Христианство в Армении

Не думаю, что вам стоит обременять себя этим.

Нэнси, ты счастлива теперь, но когда мой отец узнает, Это и привело меня к карьере документалиста дикой природы. Я фотографировал ее по всему миру, но теперь возвращаюсь домой и проведу следующий год, снимая дикую природу этих гор. Это не национальный парк или защищенная зона. Со времен моего детства многое здесь изменилось. Но в поиске животных моего детства: черных медведей, койотов, муловых оленей, я надеюсь понять ее теперешнее состояние в этих местах. Я хочу найти животное, которое, по моему мнению, символизирует дикие места Канады больше, чем любое другое. Медведь гризли. Я никогда не встречал их в этих горах, и мне интересно: остались ли они тут? Не смотря на то, что природе здесь приходится идти рука об руку с использованием этой земли людьми, мой дом до сих пор одно из самых красивых мест, из всех что я видел. Леса, в которых я живу, находятся на грани мира людей и дикой природы. Необитаемые участки леса за нами простираются на 30 миль через горы. Я был совсем ребенком, когда впервые увидел животное, которому было суждено изменить мою жизнь.

Проблема в том, что оно было мертво. В начале 70-х, местный фермер обнаружил, что медведь гризли убивает коров на летних пастбищах в горах. В конце концов, он выследил его и пристрелил. Гораздо позже, я узнал об Альдо Леопольде, одном из первых американских экологов, который 60 лет назад заговорил о защите окружающей нас среды. В своей книге "Альманах Песчаного Округа" он написал о смерти последнего медведя гризли в Аризоне. Это по настоящему задело меня за живое. Но тогда я не знал, насколько большое место займут гризли в моей жизни. Когда я начал снимать документальные фильмы, казалось, что я обречен снимать фильмы о медведях. За последние 25 лет я встретил и снял сотни гризли. Теперь у меня настолько близкие отношения с ними, что на съемках моего последнего фильма я мог плавать рядом с ними и снимать под водой, как они ловят рыбу. Гризли для меня всегда были индикатором состояния природы в месте их обитания.

Гризли находятся на верхушке пищевой цепи и становятся настоящим вызовом, с которым надо ужиться человеку. Их присутствие в естественном сообществе лучший признак того, что с окружающей средой в данном месте все в порядке. Годами популяция гризли на севере Каскадных гор неуклонно сокращалась. Человеческое влияние на природу здесь очень высоко. Но если я встречу здесь хотя бы одного, это даст мне надежду за всю живую природу этих гор. В середине зимы медведи находятся в спячке, посмотрим каких еще животных я смогу встретить. Температуры в этих местах могут опускаться до минус 20 градусов. Обычно январь самое тихое время для всей живой природы. Но вокруг домов совсем другая история. Это свиристели. Они кормятся на ветвях дикой яблони. Мы подкармливаем и этим привлекаем много лесных птиц, таких как эти чечетки и гаички. Здорово, когда дикая природа находится так близко к дому. Но так как мы прикармливаем их, они не могут являться индикатором состояния природного сообщества. Необходимо прогуляться и провести здесь больше времени, чтобы снова прочувствовать эти горы. Работа увела меня далеко отсюда и я давно не проводил время, гуляя по этим местам, как в молодости. И я решил, что пришло время для похода. Когда растешь здесь, принимаешь это все как должное. Только покинув эти места, я понял насколько я их ценю. Вместе со мной идет мой шестнадцатилетний сын Логан. Логан сопровождает меня в поездках с самого детства, но мы не проводили с ним время в наших собственных горах, как это делали мы с отцом.

С его растущим интересом к фотографии, я надеялся на его помощь в этом проекте. Больше всего мне нравится в фотографии то, как съемка может изменить ваш взгляд на привычные места. Покадровая съемка отличный способ почувствовать панораму места и процессы, которые происходят за обычным уровнем нашего понимания. Легко забыть, что звезды подвижны и что мы сами живем в мире, который постоянно находится в движении. Я был удивлен, что отсюда видны огни Ванкувера, который находится в 100 милях. Это одно из напоминаний, о том сильном человеческом влиянии, дотягивающимся даже до этих мест. 100 лет назад, здесь были огромные дикие пространства, предоставленные только животным. Но не сейчас. С нашими мощными машинами мы можем попасть куда угодно. А это значит, что люди и животные сталкиваются друг с другом гораздо чаще, чем когда-либо ранее. Это особенно заметно, на моей родине, в Приснтоне в 12 милях вниз по реке, от тех мест, где я живу сейчас. Многое сохранилось со времен моего детства. Но есть и перемены. Муловые олени стали жить в пригородных окраинах, где я вырос. Теперь у них есть доступ к газонам, цветам и кустарнику, которые поддерживаются местными жителями. И здесь нет хищников. Городские олени научились использовать еще один источник созданной человеком еды. Хотя нам не нравится видеть животных, копающихся в наших отходах, для оленей это нормально. Но я думаю, что самое главное в присутствии оленей в городе, это то, что они позволяют нам переосмыслить идеи нашего общества. Альдо Леопольд писал, что нам необходимо пересматривать саму концепцию человеческого общества, и включить в нее нечеловеческие объекты: землю, воду, растения и животный мир. Прошло уже 60 лет с предложения Леопольда, но в моем родном городе мы только начинаем это понимать. В конце марта начинается таяние. После схода снега, в лесах нижних долин распускаются весенние цветы.

В это время семьи медведей выходят из зимних берлог. А недалеко от своего дома я с удивлением встречаю черную медведицу с детенышами. Похоже у нее двойня, трех или четырехмесячные медвежата. Они еще малыши. Но еще недавно, в феврале, они были размером с белку, когда мама родила их в берлоге. Весной медведица может выглядеть довольно потрепано. Эта, похоже, прошла по зарослям лопухов. Она вся в колючках. Кормясь вокруг этих растений, медведи помогают семенам распространяться по лесу. Конечности медведя сложены почти как человеческие. Иногда их поведение выглядит очень забавно. Этот медвежонок похоже немного перебрал. Хорошо встретить в лесу медведицу с медвежатами. Это придает оптимизма, что в сезон, я смогу встретить в горах гризли. В мае, на лесных лугах вокруг моего дома расцветает бальзамориза, мы называем ее лесным подсолнухом. Это знак, что скоро у оленей появится пополнение. В это время года лесные травы и цветы находятся на пике своей питательности. Для лесных оленей это время отыграться за скудную кормежку, которую они терпели всю зиму. Особенно это важно для беременных олених.

Даже в июне в высокогорных местах лежит снег. Но длинные солнечные деньки приносят тепло и реки наполняются талой водой. Вода один из ключевых компонентов жизни. Альдо Леопольд часто писал о важности воды для местности особенно на сухом юго-западе Америки. Восточные склоны Каскадных гор также страдают от ее недостатка, так что талая вода очень важна для сети озер и прудов, которые привлекают людей, живущих здесь. А также других членов местного общества.

Каждый год семейство скоп возвращается к этому озеру на гнездование. Увеличивающиеся присутствие людей на озере, кажется не очень их беспокоит. Но затем я заметил, что самцу приходится летать на охоту к другому озеру, где нет лодок. Скопа охотится внезапным нападением. Пролетая над озером, они ищут волны от рыбьих плавников. Им необходимо иметь невероятное зрение и безупречное чувство времени. Скопа ныряет глубоко в озеро, погружаясь ниже кончиков своих поднятых крыльев. Самцу приходится потратить много сил, чтобы донести рычу в гнездо, а это ему приходится делать несколько раз в день. Ему надо высушить оперение, чтобы подняться выше. Из-за лодок, гоняющих по озеру у его гнезда, ему придется потратить больше сил на кормежку своей семьи этим летом. Мы не привыкли думать о потребностях животных, которые живут вокруг нас. Мы можем просто перенести дикую природу в национальные парки и заповедники. Этого слишком мало. Мы должны научиться делиться пространством. А у многих видов потребности столь малы, что поделиться ими очень просто. Гагары один из самых древних видов среди современных птиц. Они живут здесь уже миллионы лет. Они прекрасные пловцы, но их лапки расположены так далеко на их телах, что на земле они очень неуклюжи. Это значит, что их гнезда должны быть крайне близко к берегу, поэтому вы не найдете гагар на озерах, где плавают моторные лодки. Популяция гагар не столь велика, как была в свое время, но им до сих пор неплохо живется на этих тихих озерах. Большая голубая цапля еще один из видов, который хорошо прижился в этих прудах. Но и им нужен здоровый лес вокруг для гнездования. Жизнь может быть не проста, если ты самый маленький цапленок в гнезде. Похоже, что чем меньше размер животного, тем проще нам с ним ужиться. Эти маленькие пруды отличное место для размножения множества насекомых. Это поддерживает многих животных, таких как этот полосатый перевозчик или эта стрекоза. Стрекозы безжалостные хищники, но они настолько малы, что могут ускользать от проблем сложного человеческого мира и находить место для своего выживания. Множество стрекоз живут в мини-прудах наших садов. Этот тип животного мира легко не заметить. Очень сложно оценить всю красоту природы вокруг нас, используя только человеческие чувства. Но с этой камерой я могу делать до 2000 кадров в секунду и приоткрыть окно в мир природы, который мы не сможем увидеть иначе. Движение крыльев стрекозы прекрасно. Две пары их крыльев двигаются независимо, что позволяет им достигать невероятной маневренности и скорости. Наблюдение за красотой и грацией этих малых созданий заставило меня задуматься, что еще в окружающей нас природе мы не видим в полной мере. Мы Логаном спустили камеру к реке и увидели насколько прекрасной может быть даже такая простая вещь, как падение воды на камни, если замедлить ее. Видно, насколько чистая здесь вода. Это индикатор здоровья экосистемы гор. Маленькие существа обычно находят достаточно места вокруг нас, чтобы удовлетворить свои потребности. Но в горах, медведю гризли нужно около 100 квадратных миль для поиска пропитания и выживания. В нашем мире не осталось достаточно диких земель для них, что бы жить свободно от контактов с людьми. В Америке гризли исчезли из дикой природы 100 лет назад. Теперь мы приблизились к этому в моих родных горах. Не удивительно, что их так сложно найти. Как бы то ни было, у меня большой опыт в поиске гризли. Ранее, когда я снимал медведей, как например здесь на Аляске, за меня всегда играла одна очень важная вещь. Медведи выходили на открытое место в поисках одной вещи лосося. Лосось этих рек служит приманкой, которая заставляет этих обычно осторожных животных выходить на открытое пространство, где я могу их снять. Но в поиске гризли здесь это мне не поможет. Здесь нет лосося. Реки на этой стороне Каскадных гор текут на восток к плотинам, которые не дают лососю подняться к этим горам. Основной пищей медведей в этих местах является растительность, но очень сложно увидеть их за кормежкой под деревьями. В других горных местностях медведи часто поднимаются на вершины склонов, чтобы полакомиться альпийскими цветами. Но после поисков здесь, я не встретил ни одного.

Я думал, что смогу найти одного или двух и затем сфокусироваться на их поиске с земли, но здесь слишком много места, а медведей слишком мало и они все очень далеко друг от друга, чтобы извлечь пользу от поиска с вертолета. Надо придумать что-то еще. После полета на вертолете, я решил спуститься и найти ту медведицу с медвежатами снова.

Мне нужны были медведи. И я знал, где ее найти. Она была в той же точке, что и раньше. Медведица с медвежатами обитает на очень небольшом пространстве леса, чтобы чувствовать себя безопасно. Медвежата очень уязвимы. Они не могут бегать далеко или быстро. Но они отлично лазают.

Поэтому, пока они остаются в лесу, они в достаточной безопасности. Но вид медвежат, свисающих с веток на высоте 25 метров от земли, не внушал мне уверенности за этих маленьких смельчаков. Именно тогда я заметил третьего медвежонка. Не знаю, где он прятался в прошлый раз. Еще я заметил, что медведице удалось избавиться от большинства колючек. Она была в гораздо лучшей форме, чем в прошлый раз. Она начала звать медвежат, просить их спуститься с дерева. Медведица выглядела немного нервно и возбужденно. Возможно ее начало беспокоить мое присутствие. Затем я услышал движение в кустах справа. Это была еще одна медведица с медвежатами. В одном месте находились сразу две семьи. Вновь пришедшая медведица была именно та, что я снял в прошлый раз. Вся в колючках и с двумя медвежатами. А это была совсем другая семья. Мать трех детенышей была больше и старше. Теперь я это заметил. Я понял, что мать с двумя медвежатами должно быть была дочерью более старшей медведицы. Так как они не проявляли друг к другу никакой агрессии.

У медведей принято, что мать с дочерью делят ареал обитания. Меня всегда удивляет, как животные, которых я знаю так хорошо, могут до сих пор удивить меня. Я не думал, что две медведицы с пятью медвежатами могут так долго делить столь малый кусочек леса. Нам многому надо у них поучиться. Проблема нехватки земли между медведями и людьми относится больше к нам, чем к ним. Это не медведи не могут жить с людьми. Это мы им не позволяем. Было еще одно животное, которое я часто видел в детстве, но пока еще не встретил в этом году. Затем мой друг нашел их семью в лесу.

И это было то, чего я никогда раньше не видел. Логово койота. Я видел много койотов, но никогда не видел щенков в логове. Им только несколько недель, и они начинают осваивать мир вокруг норы. Щенки койота и волка одинаковы при рождении, но взрослеют они гораздо раньше. Через пару недель они перестанут пить молоко и примутся за мясо. Было шесть щенков, это среднее значение. У койотов может рождаться до 19 в одном помете. В логове похоже тесновато и не удивительно, что они выходят потянуться и поспать. Но смертность среди них велика. Три из четырех не доживут до взросления. Сейчас середина июля, большинство снега на вершинах растаяло, приходит время снова отправиться на поиски медведей. Я знаю, что на этом далеком перевале ранее видели гризли.

Альдо Леопольд писал, что по настоящему дикими можно назвать места, если, проезжая по ним две недели на лошади, ты не сможешь найти следов человека. Те времена давно ушли в здешних местах, но для меня здесь все равно достаточно места, чтобы почувствовать дикость этих мест. Интересно, чувствуют ли то же самое гризли. Мы пока не встретили медведей, но зато увидели других животных, любящих эти высокие открытые пространства. У копыт снежной козы мягкая внутренняя часть, что позволяет им отлично держаться на каменистых склонах. Дальше в долине мы встретили стадо матерей с малышами. Снежные козы не любят удаляться от каменистых склонов, ведь это их главная защита от хищников. Но иногда им приходится спускаться, чтобы найти свежей зеленой пищи. Снежные козы на самом деле совсем не козы. Наиболее близки они антилопам. Не все места, где я ищу животных, дикие. Большая часть долины земли ранчо.

Сельское хозяйство важная часть местного общества. Хотя сельское хозяйство кажется бережным использованием земель, возможно это было единственным и самым большим источником конфликта человека и мира природы. Во времена Альдо Леопольда, широкомасштабное изменение ландшафта американского запада было результатом войны с хищниками, мешавшими скотоводству. Я снимал стаю волков, охотящихся на большую добычу. Как и гризли, они отличные хищники.

Фермеры не смогли жить рядом с этими хищниками и они были истреблены по всей территории Америки. Волки давно ушли из тех мест, где я живу.

Хотя есть знаки, что они пытаются совершить пробные попытки вернуться. Остался лишь один хищник, с которым фермеры готовы ужиться это койот. Он не охотится большими стаями и его жертвы обычно гораздо меньше. Например кузнечики. Этому детенышу еще надо поучиться правильной технике. А иногда надо просто притормозить и сфокусироваться. В августе продолжительность дня сокращается. Листья осин меняют свой окрас с зеленого на золотой. Уровень рек падает, ведь весь снег в горах за лето растаял. Осень мое любимое время года. Я люблю чистые деньки и бодрящие прохладные ночи. Цвета великолепны. Но часть лесов в этих местах не меняет свой цвет. Эти деревья адаптировались к холодному северному климату. Листья у них в форме тонких иголок, что уменьшает влияние холода. В последние годы в лесах наших краев появилась проблема. Некоторые вечнозеленые растения меняют свой цвет, но это не из-за смены сезона. Эти деревья умирают. Я хотел увидеть создание, приносящее такие разрушения. Удивительно, сколько жуков мы поймали всего за одну ночь. Кажется, что они слишком малы для таких разрушений. Эти насекомые всегда были частью экосистемы леса, но их количество растет. И никто толком не знает почему. Возможно это глобальное потепление оказывает свой эффект. Эти маленькие жучки лубоеды. Они прогрызают ходы под корой деревьев и откладывают яйца, из которых вылупляются личинки. Эти личинки прогрызают путь вокруг дерева, окольцовывая его и преграждая путь питательным веществам и воде, идущими от корней в крону. Фактически убивая дерево. Масштаб их воздействия огромен. Тысячи акров лесов умерли или умирают на восточных склонах Каскадных гор. С более теплыми зимами и сухими летними днями, жуки берут свое. Но, то что плохо для леса, хорошо для лесопромышленности.

Для отражения угрозы жуков, вырубается больше лесов, чем когда-либо ранее. Да и скорость вырубки леса значительно выросла. Наши механизмы справляются с лесом с пугающей скоростью. То, что раньше команда лесорубов делала неделю, теперь делается за день или даже меньше. Эти мертвые деревья заканчивают свой путь на местной лесопилке, что поддерживает экономику города. Наши машины впечатляюще сильны, мы можем направиться куда угодно и сделать с землей все что угодно. Мы пережевываем лес и выплевываем его. Ландшафт меняется с беспрецедентной скоростью.

Никогда мы не подходили ближе к тому, что нам надо выказать уважение к земле и ее обитателям. Хотя лесозаготовка сама по себе разрушительна, в какой-то мере она наименьшее из своих последствий. Лес может вырасти снова. Животные вернутся в эти места, когда вернется лес. Главным влиянием, которое оказывает заготовка леса, я считаю возможность доступа. в первоначально неприступные долины. В этих горах практически не осталось места, в которое нельзя бы было проехать по дороге. А там где дороги, там люди. Сегодня наш мир так сильно накладывается на среду обитания живых существ, что им некуда от нас убежать. У них не осталось мест, где бы они могли спрятаться. Но увидеть этого маленького черного медведя, кормящегося шиповником у дороги, это знак, которого я ждал. Осенний сезон ягод должен дать мне лучший шанс встретить гризли. На дворе сентябрь и мне пора вернуться в горы. И все равно, встретить гризли на такой большой территории будет огромной удачей. Особенно, когда их осталось так мало. Кроме того, время подходит к концу. Уже в следующем месяце здесь пойдет снег. Север каскадных гор это крутые изрезанные хребты. По ним не просто передвигаться. Но основной источник медвежьих запасов на зиму здесь. Это черника и голубика, растущие только высоко в горах. Они отличная еда для медведей, так как содержат много сахара. Логан четвертое поколение нашей семьи, поднимающееся на эти горы для сбора ягод осенью. Наша стратегия осматривать эти ягодные склоны в поисках медведей. Раньше, сидя в такой точке, я мог насчитать дюжину или даже больше медведей за раз. Проведя здесь несколько часов, мы с Логаном увидели лишь одного. Маленький черный медведь. Кажется ему не по себе от нашего присутствия так что встать и потереться о дерево это его способ показаться, чтобы мы поняли как он велик. Мне по настоящему нравится, когда дикие животные принимают меня за часть своего мира. Осень для медведей критическое время. Эти маленькие ягоды все, что у них есть, чтобы набрать вес к зиме. У этого похоже неплохо получается. Его шерсть черная и играет на солнце. Несмотря на то, что я видел за этот год, я все равно остаюсь оптимистом. Проводя время с Логаном, я осознаю, что их поколение думает больше об охране природы. Когда мы росли, то даже не задумывались о том, что дикой природы может не остаться. Но поколение Логана вырабатывает сильную нравственную, персональную ответственность перед миром природы. Времени на поиск гризли в моих родных горах остается все меньше. Осень уже подходит к концу, а я еще не встретил даже их следа. От первого увиденного мной мертвого медведя, когда я был ребенком, через всю мою карьеру съемок медведей, гризли были большой частью моей жизни. Мне кажется именно я получаю больше всего бонусов от наших отношений. А что медведи получают от меня? Что я могу им дать? Мы многое получаем от природы, и необходимо давать что-то взамен. Более чем 60 лет назад Альдо Леопольд написал, что путь к сохранению естественной экосистемы планеты, и в конце концов нас самих, лежит в развитии личного отношения к земле и ее бесчисленным обитателям. Только пройдя этим путем мы сможем научиться любить дикую природу настолько, чтобы спасти ее. Для меня дверью на этот путь стали гризли. Октябрь, первый снег покрыл горные пики. Это был мой последний шанс встретить здесь гризли. В этот осенний день я наконец нашел своего гризли. Даже несмотря на солидное расстояние, как только я увидел его, я знал, что это он. Размер, форма головы и тела, цвет спины и горба. Несмотря на то, что я не смог приблизиться к нему, это не имело значения. Одного знания, что гризли все еще здесь, было достаточно. Нам необходимо научиться любить природу, и я думаю, что гризли это лучшее, с чего можно начать. 100 лет назад Альдо Леопольд видел последнего гризли Аризоны. То, что я сегодня все еще могу встретить их в своих родных местах, даже несмотря на наше влияние на эту землю, дает мне надежду на будущее. На создание этого фильма меня вдохновил короткий рассказ Альдо Леопольда, из его знаменитой книги "Альманах Песчаного Округа".

Это история гризли в горах Аризоны. И несмотря на то, что это произошло более 100 лет назад, мысли Леопольда до сих пор не потеряли актуальность. В 1909-м Альдо устроился на работу в восточную Аризону. В те времена эпоха американского дикого запада уже подходила к концу. Он был почитателем дикой природы и американских просторов. Он наслаждался истинной природой новой страны. Его любовь к природе запечатлена в рассказе "Эскадилья", в котором рассказывалось о горе и жившем на ней медведе гризли. Эта гора была символом принципов дикой природы, которым он следовал во всех аспектах своей жизни в Аризоне. После окончания Йельской школы лесничества, Леопольд устроился в Национальный Парк Апачи обмерщиком деревьев. Он должен был определять объем древесины, которую возможно получить. Он писал о своих смешанных чувствах, когда ему предстояло конвертировать эти прекрасные деревья, в числа в своем блокноте, представляющие гипотетические барыши от лесозаготовки. Но он всегда мог отвлечься от длинного выматывающего дня в лесу, просто взглянув на огромные горы, возвышающиеся над горизонтом. Вот как он писал об этом: "Но на следующем хребте холодный ветер, ревущий в море сосен, сдул все его сомнения." На противоположном берегу возвышалась Эскадилья. Было лишь одно место, из которого на горизонте не было ее видно. Это вершина Эскадильи. Здесь, наверху, не видно саму гору, зато здесь ее можно почувствовать. Причиной этому был большой медведь. Старый Бигфут был грабителем, а Эскадилья его замком. Никто никогда не видел старого медведя, но в грязи ручьев у подножья горы были его огромные следы. При их виде даже у самых свирепых ковбоев замирало сердце. Где бы они не ехали, они видели гору, а когда они видели гору, они думали о медведе. Разговоры у костра сводились к скоту, конюшням и медведю. Бигфут требовал только корову раз в год и пару квадратных миль бесполезных гор. Но его личность доминировала над местностью. Леопольд жил на американском западе, во времена, когда там происходили большие перемены. В эти скотоводческие места приходил прогресс. У прогресса было несколько посланников. Одним из них стал первый трансконтинентальный автомобилист. Автомобили только начинали заменять лошадь, как транспортное средство. Другим была член движения за права женщин, которая путешествовала по стране, представляя новую и радикальную идею о праве женщин голосовать наравне с мужчинами. Еще одной переменой стала прокладка первой телефонной линии, сквозь дикие места. Теперь даже дальние, заброшенные места были соединены проводами, которые могли передавать сообщения мгновенно.

Также Леопольд писал об еще одном эмиссаре прогресса, но с гораздо более мрачной миссией. Федеральный траппер, кто-то вроде Святого Георгия. в поисках драконов для покорения, за счет казны. Есть тут спросил он вредные животные, которых надо умертвить? Да, огромный медведь. Траппер упаковал вещи и направился к Эскадилье. Через месяц он вернулся. с мулом, шатающимся под тяжелой ношей. Был только один сарай в округе, достаточно большой, чтобы повесить его. Он пробовал ловушки, яд и все остальные хитрости без толку. Он зарядил самострел в лощине, где должен был пройти медведь и стал ждать. Последний гризли задел веревку и убил себя. Это был июнь. Шкура была грязная. Пятнистая и бесполезная. Нам казалось оскорблением лишить последнего гризли даже шанса оставить хотя бы хорошую шкуру, в память о его жизни. Только после этого как мы задумались над этим, мы начали осознавать, кто движет прогрессом. С самого начала, время оттачивало базальтовый корпус Эскадильи, выветривая, ожидая и сооружая. Время создало три вещи на старой горе. Достойный почтения вид, сообщество небольших животных и растений и гризли. Федеральный траппер, убивший медведя, знал что сделал Эскадилью безопасной для коров. Но он не знал, что разрушил верхушку стройной системы, которая строилась с тех пор, как начали петь утренние звезды. Мы, лесные служащие, которые молча согласились с убийством медведя, знали местного фермера, который нашел под плугом кинжал, с именем одного из капитанов Васкеса де Коронадо. Мы грубо отзываемся об испанцах, которые, в своей тяге к золоту и обращению в свою веру, без нужды истребляли коренных индейцев. Но нам не приходит на ум, что мы так же были капитанами вторжения, слишком уверенными в своей правоте. Эскадилья до сих пор возвышается над горизонтом. Но когда видишь ее, больше не думаешь о медведе. Теперь это просто гора.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Послушай, я встречаюсь с другой женщиной.

Там все, начиная от открытой электропроводки и действующего газопровода, заканчивая ядовитым дымом изза вулканической активности. >>>