаться одной крапивой? Господи, какой ужас! Очень сожалею, я не курю. Скажите, а как мне вернуться в Милан? Поверните налево и прямо. А что, если бы я решил.

сбросить с себя всё, а фабрику отдать рабочим?

Не бойся, я не умирать пришла, а лишь поплакать. Но то не слёзы печали. Нет. От них пробьётся источник, который не будет источником печали. Ладно, ступай уже.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< К милисентам я уже давно не попадал.

Мне надо снять показания счётчика. >>>