Христианство в Армении

Там, внизу её родные,.

Перевод: Templeton В конце концов Пьеро никогда не умрет. Коломбина его предаст, но она же и сжалится над ним. Ты не можешь уехать, когда я уже почти в петле. Но в петле ведь ты, а не я. Нет, нет, прекрати! Я иду к портнихе. Ты, кстати, обещал, что не будешь больше пить. А ты обещала, что будешь работать над Коломбиной. А это посложней, чем демонстрировать свои прекрасные. Тебе пока и этого хватало. И вообще, если ты вдруг не заметил, то сейчас война. Кому теперь нужны Пьеро и Коломбина? Мишель, если ты сейчас уйдешь. Я знаю, ты выбросишь мои вещи на лестницу, как в прошлый раз. Через месяц война кончится, в Париже будет полно американцев. Что, по-твоему, им будет нужно? Да то же, что и немцам! Залезть к кому-нибудь в постель. Им, как и французам, будет нужен театр. Это твою-то никому не нужную пантомиму в захудалом пригородном кинотеатре? Я прямо вижу, как Де Голль с Монтгомери идут за билетами! Да ты что! Представь, я тоже, да еще и Эйзенхауэра. Жанетта, неужели вы думаете, фрицы будут защищать Париж ради вас? Я думаю то, что я думаю. Только я думаю молча. Так, нечего глазеть! Очень хорошо! Да, да. Спасибо. Очень хорошо. Да что ж вы путаетесь под ногами! Тащитесь на свою войну, голубчики. Простите. Значит, к портнихе? Антуан, позволь я объясню. Она и тебе тоже говорит, что ты много пьешь и куришь, а? Или наоборот, она тебе носит мои сигареты, а? Нет, нет, нет! Только не здесь! Сейчас не время для скандалов, Антуан. Забирай свои вещи и выметайся! Я сыт по горло твоими портнихами! Достаточно. Акустика ужасная. Когда зал полон, тут гораздо лучше. Вы-то откуда знаете? Присядьте, пожалуйста. Вы хорошо меня видите? Да, вижу.

Это потому, что перед вами никто не сидит. Я пришлю декоратора, он посмотрит, что можно сделать. Вот моя визитка. Я вас хорошо знаю, господин Антуан. Мы с женой видели на Монмартре все ваши представления. Только. Вы не обижайтесь. Но когда тот, кто показывал мотылька. Надевает нос и потешает немецких свиней? Я не умею убирать улицы. Я актер. Мне надо с тобой поговорить. Да ну? О чем же? Вы опять опоздали. Уже третий раз за месяц. Я вас оштрафую, Антуан. За такие деньги называйте меня хотя бы господин Антуан. Плохи твои дела. Опять проблемы? Тебя искала Мишель. Говорила, что не будет с тобой спать, пока не будешь играть в Комеди Франсез. Говорят, ты его покупаешь? Новый анекдот! Сегодня там собралась половина немецкой армии. Погоди! Знаете такой? Летят Гитлер с Герингом над разбомбленной Германией Гитлер и говорит Герингу. Руководство и технический персонал нижайше просит пройти на сцену господина Антуана. Дурачье! Да вы должны эти ботинки ему чистить! А не прибивать к полу! Он еще на многое способен. Давай, зажги! Что это с ним? Без ботинок, нос не надел. Не плати ему за пьянство. Плати только за то, что веселит пьяных. Дамы и господа! Сейчас на сцене появится настоящий гений! Величайший в Европе мим Антуан Моро! Он покажет нам гротескную сцену Господин Грондан и его собака. Смотри, это он придумал. Браво, Антуан! Браво! Ты же хотел, чтобы я зажег. Простите меня за ботинки, Антуан. Вы были просто великолепны. Вы с ума сошли?! Хотите, чтобы нас закрыли? Сегодня полгестапо тут собралось! Идите на поклон! Им понравилось, и это самое главное. Зачем эти провокации? Ты был неподражаем, Антуан! Просто так высоко прыгает моя собака. Нельзя же меня за это арестовать. Ну, может, и обойдется. Если бы хотели, арестовали бы прямо там. Ты думаешь? Пережить бы это все. Чего бы это ни стоило. Сегодня это видели несколько человек, а завтра весь Париж об этом будет говорить. Ты чего? Вон двое. Идут за нами от кабаре. Я сегодня ходил смотреть кинотеатр. Ничего так. Там можно работать. Я готовлю совершенно новую программу. Грондан с собакой будут? Это же дешевка. Что на это скажешь? Господи! Жана Дюпре убили. Что это? Смертельные приговоры. Погаси свет! Может, они к Жанетт? Сразу трое? Они следят за мной уже несколько дней. Я шел за тобой в бистро, а они за мной по пятам. Почему ты мне не сказал? Я так была рада, что ты ревнуешь. Я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты знал это. Гестапо! Откройте! Где она? Где эта девчонка? Немедленно остановись! Стой! Стрелять буду! Все равно не уйдешь! Мишель! Руки за голову! Ну хватит! Это была Сюзанн Делакруа. И не говори, что ты не знал! Лицом к стене! Господи, как же пить хочется. Готов пить даже воду. Господин Антуан, ваша жена ходила ко мне на крем-брюле. Я и не знал, что она любила сладкое. Иной раз лучше вообще ничего не знать. Хоть от вас они ничего не добьются. Антуан Моро! Это он? Он, они дрались в бистро. Может, они просто для виду? Он ничего не знал. Так надежней. Посмотрим. Фальшивые документы. Связь с французским сопротивлением. Этого достаточно для виселицы. Антуан Моро. Полное имя! Антуан Филипп. Я сказал полное имя! Выучи свое полное имя, оно тебе пригодится, вонючий еврей Моро! Грязный еврей Моро! Полное имя? Но я не еврей. Неужели? А чего же ты тогда так дрожишь? Спустить штаны! В самом деле. Это очень интересно. Весь Париж тебя считает евреем. Отец твоей жены был еврей. Порядочный человек подал бы на развод. Моя жена уже два года как умерла. А дедушка по материнской линии? Я его не знал. А что скажешь ты. про эту фотографию? Милая сцена, Давид и Голиаф. Или вот. Это все было до войны, там и дата стоит для доказательства. А в этом году, второго февраля? Это уже не до войны!

В этот день вы передали Рудольфу Майеру бумаги, которые получили от Сюзанн. Неправда. Я просто хотел одолжить пару франков. Сюзанна ничего не знала об этом. То есть ты знал, что ее зовут Сюзанн? В кабаре ее знали все под именем Мишель. И я тоже. Но не все с ней спали. Расскажи-ка нам, как так получилось, что ты с ней жил, но она тебе не рассказала, кто она на самом деле? Не знаю. Сейчас вспомнишь. Имена! Адреса!

Я ничего не знаю. После войны все изменится.

Мы полетим на свет, как весенние мотыльки, согретые солнцем. Ради тебя не только одежду, даже кожу бы сбросила. Бояться нас не надо. Мы ценим людей искусства.

У вас есть поклонники и среди нас, господин Антуан. Как-то так, верно?

Ваш барбос все еще прыгает, господин Антуан? Нет, для виселицы маловато. Давид и Голиаф. Надеюсь, грязным евреем вас тут никто не обзывал? Это было бы большой политической ошибкой. Вы, наверное, знаете, что фюрер устроил для евреев целый город. Но я не еврей, вы не имеете права меня депортировать. Присядьте. Но устроить ангажемент можем? Вы же актер. Небольшой ангажемент. Только на одно представление. Для детей в еврейском городе. Не знаю. Я очень давно уже не играл для детей. Если вы согласитесь, мы устроим так, что вас отпустят. Разумеется, вы можете отказаться. Но я прошу вас, как ваш поклонник. Подумайте от тех детях. Когда вернусь домой, у меня будет своя кровать. Дома будет мама. Она будет снова жива и даст мне хлеб с маслом. Я буду ходить в сад за черешнями. Мою семью бомбят в Берлине. А здесь ни одна бомба не упала. И охота вам кривляться перед ними? Но жить здесь вам, небось, не хочется? Почему нет? Смотрите. В рейхе премьера фильма была неделю назад, а теперь уже и здесь показывают. Комендант города вас примет завтра, господин Моро. Ордер в отель. Талоны на питание. Не потеряйте. А документы и деньги? В них нет необходимости. Удостоверением будет эта бумага. Я выдам вам чек в местный банк. Три тысячи задаток, как указано в договоре. Остальное после представления. Когда именно? Назовите дату. Дату укажем после представления. Это ваша подпись? Ну, значит, все в порядке. Значит, вы тут подзаработать деньжат? Я бы не стал здесь этого делать. Проверьте багаж, все на месте? Было шесть мест. Я думал, вы меня довезете до отеля. Отель здесь за углом, совсем недалеко. Комната номер два. Все уже приготовлено. А вы, собственно, кто? Лауб, к вашим услугам. Отель "Рекс". В "Рексе" я жил только в Вене. Нет, нет, тот принадлежал моему брату. Я из берлинского "Рекса". А фуражку мне подарил на память мой брат Тео. Вам нужна помощь? Давайте я помогу! Нет, Самуэль, ты тут ни к чему. Беги себе. А почему, господин Лауб? Потому что я тебя хорошо знаю. Мы вам хотим помочь, господин Лауб. Ну ладно. Вам что-нибудь нужно? Я могу достать. Сигареты, что угодно. Шляпу, граммофон. Обращайтесь к Самуэлю в любое время. У меня было шесть чемоданов. Одного не хватает. Найдем. Только, пожалуйста, не заявляйте. Иначе меня выгонят. Там мой реквизит, без которого я не могу выступать. Конечно, конечно. Свеча, спички. Бывает, что выключают электричество. И еще. Не забудьте вечером задернуть шторы.

Мы найдем ваш чемодан. Это наверняка дети. Вы тут только проездом, а мне бы хотелось здесь остаться. И если вы заявите. Прикажете приготовить ванну? Первый раз вижу заключенного, который хочет остаться в тюрьме. Звонок не работает. Если я буду нужен, просто крикните. Надеюсь, утром чемодан будет на месте. Ерунда всякая. За это даже картошки не дадут. А вдруг. Дураки, спугнули мне ужин. Где это вы урвали? Это я сперла. Смотри! Ну-ка покажи! Смотрите, розовый еврей! Так это правда. Антуан Филипп Моро. Может быть, вы помните, в тридцать шестом году я имел честь вручить вам премию Мольера. Ваше высочество! Теперь уже не высочество. Хотя, конечно, и здесь есть приличное общество. Например, Леон Кан, крупнейший роттердамский судовладелец. Он тут распределяет уголь и картошку. Позвольте представить вам Карла Райнберг, дирижера венской оперы. Если вам нужен оркестр. Я пока что не знаю, что и где буду играть. В моем договоре, который я подписал, ничего не было указано. Вернемся к тридцатой цифре. Я совершенно не слышу виолончель. Обязательно подумайте. А может, я пригожусь вам как юрист. Уже иду! Мы знали его жену. Она же умерла. Не будьте так сентиментальны, Петерсон. Лучше давайте спросим, зачем ему это нужно? Разве здесь нет наших актеров? Почему именно он? Не еврей и не гой. Точно одно он клоун. И ему за это платят. Три тысячи, господин Моро. Если не будете мять, они прослужат вам вечно. Так долго, надеюсь, не задержусь. А скажите, что я могу на них купить? Ничего, господин Моро. Как это ничего? Какой у них курс? К доллару или к лире? К франку или марке. Нулевой. Это только для евреев. Можете их оставить себе на память. А что с моими карточками на питание? Вы знаете ресторан на Озерной улице? Откуда тут взяться озеру? Может, это кафе на главной улице? Где это? В паре шагов отсюда. Ресторан на Озерной? Мне очень жаль, но это кафе только для евреев. Это еще что такое?! Что за сигарета?! Почему в шляпе? Не знаешь, что ее надо снимать, грязный еврей? Поехали! Ты где взял эти ботинки? А сумка где? Все вещи надо найти сегодня же! А то вдруг он донесет. Какая еще сумка? Вылезай! Что за девчонка с вами была? Откуда стащил картошку? А это что такое? Это моя бабушка и я. Господин Лауб тут что-то ищет, но я ему сказала, что наши девочки не воруют. Даже Стелла. Впрочем. Все равно этот фокусник уезжает. Какой фокусник? Из Парижа. Там живут самые лучшие фокусники и клоуны. Они забавляют детей, чтобы им не было грустно. А почему он уезжает? Потому что кто-то у него стащил его чемодан. Там был золотой цветок, в котором вся его волшебная сила. Ну да и ладно. Спокойной ночи. Интересно, а почему он не наколдует новый цветок, раз он фокусник. Повезло вам, что вас вообще не убили. Из-за сигареты? Впредь не ходите никуда. Еду я вам принесу. Слезай оттуда, а то упадешь. А вот и мой саквояж! Цветок там, остальные вещи тоже. Так что можешь остаться и показывать фокусы. Да я не фокусник. Нет, фокусник! Я знаю. Сделай фокус. Какой? Отправь нас куда-нибудь, где нет немцев. Кто это тебя так? Ну пожалуйста, спаси нас! Хотя бы меня! Придумай что-нибудь! Ну, пожалуйста, вот и реквизит. Я же говорил. Здесь вещи не пропадают. Только люди. Верните мне мои документы, я возвращаюсь в Париж. Из-за того, что произошло ночью? Они просто болваны, хоть и в форме, к тому же еще где-то выпили. Уверяю вас, мы их накажем. Они принесут вам извинения. Они и не подозревали, кто вы такой. Но вообще курение на улице здесь карается смертной казнью. Но у меня можете смело курить. Угощайтесь, пожалуйста. Оставим этот инцидент, скажите, как вам у нас в остальном? Чувствую себя, как будто в клетке.

Клетка хоть и ограничивает свободу, господин Моро, но вместе с тем она охраняет. Отыграете представление и можете ехать. Надеюсь, вам достаточно слова немецкого офицера? Я хочу знать, когда будет представление? Я вам скажу. Скоро. И получу я деньги, которые ничего не стоят. Пункт первый театр, пункт второй публика. Вы будете иметь успех. Как насчет какой-нибудь сказки? Братьев Гримм. "Ганс и Гретель" или "Спящая красавица". Лучшие декорации и костюмы. Мне нужен пианист. Будет. Будет все, что пожелаете. Если что необходимо, сообщайте госпоже Келлер. Я хочу, чтобы вы имели успех. Мне обещали театр, а не госпиталь. Это и есть театр, господин Моро, а мы в нем актеры. Вам был нужен рояль, я к вашим услугам. А это Штадлер. Самый скверный скрипач, из тех, кого я слышал. Рекомендую. Он тут лежал с грыжей. Критики его иной раз путают. с Паганини. Здесь каждый делает, что умеет. Мочиться против ветра нелегко. Шекспир. Впрочем, он это у Гомера позаимствовал. Мы вдвоем еще застали вольный еврейский город. Лео Штадлер. Карл Райнберг. Когда я встретил вас вчера в том подвале, я думал у меня галлюцинации. Вот только Паганини мне не нужен. И венская филармония тоже, мне нужен просто пианист. И скрипач. Мы вдвоем. Мы вместе выступаем всю жизнь. Соглашайтесь, мсье Моро. Я получу порцию маргарина, а ему вы сохраните жизнь. То есть как жизнь? Это я так шучу. Тут у нас хорошо.

Я думаю, мы можем вам собрать целый оркестр. Комендант даст вам все, что вы пожелаете. Вчера я получил по морде за то, что был в шляпе. Теперь будете снимать шляпу. Он у нас шутник. У моей шляпы есть своя голова. Что это? Мне сказали, что вы будете отбирать детей. Я? Отбирать? Зачем? Для публики. Вот тут список. Кто будет лучше всех смеяться. Мне не нужны никакие списки. Как же не нужны. Я там пометила тех, кто находится под угрозой. Вот, например, Геда, она очень хорошо поет. А Эстер хорошо танцует. Мне кажется, вы меня не поняли. Мне пока публика не нужна, мне нужна тишина для работы. Дети же будут мешать. Приводите их на представление. Внимание! Всем смеяться! Как я вас учила? Она ненормальная? Думаю, нет. Хоть какое-то время она провела в психушке. Покажи фокус. Ты же умеешь! А что умеешь ты? Я? Ничего. Покажи Гитлера! Давай, Гитлера! Покажи! Давай сюда расческу. Стелла, прекрати! Пусть покажет. Зиг хайль! Хайль! Хайль! Хайль! Хайль! Хайль! Жидовская морда! К ноге! Ты, вонючий еврей! Ну-ка вылижи мои ботинки! Забудьте, они же просто дети. И про списки тоже забудьте. Так, пойдемте! Вы все-таки посмотрите список. Здесь каждый день жизни очень дорог. А дети благодарны за любую мелочь. За картофелину, куклу, да даже за деревяшку. За небольшие забавы, которые они никогда не забудут. Вы здесь ненадолго, скоро уедете, вам этого не понять. Вот я к примеру. Я терпеть не могу вшей и блох. Но теперь они у меня есть. И от меня воняет. А ночью мне снится, что я играю Дворжака. Играет своей прекрасной толстой жене, которая всю жизнь мечтала похудеть. И похудела. Какая у вас программа, маэстро? Они хотят сказку. "Ганса и Гретель" или "Снегурочку". с расческой вместо усов. Отличный Гитлер у тебя получился! Тебе понравилось? Еще как! Аа, вот и вы. Я подумал и решил, что парочку я возьму. Правда? Стеллу? А еще кого? Все в ваших руках, я вам еще сотню имен могу назвать. На представлении будет менее половины из тех, что сейчас здесь. Их отправят на восток. Поедут завтра, послезавтра. Вы думаете, что они не знают? Что не знают, что в коробках? В них прах тех, кто умер здесь. Тридцать тысяч коробок. А куда вы их возите? На реку. Немцы почему-то боятся мертвых. Аа, господин Лауб? Не могли бы вы. Я пришла извиниться. Проходите. Присаживайтесь. Это дети для вас нарисовали. Это Стелла, это Геда, а это вы. Этот домик Париж. Солдаты стреляют в нас, но. мы от них улетаем. Сделайте фокус.

Пожалуйста. Плотники, маляры, фасадники, первоклассный оркестр и еще списки этого клоуна.

Такая уйма народу для представления одного шута. Мы не можем содержать здесь столько людей, когда у нас два эшелона уходят. Но других же вы содержите? Все строго по спискам, разве нет? Кто подписал список этого клоуна? Тогда о чем разговор? Эти плакаты отдайте увеличить. И нанесите надпись. Антуан Филипп Моро, великий мим из Парижа. Это неправда!

Правда! Смотри, прямо ангельский костюм. Врешь! Это я-то вру? Смотри! Они же шляпы меряют. Вчера убить его готова была, а сегодня посмотрите. Протри глаза, она же за пару картошек готова с поваром переспать. Думаешь? Ладно с поваром, а с Антуаном ей какая выгода? А такая! Она же баба, просто дала ему, а тебе вот свитер перепал. Так, ну-ка все на место! Никаких свитеров! Их посылаем обратно в Германию, для вермахта. Господин Моро, цилиндров можете брать сколько угодно, Но это я не имею права дать. Зато я имею! Берите, что нужно, себе и детям. Это пойдет на постановку. Тебе не нравится? Совсем не нравится. Нет, в таких ботах играть невозможно. Может, тут что получше найдется? Ты любишь Веру, да? Ах ты вертихвостка! Тебя я люблю во сто раз больше. Нет, сандали не бери, они развалятся, бери лучше эти, со шнурками. Зато у сандалей есть каблуки. Пойдем на компромис. Бери обе пары. С ума сойти! В главной роли Антуан Филипп Моро. Оркестром дирижирует Карл Райнберг. Постановщик Ленц, косюмер Рихтер. Первая скрипка Штадлер, виолончель Сандгаус. Такой состав даже на Бродвее не собрать.

Продолжайте. Не обращайте на нас внимания. Перерыв! Мы не на стройке. Нельзя ли обзавестись нормальным звонком? Я вам чай приготовила. Спасибо. Посмотри, я уже умею ходить против ветра. Я целый день репетировала, давай и ты со мной. Настоящий мим репетирует всю жизнь. Как только закончится война, я приеду к тебе в Париж. Ты научишь меня играть девушку Пьеро. А-а, Коломбину? Да, Коломбину. Это Антуан. Мы вместе играем. Да ну? Правда? Я бы посмотрела. Билет за полкусочка хлеба. Хлеб я и сама съем.

Мертвец на холодец. Это я, когда мне было пять лет. Этого пса звали Бонза. Все уже умерли. Мама и папа уже здесь умерли. А я никогда не умру, я не хочу. Ты ведь тоже умрешь? Я хочу, чтобы Штадлерка умерла, она не дает мне ручку с лодкой внутри. Пойдем, мы почти пришли. Не бойся, я храню твою ручку. Аа, Антуан Моро. Мы видели ваше представление. Кажется, в Лондоне. Лео очень рад, что будет с вами выступать. Ничего, ничего, сейчас пройдет. У меня тут муфта. Тут все-таки получше, чем в общем бараке. Здесь нам с Лео хоть немного спокойней, мы можем быть вместе. Проследите, чтобы Лео на представление выбрал себе хороший смокинг. Я прослежу. Райнбергу, говорят, так и вовсе фрак выдали? Вот шведы-то удивятся. Шведы? Откуда им тут взяться? Или швейцарцы. Я их путаю. Я уже жду не дождусь премьеры. Желаю вам удачи. Красивая, правда? Здорово, да? Приедет Красный Крест, привезут шоколад. И отправлять никого не будут. Ну-ка марш отсюда! Это не для детей! Я тут подожду! Вы из прогулочной массовки? Или из ресторанной? Хорошие новости, русские уже под Берлином, а Геббельс ведет переговоры о перемирии. Мне кладовщик недавно сказал. Не самый плохой фрак. Бернбаум и сын, прокат костюмов. Надеюсь, после войны никто и не вспомнит. Да, да, мсье Антуан, платье красит человека. Беттауэра бы сейчас. Это же все обман! Комедия для Красного Креста, и вы это знаете. Я много чего знаю. За пару кнедликов и кусок мыла, мы должны показать немецкую гуманность. Европа воюет, а вонючие жиды тут развлекаются без забот. Слышите? Такого я не ожидал. А вы что же, думали, что вас потащат из самого Парижа только чтобы вы тут дали представление для пары жидовских оборванцев? И вы правда думали, что они рисуют плакаты, украшают дома, выдают дополнительные деньги только благодаря вам? Я вас понимаю, но у нас нет выбора, так что. Так что мы отдали им Францию без единого выстрела. Я не желаю в этом участвовать. Совесть не позволяет? Представьте, что вы ничего не знаете. Но я-то знаю! Конечно знаете. Но к чему вся эта нравственность? Здесь все хотят выжить. Гости в кафе. Так, вы вон отсюда! Вы тоже вон! Вон, вы тоже вон! Улыбнитесь нам. Как это?! Я не хочу в эшелон! Пожалуйста! Тебе не следовало тут ходить. Вот так встреча! Антуан Моро собственной персоной! У вас проблемы? Как вы заметили, я держу слово. Ваше представление уже совсем скоро. Через пару дней вы будете снова гулять в Париже на Елисейских полях.

И нас даже и не вспомните. Не уходи.

Я знаю, каково тебе, не переживай. Все мы через это прошли. Теперь я знаю. Все, что у меня есть, все здесь. И сейчас. Что это ты делал? Бросаем золотой перстень и получается гетто-коньяк. Не надо пить. Как раз наоборот, мне надо побольше пить. Ты вчера называл меня Мишель. Это твоя жена? У меня нет жены. И детей нет, как-то не сложилось. Стоп! Стоп! Стоп! Ты опоздала, Стелла! Еще раз с двенадцатой цифры. Да что с тобой? Что-то случилось? Тебе нехорошо? Да! Нехорошо! Меня тошнит от тебя и твоей лжи! Какой лжи? Ты сам знаешь. Ты не голодна? Я больше не буду играть! Хорошо, значит играть будет Геда. Она не капризничает и не убегает. Геда? С Антуаном? Да она же не умеет ходить! Научится. Антуан ее научит. Он сам сказал? Он сказал, что не будет со мной играть? Капризные ему не нужны. Ну не плачь! Я поговорю с Антуаном. Я и тебя слушаться не буду! Дежурная сегодня Фрида. Всем умыться и в кровать. Ты узнала, что со Стеллой? Ничего страшного. Что ты знаешь о детях? Новое танго? Да нет. Этому танго уже пятьсот лет, красавица. Всем оставаться в зале! Найти того, кто придумал песню! И под арест!

Арестовать всех поэтов, актеров, философов, клоунов, пианистов, дирижеров и его тоже!

Тоже под арест! Разве что только он нам сыграет что-нибудь эдакое. Нам, которых завтра отправят отсюда. Я даже не знаю, что вы играете. Мы не играем. Мы просто прощаемся. Видели Штадлера? Его жену отправляют с эшелоном. Он едет с ней добровольно. С умирающей старухой, понимаете? Она меня укусила! Я ее почти поймал, но она укусила меня! Пусть придет к старейшинам. Сразу после представления. Занете, что совет старейшин вас считает пособником? Спокойно. Если бы я считал вас таковым, то не позвал бы сюда. Сахарин? Войдите в наше положение. Вас сюда доставили на шикарном лимузине. Выделили вам комнату, где вы можете спать, и спать не один, если хотите. Простите, но это всем известно. Комендант Грубер покровительствует вам. Некоторых из ваших списков даже нам не удалось бы спасти. И после вашего представления вы вернетесь в Париж. Разве это не подозрительно? Конечно, но я могу все объяснить. Ваше выступление было прекрасно. Там картотека. Там список тех, кто завтра утром отправляется с эшелоном. И тех, кто отправится потом. Там старики, сироты. Больные, инвалиды. Все они уедут до приезда Красного Креста. Еще чаю? А что потом? Никто не знает. Война-то еще не закончилась. Предположим, что сохранятся списки всех тех, кто здесь погиб. И всех, кто отправился с эшелонами. И тех, кто остались. Так вот, на такой листок сигаретной бумаги помещается где-то тридцать имен. Таких листочков тысячи четыре. И если бы случилось чудо, и кто-то вырвался бы отсюда. И если бы этот кто-то согласился взять с собой. маленький сверток, в котором список из ста двадцати тысяч имен. Подумайте об этом чуде. Благодарю. За этот паршивый чай? И за чай тоже. Господи! Что случилось? Больно? Ты где была? Кто тебя побил? Никто, просто я хотела тебя увидеть и упала с крыши. Ты же могла разбиться. Не смотри! Я останусь? Ты же говорил, что меня больше любишь. Отогреешься, обсохнешь и марш домой! А то тебя искать будут. А Вера у тебя оставалась. И поэтому ты убежала с репетиции? Антуан. Меня, наверное, тоже отправят. Не говори глупостей! Ты же играешь со мной. Вера говорила, что ты возьмешь вместо меня Геду. Что она красивее и лучше. Но зато она не умеет танцевать. Ты лучшая актриса, с которой мне доводилось играть. Поклянись! Посмотришь, как мы с тобой зададим жару! Но теперь тебе надо возвращаться. Когда-нибудь я научу тебя ходить под дождем. А пока возьмем зонт. Красный зонтик? Дождь кончился. Он еще умеет летать на ветру. Был бы ветер сильный, я бы тебя схватила за руку и мы бы улетели! И эсэсовцы бы нас не достали. А мы бы в них сверху плевали, а они бы внизу злились! У меня для тебя подарок! Ты где его взяла? Нам же нужен был звонок! С зонтом глупо придумали, ничего бы не вышло. Один тут сделал себе крылья, чтобы улететь отсюда. Я с ним была под куполом церкви. Но никуда он не улетел. Хрясь, и в лепешку!

Запомни, если еще раз убежишь ночью, я тебя выпорю. Ну попробуй! Вот ты и попалась! Кусаешься ты хорошо. Ну-ка покажи зубы! Только там, куда тебя увезут, тебя живо отучат кусаться. Нет! Ее нет в списках, она участвует в представлении! Сейчас ночь и ей уже никто не поможет. Даже сам комендант. Хорошо, помогите ей собраться. Эй, Стелла! Вы с ума сошли? Мы-то нет, мы просто радуемся, что не попали в эшелон. Первую скрипку вместо Штадлера будете играть вы, Якубович. Господа, попрошу тишины! Погрустили о Штадлере и довольно. Немцы уже не будут вывешивать свои подштанники под его скрипку. Пусть теперь целуют ему зад. Господа, у меня для вас фантастическая новость. Через две недели война кончится. Гитлера застрелили. Вчера вы застрелили Гиммлера. А Гитлера уж по меньшей мере раза три, пока я здесь. Только два раза, мсье Моро, третий раз кто-то другой застрелил. В конце концов, я предпочитаю хорошие новости плохим. За полчаса они облетают весь город, и я с удовольствием их слушаю и говорю себе, а что, если все-таки. А где Стелла? Ее отправили. Ее ночью поймали за кражу в церкви. Где она сейчас? На сборном пункте, у поезда. Вера пошла ее проводить. Проводи меня туда.

Тебя не пустят. Ты даже не знаешь, что это! Мы туда можем пробраться по водостоку.

К черту водосток! Стой! Куда! Туда нельзя! Кто здесь командует? У меня есть поручительство от Грубера. И что, что поручительство? Тут вам не театр, господин Моро. Или, может, вы тоже желаете поехать? Но это же Стелла! Она из того списка, что вы подписали. Вы забыли, что в эшелон отбирает людей еврейский совет старейшин. Поймите, это их город. Я здесь обычный исполнитель, который просто контролирует имена, возраст, номер. Все должно сходиться до последней запятой. К счастью, у нас есть резервы. Так что все в порядке. Мы не можем поставить представление под угрозу срыва. Представление! Они же дети! Я уверен, что это будет прекрасное представление. Ну теперь мы все можем собирать чемоданы Кроме вас, ваше высочество. При ваших дипломатических связях. Боже! Снится мне что ли? Погасите свет, репетиция отменяется, представления не будет. Почему? Почему мы не будем играть? Кто тебе это дал?! Это мое! Антуан, пусть она снимет платье! Радуйся, что ты жива-здорова. Я знала, что ты придешь за мной. А когда будем играть? Мы не будем играть. Ганс и Гретель. Мы просто для немцев прикрытие. А Красный Крест будет смотреть, какие гуманные у нас немцы! Что вы собираетесь делать? Швырнуть им свой договор в морду! В самом деле, почему бы и нет? Они опешат, подадут вам мерседес, который доставит вас прямиком в Париж. Вы их знаете. А Грубер вам на дорожку напечет пирогов. Он не может заставить меня играть! Зато может сдать тебя в гестапо, а моих детей отправить с эшелоном. Ты не можешь, не имеешь права! Да ну?! А сегодня отправились другие дети. Простите, но я не понимаю! Уехал Штадлер, его заменит Якубович, уедет Якубович, его заменит еще кто другой. Среди евреев скрипачей много. Вас же гораздо больше! Даже без оружия вы вполне могли бы им всыпать так, что они и опомниться не успели бы! Я знаю, что вас не остановить, Антуан, но скажите сколько людей в Париже? Сколько людей во всей Европе? Как же они допустили, что вообще появился фашизм? Венеция? Ага, так и сказал, Венеция. Абракадабра! Ты все выдумала! Нет, не выдумала! Сначала он был невидимый. Стоял там. Потом произнес заклинание, бац! И появился! Вот такой высоты! И говорит эсэсовцам и Груберу: "Ну-ка пустите ее!" Я бы их сначала заколдовала. Он, наверное, не захотел. Это и есть тот самый клоун? Может, он что-нибудь покажет детям? Одного представления за день достаточно. Госпожа Келлер. Господин комендант, к сожалению, не может вас принять.

Ему очень приятно, что вы пришли извиниться и поблагодарить его. Зайдем в кафе? У меня есть два билетика. У меня нет звезды, один раз меня уже выгнали. Тогда тебя еще никто не знал. Даже я. Смотри, вот по этому талону можно получить нечто похожее на кофе. Как тебе удалось их достать? Так же, как и с картошкой? Ты прямо как заботливая мамаша. Конечно, ты это все ради детей! Антуан! А как же остальные дети? С ними нацисты делают, что хотят. Я надеюсь, что мальчишка, что отправился вместо Стеллы, будет сниться тебе по ночам. Уж мне точно будет сниться! Вместе с остальными, которые не попали в списки. твоих детей! Своих детей я потеряла три года назад, Антуан. Мартине было десять, Саре восемь, а это мой муж.

Когда меня сюда доставили, у меня был тиф. Меня положили в изолятор. Это спасло меня, их отправили с первым же эшелоном. Прости. Я не знал. Не хотел знать. Ты даже не поинтересовался, что со мной было. Ты просто появился. Я переспала с тобой ради Стеллы и остальных детей. Конечно, не только ради этого, надеюсь, ты это почувствовал. Ты читал Талмуд? После смерти нет ничего, только то, что было. Добро, зло. Кто какой путь выбрал. Давай следующий. Тот рядом. Да, вот тот длинный. Ну хорошо, будем играть "Ганса и Гретель". Но слегка подкорректируем. Чтобы Красному Кресту понравилось. Волшебный звонок, который умеет исполнять желания детей, вдруг потерялся. Но потом найдется. В самый последний момент, но все же найдется. Тебе чего хочется? Хлеба с повидлом. И все? Десять кусков с повидлом. Ну, а тебе? Я хочу домой. Домой вернемся после войны. Хорошенько вымыться и в чистой пижаме проспать дня три как минимум.

Потом одеться и пойти в кафе, заказать там себе венский кофе. Официант принес бы мне кучу газет, я бы их все читал и попивал свой кофе. Потом вдруг глядь, передо мной стоит маленький Гитлер и говорит мне: "Господин Рейнберг, не дадите мне газету почитать?" А я ему: "Я охотно любому дам почитать свои газеты, господин Гитлер, а вот вам не дам!" А вы, ваше высочество? Я хочу вернуться домой. Хоть пешком. Можно даже босиком. Я бы тоже. Только мне некуда возвращаться. Еще разок с момента выхода Бабы Яги. Побольше, маэстро. Побольше трагизма. Сделаем. Хотел спросить, что мы играем? Это сказка. О пряничном домике. Конечно, но в какой форме? Вы хотите, чтобы нас расстреляли? За что, ваше высочество? Мы же ничего не сказали. Конечно, конечно. Мсье Моро выступит и уедет, а мы останемся расхлебывать. Вы серьезно? Совершенно серьезно. Господа, у нас больше шансов дожить до конца войны если мы будем сражаться, а не ждать молчаливо, пока нас пустят в расход. Сражаться?! Вы?! Почему бы и нет? Тише, господа. Пусть Вера скажет. Вы тоже хотите сражаться? Что получится, если мы покажем спектакль так, как того хотят немцы? Разве нас прекратят отправлять? Давайте хоть раз посмотрим правде в глаза. Если в Красном Кресте все поймут, они могут попытаться спасти нас. Хотя бы детей. А если нет? Тогда нас тоже отправят, но мы сделаем все, что смогли. По крайней мере будем уважать себя. Ну что ж, продолжим. Надеюсь, господа музыканты умеют держать язык за зубами. Если кто-то из вас чувствует, что его партия очень сложна, тот может нас покинуть в любой момент, мы примем это с пониманием. Вера, позовите детей на сцену. Мсье Антуан! Вернемся к выходу Бабы Яги, как вы хотели. Ты почему не играешь? Почему дети не играют? Мы их научим. Смотри, как лошадка скачет. Мы тут играем и танцуем. Как хорошо нам жить в еврейском городе.

Ради Бога, давайте обойдемся без этих стихов! И пусть привыкнут немного. Чтобы они перестали бояться. Верхние кровати срезать! Эйхман сказал, что главный фронт теперь в этом городе. Самый важный фронт, Эйхман знает, что говорит. А что Антуан Моро? Как у него дела? Отлично. Репетирует сказку. Я немного опасался, что он снова будет со своей собакой. Но похоже, он уже забыл своего Грондана. Артисты, они как дети, небольшое внушение и пожалуйста пряничная избушка. Может, он вправду верит, что вернется? На сегодня вы уже не нужны. Почему вы переиначили сказку, господин Моро? У братьев Гримм в печи оказывается ведьма. Я же слышал, что вы в печь вместо этого бросаете детей. Могу изменить. Дети сядут на лопату и скажут: "Как хорошо в еврейском городе". Это не выход. Может быть, вы скажете всю правду Красному Кресту? Если будет возможность. Поймите, это дипломатическая миссия. Провокации ни к чему. Тем более сейчас, когда у меня есть информация, что идут переговоры о том, чтобы переправить нас на нейтральную территорию. Детей меняют на танки и машины. На русском фронте, конечно же. А не знаете случаем, по какому курсу менять будут? Один еврей один танк? Мсье Моро актер. Если он хочет показать сказку в своей собственной интерпретации, мы не должны ему препятствовать. Спасибо за ваши слова, хоть я вас и разочаровал. Вы выбрали другой путь. Боюсь, очень опасный путь. Я знаю. В этом что-то есть говорить, не говоря ни слова. Забудьте про мои листочки. Может, после войны их кто-нибудь найдет. Может, даже с вашим именем. Хоть вы и не носите желтую звезду. Гуляш из картошки! Из настоящей картошки. Наш театр ждет успех. Эй, повар, у меня кое-что есть! Билеты меняют на сигареты. Держите, господин Райнберг, берите Антуан. Представь себе Париж. Эйфелева башня. Высокая железяка до самого неба. А неподалеку Пигаль. А там кинотеатр. Мы сделаем из него замечательный театр. Мы с тобой? Ну разумеется. А как же Вера? Я? Я буду сидеть в кассе и всех зазывать. Посмотрите на двух клоунов, что рассмешили весь Париж! Вот, попробуйте, пожалуйста. Спасибо, большое спасибо.

Пожалуйста. Разрешите и мне попробовать? Конечно, разумеется. Благодарю. Приятного аппетита.

Спасибо. Проблемы, конечно, у нас тоже есть. Вода, электричество. Гигиена, некоторый недостаток в лекарствах. Красный Крест может очень многое сделать для этих людей. Дети рады любой вкусной мелочи. Мы для них даже театр сделали. Приглашаем сюда играть всемирно известных актеров. Сегодня у нас Антуан Моро. Это тот самый известный мим из Парижа? Да, он. Выдающийся актер. С интересом послушаю ваши объяснения. Дорогие гости. Теперь вы так же хорошо знаете город, как и я. Вы увидели все, что хотели увидеть. Со всеми, с кем хотели, поговорили. Можем ли мы побеседовать с господином Моро? Мы не можем ничего подписать, пока вы нам не позволите с ним поговорить. Позвоните на проходную. Хотя, боюсь, господин Моро скорее всего уже уехал. У него был договор только на одно представление. У него много спектаклей. Он очень большой мастер. Ваши документы, как я и обещал. Поезд для вас уже приготовлен. Ну а теперь можно играть. По вагонам! Имена и национальности героев вымышлены, все совпадения с реальными персонажами случайны. Перевод на русский Leierkastenmann.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< О моих викторианских женщинах.

Для нас обоих будет лучше,. >>>