Христианство в Армении

Ты это то, что ты ешь!

Ждать с нетерпеньем прихотей твоих И находиться рядом с госпожой, Часы теряя в ожиданьи их. Не смею я бранить унылый час, Мой сюзерен, лишь льется через край В душе моей печаль за разом раз, Когда ты возвещаешь мне Прощай. Не смею я спросить с ревнивых дум О том, что ты другим увлечена, Но твой невольник утешает ум, Что госпожа прекрасна и верна. Коль ты возненавидишь, так теперь, Теперь, когда меня не помнит свет, Прибавь свой гнев мне к горечи потерь, Но не последней каплей горя, нет.

О, как всего мне бесконечно жаль И как преодолеть мои невзгоды, Тоску ревущей ночи и печаль Средь утренней дождливой непогоды. Коль ты меня оставишь, не тогда, Когда от мелких бед пойду на дно, В их натиске сломаюсь навсегда И в горечи судьбы пойму одно: Среди невзгод, назначенных судьбой, Беда из бед быть брошенным тобой. Когда я сплю, взор лучше видит мой, А днем глядит, вещей не замечая, Во сне глаза любуются тобой, Неясный сумрак в яркость превращая, Но если так твоя ночная тень Счастливый праздник создает для зренья, То как же ты украсишь светлый день, Насколько будешь ярче сновиденья? Каким же счастьем было бы для глаз, Когда под утро нужно просыпаться, Твой явный облик видеть каждый раз И в сне счастливом на день оставаться. День без тебя казался ночью мне, А ночь, как день, коль ты пришла во сне. В чем суть твоя и кем же создана Несметность необычных отражений? За каждым остается лишь одна, Не миллион ему подобных теней. Изобразим Адониса и вот Он жалок по сравнению с тобой, В Елене прелесть древности живет, В тебе искусство блещет новизной. Расцвет весны и урожайный год В твоих тенях, прекрасное созданье, В твоих тенях поток твоих щедрот Мы видим вместе с милым очертаньем. Ты для достоинств внешних образец, А сердце идеал для всех сердец.

Любовь в себя через глаза я лью, Но зренье неправдиво и неясно, Глаза морочат голову мою, И как узнать что лживо, что прекрасно? Коль правду могут очи показать, То почему иное видит свет? А если нет должна любовь сказать,Глаза в любви не видят правду,нет. Как быть? Как оправдать влюбленный глаз? Он видит мир в печали и слезах, Подобно солнышку, которое подчас, Скрывает взор в туманных небесах. Любовь хитра я слеп в слезах любви, Она скрывает в них грехи свои. О, мой любимый мальчик, твой экстаз У времени крадет за часом час. Все видят, как в убытке увядая, В любви сгораешь, вновь ее рождая. Природа-мать, что гибелью грозит, Твой путь вперед упрямо тормозит, Желая в будущем тебя остановить, Твои минуты жалкие убить. Ее ты опасайся, фаворит, Она тебя до времени щадит. Когда отсрочка будет позади, В расчете с ней ты жалости не жди.

Когда вдали любимые глаза, Когда в разлуке горестной с тобой, Когда мольбу не слышат небеса И чувствую, что побежден судьбой, Хочу я быть похожим на других, В искусстве и богатстве преуспеть, Избавиться от горестей моих И все, о чем мечтаю я, иметь, То, свято помня о любви твоей, Я малодушье жалкое кляну, И жаворонком в зелени полей Моя душа несется в вышину. С твоей любовью, с памятью о ней Я счастлив. И богаче королей. Кто властвует, но не допустит зла, Не приукрасит свой обычный вид, Кто двигает других, но, как скала, Неколебим, несоблазним стоит, Тот милости небес добиться смог В богатствах, рассыпаемых над ним, Тот властелин, владыка, царь и бог, Но чтить его ниспослано другим. Цветок прелестен в пору летних дней, Хоть жизнь его безмерно коротка, Но если стал добычей для червей, То ценится он ниже сорняка; Прекрасное стать может сгустком гнили, А сорняки прекрасней сгнивших лилий.

Когда в своих мечтах, в собраньи дум, Я в мыслях время отвожу назад, Пороки прошлого терзают ум, И плачу я от горечи утрат, Тогда могу я утонуть в слезах О тех, кто спит в смертельной тьме глухой, И слезы вновь в тоскующих глазах, И стон по взгляду, что утрачен мной. Тогда могу печалям всем моим От горя к горю подвести итог, Платя за то, что задолжал другим, За что когда-то заплатить не смог. Но если вспомню о тебе, мой друг, То сразу забываю свой недуг. Могильный мрамор, статуи царей В грязи времен, под пылью вековой Исчезнут раньше в памяти людей, Чем строки, что воспели образ твой.

Огонь войны способен сокрушить Твердыни, все, что создал человек, А строки в поколеньях будут жить, Начертанными в памяти навек. Твой образ в них пересечет века И лишь тогда исчезнет навсегда, Когда застынет Времени река, Приблизив день Великого Суда. Итак, пока твой не воспрянет прах, Живи в стихах и любящих глазах. Я от трудов усталый и больной, Ложусь в постель, стихает все вокруг, И только воспаленный разум мой Привычных мыслей запускает круг. Опять гляжу в ночную темноту И, как неутомимый пилигрим, Иду сквозь тьму, слепую пустоту На образ твой, что и во мраке зрим. Мое воображение хранит Твой облик и во мраке узнает. Он, как алмаз на бархате, блестит И обаянье ночи придает. Днем я, а ночью разум мой в пути, Мне без тебя покоя не найти. Твой милый образ не дает уснуть, Он в темноте передо мной витает. Мне снова глаз усталых не сомкнуть И ждать, пока рассвет не заиграет. Я жду, когда душа твоя придет Мои проступки и грехи измерить, Для ревности причины не найдет И в душу друга будет свято верить. О, нет. Не так сильна твоя любовь, Тебя не мучает бессонными ночами, А я с моей любовью вновь и вновь Смотрю во тьму неспящими очами, И думаю, что ты к другим близка, А от меня безмерно далека. О, милая любовь, восстанови Свое притупленное острие Сегодняшней пресыщенной любви, Верни ей завтра остроту ее; Итак, любовь, сегодня ты сыта, Глаза твои мигают в насыщеньи, А завтра, завтра ты уже не та И дух свой не оставишь в отупеньи. Пусть океаном будет страшный час, Что разделяет берега в разлуке, Чтоб встреча счастьем стала бы для нас, Когда скрестятся взгляды, губы, руки. Так долгою холодною зимой Мы ждем желанный, милый летний зной.

С тех пор, мой друг, как повстречались мы, В твоей красе не вижу перемен, Ты все цветешь, хоть три седых зимы В лесах три пышных лета взяли в плен, Сменились три прекрасные весны Осенней желто-золотой порой, И три апреля в зное сожжены, А ты все так же хороша собой. Так стрелка, что указывает час, В сравненье с красотой твоей идет, Она ползет невидимо для глаз, И взгляд обмана не осознает. А может, возраст с дряхлостью его Скончался до рожденья твоего. Сонеты в переводе Андрея Кузнецова (spintongues.vladivostok.com) Subtitles by: A.D.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ляхи, ляхи идут, ляхи!

Только как твой врач. >>>