Христианство в Армении

Но в этом узком проходе их численное превосходство.

Фильм Жака Одиара В ролях: Ромэн Дюри Нильс Ареструп Лин-Дань Пхам, Оре Атика, Эмманюэль Девос Жонатан Заккаи, Жиль Коен Авторы сценария Жак Одиар и Тонино Бенаквиста По мотивам фильма "Пальцы", автор сценария и режиссёр Джеймс Тобак Композитор Александр Депла Главный оператор Стэфан Фонтэн Монтаж Жюльетт Велфлинг Да! И жуки скучали за тобой! Поехали догоним их! Поехали. Кхраму. Надо догнать, раз такое дело. Поедем назад, назад, назад. Моя мать говорила, что вторая мировая началась потому что родился я. Ричард Старки родился в Ливерпул 7-го июля 1940 года. Я жил с матерью до четырехлет, а потом они с отцом разошлись. Он был морякторговец. На дворе стоял 1940 год и война была на носу. Джон Уинстон Леннон, родился в Ливерпуле 9 октября 1940 моя мать была католичка, отец протестант. Они поженились довольно поздно. Кажется, я родился, когда им было по 40. Джеймс Пол Маккартни, родился в Ливерпуле 18 июня 1942 Когда я родился мой отец работал водителем автобуса. Я жил в двух-этажке, Арнольд Гроув 12 ДжорджХаррисон, родился в Ливерпуле 25 февраля 1943 моя мать была медсестрой. А еще домохозяйкой.

Отец продавал хлопок. Мои родители разошлись, когда мне было четыре года. До тех пор я жил с матерью, а потом меня воспитывала тетка.

Отец пек пироги. Поэтому во время войны у нас всегда был сахар. Она делала всякую работу, когда мне стукнуло три года. Он решил, что с него достаточно. Она бралась за любую работу, чтобы прокормить меня. моя мать была из ирландской семьи по фамилии Френч. У нее было полно братьев и сестер. Моя бабушка жила в Альберт Гроув, что было неподалеку отАрнольд Гроув. В школе я учился ужасно. Я не столько ходил туда, сколько болел. В шесть с половиной летя заработал перитонитвоспаление аппендикса. Они три раза говорили матери, что я не вытяну, но я вытянул. мой отец был музыкантом любителем, он играл на пианино. Я помню какя валялся на полу, слушая как он играет. Когда мои старики были помоложе, они слушали старый приемник. Джон очень любил свою мать. Я тоже ее очень любил. Она играла на мандолине. До сих пор я обожаю когда взрослые играют на мандолине. В Ливерпуле в каждой семье есть любимая песня. Моя мать обожала песню "Маленький барабанщик". Она всегда ее пела. а я ей пел "Ничейный ребенок" и она всегда плакала. Рок-н-ролл был музыкой реальной, а все остальное стало ненастоящим. Это единственное что задело меня до глубины души, когда мне было 15. Невероятное время было, когда рок-н-ролл был лишь одним из стилей. Какая бы запись не играла, я всегда слушал ее. Иногда не хватало на ложку сахара, не то что на пластинку. Такого понятия как английская запись, вообще не существовало. первая стоящая английская запись была песня "Моvе It", ее спел Клиф Ричард. До того не было вообще ничего. В те времена мы слушали все что шло по радио. Я слушал много кантри музыки тогда только появился "Скиффи". Появлялось много артистов, и одним их них был Бадди Холи. Нам нравилось как он поет и играет на гитаре. Но больше всего убило то, что он сам писал песни. Вот это было действительно здорово. Я пять летучился в художественной школе. Там разрешали слушать только джаз никакого рок-н-ролла. Мы раскрутили их на рок-н-ролл, только когда обозвали его блюзом. Когда я стал тинейджером, Мне было 12 или 13, когда я впервые услышал Фэтса Домино, песню "I'm in Lоvе Аgаin". Я бы сказал, это была первая запись рок-н-ролла, которую я услышал. Даже Билл Хейли уже выступал тогда. Я помню, как однажды в школе у кого-то была музыкальная газета, а там была фотография Элвиса. Это была реклама альбома "Отель Разбитых Сердец". Я увидел его и подумал, какже он здорово смотрится! Когда мне было 16, Элвис был в центре внимания. Парень с набриолиненными волосами, дрыгающий задом и поющий "Хаунд Дог". "Все в порядке, мама" и другие ранние песни. Это было отличное время. Вот он гуру, которого мы все ждали мессия прибыл. Одна из нашихлюбимых песен была "Sеаrсhin"' в исполнении Соаstеrs. Мы слушали также Вig ВiII Вrооnzу. Кажется он ездил с концертами по Англии. Я был большой поклонник его и Френки Лейна. Все эти песни про поезда и дорогу, очень классные вещи. Лонни Донеган Внезапно появился рок-нролльщик, который носил очки. Бадди Холи и сверчки. Первая музыка, которую я слушал, была гитарная музыка. Это был Джимми Роджерс, "Поющий Пилот" Я никогда не думал, что музыкой можно зарабатывать на жизнь. пока меня не сразил рок-н-ролл и не изменил мою жизнь. Я хотел играть только на барабанах. Ни гитары ни что другое меня не интересовали. Мой отец играл на тромбоне, и на один из дней рождения он купил мне тромбон в магазине Рашворт и Дрейперс, в Ливерпуле. В шестнадцать летя снова стал видеться с матерью. Она учила меня музыке, сначала на банджо, потом постепенно на гитаре. Первая песня, которую я сыграл, был "Аin't Тhаt А Shаmе", старый хит Фэтса Домино. Когда мне было 13, 14, я обычно сидел на задней парте и рисовал. Я пытался делать чертежи гитар, больших с вырезами в виде буквы Ф. Маленькие гитары с острыми или закругленными грифами. Меня очень интересовали гитары. Я услышал, что какой-то парень продает гитаруза три фунта. Простую акустическую гитару с дыркой. Я взял 3 фунта у матери по тем временам большие деньги. Потом я понял, что не смогу петь играя на тромбоне. Поэтомуя пошел обратно в магазин и сменял его на гитару. Это был Зенитмоя первая гитара. Мне было около 16 лет. Я купил басовый барабан за тридцать шиллингов. Просто огромный односторонний басовый барабан. Теперь это стало семейной шуткой "Гитара хороша какхобби, но денег с ней не заработаешь." Мы колесили по всемуЛиверпулю, в поисках кого-то, кто знал новые аккорды. Помню, однажды мы услышали, что какой-то парень знает аккорд В7. Мы знали аккорды Е и Аэто было просто, но никто не знал В7. Его как раз не хватало. Недостающее звено, пропавший аккорд. Мы понеслись через Ливерпуль, с двумя пересадками на автобусе, и нашли этого парня. Он нам показал -ля ля ля, вот В7 мы выучили где нажимать пальцем, поехали обратно к себе и. Получается! Мы с Полом просто дружили частенько поигрывали вместе. Мы просто были школьниками. Никаких групп тогда еще не было. В те времена у нас был информационный голод. Какой бы фильм не шел на экранах, мы обязательно должны его были посмотреть. "Девушка не поможет" год выпуска 1956 В Ливерпуле мы ходили на фильмы, где играл Элвис или еще какая знаменитость. Все ждали, пока он появится на экране и мы тоже ждали. А когда он появлялся, то все начинали визжать от восторга. И мы подумали вот это неплохая работа! Когда вышел фильм "Девушка не поможет", То вместо того чтобы смотреть черно-белый вариант и гадать: "вот это Клайд Макфаттер, а это Фэтс Домино" люди, которых мы очень любили, но которых не очень хорошо снимали, внезапно все стало цветным и широкоэкранным. В самом начале фильма Том Ивелл выходит на экран и говорит. Широкий экран. Прекрасный, реалистичный цвет от фирмы Делюкс! Теперь дома усидеть вдвойне труднее. Потом появилась Джейн Менсфилд, и все конец спокойствию. Я поехал смотреть "Рок Вокруг Часов" на острове Мэн.

Меня повезли туда бабушка с дедом, и это было потрясающе. Кинотеатр просто ломился от зрителей, и мне это понравилось. Билл Хейли и кометы. Мы с Полом ходили вместе в школу. Мы начинали в одном классе, он потом разошлись в разные потоки. Но вообще мы были знакомы с одиннадцати лет. Дружить мы стали только спустя несколько лет. Джорджа я тоже встретил в ливерпульском институте. Он был на год младше нас с Полом. Нейл Аспинал, школьный друг. Я встретил Джорджа, он тогда уже курил возле бомбоубежищ. Мы с Джорджем жили недалеко друг от друга, в одной остановке автобусом. Я садился на автобус, а на следующей остановке подсаживался Джордж. Мы были ровесники, и сидели рядом, болтая о том о сем, и по сути дела, он был на полтора года младше меня. Тогда это была для нас большая разница в возрасте, и я смотрел на него немного свысока, как это обычно бывает, когда общаешься с парнем младше тебя.

Ему 14 с половиной, а мне 16 с половиной, Возможно я смотрел слегка свысока, поскольку всегда знал, что он младше. Он всегда был на девять месяцев старше. Он даже теперь на девять месяцев старше. Мы встретились с Полом впервые, когда я пел "Ве Вор А Lu Lа" на сцене. Наш общий друг привел его послушать мою группу, "Тhе Quаrry Меn". У меня в школе был друг по имени Иван Воган. Мы родились в один день и вообще были большие приятели, Однажды он предложил мне поехать на концерт в Вултон Виледж. мы поехали в субботу в ту деревню, где был концерт. Там стоял фургон, а сзади его была устроена сцена. На сцене было несколько ребят, Одного я особенно приметил, он был в рубашке в клетку, со светлыми волосами, немного курчавыми, бакенбардами, вообще неплохо смотрелся. Он играл на гитаре, не на самой лучшей, конечно, но он очень неплохо играл, я помню я был под впечатлением. Он пел песню группы "Дел викингз" под названием "Идем со мной" Очевидно, слов он не знал.

Он пел эту песню на слова из блюзовых песен. И вместо того, чтобы петь "Идем крошка, идем со мной" как следует, он пел "Идем, крошка, идем в тюрьму" Этих слов он очевидно наслушался на записях Большого Билла Брунзи. Я подумал, вот это да, это просто здорово. Воттакой был Джон. Мы встретились после концерта, я понял что он очень талантлив. Он играл за сценой, исполняя "Тwеntу FIight Rосk" Эдди Кокрана. Его больше всего впечатлило то, что я знаю слова. Я был певцом и лидером группы, и решил пригласить в группу его. Разве не лучше взять в группу того, кто лучше тех кто уже играет? Решено было принять Пола и тем самым усилить группу. На нашей первой встрече я спросил "Хочешь играть в моей группе?" Кажется он согласился на следующий день. Джордж появился с подачи Пола. " У меня есть приятель, он очень здорово играет." Он сказал, ну и что, а я сказал что он может играть "Рончи". Нам всем нравилась эта песня, и он согласился послушать его. Мы встретились все на втором этаже ночного автобуса, и сказали "Давай Джордж, доставай гитару, покажи ему." естественно, Джордж выдал "Рончи" нота в ноту. "Годится".

Первое что мы вообще записали была песня "Вот это будетдень" Бадди Холи, и одну песню Пола под названием "Несмотря на опасность". Эта запись, самая первая, лежит где-то в Ливерпуле. Первые записи, 1958 год. Все тогда тусовались в клубе Джакаранда возле школы искусств. Это было в центре Ливерпуля. Это было еще до того, как мы организовали группу, просто Пол, Джордж и я. Мы приходили на концерты просто с тремя гитарами. Устроитель концерта спрашивал "А где ваши барабаны?" Чтобы как-то съехать мы говорили, "А ритм мы гитарами делаем!" Однажды мы пришли на прослушивание на программу Кэрол Льюис Дискавериз. Туда многие ходили на прослушивание. Там они выбирали кого-то и говорили "Ладно, вы, вы и вы" Выбирали около 20 номеров. Замеряли громкость аплодисментов, и победитель выходил в финал.

Воттак было дело. И мы отправились на прослушивание. По дороге в Манчестер, в поезде, мы репетировали наш номер. Гитары были только у меня и Джорджа. Джон свою продал или сломал не помню. Воттак, гитары есть удвоих. Но получалось все более менее нормально. Пол был левша. Я был правша -я до сих пор правша. Джон стоял посредине, держа рукуу каждого на плече, "Обдумай то что ты только что сказал" Я и ДжорджДжон лидировал, и мы собрались спеть песню "Rаvе Оn". Мы сыграли, он положил нам руки на плечи и все было ОК. Мы не выиграли, как всегда, Но полагаю, кому-то в этом театре не повезло и он расстался со своей гитарой. Стюарт Сатклифф Стюарт был другом Джона по колледжу. Он был очень хорошим художником. Мы немного ревновали Джона ко всем его друзьям, поскольку он был немного старше, Он был немного, так сказать.

Каждомухотелось быть рядом с ним, поскольку он был постарше. Поэтому когда пришел Стюарт, мы немного приревновали его кДжону. Нам пришлось немного уйти в тень. Однажды Стюарт продал свою картину на выставке Джона Мура. Мы спросили его, что он будетделать с 75-ю фунтами? мы сказали: "Как раз столько стоит бас гитара Хофнер." Было бы отлично вложить эти деньги в него.

Он сказал "Нет, я художник, я хочу потратить их на краски." Но мы сказали "Нет, Стюарт, не стоит." И мы с Джоном настойчиво его уговорили, что лучшее вложение денегпокупка бас гитары Хофнер. И он купил. Проблема была только в том, что играть-то он не умел. Но лучше было иметь бас гитариста, который не умел играть, чем вообще не иметь бас гитариста. Ранние записи сделанные в Ливерпуле 1960 г. Ринго был профессиональным барабанщиком, он выступал и пел в одной из лучшихливерпульских групп, еще до того каку нас был барабанщик. Группа "Rоry аnd thе Нurriсаnеs" были первыми, кто рискнул играть рок-н-ролл. До того мы играли скиффл. У него был очень рок-нролльный вид, белые волосы, АДжонни Гитар был по тем временам вообще ливерпульский Джимми Хендрикс. Была отличная история с нашей группой. мы играли в клубе Каверн, и наш гитарист принес радиоприемник. Он включил в него свою гитару, чтобы было больше похоже на рокн-ролл. За это нас вытурили оттуда. Только он включил сразу "Убирайтесь вон"! Название Биттлз придумал Джон, и он может рассказать. Когда мне было 12, когда у меня было видение. Я увидел человека, который говорил "Вы ВеаtIеs с буквой А в середине", и мы ими стали. Джон использовал это слово в песне "Меrsеу Веаt", которую придумал Билл Харри, который ходил с Джоном в Колледж. просто взял и рассказал про свое видение, как человек парил в воздухе и сказал "Да будет ВеаtIеs с буквой А" Джон придумал это слово давным-давно. Все ломали голову, какже назвать группу, и он предложил ВеаtIеs. Я хотел придумать название в стиле Сriсkеts, чтобы оно означало две вещи. Оттолкнувшись от "Сriсkеts" я придумал "ВеаtIеs". Если произносить слышится "Жуки"; а когда читаешь, то видишь слово "Ритм". Воттакто, Джонни! Я скучал за тобой. С тех пор как закрыли клуб, я скучал за тобой.

Мы все за тобой скучали верно? Да! И жуки за тобой скучали! Когда мы начинали, у нас в Ливерпуле был менеджер, Алан Вильямс. Он был маленький, с высоким голосом и уэльским акцентом. Он умел нас подстегивать, и этим сильно помог в свое время. В итоге он устроил нас на прослушивание в клуб Голубой Ангел. Прослушивал Лари Парнс, который держал так называемы рок-конюшни в Лондоне. Поэтому прослушивание было для нас большой ступенькой. Мы приехали туда, помнится, тогда приехала половина всехливерпульских групп, делались снимки вот это мы на прослушивании. Чтобы Лари мог всехупомнить. мы всегда просили Стюарта отворачиваться от камеры. Поскольку он не умел хорошо играть. Мы могли играть один аккорд, а он играл совсем другой. Кто-нибудь могзаметить. Мы всегда замечали, что играли другие на гитаре. Есть несколько снимков, где Стюарт отворачивается от камеры. Была на это причина. Нас прослушали, Лари выбрал несколько ливерпульских групп, Единственное разочарование было в том, что все люди там были похожи на.. Марти Уайльда. У ниху всех были такие "яростные" имена. Билли Ярый, кто-то Свирепый, Буря, Ураган -такие были ураганные имена. Перед вами Рон Уитчерли, 17 лет, известен у почитателей как Билли Ярый. Ему предсказано 1000 фунтов в первом же году. Рой Тейлор, 18 лет, по прозвищу Винс Непоседа, 5000 фунтов за пять лет. Мы подумали, что надо бы тоже придумать имена, но придумали только Джонни Нежный.

Небольшое разочарование по поводу имени. Джон Искоса или Джонни Нежный года, из Мерсисайда, Даффи Могучий, настоящее имя Раймонд Хауэр, 17 лет. Все были Непоседа, Могучий, Нежный, Ярый в прибыльном бизнесе, как кто-то сказал, воплощение болезней роста в музыке. Вы будете менять имена? Лари Парнс Да, мне кажется это очень важно. иначе они покажутся на сцене с настоящими фамилиями. Они хотели более яркое название чем Биттлз. Нам предложили "Длинный Джон Сильвер и Биттлз", но мы отказались, пришлось остановится на "Длинный Джон и серебряные Биттлз". На период турне по Шотландии мы стали " Серебряными Биттлз" Мы подумали, раз уж название группы изменилось, то почему бы и имена не поменять? И мы все поменяли имена, кроме Джона -Длинный Джон нам нравился На протяжении этого турне, он был Длинным Джоном, и ему нравилось. Я подумал, раз уж он поменял имя, может нам всем стоиттак сделать. Мы все об этом думали, как о первой ступеньке в профессиональный шоу-бизнес. Разве не так? Первое сменить имя. Я почему-то стал Пол Рамон, мне казалось, это очень экзотическое французское имя. Ая был Карл Харрисон, сейчас это не похоже на сценическое имя, но тогда я очень любил Карла Перкинса. Стюарт стал СтюартДе Сталь. в честь Николаса де Сталя, художника абстракциониста. Так или иначе тур был просто никакой. Под конец мы вернулись на нулях. Денегу нас не осталось, нам было холодно и голодно. воттак. Мы вернулись в Ливерпуль, так ничего ни не достигнув. Мне было очень грустно, мы словно сироты себя чувствовали. Туфли у нас были с дырками, штаны были не стираны. Джонни Нежный, парень Лари Парнса, таку него был попсовый костюм. Я помню, какя пытался сыграть песню "Wоn't Yоu Wеаr Му Ring". Он тоже ее играл это одна из песен Элвиса. Мы звучали жутко, просто жалко. У нас ни усилителей не было, ничего. И когда мы все были в расстройстве, думая, что у группы нет будущего, что связались мы не с тем с кем надо, и я говорил "Куда же теперь, ребята?" Они говорили "На вершину" имитируя американский акцент. Я говорил "А где же вершина,?" "На самом верху." Я говорил, "Верно", и тогда всем становилось легче. Группе "Дери и сеньоры" предложили работу в Лондоне. Бросайте работу и приезжайте в Лондон, вы ведь приедете с Ларри? Они бросили работу, а концертов им так и не сделали. Они были очень расстроены, говорили "Мы поедем в Лондон, найдем Парнси и набьем ему морду." Алан Вильямс, владелец клуба, что проводил прослушивание. первую крупную группу в Лондоне, он их взял к себе. И сказал, "Приносите инструменты, возможно будет концерт" Он устроил им концерт в клубе "Два И" в Лондоне. Был еще Бруно Кошмидер, парень из Гамбургского клуба. Кажется это он увидел их и пригласил их в Германию. Потом он сказал, что ему нужна еще одна группа, мы как раз были в том формате. Алан Вильямс сказал, что мы можем получить эту работу в Германии. Проблема была лишь в том, что нужна была группа из 5 человек. В тот момент Пол был барабанщиком, поскольку ни один барабанщик к нам не пришел. Тогда я сказал "Спокойно, я помню одного парня. и мы поехали искать этот клуб. Пит Бестему подарили барабаны на новый год. На Мерсисайде он был известен как коварный, капризный и великолепный. У нас было много разных барабанщиков. Только у некоторых были свои барабаны. Они дорого стоили. А барабанщики в основном были идиоты. Мы взяли Пита Беста, потому что нам надо было срочно ехать в Гамбург.

Он пришел к нам в клуб Джакаранда, Мы наскоро его прослущали, сели в фургон и поехали в Гамбург. Приехали мы поздно ночью. Нас никто не встретил, но мы смогли ориентироваться по карте. Район Сент Паули и Репербан знали все вокруг. мы нашли улицу и клуб, но они были закрыты. Надо было искать отель, потому что уже было поздно. Мы разбудили людей в соседнем клубе. Они открыли нам клуб и мы спали там, на кожаных сиденьях. На следующий день мы поселились в Бамби Кино, на дватри месяца. Я помню, как Рори пришел с группой, в которой играл Ринго. Они приехали позже и пришли посмотреть как устроились остальные группы. Они были просто в шоке.

Один из нас закутался в английский флаг, чтобы согреться. Рори и я мы поселились в немецкой моряцкой гостинице.

Там было просто роскошно.

Только потом мы попали в клуб Кайзеркеллер, нам помог Говард Кейси, саксофонист из Ливерпуля, с которым потом часто играл Пол Маккартни. Они некоторое время спали на задних сиденьях клуба. Никогда не забуду, как мы приехали и они сказали: "Воттут вы будете жить" Пара старых сидушек и английские флаги для согрева.

Нам это не нужно, у нас есть номера в отеле, мы уходим, и все такое. И мы отправились в роскошную моряцкую гостиницу. А в остальном все было просто ошеломительно. Попасть в 17 лет в один из самых шумных городов Европы, Это было потрясающе. Мы впервые увидели гангстеров, трансвеститов, Мы глазели по сторонам и тыкали пальцем смотри, проститутки!. Представьте, молодые парни, из Ливерпуля попали прямиком в Гамбург.

Мы привыкли к маленьким ливерпульским девчонкам, но если ты завел девчонку в Гамбурге, то она наверняка стриптизерша.

Только такихлюдей можно было встретить там по ночам. Для парней, которые не особо разбирались в сексе, а из нас никто не разбирался, внезапно повстречаться с прожженной стриптизершей, которая знала толк в сексе, это просто открыло нам глаза на мир. Также большой новинкой для нас были таблетки -Декседрин. Апперы, стимуляторы. Держаться на ногах было возможно только с помощью Прелюдина. Мы их покупали в открытую, поэтому это было в порядке вещей. Но мы работали на износ, и таблетки нас просто спасали. Мы держались только на пиве и Прелюдине. Мы в прямом смысле шкварили ночами напролет, вопя и мотая головой. вот это были дни! В Гамбурге мы работали по 5 по 6 часов за ночь на сцене без отдыха у официантов были такие таблетки Прелюдин. Когда они видели, что музыканты валятся с ног отусталости или от пива, они давали им таблетки. Съедаешь таблеткуи трезвеешь на глазах. Работаешь дальше, пока таблетка не перестанет действовать, а потом принимаешь другую. Думаю, именно тогда мы нашли свой стиль. Нам помогли слова одного немца, который сказал: "Надо показывать шоулюдям. Масh Sсhаu" Вот мы и начали давать шоу, Джон гарцевал по сцене как горилла, мы трусили головами, и тоже гарцевали изрядно. Когда мы встретились в Германии, они играли в одном клубе, мы играли в другом. Они ктому времени здорово играли. Обычно мы проводили 12 часов на уикенде, две группы вместе. Когда мы оказывались в одном клубе, если они играли последними, то я уже был полупьяный и просил медленных песен. Ему нравились медленные блюзы, которые игрались поздно ночью. В клубе уже почти никого не было, я понимал, почему ему это нравится. Ктому времени мы больше играли для самих себя. потому что в клубе уже никого не было. Игрались блюзы, менее известные песни. Его любимой песней которую он всегда заказывал была "Блюз 3.30" мы подружились с кучей людей. Нашими настоящими друзьями были известные сейчас. Клаус Воорман Юрген Вольмер и Астрид, которые фотографировали всех звезд в те времена. Им очень нравился рокнролльный прикид и все эти зачесы волос. Кожаные куртки, темные очки. Они не были в полном смысле рокерами или модниками, скорее посредине, они называли себя "экси" то есть экзистенциалистами. На самом деле это были студенты художники. Наши лучшие вещи тогда так и не были записаны. Мы играли в клубахЛиверпуля, Гамбурга, То что от нас исходило было просто фантастикой. Мне было 17 лет, когда мы впервые отправились туда, в клуб Индра, а потом переехали в клуб Кайзеркеллер. В итоге нам предложили играть в клубе Топ Тен. Прямо перед этим меня забрали в полицию за недостаточный возраст. У них в Германии были такие порядки, какихя нигде еще не встречал. Просто комендантский час. После десяти вечера задерживался каждый, кому было меньше 18. Мне было 17, я был в группе и очень расстроился. Потом кто-то узнал, что у нас не было рабочих виз, и нас стали прижимать к стенке.

Однажды пришла полиция и выдворила меня. Это было критическое время, и мы съехали тогда нам предложили работу в более престижном клубе. Клуб Топ Тен был для нас тогда более престижной работой. Это был немного более престижный клуб, он находился на другой стороне Репербан. Когда мы уходили, однажды мы с Питом Бестом уходили последними. Он нашел у себя в сумке презерватив. И просто ради смеха мы повесили его на стену в корридоре там был сплошной бетон, и гореть было нечему мы прилепили его на стену и хулиганской забавы ради взяли и подожгли. И он оставил темное обгоревшее пятно на стене. Таким образом мы сказали "Воттак! Мы уходим! Найдем место получше!" Хозяин и так был недоволен, что мы уходим в другой клуб. Мы лишали его прибыли. Он позвонил в полицию, и нас поймали, когда мы шли по Репербан. Нас посадили в тюрьму на 3 часа в первый раз в жизни. Черт подери! Немецкая тюрьма! Новые хозяева клуба, куда мы шли, принесли им бутылку виски или что-то еще, и вызволили нас.

Пола и Пита словили за поджог презерватива на стене. Они вернулись до меня, а через парудней вернулся и Джон. Я был счастлив. Я думал "Вот это помощь, ничего не скажешь!" Стюарт остался, потому что решил пожениться с Астрид. Мы отправились назад, мне было уже 18. Примерно тогда в клуб зашел один человек, мне сказали что это знаменитый композитор и продюсер, Берт Кемпферт, Его главный козырь было то, что он занял первое место в американскиххит парадах. Он не только был продюсером, но еще и выпустил хит в Америке, "Странники в ночи". Там у него было соло на трубе. Он пришел, и вокруг начали говорить, "Надо показать класс! У нас может быть шанс записаться". И шанс мы получили. Он вернулся и попросил нас с Тони Шериданом прийти к нему и сделать запись. Мы были очень довольны собой. Но он всего лишь хотел чтобы мы сыграли с Шериданом. Я помню, что мне было грустно, но мы все-таки записали песню. Мы много тусовались, встречались с другими группами, и нам понемногу начинал не нравиться Пит. Я помню, что он часто не приходил на концерты и мы просили Ринго играть вместо него. Ринго Старр, он сменил имя первым из нас. Он носил бороду, был взрослым, и у него была машина Зефир Зодиак. По тем временам очень большая машина. Ни у кого такого не было, это было просто откровение. Он выделялся на фоне остальных. Ринго постоянно был с нами, и мы стали считать его своим. Через три, четыре раза мы стали приятелями. После того мы обычно выпивали и я возвращался к Рори. Примерно в это время мы со Стюартом начали частенько ругаться. Я хотел, чтобы в музыкальном плане у нас все было очень хорошо. Но из-за него у нас появлялись проколы. Я конечно мог быть помягче, но кто бывает помягче в этом возрасте. Когда мы с ним познакомились, он вообще не играл. Когда он купил бас, то постепенно выучил несколько песен. Но это была плохая игра. Если надо было что-то менять, то это басиста. Он это тоже понимал. Поэтому ему никогда понастоящему не нравилось играть в группе. Поэтому после Гамбурга он вернулся к учебе в художественном колледже. Пол в то время еще играл на гитаре. Помню, какя сказал "Одному из нас придется играть на басгитаре." Я сказал, что я не стану, Джон тоже отказался. Он решился на это. Он стал играть на басу, и нас стало четверо. В Ливерпуле нас много приглишали все думали, что мы немцы. Нас пригласили еще из Гамбурга и сказали "Вы здорово говорите по-английски" Мы вернулись в Германию. У нас было немного денег, и мы купили себе кожаные штаны. Мы были похожи на 4-хДжинов Винсентов, только помоложе. В Ливерпуле все группы играли в стиле "Шедоуз" Группа "Тhе Shаdоws" Поэтому мы стали популярными, мы не играли такое. Вокруг все по-прежнему играли воттак. И вдруг мы, рьяные парни в кожаных костюмах. Кажется, Пит Бест сказал чтобы я возил всех на концерты. Мне платили по фунтуза концерт. По пяти шиллингам с каждого. Им нужен был транспорт, чтобы добираться в "Пещеру". Мы играли в клубе "Пещера" еще до того как поехали в Гамбург. В те времена это был джазовофолковый клуб. Помню, как мы играли, а нам передавали записки: "Перестаньте играть свои песни, это джазовый клуб." А мы обьявляли "А сейчас мы сыграем вам песню группа "Железный Живот" Под названием "Lоng ТаII SаIIу". Мы играли эту песню. А потом нас вышвырнули. Клуб "Пещера" это ихдом. Кэти поклонница из клуба "Пещера". Здесь они начилали играть. Здесь они всегда играли. Многие просят нас сыграть "Канзас Сити", и мы сыграем ее. Мы хорошо сыграли в клубе "Пещера" и собирали большую публику. Стала ходить молва. Один парень пошел в магазин пластинок и попросил песню, которую мы записали с Кемпфертом. Он узнал, что Битлз вообще ливерпульская группа. Мы играли в "Пещере" и он пришел нас послушать. Я помню, как Боб Вулер, дискжокей, говорил: "Сегодня с нами мистер Брайан Эпстайн из NЕМS Еntеrрrisеs" И все говорили "Ухты, вот это круто." Для меня это был совсем другой мир. Меня потрясла эта темная дымная атмосфера и присутствие музыки в ней.

Брайан Эпстайн Битлз были просто четырьмя ребятами, на этой тусклой сцене. Плоховато одетые. На мой взгляд игра ихтогда оставляла желать лучшего, Меня долгое время интересовал театр. Но среди всего этого шума меня сразило нечто особенное. Меня очень поразила их музыка, их ритм и чувство юмора на сцене. Даже тогда, когда мы встретились, я был под впечатлением от их обаяния. Именно тогда все и началось. У Брайана был магазинчик, в котором мы всегда покупали записи. Он предложил стать нашим менеджером, а нам было деваться некуда. Мы согласились. Он помог нам заработать еще немного денег. Потом он начал брать нас на радио шоу и всякие передачи. Затем он переодел нас в костюмы. Он отговорил нас от этих кожаныхдоспехов, они все равно уже устарели, и мы решили, что ни к чему выглядеть как идиоты. Люди часто смеялись с наших нарядов, и мы не хотели продолжать это. Брайан предложил одеться в обычные костюмы. Позже пошли толки, что это я предал наш кожаный имидж, и я настоял на покупке костюмов. Но мне помнится, что эта идея понравилась всем. Я никого не тащил к портному, все пошли очень охотно. Мы с радостью переоделись в костюмы, если это сулило больше денег, больше выступлений. Брайан Эпстайн был превосходным человеком. У него была интуиция театрала, Он знал, что мы чего-то стоим, и он подал нас как надо.

Я помню как нам пришлось ехать в Лондон под самый новый год, когда нас ждали на прослушивание на фирме Декка. Запись прослушивания на фирме Декка, новый год 1962 Если прослушать пленку, запись вполне приличная, не самая лучшая, но по тем временам весьма приличная. Дик Роу, человек что не подписал контрактглава фирмы Декка сказал "Гитарные группы скоро выйдут из моды, мистер Эпстайн." У Брайана оказалась эта пленка, с которой он колдовал. Кажется, кто-то в музыкальном магазине не Оксфорд стритзнал Джорджа Мартина, и посоветовал Брайану отдать ему пленку.

Он устроил нас на прослушивание в Эбби Роуд. Джордж никогда не записывал Рокн-ролл, а мы никогда не были в студии. Мы все там многому научились. Он очень хорошо разбирался в музыке. Они были еще в те дни очень дерзкими, что мне лично нравилось. Мне всегда нравилось бунтарство в людях, особенно чувство юмора. Я сам был такого сорта человек. Им нравилось какя записал Питера Селлерса и "Гунс". Джордж Мартин, продюсер Я увидел, что у них огромное обаяние. Я знал, что уже одно это поможет им продавать записи. Мы сделали большое прослушивание, но ему не понравился наш барабанщик. Я сказал Брайану Эпстайну, что если делать следующую запись, я не буду вмешиваться в твои дела с Битлз, но я поставлю своего барабанщика. Мы стали думать, где бы нам взять "лучшего" барабанщика в Ливерпуле. С исторической точки зрения, мы поступили не очень корректно с Питом. Возможно, мы могли бы сделать это лучше, но суть в том, -и история это подтверждаетчто Ринго уже был членом группы. Просто он не попал в кадр до определенного момента. Однажды в среду мне позвонил Брайан. Я не помню, чтобы звонил Джон, как это сказано в одной книге, и сказал "Ты хочешь играть в группе?" Я спросил "В каком смысле? и он пояснил "Стать членом группы?" Я сказал "Конечно, когда? и он сказал, сейчас!. Я сказал "Нет, сейчас я не могу. Со мной ведь еще четверо людей, У нас запланированы концерты до конца месяца, я не могу взять и бросить их." И я сказал "Я приду к вам в субботу." Обычно в субботуу нас был выходной, мы меняли место. И я дал Рори время до субботы, чтобы подыскать нового. Мне казалось, что я дал ему уйму времени! Воттак. Мы играли в клубе Пещера, было много крику и ругани. Половина людей любила меня, половина ненавидела. Некоторые кричали "Ринго на мыло! Верните как было!" Спустя полчаса я сказал "Да пошли вы все!" и ушел со сцены. В Пещере было три туннеля, Мы вышли из гримерки и очутились в одном из этихтуннелей, и вдруг кто-то врезал мне прямо в глаз. Это был ужасный день, вскоре меня ударило автобусом. Джордждрался за меня. Сегодня мы представляем вам группу "Битлз" Клуб Пещера, 22-е августа, 1962 Нам нужен Пит! Когда Ринго впервые пришел на запись, мне никто не сказал, что он придет. Я заказал Энди Уайта, и сказал Брайану, что займусь этим сам. Я сказал, что мне нужны только трое остальных. Ринго должен был играть, и я сказал "Нет, я один раз уже попался. "Я даже не знаю кто ты. Будет играть Энди Уайт." Я был просто в шоке. Я пришел, готовый играть. И вдруг. "У нас будет играть Энди Уайт, профессионал." С тех пор он много раз извинялся, Джордж Мартин, Но в тот раз была просто катастрофа, и мы записали песню, на которой играет Энди Уайт. А потом мы записали альбом, на котором играю я. Энди не такужздорово играл. Ничего из такого чего я бы не сыграл. Ринго до сих пор носит эти шрамы. Он говорит "А, такты не хотел чтобы я играл?" Первая запись, песня "Lоvе Ме Dо" продалась тиражом 100.000 копий. Она попала в чарты через два дня, и все думали, что это шутка, потому что из магазина прислали данные о продажах. Все думали, что наш менеджер сам скупаетзаписи, чтобы подделать чарты, но это была неправда. Все скупали поклонники. Песня стала популярной. У кого был рекорд продаж? Последним был Артур Аски из Ливерпуля. В последующие недели она стала на 17 место. Я не помню, что было с ней дальше, наверное просто утихло. Но когда мы в следующий раз пришли на звукозаписывающую фирму, они были дружелюбнее. "Привет ребята, заходите." В те времена было вполне нормально, когда артисты искали у других материал, чтобы исполнить. Все ходили в магазины и слушали Это была часть моей работы. Я провел массу времени, прослушивая записи.

Битлз нужна была хитовая песня, чтобы записать ее. Не важно было, подходит ли она их репертуару. "Lоvе Ме Dо" была лучшей, которую они могли предложить. Я нашел нужную песню, в репертуаре Митча Мюррея. Она называлась "Ноw Dо Yоu Dо It? и я был убежден, что она хитовая. Это была явно не самая лучшая песня из всех, но в ней был особый элемент попсовости. И мы ее записали, Джон лидировал Джордж сказал "Если вам нужна хитовая песня, то вот она." Мы сказали "Да, но мы не сможем вернуться в Ливерпуль, если будем петь это." "Нам лучше не показываться с этой песней на людях." И мы никогда ее не издали. Я отдал ее группе "Gеrry аnd thе Расеmаkеrs" и она заняла первое место. Джордж Мартин спросил, нетли у нас песен, чтобы предложить на запись. У нас была песня под названием "РIеаsе РIеаsе Ме". Джон ее только что написал, она была в манере Роя Орбисона. "Соmе оn, рIеаsе, рIеаsе mе. Высокая нота в конце, каку Орбисона. Я слышал, как он поет "ОnIу Тhе LоnеIу" и я попробовал написать. "РIеаsе Ме" меня всегда интриговали слова. "РIеаsе Iеnd уоur IittIе еаrs tо mу рIеаs," как пел Бинг Кросби. Мне нравилось какдва раза звучит слово 'рIеаsе' Я сказал, "Давай попробуем записать эту вашу песню." К концузаписи я им сказал: "Поздравляю, это ваш первый хит!" Боб Вулер пришел на сцену, с телеграммой в руке: "У меня есть новости." Он ужасно выглядел, и мы подумали, что произошло нечто ужасное. Песня "РIеаsе РIеаsе Ме" заняла первое место в национальных чартах." Все остановились и уставились на него. Они думали, что он шутит. Многие, кто не знал Битлз, стали хлопать в ладоши и кричать. Но три ряда девчонок впереди все стали плакать. Это был ужасный вечер. Мы знали, что они станут знаменитыми и уедут от нас. Они больше не принадлежат нам.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Папа, ее время на исходе.

Знаешь кто этот человек? >>>