Христианство в Армении

Уже почти что все.

Здесь, в полуразрушенных домах, сильно пострадавших от авианалётов, ютится масса безработных людей. Ещё не родился! Роберто, вам надо успокоиться. Понимаю, что это первенец, но всё равно зачем так переживать? Адвокат, вы знаете, что у моей жены слабое здоровье. Меня не беременность пугает, а то, что с ней нет акушерки.

Как же нет акушерки? С ней француженка, она знает что делать. Да какой толк от неё, если случится осложнение! Успокойтесь, Роберто. Ваша жена в надёжных руках. У этой француженки, Розарии, большой опыт. Всем известно, что прежде она работала медсестрой. Зачем же так волноваться? Покажи её мне! Моя малышка. Эй, слышали радио?

Американцы наступают. Немцы отходят на север. Кончается их власть! Скорее бы! Когда же околеют эти крысы? Столько невинного народа перевели. Наступит когда-нибудь мир? Джузеппе, вам надо успокоиться. Немцы почти разбиты, это их последнее отчаянное сопротивление. Лучше я скажу тост, и мы все выпьем. Роберто, присоединяйтесь. Выпьем за новорожденного! Ты видела? Девочка! У нас родилась девочка! Виттория! Виттория! Мы назовем её Виттория! Виттория! Мы назовём её Виттория! Поздравляю! Поздравляю! Адвокат, выпейте с нами. Девочка! Девочка родилась! Девица родилась! Мужиков на войне перебили.

Теперь, видно, бабье время настало! Итальянское правительство вплотную приступило к реконструкции Неаполя. Часть неаполитанцев высказалась за восстановление монархии и Королевства Обеих Сицилий. Эй, маленькая, что ты тут делаешь одна? Хочешь, я угощу тебя шоколадом? Любишь шоколадные конфеты? Это очень вкусно. Вот ты где! Одна на лестнице сидишь? Пошли, я отведу тебя домой. Вставай, вставай. Мария, я нашла твою Витторию. Идём со мной. Шоколад? Шоколад? Да, шоколад. Это мне? Правда мне?

Вкусный шоколад. Ешь. Я могу это взять? Конечно. Попробуй. И что теперь? Клади в рот и ешь. Съесть? Конечно, это же вкусно. Давай, покажу.

Такой твёрдый? Да, твёрдый. Но очень вкусный. Мне тоже можно? Ешь, ешь. Я принёс это тебе. И правда вкусно. У меня его много. Смотри, сколько. Это всё тебе. Всё тебе. Я могу взять ещё? Бери, бери. Можно? Завтра, ты и я. пойдём к морю. Я не понимаю тебя. Ты совсем не говоришь по-неаполитански? Мы с тобой.

ты и я. завтра. Понятно, я и ты. И что дальше? Мы погуляем. у моря. Одни. Только ты и я. Завтра? Ты сказал «завтра»? Нет, завтра, завтра. Ну да, завтра. Воскресенье, понедельник, вторник, среда. Сегодня среда. В четверг. Завтра. Нет. Завтра. Ладно, завтра. А что? Мы с тобой, завтра, будем гулять. То есть, пройдёмся? В шесть часов. В шесть часов я приду сюда. И заберу тебя погулять по берегу моря. Всё поняла! Завтра мы пойдём на море. Но мне нужно получить разрешение у мамы. Я не могу сама. Мне надо отпроситься у мамы. Не беспокойся. Я подарю маме немного шоколада, и она разрешит. Не поняла, что ты сказал. Нужно получить разрешение у моей мамы. «Мама». Понимаешь? Да не беспокойся ты насчёт мамы. Всё будет хорошо. Не нужна мне их мука. Зачем мне эти подачки? Но моим детям нужно что-то есть. Какой в этом грех? «Дорогой Уильям! Прошло уже пять месяцев со дня твоего отъезда. Ты совсем не пишешь. Я не знаю, здоров ли ты. Я живу по-прежнему одна с мамой. Мама бывает груба со мной, и тогда я чувствую себя ещё более одинокой. Ты ещё любишь меня? Роза, подойди! Ты мне нужна. Новая модель экономического развития крайне реакционна по своей природе. Всё отдано на откуп хозяевам. На заводах эксплуатируют и репрессируют рабочих. Премьер-министр Де Гаспари установил тесный союз с Ватиканом, стремясь привлечь голоса католиков.

Папа Римский даже обратился к Мадонне с просьбой сотворить чудо и убедить народ голосовать за христианских демократов. Помогайте, помогайте ему, ублюдку! Пусть убирается из нашего дома! Ещё и повозку ему подавай! Валерия, ты чего расшумелась? Повозку не видала? Чего тебе надо? Так вы ничего не поняли? Эта сволочь служит и нашим и вашим! Считает нас голодранцами! А в 43-м, когда он подыхал с голоду, к кому он пришёл за помощью? К нам! А теперь выслуживается перед христианскими демократами! Карьеру делает! Работает на них! Вы же в партизанах были! А теперь помогаете ему! Вот оно что! К чёрту его барахло! На помойку его пожитки! Нечего помогать ублюдку! Давайте, давайте! Нечего его жалеть! Что вы делаете! Я был вашим другом! К чертям собачьим этих прихвостней! Эй, Робе, спустили с холма негодяя! Что, развалилась повозка? Туда ему и дорога! Вот так-то лучше. 18 апреля 1948 года. Восстают из могил павшие. Захватчики, прочь из Италии! Ну, что ты стоишь? Зачем так кутаться? Сними это, покажи своё личико. Любой мужчина был бы рад такой жене. Помолись. Попроси милости у Мадонны. Вот увидишь, и у тебя всё устроится. Хвала Господу нашему Иисусу Христу! Хвала Господу нашему! Сторонитесь безбожников, навечно отлучённых от Церкви изгоев, скрывающихся за кровавой, людоедской коммунистической ересью. Но уже скоро они будут разгромлены, раздавлены католическими силами под эгидой Щита и Креста. Разгромлены и раздавлены, как дьявол-искуситель раздавлен был пятой непорочной Девы Марии, матерью Христа, нашего искупителя и спасителя. Не поддавайтесь на фальшивые посулы, не верьте лжецам, расхваливающим фальшивый грядущий мир, не верящим ни в духовные ценности, ни в поддержку Церкви. Это эмиссары сатаны, носители хаоса и разрушения. Разрушить наши христианские семьи в этом главная цель предателей Христа и Родины. Вы же останетесь верны благочестию, идеалам Щита и Креста, и только так разгромите и раздавите проклятых еретиков! Хвала Господу нашему Иисусу Христу! Хвала! Молитесь! Аве Мария, благословеннейшая из всех женщин! Хвала тебе, мать Господа нашего Иисуса! Отче наш, сущий на Небесах! Да святится имя Твоё! Да приидет Царствие Твоё! Ну, хватит на сегодня. У меня голова раскалывается. Откуда взялась? А, понимаю. Настоящий коммунист никогда не опустился бы до такого. Но с голодом не поспоришь. Вот и американские сигареты на что-то сгодились. Чумазый какой! Пойдём, я тебя умою. Какой смешной! Сиди смирно. Давай помогу. Коммунистов повсеместно отлучают от Церкви. Мария Романа Де Гаспери, дочь политического секретаря Христианско-демократической партии, заявила: «Чтобы остановить коммунистических подпольщиков, отец создал небольшую группу активистов, действующих под руководством доверенных офицеров полиции». Я уже совсем выбилась из сил. Массимо всё время болтается с уличными ребятами. Растёт как сорная трава. А отцу и дела нет, что он не ходит в школу. У того на уме одна партия. О семье совсем не думает. Если бы я осталась тогда в Венеции, жизнь не была бы такой беспросветной. И кто только посоветовал мне переехать в Неаполь, чтобы так мучиться! Эй, пири-пири-пири! Пири-пири-пири! Эй, пири-пири-пири! Пири-пири-пири! Иду, иду! Подожди. Именно сейчас, когда я строю аквариум, ты совсем обо мне не заботишься. Бог с тобой, сынок, я только о тебе и думаю. Нет, мама, тебе нет до меня никакого дела. Что ты такое говоришь! Я только на минутку отвернулась. Ну ладно, ладно. А кофе сварила? А как же! А как сварила?

Некрепкий и сладкий. В точности как тебе нравится. Я покурю, а ты, мама, не будешь меня ругать. Адвокат, купите клетку. Где ты это взяла? Да знаешь ли ты, что и бедняки могут быть честными! Более того бедняки должны быть честными. Сейчас же отнеси обратно, где взяла! Потом возвращайся сюда, я тебя кое-чем угощу. Живо! Массимо, идём, я что-то тебе скажу. Посмотри на эти великолепные экземпляры! В пасхальные дни неаполитанская газета «Рим» опубликовала фотографию в связи с войной в Корее. На фотографии парижский мальчик держит в руках гигантское шоколадное яйцо, а рядом американский солдат со связкой гранат. Аве Мария, Пресвятая Богородица! Благословеннейшая из всех женщин! Хвала тебе, мать Господа нашего Иисуса! Святая Мария, мать Господа нашего, помилуй нас, грешников! Когда вы встаёте по утрам, вы должны вымыть руки, лицо и почистить зубы. Особенно важно чистить зубы, ведь тот, кто это делает, никогда их не потеряет, став взрослым. Чистота тела очень важна для всех, богатых и бедных. Чтобы быть чистым, необязательно быть богатым. Бедняки тоже могут поддерживать чистоту: для этого нужно лишь мыло и немного воды. А теперь посмотрим, у всех ли чистые руки. Не берите пример с Виттории. У неё грязные ногти.

Грязные руки. И лицо грязное. А волосы? Ты что, никогда не причёсываешься? Отойдите от двери! Тебе мало проповедей священника! Теперь я ещё должен мириться с тем, что моя дочь попала в когти к этой монашке! Ты преувеличиваешь. Какие ещё «когти»? Забыл, в каком мы положении?

До сих пор я билась, чтобы свести концы с концами. Только образование может вытащить нас из этой проклятой жизни. Хватит морочить мне голову! За дурака меня держишь! Больше она никогда не пойдёт в эту дурацкую школу! Никогда! А в какую же школу ты предлагаешь её отдать? И на какие деньги? У меня даже молока нет, чтобы приготовить им обед. Иначе она, как Массимо, будет целыми днями шляться где попало. Замолчи! Ты только и знаешь, что затыкать мне рот. Жена для тебя никто, ты её готов унизить перед детьми. Нет. Нет. Виттория будет учиться! Она выберется из нищеты, вот увидишь! А школа при монастыре сейчас единственный выход. Клянусь, она будет туда ходить! Клянусь! Массимо! Массимо! Держи, Массимо! Налетайте, ребята! Ешьте! Ну, пока! Массимо! Подожди! Я выйду к тебе! Массимо! Опять весь мокрый! Весь день мяч гонял? Проголодался? Пошли, я накормлю тебя. Массимо, там наша мама. Молчи! Молчи. Испанец Алехандро Симонетти, беженец, пострадавший от режима Франко, нашёл убежище в Неаполе. В нищете и одиночестве, он по-прежнему думает о лучшем будущем для других людей. Может, и ему самому улыбнётся судьба? (по-испански) Вспоминает о родине и боевых друзьях. На политических выборах 1953 года Христианские демократы получили ещё более весомую поддержку на юге Италии. В Европе распространяется эпидемия полиомиелита. Из-за плохой гигиены южные области Италии превратились в одну большую зону риска. Сегодня у нас счастливый день. Молодым хочу пожелать: счастья вам! Счастья! Счастья! И много-много ребятишек! Спасибо! Спасибо! Всего вам самого хорошего! Слушай, не поздновато ли ей «много-много ребятишек»? А я вот что скажу: смелая женщина! И то правда! В таком возрасте не каждая рискнёт надеть свадебное платье. Дайте и мне сказать. Говори, говори! Хорошее у тебя вино, Валерия. И всего тебе самого хорошего! Скажи и ты нам что-нибудь.

Я желаю счастья всем вам: и тем, кто собрался за этим столом, и тем, кого с нами нет, но кто нам дорог! Всем здоровья! Всем здоровья! Насчёт отсутствующих: там над ней живёт один. Она с ним раньше крутила. Неужели расстались? У тебя вообще рот не закрывается! Товарищ Валерия согласилась разделить со мной свою судьбу. И пусть сегодняшняя свадьба станет началом не только нашего благополучия, но и лучшей жизни для всех наших товарищей. Будьте здоровы и счастливы! Поедем со мной! Ты создана для безумств! Два года, все вечера напролёт наша Валерия сидела и высидела своё счастье с товарищем Симонетти. Да ладно вам! У них это взаимно! Не переживай, парень! Всё будет как надо. Не принимай бабью болтовню близко к сердцу. Всё у вас будет! Я что-нибудь не так сказала? Что-нибудь не так? Ой, смотрите, кто там идёт! Наша Софи Лорен! Смотрите, смотрите! Вот это по-нашему! Смотрите! Наша Мария! От неё все парни сходят с ума! А мне не нужна София Лорен! Ты меня с ума свела. Так что едем ко мне? Вот так невеста! Спой нам, невеста! Ты с ума сошла! Слезай! Что люди подумают! Не мешай!

В Неаполе из-за неожиданного снегопада остановилось уличное движение. Многие бездомные чудом избежали смерти от переохлаждения. В церкви задержаны воры. Вне календаря свершилось чудо Святого Януария. спёкшаяся кровь в ковчеге для даров вдруг оттаяла, стала алой и потекла. Мама всегда говорила. Что с тобой, девочка моя? Что тебя угнетает? Что случилось? Скажи мне. Святая мать! Я несчастна! Я больше не хочу жить в миру. Я хочу остаться здесь, стать монахиней. Дитя моё, ты слишком молода. Я поговорю с твоим отцом и буду молиться за тебя. Надейся на Провидение. Вставай, я провожу тебя домой. Почему ты не ходишь в школу? Я буду делать, что хочу. В школе скучно.

Потом ещё и работать придётся. А я могу зарабатывать уже сейчас. Ты будешь ходить в школу. Понял меня? Или накажу! Пойдёшь в школу, я сказал! Пойдёшь? Массимо! Массимо! Массимо! Массимо! Смотри на меня! Я твой отец. Ты обязан меня уважать. Ты понял или нет? Больше не хочешь? Ешь сейчас же! Слушайся отца. Массимо, ешь! Массимо, да что с тобой? Хвала Иисусу Христу! Ваша девочка нашла своё призвание, вы согласны? Да как ты смела прийти в мой дом? Святая Мария, помоги нам! Наставь на путь истинный этого человека. Сколько раз ты уже сюда приходила? Никак не поймёшь, что я не верю в твои бредни? Пошла вон отсюда! И больше не смей так делать. Я сейчас вернусь, а ты продолжай учить уроки. Иди, поешь. Можно мне с вами? Садись. Роза, бедняжка. Ещё молодая, а лицо такое грустное, будто она уже столько пережила! Я знаю, почему. Она всё никак замуж не выйдет. А Виттория такая красивая! Хотела стать монашкой. Единственное доброе дело сделал отец вытащил её из монастыря. Всё надоело! Что это за жизнь! Пойду к Симонетти, он мне точно поможет. Даст какую-нибудь работу. Отец увидит, что я уже могу кормить семью. Здравствуйте, господин Симонетти. Можно войти? Проходи. Как поживаешь?

Сами знаете. От отца жизни нет никакой. Знаю. Всё знаю. И помогу тебе. Спасибо, синьор Симонетти. Положение в стране тяжёлое. Продажная власть отнимает у нас последнюю рубашку. Конечно, ты ещё ребёнок, но уже чувствуешь потребность работать и зарабатывать. Но если мы не будем бороться все вместе под руководством нашей партии, мы никогда не справимся с мафией и с теми, кого она защищает. Ты можешь остаться здесь с нами. Будешь убирать помещение и распространять партийную газету.

Сейчас мы можем дать тебе немного или совсем ничего. Но уже через несколько лет положение изменится и у всех будет работа. Если согласен, пожми мне руку и впредь называй меня «товарищ Симонетти».

На роскошном теплоходе «Колумб» в Италию прибыли 1.200 американских туристов. Куба объявила осадное положение. В Индонезии продолжается война. «Унита»! «Унита»! «Унита»! «Унита»! «Унита»! «Унита»! «Унита»! «Унита»! Пойдём с нами! Не ломайся, француженка! Пошли, пошли с нами! Мы знаем, кто ты. Строит из себя недотрогу! Я так и знала. Скоро сдавать заказ, а вы бездельничаете! За что я вам плачу? Дженнаро? Дженнаро! Материал не подвезли. Хотите меня разорить? Сегодня же сдавать заказ. За что я вам плачу, я тебя спрашиваю? Когда есть материал, мы работаем на совесть. Чем же мы виноваты? Отговорки, отговорки! Чтобы к вечеру всё было готово! Слышали меня? А кто говорил, что он ни за какие деньги не будет работать? Партия из тебя горничную сделала? Ты же мой брат. Неаполитанец. Почти мужчина. Разве не знаешь, что уборка не мужское дело? Глупая, это стажировка. Потом мне будут регулярно платить. И ещё здесь можно обзавестись связями. И сделать карьеру. А дома что? Там мы с тобой сидели взаперти и ничего не видели. Иди домой. У меня дела, я приду позже. Поняла. Пока! Клиента привёл? Добро пожаловать. Это будет стоить 2.000 лир. Дороговато, но, может, она того и стоит. Ты же просил француженку! В этом «гоголе-моголе» столько сахара, что мёртвого на ноги поставит! Опять преувеличиваешь. Пусть преувеличиваю. А вы вечно будете витать в облаках со своей партией. Ешь, Массимо. Ешь сколько хочешь. Теперь ты, Виттория. А ты что там сидишь? С утра не ела! Будешь? Нет. Мне не хочется. Валерия, может, ты объяснишь мне, где ты достала этот сахар? Я обошёл весь город и не нашёл даже чайной ложки! Это потому, что ты не ходил на «чёрный рынок». А моя жена там часто бывает. В нашей газете пишут про перекупщиков. И про то, что на них следует заявлять в полицию.

Но я вижу, что не у всех есть коллективное сознание. Я не прав, Валерия? Какое сознание? Я была у знакомых, у Пурчелла, и они предложили мне в долг 10 килограммов сахара. Я права, Массимо? Ты ведь был там со мной? Точно, они дали в долг 10 килограммов сахара. Ты всегда останешься политически несознательной! Никогда не изменишься.

Запомни: когда такие как ты спокойно смотрят на насилие над людьми, как можно рассчитывать на улучшение жизни общества? В Неаполе изъято тринадцать миллионов фальшивых лир. Скандал разрастается, как масляное пятно. Входите! Ну кто там? Есть же ненормальные люди. Входите, наконец! Ах, это ты? Испугалась? Мне тут осталось на пять минут. Какая ты стала! Проходи. Садись. Не смущайся. Сейчас доделаю и поговорим. Ну вот, я закончила. Как поживаешь, кроха? Виттория, тебе уже шестнадцать. Ты хороша собой. Но что у тебя в голове? Что ты понимаешь в жизни? Так ты никогда не найдёшь хорошего мужа. Когда-нибудь отец купит тебе повозку, подвенечное платье. Но если не подумаешь о себе уже сейчас, останешься старой девой. Как Роза. Так её зовут? Да, её зовут Роза. Она любит меня. И очень много для меня сделала. Любит, говоришь? Неужели? С чего бы это? Мать её вышла замуж на старости лет. А сама она так никого и не нашла. Тебе хорошо известно, что собой представляют наши мужчины. Цепляются за каждую юбку! Мы, женщины, должны постоянно быть начеку. Ладно, подумаем, что делать. У меня есть завод. И вот эта квартира. Мне нужна горничная, чтобы поддерживать здесь порядок. Вдобавок у тебя будет комната. Она будет приносить тебе больше, чем ты заработаешь на заводе. Ты сможешь познакомиться с порядочными людьми. С моими друзьями. Будешь родственников здесь принимать. А приходить к тебе будут люди солидные, избранные. Ты думаешь, почему я это делаю? Потому что я желаю тебе добра, только добра. О, этот проклятый шум! Сейчас ступай домой, собери вещи и завтра утром приходи сюда. Согласна? На, выпей. Значит, мы договорились? Пока, малышка! Почти синьорина. Возвращайся в цех. Этот шум. Этот шум! Массимо, ты всё проспишь! Пора вставать! Значит, идёшь к этой Ферранте? Да. И не отговаривай. Я всё решила. Ты что, не понимаешь, что такие как Ферранте могут просто использовать тебя? Она видит, что ты уже неделю живёшь впроголодь. Капиталистка проклятая! Помолчи! Твоя сестра права. Чего ждёшь? Иди. Пока, Массимо! Я уверен, что каждый день она будет что-то приносить в дом. Что с тобой? Уже уходишь?

Раньше мне приходилось тебя гнать. А получил своё и сразу надоела? Поздно, мне пора. Чего злишься? Я чем-то рассердила тебя? Да нет. Не ври мне.

Я знаю тебя всю твою жизнь. Может, тебе не понравилось, как я себя вела с тобой? Но почему? Почему? Потому что ты обращалась со мной, как с клиентом. Ты же знала, что я к тебе чувствую! А ты со мной обошлась, как с посторонним. Не поцеловала, не обняла. Не приласкала ни разу. Я поняла. Ты влюбился. И ревнуешь. При чём тут ревность? Ладно. Я верну тебе деньги. Какие деньги? Которые я брала за свидание. Ты же настаивал, чтобы я взяла. Оставь себе. Я люблю тебя! Люблю. Только не плачь. Ты так молод. А я кто? Прячусь здесь в темноте. И старею. Старею. В темноте. В темноте. Эй, сонные мухи! Кто так работает? Мне пора сдавать заказ, понятно вам? Да, недурна. Ну, что застыла? Держи подарок. Это «Бачи ди Перуджина». Знаю, ты себе не можешь такое позволить. Но теперь у тебя будет много денег. С ума сошла? Какого же чёрта ты тут делаешь? Не надо, не бойся. Это будет совсем не больно. Нет, это не для меня.

Простите меня, я ухожу. Ну и убирайся! Чего же ты ждала? Мерзавка! Ступай ко всем чертям, хоть на панель! Жрать захочешь даже не думай возвращаться! Оставайся в своей грязи! Мама, почему ты меня оставила? Мне очень плохо без тебя, без твоего совета. Я ничего не понимаю. Что мне делать? Всё разочаровывает. Всё мерзко, отвратительно. Меня хотели купить. Сделать проституткой. На мне хотели заработать. Но я клянусь тебе, мама, этого никогда не будет! Я скорее умру! Но этого не будет никогда. Я тебе уже сто раз говорил, чем я там занимаюсь. Я вчера пришёл поздно, потому что в ячейке обсуждали новый съезд. Новый съезд! Одни оправдания! Всегда делаешь, как тебе одному удобно. У Ферранте остались мои вещи. Нужно их забрать.

Итальянцы видят в Кеннеди своего спасителя. Даже Виттория, некогда мечтавшая стать монахиней, стала активной сторонницей американского президента. Я уже два года без работы. Я не знаю, что мне делать. Единственную «работу» мне предложила Ферранте. Чуть всю жизнь мне не поломала. Нет, нет. Только не фотографируйте! Я не кинозвезда. Хотите сфотографируйте меня! Не мешайте! Фотографии важны в нашем исследовании. Сообщите нам своё семейное положение и на что вы живёте. Я не замужем. Безработная. Вы ведь пытались устроиться на работу? Мы исследуем женскую занятость. Расскажите нам о своём первом опыте трудоустройства. Вот и расскажите нам. Нас интересует, почему вы тогда ушли. Появились другие предложения? Она уже пять недель не платит денег. Точно! Пять недель не платит. Как дальше жить? С голоду помирать? Надо идти к ней и требовать. У нас с ней договор. Пойду и потребую! Не поймёт по-хорошему будем требовать по-плохому. Идём! Пошли все вместе! Все за мной! Мы уже пять недель не получаем зарплату. Я уже неделю сама голодаю. Синьора, пять недель вы не платите нам денег! Я стараюсь. Но доходов нет. Крупная промышленность. Крупная промышленность разоряет малые предприятия.

Синьора, я хочу получить свои деньги. Мы честно работали и имеем свои права! Рабочие должны получать зарплату. Правильно! Правильно! я заплачу вам деньгами с аренды. Подождите, сейчас достану. И это всё? Тут и одному не хватит. Синьора, мне нужна зарплата. Или мы идём в полицию! Правильно! Застрелила! Застрелила!

Застрелила! Застрелила! Убийца! Убийца! О синьоре Ферранте и её дочке я с тех пор ничего не слышала. Рабочие остались без денег. А бедный дон Дженнаро поплатился жизнью и оставил жену и детей в полной нищете. Сам видишь, какие нынче времена. Всё осложнилось. Товарищ Дженнаро защищал свои законные права и его убили. Голова кругом идёт. Сейчас нам придётся на время распустить ячейку, Массимо. А полиция что, спит? Нет. Уж она-то точно не спит. Эти только притворяются. Они не спят, им наплевать, что товарища Дженнаро зверски убили. Им не до него: сейчас они заняты визитом президента Кеннеди.

Но президент Кеннеди друг Италии! Вот тут ты ошибаешься! Кеннеди империалист. Империалист и колониалист. Адвокат! Что? К вам какая-то женщина. Пропустите. Добрый день! Прошу вас. Здравствуйте, адвокат. Проходите. Что вам предложить? Ничего не нужно. Адвокат, меня привело сюда женское любопытство. Я получила вашу записку. Как понимать эти слова: «неотложные обстоятельства»? Валерия, вы знаете. Вы видите, я уже не молод. Мамы, царство ей небесное, уже два года нет на этом свете. Я живу один. Совсем один. Вы меня понимаете? Адвокат! Вы с ума сошли? Мне что, теперь утешить вас? Я замужняя и честная женщина. Вы меня неправильно поняли! Я говорю о Розе, вашей дочери. Ведь вы можете поговорить с ней, попытаться её убедить. Устроим свадьбу. Поверьте, она жила бы со мной, как настоящая синьора. Да и вы, став моей тёщей, ни в чём бы себе не отказывали. Посмотрим. Закройте глаза. Посмотрите, что я достала. Смотрите. Это же Кеннеди! Американский президент. Ты принесла в наш дом портрет империалиста и колониалиста! Что он несёт? Мне товарищ Симонетти сказал, что он империалист и колониалист. Кто бы говорил! Я, между прочим, нашла работу в гостинице. Отец сидит без денег. А чем занимаешься ты? Что ты заработал в своей партии? Три гроша! Я одна работаю на всю семью. И даже не могу повесить на стену портрет Кеннеди? А вот сюда назло тебе поставлю вот это! Я знаю. Я знаю, что виновата. Но и от твоего кокетства проку мало. Главное, чтобы у тебя всё устроилось. Адвокат сделал хорошую карьеру и добился положения в Христианско-демократической партии. Он тебя любит. Он будет с тебя пылинки сдувать. А денег у него. Только представь, что в нашей жизни может измениться буквально всё! Хочешь и дальше голодать? Мы сможем зажить нормально. Сколько можно прозябать в этой трущобе? Поговори со мной. Скажи же что-нибудь маме. Знаешь что, мама? Ты никогда не изменишься. И даже не пытайся меня уговорить! Хочешь поломать мне жизнь? Шлюху из меня сделать? Скульптура Микеланджело «Пьета» отправляется в Соединённые Штаты. Доктор, прошу вас, скорее! Доктор, что с ней? Что нужно сделать? Я на всё готова! Меня беспокоит не столько болезнь, сколько лекарство. Тетрациклин. К сожалению, в нашем городе он не продаётся. Перестаньте! Перестаньте употреблять трудные слова! О чём идёт речь? Синьора. Я готова на всё, только бы спасти её! Синьора, тетрациклин единственное лекарство, которое поможет вашей дочери. Но у нас его не производят. Проклятие! Дайте рецепт! Доктор, дайте рецепт! Доктор! Скорее, доктор! Валерия, как твоя дочь? Убирайся! Из-за твоей проклятой политики, из-за ненависти к американцам, с которой носится твоя партия, в аптеках нет нужного лекарства. Я обегала весь город и ничего не нашла. Убирайся! Убирайся! Убирайся же! Слушай, товарищ Пагано, я уже сказал тебе, что товарищу Симонетти срочно позвонили и он куда-то ушёл. Я не знаю, куда. А сейчас неаполитанская хроника в прямом эфире.

Как раз в эти минуты происходит операция погрузки скульптуры Микеланджело «Пьета» на теплоход «Христофор Колумб». Шедевр итальянского Ренессанса будет выставлен в крупнейших городах США, что позволит американскому народу воочию оценить совершенство этого произведения. Осторожнее! Отпускай!

Надёжно закрепили? Товарищи, мы переживаем тяжёлый момент. Экономический бум продолжает обогащать хозяев, в то время как трудящиеся и беднота влачат жалкое существование. в то время как трудящиеся и беднота влачат жалкое существование. Эксплуатация и отчуждение только усиливаются. Мы должны глубоко осознать серьёзность положения и решительно потребовать уважения к нашим правам. и решительно потребовать уважения к нашим правам. Только всеобщая забастовка заставит эксплуататоров. Только всеобщая забастовка заставит эксплуататоров согласиться с требованиями нового трудового соглашения.

Будь ты проклят! Будь ты проклят, убийца! Валерия Кавиоли Симонетти была предана суду. Судьи отнеслись к ней со снисхождением.

Сейчас она находится на принудительном лечении. Нет, я её не прощаю. Мы просто проявляем милосердие к человеку, который проведёт остаток жизни в сумасшедшем доме. Я тоже против смертной казни, но с нашим здравоохранением такое наказание тяжелее смерти. Перестань, пойдём. Привет, Валерия. Привет. В 39-м у меня столько ухажёров было! Муж мой тогда сидел без работы, у него не было ни гроша за душой. И я гуляла с ухажёрами. Как-то раз я надралась до чёртиков. Ничего не помнила. Потеряла сознание и очнулась в больнице. Наверное, один из парней дотащил меня до входа в больницу и бросил там. Потом мой муж попал в тюрьму. Там и умер. А наш дом на улице Маринелли в войну разбомбили, и все мои вещи там остались. Пошли, Виттория. Теперь синьоре Валерии осталось только вспоминать дом на улице Маринелли. Что ещё случилось без тебя? Симонетти погиб. Адвокат сначала заигрывал с нами, а потом связался с церковниками и ХДП. Роза. Роза умерла от лёгочной болезни. Госпожа Кавиоли в сумасшедшем доме. Тебе надо взяться за ум! А то со своей партией как был нищим, так и останешься. Если завтра ты решишь завести семью, твоя жена будет всю жизнь проклинать день вашей встречи. Массимо, Массимо, очнись!

Неужели ты всю жизнь будешь витать в облаках? Виттория, ты права. Но я верю моей партии. Товарищ Симонетти погиб. Мне что, смириться с этим? Теперь ты и на меня будешь злиться? Лучше скажи: твоя француженка, Розария, совсем не изменилась? Прекрати! Розарии уже под тридцать. Мне до неё дела нет. Врунишка! Похоже, что на волне повсеместно растущей социальной активности неаполитанцы стали проявлять больше интереса к политическим событиям. Теперь всё на мне. Скоро у отца совсем не останется сил что-то делать для семьи.

Но жизнь продолжается. Нет, нельзя останавливаться. Моя жизнь в моих руках. Надо учиться. Я поняла, что сейчас важны иностранные языки. Я зарабатываю в гостинице. На жизнь хватает, но этого мало. Я не хочу кончить, как моя мать, которая всю свою жизнь работала, думая только о муже и детях. И у меня есть Массимо, мой брат. Я его люблю. И должна ему помочь. Я наблюдаю за тобой со вчерашнего дня, куколка. Зайдём в мой номер, выпьем чего-нибудь. Поговорим. А я тебя узнала! Ты не очень-то и изменился. Только говоришь гладко и одеваешься почище. Это ты был тогда на заводе с Ферранте. С этой гадиной и убийцей. Лучше отстань от меня, а не то пеняй на себя. Я могу за себя постоять. Хо-Ши-Мин! Хо-Ши-Мин! Хо-Ши-Мин! Хо-Ши-Мин! «Свободу Вьетнаму!» Брат дома? Он арестован! Где ваш ордер? Ордер не нужен. Покажите ордер! У нас приказ. Массимо! Отпустите его! Отпустите! Массимо! Отпустите его, мерзавцы! К чёрту, не трать время! Веди его. Массимо! Массимо! Отпустите его! Он не виноват! Он ни в чём не виноват! На помощь! На помощь! На помощь! В воздухе Неаполя висит непонятное напряжение. Подходит к концу тюремный срок Массимо. Отказался ли он от своих мечтаний? «То drоwn» как это спрягается? Виттория! Подойди на минутку, мне надо кое-что спросить у тебя. Виттория, иди сюда. Что ты хотел, папа? Почему ты не хочешь найти себе мужа? Всё сидишь с этими книжками. Такая красивая девушка! Ты встретишь хорошего человека. Обязательно. я уже давно решила, что никогда не выйду замуж. Я даже поклялась. И потом, без мужа я чувствую себя независимой. Мне хватает моей работы. Лучше подумай о Массимо: он уже два года в тюрьме. До сих пор все попытки вытащить его ни к чему не привели. Виттория, ты же знаешь, я не умею разговаривать с чиновниками. Займись этим сама, помоги Массимо. А я останусь здесь. И буду ждать. Ну, вот и свобода. Добыча серы. С утра до вечера. Люди добывают здесь эту дрянь. Сколько их ещё умрёт? Что же это за жизнь? Товарищ Симонетти говорил нам, что всё обязательно изменится. Но уже столько лет прошло, а всё стало только хуже. Я совсем один. У меня в жизни только одна привязанность сестра. Она мне помогает. Но мне всё время кажется, что и она несчастна. Ходит в красивой униформе, улыбается и всё равно несчастна. Положение остаётся неопределённым. Но перспективы постепенно проясняются.

Кажется, в городе грядут перемены. «1-2-3-4, коммунизм и равенство! 5-6-7-8, нам уже нечего терять!» «Студенческое движение в поддержку безработных». Всё, хватит. Пора проявить твёрдость. Скажу, что у меня семья. Мне уже 20. А партия для меня ничего не сделала. Когда меня приняли в районную ячейку, я много работал с вами, не жалея сил. Я надеялся, что стану здесь не последним человеком. У меня семья: жена и ребёнок. Мне нужна уверенность в завтрашнем дне, и теперь вы должны мне помочь. Мы понимаем тебя, Массимо. И мы, конечно, поможем тебе. На заводе «Альфа-Суд» нужны разнорабочие. Не волнуйся. У тебя всё наладится. Мне уже двадцать лет. И это всё, что они сделали для меня? Франче! Франче! Франче! Я тебе помогу. Сейчас я тебе помогу. Отдохни немного. Отдохни. Да что с тобой? На помощь! На помощь! На помощь! На помощь! Франче!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Он же матрос на берегу.

Ты самый лучший человек на свете. >>>