Христианство в Армении

Что ты тут делаешь?

Севера, манящей путника прильнуть к её ледяной груди, влекущей тысячи обездоленных. Чилкут, перевал на пути к золотым приискам, испытание человеческой выносливости. Многие поплатились здесь своей жизнью. Обескураженные повернули, смелые продолжили путь. Далеко на север, в ледяное безмолвие храбро проник одинокий золотоискатель. Здесь застолбил свой участок Большой Джим Маккей Где-то в этом безмолвии брёл другой одинокий старатель. Наш маленький Колумб, полный оптимизма, проник в белую пустыню, а потом оступился и поскользнулся.

"Ну-ка посмотрю" подумал Бродяжка. "Не дошёл ли я до места?" Здесь лежит Джим Саурдауф, замерший в снегу в пятницу 1898 Вдруг в ледяной пустыне сбылась мечта и к небесам вознесся победный крик: "Эврика! Нашёл! Вот она гора золота!" А стихия смеялась, стонала и ревела, а в бушующих просторах затерялась хижина, а в ней еще один старатель, убийца и грабитель, Черный Ларсен. Разыскивается опасный преступник Спасаясь от пурги Маленький Бродяга переступил порог хижины в надежде на приют и отдых усталым костям. Он наслаждался покоем, а ледяные ветры рвались во все дыры и щели. "Ну-ка подойди сюда!" "Что ты здесь делаешь?" "Ем, не видите что ли!" "Убирайся!" "Убирайся отсюда!" "Вон отсюда!" "Давай шевелись." "Пошел прочь!" "Убирайся!" "Давай, давай!" "Пошел вон!" Большому Джиму тоже досталось от ветра. Был он добряк и много настрадался. И полюбив мучения, страдал теперь по любому поводу. "Убирайтесь отсюда!" "Выметайтесь оба!" "Быстро убирайтесь отсюда!" Но Большой Джим терпеть не мог шума. "Я останусь здесь, понятно тебе!" "Здесь!" настаивал Большой Джим. "Он остается тут, сэр" сказал Маленький Бродяга. "Мы остаемся здесь, понятно!" И они остались на дни и ночи. А хижина скрипела, а её обитатели в голодных муках шагали из угла в угол. "Есть хочу!" стонал Большой Джим. "Есть хочу!" "Ты, что тут ешь?" "Ничего!" "А, ну открой рот!" "Негодяй, это же свечка!" "Правда? Не может быть!" удивился Бродяга.

"Если прячешь что-то, я тебе глотку перережу!" "Несмотря на буран кто-то из нас должен пойти за едой." "Идите-ка сюда!" "Вытянем карты. У кого младшая, тому идти." "Тебе идти!" сказал Джим. "До свидания, удачи вам и не забудьте про ветчину!" Где-то в снежной бездне Ларсена искали представители закона. Как не жесток был голод, но в День Благодарения всё же нашлось за что благодарить небо. "Ещё не сварилось. Через пару минут." "Давай уж!" сказал Джим. Бродяга обшарил всю округу в поисках чего-нибудь съестного, но даже мыши не нашёл. Из-за голода Джим дошёл до умопомрачения и впал в истерику. Он стал ужасной занудой. "Есть хочу!" кричал Большой Джим. "Сварить второй башмак?" "Нет уж, что угодно, только не это!" Бедный Джим, это было выше его сил. "Что с вами?" "Померещилось, что ты цыплёнок." "Разведи огонь!" приказал Джим. "Что это с вами?" "Подойди, птенчик!" сказал Джим. "Да вы что!" "Да вы что! Это же я!" "Ты?" удивился Большой Джим. "Прости, совсем свихнулся." "Я так и думал" сказал Бродяжка. "Вы уж идите, а я ружьё возьму. Вдруг вы его потеряете!" Цыплёнок или нет, Бродяга всё-таки вызывал аппетит Джима. Тем временем Черный Ларсен набрёл на золотую гору Джима. Здесь их пути разошлись. Джим пошёл к горе, а Бродяга к своей судьбе. "Прощайте! Рад был познакомиться!" Джима у его золотой горы поджидало коварство. Он пристально посмотрел в глаза Черного Ларсена и увидел всю его подлую душу. Злодеяния Чёрного Ларсена подтолкнули его к неминуемой гибели. Из человеческой мечты в снегах вырос город. Люди в нём жили, любили и надеялись. Джорджия. Джейк покоритель сердец. Джорджия живая, гордая и независимая. Вечером она работала в салуне. Джейк нравился Джорджии. Вот почему она отвергала его. Бродяга вынырнул из ночи и оказался прямо у салуна, теплого очага веселья и несбывшихся надежд. "Как ты нелюбезна с Джейком." "Он к тебе так неравнодушен!" "Он ко всем неравнодушен." "Как всё надоело, бросила бы," "если бы встретила хорошего, честного человека." "Придёт такой день и я встречу его!" Потом она обернулась, посмотрела туда, посмотрела сюда, ещё раз оглянулась.

"Что-то ты холодна со мной." "Поубавь-ка спесь! Давай потанцуем." "Эй, сыграй-ка нам танец!" "Минуточку, я сказал, потанцуем!" "Вот уж только не со мной!" И показав Джейку своё презрение, она выбрала самого жалкого беднягу. "Эй ты, подойди сюда." "Да, ты. Умеешь танцевать?" "Я с кем попало не танцую!" И он стоял как храбрый рыцарь, оберегающий вход в её святилище. "Если хочешь иметь успех у дам," "вымойся и натяни шляпу как следует." "Вот так!" "Ой, вот это да!" "Не думал, что я такой силач." Рядом с салуном стояла хижина Ханка Кертиса. Он был горным инженером, жил один и часто уезжал в экспедиции. Был он добрый малый, а наш герой так голоден. Бобы и кофе испускали сильный аромат, и Бродяга придумал, как ему, наконец, поесть. Джим отошёл от удара Черного Ларсена, но совсем потерял память. Появляется компаньон Ханка.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Сегодня весь мир цивилизован, верно?

Что я могу сделать один? >>>