Христианство в Армении

Она достигнет сотни до конца дня.

Русские субтитры Vadmamed "Будет слишком много целины, а мы хотим больше перил!" ЗАТКНИТЕСЬ! Знаете что мне плевать на то, что вы думаете! Просто замолчите и послушайте меня! Это будет, блин, офигительный фильм! Он был моим первым ребёнком. У него есть сестра, которая родилась на пять лет позже. Это неспроста: когда я растила Трэвиса, думать о другом ребёнке было сложновато. Я каждый раз с замиранием сердца смотрела, как он встёгивается в доску. Когда я наблюдаю за ним не только я, но и другие его друзья, Нам больше ничего не нужно просто смотреть, как он катается! Скорость, высота, техника это всё про него. Это его игровая площадка, его мир, его горы. Что для меня сноубординг? Это то, к чему я испытываю страсть.

В сноубординге таится много открытий для себя, возможностей путешествовать, это никогда не заканчивающийся поиск следующих фишек, новых зон, и это всё позволяет путешествовать по миру и радоваться со своими друзьями. Что для меня сноубординг? Это моя жизнь. Новая Зеландия? Да, Новая Зеландия выдающееся место! Она для меня как второй дом. Я езжу сюда последние 7-8 лет. Ты садишься на самолёт и попадаешь из середины лета в самую настоящую зиму! Если говорить про людей и ландшафт, это одно из моих самых любимых мест. Трэвис, сколько времени? Не знаю, я не слежу за временем. Время устроить рубилово! Чертовски красиво! Катание здесь заключается в ежедневном покорении новых просторов. Это просто открытый остров в южной части Тихого океана. Однажды ты можешь выйти кататься и прожить лучший день в своей жизни! А на следующий день. Но это неотъемлемая часть этого места. Здесь я наслаждаюсь именно тем, что вижу во время катания. Это меня просто завораживает. Если вспомнить несколько поворотных моментов, сразу приходит на ум встреча с Брайаном Игуччи. Легенда легенд, он переехал из Калифорнии сюда и забросил всё. Все спонсоры забыли о нём, потому что он переехал в леса. Он больше не светился в прессе, но он нашёл то, что искал. Я понимаю, что смог многому научиться у настоящего мастера. Чем больше я изучаю всё вокруг, тем больше познаю природу. Это завораживающие и доступные горы. Они делают тебя сильнее, и я прекрасно понимаю, как сильно Трэвис тут развился. Здесь полно возможностей для прогресса. Просто бесконечно много. Когда растёшь в таком месте, как Джексон, очень легко принимать это, как должное. Здесь я окончил школу и собирался поступать в колледж. И вот я здесь, через 8 лет.

В прошлом году впервые за эти годы я смог провести тут весь сезон. Какой же я дурак! Я и не думал,что всё, что я искал все эти годы, находится прямо у меня под носом! Меня зовут Терье Хааконсен. Я из Норвегии. Когда я впервые увидел Терье, я слишком стеснялся, чтобы заговорить с ним. Это что-то вроде встречи с героем. Теперь мы катаемся вместе в Канаде, это просто невероятно! Мне было 8, когда я встал на свою первую доску. непереводимая игра слов. Ещё ребенком я смотрел на сноубордистов, и затем я увидел Терье. И теперь я катаюсь с ним и с Мюллером. Круто! Это поездка с двумя моими любимыми сноубордерами, лучшими в мире. Это просто сон наяву. Эти парни постоянно застваляют делать то, чего я не хочу. Это было ваще ни разу не круто. Как художнику, работа для спортиндустрии даёт мне возможность делать то, что я люблю. Она даёт мне жизнь, питает моё существование. Это возможность участвовать в этом сообществе, в этом так называемом спорте. В конце концов, это только начало. Странная вещь: когда приезжаешь на Аляску, несмотря на все перемены, происходящие в мире сноуборда видео, контесты, трюки. Да, это круто, мы этим и занимаемся, но. На Аляске ничего не меняется. Впервые я приехал сюда, когда мне было 18. И я возвращаюсь сюда с тех пор каждый год. В первый раз я взял с собой 1.200 долларов. Я купил сто калорийных батончиков. Я съел их все. Остальные 1100 долларов ушли на хелибординг. С тех пор не было года, когда бы я не побывал на Аляске. Мне по фигу на дела, колледж, работу. Здесь всё уходит на второй план. С 12 лет каждая зима для меня ежедневное катание в максимально крутых местах. Я начинал кататься на гольфовых полях Массачусетса. И с раннего возраста хотел гонять в огромных величественных горах. Но каждый раз, когда получается выехать на Аляску, ты не можешь охватить её всю. OK, он готов Он поедет с самого верха. Проверка связи, Джереми Джонс. Я спущусь отсюда напрямую, проеду вокруг скалы. и выйду в главном кулуаре. Снег кажется довольно опасным. Я готов. Вы как, ребята? Давай, Джереми, жги! Это был самый крутой спуск за всё путешествие, но я поплатился за него. На Аляске ты постоянно поднимаешься пешком, пробуешь снег, проверяешь его стабильность. Ты не хочешь в определенный момент сорвать всю эту штуку на себя. Это серьёзно, тут ты реально можешь погибнуть. Если никто не прикрывает тебя, ты можешь нарваться на неприятности. Я знал, что во время спуска через этот наддув возможна небольшая нестабильность, и я вёл себя на нём предельно аккуратно. Чтобы не скатиться, мне пришлось вбить руки в снег, проскребая путь к перегибу. Эта штука сорвалась, когда я коснулся её верха, или когда я заложил дугу? Я так понял, когда заложил дугу. Аляска может быть опасной, но это её часть магии. Каждый раз, когда приезжаешь сюда, это как игра в кости. Это шанс попасть в отличные погодные условия, ради которых мы приезжаем сюда из года в год. Люди приезжают сюда, потому что, как только ты начинаешь рубить тему, это становится лучшим местом для катания в мире. Это очень смешно, когда люди говорят, что сноубординг сильно прогрессировал. Но это то, что Трэвис делает всё время: он старается быть на шаг впереди. В этом вся фишка, сильных райдеров на свете полно, но Трэвис. Он делает больше, чем обычные спортсмены делают для совершенства.

Круто, что он понимает, что всё это не длится вечно, и выкладывается на полную. Именно сейчас, пока он не постарел и не стал просиживать задницу на склоне в ярком костюме. Он любит сноуборд. То есть, действительно любит. И его страсть к сноубордингу и прогрессированию настолько сильна, что он выкладывается постоянно во всём, что он делает, будь то деловая часть спорта или пеший подъём для прыжка он отлично знает, чего он хочет. Он чертит линию за линией, просто так не сдаётся. Ты каждый раз закручиваешь трюк и думаешь, что даже если он не получится, ты всё равно вернёшься к нему. Знаете, я бы даже не называл сноубординг спортом. Для меня это образ жизни. Это возможность отключить мозг и жить настоящим моментом. И пока я могу, я буду кататься. до дня своей смерти.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я наверху, в кабине, давай быстрей.

Ты хочешь дать ему фору, чтобы победа была более драматичной! >>>