Христианство в Армении

Мне надо снять показания счётчика.

Русские субтитры – DK версия от 23.3.2008 возможность для революции в будущем, например? Этот поступок вашего хозяина единичный акт или общая тенденция современного мира? По-моему, это общая тенденция современного мира. Если рассматривать это как символ нового курса власть имущих, то этот факт можно расценивать как первый, исторический вклад в преобразование всего человечества в мелкую буржуазию. Думаю, что буржуазии не удастся перевести всех людей в свой класс. Гипотеза, пусть и не оригинальная, может быть такова: представитель буржуазии, даже если и дарит свою фабрику, каким бы образом он себя ни вел, совершает ошибку. Это так? Не хочу отвечать на этот вопрос. Эта буржуазия мутирует, революционизируя ситуацию, в которой она находится. Если мы придем к тому, что будем отождествлять все человечество с буржуазией, у нее не будет больше классовой борьбы, в которой нужно одержать победу. Ни с помощью армии, ни с помощью нации, ни с помощью конфессиональной церкви. Тогда ей суждено проиграть, потому что она потеряла бысвоих привычных союзников. Но перед вами встают новые вопросы. И вы должны отвечать на эти новые вопросы в ситуации, отличной от той, в которой находится буржуазия. Естественно. А вы можете ответить на эти вопросы? А вы можете ответить на эти вопросы? "ТЕОРЕМА" И тогда Бог повернул народ на дорогу в пустыню. Пьетро, поставь какую-нибудь музыку. Кто этот парень? Просто парень. Привет. Очень приятно. Очень приятно. Ну как, тебе лучше? Да ладно, ничего страшного! Держите, спасибо. Добрый день. Дорогие мои.

Привет, Лючия. С приездом, как вы? Добрый день. Настоящее нашествие. Да ладно. Извини. Тут все расставлено так себе. Да нет, все нормально. Тут было настоящее нашествие. Я в этой комнате спал, когда был ребенком. Спокойной ночи. Спокойной ночи. Прости, прости. Ко мне, ко мне! Ко мне, ко мне. Я здесь! Давай! Давай! Пьетро! Пьетро! Тебя друзья зовут. Ты настоящий игрок. Наконец-то. Пора уже. Это мои друзья. Привет. Привет, как дела? Лючия! Лючия! А сколько времени? Не знаю. Какая тебе разница? Но уже шесть! Шесть! Ты держишься как больной, вроде меня. "Но в этом самом неприятном деле и явилось утешение Ивану Ильичу. Приходил всегда выносить за ним буфетный мужик Герасим. Герасим был чистый, свежий, раздобревший на городских харчах молодой мужик." Спасибо. Что ты читаешь? "Он жил своей собственной жизнью, и очередность добродетели пришла бы не раньше, чем требуется времени звезде, чтобы воспроизвестись. Замечательно, что, без всякой моей на то надежды, она приходила, не вернулась и никогда больше не вернется. А мне нравится бегать. Я покажу тебе, как водить машину. Да я умею, просто мне нет еще двадцати. Ты не Герасим: с тобой трудно бороться. Есть две причины, по которым я чувствую себя обязанным с тобой поговорить: прежде всего, это из моих моральных чувств, и затем, есть у меня внутри какая-то путаница, которую, возможно, разрешить можно только разговаривая. Ты обольстил меня, Бог, и оставил меня в обольщении. Ты подверг меня насилию и одержал верх. Я стал предметом каждодневных насмешек. Каждый насмехается надо мной. Да, я испытывал клевету многих, террор повсюду. "Обличите его" и "Обличим его". Все друзья мои наблюдали за моим падением. "Может быть, он даст обольстить себя, и так мы возобладаем над ним и свершим над ним свою месть." Анджелино. Анджелино. Что? Что? Говори же. Я ужасно рад. Пока, Эмилия. Я должен уехать. Завтра. Я больше не могу понять сам себя, потому что то, что меня делало равным остальным, уничтожено. Я был такой же, как и все. Может быть, со многими недостатками, моими и моего мира. Ты сделал меня другим, оторвав меня от естественного порядка вещей. И, пока ты был рядом, я этого не понимал. Теперь я понимаю, что ты уезжаешь, и понимание того, что я теряю тебя, стало причиной осознания моего отличия. Что со мной теперь будет?

Мое будущее будет как жизнь с самим собой, который не имеет со мной ничего общего. Наверное, я должен разобраться до конца в этом изменении, которое ты во мне вызвал и которое является моим интимным и тревожным естеством. Но даже если я этого не хочу, ведь все это не поставит меня против всего и против всех? Теперь я понимаю, что меня никогда ничего по-настоящему не интересовало, ничего. Я не говорю о чем-то большом, но даже маленькие естественные увлечения, вроде моего мужа производством, или моего сына учебой, или Одеттой делами ее семьи. Меня не интересует ничего, и я не могу понять, как я могла жить в такой пустоте. И все же я жила. Если что-то и было немного инстинктивной любви к жизни то это засохло, как сад, за которым никто не ухаживает. На самом деле эта пустота была заполнена фальшивыми и убогими ценностями, ужасным нагромождением ошибочных идей. Теперь я понимаю: ты наполнил мою жизнь полным, настоящим интересом. Так что, уезжая, ты не разрушаешь ничего из того, что было во мне раньше. Может быть, только целомудренную репутацию представительницы буржуазии. Но это неважно.

Но то, что ты сам дал мне взамен, любовь в пустоте моей жизни оставляя меня, ты все это уничтожаешь. Ты, познав меня, заставил меня стать нормальной женщиной, позволил найти для себя правильное решение в жизни. До этого я не знала мужчин, а боялась их, вот так. Я любила только своего отца. Но теперь, оставляя меня, ты не только заставляешь меня вернуться назад, но заставляешь меня отступить еще дальше. Ты этого хотел? Теперь боль от потери тебя вызовет во мне рецидив, еще более опасный, чем болезнь, которая сидела внутри меня до этого краткого выздоровления, обязанного твоему присутствию. Раньше я не осознавала этой болезни, а теперь да. Через то хорошее, что ты для меня сделал, я узнала о своей болезни. А теперь? Как я смогу заменить тебя? Есть ли кто-нибудь, кто способен это сделать? Думаю, что я не смогу больше жить. Ты, безусловно, приехал сюда разрушать. Разрушение, которое ты вызвал во мне, не могло быть более полным. Ты просто разрушил само мое представление о себе. Теперь я не вижу абсолютно ничего, что могло бы собрать меня обратно в самого себя. Что ты мне предлагаешь? Скандал, равнозначный смерти в глазах общества? Полную потерю самого себя? Но как может это сделать мужчина, привыкший думать о порядке, о завтрашнем дне и, прежде всего, о собственности? Оставь, я отнесу. Нет, отнесу я. Отнесем вместе, хорошо? Привет, Эмилия. Привет, Эмилия. У тебя есть метр? Да, сейчас, синьорина. Синьорина, ужин готов. Синьорина. Синьорина Одетта. Не могу ничего поделать. Это не в моей компетенции. Извините. Синьорина Одетта. Синьорина Одетта. Синьорина Одетта, давайте, давайте. Синьорина Одетта, ради Бога. Разожмите кулак, давайте. Синьорина Одетта. Разожмите кулак, синьорина. Синьорина. Какая жалость! Я настоящая скотина! Эмилия, все готово. Хочешь есть? Нет, я не буду. Ну поешь, это вкусно. Ты должна, давай! Нет, не хочу. Ну как же так? Эмилия, ты не хочешь есть? Это же вкусно. Но почему? Скажи хотя бы, чего ты хочешь поесть. Скажи же что-нибудь, Эмилия. Ну же, давай! Давай, пошли. Нужно стараться изобретать новые техники, неизвестные до сих пор, не похожие ни на какие предыдущие работы, чтобы избежать ребячества, глупости. Построить свой собственный мир, с которым невозможно вступить в конфликт, для которого не существует предыдущих мерок суждений, которые в нем должны быть новые, как техника. Никто не должен понимать, что автор ничего не стоит, что он существо анормальное, низшее, что, подобно червю, он извивается и ползет, чтобы выжить. Никто никогда не должен застигнуть его за ошибкой гениальности. Все должно представляться как идеальное, основанное на неизвестных правилах и, таким образом, не подлежащее суждению. Как безумец. Да, как безумец, стекло на стекло. Потому что ничего нельзя поправить, и никто этого не должен понять. Знак, нарисованный на стекле, исправляет, не пачкая, знак, нарисованный ранее на другом стекле. Но все должны верить, что это не выход из положения человека, ни на что не способного, импотента, бесполезного, а, наоборот, уверенного, невозмутимого, высшего и почти всемогущего. Никто не должен понять, что знак удался случайно. Случайно и с дрожью, что знак всего лишь появился. удался чудом. Что его нужно немедленно защитить, как бы запереть его в клетку. Но никто не должен понять этого. Автор бедный, дрожащий идиот, посредственность, живет от случая к случаю и в риске, опозоренный, как ребенок. Свел свою жизнь к смешной меланхолии. Что он живет в ничтожестве, под впечатлением чего-то, потерянного навсегда. Его память это лазурь. Только лазури, очевидно, недостаточно. Лазурь не может быть ролью. Кто может дать мне право на подобное уродство? Какая идеология может его оправдать? Разве не были лучше мои первые жалкие попытки писать? Посмотри, как ты исхудала. Наверное, от питания крапивой. Эх, синьора. Какой скандал. Извините, я не курю. По какой дороге можно вернуться в Милан? Поверните там налево, а потом все время прямо. Что со мной случилось бы, если бы я освободился от всего и подарил свою фабрику рабочим? Не бойся, я сюда пришла не умирать, а плакать, и слезы мои не слезы боли, нет. Они источник, который не станет источником боли. А теперь уходи. Уходи.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я не позволю тебе.

Тогда оставь их до востребования. >>>