Христианство в Армении

Мы развесим украшения, а стены перекрасим в жёлтый.

ИНФОРМАТОР Знаете, что в апельсиновом соке, который вы пьете по утрам? Кукуруза. А что в кленовом сиропе на ваших блинчиках? Что придает ему такой вкус? Кукуруза. Когда вы помогаете выносить мусор, знаете, что делает пакеты биологически разлагаемыми? Кукуруза. Кукурузный крахмал. Но это придумала не папочкина компания, а «ДюПон». «Порш» или «Порше»? Я слышал и так, и так. Три года в Германии, я должен бы знать. Как по-немецки «кукуруза»? Мне очень нравится немецкое слово «kugelschreiber» — ручка. Столько слогов для одной «ручки». Арчер Дэниэлс Мидленд, Большинство о нас и не слышало. Но есть шанс, что наш продукт был во всем, что они ели. Просто прочтите на упаковке. Это мы. Компания АДМ выделяет из кукурузы декстрозу и превращает ее в аминокислоту лизин. Очень научный подход. Акционерам важно одно — кукуруза заходит с одного конца, прибыль выходит с другого. У нас крупнейшее производство лизина в мире. Мой выход. — Привет, Керк. — Когда мы мячик попинаем? — Когда угодно. Сколько платят Керку? Сколько получает такой парень? Спорим, он получает сотню штук. Он сядет за свой рабочий стол и въедет на нем в будущее. Доброе морген. ДЕКАТУР, ИЛЛИНОЙС ОКТЯБРЬ 1992 ГОДА — Доброе утро, Марк. — Доброе. Пришли результаты по лизину. Отлично. Мы опять отрегулировали уровень декстрозы, но вирус появляется. Я думал, на этот раз мы окружили его. Взяли новый набор культур. УРОВЕНЬ ЛИЗИНА: АНОМАЛЬНЫЙ Мы его достанем. Только придется не отступать. Они едят сахар, и мы им его даем. Теплое место, заполненное сахаром. Эта штука должна производить 113 000 тонн в год. Мы даже не приближаемся к этому показателю. У нас расходы больше 150 миллионов долларов. У японцев такие проблемы есть? Мне плевать на японцев. Надо заставить проклятых лизиновых жуков есть декстрозу и выкашлять нам денег. — У нас проблемы с вирусом. — Ничего не хочу о нем слышать. Сколько мы теряем в месяц? Где-то миллионов семь. Так долго продолжаться не может. Хочешь сам сказать моему отцу, что мы плетемся в хвосте? Конечно, нет. Мы на 44 месте из 500 в списке журнала «Форчун». Я не хочу, чтобы из-за этого мы оказались на 45. Исправь это. Куры едят кукурузу, заболевают, как было с первыми поселенцами. Пеллагра. Недостаток ниацина. Начинались разные проблемы — дерматит, атаксия, слабоумие. Куры едят кукурузу с лизином, и попадают на прилавок… …за шесть месяцев, а не за восемь. Ты где витаешь? Ты отлично выглядишь. Сегодня поставили первую стену конюшни. Видел?

Знаешь последние новости гидропоники? Теперь лизином кормят креветок. Представляешь? Ты креветка, и однажды мимо тебя проплывает кукуруза. Что ты об этом думаешь? Странно, правда?

На заводе в Мексике есть вакансия.

Возможно, мне придется туда поехать.

Что скажете о Мексике? Я думал, мы лошадей заведем. «Торо». Так говорят испанские тореадоры. А японцы так называют суши с тунцом. «Торо». Сырая рыба. Кто первым до этого додумался? Тот, у кого не было гриля. Я бывал в Токио. Там продают девчачьи трусы в автоматах на главной улице в Гинзе, или как ее там. Парни в костюмах покупают их. Разве это нормально? Звонит мистер Накавара из корпорации Аджиномото. Говорит, что ты его знаешь, и что вам нужно поговорить. Да, соединяй. Это японцы. Есть один парень, Накавара, работает в Аджиномото. Он был здесь пару недель назад. Ты его знаешь. Я говорил с ним с работы, а иногда из дома, из-за разницы во времени. Мик, этот парень все знал.

Он говорит мне: «Помнишь тот ваш кошмар с мая по июль?» И до того, как я переспрашиваю «какой?», он говорит: «В эти месяцы АДМ теряла по 7 млн долларов на лизине». Я ушам своим не поверил. А он говорит, что один из высокопоставленных сотрудников на самом деле работает на Аджиномото и саботирует завод. Запускает вирус в декстрозу и все заражает. Вот в чем проблема. Говорю тебе, Мик, это как «Восходящее солнце». Как в романе Крайтона. Именно так. Я говорю: «Почему вы звоните мне?» Знаешь, что он сказал? Да, знаю. Сколько он хочет? 10 миллионов долларов. 10 миллионов, но за это ты получишь имя саботера и нового лизинового жука, у которого иммунитет к вирусу. Завод поднимется через три дня. Ты хорошо знаешь этого парня? Я встречался с ним здесь. Мы по телефону говорили раз шесть. Значит, не очень хорошо. Нет, не очень. Если еще раз позвонит, попробуй сбить цену. Узнай меньшее, на что он согласен. Ведь если он может достать жука, устойчивого к вирусу, это может стоить того. Но никому не говори. Если шпион есть, я бы не хотел, чтобы он знал об этом. Это место подошло бы для распродаж. Люди приезжали бы со всего Иллинойса, из Миссури.

Знаменитые бренды и устройства со скидкой 50% каждый день. Мексиканская закусочная. Птицы едят жуков, машины едят птиц, ржа ест машины, — …новая конструкция есть ржу. — Корки! Александр говорит, что у него в комнате летучая мышь. Боже, нет. Я думал, ты хотел, чтобы я сбил цену. Я над этим работал. Мы не будем сидеть и смотреть, как японцы нас обходят. Не понимаю. Мы хотели сохранить тайну, а теперь пришел он? Конечно. Со шпионами разбираются сотрудники безопасности. Я буду работать с ФБР. Я сказал тебе все, что можно было сказать. В чем смысл? Марк, успокойся, ладно? Нам идея разговора с ФБР нравится не больше, чем тебе. Они просто запишут звонки того парня, зададут пару вопросов. Вопросов? ФБР? Почему ты должен говорить с ФБР? Это их завод. Пусть сами говорят с ФБР. Детка, мне ужасно все это не нравится. Здесь такое творится. Какое «такое»? Нам придется быть осторожными. Что бы ты ни делал, Корки, что бы ни было, просто будь с ними честен и говори правду, хорошо? Он сказал, что хочет, чтобы деньги перевели на номерной счет в Швейцарии, а потом еще и на Карибах. Когда вы говорили с ним в последний раз? Два дня назад. Но мне кажется, что он начинает что-то подозревать. Я это дело затянул. Думаю, если мы не сделаем свой ход-Он уже мог передумать. Звонки поступали на ваш домашний номер?

Ко мне проведена линия АДМ. Деловая. Звонки поступали по деловой линии. Думаю, нам следует начать с установки записывающего устройства на ваш телефон. В «Бакраке» распродажа. У них никто не покупает галстуки «Оскар де ла Рента».

Почем они? Два по цене одного? Косые цветные полоски висят у тебя на шее. На красивые галстуки «Бриони» скидок не бывает. Надо все галстуки в Париже покупать, надевать их пару раз и класть в беспошлинный пакет. Никого за галстуки на таможне не останавливают. С этим я могу помочь. Это все? Я могу идти? Слушайте. Я бы хотел подойти завтра, разобраться с телефоном. Отлично. Без проблем. — Спасибо, что уделили время. — Вам спасибо. Ты сказал правду, Марк. Больше ты ничего не можешь сделать. У меня и шансов не было. За мной все время наблюдали. Шевирон был там. Вице-президент США — крестный отец Мика Андреаса. На День Благодарения он ужинает дома у Ричарда Никсона. Его родители не погибали в автокатастрофе, он не оказывался в приюте. Отец Мика выписал чек для кампании Никсона. Он оказался на счетах уотергейтских грабителей. Он признался? Не думаю. Кроме того, вероятно, в ФБР у АДМ все схвачено. Возможно меня поселили в бывший дом Дуэйна, потому что там все опутано проводами как в романе Крайтона. Звонил Марти Эллисон. Сид Халс хочет знать, нельзя ли перенести ужин с 7:30 на 7:00. Отличные сережки, Джинджер. Спорим, их блеск из космоса видно. Марк купил их за границей. Не помню где. В Нигерии? Не смешно, Сид. Не говори. Сид, ты завтра уезжаешь? На Западное Побережье. Решил выбраться туда, японцам зад надрать. ФБР прибудет в 22:00 Я тебя несколько недель не увижу? Может и дольше, если я в Гинзе заблужусь. Удачной поездки, Сид. Просто скажи им все. Мы уедем. Не нравится мне, как на тебя влияет эта компания. Это шанс начать что-то новое. Помнишь, ты говорил о Мексике? Может, и скажу. Но пока придется проложить линию компании. если не скажешь ты, скажу я. Я не могу. Не сейчас. Здравствуйте. Прошу. Агент Шепард, моя жена Джинджер. Мадам. Я знаю, что уже поздно. Через минуту я уже уйду.

Отлично. Может, чашечку кофе агенту Шепарду? Просто покажите мне искомую линию. Она здесь. Должен быть фильм, где парень звонит домой, и оказывается там. Он отвечает, говорит сам с собой, только это кто-то другой. Он как-то распался на две части, и вторая часть уезжает. И до конца фильма один старается найти второго. Я вам завтра позвоню. Сможем опробовать. Отлично. Хорошо. Спасибо, что зашли. — Спокойной ночи. — Спокойной. Спокойной ночи, миссис Уитакер. Спокойной ночи. — Ты сам скажешь, или мне сказать? — Не надо. Есть минутка? Можно поговорить с вами в машине? Конечно. Мы можем поговорить в доме. Возможно, там жучки. Здесь безопасней. Мне кое-что известно. Если я решусь вам сказать, меня могут обвинить? Я не могу предоставить вам неприкосновенность, но сведения о вашем участии в противоправной деятельности будут рассмотрены федеральными обвинителями в выгодном свете. Ладно. Все, что я сказал вам вчера про Накавару — чистая правда. Кроме одного нюанса. Он ни разу не звонил мне по деловой линии.

Зачем же вы сказали мне, что звонил? Перед нашим вчерашним разговором в АДМ мне велели, чтобы я сказал вам, что он звонил по деловой линии, а не домашней. То, что я вам сейчас скажу, касается очень крупного дела. Вымогательство Накавары — ничто, по сравнению с ним. Это касается установления цены в производстве лизина. — Теперь-— Подождите. — Хорошо, продолжайте. — Цены в производстве лизина. Я был на встречах с японскими и корейскими конкурентами, где единственной целью было установление цены. На встречи меня посылали от АДМ. Вот почему там хотят, чтобы я лгал. Звонки Накавары поступали по домашней линии, как и звонки от людей, с которыми мы фиксировали цены. Они не хотят, чтобы вы их слышали. Мне велели сказать, что звонки Накавары поступали по линии АДМ. Но я понял, что как только вы начнете копать в записях, то увидите, что часто говорю с Японией. Верно? Это меня и напугало. Чаще меня никто с ними не говорит. Значит, если вы узнаете о фиксировании цен, я буду крайним. Кто велел вам участвовать в обсуждении фиксирования цен? Я работаю под управлением Мика и Дуэйна Андреаса. Он кажется хорошим человеком. Надеюсь, он не будет возражать, что я зову его Брайан. Может, даже просто Брай. Должно быть ему трудно говорить с таким как я, а не с грабителем или наркоторговцем. Могу представить нас на рыбалке. Слушать он умеет. Таких немного осталось. Доброе утро. Доброе утро. Что было вчера вечером? Ничего. Ты о чем вообще? Ну, установили магнитофон на телефон. Он сказал, когда Накавара позвонит, мне надо лишь нажать на кнопку и записать разговор. — Соедините нас. — Не забудь сделать это. У них есть способы все проверить. Конечно. Привет, милая. Помедленнее, милая. Полкило бекона, сэндвич с арахисовым маслом, витамины. СПРИНГФИЛД, ИЛЛИНОЙС Все, к чему приложил руку АДМ — подстроено. Он так говорит. То есть, в общем… В этой стране все становятся жертвами преступления к тому времени, как доедают свой завтрак. Думаете, автомобильные компании не могут создать машину, которая на 2 л проедет 100 км? Думаете, вещательные компании не знают, кто выиграет чемпионат еще до начала сезона? Параноиками вас называют те, кто пытается использовать вас, чтобы вы утратили бдительность. Это я прочитал в журнале в самолете. Потенциальную проблему в деле АДМ составляет Шевирон. Он хочет быть в курсе всего, что мы делаем. Я хочу встретиться с Марком Уитакером. Ты сказал, что прослушивать будут только одну линию. Одну. — Они и прослушивают одну. — Это не так. Совсем не так. Я только что говорил по телефону с женой. Некая Реджина из телефонной компании позвонила ей и сказала, что у меня обе линии прослушиваются. Домашняя тоже. Да ладно тебе, Марк. Их телефонных компаний не звонят со словами: «Здравствуйте, ФБР прослушивает ваши телефоны». Тогда почему так сказала Реджина? Она не говорила. Это ты сказал. Позвони моей жене. — Позвони Реджине. — Хорошо, Марк. Позвоню, позвоню. Не люблю шерсть на коже. Даже шерсть мериноса, которую продают в «Маршал Филд». А Джинджер любит облегающее. Но и авокадо она любит. А кому нравится во рту такая структура? Кому надо придумывать Реджину? Это столица Саскачевана. ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ США ФБР, Шепард.

— Привет, это Шевирон из АДМ. — Да. Пару дней назад мы говорили с вами о том, какую линию в доме Марка Уитакера вы будете прослушивать, и договоренность была только насчет деловой линии, и прослушивается только она, да? Я не могу ответить на этот вопрос. Спасибо. Мы решили, что больше не будем сотрудничать с ФБР. Я так и знал. Я вам говорил, а вы и слушать не стали. «Только офисную линию». Очевидно, нам они тоже лгали. Очевидно, нельзя проследить за действиями ФБР. Звонок, которого ты ждал, Марк. Соединяй нас. Это по поводу сделки со шведами. — Марк Уитакер. — Привет, Марк. Это Брайан Шепард. Я сказал Шепарду, что мы с ним больше не работаем. Привет. Рад слышать. Я хочу познакомить вас со своим начальником. На этих выходных подойдет? Ну, отлично. Мистер Андреас сейчас у меня в кабинете. — Ладно. — Поговорим позже. — Ладно. — Хорошо. Что мне делать, если Шепард позвонит? Скажешь об этом мне, я скажу отцу. Но ты больше с ними не разговариваешь. Конечно. Ребята, я поясню правила. Не бегать, не шуметь, не толкаться возле бассейна. А когда достанете все листья, возьмете из гаража пленку, чтобы закрыть бассейн. Я позову папу, когда он освободится, и он все сам проверит. — Что, милый? — Ты нам это уже говорила. Милый, я просто повторяю. Что нового с прослушиванием всех моих телефонов? Единственное прослушивающее устройство — магнитофон. На домашней линии отслеживающее, которое прослушать нельзя.

Однако то, что из телефонной компании звонили твоей жене и сказали, что мы собираем сведения… За это мне стыдно. Такого быть не должно. — Вы принесли отчет о расходах? Вот Мехико, Париж, Гонконг, Токио. На прошлой неделе во Флориде была встреча Ассоциации рафинации. На нее ездили Мик и Терри. В дневное время проводились обычные встречи, а ночью они собирались с конкурентами и работали над фиксированием цен. Смотрите. Через шесть месяцев цена на литр лимонада — будет центов на 5 выше. — Когда следующая встреча? В январе. Где-то в Азии. Марк, я должен вас спросить. Почему вы это делаете? Мы знаем, что вы солгали о телефонной линии и боялись. Но все остальное вы говорите просто так. Мне интересно, почему. Потому что я не одобряю происходящее. Я — биохимик. Технический работник.

Меня втянули в делопроизводство, и оказалось, что все происходящее — незаконно. Если я хочу сделать карьеру в АМД, приходится узнавать об этом. И оказывается, что я лгу. Меня заставляют врать людям. Я вру вам. И мне это ужасно не нравится. Вы представляете себя в белой шляпе, а их — в черных? Именно. Вроде того. Мои родители погибли в автокатастрофе. Когда мне было 6, меня усыновил богач из Огайо. У него был парк развлечений. Он хорошо зарабатывал. Мне очень повезло. Я пошел в хорошую школу, и все такое. Теперь я сам усыновил двоих детей. Я стараюсь делать добро. вы не хотели бы сделать еще пару шагов для помощи нам? Что это значит? Вы согласны надеть провод? Сейчас у нас нет других источников. Нам нужна ваша помощь. Мы все время будем с вами. Это будет нелегко. При помощи пейджера я дам вам знать, что надо встретиться. Когда услышите-— -звоните мне. За ним пристально следят на работе, и есть причины полагать, что АДМ прослушивает его дом. Давление огромное. Ему можно посочувствовать. Однажды он говорит нам правду, и на следующий день у него две жизни вместо одной. Хорошая новость в том, что он решил сказать правду. В Центральной Америке столько бабочек. Синих, оранжевых, желтых, с ядом на крыльях. Яда как раз хватает, чтобы остановить сердце птицы. Но птицы откуда-то об этом знают и не едят их. Но есть и другие бабочки, тоже синие с оранжевым и желтым, но без яда. Они просто выглядят опасно, и никто их не трогает. Привет, Марк. — Привет, Брайан. — Готов звонить? — Подожди, придурок. — Мы отсюда будем звонить? Номер снять мы не можем. С этим проблемы. Даже не знаю. Все это как-то странно. Ничего лучше я сейчас предложить не могу. Держите микрофон возле трубки, а я подержу магнитофон. — 588-22. Спасибо. — Нет, к трубке. — Мистера Ямамото, пожалуйста. К трубке. — Я же приставил к трубке. — Там, где слушаете. Здравствуйте, мистер Ямамото. Это Марк Уитакер. Как поживаете? Нет, на этой неделе я много разъезжаю. Как продажи?

Конечно, нам необходимо-Что касается крупных покупателей, нам необходимо подумать о хорошей цене, да? Лучше поддерживать цену 2,50 в других странах, и 1,05 доллара в США, вот вам и вся установка цен. Отлично, Марк. Это подтверждает все, что вы говорили. — Спасибо. Большое вам спасибо. — Не за что. Мне нравятся крытые бассейны. Плавать можно круглый год. Мне нравится, как зимой с него поднимается пар. Мистика прямо. когда ты стал работать в АДМ, сколько денег ты хотел? 50 штук. Но я сказал Терри, что мы не можем нанять тебя меньше, чем за 75. — Это я для тебя сделал. Ты был первым, кого я нанял. Ты всегда был со мной щедр. Я ценю это. Сделай кое-что для меня. Запиши одно имя. Хорошо. Какое? Нордкрон Кеми. Это что, нигерийское имя? Я люблю свои руки. Наверно, они — любимая часть моего тела. При общении они могут стать моим преимуществом.

Если внимание людей на руках, у меня будут хорошие результаты. Еще важно смотреть в глаза. Я прослушаю сообщения. У вас одно сообщение.

Телефон разрядился. Я был занят. Здесь есть таксофон, общественный, но…? — На том конце зала. — Спасибо. — Марк, это очень важно. Привет, Дейв, как Холли? — Хорошо. — Отлично. Это с завода. — ФБР. — Брайан, это Марк. Я предупреждал, что меня не будет в городе. Бюро заинтересовалось вашим делом. Со мной работает еще один агент. Я не могу говорить. У меня совещание. Меня ждут. Пока. Я здесь, Дейв. Способность делать два дела одновременно помогает успеху. Я стараюсь делать статичные упражнения для брюшного пресса даже во время совещания. Напрячь. Удержать. Отпустить. Я чищу зубы в душе, пока на волосах кондиционер, и надо подождать. Это помогает экономить время. Привет, Керк.

Я еду в Европу, и подумал, что могу лично завезти чек по сделке с АБП. Напомни, что за сделка? Треониновая бактерия. Они проводят важные улучшения. Мы хотим выйти на этот рынок. Это счет-фактура. Пошлем с ночной почтой. У меня встреча с Торстенссоном, я ему его просто отдам. Метрическая система так и не прижилась. На линейках у нас дюймы с одной стороны, сантиметры — с другой. Я говорил «сантИметры» вместо «сантимЕтры», меня не поправили. Я не жалею, что мы никогда не обсуждали взгляды, хотя полезно знать чужие предпочтения. Прижилась только литровая бутылка, потому что слово «литр» красивее слова «кварта». Кварта. Кварта. Марк, это опять Марти. ДЕКАБРЬ 1992 ГОДА Сообщение стерто. ФБР, агент Шепард. Брайан, это Марк. Мне было сложно перезвонить, потому что я сейчас в сельской местности. Нам надо знать, был ли у вас еще контакт с Накаварой? Я уже говорил, что он перестал звонить. А что с фиксированными ценами?

Вы смогли записать разговоры? Похоже, ваше присутствие всех распугало. Мы теперь все делаем по правилам. Мик сказал, что все кончено. Больше не фиксируем цены. Что? Когда состоялся этот разговор? Я наладил производство лизина. Вируса больше нет. Мик вызвал меня к себе в кабинет. Он сказал: «Уитакер, теперь мы все будем делать по-твоему». ФБР известно о преступлениях. Расследование все равно будет проводиться. Все равно? Что значит «все равно»? Нам необходимо встретиться. Здесь теперь совсем другой подход. Говорю вам, все изменилось. Объявили посадку. Мне пора. — Все в порядке? — На чем мы остановились. — На бонусах. Лучше бы мы обсуждали Феррари. У вас чернила по всей рубашке. Один японец рассказал мне историю. У одного продавца лизина было совещание с кем-то из КонАгры или другой компании. Клиент наклоняется вперед со словами: «У нас одинаковые галстуки, только рисунок наоборот». И падает замертво лицом вниз на стол. Жив и мертв. Аневризма мозга. Может, у всех есть предложение замедленного действия. «У нас одинаковые галстуки, только рисунок наоборот». Мертв. Последнее, что они сказали. Что-то вроде… Кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы. Опять. Он сказал, что Андреас звонил ему на совещании. Он опаздывает. Если он не придет, пусть с него возьмут деньги за номер. Вот и оно. Я не могу придти сегодня в отель. Я еще на работе. Марк, это уже третий раз. Мне надо идти. У меня полно работы. — Вы не можете все время отменять. — Я не могу жить двойной жизнью. Мне повысили зарплату на 100 000 долларов. Я не собираюсь терять из-за вас работу. У меня есть семья. Я строю конюшню через дорогу. — Но вы нам сказали-— Фиксирование цен позади. Мик, я сейчас закончу разговор. Марк, послушайте меня. Логичнее всего для вас будет сотрудничать. А если я не стану? Будет кто-то другой, а вы станете обвиняемым. На пленках ничего нет потому, что все кончено. Так сказал Мик. У нас новая политика. Хорошо, если так. Тогда мне надо услышать пленки. Я не сделал никаких записей. Я не делал записей, потому что на них ничего не будет. Все кончено. Записи были бы просто глупыми. — Марк, ладно вам. — Слушайте, как…? Скажите, как мне вам это доказать, и я докажу. Мик Андреас и его отец никогда бы не стали для меня лгать. Они говорят, что мы все вместе замешаны. Как смешно. Тимбилдинг на озере в Висконсине. Я не могу защитить их, если они нарушают закон. Я пытался. Все видели, какой у меня был выбор. Я сделал для АДМ все, что мог. Что-то их здесь не видно. Привет, как мои дела? Марк, у нас проблемы. Минуточку. Я смотрел на прибор. Иголка ни разу не двинулась. Марк, вы не умеете читать показания детектора лжи. Для начала, они не обязательно верны. Марк, вы забрызгали стены чернилами. Вымогатели не оставляют имя и номер, и не исчезают бесследно. Я знаю, это трудно держать все в себе, держать все в тайне. Но у вас есть только один хороший выбор. И другого никогда не было. Вы нам чего-то не договариваете, но защитить себя вы можете только откровенностью. Вы понимаете, что все это может быть использовано против вас в суде. Мне придется все записать, а вам придется подписаться. Мы ведь узнаем, что происходит, Марк.

Вы не выйдете отсюда, пока не расскажете нам.

Перед тем, как отвечать на вопросы, я хочу, чтобы вы подумали о Джинджер, о своей семье, о своей карьере. Что случилось с Накаварой? Есть ли шпион? Да, я считаю, что раньше в АДМ определенно был шпион. — Я это придумал. — Боже, Марк. Мне пришлось. У нас на заводе были проблемы с вирусами, мы сильно отставали от плана. Дуэйн подумывает нас закрыть, все смотрят на меня. «Во всем виноват Уитакер». Так там все устроено. Речь ведь идет о моей работе. Я переехал с семьей из Европы. Меня сделали вице-президентом. А что с фиксированием цен? Ничего не кончено, ведь так? Новое отношение не появилось? Все как обычно, как и три недели назад. Ничего не изменилось. Дело не только в лизине. Лимонка, глюконат… Одного парня уволили с работы, когда он не стал этого делать. Специалист по глюконату без работы. Я встречался с людьми Аджиномото в прошлом месяце в Чикаго. Целью было установить уровень объема. Устанавливаете уровень объема, определяете объем рынка, и находите подходящие цены. В следующем месяце у нас еще одна встреча. Если вы хотите что-то добавить, сейчас самое время. А есть что-то еще? Полвосьмого утра, 17 марта 1993 года. Я поставил машину на стоянку. Приближаюсь ко входу в офис. Вход пройден. Терренс Уилсон. Президент нашего кукурузного дела. Вчера вечером не звонил наш друг из Японии? Нет, его не было. Я говорил с Мимото, он сердится. Говорит, что мировой по лизину не будет, пока мы не сократим производство до обещанного уровня. В 92 мы с точностью выполнили обязательства по объему. Именно. Сейчас обязательств нет. Он говорит, что хочет с тобой потолковать.

Да? Я ему вот что скажу: «Слушай сюда, мышиный ублюдок». Это Терри Уилсон говорил об установлении уровня объема и цены с нашим японским конкурентом корпорацией Аджиномото. Кстати, вчера вечером не было дискуссии с Мимото. Это я сказал только ради иллюстрации. Повторяю, дискуссии с Мимото не было. — Доброе утро, Марк. — Доброе, Лиз Тейлор, секретарь.

— Проходите, пожалуйста. — Здравствуйте. Доброе утро. Здравствуйте. Еще до начала работы с Латинской Америкой нам надо договориться об обмене номерами. Это может сработать только так. Настроить всех на цель. Это реально. Но нужна осторожность. Надо проверить ваши телефоны. Извините, мне нужен перерыв. Прошу прощения. Вторая сторона, первая пленка. Вторая сторона, первая пленка. Я накопил больше 3 миллионов км по программе «часто летающих». Во всех отношениях — «платиновый». Каждый год я получаю благодарственное письмо. Его подписывает генеральный директор. Ему их приносят, и он сотню подписывает, говоря по телефону. ОКТЯБРЬ 1993 ГОДА Все прошло отлично. Мы сможем удержать цену 1,25 доллара. Что теперь будет? В самолете вы вдыхаете какие-то бактерии, теперь они у него на руках, на чашке, на телефоне. Может быть, подхватил от своих детей, а я слягу на выходные. Я пропущу работу, или Александр подхватит, а кто за это заплатит? Как ФБР оценивает вклад сотрудничающего свидетеля? Что оно скажет о заражении воздушно-капельным путем? Седьмая пленка, сторона вторая. Чикаго О'Хэр. Повторяю, Терри Уилсон представляет АДМ.

Евролизин представляют Ален Круе и Филипп Ролье. Это французская компания. Это большой прорыв. Вон там. Не надо делать выбор, вести дискуссию. Ты — муравей, просто смирись. — -часть света, где он работает, и остальной мир, где не работает. Это не надолго. — Терри, Ален, Филипп. — Бонжур. Мы, конечно, сыграли бы в эту игру. — Но корейцы и японцы… — Нечестно играют. Тогда это не сработает. Ты же все устроил в других направлениях. Расскажи. Терри меня недолюбливает. У него кожа в пятнах. Отчего кожа пятнистая? Проблемы со здоровьем.

Его хватит удар, и кто-то скажет: «Такое бывает при пятнах». В Европе цены поднялись потому, что мы сначала были в Мексике. Точно. Этого добились вы. Нам это было в удовольствие. Марк, нам нужны именно такие пленки.

А мы получаем приказы от Андреаса. Видите, до самого верха. Нам надо улучшить качество записей. Эй, Расти. Взгляни-ка сюда. Что скажешь? Красивый портфель. Подожди. Есть еще кое-что. магнитофон «Награ СН». Бюро мне вручную его сделало. Марк Уитакер, агент 0014. Почему 0014? Потому что я вдвое умнее агента 007. Спасибо.

Что случилось с девушкой, которая у нас работала? Она разве не в Калифорнию переехала? Ее Тина звали? Ах, Тина. Да, она замуж выходит. Тина замуж выходит? Через две или три недели. Это ненадолго. Она немного туповата. Еще вернется. Надеюсь, что не забеременеет, не испортит такую фигуру. У нее приятное тело. Это испортит ее грудь.

Охотясь, белые медведи подползают к лунке и ждут тюленя. Одной лапой они прикрывают нос, чтобы он не выделялся, ведь носы у них черные. Они бы отлично сливались с фоном, если бы не нос. Вопрос в том, откуда они знают, что у них нос черный? Видели других белых медведей? Увидев свое отражение, думают: «Я был бы невидим, если бы не нос». Не слишком ли много мыслей для медведя. ИРВАЙН, КАЛИФОРНИЯ Не забудь обыскать их на предмет проводов перед встречей. — Новая политика. Для встречи с японцами. Ты шутишь, да? Меня не предупредили. — Я не получал предупреждение. — Он шутит, расслабься, Марк. У них духу не хватит тягаться с АДМ. Когда все кончится, совет директоров АДМ все поймет. Поймет, в каком я был положении. Я действовал с выгодой для всех. Они могут придти только к этому выводу. Я самый молодой из всех президентов отделений. Я свободно говорю на нескольких языках. Хотите кофе или фруктов? Нет, Марк. — Я сказал ему про камеру в лампе. Мы уже больше года потратили на улучшение рынка лизина.

Мы говорили об этом в Париже, но нам надо договориться об объемах. — У нас ОАО. — Ты можешь--? Надо немного расширить. Надо показать, что они работают вместе. Вопрос такой: Если рынок вырастет, кто его получит? Если Киова Хакко, корпорация Шейл и Мивон получат по 2 000 тонн, мы можем поделить остальное.

Если будет хоть какая-то стабильность. Нам нужно определенное число. Вопрос в том, на какое число вы согласны. АДМ уже поглотил весь рост.

У нас есть неиспользуемые объемы. Мы можем вырастить 20 000 тонн. Верно, Марк? — Я иду туда. Надо это прекратить. — Стой. Подожди. — Твоя информация. — Кажется, все улажено. АДМ разместит свою продукцию… — Они говорят о встрече в Париже. — Я не понимаю. — У нас большой совет директоров. — У них большой совет директоров. И акционеров.

И они все страдают. Где же соглашение? Это всего лишь обсуждение. Если соглашения нет, что они все там делают? Вы отвлекаетесь на слова. Посмотрите на действия. Посмотрите, что здесь происходит. Видите, что он делает? Да, я вижу таблицу со словами. Я даже цифр там не вижу. Я не могу сделать вывод о сделке. Что вам еще нужно? Этот парень стоит и делит рынок, ясно, как день. Это может быть предложением. Остальных компаний там не было. Никто не сказал «соглашение». Говорю вам. С точки зрения Министерства Юстиции этого мало. У нас будет еще одна встреча по вопросам лизина. Нам надо разделить объемы и установить цены. Опять в Европе? Европа выбыла. Там расследование по поводу фиксирования цен на цемент. Это всех напугало, и мы туда не едем. Мы не можем снимать в Японии. Это нам не поможет. — Гавайи? — Гавайи.

МАРТ 1994 ГОДА Так, просто все… Проклятье, Марк. Что это за размер? Чушь какая. — Да. — Больше номера нет? — Остальные заняты. — Позвони им, пожалуйста. Сейчас. Устраивайтесь поудобнее. Я сейчас позвоню. Нет ли у вас для нас более просторных номеров? Номер «Макуаха»? Самый большой?

Ясно. На весь день? Значит, мы застряли здесь на весь день? Ладно, мы разберемся. Спасибо. Похоже, нам все же придется здесь остаться, так что, давайте устраиваться и начинать. Я бы хотел всех приветствовать. Позвольте мне только… Секундочку. Вам будет удобнее, если переставить стул… Молодец, Марк. У нас на АДМ есть старая пословица. Она сейчас подойдет. «Лучше, чтобы слоны из палатки писали наружу, чем снаружи писали внутрь». Снаружи писали? Лучше быть частью группы. Он хочет сказать, что покупатель — наш враг. Конкурент — наш друг. Участие всех производителей важно, включая корпорацию Шейл. Хочу знать, почему мы раньше не входили в ассоциацию. Нам надо принимать участие. — Откуда нам знать, что АДМ будет придерживаться соглашения? Мы бы предпочли, чтобы все просто друг другу доверяли. А если станет известно, что кто-то лгал, мы наймем мафию, чтобы вас почистили. Это все легкомыслие, но смысл в том, что если мы не будем друг другу доверять, это не сработает. Вы с этим согласны? Да. Согласен. Так, и что это значит? У тебя языковые проблемы, Марк? Тогда мы со всем… — Согласны. Соглашение. Вы слышали. — Поздравляю. — Присяжным понравится. Молодцы. Вы своего добились. А что за парень этот Уитакер? Какая у него история? — Что ты хочешь сказать? — Что у него на уме? Гребет 350 штук в год, карьера в гору, а он стал информатором. Как такое случилось? Ему деньги в голову ударили? У него есть женщина с ребенком, с которой он в командировках? Какая у него история? Мы хотели вам показать. Это фотография Марка Уитакера с семьей. Мы ее все время с собой носим, как напоминание, что он — настоящий человек, что от него зависит настоящая семья. Эти пленки у нас есть только благодаря этому человеку. Нам интересно, когда придет время, если он потеряет работу, государство встанет на его защиту? — Марк, ты идиот? — Джинджер, останусь только я. Мика не будет. Терри не будет. Дуэйна не будет. Я — ученый, разбирающийся в делопроизводстве.

Только у меня хватит квалификации управлять АДМ. Марк, это совсем нелогично. Как можно остаться, если ты сам разрушил компанию? Я буду им нужен для управления этой компанией. Во-первых, я для компании очень ценен. Во-вторых, я поступил правильно. Ясно? Совет это увидит. Совет это признает. Это все ФБР, да? Там тебе мозги промывают. Брайан Шепард подает тебе идеи, чтобы ты сотрудничал. Говорю тебе, меня сделают следующим президентом АДМ. 27 ИЮНЯ 1995 ГОДА — Это все?

Как поживает ваша семья? Хорошо. Они будут в парке развлечений во время вашей атаки. Что бы завтра не произошло, в ваших интересах нанять адвоката, представлять только ваши интересы. — Сейчас нанять? — Нет, не сейчас. Сначала юристы компании всему руководящему составу принесут список адвокатов на выбор. Вам следует помнить, что их труд оплачивает АДМ. Они не представляют вас. Не берите этих адвокатов. Скажите им, что у вас есть свой.

Вы должны им сказать, что сотрудничаете с правительством. С вашей стороны это очень разумно. Кажется, я знаю юриста в Декатуре. Я с ним поговорю. Этот город слишком мал. Уверен, вы по работе встречали юристов, которые справились бы. Конечно. С самого начала дело будет напряженным. Они узнают, что кто-то работал с нами внутри компании. Они сделают все, чтобы узнать, кто это. Но вы все равно считаете, что у меня все будет хорошо на работе? Вы уберете плохих парней, а со мной все будет в порядке, да? Ну, важно помнить, о чем мы говорили ранее, и о чем мы говорим сейчас, просто скажите им, что вы сотрудничаете — с правительством. Я только хочу знать, все ли у меня будет хорошо на работе? Корпоративная культура для вас несколько изменится. Надо думать. — Нам надо думать о нападении. — Верно? — Марк, ты все это придумал. — Нет, Арчер — буква «А» из АДМ — в 1947 году подавился куриной косточкой и умер. Это факт. Ну, раз так говорит Марк Уитакер, доктор философии. Знаете, что это значит? «Напичкан выше и глубже». Моя догадка — Дэниэлса убила свинья, а Мидленда — коровы. Курица убила Арчера. А через 50 лет наши сделки с фермами Тайсона и Фостера… Сколько трупов? Мистер Уилсон, мистер Уитакер. Я — Боб Хендон, агент ФБР. — Это специальный агент Шепард. — Что здесь происходит? — Мистер Уитакер, идемте со мной. — Понятия не имею, к чему это. — Мистер Уитакер, пожалуйста. — Пойдемте с нами. — Мне нужен адвокат? — Адвокат? Терри. — Извините. Однажды я спас человека в ресторане в Гонконге. Он подавился, я помог ему откинуться на спинку стула. Он посылает мне открытки по праздникам из благодарности. Рассказывает, что изучают его дети. Он меня помнит. Курсы первой помощи можно пройти при пожарной бригаде. У вас была причина смущать меня и моего коллегу перед клиентом? Дело очень серьезное. Ведется международное расследование фиксирования цен.

Мы видели, как вы и ваш босс Мик Андреас договаривались с конкурентами о фиксировании цен. Мы видели, как вы велели это делать другим. Будет предъявлено обвинение. Выданы ордеры на обыск. И многие люди, с которыми вы работаете, отправятся в тюрьму. Посмотрите. Посмотрите. Посмотрите на Терри и Боба. Жаль, что я не муха на той стене. Я хорошо сыграл, да? Разве не было похоже, что я напуган? Я на самом деле испугался. Помните, что мы вам говорили? Скажите, что сотрудничаете с правительством, — и не берите их адвокатов. — Не буду. — Что ты сказал своему парню? — Ничего я ему не сказал. Тормози. Я тоже ничего не сказал. Он сказал, что у него есть записи с фиксированием цен. Откуда? Уверен, они прослушивают телефоны. Я всегда говорил. Мне просто не верится, что они выложат эту чушь Дуэйну Андреасу. Иногда мне звонят. Знаю. Знаю. О, Боже. Мы едем к адвокатам. Телефоны не годятся. Видишь. Телефоны. Ударили по всем. Моего отца, Шмидта, Рэндалла. Черт побери. Мне показали пленку со мной. Встреча с долбаными японцами. Я звонил адвокатам. — Мы туда поедем. — Да? Они показали пленку? — Каким боком они ее достали? — У них не так уж много всего. Когда примут во внимание все, что мы для них сделали, для адвокатов это будет десятилетним делом. Или штраф. Ничего страшнее не будет. Поверьте мне. — Как дела? — Хорошо.

Да, он здесь. Агент Темплз просит прокурора Мачника. Джеймс Мачник слушает. Только что допрашивал служащего АДМ Керка Шмидта. Шмидт знал, что мы придем, знал о рейде два дня назад. Говорит, ему сказал Уитакер. Спасибо. — Он видит вас сидящими у окна-— Боб, Брайан. Можно с вами поговорить? Это было потрясающе. Вам бы на это посмотреть. Терри был так напуган, а Мик с адвокатами были просто-— Просто вне себя. — Замечательно. Они подумали, что вы меня напугали. Они меня спрашивают: «Ты как?» Я отвечаю: «Нормально». — Вы сделали запись? — Да, замечательную. Очень хорошую. Значит, все кончено. кому вы сказали? — Кому вы сказали о рейде? Мне пришлось сказать секретарю. Ребята, я глава отдела биологических продуктов. Он должна знать, где меня найти. Это было несколько месяцев назад. Я ей сказал: «Лиз, у меня дела с ФБР. Меня может некоторое время не быть». Она понятия не имела о нашем деле. Кажется, я пару раз упоминал имя Кэти Доэрти пару раз в моем отделе. Кэти — друг. Ей можно верить. Я не хотел, чтобы она пугалась. Зачем вы это сделали, Марк? Зачем сказали Доэрти? Потому что не хотел, чтобы она пугалась. Я ей доверяю. — Ребята, Кэти можно верить. — Кому еще? Не дурите нам головы, Марк. Керку Шмидту. Я боялся, что он вам ничего не станет говорить. Что загремит из-за того, что будет верен мне. Вы могли разрушить всю операцию. Что-то прошло не так? Что-то прошло не так? Перерыв. Перерыв. Марк, вы знаете, что ваш поступок в наших глазах неправилен. — Все должно было быть тайным. — Слушайте, это можно забыть. Но есть ли что-то еще, что нам надо знать? Ничего такого в голову не приходит. Помните, скажите, что у вас будет свой адвокат. Я знаю об адвокате. Марк Уитакер, Обри Дэниэл. Приятно познакомиться. Представляю АДМ в этом деле. — Это Джон Дауд, мой коллега. — Доброе утро, Джон. Дуэйн рассказал нам о ваших обязанностях здесь, так что… Обри был обвинителем лейтенанта Келли после бойни во Вьетнаме, так что это дело для него просто прогулка. Надеемся, вы найдете время поговорить с Джоном. — Конечно. — АДМ защитит вас, Марк. Мы с отцом хотим, чтобы все важные люди знали, что мы оплатим все юридические услуги. Отлично. Спасибо, это прекрасно.

Тогда мы позволим вам познакомиться поближе, хорошо? — Как вы справляетесь, Марк? — Хорошо. Садитесь, пожалуйста. — Джон, можно кое-что спросить? — Что угодно. Если я вам что-то скажу, вы можете говорить об этом Мику и Дуэйну? Вот и они. Должен сказать вам, что я буду сотрудничать с ФБР. У них сотни пленок. Они знают о лизине все. И Джон согласен, что мне нужен другой адвокат. Без вопросов. Хочу сказать, что мне жаль, как все получилось. К чему это? Приятно поговорить, разогнать воздух.

Через некоторое время чувствуешь себя воздушным шаром, ищущим булавку, чтобы ослабить давление. Удерживая все в себе, можно заболеть, получить опухоль. Я этого не просил. У одного моего школьного друга юридическая практика. И он всегда говорит, что им нельзя рассказывать о делах. Как в «Фирме». Ничего им нельзя говорить. Надо держать при себе или будет куча неприятностей. Они заперты. Так они это называют. Значит никакого саботера не было? Ты это придумал? Может и был. То есть, мог бы быть. АДМ ворует технологии у японцев, я бы не удивился, что японцы делают то же самое с нами. Но как только я сказал ФБР, что выдумал это, мне сказали, что лучше всего мне быть сотрудничающим свидетелем. И вы стали записывать пленки. Сколько удалось сделать? Пленок более 200. В мире столько хороших людей, искренне желающих помочь. Хороших соседей, хороших слушателей. Как во время наводнения в Миссисипи, когда люди потеряли все и были вынуждены ночевать в спортзале, кто-то обязательно принесет теплое пальто и домашнее рагу. Так мы с женой купили компьютер девочке с травмой позвоночника. Такие вещи имеют большое значение. Джим именно такой человек. Он исключительный человек, как если попав в реанимацию, ты благодаришь звезды, что дежурит именно он. — -вклад в незаконные кампании. О чем бы мы здесь ни говорили. Потом я возвращался.

Дважды в неделю мы с Брайаном и Бобом собирались и… И работали над расследованием. Чтобы собрать все требующиеся сведения. Потом мы пошли в Министерство Юстиции и почти сразу провели рейд на АДМ. Сколько времени вы были информантом? Два с половиной года. Два с половиной года. Знаете, я всегда думал, что для меня останется место на АДМ по окончании процесса. У меня до сих пор там много друзей. Много друзей.

в твоем случае важно, чтобы ты ни с кем его не обсуждал. Хорошо? Твои коллеги и друзья могут стать свидетелями по делу. С этого момента ты говоришь о нем только со мной и Бобом. Хорошо? Хочу, чтобы ты знал, что нам ты можешь сказать все. — Ладно. — Ладно? Они продолжали приходить, а знали о деле только со стороны АДМ. Ты говорил с «Уолл-стрит джорнал»? Что ты им сказал? Ты не должен говорить с прессой. Я? Я сказал, что у меня нет комментариев. Но у них уже была история. Видел мой рисованный портрет? Совсем неплохой. О, черт. Будем благодарны за любое заявление для телевидения. Короткий комментарий. Что вы можете сказать? Я вышел сказать, что мне нельзя сейчас говорить с прессой. Прокомментируйте последствия своих действий, падение цен на акции АДМ. Как ваши друзья отреагировали на то, что их записывали? Я — лицо, заинтересованное в текущем расследовании. Вы верите, что сможете остаться с семьей в Декатуре? Правительство устроило ваш переезд? Мы все еще получаем звонки с угрозами. И я точно знаю, что Дуэйн и Терри говорят, что он не был хорошим работником, что ему нельзя доверять. Мы говорили Марку. Говорили, что он должен ждать неожиданностей, что на него могут напасть, что он не выиграет конкурс на популярность. Он целыми днями хандрит, смотрит новости, ищет рассказы о себе. Или звонит кому-нибудь из АДМ, чтобы узнать последние сплетни. Может, вам стоит уехать из города до начала слушаний? Он не должен разговаривать с людьми. ФБР не принуждало меня к сотрудничеству. Я ничего не должен Брайану Шепарду. Я отдал ему 2,5 года, а теперь мне приходится платить по счетам. А я — хороший парень, бросивший вызов АДМ. Брайан Шепард потеряет из-за этого работу? Норму жизни? Я ходил в школу в день карьеры и говорил о биохимии и возможном развитии карьеры. Могут ли этим похвастаться Шепард и Хендон? Я в белой шляпе. Я столько сделал для Шепарда. Кто позаботится обо мне? У кого награда Марка Уитакера в области окружающей среды? Где все друзья, когда вся вина на Уитакере? Где домашнее рагу и теплое пальто? АВГУСТ 1995 ГОДА АДМ — ПО ЗАКАЗУ АБП ИНТЕРНЭШНЛ АБП ИНТЕРНЭШНЛ Видно, где он ее наклеил. Он подделывал документы.

— Марк Уитакер. — Здравствуйте, это Обри Дэниэл. Я нахожусь в кабинете Мика Андреаса, и нам интересно, говорит ли вам что-то имя Леннарт Торстенссон? А знаком ли вам Нордкрон Кеми? Я пришлю кого-нибудь с ответом. Конечно, давайте.

— Он нам перезвонит. — Конечно.

КИТАЙСКАЯ КУХНЯ КИТАЙСКИЙ ЧАЙНЫЙ САД Мой адвокат запретил мне с вами общаться, но я хотел кое о чем с вами поговорить. Не говорите нам ничего. У вас теперь есть адвокат, и все изменилось. Мы вас не просим. Ладно, я просто выскажу гипотетические предположения. Я буду говорить о финансовых ситуациях, а вы мне скажите, правильные ли они, и насколько они серьезны. Например, что, если компания выдала руководящему сотруднику корпоративную машину. Вместо того, чтобы ездить на ней на работу, он ездил на личной машине, а корпоративную отдал дочери. Это большая проблема? Это все? Это — гипотетическая ситуация? С этим проблем не должно быть. А если это был корпоративный самолет, а сотрудник использовал его в личных целях? Примерно то же самое. Может быть проблемы с налоговой службой, но… это была стандартная практика в АДМ, что руководители принимали откаты наличными? О какой сумме идет речь, Гипотетически, Брайан, 500 000 долларов. — Сколько? — Там так принято. Я не один это делал. Это делали все. Когда это началось, Марк? В декабре 1991 года. Как вам платили? Чеки размещали на разные счета, суммы не превышали 10 000 долларов. А поступали ли такие чеки после нашего знакомства? Возможно.

2,5 миллиона долларов положены на счет в Швейцарии во время деловой командировки Марка Уитакера. У нас есть показания под присягой мистера Леннарта Торстенссона из корпорации АБП, что он никогда не видел этот контракт, а подпись подделана. Ни он, ни его компания никогда не получала чек. Теперь нам ясно, что Марк Уитакер, ведомый безграничным желанием вступить во владение АДМ, пытался ложно обвинить свое начальство в заговоре фиксирования цен своего собственного изобретения. Его сотрудничество с правительством всего лишь прикрытие для этой лжи и воровства. У нас есть дополнительные сведения, которыми мы желаем поделиться с главным обвинителем Рено, что деньги с тех пор переведены на Большой Кайман, при осведомленности и содействии партнеров Уитакера в ФБР. В чем конкретно меня обвиняют? Они хотят сказать, что я с ним в доле? Согласно 8 параграфу нашего соглашения с Уитакером, его действия прямо относятся к ФБР и правительству США. Говорят, что он украл 2,5 миллиона долларов под нашим наблюдением. Но откуда мы могли знать, что он делает. Он сам к нам пришел. Они спрашивают не «Откуда нам было знать?» а «Как мы могли не знать?» Нет. Вопрос вот в чем: «Фиксировали ли они цены?» Расследование перешло с АДМ на Уитакера.

Конечно. В АДМ решили, что Уитакер вор, как только узнали, что он работает на нас. Кто будет считать деньги, когда можно потерять 2,5 миллиона — за годы, и найти их за часы? — Надо звонить Марку. — Не вы будете это делать. — Мы вас снимаем. Мы свободны? Я думал, ФБР никогда не оставляло свидетелей без помощи. Он больше не свидетель. Он — цель. Я взял только 1,5 миллиона долларов, и Мик знал об этом. Он знал о происходящем. Кто, по-вашему, меня научил? Нельзя говорить им ерунду. Кто знает, что им известно? Мы должны узнать всю историю. Будет плохо, если скажешь им, что признаешься, но не станешь. Это все. Перед вами все. Я нашел все банковские отчеты, все записи. Зачем мне что-то от вас скрывать? Это все. Я говорил вам не всю правду, но я все поясню здесь. — Нет, надо тебя забрать отсюда. Нет, я хочу рассказать. Поведение мистера Уитакера нарушило соглашение с правительством США. Он больше не сотрудничающий свидетель. Это возмутительно. Мой клиент отдал вам несколько лет жизни. Да, он допускал ошибки, но он выстроил ваше дело. Сейчас не обсуждается дело против АДМ. Мистер Уитакер, меня зовут Эд Хербст, я работаю в отделе экономических преступлений ФБР. Это Мэри Спиринг и Дон МакКей из отдела юридических мошенничеств. Мы хотели узнать, не могли бы вы сами сказать, когда началась ваша криминальная деятельность в АДМ.

В начале 1992 года Мик Андреас просветил меня, как там делаются дела, показал мне, как совершать присвоение и откаты, чтобы деньги не облагались налогами. Мой клиент добровольно-Я сознаю, что мое мошенничество было нечестным, я признаю ответственность. Как вы получали деньги? Чек клался на мой счет в Декатуре. Вам откаты чеками платили? Какая компания платит откаты чеками? Я не помню название компании. Что-то вроде «Агра Консалтинг энд Трейдинг» или вроде того. Вы не помните, кто платил вам? Мне сейчас трудно вспомнить. В моей жизни много всего происходит, если вы не знали. Мы пришли к вам. Мы сотрудничаем. Мы хотим вернуть деньги. Думаю, это поможет восстановить вашу память. Где мы это взяли? Это документы АДМ с поддельными подписями. Эти люди не смотрели «Фирму»? И книгу не читали? Все по книге. Они поступили со мной как с Томом Крузом. Они не на меня должны злиться. Мы больше не сможем с вами видеться. Если вы позвоните и заговорите о деле, придется вешать трубку. Вы можете говорить с нами о ваших чувствах, но не более того. Марк, поймите, пожалуйста. Это не то, чего хотим мы, но у нас нет выбора. Дело в том, что вся моя злость, вся неудовлетворенность начинается с работы с вами.

Весь этот бред в газете… Грязная Крыса, говорит Декатур о шпионе из АДМ Это видят мои дети. Пленки помогли США в деле АДМ И все это валится на Марка Уитакера. Помните, Марк, мы вам говорили, что невозможно предсказать, что случится, если о деле узнает общественность. Вы нам не сказали, что взяли 5 миллионов. Не вижу связи с фиксированием цен. Он работал на вас 2,5 года. Он рискнул карьерой, домом, а теперь вы поворачиваетесь к нему спиной и бросаете нас. Да, Джинджер. Мы сегодня пришли именно потому, что нас волнует ваше благополучие. Важно завтра в Вашингтоне сказать все. На 100%. У вас без него ничего бы не было, и вам это известно. Правительство его использует, потом вышвыривает, ведь проще преследовать Уитакера, чем Андреаса. Однажды мы возили детей на фестиваль ренессанса. Там можно побывать белым рыцарем. Дети скачут на лошадях и бьются на турнире против сил зла. Белый рыцарь всегда побеждает. Силы зла падают на старый матрас. Кто-то на лютне играл средневековую песню. Было 30 градусов жары, и такая влажность, я даже не помню, что сказали по радио. Когда подошла наша очередь, кобыла упала. Джинджер выронила еду. Дети плакали. А я помню, как фермер сказал, что у него в машине ружье. Вот так. От белого рыцаря до ружья в машине. Всех заставили отвернуться перед тем, как убить ее. Но даже когда не видишь, ты же все слышишь. Как это вернуть? Как это можно назвать справедливым? Он все продолжал покупать вещи. У нас было 8 машин. На трех их них мы никогда не ездили. Какие-нибудь еще изменения? Всегда я была раздражительной. А Корки был веселым. Но это изменилось. Один в Гонконге. Есть еще счета в Швейцарии и на Большом Каймане. Так, так. В Нью-Йорке есть адвокат, у которого мой миллион долларов. Вы говорили о них своему адвокату? Нет, в этом нет необходимости… Марк, своему адвокату надо рассказать обо всех счетах. Активы были получены легально. Я не знаю, можно ли ему доверять. В вашей семье кто-то страдал биполярным расстройством? Маниакально-депрессивным. Такое говорили о моей тетке. Насчет родителей я не уверен. Мои родители погибли в автокатастрофе, когда мне было 6. Меня усыновил богач из Огайо. У него был парк развлечений. Мне тогда сильно повезло. Мой клиент будет сотрудничать в полном объеме. Агент Д'Анджело, у вас вопросы есть? Это ваш шанс открыть все карты.

Ваш шанс исправиться. Но если вы не собираетесь быть честным, не начинайте. Я понимаю. Я хочу лишь сказать, что сожалею. Мне очень жаль. В прошлый раз я был подвержен серьезному стрессу. Я сказал кое-что, что не было правдой. Я хочу все прояснить. Первый откат был в 1992 году. Мик о нем знал. Он сказал мне, что будут возможности откатов по некоторым сделкам в Азии и Европе по контрактам АДМ. Кто-нибудь еще был замешан? Итак, мистер Рихтер, деньги покидают ваш счет здесь, здесь и здесь. И идут на счет Уитакера, на счет его жены Джинджер, и на счета родителей Уитакера. Как я и сказал, это займы. Он заставил меня создать видимость компании Нордкрон Кеми и просто выписывать фальшивые счета-фактуры для оплаты АДМ. В Гамбурге был банковский счет, я получал чек где-то штук на 200, и большая часть возвращалась Марку. Ладно, смотрите. Мы понимаем, что вы волнуетесь за своего друга Марка, но ваша история неправдоподобна. Вы правы, это неправда. Все деньги шли Марку. Когда это началось? Марк рассказал о нигерийской почте. Вы слышали о схемах с нигерийскими письмами? Мошенничество 419? Каждый день сталкиваемся. Вы получаете письмо из Нигерии с просьбой о помощи в виде 2 тысяч. — Они обещают проценты. — Именно. Вы никогда не думали, кто был настолько туп, чтобы поддаться? Меня это смущает. Сколько денег вы заработали нелегальными средствами? 7,7 миллионов долларов. Но я уже говорил, что Мик об этом знал. Он поощрял такое поведение. Значит, не 5, а 7,5? Джим, мы понимаем это особый случай, но мы прижали его. По этим делам мы точно можем предъявить обвинение.

45 случаев мошеннических переводов, отмывания денег и уклонения от уплаты налогов. Объясни нам, где пространство для маневра? Марк совершил преступление. Украл 9 млн долларов. Для защиты непригодно. Но парни с АДМ украли сотни миллионов долларов у невинных людей со всего света. Марк показал, что белые парни в костюмах — это не собрание, это место преступления. Он не только сказал вам об этом, но и достал доказательства. Агентов ФБР для работы под прикрытием тренируют от стрессов. Мы все время слышим, как просто расколоть тренированных. А у нас Марк, гражданское лицо, никакой тренировки. Вы его туда просто пропихнули. Велели согласиться без всякой подготовки. Джинджер. Джинджер. Меня похитили. Забрали в машину и возили 20 минут по городу. — И не выпускали. — Боже мой. — Моя нога. — О, Марк. Ее свело. Кто это сделал? Кто тебя забрал? Посмотри на мою куртку. Эти люди не шутят. Меня похитили. Бросили на заднее сиденье светлокоричневого Доджа Династи два амбала и покатали меня 20 минут. И мне велели забыть все, что не на пленках, и забыть про публичное выступление в суде или в прессе. Эти люди себя не назвали? Думаю, понятно, кто их послал. Они спилили замки с дверей, как головорезы из мафии. С двух сторон. Я был в ловушке. Вы не могли опустить окно. Как это все касается ФБР? Думаю, люди должны понять, что ФБР делало то же самое. Заперли моего мужа в расследовании, и три года возили нашу семью по кругу. — От трех до пяти? В тюрьме? Когда плохие парни — АДМ. Куда бы мы ни пошли, история та же. Все валят на Марка Уитакера. Ты должен сосредоточиться. Ты украл 9 миллионов, а потом солгал об этом. Может быть, у себя в голове ты хороший. Для них ты тот, кто украл кучу денег и солгал об этом. Мы с Джинджер поговорили, и хотим подать иск против Брайана Шепарда и правительства США. Боже. За что, Марк? Он ударил меня портфелем. Марк, ладно тебе. Он велел мне уничтожить пленки, которые не помогли делу. Зачем это Брайану Шепарду? Может тебе стоит задать себе вопрос, что он прячет?

Ладно, вот, что я скажу. Соглашайся. Спасибо, Джим, но мы пойдем другим путем.

— Эвелин? РАВЕННА, ОГАЙО Пришел репортер из «Вашингтон пост». Хочет задать вопросы про Корки. Репортер? Это Эвелин Уитакер. Что значит, усыновлен? Как его мать, уверяю вас, что мы с мужем не погибли в автокатастрофе, и Марка не усыновляли богачи. Марк рассказывает всем, что мы погибли в автокатастрофе, а его усыновили богачи. Что скажешь? Это странно. Во время учебы в Корнелле я прочел статью в журнале «ТАЙМ». Некоторые не верили, что у меня получится поступить в колледж Лиги плюща. Только Джинджер, с которой я познакомился в 8 классе. В исследовании говорилось, что люди сочувствуют тем, кого усыновили и лучше к ним относятся. Я выдумал это усыновление, и ко мне лучше относились.

Когда я получил работу, один из профессоров сказал, что я добился всего этого, несмотря на то, что усыновлен. Так что историю распространяли другие, а не я. Признаю, не надо было ее начинать, но поддерживал ее не я. Даже сотрудники АДМ. Мой новый адвокат это понимает. Это все началось очень давно, до того, как многие из нас родились. Это больше всех нас, и это не прекращается. Я знаю про ваш скепсис, но я понял. Мой клиент Марк Уитакер сумел мне показать. Может быть я всего лишь адвокат по травмам из Тэйлорвилла, но могу вам сказать, я знаю личность главного кукловода. — Главного кукловода. Это не то, о чем вы подумали. У Марка есть записи, которые правительство хочет скрыть. Пленки, на которых видно, как Брайан Шепард бьет Марка Уитакера портфелем, когда Марк сотрудничает с правительством. У моего клиента есть письмо от психиатра, подтверждающее жестокость Брайана Шепарда. Письмо психиатра полностью оправдывает моего клиента. «Очевидно, что ФБР допустило громадные ошибки в обращении с вами». Какая фраза-«Громадные ошибки» — -из уст доктора. «Когда речь идет о самоубийстве, это предупреждение. Когда идет обсуждение, как его совершить, это очень серьезно. Я чувствую, что требование ФБР о неэтичном поведении в отношении АДМ стало еще одной грубой ошибкой, подтолкнувшей вас к биполярной ситуации. Они должны были заметить проблемы со здоровьем. С точки зрения медицины, ФБР совершила покушение на вас. С юридической точки зрения, адвокат должен решить, что делать и как это назвать. Я поддержу вас в любое время. Вы и ваша семья пострадали от действий правительства. Им следовало лучше знать». Доктор Миллер. Я читал письмо, Марк. Проблема в том, что это ложь. О чем речь, Брайан? Оно на его бумаге и с его подписью. — О чем речь? — О почтовом индексе, Марк. На письме? Индекс 847? Письмо было написано в ноябре 1995 года. Тогда такого индекса не было. Но об изменении уже было объявлено. Даже я это помню. — Бумага была заказана заранее. — Я подумал об этом. И спросил в телефонной компании. Вот выпуск прессы с извещением о новом индексе 847. На 6 дней позже написания письма. Миллер не мог об этом знать. Рон Хенкофф из «Форчун» звонил Миллеру, и тот подтвердил. Если вы поговорите с Хенкоффом… Рон Хенкофф из журнала «Форчун» заверил письмо у доктора Миллера. — Я говорил с доктором Миллером. — Вы не-Это нарушает конфиденциальность отношений доктор-пациент. Это нарушает конфиденциальность отношений доктор-пациент. Вы не можете звонить Миллеру. Конфиденциальность не касается подделок. Тогда зачем журнал «Форчун» писал эту историю?

Тогда зачем Рон Хенкофф в журнале «Форчун» сделал эту историю титульной? Перестань, Марк. Если вы поговорите с Хенкоффом-Ты не должен так с собой поступать. Зачем вы продолжаете лгать? Я не знаю. Кажется, мне стоит вернуться в больницу. ОКТЯБРЬ 1997 ГОДА «Дело 97-2001» США против Марка Уитакера. У вас есть право сделать заявление. Спасибо. Я ценю возможность сказать несколько слов. Какой путь. Прошло пять долгих лет. Много воспоминаний. Я хочу извиниться перед многими находящимися здесь людьми, а также, многими не находящимися, за свои действия. Сейчас я принимаю лекарства и вижу события гораздо четче.

Мне очень хочется… Я понимаю, что многим причинил боль, так что хочу сказать: мне очень жаль. Прошу прощения и беру на себя ответственность за свои действия. Все. Спасибо. Будет преуменьшением сказать, что Уитакер необычный преступник. Он хорошо образован, у него любящая семья, его уважает общество. Вполне вероятно, что в свое время он мог бы стать президентом Арчер Дэниэлс Мидленд.

Однако, данный суд не усмотрел ясной связи между биполярным расстройством и 45 криминальными делами, в которых его обвинили, обычной алчностью. Очень сложно сказать, когда мистер Уитакер говорит правду. Не думаю, что случившееся справедливо, если сравнить меня с Миком и Терри. ОКТЯБРЬ 2002 ГОДА Если вы ограбите местную бакалейную лавку, получите лет 5 тюрьмы. Мик и Терри ограбили все бакалеи в мире и получили по 3 года. Скажите, где логика в том, что я получил 9. Вы должны рассмотреть это, г-н Президент, когда будете читать данную просьбу о помиловании. Я бы хотел воспользоваться возможностью извиниться за себя и за мою жену Джинджер перед специальным агентом Шепардом. Он никогда не бил меня портфелем и не велел уничтожить пленки. Идея подать на него в суд возникла у кого-то из АДМ. Я не должен был слушать. Я даже не помню, кто это сказал. Работая в АДМ, я жил столько жизней, что не знал, кто я такой. Сейчас я лучше знаю, кто я и чего хочу от жизни.

Я получил еще три ученых степени в заключении, в юриспруденции, еще одну степень в психологии подбора присяжных. Здесь в тюрьме мне спится лучше, чем за последние 5 лет. Моя жена Джинджер меня простила.

Она верит, что произошедшее на АДМ сблизило нас больше, чем 20 лет в браке. Надеюсь, вы позволите мне выйти отсюда, чтобы я смог воссоединиться со своей семьей, тремя детьми, двое из них — усыновлены.

Особенно в свете того факта, что благодаря моим показаниям правительство США на сегодня смогло собрать более миллиарда долларов штрафов за фиксированные цены. Вот и все, спасибо. Удачи с помилованием, Марк. Спасибо, Боб. Спасибо, что помог мне все упомнить. Жаль, что Брайан не пришел. — Он все еще злится. Передай ему, что мне очень жаль. Скажешь? Конечно, Марк. Ирония в том, что если бы я не работал под прикрытием, то никогда бы не украл 11,5 миллионов. Это было мое выходное пособие. Пришлось брать самому. Рабочие детали. До свидания, Боб. — 11,5 миллионов? Я думал, 9,5. — А я что сказал? — Ты сказал 11,5. Знаешь, что люди в АДМ считают, что шпионом был ты. Что ты запустил вирус, а потом его уничтожил. 11,5 — это вместе с процентами. Марк, так 9,5 или 11,5? Не знаю, Боб. Сам скажи. Расследование ФБР, СВД и АДМ определило, что всем спорным сбережениям было найдено объяснение. Уитакер в конце концов признал, что идея присвоения была его. АДМ заплатил более 500 миллионов долларов штрафов. На данный момент у них новое руководство. Мик Андреас и Терри Уилсон провели в тюрьме по 3 года. В 2002 году они вышли. ЭДЖФИЛД, ЮЖНАЯ КАРОЛИНА ДЕКАБРЬ 2006 ГОДА Марк Уитакер сейчас главный операционный директор корпорации «Сайпресс Системс». Президент его не помиловал.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Можно мне сказать еще коечто, и не пойми меня превратно.

Я скажу всё, что хотите. >>>