Христианство в Армении

Рука из дерева, а сердце из золота.

Семьей управляет Карин мать Эрнста и Анны. Хенрик теряется в их доме, ему нравится сестра Эрнста красавицу Анну. Летом в Уппсале пустынно.

Они встречают и влюбляются. Карин неодобряет их встречи. Она требует от Хенрика прекрать отношения с Анной. Он не соглашается и она предъявляет ультиматум: Ей известно, что он помолвлен с Фридой. Хенрик отказывается от Анны, она опечалена и возмущена. БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ Автор сценария ИНГМАР БЕРГМАН Режиссёр БИЛЛЕ АУГУСТ Может, вернемся? -Нет, подожди здесь. Не стой, не смотри на меня. Нет, не дотрагивайся до меня. Мы можем поговорить пару минут? Ты ничего не понял, Хенрик. Я не хочу разговаривать с тобой. Нам больше не о чем говорить. Оставь меня в покое? -Отойдите: Вы пугаете ее! -Не вмешивайтесь! -Вы ведете себя как идиот. У нас нет времени стоять здесь. Оставь меня в покое, Хенрик. Пожалуйста, оставь меня в покое! -Я не могу так больше жить. Не будь таким высокопарным: пережила я, переживешь и ты. Анна, поговори со мной. Я сказала не трогай меня. Не трогай! Ты мне противен. Быть моральным предполагает подчинение законам морали из уважения к этим законам, как в категорическом императиве: действовать так, чтобы максимум твоей воли соответствовал принципам общественного законодательства.

(Звонок в дверь) Спасибо! Чем могу помочь? -Спасибо. Очень хорошо, что вы пришли. -Я получила Ваше письмо и пришла. С Вами все в порядке? -Это просто простуда. Выпейте минеральной воды. Спасибо, мисс Страндберг. В этом году люди много болеют. -Правда? Люди болеют, когда чувствуют себя несчастными. Вы собираетесь стать медсестрой. -Да, я скоро возвращаюсь в школу. Я тоже хотела быть медсестрой, но мне пришлось начать работать. Что закажите, госпожа Окерблюм? -Горячий шоколад со взбитыми сливками. Вы знаете ее? -Папа приводил нас сюда по субботам. Что Вы от меня хотите? Это насчет Хенрика.

Я прошу Вас взять его назад. Это звучит странно, но я не могу выразиться лучше. Он сидит ночью за книгами, ему так плохо, что я плачу. Он ничего не говорил, но я знаю о ваших отношениях. Я только догадываюсь. Я не сержусь и не обижаюсь. Никто не может бороться со своим чувствами: Я злюсь на него, но он мне нравится, хотя и ведет себя так. Мы трое несчастные создания, страдающие и плачущие втайне. Я должна так сказать, сделать первый шаг ради себя. Я не позволю задевать себя и унижать. Он лежит в моей постели и плачет о другой. Это унизительно для нас обоих. Я могу сказать Вам, о чем я думаю все время: У него не было настоящей жизни. Так что неважно. Мне пора, я опоздаю на работу.

А мне что делать? Берите его, решайтесь. Хенрик самый лучший, самый замечательный человек. Он такой добрый, хороший. Я никого не знаю лучше, чем он. Я хочу, чтобы у него все было хорошо. Ему никогда не везло в его несчастной жизни. Ему нужен кто-то, кого он мог бы любить, чтобы ему не приходилось ненавидеть себя. Мне нужно идти, или у меня будут неприятности.

Меня это не тревожит: я ухожу с этой работы и уезжаю из города. Я получила работу в новом отеле. Я заплачу в кассу, Вы можете остаться. Нам лучше не выходить вместе? Прощайте и лечите кашель. Да, еще одно. Никогда не говорите Хенрику о моем письме и нашем разговоре: будет только хуже. Он воспримет все очень серьезно. Дорогой Хенрик, я хочу, чтобы мы. Выпьешь чего-нибудь горячего? Дай потрогать лоб. Ты больна. Я позвоню матроне и скажу, что ты заболела. Ты не пойдешь в таком состоянии. -Оставь меня в покое. Ты не должна звонить матроне: она очень не любит таких вещей. Я выпью чего-нибудь горячего. Дражайший, Хенрик. Мы должны. Милый, добрый папа, пожалей меня: Я ни с чем не могу справиться, я не знаю, что делать. Я должна отвечать за поступки, но папа. я не могу справиться, папа. Я сейчас же положу мою девочку в постель и позвоню доктору Фюрстенбергу. Ты примешь снотворное, а завтра мы решим, что делать. Разве это не лучший выход? Да, так будет лучше. Ничего. (Стук в дверь.) Добрый день! Извините за вторжение. Здесь чертовски холодно, я не стану снимать шубу. Сядьте, пожалуйста!

Сядьте, я сказал. Я не отниму много Вашего времени. В чем дело? Семья решила, что Вы должны знать, а я подходящий посланец. Говорите и уходите! Меня прислали сказать Вам следующее: Анна, больна, у нее туберкулез. Одно легкое поражено и есть опасение насчет другого.

Сейчас она лечится дома, но ее отправят в санаторий в Швейцарию, где она продолжит лечение. Анна просила передать Вам, что она больше не желает иметь ничего общего с Вами. Она особенно просит не писать, не звонить, не ждать ее на улице или как-либо еще досаждать ее.

Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя на земле, как на небесах. Ветка может выглядеть здоровой, с густой листвой, но без плодов. А плодов не будет без изменений в сердце. Не без того, чтобы искать убежище у Иисуса Христа. До свидания, пастор. До свидания, пастор. До свидания. Что ты делаешь с ногтями? Я грызу их. Обратись к дерматологу. -Никогда, он гомосексуалист. Ты должен срезать мозоль. Тогда я потеряю равновесие. Мне уже и так трудно ходить. Спокойной ночи. -Спокойной ночи Спасибо! Мне нравится видеть тебя у своих ног. Я сижу у твоих ног, чтобы ты не зарос грязью. Пока мысли чисты, нет нужды мыть ноги. Когда ты принимаешь таблетки, ты похожа на курицу. И ты моргаешь. Из-за чего ты встревожена? Это Эрнст. Эрнст? Ты хотела, чтобы он жил отдельно. Теперь нет и нашей девочки она в больнице, далеко. И ты поедешь и заберешь ее. А если мы с Анной попутешествуем по Италии? Здорово будет еще раз посетить Амальфи. Ты бы мог поехать с нами. -Я не могу. Поездка бвла бы тебе полезна: Амальфи весной! Ты должна ехать, а не я. Анна так обрадуется. Вас долго не будет дома? -Четыре недели. Она захочет так надолго уехать? -О чем ты? Есть причина, почему она захочет быстро приехать. Теперь она поправилась. Я не совсем понимаю. Так в чем дело, Йохан? Тебя не было дома, когда пришла дневная почта. Вот письмо от Анны к Эрнсту. Отправлено из Веймерсвиля четыре дня назад.

Эрнст скоро вернется. Зачем пересылать письмо ему? Анна забыла заклеить конверт, или специально сделала так, чтобы он открылся сам. Нет ничего удивительного: часто случается, что. В этот конверт вложен другой. -Еще один? Это письмо адресовано. Хенрику Бергману: "переслать ему, так как я не знаю его адреса". Но этот конверт запечатан? -Он был запечатан, но я вскрыл его. А что скажет Анна? -Это очень просто: Немного пара из чайника. Ты прочитал письмо? Нет, я не читал его, наверное, мне стало стыдно. Если мы прочитаем это письмо, то сделаем это для блага Анны. Или из ревности, или потому, что мы рассержены, что она делает что-то за нашей спиной. Или потому, что мы против этого молодого человека. Читай ты мне трудно разбирать почерк Анны. Ты только послушай. "Когда я вновь думаю об этом, я понимаю как по-детски незрело, испорчено я себя вела". "То долгое время, которое я провела в санатории, рядом с больными сверстниками". "заставило меня задуматься". Не читай больше! Если ты не хочешь слушать, то я буду читать про себя. Это нехорошо, Карин. "И тогда я сказала себе: Я ответственна перед тобой". "Ответственность, которую, как я думала, я не смогу нести", "Поэтому я сбросила ее с себя". "Я была больна, я не могла мыслить ясно". "Было приятно быть в лихорадке и поручить заботу о себе другим". "Я думала, была убеждена, что никогда не смогу тебе поверить". "Я ничего не знаю, но если после этих двух лет" "ты испытываешь ко мне все те же чувства", "что и тогда, когда мы были вместе". "когда мы были вместе" -Ты должна винить только себя! "в том домике, когда мы занимались любовью". "Было так легко сказать, что любишь кого-то: Я люблю тебя, папа", "я люблю тебя, брат Эрнст. Слово, значение которого не знаешь". "Поэтому я не осмеливаюсь писать, что люблю тебя, Хенрик". "Я не смею. Если ты возьмешь меня за руку и поможешь выбраться из скорби", "тогда мы смогли бы научиться тому, что означает это слово". Теперь мы знаем больше, чем хотели бы. Да. Теперь будет трудно. Мы не можем задерживать письмо. Он не должен получить его -Я прошу тебя, Карин. Что, если она узнает, что мы. -Письма теряются каждый день. Этого не должно случиться. Это глупо, Йохан. Ты, действительно, думаешь, что мы можем. Возможно, нет, но я сейчас скажу тебе кое-что важное. Иногда я четко знаю, что правильно, а что-то нет. Я четко знаю, что Анна и Хенрик не должны быть вместе. Поэтому я сожгу письмо к Эрнсту и письмо к Хенрику. Я поеду с Анной в Италию и пробуду там, все лето. Ты слушаешь, Йохан? Карин. Разве мы не можем жить в согласии, хотя мы расходимся в этом вопросе? Но это очень важно, Карин. Поэтому ты не должен устраняться. Я не против того, чтобы взять ответственность, но ты не должен отступать. Это очень важно для тебя и для меня для нас. Если ты сожжешь письмо, ты навредишь Анне. Если ты навредишь Анне, ты навредишь мне. Если ты навредишь мне, ты навредишь себе. Как ты можешь говорить, что я хочу навредить Анне? Как тебе не стыдно так говорить? -Ты не даешь ей жить своей жизнью. Ты только делаешь ее взволнованной и неуверенной, но ничего не меняешь. Ты можешь причинить вред, но не изменить ход событий. Ты в этом уверен? -Иногда, хотя и не часто. я думаю о будущем.

Мы оба знаем, что я скоро умру. Мы знаем это, хотя никогда не говорим об этом. Ты останешься одна и будешь править своими владениями. Ты окажешься в одиночестве. Не делай себя более одинокой, чем это необходимо, Карин. Я не могу быть более одинокой, чем я есть. Наши дети покидают нас, это факт. Я не жалуюсь. -Этот момент должен был настать. Но мы не готовы. Мы ошеломлены и готовы заплакать. Я давала детям свободу действий. Я защищала их, но не затыкала рот Эрнсту или Анне. Ты не можешь сказать, что я насиловала их. Я сидел у себя в кабинете.

иногда прислушиваясь к шагам и голосам. Когда я слышу, как хлопает дверь, я знаю, что Анна вернулась из школы. И тогда мое сердце начинало биться сильнее.

Пробежит ли она через гостиную, распахнет ли дверь без стука, войдет ли она ко мне в кабинет, обнимет меня и станет говорить что-то важное быстро-быстро. Все это было так давно, Йохан. -Да, я знаю. Я не вижу смысла в том, что мы сидим и вздыхаем. Главное, что все здоровы и более-менее довольны жизнью. Мы с тобой сыграли свою роль и должны уйти со сцены. Ты распоряжаешься ее жизнью. Как это согласуется с твоими словами? Я не могу оставаться в стороне. и видеть, как на моих глазах происходит несчастье. Значит, ты решила? Это означало бы, что я колебалась. Спокойной ночи, дорогой. -Спокойной ночи, Карин. Это сделано так тщательно, так упорядоченно! И даже до сих пор поэтично! Разве он не прекрасен, Анна? Ты устала? -Наверное, немного. Завтракай у себя в комнате. Это гораздо приятнее. Мне нравится болтовня в столовой. Вернемся к обеду в отель или перекусим в городе? Тебе решать, мама. Тогда я предлагаю обедать в отеле, а потом немного поспим. В этом отеле жил граф Сноильски. Мама знала его и встречалась с ним. Замечательный человек, но грустный. Я получил письмо от Оскара. Я тебе разве не говорила утром? Он пишет, что все хорошо, папа очень ждет нас домой. Он больше всего ждет тебя. Но он не сетует. -Мы должны позвонить домой. Почему Эрнст мне не пишет? Эрнст? Но ты же его знаешь. Я написал ему семь недель назад. -Я бы не стала беспокоиться. Я не беспокоюсь. Он знает, что мы с папой переписываемся каждый день. Мама, я хочу домой. Мы можем завтра сразу поехать домой? -Но у нас определенные планы. Разве планы никогда не меняют? А что скажут Эгерманы? -Они твои друзья, а не мои. Но Элина твоя подруга детства, не надо ее волновать. К черту Элину! -Ты ведешь себя как ребенок. Мы не можем бросить Эгерманов: они огорчатся и обидятся. Поезжай во Флоренцию, а я домой. -Это глупо, Анна! Мы сделаем так, как договорились! Дома холодно и сыро. Доктор считает, что мы должны оставаться в Италии. Дома мы будем во середине июля. (Стук в дверь) (Стук в дверь) Телеграмма для синьоры. -Спасибо. Это телеграмма. Дай мне взглянуть. Папа умер прошлой ночью. Он был один, Анна, и была ночь. Садись, мама. Он был один и меня не было рядом. Я оставила его одного. -Не говори так, мама. Мама, не говори так. Мама, дорогая. Когда твой отец просил моей руки, он был почти вдвое старше, у него было трое взрослых сыновей, я решила, не раздумывая. Я не любила его. Я не была даже влюблена в него. Я это знала точно. Но он мне нравился и он был одинок, а его ленивые экономки обирали его и плохо вели дом. И эти трое потерянных, плохо воспитанных мальчика. Я тоже была одинока. Я подумала: мы скрасим одиночество друг другу. Это не было ошибкой. -Нет, Анна, было. Одиночество вдвоём выдержать трудно. Но этого вопроса не стоит касаться. Потом появились вы с Эрнстом. Это было мое спасение. Эрнст стал маменькиным сынком, а я папиной дочкой? Я не знаю. -Так и было, мама. Наверное, ты права. Нам пора спать. -Да, конечно. Мама, ну что с тобой, мама? Есть кое-что, что ты должна знать. Это касается тебя. -Но это может подождать? Скажи мне: что же это такое важное? Это касается Хенрика. Да? -Ты писала ему? Это правда я писала ему, но не получила ответа; письмо потерялось. Нет, оно не потерялось. Ты должна это знать. Я взяла письмо, прочитала его и сожгла. Я уничтожила письмо. Я должна рассказать это тебе, Йохан предупреждал меня. Он говорил, что это неправильно, что мы не должны вмешиваться. Что это принесет несчастье, он предупреждал меня. У меня нет оправданий. Я думала, что делаю для твоего блага. Теперь, когда Йохана больше нет, я должна рассказать тебе. Я больше не хочу ничего знать.

Я не могу даже просить у тебя прощения, потому что знаю, что ты никогда не простишь. Я так не думаю. Теперь ты знаешь все. Когда мы вернемся домой, я все расскажу Хенрику. О чем я тебя прошу не говори, что я сожгла письмо. -Если ты выйдешь замуж за Хенрика, и ты расскажешь ему, он будет ненавидеть меня. Нам придется жить вместе? Теперь ты знаешь. Теперь я знаю. Пора спать! Нам нужно выспаться, завтра будет долгий день. Ты изменилась. Ты тоже. Ты стала еще красивее. А ты выглядишь грустным. Мне не хватало тебя. Я здесь, Хенрик. Это правда? -Это правда. Я здесь. Я хочу дать тебе кое-что. Смотри. Ничего особенного. Я купила его в Амальфи. Это не оригинал. Это Благовещение Марии. Это прекрасно. Твой отец умер? Похороны завтра. -Тебе тяжело? Я жила в его любви, если ты понимаешь меня. Я никогда об этом не думала, только когда это досаждало мне. Мне жаль, что я вела себя по-ребячески и неблагодарно. Это Эрнст. Я попросила его прийти позже, я не могу остаться здесь одна. Эрнст хотел поспорить, что ты будешь дома. И ты оказался, Эрнст выиграл. Я временно исполнял обязанности священника в местном приходе. Я должен просить постоянного назначения на север. Ты больше не принадлежишь себе? -Нет, я могу и передумать. Ты обещал, а этим не шутят. Мы съездим туда и посмотрим. Приходской священник старый и больной. Мы на него посмотрим. Мое жалование будет ничтожным. Послушай Хенрик! Мы обручимся после похорон. Мы закажем кольца сегодня, чтобы они были готовы в субботу. Напиши письмо священнику, что приедешь с будущей женой, чтобы познакомиться с приходом, церковью и священником. Потом мы поженимся, у нас будет блестящая свадьба. На что ты смотришь? Я смотрю на тебя. Я долго ждала, Хенрик. Что на это скажет твоя мать? После нашего разговора это не имеет значения. Что-нибудь случилось? Любовники всегда уверяют, что будут честными до самой смерти, у них не будет секретов. Это глупо. Я не буду просить тебя рассказать мне о твоих секретах. А правду? Правда другое дело. Мы должны быть правдивыми. Нельзя забывать о поцелуях.

Поцелуи важнее. Я попросила вас собраться, чтобы обсудить некоторые вопросы. Сперва я хочу приветствовать вхождение Хенрика в нашу семью. Чтобы стычки и обиды были забыты. Если мы сделаем усилие, примирение и дружба станут возможными. Мы встречались с адвокатом и прочитали завещание Йохана. Если я правильно поняла, вы все, без исключения, согласились с завещанием. Я благодарна за то, что мы едины. Когда Йохан был жив, мы обсуждали, что будет с этим домом, если Йохан умрет раньше меня. Он определенно пожелал, чтобы я одна была владелицей, а другим членам семьи их доля будет выплачена деньгами. Есть у кто-нибудь вопросы? Никто не осмеливается выступить против Карин. Свеа, дорогая. -Я скажу то, что думают все. Свеа не представляет мнение всех. Ты не говорил, что мама опасна? Ты лжешь, Свеа и отлично это знаешь! Ненависть Свеа к маме Карин не знает границ. Мне скоро умирать, я единственная, кто говорит правду. Свеа, дорогая! -Это все, что ты можешь сказать? Заткнись, Свеа! А то ты задохнешься от злости! Никто не верит в твой рак: он не может быть в злобном теле. Лично у меня нет возражений.

Мама Карин вправе сделать с домом все, что захочет. Разве мы принимали ее в расчет? Нет, но ты пресмыкался, улыбался, соглашался, ругался и плевался ей в спину. Густав, Карл, Оскар Окерблюмы. Три мушкетера! Я уйду, если эта свара не прекратится. Стоит вспомнить, что Хенрик с нами в первый раз. И ради него и Анны нам стоит умерить свой пыл.

Смерть папы вышибла пробку из бутылки. Почему ты ничего не говоришь, мама? Что вы хотите услышать от меня? Вы всегда грызлись между собой. Теперь, когда умер ваш отец, Вы все набросились на меня. Это естественно, я должна это понять. -Прости, мама, но это только Свеа. Иногда я думаю о том, на что была бы похожа эта семья, если бы мы не поженились и не стала бы ее членом. Интересная мысль. -Я старалась и желала всем добра, Порядок, чистота, дружба, образование, добрая воля. Не думайте, что я сожалею. Я просто размышляю. Что стало бы с тобой, мама, если бы ты не смотрела за нами? Ты задаешь умные вопросы, Карл. Что стало бы со мной? Я осталась бы учительницей, продолжала бы учить других детей хорошим манерам и наукам. Я никогда не сомневалась в правильности своих действий. Я, возможно, была неправа в мелочах, но в главном мне не в чем себя упрекнуть. Мы собирались пить кофе в гостиной? -Да, конечно. Мы не такие плохие, Хенрик. Иногда, мы очень приятные люди. Анна и Хенрик должен прийти на обручальный обед к нам. Какой хороший мальчик! -Кто старое помянет, тому глаз вон! Я нахожу нашу последнюю встречу чрезвычайно неприятной, но я должен был поставить точку. Вы с Анной должны отобедать у нас до того, как мы уедем на дачу. Очень стыдно за свою вспышку: это действие лекарства. Хенрик не должен думать, что я всегда такая неприятная. Я предупреждал Вас, Вы и попались, сами виноваты! Я предупреждаю твоего мужа. Я делаю серьезное предупреждение. Что ты пил, Карл? Пахнет не розами. Ладно, идем! Я сказал маме, что мы должны взять тебя проветриться. Разве мы не выпьем кофе? -Нет, идем, Анна. До свидания, госпожа Карин. -Вы вернетесь к обеду? Вы все вернетесь к обеду? Нет, мы пообедаем в ресторане. Надеюсь, вы приятно проведете время. -Спасибо, мама. Твоя невеста лучше, чем на фото! Вы будете счастливы с Хенриком! Хенрик, ты счастлив? Какая я глупая! Я смущаю вас своей назойливостью. Я подумала, что Анна поселится в комнате Хенрика. У меня там жилец, но он выехал на пару дней. Он курит сигары, но я проветрила комнату. Я ничего не чувствую. -Боюсь, что запах еще остался. Вам можете спать в детской комнате Хенрика. Тогда я буду спать на кушетке. -На кушетке буду спать я.

Я буду как обнаженный меч между двумя любовниками. На кушетке буду спать я и на этом закончим спор. Послушайте его! Каков диктатор! Он с вами так говорит, Анна? Или это только с матерью? Что мы стоим и спорим? Я приготовила для вас чай и бутерброды. Мамины бутерброды произведение искусства. Ты смеешься над матерью. Моя астма заставляет меня постоянно следить за весом. Мой дорогой ребенок! А вот и Хенрик. Он такой маленький. Бедный маленький Хенрик. Анна, посмотри сюда: Разве это не ужасно я уже стала "толстой мамой". В моей семье все были толстые, и потом худенький маленький Хенрик, как мы его нежили и баловали. Как мы любили и портили тебя. -Мы играли в пастора и паству. Ты был хорошенький и сладкий, нам хотелось тебя съесть. веселый, дружелюбный и вежливый. Ты не хотел играть с другими детьми, а убегал и прятался в туалете. Анна, дорогая. Вам придется смотреть за ним. Счастье нам никогда не улыбалось. А теперь Хенрик стал священником. Как я хотела, чтобы он стал священником. Я не сетую. -Ты не должна плакать, мама. Давайте будем счастливы сегодня!

Тетя Альма, Вы можете приезжать к нам. У нас в доме очень много места. Мама, мы никогда тебя не бросим. Тяжелые времена прошли, все пойдет по-другому. "Тяжелые времена прошли" Как будто ты понимаешь? Что ты знаешь о моей жизни? Я не хочу быть в тягость. Я не слишком умна, но я не дура. Вы должны жить своей жизнью. А я уж проживу остаток своей. Вот так и должно быть. Это Фреди, мой старый друг. Я открою, простите меня! Добрый день, Хенрик.

Мы давно не виделись, лет десять или около того. Поздравляю с рукоположением! -Спасибо. -Добрый день. Хенрик унаследовал отцовское чутьё на женскую красоту. Отец Хенрика был одним из моих близких друзей, он был значительно моложе меня. Я годился в друзья его отцу. Я никогда не знал своего деда. -Это так. И я знал твою бабушку. Она как-то говорила о тебе, Хенрик. Она говорила, что дед и его семья были ужасно несправедливы по отношению к тебе и матери. При мысли о вашей ннщете ей становилось дурно. Она пыталась объяснить, что она ничего не может сделать. А потом она умерла. Ты видел свою бабушку перед смертью?

Она очень хотела увидеть тебя. Она лежала в госпитале. Я сдавал экзамены и отложил свой визит к ней. А с дедушкой ты встречался? Мы встречались, но нам неочем было говорить. Я был на похоронах, но тебя там не видел. Я не приходил на похороны бабушки. До свидания.

Доброй ночи, тетя Альма. Спасибо, что пригласили нас. Лампу выключить или оставить? Я сама выключу потом. Не засни с включенной лампой. Анна, милая девочка. Замечательная девушка. И красивая. Настоящая маленькая принцесса. Ты должен заботиться о ней. Это все как во сне. Я не верю, что это происходит со мной. Ты не должен упрекать себя за свою бабушку. Нет более невиновного, чем ты. Спокойной ночи, мой мальчик. Такие холодные ноги! -Они скоро согреются. А у меня ноги всегда теплые. Я их выставляю из-под одеяла, потом приятно засунуть их обратно. Забавные тайны. -Я и тебя научу. Чему ты меня научишь? -Да, пожалуйста! Твоя мать может нас услышать. Я лежу в своей старой кровати, прижавшись к тебе. Мы не должны засыпать вместе. Я не уверен, что мама принесет нам кофе. Спокойной ночи. -Не забывай меня! Я уже начала тосковать о тебе. Боже, прости мне грехи мои, которые я совершила сегодня. Дорогой Боже, защити и сохрани моего маленького мальчика. Дорогой Боже, прости меня за то, что я не могу полюбить эту девушку. Дорогой Боже, убери ее из жизни Хенрика. Если я не права, если мои мысли омрачены злобой, накажи меня, дорогой Боже, но не его и не ее. У меня есть кое-что для Анны. Твоя мать плакала: у нее красные глаза и опухшее лицо. Оно всегда опухшее, она любит плакать. Отец Хенрика подарил мне этот медальон в день помолвки. Он дорого стоил, но о деньгах муж не волновался. На нем выгравирована большая буква "А". Он должен принадлежать тебе, как подарок от отца Хенрика, если бы он был с нами. Можно одеть его тебе на шею? Он дорогой, Вы не должны. Тихо, глупая девчонка. Это простой подарок, Ты привыкла к лучшему. Спасибо. Роли исполняли: Хенрик Бергман Самюэль Фрёлер Анна Окерблюм Пернилла Аугуст Йохан Окерблюм Макс фон Зюдов Карен Окерблюм Гита Норби и другие.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< На кого вы смотрите издалека и хотите быть рядом с кем говорили однажды и хотите узнать ближе будто промелькнувший аромат цветов, манящий вслед.

Большая часть черновиков попадает в мусорную корзину. >>>