Христианство в Армении

Я вам клянусь, вот моя сумка.

Сцены были настолько сильные, что ты чувствовал себя загипнотизированным. Мне было двадцать лет, был конец 60-х, и я приехал в Париж на год, изучать французский язык. Но именно здесь я получил свое настоящее образование. Я стал членом сообщества, которое в те дни было неким подобием масонской ложи, эдакая ложа киноманов, то, что мы называем "film buffs".

(синефилы) Я был одним из тех ненасытных, кто всегда садится как можно ближе к экрану. Зачем мы садились так близко? Может быть, потому что хотели получить эти образы первыми, пока они были еще новыми, совсем свежими, до того как они, преодолев препятствие в виде зрительских рядов за нами, пройдя, как по эстафете, от ряда к ряду, от зрителя к зрителю, изношенные, побывавшие в употреблении, размером с почтовую марку, не вернутся в будку киномеханика. Доктор, я не сумасшедший! Я весь из бумаги! Может быть, еще и потому, что экран действительно был экраном.

Он отделял нас от мира. Но однажды вечером, весной 1968 года, мир наконец-то прорвался через экран. Прислушавшись к мнению неопределенных кругов с весьма сомнительными интересами, министр Мальро выгнал Анри Ланглуа из Парижской синематеки. Вы все могли убедиться, что существует французская кинематографическая культура. Злейшие враги культуры из бюррократических соображений попрали этот бастион свободы. Мы этого так не оставим! Свобода не даруется, она завоевывается! Все, кто любит кино во Франции и во всем мире С Анри Ланглуа! Это С Анри Ланглуа создал Синематеку. Потому что он любил показывать кино, вместо того, чтобы позволять ему гнить в каких-то подземных склепах. Он показывал разные фильмы: хорошие, плохие, старые, новые немые, вестерны, триллеры. Все режиссеры Новой Волны приходили сюда учиться своему мастерству. Именно здесь рождалось современное кино. Кто за этим стоит? Полиция! Ланглуа был уволен правительством, и, казалось, все киноманы Парижа пришли протестовать. Это была наша собственная культурная революция. Это была наша собственная культурная революция. Извини. Можешь её убрать? Она прилипла к моим губам. Можешь убрать мою сигарету? Она прилипла. А. да,да, конечно. Ты кто? Англичанин? Нет, американец. Можешь теперь затушить. Как тебя зовут? Мэттью. Ты же здесь часто бываешь? Но никогда ни с кем не разговариваешь. Мы удивлялись, почему ты всегда один. Да я в общем-то никого не знаю. А почему ты прикована к воротам? Я не прикована. Ты ужасно чистый. Для того, кто так любит кино. Ты знаешь Жака? "Если бы у дерьма было дерьмо, оно воняло бы как Жак.'' Мой брат пошел поговорить с ним. Когда он вернется, сможешь почувствовать, как от него несет Жаком. Это как сидеть в свинарнике. Ты очень хорошо говоришь по-английски. Что? Ты очень хорошо говоришь по-английски. Mоя мать англичанка. А вот Тео. Когда я вас познакомлю, потяни носом. Да ну тебя! Там Годар, Шаброль, Риветт, Ренуар, Жан Руш, Ромер, Синьоре, Жан Марэ и Бог знает кто еще. Марсель Карне тоже. А что Карне здесь делает? Так что мы делаем? Идём или остаёмся? Я не знаю. Тео, это Мэттью. Ты был прав, он американец. Привет. Мы тебя видели. Ты ходил на всего Николаса Рэя. Да. Мне очень нравятся его фильмы.

Какие? "Они живут по ночам"? Mмм. больше "Джонни-гитара" и "Бунтарь без причины". Знаешь, что Годар о нем написал? Нет. Что? "Николас Рэй это и есть кино". Что с тобой? Со мной? Давай скорей, держись рядом! Быстрей! Быстрей! Ублюдки! Говнюки! Вот так я впервые встретился с Тео и Изабель. Я слышал, как билось мое сердце. Я не знаю, было ли это оттого, что за мной гналась полиция, или оттого, что я уже влюбился в своих новых друзей. Мы бродили и говорили, говорили, говорили о политике, о кино о том, почему французы никак не могут создать хорошую рок-группу. Умираю с голоду. Я забыла про сэндвичи. Я хотел, чтобы эта ночь никогда не кончалась. Спасибо. У тебя есть что-нибудь с собой? Нет, я сыт. Не обращайте на меня внимания. Нет, нет. Я действительно не голоден. Я уже разломала. Бери. Ты очень любезна, но. Бери, когда предлагают! Спасибо. Тео, у тебя ничего нет для Мэттью? Да все в порядке! Я ему дала треть своей порции. Ладно. Я ведь пришел не для того, чтобы есть ваши сэндвичи.Он не хочет. Нет, хочет! Он просто тактичен, чтобы признаться в этом. Не так ли, Мэтью? Ты очень любезна. А ты откуда конкретно? Сан-Диего. А вы? Вы оба родились в Париже? Я вошла в этот мир на Елисейских Полях в 1959 году. По тротуарам Елисейских Полей. И знаешь, какие были мои первые слова? Нет, какие? New York Herald Tribune! New York Herald Tribune! New York Herald Tribune! New York Herald Tribune! Так ты едешь со мной в Рим? Сюда! Вот сюда! Сюда! Нет, туда! Спокойной ночи, Мэттью! Спокойной ночи! "Дорогая мама, на этот раз у меня действительно есть новости. Я только что встретил своих первых французских друзей." Мэттью? Кто это? Не будь таким подозрительным. Это я. Только не говори, что я тебя разбудил. Нет, я. Я уже давным-давно встал. По голосу не похоже, что ты встал давным-давно. У меня по утрам всегда такой голос. Извини, пришлось позвонить рано. У меня занятия в девять. Хорошо. Слушай, ты не хочешь с нами поужинать завтра вечером? Ты имеешь в виду настоящий ужин, в приличном ресторане? Нет, не в ресторане. У нас, дома. Да, конечно. Было бы великолепно! Да? Тогда встретимся. Тео, пожалуйста, отойди от телефона. Уже девять часов. Да, да. Тогда давай встретимся и выпьем для начала. В "Распай", в шесть? Хорошо. Ты знаешь, где это? Бульвар Сен-Жермен? Будь там в шесть. Третий этаж! Третий этаж? Ты знаешь, места хватит для всех нас. Мы с Тео заразные! Мы очень заразные! Заразные? Смотри не заразись! Красиво! Ты так думаешь? Да. Привет, мам.. А ты что тут делаешь? Мы пришли на ужин. С Мэттью. Тебе Изабель не сказала? С каким Мэттью? Это Мэттью. Он наш новый друг. Мэттью, это моя мама.

Привет. Приятно познакомиться, Мэттью. Взаимно. Ты ведь американец, да? Да. Я из Калифорнии. Ааа. Мэттью живет в мерзком студенческом отеле на рю Мальбранш. Так что мы пригласили его на ужин.. Ааа. Что произошло? Что я могу тебе сказать, Изабель? Я готовлю на двоих, а теперь выясняется, что нас пятеро. Что? Тео тебе не сказал? Нет, Тео мне ничего не говорил. Так же как и ты. У тебя в голове картофельная кожура или что?! Ты же должна была сказать ей, Изабель! Ты придурок! Потаскуха, сука, шлюха. Ради Бога, заткнитесь, вы оба!

Я извиняюсь за поведение моих детей, Мэттью. Да нет, это я должен извиниться. Пожалуйста, не расстраивайтесь из-за меня. Очень любезно с твоей стороны, учитывая, что ты совсем не виноват. Дай-ка на тебя посмотреть. Хорошо. Я хочу, чтобы ты произвел на папу хорошее впечатление. Это я, папа. Мы ужинаем дома. А Синематека? Закрыта до дальнейших распоряжений. Папа, ты что, не видишь, что у нас гость? Это Мэттью. Ааа. Мэттью. Мэттью ужинает сегодня с нами. Мой юный Мэттью, вдохновение подобно ребенку.

Оно не выбирает удобный, подходящий момент, чтобы вступить в этот мир. Я знаю, оно не испытывает никакого уважения к бедным поэтам. Но когда оно действительно приходит, когда оно соизволяет прийти, тогда, ты знаешь, это. Молодой человек, я с вами говорил. И думал, что Вы слушаете. Я слушал. Я. я прошу прощения Я. я просто. Вас как будто загипнотизировала эта зажигалка.

Хотел бы я знать почему. Джордж, прошу тебя. Мэттью наш гость. Нет,нет. Мне правда любопытно. Я хотел бы знать почему. Я просто. просто крутил в руках зажигалку Изабель и. не осознавал этого. а потом заметил, и подумал, что это невежливо. и положил ее на стол. Но я положил ее по диагонали одного из этих квадратиков. Смотрите. Тут я заметил, что длина зажигалки точно такая же, как и сама диагональ. Тогда я положил ее вдоль, по внешнему краю. Смотрите. Сюда она тоже подходит. Но подходит и сюда. И подходит и так, и вот так. и вот так тоже. И даже если я её раскрою. Я полагаю, что и в этом случае она все равно куда-нибудь подойдет. Я имею в виду, что она действительно подходит куда угодно. Смотрите. Я обратил внимание, что чем больше смотришь на все: на этот стол, на предметы на нем, на холодильник, на эту комнату. на ваш нос, на весь мир. И внезапно ты понимаешь, что существует некая космическая гармония форм и размеров. Я просто подумал почему? Я не знаю, в чем здесь дело. Но я знаю, что она есть.

У вас очень интересный друг. Я подозреваю, что он более интересный, чем вы полагаете. Я хочу сказать, когда мы смотрим вокруг, что мы видим? Полный хаос. Но если посмотреть сверху, как бы со стороны Бога, все сразу же начинает взаимодействовать. Мои дети верят, что их демонстрации, сидячие забастовки и хэппенинги. Они верят, что это может не только взбудоражить общество, но и изменить его. Да что ты такое говоришь? Если Ланглуа выгоняют, мы должны бездействовать? Ничего не делать, когда депортируют иммигрантов, избивают студентов? Я говорю, что немного трезвости в мышлении не помешало бы. заблуждаются все кроме тебя? Во Франции, Италии, Германии, Америке? Послушай меня, Тео. До того как ты сможешь изменить мир, ты должен понять, что ты сам являешься его частью. Ты не можешь стоять в стороне и наблюдать за тем, что происходит внутри. Но это ты тот, кто стоит в стороне. Это ты отказался подписать петицию против войны во Вьетнаме. Поэты не подписывают петиции. Они подписывают поэмы. Петиция это и есть поэма. Да! А поэма это петиция. Спасибо, но я еще не впал в маразм. Я не нуждаюсь в том, чтобы ты напоминал мне о моей собственной работе! Это правда. "Петиция это поэма, а поэма это петиция".

Да. Это самые выдающиеся строки из тех, что ты когда-либо написал. А теперь посмотри на себя. Надеюсь, я никогда таким не стану. Мы должны пожелать спокойной ночи, дорогой. Завтра нас ждет долгий день. Да, извини. Что ты сказала? Я сказала, что нам пора спать. Ты еще хотел что-то сказать детям, не так ли? Да, конечно. Прошу прощения. Чеки лежат как обычно, на камине. Только обналичивайте их, когда это и правда будет необходимо, хорошо? Всем спокойной ночи. Спокойной ночи, папа. Счастливого пути. Спокойной ночи, дорогая. Спокойной ночи и тебе, Мэттью. Было очень приятно с вами познакомиться, сэр. Весьма приятно. Рад был видеть тебя, Мэттью. Я тоже. Большое спасибо за ужин. Не за что. Почему бы вам не пригласить Мэттью переночевать у нас? Не уверена, что мне понравилось описание этого Отеля Мальбранш. Спокойной ночи. А почему ты нас не поразил своими философскими рассуждениями? Я не думал, что я философствую. Папа был сильно впечатлён. У отца в голове бред. Я считаю, вам повезло. Я. Я хотел бы, чтобы у меня были такие же славные родители. Чужие родители всегда лучше своих. И по непонятным причинам наши бабушки и дедушки всегда лучше, чем у других. Знаешь, а ведь верно. Это. Это абсолютно точно. Я никогда над этим не задумывался, но это. это правда. Мэттью, ты милый. в два раза длиннее, чем. Ладно, я спать. Ты остаешься? Ты в порядке? Да, вполне. Спокойной ночи, Мэттью. Отцы есть у всех. Но тот факт, что Бога не существует, не означает, что он должен занять его место. Замечательно. Спокойной ночи. Спокойной ночи. Увидимся утром. Увидимся. Спасибо. Спасибо. Доброе утро. Что это было? Я стирала сон с твоих глаз.. Тео позволяет мне делать это каждое утро. Какое странное желание. Тебе не понравилось? А должно было? Естественно. Вставай, вставай, вставай! Чего ты ждешь? Изабель, я не одет. Что ты делаешь? Что ты делаешь? Я увековечила эту комнату в своей памяти, на будущее. Я буду часто вспоминать ее. "Королева Кристина". Когда Грета Гарбо прощается с комнатой, в которой она провела ночь с Джоном Гилбертом. Значит, так. У нас собственное отдельное крыло, ванная комната в конце коридора. Если тебя там не будет через минуту, мы за тобой вернемся! Доброе утро. Ты что, в церковь собрался?

Прости. Дать тебе мою зубную щетку? Эээ. нет. Уверен? Воспользуюсь пальцем. Хорошо спал? Я имею в виду отлично. Хорошо. Знаешь, Мэттью. у тебя самые прекрасные губы. Я могу их потрогать? Ты. Ты хочешь дотронуться до моих губ? Угу. Такие красные. и спелые, и сладкие. Такие мрачные, жестокие. Давай посмотрим, как ты будешь выглядеть с помадой. Мне правда пора идти. Из тебя бы получилась хорошенькая девочка! Не обращай на нее внимания, Мэттью. А то живым не уйдёшь. Нет, мне. мне действительно пора обратно в отель. Нет? Почему? Мы собирались пригласить тебя остаться. Серьезно? Абсолютно. Ты же знаешь, наши родители уехали. Они пробудут в Турвиле месяц. Мы подумали, может, ты захочешь перебраться сюда. Правда? Конечно. Но мы же познакомились всего два дня назад, вы меня совсем не знаете.

Так мы тебя как раз и узнаем. Ты же не обязан жить в отеле, не так ли? Нет. Тогда съездим на моем мопеде, и ты возьмешь всё, что тебе нужно. По рукам? Давай! Но. А ты как? Это была моя идея. Эй! Теперь ты меня пугаешь. Господи! Я съезжу к Синематеке, посмотрю, что да как, на всякий случай. Хорошо. Только ненадолго. Не волнуйся, у меня не так много вещей. С нами тебе много и не понадобится. Да, только не забудь свою зубную щётку! "Дорогая мама, думаю, ты удивишься, получив эту весточку так скоро после предыдущего письма.

Но я только что переехал из отеля в квартиру, которая принадлежит известному французскому писателю, дети которого мои ровесники, и у нас много общих интересов. Я знаю, ты будешь рада узнать, что я общаюсь здесь с достойными людьми. Передай привет папе. Надеюсь, он на меня больше не сердится." Послушай это, Мэттью. "Разница между Китоном и Чаплиным это разница между прозой и поэзией, между аристократом и бродягой, между эксцентричностью и мистицизмом, между человеком-машиной и человеком-животным." Неплохо, да? Да, хорошо. Но, как мне кажется, их нельзя сравнивать. Почему? Потому что Чаплина нельзя ни с кем сравнить? Нет. Потому что Китона нельзя ни с кем сравнить. Китона? Ты считаешь Китона более великим, чем Чаплина? Абсолютно. Да ну, ты это несерьезно. Конечно, серьезно. Ты рехнулся. Во-первых, ты не можешь отрицать, что Китон смешнее Чаплина. Конечно, могу.Ты не считаешь, что Китон смешнее Чаплина? Я не считаю, что кто-либо вообще смешнее Чаплина. Да Китон же! даже когда вообще ничего не делает, он смешной. И он похож на Годара! Китон настоящий режиссер; все, о чем думает Чаплин это его собственное выступление, его эго. Ерунда какая. Это не ерунда. Нет, ерунда. Вы, американцы, не понимаете ни хрена в своей собственной культуре! Не удивительно, что вы никогда не понимали Джерри Льюиса!Не начинай. Слушай, когда Чаплин хотел снять сцену, он знал, как это сделать. Лучше, чем Китон, лучше, чем кто-либо еще. Помнишь последнюю сцену "Огней большого города"? Он смотрит на цветочницу, она смотрит на него. И не забывай: она была слепая, она увидела его в первый раз, и мы ее глазами как будто тоже видим его в первый раз. Чарли Чаплин, Шарло, самый великий человек в мире! И мы как будто никогда его раньше не видели. Иза, если ты поставишь эту чертову пластинку еще раз, я ее разобью, ясно? Тебе же нравится Дженис Джоплин. Выключи! Я сказал "выключи", Изабель! Перестань! Мэттью, скажи, что за фильм? Что-что? Назови фильм. Назови фильм, в котором человек доводит другого до бешенства, танцуя чечетку! О! Я же знаю это! Быстрее! Иначе штраф!Циллиндр. Фред Астер танцует над комнатой Джинджер Роджерс. И она в бешенстве, потому что он будит ее. Он хорош. Ты знаешь, о чем я думаю? "Банда аутсайдеров" Ты права.

Чего вы на меня так смотрите оба? Ну. Видишь ли, мой маленький Мэттью, есть нечто, что мы с Тео хотели сделать уже давно, но для осуществления этого замысла мы ждали подходящего человека. И я думаю, что ты подходишь! Сделать что? Постараться побить рекорд из "Банды аутсайдеров". Какой рекорд? Ты же видел "Банду аутсайдеров"? Да. Помнишь сцену, когда они втроем бегут по Лувру? Смутно. Напомни. Они пытаются побить мировой рекорд 9 минут 45 секунд. Ах, ну да! Конечно. Мы собираемся побить их рекорд. В чем дело? Да нет, ничего, я. Ты же не боишься?

Нет, я не боюсь. Тогда в чем дело? Это просто для вас двоих. Я американец, тот, кого вы, французы, зовете "чужак".

Ну и что? То, что если меня поймают, то депортируют. Не волнуйся, малыш, нас не поймают. Ты же этого не знаешь. В "Банде аутсайдеров" не поймали. А если мы побьем рекорд. Это же фильм! Принеси папин секундомер. Это прекрасная идея, но. Мэттью, это проверка. Ты пройдешь ее или провалишься? Будь осторожным. От твоего ответа многое зависит. Бежим! Бежим! Бежим! 9 минут 28 секунд. Мы побили рекорд на 17 секунд! Мой маленький Мэттью! Ты был великолепен! Мы принимаем его, он один из нас! Один из нас! Мы принимаем его, он один из нас! Мы принимаем его, он один из нас! Мы принимаем его, Мы принимаем его. Мы принимаем его, он один из нас! Один из нас! Тео! Изабель! Мы принимаем тебя, ты один из нас! Один из нас! Один из нас! Один из нас! Один из нас! Это мама. Я слишком мокрая, чтобы отвечать. Иза умная, но не знает, как нужно себя вести с родителями. Что ты имеешь ввиду? То, что мало просто не замечать их. Их всех нужно арестовать, предать суду, разоблачить их преступления, отправить в деревню для самокритики и повторного образования! Они же уже в деревне. Они на побережье. Это не одно и то же. Алло. Алло? Тем хуже. Мои родители никогда никуда не уезжают. По крайней мере, дом в вашем распоряжении. Ты куда? Мне нужно переодеться. Ты замерзнешь у себя в комнате, иди в мою. Можешь надеть вот это. Спасибо. Я иду за колой. Ты будешь? Мэттью! Открой дверь, у меня руки заняты. Секунду. Ты почему не открывал? Я одевался. Что за фильм? В каком фильме кордебалет танцевал вот так, а певица была в меховом манто? Я его видел? Мы его вместе смотрели. Да? Дай подсказку. Еще чего. Да ладно, ради интереса. Имя режиссера. Нет. Количество слов в названии. Я сказала "нет". Нет! Изабель! Первая буква в первом слове. Боже. Как ты жалок! Разве он не жалок, Мэттью? Ты не считаешь, что он жалок? Мэттью, ты же наверняка знаешь. Не смей ему подсказывать. Разве Сфинкс давал подсказки Эдипу? Иди в жопу! Сдаешься? "Белокурая Венера". Марлен Дитрих, 1932. Я знал это. Штраф. Если ты настаиваешь. Я хочу, чтобы ты сейчас перед нами сделал то, что я видела, ты делал перед ней. Перед кем?

Я не понимаю, о чем ты говоришь. О нет, понимаешь, мой малыш. Ну ты и сука. Сука и садистка.

Ты будешь платить штраф или нет?

Очень хорошо. Я хочу, чтобы ты делал это так, как делал раньше, пока думал, что никто не видит. Идемте выпьем. Встретимся внизу. Мэттью. Почему ты не признаешься в том, что ты был возбужден? Мне ты можешь сказать. Разве ты хоть немного не возбудился? Чего ты от меня добиваешься? Ничего. Я задал тебе вопрос. Я думаю, ты знаешь, на кого ты сейчас похож.. На кого? На Изабель. А почему бы нет? Она моя сестра-близнец. Вы близнецы? Она была бы мной, если бы была мужчиной. Чушь собачья. Вы не одинаковые. Нет, одинаковые. Мы сиамские близнецы, сросшиеся здесь. Странный ты тип, Тео. Полчаса назад ты смотрел на нее так, будто хотел задушить. Так и было. Я тебя не понимаю. У тебя есть братья или сестры? У меня две старших сестры. И тебе никогда не хотелось их задушить? Конечно хотел, но я никогда не мастурбировал перед ними, и я никогда. Они никогда не заставляли меня делать то, что я не хотел. Ты думаешь, что Изабель заставила меня, не так ли? В глубине души я уже знал, что теперь все не будет идти так, как раньше. Теперь ставки были подняты. На какое-то время показалось, что между Тео и Изабель наступило перемирие. А потом, однажды вечером. Что за фильм? Что за фильм? Назови фильм, в котором место убийства отмечено крестом или плати штраф. И ты тоже, Мэттью. Что. что я-то сделал? Назови фильм или плати штраф. Эээ. Время вышло. Время вышло? Ты даже не дал мне попробовать. Фильм? "Лицо со шрамом", Хауард Хоукс, 1932. А штраф? Ну, что ж. Как тебе известно, Изабель, я не садист. Я только хочу, чтобы все были довольны, все без исключения. Я хотел бы, чтобы ты и Мэттью занялись передо мной любовью. Но не здесь. Мне противно спать в чьей-то мерзкой сперме. Без обид, Мэттью. В комнате для гостей. Перед Делакруа. Может, одно произведение вдохновит другое. Ммм.

Я не сделаю этого. Не сделаешь? Ты бы не сделал. Мэттью не мой тип. Ну хорошо. Мне нужно в. туалет. Мэттью! Мэттью. Это глупо. Выходи оттуда. Хорошо. Всё отлично. Слушай. Подожди. Слушай. Ты делаешть мне больно! Я не люблю драться, я против насилия. Я не собираюсь сопротивляться, смотри! Тогда заткнись, хорошо? Хорошо. Знаешь, Мэттью, ты не очень-то любезен. Неужели перспектива заняться со мной любовью так неприятна? Я видел вас. Видел вас вместе в постели. О! Наш гость шпионил за нами. Не очень-то дружеский поступок, Мэттью. Особенно учитывая, что мы были столь гостеприимны. Хорошо, хорошо. Смотри. Я не сопротивляюсь! Я не сопротивляюсь! Что это? Как мило с твоей стороны, Мэттью. хранить моё фото прямо под сердцем. Эй, Мэттью! Эй! Ну же! Очнись, ну же, очнись. Изабель? Нет, я Тео. А где Изабель? Тебе придется помочь мне. Это был самый лучший раз. А вчера? В папином кабинете. Считаешь, тогда было лучше? Ммм. пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Останься внутри. Мэттью. Моя любовь. Моя первая любовь. Моя большая любовь. Мой лучший любовник. Мой Валентино. Знаешь, я думал, у тебя было много любовников. Когда я впервые увидел тебя у Синематеки, тебя и Тео. ты выглядела такой крутой, такой искушенной. Как кинозвезда. Я и была ею. Я играла, Мэттью. Как получилось. Как получилось, что вы с Тео. вот так сошлись? Тео и я? Это была любовь с первого взгляда. Но он никогда не был в тебе? Он всегда во мне. Что бы ты сделала, если. Что бы ты сделала, если бы ваши родители узнали? Этого не должно случится. Да, я знаю, но. Но если бы это произошло? Этого не должно быть никогда, никогда. Я понимаю. Но предположим, что это произошло. Что бы ты. Что бы ты сделала? Я бы покончила с собой. Ты куда? На кухню. Нужно перекусить чего-нибудь. Хочешь меда? Нет, спасибо. Он вкусный. Он действительно вкусный, попробуй. Просто поробуй немного. Нет, спасибо! Я хочу, чтобы ты знал, что я благодарен тебе. Благодарен? Помнишь, что ты сказал мне тогда в кафе про себя и Изабель? Ты был прав. Для меня. вы двое, как две половинки одного человека. А теперь вы дали мне почувствовать, что и я часть вас. Вас обоих. Давай я буду откровенен, Ты отличный парень и очень мне нравишься, но это. это вовсе не значит, что нас будет трое. Помнишь, я тебе еще кое-что говорил? Что Иза и я сиамские близнецы. Я не шутил. Что это? Это, мой дорогой братец, фондю из сыра с салатом из брокколи и слив. А это? Это рататуй. И ты рассчитываешь, что я буду есть эту дрянь?

Ты рассчитывал, что я её приготовлю. Предпочитаю голодать. Будешь. Больше в доме ничего нет. тебе подать? Фондю или рататуй? А где что? Это фондю, а это рататуй. Нет. Это фондю, а это рататуй. Ра. рататуй. Рататуй. Хв. Хватит. Просто представь, что ты в какой-то экзотической стране, где ты раньше не был, а это национальное блюдо. У него такой вид, что его сейчас вырвет. Ужасно, правда? Прости, Изабель. Я знаю, что ты старалась. Спасибо, Мэттью. Я рада, что хоть кто-то ценит мои старания. Говоришь, больше еды в доме нет? Ничего, что ты захотел бы съесть. И мы обналичили все чеки? И что мы теперь будем делать? Я позвоню папе. Телефон не работает! Что это? Это обед. Так, Изабель, филе-миньон. O, Мэтью, может быть, ты отведаешь стейк? Оставь. Какая гадость! О, смотрите! Как насчет этого банана? Один банан на троих? Ну да.

Я ужасно голодная. Дай-ка посмотреть. Зачем? Просто дай посмотреть. Что ты делаешь? Просто смотри. Вот так. Мэттью, ты не перестаешь удивлять. Привет, Тео. Привет. Как дела? Отлично. Почему ты не пришел вчера вечером? Я не мог. Извини. Что происходит? Мы теперь тебя почти не видим. Мы не можем на тебя положиться. Ты мне надоел, Патрик. Ты больше не с нами. Я с вами, но сейчас все стало сложнее. Потому! Отстань от меня. Я не могу объяснить. Придурок! Тео! Подожди меня. Небольшой сувенир из Непала. Спасибо, это мило. Звони мне. Конечно. С удовольствием. Увидимся. Мы почти перестали выходить из квартиры. Мы не знали и не интересовались, день сейчас или ночь. Мы чувствовали себя так, как будто нас уносило в море, а мир оставался далеко позади. Слишком крепко для тебя? Это было очень хорошо. Хорошо? Еще? Клэптон это Бог, Мэттью. Я не верю в Бога, но если бы я верил то он был бы черным гитаристом-левшой. Речь не о Чаплине и Китоне. А о Клэптоне и Хендриксе. Мэттью, Клэптон заново изобрел электрогитару. Что? Клэптон. Мэттью, поверь мне. Клэптон подключает гитару. ну ладно, Джимми Хендрикс другой. Клептон подключает электрогитару и играет на ней как на акустической. Хендрикс подключает электрогитару и играет на ней зубами. Солдаты, которые сейчас на войне во Вьетнаме Кого они слушают? Клэптона? Нет. Они слушают Хендрикса, парня, который говорит правду. Дерьмо! Все это дерьмо! Ты говоришь о солдатах во Вьетнаме? А что они делают во Вьетнаме? Они на войне. Что они там делают? Скажи. Они сражаются. Они убивают крестьян, Мэттью! Они тоже умирают. Они убивают детей, жгут поля, Мэттью! Они хотят быть там. Они хотят умирать и убивать людей. А ты разве не должен быть во Вьетнаме? Вот сейчас? Разве ты не должен быть во Вьетнаме? Я не верю в насилие. Где ты, Мэттью? Разве ты не должен быть сейчас там? Мне повезло. Я учусь в университете. У меня есть друзья, которые не учатся. И они уже расходный материал. Мне чертовски повезло. Молодежь не хочет войны!

Ты что, думаешь, можно сказать правительству: "Нет, я против насилия, я не согласен с вашей войной"? Может быть, во Франции так. – Хорошо, кто угодно. В Америке ты должен идти, иначе пойдешь в тюрьму. Пусть так, я выбираю тюрьму. Я предпочитаю пойти в тюрьму вместо того, чтобы убивать людей, Мэттью! Ты не понимаешь. Я читал в "Les Cahiers du Cinema", что режиссер подобен подсматривающему, вуайеристу. Как будто камера это замочная скважина в спальню родителей. Ты подсматриваешь за ними, тебе противно, и ты чувствуешь себя виноватым, но не можешь. не можешь отвести взгляд.

Это делает кино похожим на преступление, а режиссёров на преступников. Это должно быть незаконно. Вот он мой шанс стать режиссером! Почему? Мои родители никогда не закрывали дверь спальни.

Тебе нужно было стать режиссером в театре, а не в кино. Может быть. Мои родители трахались всего один раз в жизни, поэтому мы близнецы. Они не хотели повторять этого второй раз. Да не волнуйся, Мэттью. Это хорошие новости. Это бывает всего раз в месяц. Я люблю тебя, Изабель. Я тоже люблю тебя, Мэттью. я правда люблю тебя. Я правда-правда тоже люблю тебя. Мы оба тебя любим, правда, Тео? Это не совсем то, что я хотел бы от вас услышать.

А что ты хочешь, чтобы мы сказали? Я хочу, чтобы вы сказали, что любите меня. Мы же только что это сказали. Нет, вы сказали, что любите меня ТОЖЕ. Я не хочу, чтобы вы говорили, что ТОЖЕ любите меня. А хочу, чтобы вы сказали, что любите меня. О, мы любим тебя. Мы любим тебя. Мы любим тебя. Все равно не то. Вы должны сказать это первыми. Господи, Мэттью, мы же не можем! Ты уже сказал это первым. Почему так? Почему я всегда говорю это первым? О, бедный Мэттью! Мы очень любим тебя. Я не хочу, чтобы меня ОЧЕНЬ любили, я хочу, чтобы меня любили. Знаешь, кто-то когда-то сказал: "Нет такой вещи как любовь. Есть только ее доказательства". Ты готов предоставить нам доказательства своей любви? Тебе нужно доказательство моей любви? Вылезай из ванны. Крем для бритья. Бритва. Спасибо. Что ты делаешь? Как ты думаешь, что я делаю? Ты это не всерьез. Всерьез. Тебе незачем волноваться. Я уже проделывала такую операцию. Расслабься. Они отрастут. Вы оба рехнулись! В чем дело? И вы это называете доказательством любви? Превратить меня в извращенца? Один из нас, один из нас. Это всего лишь игра. Это просто игра! Игра, Изабель? Игра? Подумай об этом. Подумай. Это то, чем вы занимаетесь друг с другом? Хочешь выбрить мне волосы на лобке, чтобы я стал твоим мальчиком? Маленьким невинным Тео шести лет, с которым ты можешь играть? Ты можешь трогать его пипи.

Мэттью, только. Я тебе покажу свою, а ты мне свою! Давай, давай! Просто успокойся.

Мы тебя слышим. Тео, подумай об этом. Подумай. Вы спите вместе в одной постели, каждую ночь. Вы вместе моетесь, вместе ходите в туалет, играете в эти маленькие игры. Как бы я хотел, чтоб вы посмотрели на себя со стороны! Почему? Почему ты так жесток? Потому что я люблю вас. Ты демонстрируешь это весьма странным образом. Нет, я люблю. Я правда люблю вас, вас обоих. И восхищаюсь вами. Но я смотрю на вас, слушаю вас и думаю. Вы никогда не повзрослеете. Так вы не повзрослеете. Никогда. До тех пор, пока будете продолжать цепляться друг за друга. Изабель, ты когда-нибудь ходила на свидание? Свидание? Да, свидание. Какое именно свидание? Ты ходила хоть раз куда-нибудь с парнем? Я ходила с Тео. Не с Тео. Ты хоть раз ходила куда-нибудь с парнем из школы, который тебе нравился? Я никогда не была на школьных балах, если ты это имеешь в виду. Боюсь, что у нас во Франции они вообще отсутствуют. Во Франции есть свидания, Изабель. Ну же. Так ты ходила хоть раз куда-нибудь с парнем? Почему ты все время спрашиваешь об этом? Знаешь же, что нет. А хотела бы? Это что, приглашение? Это приглашение. Ты хотела бы пойти со мной на свидание? Только мы вдвоем. Не смотри на Тео. Изабель, тебе не нужно его разрешение. О, нет, нет. Мы не можем сесть впереди. Нам нужно сесть сзади. Места впереди для тех, кто не на свидании. Извините. Шоколад, мороженое! Орехи, конфеты! Так, мы садимся назад. Дамы и господа фильм который вы сейчас будете смотреть, история о музыке. Я играю роль Тома Миллера, агента, мелкого театрального агента, который был. В общем, вы увидите. Этот фильм был снят в широком формате со стереозвуком и. Прошу прощения. Извините, не могу остаться у меня поезд отходит. Всего наилучшего, Джерри. Не выносишь моего пения, да? Ты знаешь, что это не так. Когда я смотрел на экран телевизора, я вспоминал битву за Синематеку. Только на этот раз участники демонстрации не были киноманами, они даже уже не были студентами. Было трудно понять, что происходит, магазины закрылись, фабрики бастовали, и это начинало распространяться по всему Парижу. Мы готовы выслушать все ваши законные требования. Мы с Тео никогда не смотрим телевизор. Мы пуристы. Чистые и суровые. Ладно, пошли. Да, но. Господи! В чем дело? Это не мои. Нет, нет. В твою комнату. Нет. Я не знаю, сколько я тут пробыл, но за все это время я ни разу не видел твою комнату. У тебя ведь есть своя комната? Да, конечно, есть. Не думай, что я все это время жила в свинарнике Тео! Так почему мы никогда там не были? Нет, нет. Нет, никто не будет заниматься любовью на моей постели. Прошу тебя. ведь это твоя комната. Она часть тебя.Нет. Я хочу её увидеть. Только сегодня. Нет, нет. Нет, нет и нет. Я открыл Изабель с неизвестной для себя стороны, с той стороны, которую она тщательно скрывала от меня. Я вдруг подумал о спальнях моих сестер в Сан-Диего, о нашем доме и о домах соседей. Они все были так похожи и своими зелеными газонами, и поливалками, и фургончиками, припаркованными у дверей в гараж. Что это за статуя? Всегда хотел заняться любовью с Венерой Милосской. Я не могу помешать тебе. У меня нет рук. Я не могу помешать тебе! В чем дело? В чем дело? Не надо. не надо. Не слушай это. Не слушай это. Не плачь. Пожалуйста, оставь меня одну. Оставь меня одну, пожалуйста. Пожалуйста, пожалуйста. Прошу тебя! Уходи! Изабель!Изабель! Тео! Открой! Тео! Изабель! Тео! Изабель, ты поранишься. Ты поранишься! Кто ты такой? Что? Что ты такое говоришь? Что ты делаешь в моей комнате?! Что ты имеешь ввиду, что. Убирайся! Убирайся! Тео! Тео! Тео! Тео! Тео! Революция – не званый обед. не литературное пиршество, не рисунок или вышивка. Ее нельзя совершить с такой же элегантностью, с таким же спокойствием и деликатностью, с такой же нежностью, любезностью, учтивостью и благородством. Революция это восстание, акт насилия, с помощью которого один класс свергает другой. Chateau Lafite, 1955. Chateau Chasse Spleen, 1959. Grand vin, 1937. С днём рождения, папа! Отлично. Слушай, Мэттью. Ты же киноман, так? Тогда почему ты не воспринимаешь Мао как великого режиссера, снимающего кино с миллионами актеров? Все эти миллионы из Красных Бригад, марширующие вместе в будущее, с Маленькой Красной Книжкой в руках. Книги, а не винтовки. Культура, а не насилие. Разве ты не видишь, какой великий эпический фильм получился бы? Наверное, но.

Легко сказать: "книги, а не винтовки" Но это не так.

Это не книги. Это книга. Только одна книга. Заткнись. Ты говоришь, как мой отец. Нет, нет. Нет, послушай меня. Красные Бригады, которыми ты восхищаешься, они все сжимают в руках одну и ту же книгу, поют одни и те же песни, повторяют одни и те же лозунги. Так что в этом великом эпическом фильме все статисты. Это меня пугает, от этого у меня мурашки по всему телу. Прости, что говорю так, но для меня в этом есть некое явное противоречие. Потому что если бы ты действительно верил в то, о чём говоришь, ты был бы там. Там, на улицах. Не понимаю, о чем ты. Нет, понимаешь. Там что-то происходит, что-то действительно важное, что-то, что может принести перемены. Даже я это чувствую. Но ты не там. Ты здесь, со мной, пьешь дорогое вино, рассуждаешь о фильмах, о маоизме. Почему? Ладно, хватит. Нет, скажи почему? Спроси у себя, почему? Хватит. И поэтому я не думаю, что ты действительно веришь в это. Ты покупаешь эту лампу, вешаешь плакаты, но ты. Я не думаю, что ты. Ты слишком много болтаешь. Ладно. Тео. Просто выслушай меня. Послушай. Я думаю. Я думаю, ты предпочитаешь. Я думаю, что ты предпочитаешь, чтобы.. чтобы. чтобы слово "вместе" означало не миллионы, а всего двоих. Эй, мальчики, мальчики! Или троих? Иза, присоединяйся к нам. Нет, спасибо, мой милый. Тут вонь как в публичном доме. Благодарю. У меня для вас сюрприз. он в гостиной. Я залезаю!!! Как красиво. Давай, забирайся! Мы такое делали, когда были маленькие. Еще вина. Спасибо. Изабель. О Боже, ну от тебя и несет! Да,прости. Ты пьян! Ну да, я пьян. А ты прекрасна. Но завтра утром я буду трезв ты все еще будешь прекрасна. Хорошо. Иди спать, Мэттью. у тебя же глаза слипаются. Спокойной ночи. Тео? Тео? Проснись. Что такое? Я хочу, чтобы ты меня выслушал. Зачем? Затем. Я люблю тебя. Ты знаешь это? Я тоже люблю тебя. Ты тоже меня любишь? Забавно. Ты меня слушаешь? Это ведь навсегда, да? Что навсегда?

Мы двое. Ведь так? Почему Мэттью так сказал? Что Мэттью сказал? Что мы чудовища, извращенцы. Я хочу, чтобы ты мне сказал, что это навсегда. Это навсегда. Ты не понимаешь. Поговорим об этом утром. Я тебе обещаю. Хорошо. Теперь мы должны уйти, дорогой. Ты что, хочешь поужинать с ними? Уйдем потихоньку. На улицы! На улицы! На улицы! Иза? Что происходит? Улица влетела к нам в комнату! Улица влетела в комнату! Что это за вонь? Слезоточивый газ. На улицы! На улицы! На улицы! Давай! Давай! На улицы! Изабель! Изабель! Привет! Привет! На улицы! На улицы! На улицы! На улицы! На улицы! На улицы! Это только начало, продолжим борьбу! Я подожгу ее, а потом брошу. Тео, это неправильно, неправильно! Это прекрасно! Это насилие! Это насилие. Это не насилие. Это великолепно. Пошли со мной! Это же долбаный фашизм в гребаной бутылке! Я не фашист! Фашисты в полиции! Да, полиция избивает людей! Заткнись! Ты не понимаешь. Оставь меня в покое! Послушай. Послушай меня, хорошо? Это именно то, что они делают! Это не то, что делаем мы. Мы используем это. Мы делаем это. Мы используем это! Прекрати! Изабель. Пошли. Это только начало, продолжаем борьбу! Это только начало, продолжаем борьбу! Это только начало, продолжаем борьбу!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Или честолюбие достоинство лишь знати, но не остальных?

А что будет с нами? >>>