Христианство в Армении

Я могу разрешить тебе.

Видишь ли, не так уж и трудно добраться до личной жизни человека. Каждый гражданин Германии на сегодня наш потенциальный информатор. Теперь уже коллективный инстинкт нашего народа состоит в соучастии. Тебе не кажется, что это настоящее чудо Третьего Рейха? Если хочешь, можем вместе прочитать будущее Константина. Если оно у него есть. У Константина всегда будет будущее. До тех пор, пока у его друзей есть сила. На твоем месте я бы не был таким пессимистом. Видишь ли, СА нужно было для завоевания Германии. Для завоевания мира нужна армия. Но армия не хочет понимать СА. Генералы высказались однозначно. Либо мы, либо они. И ты хочешь, чтобы канцлер вызвал недовольство наших бравых генералов?

Ты правда думаешь, что Гитлер готов отодвинуть своего друга Рема в тень? В тень? Такого человека, как Рем? Этого было бы недостаточно и очень рискованно.

Определенные вещи никогда не делают наполовину.

Тогда Константин ваш враг так же, как и мой. И вам было бы просто. Нет, нет, кузина Софи. Это не так. Это хорошо с твоей стороны пытаться избавить Фридриха от такого сомнительного задания. Но условия договора четки. Мы должны разделять также и недостатки нашего союза. Фридрих сделает то, что он должен сделать. Но я бы хотела, чтобы ты помог мне больше не попадать в неприятности такого рода.

Не хочешь высказаться яснее? Ты должен помочь преобразовать общество Эссенбек из семейной фирмы в компанию с единственным владельцем. А поскольку Фридрих не Эссенбек. Это невозможно. Нет ничего невозможного в этой стране. Хватит одного указа. И Фридриху будет пожаловано имя и титул Эссенбеков. Тебе не кажется, что ты просишь слишком много? Вы тоже довольно требовательны. Ты же знаешь, что еще многое мешает нашему браку.

О, ваша история любви просто прекрасна, Софи. Примерная история.

Но я не могу понять, что общего она имеет с жизнью Третьего Рейха. Это не только история любви. Для войны нужны пушки. А без сталелитейных заводов Эссенбека у вас их недостаточно. Дорогой кузен Ашенбах, в этих переговорах у меня не меньше козырей, чем у тебя. Чего это ты вдруг стал таким скупым на уступки? Ответ прост. В любой ситуации с властью всегда необходима альтернатива, пусть даже только гипотетическая. Это первое правило искусства управления. Да, я знаю. Я поняла. Я хочу сказать, что мне кажется неправильным передавать все в руки Фридриха. Включая то, что принадлежит Мартину. Он твой сын, Софи. Почему именно я должен напоминать тебе об этом? Не могу поверить, что это возможно. Когда? Скоро, Фридрих. Раньше, чем ты думаешь. А Ашенбах? Ашенбах, по-моему, против, но кого это интересует? Он окажется перед свершившимся фактом. Ты разве не понимаешь, что ты теперь намного важнее его? Ашенбах производит слова, ты производишь пушки. Он имеет определенный вес, поверь мне, прежде всего в рейхсканцелярии. Указ, Фридрих. Представляешь? Фридрих фон Эссенбек. Власть. Вся власть или ничего. Ты забыл? А потом мы поженимся, Фридрих. Очень скоро. Ты и я, вместе, до самого конца. И Мартин. Мартин. Он никогда не был проблемой. А Константин? Он тоже не проблема? Ты должен это сделать. Это твое. О, Боже! Я не боюсь, Софи. Дело не в этом. Я не боюсь. Иоаким, Константин. А завтра? Я повязан навсегда. И я знаю, что окажусь в руках Ашенбаха на всю жизнь. Когда ты окажешься на вершине пирамиды, даже Ашенбах не будет больше иметь власти над тобой. О, бог мой, я принял безжалостную логику. И уже никогда не смогу освободиться. Ох, Софи! Ашенбах скажет тебе где и когда. "Добро пожаловать в Бад Висзее, СА" Со времен Мюнхена не был в Висзее. Это были несчастные времена. Думая о Мюнхене, вспоминаю Путч, шлюху и камеру, полную клопов. Я тоже. Наверное, это были одни и те же. Только с фон Шляйхером ничего не случилось. Завтра они будут способны повесить самого рейхсканцлера. Было бы неплохо. Что-то он стал мне на нервы действовать. Хайль! Хайль! Хаген стал большим начальником. Приезжает в авто. Неплохо. Хайль! Хайль! СА марширует твердой поступью. Души наших товарищей, убитых реакцией, маршируют с нами в наших рядах. Души наших товарищей, убитых реакцией, маршируют с нами в наших рядах. Освободите дорогу коричневым батальонам. Освободите дорогу штурмовым отрядам. Уже миллионы с надеждой смотрят на свастику. Близок день битвы за свободу. Пей, пей, братец, пей. Пей, пей, братец, пей. Малышка, где мне взять слезы, чтобы их выплакать?

Ох, Родерих, со всем тем, что нам готовит небо. не выгоняй меня с этого места. Рем был бы полным идиотом, если бы позволил Гитлеру себя оттрахать. Да брось ты, эти двое родственные души. А ты думал?! Но если он не перестанет ставить нам палки в колеса, от него одно мокрое место останется. Подумать, только! Это именно мы сделали его тем, кто он есть. А теперь он хочет от нас избавиться, чтобы сделать приятное Вермахту. Это только слухи. Сколько еще будут продолжаться эти праздники? Останемся здесь, пока эти двое не договорятся. А если не договорятся? Значит, будем стрелять. Вы идете? Пропустите самое интересное. незадолго до великой победы. Мы разорвали цепи рабства. Это была великая победа. Мы продолжим идти, когда все вокруг будет разваливаться на куски. Потому что сегодня Германия принадлежит нам. А завтра будет принадлежать весь мир. Мы продолжим идти, когда все вокруг будет разваливаться на куски. И даже если весь мир будет разрушен в боях, нас это не волнует. Мы его восстановим.

Мы продолжим идти, когда все вокруг будет разваливаться на куски. Потому что сегодня Германия принадлежит нам. А завтра будет принадлежать весь мир. Мы продолжим идти, когда все вокруг будет разваливаться на куски. Потому что сегодня Германия принадлежит нам. А завтра будет принадлежать весь мир. Ребята, отвалите! Когда решил он открыть глаза. видите, друзья. или не видите. как сияет свет. даже ярче, чем раньше? Не видите? Не видите? Не видите? Как обычно? Я пойду вниз. Все мертвы, пойдем! но. но это. Я сразу понял, что она собирается сделать. Я понял. Не знаю почему, но я понял сразу. Я не пошевелился. Я не сделал ничего, чтобы остановить ее. Я остался в комнате Ольги, не в состоянии пошевелить пальцем. Во всем доме было совершенно тихо. А я остался там ждать. ждать. Успокойся. Я привел тебя сюда не для того, чтобы шантажировать. Константин попробовал, но это, конечно, не принесло ему удачи. И потом, причинять неприятности именно тебе, сыну героя, великого героя, единственному настоящему Эссенбеку. Только потому, что какая-то маленькая еврейка имела настолько дурной вкус, чтобы повеситься? Ты не знал? Еврейка. А по новым порядкам это вовсе не преступление. Наоборот. Но мало сказать, что мы друзья или союзники. Союзники? Конечно, если хочешь. Я думал что ты. ты и Фридрих. Я тоже так думал. До вчерашнего дня. Но Фридрих думает, что стал незаменимым. И он ошибается. Только тот, кто не согласен потерять в один день все, что получено благодаря нашей поддержке, тот да, тот является нашим верным другом. Но тот, кто хочет быть хозяином всего, даже самого себя, кто тешит себя иллюзиями, что может один принимать решения, думать своей собственной головой, тот нет. У тебя ведь нет претензий такого рода, правда, Мартин? А разве уже не слишком поздно? Этот указ. Указ? Конечно, конечно. Этот кусочек бумажки имеет огромное значение. До тех пор, пока его владелец может пользоваться его преимуществами. Они думают, что можно использовать национал-социализм для удовлетворения своих амбиций. Они по-настоящему еще не поняли, что такое национал-социализм. Но теперь меня отодвинули. Фридрих может назначить своего прямого преемника. Насколько я знаю, у Фридриха нет детей, пока. У твоей матери, напротив, один есть. Это ты, Мартин. Было бы так просто. Но если ты боишься. Я не боюсь. Я годы ждал этого. Я говорю не про Фридриха, а про твою мать. Я сделал бы что угодно, чтобы сорвать с нее эту самоуверенность. Ее силу, ее власть. Что угодно. Она всегда оттесняла меня. Всегда пыталась только унизить меня. Она так и не поняла, как я любил ее. И как она была нужна мне. А теперь я не чувствую ничего, кроме ненависти. Я ненавижу ее. Очень просто. Я хочу видеть ее слабой, разрушенной и одинокой. Помоги мне, прошу тебя. Я сделаю все, что захочешь. Что угодно. Даже ценой. Я помогу тебе. Не дадим ей передышки. Гюнтер, почему ты не обращаешь внимания? Дядя Фридрих хочет что-то сказать. Могу поспорить, что он собирается объявить дату свадьбы. Постараюсь не пропустить. Не пропустишь, Мартин. И все остальные тоже. Ты хочешь сказать, те немногие, что остались? Я принял полную ответственность не только за сталелитейные заводы, но и за всю семью. Так что я хочу положить конец этой привычке позволять себе определенные вольности. Извини Фридрих, ты же не хочешь включить и меня в число своих подчиненных? Я всего лишь гость. Нет-нет, дорогой кузен, я бы не осмелился. Но, немного терпения. Извините. Гюнтер! Я еще не закончил.

Эти проблемы меня не касаются. Они касаются и тебя, поскольку ты живешь в этом доме. Я не просил разрешения остаться, да и не останусь здесь надолго. Я приказываю тебе! Вернись немедленно на свое место! Возможно, пришел момент поговорить откровенно. Никто из вас не потрудился прийти на открытие новых цехов. По той или иной причине вы пренебрегли прямыми семейными обязанностями. Мне указали на ваше отсутствие. Так что я требую, чтобы подобные эпизоды больше никогда не повторялись. Что означают все эти проверки? Неожиданные визиты, расследования, шпионаж? Расследования, проводимые втайне гестапо по некоторым моим наиболее верным сотрудникам? Что это значит? Уже какое-то время фирма находится как в осадном положении. И невозможно, чтобы все это происходило без твоего одобрения. Ты не хочешь объяснить мне? Заверяю вас, что никто. не выйдет из этой комнаты,.. если все, что должно быть сказано,.. сказано не будет. Я могу присесть? Я сидел как раз здесь в тот вечер. У меня не так много, что сказать. Элизабет и девочки сели в поезд на Зальцбург утром 18 июня. Они не приехали. Знаешь, куда их отвезли? И ты тоже? Их отвезли туда, куда вы решили: в Дахау. В концентрационный лагерь. Да, конечно, я знаю, вы не хотели им зла. Вы хотели только заставить меня вернуться. В интересах правосудия, естественно.

И в интересах фирмы. И избавиться от человека, который в один прекрасный день мог сказать: "Да, это правда, это пистолет Герберта убил Иоакима фон Эссенбека. Но рука принадлежала другому." Чего ты хочешь? Вы достигли своей цели. Я вернулся, чтобы сдаться гестапо,.. взамен на то, что они отпустят девочек. Не волнуйтесь, они не будут говорить. И Элизабет тоже ничего не скажет. Она мертва. Это невозможно. Это так, Гюнтер. Нужно, чтобы кто-нибудь знал об этом, и помнил, и рассказывал об этом другим.

Чтобы и другие тоже знали. И помнили. Дядя Герберт! Подожди меня! Гюнтер, ты куда? Гюнтер, стой. Куда ты хочешь пойти, идиот? Хочешь пропустить самое интересное? Но я не отпущу тебя. Мартин! Пошли со мной. Посмотри. Посмотри на него. Это он. Он убил твоего отца. Он! Своими собственными руками. Не веришь мне? Попробуй спросить у него. Скажи ему! Сколько раз тебе пришлось выстрелить? Один? Два? Три? Можешь сказать. Кто же посмеет тебе возразить? Почему ты это сделал, Мартин? Почему? Почему? Потому что Фридрих сказал, что должно быть сказано все, что должно быть сказано. Я подчинился. Разве он не этого хотел, единственный владелец? За это я заставлю тебя заплатить, маленькая свинья. Разве ты не понимаешь, что кое-что поменялось здесь внутри? Я больше не боюсь тебя, Фридрих. Это может показаться тебе парадоксальным, но если кто-то из нас и должен бояться, то это ты. Отныне и навсегда. И ты тоже, мама. Чего ты хочешь от Фридриха? Я хочу все. Ты сошел с ума, Мартин. Я повторяю: я хочу все, мама. Я верну все, что мне принадлежит. Все, что мое. Я тебе не позволю! Проси прощения на коленях! Становись на колени и проси прощения. Нет, Мартин, нет! На колени. Завтра Мартин раскается. И попросит у меня прощения, вот увидишь. Он раскается. Я убью его. Если ты хочешь, я убью его. Видишь, Гюнтер. Этой ночью ты получил нечто взаправду необычное. Жестокость твоего отца, амбиции Фридриха,.. такая же безжалостность Мартина. все это ничто по сравнению с тем, чем ты сейчас обладаешь. Ненависть, Гюнтер. Ты обладаешь ненавистью. Ненавистью молодой, чистой, абсолютной. Но будь осторожен. Этот потенциал энергии гнева слишком важен, чтобы обратить его на личную месть. Это было бы роскошью, бесполезной тратой. Для того, чтобы уничтожить Фридриха, достаточно простого укуса змеи. Ты пойдешь со мной. Мы научим тебя управляться с этим твоим огромным богатством. Правильно употреблять его. Ты понял, так ведь? Иди ко мне. Мартин, что ты здесь делаешь? Мартин! Что ты здесь делаешь? Уйди, мама, прошу тебя. Это он тебя посылает? Почему ты так его ненавидишь? И меня. Ты и мать свою ненавидишь? Уходи, мама, прошу тебя. Уходи. Ты не понимаешь, как ты рискуешь, связываясь с Ашенбахом! Как ты можешь ему доверять? А должен доверять тебе? Послушай, Мартин. Послушай ты, мама. Не Ашенбаха я боюсь. И не Фридриха. А тебя, мама. Ты всегда была для меня кошмаром, со своим гнетом. Ты всегда хотела подчинить меня, любой ценой. Всеми способами. Своими смешными париками, своим макияжем. Ты никогда не любила меня. Никогда. Ты всегда предпочитала его. Ты отдала ему все. Все, что принадлежало мне. Мой завод, мои деньги, мой дом, камень за камнем. И даже мое имя! И свою любовь. Это ты хуже всех! Это тебя я ненавижу! Ты не можешь представить, как я тебя ненавижу. Я уничтожу тебя, мама. Мартин. Мартин! Нет! Софи. Софи, нужно что-то делать. Мы не можем тут запереться. В изоляции, пленники в своем доме. Осажденные, как и задумал Ашенбах. Я не дам уничтожить себя вот так. Софи, я научился убивать. Игра еще не окончена, и я доведу ее до конца. Но ты тоже должна хотеть этого. Ты должна помочь мне. Никакому Мартину. Никакому Мартину не удастся отобрать у меня то, чего я добился. Я бы победил его. Но мне нужна ты. Софи, мне всего лишь нужна ты. Ты нужна мне. Софи, ты мне нужна! Не покидай меня сейчас. Не покидай меня. Заклинаю тебя, не покидай меня и ты. Не оставляй меня. Входите. Я привел с собой несколько друзей.

Иначе что это за церемония? Ты выглядишь подавленным. А ведь это день твоей свадьбы. Фридрих фон Эссенбек. Спасибо. Безумно благодарен. Это был просто клочок бумаги, Фридрих. Ты ошибался, придавая ей такое значение. Не стоит слишком доверять указам в наше время. Ашенбах говорит, что ты не понял ничего в национал-социализме. Хотя это не так и сложно. Видишь ли, даже я понял. А теперь поторопись, Фридрих. Мама ждет тебя. Тихо-тихо я слышал, как голос твой повторял мне: без тебя моя жизнь невыносима. Звонил телефон в ночи. Золотые сны. любовь моя, это могла быть только ты. Зажгите свечи, давайте. Я всегда звонила тебе, ты помнишь? Иногда мы говорили часами. Это было прекрасно. Когда мы познакомились, вечером ты провожал меня домой. И когда твои шаги удалялись, наша игра была еще далеко не закончена. Без тебя моя жизнь невыносима. Звонил телефон в ночи. Золотые сны. любовь моя, это могла быть только ты. Заявляете ли вы, что принадлежите к арийской расе? Кто-либо из вашей семьи подвержен наследственным заболеваниям? Спасибо, что пришли. Спасибо. Звонил телефон в ночи. Золотые сны. любовь моя, это могла быть только ты. Я всегда звонила тебе, ты помнишь? Иногда мы говорили часами. Это было прекрасно. Когда мы познакомились, вечером ты провожал меня домой. И когда твои шаги удалялись, наша игра была еще далеко не закончена. Тихо-тихо я слышал, как голос твой повторял мне: без тебя моя жизнь невыносима. Звонил телефон в ночи. Золотые сны. любовь моя, это могла быть только ты. Звонил телефон в ночи. и с первым звонком я знала, что это можешь быть только ты. Тихо-тихо я слышал, как голос твой повторял мне: без тебя моя жизнь невыносима.

Звонил телефон в ночи. Золотые сны. любовь моя, это могла быть только ты. Русские субтитры ThePooh & Co.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Поговори гденибудь в другом месте.

Если можешь, давай, конечно. >>>