Христианство в Армении

А вы не знали?

subs by linyok Януш Гайос Войчех Пшоняк Магдалена Челецка Анна Романтовска Тамара Арчюх Борис Шиц Эдита Ольшувка художник по костюмам Магдалена Беджицка художник по гриму Януш Калея художник по интерьеру Веслава Хойковска художник-постановщик Анджей Халиньский звукооператоры Анджей Богданович Яцек Хамела композитор Михал Лоренц Эльжбета Курковска директор фильма Эва Ястжембска исполнительный продюсер Дорота Островска-Орлиньска продюсеры Влодзимеж Отуляк Влодзимеж Нидерхаус оператор Анджей Рамлау продюсер и режиссер Януш Моргенштерн Вижу, все-таки выселяешься? Окончательно. Что теперь будешь делать? Я мог бы подать на институт в трудовой суд за то, что хотят уволить такого способного ассистента. А не хочу, потому что все равно не выиграю. Не стоит попробовать? Знаешь что, я их понимаю. На что им тип из оппозиции?

Посмотри, идет твоя преподавательница. Зараза, у меня нет шансов ей сдать. Это мой второй факультет. Если не сдам экзамен, то меня выгонят. А ты не мог бы подружиться со своей преподавательницей? Надо будет нам как-нибудь встретиться. Да, нет проблем. У меня теперь выходные. Забегай в кафе. Лучше около двенадцати. Знаешь, где? Тебя взяли! Ничего не говорил, не хвастаешься. Эх, ты! Не говорил. А что я должен был говорить, если ничего не знал? И вы же сами меня предупреждали, чтобы не рассчитывал на печать, потому что это сливки, и берут только своих. Сливки сливками, но оценить, кого надо, могут! Камиль, браво, браво. Дебют дело серьезное. Ну что ж, теперь надо будет обратиться за творческой стипендией. Я подумаю, господин магистр. Ну что. прошу на занятия! Пожалуйста. пожалуйста. Ежемесячник "Новое слово", пожалуйста. Или нет. два. или три дайте, пожалуйста! Три? Для перепродажи? Да нет, я дебютировал! Что вы сделали? Добрый день. Добрый день. Что это должно быть? Это называется конкретная поэзия. Мой дебют. Я дебютировал как поэт. Наконец-то осуществилось. Что у тебя осуществилось? Как что. Я же пошел на полонистику, чтобы стать писателем. И я писатель. Точнее, поэт. Какой поэт? Что это? А А А А А Я Я. Один два три четыре пять шесть семь восемь. Знаки вопроса. Что это? Что это должно значить: "Будет, будет, будет, будет, будет"? "Было, было, было, было". Что это? Как это читать? Обыкновенно читать, как литературное произведение.

И еще рассматривать как изображение в то же время. Если хочешь, я тебе сейчас десять таких забацаю сразу! Хочешь?

Что, ты хочешь потом на это жить? Некоторые на это живут. Как живут, как живут? Бедствуют, а не живут! Парень, я могу тебя устроить во внешнюю торговлю. В Софии, в Будапеште, в Москве. Взяли бы тебя в заграничное отделение. Ты был бы пристроен до конца жизни. Но нет. На полонистику ему захотелось. Только на полонистике я могу научиться писать стихи. Знаешь, что я тебе скажу? Знаешь, что это? Это просто два года псу под хвост! Так и есть псу под хвост. Что ты хочешь этим жену, детей потом прокормить? А мне на старости лет кто рюмку водки подаст, а? Ты еще увидишь.

Ты еще пожалеешь. О чем буду жалеть? О чем буду жалеть? Я уже жалею! Прекрасно, Камиль, сынок. Прекрасно. Такой успех. А можно посмотреть? Не могу сказать, как я рада. И не принимай близко к сердцу, что отец болтает. А может, бутербродик съешь? Ты не голодный? Нет, нет. Я ему еще докажу. О, я знаю, сынок, знаю. Я тебе сейчас что-нибудь принесу. А ты твори. твори. Пускай идет против течения. Пусть не будет овцой в стаде. Дай ему стремиться к чему-то, чтобы ему потом спокойно в глаза взглянуть. Я сама такая была когда-то. Когда я на него смотрю, то вспоминаю себя. Привет. Привет. Был тут когда-нибудь? Нет, никогда. Берегись того усатого. С ребенком. Это "ухо". Сидит тут целый день и подслушивает. Хорошо знать. Я пришел за советом. Я хотел бы пользоваться местной библиотекой. Без проблем. Это любой может. Это замечательно. Слышал, что говорили по "Свободной Европе"?

Что какой-то парень сжег себя в Кракове. Да, знаю, это уже старая история. Еще мартовская. Приковал себя цепью к помпе, чтобы его не спасли. Протестовал против катыньской лжи. Пропаганда превратит его в психа. Зачем им превращать его в психа? Попросту замолчат дело, и все. Но у нас есть своя пресса без цензуры, от которой ничего не скрыть. Иди сразу наверх и все сделай. Может, у тебя есть спички? Я это искала во всех книжных никаких шансов. Только из-под прилавка можно достать. У меня от автора. Коллеге по перу с наилучшими пожеланиями. ТАДЕУШ КОНВИЦКИЙ МАЛЫЙ АПОКАЛИПСИС Ну надо же. Прошу прощения, что так читаю личную дарственную надпись, но я его ужасно люблю. Я не подозревала, что ты так хорошо его знаешь. Ну, не только его. Скажи, а какой он так. в частной жизни? Если захочешь, я могу тебе о нем порассказывать. Конечно же, хочу.

Когда захочешь.

В моей комнате пишущая машинка. А что удивительного? Машинка нужна. Хочешь стихи писать? Так на чем будешь писать? Пальцем на песке? Машинка нужна, парень. Но ведь еще недавно был разговор, что. Какой был разговор? Ну что мои стихи это. Да ничего подобного, никто так не мог сказать. По телевидению о тебе говорили, понимаешь?

Секретарша мне сказала, что по телевидению говорили о молодых польских поэтах и назвали твое имя. Веришь? Мне никто ничего не говорил.

Зависть, брат, обычная людская зависть. На телевидении все-таки эксперты сидят, да? Твоих коллег по перу должен был удар хватить, так или нет? А что говорили? Я не знаю, что говорили. Секретарша забыла. Только то, что назвали нашу фамилию. Нашу фамилию, парень. Вот я и думаю: как это, о котором телевидение по всей стране трубит, без инструмента? Такого быть не может. Даже неприлично, а? Ну тогда спасибо. Конечно, было глупо так, от руки, как какой-нибудь любитель. Ты обещал маме, что не будешь курить. Ну, поэт! За перо, прошу. Точнее, за машинку. Спасибо. Здорово тебя видеть. Мне надо кое-что сделать. Может, подождешь? Нет, не могу, у меня сейчас занятия. Но в пятницу мой отец уезжает на какую-то учебу. Я буду одна. Встретимся? Я дам знать. Да не открывайте же дверь! Что, ему триппера мало? Хотите вдобавок его простудить? Фамилия, имя, адрес партнерши. Той, что вы трахнули. Мы должны ее срочно вызвать, а то будет распространять дальше. Не знаю. Как это вы не знаете? Да, был тут один, упирался, что подцепил соло, в результате мастурбации. Вы не знаете, кого жарите? Не знаю. Какая-то студентка из Швеции. Я в клубе ее встретил и больше не видел. Да, то-то я смотрю, какой-то нетипичный трипперок, капиталистический.

Коллега. Да, слушаю. А на эту "Парижскую Культуру" ни к чему вам тратить время в нашей библиотеке. Ну что там такого интересного можно вычитать, кроме ненависти ко всему, что наше? Социалистическое. А откуда вы знаете, что я читаю "Культуру"? Я секретарь партийной организации, и должен знать обо всем. А вы не думали о какой-нибудь серьезной идейной декларации? В каком смысле? Ну, о вступлении в члены нашей партии? Нам нужно привлекать такую молодую кровь. Мы способны оценить такую позицию. Я подумаю.

Что это ты такой официальный был по телефону? Очевидно, была причина. О чем ты говоришь? Ты меня заразила. Заразила?. Чем заразила? Наверное, не насморком, а? Вот засранец! Неважно.

Жених. Действительно, неважно. Иди в медпункт, я уже был. И что, сдал меня? Да, конечно. Чтобы ты получила на дом вызов в вендиспансер? Спасибо тебе. И привет жениху. Меня хотят исключить. Положение безвыходное. Что сказал декан? Что он мог сказать? Он хорошо знает, что я уже брал академический отпуск. О другом не может быть и речи. И потом, какой отпуск, если у меня нет двух зачетов. Меня исключат, и все. Может, вы могли бы мне чем-то помочь, господин магистр? А что я могу? Декан от меня не в восторге. А почему вы завалили эти экзамены, почему не перенесли? Как-то так. Книгу стихов готовил. Впрочем, уже в трех издательствах мне отказали. Может, вам попробовать прозу? Рассказы, малые формы. Я думаю об этом, но это не так просто. Это все отнимает массу времени. Пока я сообразил, уже была экзаменационная сессия. У меня для этого руки коротки. Может, секретарь парторганизации?. Нет, я к нему не пойду. Почему? Я его знаю. Он мне посоветовал, чтобы. чтобы я вступил в партию. Но в такой ситуации, когда у вас нож у горла, если кто-то. то только он. Ну и что с того, что соответствует требованиям устава? Что с того, что принес две книжки, из которых одна вышла в обход цензуры, а другая в подпольном издательстве? Да, напишите, что кандидатура отвергнута ввиду исключительно низкого художественного уровня! Проходите. Извините. Я прочитал ваше заявление, но. Армия, коллега, это отличное мужское приключение. Не говоря уже о том, какая это неиссякаемая кладезь тем. Я понимаю, но я для армии совсем не гожусь. А может, вас направят в какую-нибудь интересную армейскую редакцию? В "Солдата свободы" хотя бы. Но у меня уже есть распределение в часть. Ничего тут не могу поделать. Ну, если бы вы были с нами, то есть, как-нибудь по партийной линии. Правда, у вас ведь было время для принятия мужского решения, в смысле, зрелого. Наша более старшая коллега помогла в свое время Мареку Хласко увильнуть от армейской службы. Теперь она считает, что это была ее большая ошибка. Говорит, что армия позволила бы ему встать на ноги. И он бы никуда не уезжал, а просто жил, писал. Писал, жил. У него был бы шанс на успех, а так. Успех, коллега, надо заработать. Ну да. Шах. И мат! Армия ведь не для поэтов. Я только так говорила при секретаре об этом. "Солдате свободы". А может, комиссия вас освободит? Но пока я получил назначение в часть в Кошалинском воеводстве. Ой-ой-ой, и что теперь будет? А что может быть? Когда выдадут оружие, я пальну себе в голову. Ну что вы! Это же надо как-то устроить. Отсрочку придумать. Освобождение какое-нибудь. Я пытался. Нужно иметь доступ к кому-то, кто позвонит какому-нибудь генералу и договорится. Я позвоню. И договорюсь. Вы позвоните? Вы знаете каких-нибудь генералов? Я сестре позвоню. Ваша сестра работает в армии? В армии? Нет! Моя сестра заведует отделением в Творках. Она возьмет вас к себе на какое-то время. Ведь психических в армию не берут. Тогда что, я уже всегда буду с желтым билетом, да? Да, а что вас это волнует? Нужно выбирать меньшее из зол. Мало тут у нас чокнутых в Союзе? Ну, или же вы предпочитаете армию. Я так, просто думаю вслух.

Может, мне просто надо явиться и сказать, что я необыкновенно счастлив, потому что я педик, и в армию буду как в раю. Не шутите так! Такое сразу разнесется. Псих никого не волнует, но педик?. Здесь три слуха могут человека совершенно уничтожить: или что он педик, или что гэбэшник, или что еврей. Либо все три сразу. А может, ко мне пойдем? Я в двух шагах отсюда живу. Нам надо позвонить. Может, я забегу за вином? Тут недалеко есть магазин. А зачем? Что-нибудь сейчас найдем, у меня есть что-нибудь вкусное, сладкое. Извините, как попасть в старый город? Большое спасибо. Пожалуйста. Тут я живу. Но ты скажи точно, когда и куда ему явиться. Ну, как можно скорее. Лучше всего завтра. Ты знаешь, а я понимаю, и тут не до шуток. Это поэт. Конечно. Понятно, что талант. Налей. Что? Нет, я не тебе говорю, но если у тебя есть что-нибудь под рукой, тоже наливай. Ну конечно же, надо помогать. А ты представляешь, как это могло закончиться? Послезавтра в 16 часов ты должен явиться в психиатрическую. Моя сестра будет там тебя ждать. Я ей намекну, что, знаешь. тебя выгнали с учебы за политическую деятельность. Она там начинает потихоньку с ума сходить, понимаешь. Ей передается общая атмосфера, эти безумные флюиды от пациентов. Ей кажется, что строй идет к упадку. Ну, удачи, поэт. Да пошло оно все в жопу. Это просто трата времени. Я перевелся на полонистику, потому что где еще мне учиться писать? Это должна была быть база для поэта. А слышу только, что надо вступить в партию, а партия будет знать, как сделать из меня писателя. Плюй на все и делай свое дело. Но это не так-то просто. Да, это даже очень трудно. Я кое-что об этом знаю. Что там у тебя? Я собрал уже 37 подписей за три дня. Каких подписей? Под письмом протеста. Подпишешь? Я подал заявление на паспорт.

Ну да, точно. Ты же никогда не подписываешь. Давай, подпишу. Против цензуры. Я уезжаю на какое-то время. Когда буду на месте, пришлю тебе адрес. Лучше позвони. Не уверен, что смогу. Ну, кто я? Планер.? Как вас отблагодарить? Вы первый поняли правду обо мне! Все только: самолет, самолет! Самолет. А какой я самолет? Я летаю бесшумно. Ну, наверное, полечу. Сестра мне рассказывала о вас. Интересно, а вы знаете кого-нибудь из оппозиции? Ну конечно. Я же сотрудничаю с Комитетом защиты рабочих. Чудесно. Как раз перед приездом сюда я подписал письмо протеста против цензуры. Власть разозлится. Ну и очень хорошо. Цензуре надо особенно не давать покоя. Она затыкает нам рот. но ведь по мнению власти, слова "цензура" вообще нет. Есть только Главное управление контроля прессы, печати и зрелищ. Цензуры нет. Письма протеста ничем им не навредят, но люди услышат. И это самое важное. Ну да. И эти забастовки распространяются все шире, радио "Свободная Европа" постоянно об этом трубит. Не только. Еще "Голос Америки" и БиБиСи. А вы сидели в тюрьме? Конечно. Теперь такая система заключение на 48 часов. Когда эти 48 проходят, то выпускают и за воротами опять арестовывают на следующие 48. Сама не знаю, что хуже для поэта. Армия или тюрьма. Но вы должны показать мне свои стихи.

Ну конечно. С удовольствием. Сестра мне рассказала. Знаете что. Я сейчас должна идти к пациентам. Прошу вас с этим явиться в приемный покой, получить положенную казенную одежду, и тогда вас отведут в палату. Спасибо.

Не за что. Да, и вечером приглашаю ко мне. Тогда можно будет спокойно поговорить. До встречи. Отстань от него. Отстань от него! Это твоя комната. Только не шуми. Сигареты есть? Где-то у меня были спички. Ангел божий, хранитель мой, Ты всегда рядом стой. В утро, вечер, в день и в ночь Будь готов помочь. Организуем вам такую болезнь, что армия будет обходить вас стороной. Выпьете? Охотно. На всякий случай. Наливайте. Очень удобно. И не получится обмануть, потому что есть деления. Наверное, заграничная? Да, да. Есть заграничная, от родственников пациентов, а другая наша, конфискованная в отделении для алкоголиков. Вы не представляете, сколько нам этого приносят. Но в основном это какие-нибудь коньяки. Гадость страшная, печень сажает. Можно закурить напоследок? Будете себя травить? Здоровья жалко. Ну ладно. Я тоже закурю, раз уж. Я хотел поблагодарить за помощь. Побудете здесь недолго, и все уладится. Вечерами можете сюда приходить. Я оставлю вам ключ от кабинета, и вы сможете тут писать. И кровать у вас в маленькой палате. Тишина, покой, самые легкие случаи: всякие депрессии, мании преследования. Надо друг другу помогать. А вы знаете, доктор, как при несчастном случае оказать первую помощь партийному? Нет, не знаю. Как? Вы не знаете? Ну и очень хорошо! А так, между делом, я тоже партийная. Вы в партии? Думаете, я могла бы быть заведующей отделением, если бы не была в партии? В моем возрасте? Я слишком молода для должности. Да я так, пошутил. Зато, по крайней мере, я могу помогать таким, как вы. Налейте, а то водка греется. Завяжи меня. Сильней. Нет, не надо. Ангел божий, хранитель мой, Ты всегда рядом стой.

В утро, вечер, в день и в ночь Будь готов помочь. С этими сигаретами, это я просто хотел тебя проверить. Как будто я их съел, ну, понимаешь. Ну конечно же, понимаю. Тут говорят, что ты поэт. За тобой тоже следят?

Следят, хитрят, вынюхивают непрерывно да. Уже высмотрели, где ты прячешь рукописи? Поэтому я запираюсь у докторши в кабинете. Там я прячу рукописи, у меня тайник. Ты, наверное, шутишь? Она с ними заодно! Она с ними в сговоре. Но она не знает, где этот тайник. Она подслушивает. Там установлены подслушки. Они все время подслушивают. Я в трудной ситуации. Понимаешь, я приближаюсь к концу книги, а они только этого и ждут. Почему они так разозлились? Почему именно на тебя? Ты слишком много хочешь знать. Ты мне поверил. Я тебе тоже поверю. Надеюсь, ты не подставной. Писатель писателя никогда не обманет и не обидит. Понимаешь, я знаю, что. я отсюда никогда не выйду. Но кто-нибудь должен спасти мою книгу. Спрятать негде, только в постели.

Я подумал, что когда они придут обыскивать постель, распорют подушки, матрасы, понимаешь, будут искать в крупных предметах. Я понял, что лучше всего изголовье. Понимаешь, я его распорол немного, и там прячу свою рукопись. Замечательная идея! Очень хорошая! НЕБЫТ-ИЕ Я должен тебе кое-что рассказать, но это тайна. Они знают, что я разгадал сущность этой системы и могу разоблачить ее миру. Поэтому они велели мне писать книгу. И, к сожалению, я приближаюсь к концу. А как закончу, то они меня уничтожат. Тогда не заканчивай эту книжку. Но я не могу. Нет, потому что они отдают мне при. Я не могу, понимаешь, не могу остановиться, потому что они мне каждый день отдают приказы, чтобы я писал. А потом, когда я закончу, отберут тетради, а со мной разберутся. Вот видишь, какие сукины дети? А меня сюда посадили, чтобы контролировать мое творчество. Только ведь я свои стихи Но они могут взломать любой шифр. У них тут камеры ночного видения. И потом, все равно. Они используют аппаратуру, понимаешь, для чтения мыслей. А ранние произведения у тебя не конфисковали? Какие произведения? Но ты же писал что-то раньше. Нет, я не получал приказа.

Как только закончу, они со мной разберутся, это вопрос. Перестань! Ты уверен? Решение уже давно принято в Москве. Но еще можно спасти мой роман. Ты должен его взять и тотчас же его переправить Навещает тебя кто-нибудь, кому ты доверяешь? Никто меня не навещает, потому что никто не знает, где я. Я тут скрываюсь. Сам видишь меня тоже никто не навещает. Жена меня бросила, перешла на их сторону. Сам видишь! Спокойно, спокойно. Ложись. Ложись. Ничего с тобой не будет, успокойся. Вот увидишь, как это все накроется. В Польше начнется нечто новое. Да что тут может измениться? Это ты говоришь? Диссидент? Везде забастовки с захватом заводов. Это только вопрос времени. Боюсь, они могут подавить эти забастовки. Стремишься к переменам и не веришь, что они придут? Прошу прощения, атмосфера действует, оттого, что смотрю на всех этих людей тут. А что мне с тобой делать? Пациенты, конечно, бегают с доносами, что я дала тебе ключи. Но бегут с этими доносами на меня А к кому им бегать, раз я здесь главная. Не знаю, может, ты хочешь тут спать? Нет-нет, в палате неплохо. Хватит того, что я могу тут, в кабинете, пописать. Покажешь мне что-нибудь? Пока это разрозненные заметки. Но я посвятил тебе одно стихотворение. Госпожа заведующая! Госпожа заведующая! Что случилось? Повесился. Как так вышло? Не доглядела! Я столько за него молился. И не вымолил. Теперь за тебя буду молиться. Ангел божий, хранитель мой, Всегда со мною рядом стой. Ангел божий, хранитель мой, Всегда со мною рядом стой. Не оставляй меня сейчас. Можешь тут оставаться сколько захочешь. Тут ты в безопасности. Ты всегда рядом стой. В утро, вечер, в день и в ночь. Конечно, мы договорились так, как поляк с поляком. Без использования силы, только и исключительно в беседах, переговорах, с небольшими уступками. Так должно быть всегда! Это наше совместное дело, и вместе мы должны восстановить все то, что было потеряно. Камиль! Привет Привет. Познакомься, это актриса, будет читать мои стихи на вечеринке. Здравствуйте. Приглашаю, приходи обязательно. С удовольствием. Только смотря когда, а то. Я только что получил повестку на Раковецкую. Я должен явиться в три дня. В три дня успеешь, потому что это завтра, в шесть.

Помни, не отвечай ни на один вопрос, и ничего не подписывай. Да я же знаю. Когда вернешься, сообщи, нам интересно. И надо сообщить в профсоюзную прессу. А завтра приходи. Обязательно. Тогда держите за меня кулачки. Эй, вы тоже! Уже держу. До встречи, я буду точно. Иди сюда, сынок, иди. Зачем? Ну, иди сюда, говорю тебе, иди. Он сейчас выйдет, сейчас выйдет, и ты прочитай ему мое письмо, потому что он по своей воле уже не хочет читать мои письма, не хочет. Не мог ли ты быть так любезен. Громче! Не мог ли ты быть так любезен выбросить мусор, выбросить мусор. И не кури столько, а то половина мусора это твои окурки, половина мусора. И ты очень удивишься, когда получишь иск о разводе! Потому что ты подлец без совести! А я скажу: не пугай, не пугай, а то сама испугаешься, сама испугаешься. Не повторяй все два раза, а то жалко рот и бумагу. Матерь божья! Может, еще будете заказными письмами все это посылать? А ты еще слишком молодой, слишком молодой. Мама, почему вы не можете договориться? Слишком молодой ты, слишком молодой. Божене. Божене. Я не опоздал, правда? Может, еще вина принести? Нет, спасибо. Ну да, конечно. Это вам, за выступление. А откуда ты знаешь, что я заслужила? Наверняка. Так, может, все-таки вина? Я как раз собиралась идти домой. Я вас провожу. Как хочешь. Только попрощаюсь с автором. Перестань! Я правда хотела бы, но. не могу себя заставить. Я повела себя как в самодеятельности. Да, немного. Кто-то тебя обидел? Откуда ты знаешь? Я писатель. Мне платят за то, чтобы я знал. Видишь это пятно? Это моя кровь из носа. Так он меня стукнул об стену.

Хотел меня заставить выпрыгнуть из окна, и так долго меня мучил, что я сказала, что выпрыгну. А когда понял, что я уже только и мечтаю о том, чтобы выпрыгнуть, не позволил мне. Зачем ты пустила его в дом? Ты его не знала? Да, не знала. Он подошел ко мне в театре и спросил, выйду ли я за него. Были там, в буфете, разные актрисы и актеры. И я стала шаржировать и сказала, что, конечно же, выйду. А потом глупо бы было отказываться. А что, почему нет? Режиссер. Такая необычная ситуация, художественная и кинематографическая. Ну и пошли мы на эту свадьбу сразу же. А потом была пьянка в Союзе артистов, и он куда-то ушел с каким-то. Вернулся через две недели и тогда так меня избил. Он все еще твой муж? Был один суд, но быстро закончился. Он взял вину на себя, признал, что он алкоголик и педик. И что дело было в пари. Впрочем, он мне толковал, что это все было на почве художественной. Что он хочет исследовать в театре экстремальные ситуации. Что квинтэссенцией его метода непритворное убийство на сцене, настоящее. Без искусственной крови.

Потому что он открыл, что искусство это акт единовременный и окончательный. Так что эта кровь моя. Мне повезло, что это было здесь, в квартире, а не на сцене. Спасло меня, наверное, только то, что не было публики. Выпьешь? Нет. Я устала. Ты поэт? Я писал стихи. Уже не пишешь? Нет, пишу, пишу. Но меньше. Я думаю о чем-нибудь большем. Почему роман? Нет, ну, может, роман. Дашь прочитать? Когда напишу. Кто знает. Я рада, что ты сегодня здесь. ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ЧЕЛОВЕК! Пройдемте. Ты чего, мать твою, выдумываешь, а? Цензура тебе не нравится? А то, что мы десятые в мире по промышленной мощи, тебе не нравится? Чего вы, курва, все хотите, а? Надеетесь на доллары от ЦРУ? Я отказываюсь. Я тебе разве задал какие-нибудь вопросы, чтобы ты мне на них какие-то ответы давал?! Я только хотел. Заткнись! Вместо благодарности народной власти, что тебе дала возможность учиться бесплатно, вместо того, чтобы народной власти из благодарности жопу целовать, ты экзамены заваливаешь?! По-твоему, нашей родине нужны такие смутьяны, как ты? Ты, сукин сын! Захлопни пасть, курва, а то я ее тебе сейчас заткну, понимаешь? Успокойся же, Владек. Разве так можно? Вы должны нас извинить. Владек сорвался. Переработал. Но мне лично, Камиль, вы доставили огромное огорчение. Я внимательно наблюдаю за вашим развитием с самого дебюта, и тут вдруг ваша выходка против цензуры. А это очень полезное учреждение. Ну ведь. если бы она была ненужной, то не существовала бы, верно? Цензура, Камиль, играет очень важную роль, отделяя зерно от плевел, и таким образом освобождая место и для вашего творчества. Ну да. Так зачем это вам? Товарищи меня уговорили. А кто же эти товарищи? Я уже не помню, кто. Вот видите? Это мы должны о всем помнить. Держать глаза открытыми. Конечно, меня тоже не все устраивает. Могу вам сказать по секрету, что, как любому патриоту, мне не нравится, что у нас нет полной независимости, но таковы геополитические реалии. А все же у нас одни и те же цели. Нас волнует благо отчизны вас волнует благо отчизны. И вы можете нам помочь. А что я могу? Мы могли бы встречаться время от времени в каком-нибудь кафе. Кофейку выпить, коньячка какого-нибудь. Ну и поговорить по душам, что называется, как земляки. Вы нас будете предупреждать о каких-либо угрозах, а мы умеем быть благодарными. Но я не гожусь для таких дел. Кажется, вскоре вы намерены издать томик стихов? А мы можем помочь, чтобы та или иная книга попала на дорожку быстрой печати. Я не могу заниматься такими вещами. Но это не значит, что я не хотел бы помочь. меня привлекают настоящие задания, смелые, а не какие-нибудь такие. Вызовы большого калибра. Если бы, например, меня послали в США, то я мог бы разоблачить Чеслава Милоша. Он же ненавидит нашу действительность. А когда он получил Нобелевскую премию, то стал еще опасней. Я мог бы до него добраться, вкрасться к нему в доверие, подружиться. Вас отчислили из студентов. Вы не боитесь, что будете отправлены в армию, в дисциплинарную часть в Ожыше? Вы вообще знаете, что такое Ожыш?

Преступники, подонки разные, шпана. Вы знаете, что они могут вам. как они способны сломать интеллигента? Но я даже хотел бы пойти в армию, только ведь меня не возьмут. Вы так думаете? Ну да, потому что я болею. Такой здоровяк? А что с вами? Плоскостопие? Я думал, что вы знаете. Я недавно вышел из психиатрической больницы. Проваливай. Пропуск. А теперь вон! и в лесах гуральских. в солнечных лучах. Опять! загораем мы. Что "опять"? Уж ты прекрасно знаешь, что "опять". А я этого больше не буду терпеть! Увидишь! Не буду терпеть. Чей это волос? Какой волос? Пожалуйста, рыжая, рыжая, черная, черная. Пожалуйста! Целый парикмахерский салон. Женский. Целый публичный дом на одном пиджаке. А может, это мой волос, мой? Дорогая. Ты, даже если бы ни одного волоса не нашла, то сказала бы, что я лысой вдул! Фу, ты поэтому нажрался! Нажрался? Нажрался? Нажрался, алкоголь пил! Жди иск о разводе! А ты знаешь, сколько у меня людей в подчинении? Какая на мне ответственность? Ничего ты не знаешь! Тут были мои сигареты. Целая пачка была! Да, а зачем ты столько куришь? Доктор сказал, что тебя эти сигареты прикончат. Зачем столько куришь? Доктор мелет чушь, потому что ему так велели. В таком случае я иду в киоск. Сейчас? Ночью? Закрыто все, закрыто! Я найду! Не волнуйся! Стой, подожди! На.

Нашла. Спрятала. Ну привет. Да, я пишу. Интенсивно. Я у тебя хорошо себя чувствую. А когда ты возвращаешься? Прекрасно. Жду, пока. Поэзия, курва, да? За чем стоите? Что-нибудь особенное привезли? Может, что-нибудь выкинут. Увидим, когда откроют. Ну что мне тебе сказать? Потрясающе! Но ты ведь знаешь, что такую книгу никогда не издашь. У этой книги в цензуре нет никаких шансов. В какой цензуре? Ну как в какой? В обычной. Я ни секунды не думал ни о какой цензуре.

Только самиздат надо брать в расчет. Не боишься? Я должен был бы теперь отдать эту книгу в цензуру? После того, как я подписал письмо протеста против цензуры? То, знаменитое письмо? Коллеги тебя сожрут за такой роман. Не знаю, в вашей среде такая же зависть, как у актеров? Еще больше. Но мы себя контролируем и притворяемся, что все нормально. Что ничто нас так не радует, как успехи друзей. Открывать вино? Открывать! Конечно, открывать! Определенно открывать. Открывать! Не позволили мне проехать возле Центрального Комитета. Боятся, сукины дети. Но ведь десять миллионов не тронут. Нет у них такой возможности. Какие сукины дети? Как ты выражаешься? Как ты выражаешься? Я тебя так воспитывала? Я только за отцом повторил, что какие-то сукины дети. Как это какие? Партия! Объединенная рабочая. и так далее. Ты, папа, тоже в партии состоишь. Состою, состою! Потому что если бы не состоял, то не мог бы стать директором. Я по соображениям тактики вступил, понимаешь? И "Солидарность" у себя организовал сразу же. Сто процентов коллектива у меня в профсоюзе, сто процентов! Ну, и чего вы добились? Не торопись, товарищ, не торопись! Метод небольших шажков. Пока что трансляция по радио воскресной мессы у нас есть, так или нет? Для остального придет время! Можешь представить? Десять миллионов народу! Мы их можем шапками закидать. Это ты сам себя должен шапками. Эй, поаккуратней! Мало у меня проблем было из-за тебя? Я едва удержался на должности. Каких проблем? Как это "каких"? Мало меня вызывали в комитет? Мало мне пришлось объясняться из-за твоих антисоциалистических выходок? Писать заявления, что ты не живешь с нами? Ты, отец, должен это одобрять. Я занимался тем же, чем и "Солидарность". Я как раз одобряю. Моя кровь! Когда начали о нем говорить по "Свободной Европе", то аж приятно было слушать. Я свою фамилию услышал, понимаешь? Свою фамилию! Так в чем тогда дело? Как это в чем? Ты всегда должен знать, когда, как, с кем, почему и зачем. У нас никто не умеет мыслить тактически. Это нас губило, губит и будет губить. Разве что мы научимся мыслить тактически. Стратегия, дорогой! Стратегия важнее всего. Например, когда-то я не мог тобой хвастаться публично. А теперь могу. Пожалуйста! И это стратегия. Надо улавливать дух времени. ГБ и партия приятели. Добрый день. А, здравствуйте, Камиль. Прошу, проходите.

Могу я так к вам обращаться? Ну конечно. Проходите. Я рад, что вы меня навестили. Вода из крана прекрасно заглушает подслушки. Пожалуйста, садитесь.

Я виделся за границей с эмигрантом издателем вашего романа. Мне удалось провезти два экземпляра. Я надеюсь, что один ты мне подаришь. С посвящением. Да, конечно. Самое главное, к нему обратилось издательство из Германии, хотят тебя издавать. Книга уже в переводе. Ну, и прислали мне аванс для тебя. Пятьсот долларов. Сколько? Ну, пятьсот. Вижу, ты разочарован. Я знаю, это не большая сумма, когда речь идет о книге, но. эти сукины дети отлично знают, в какой цене у нас доллар. Своему они бы не посмели предложить такую сумму. Нет, нет, вы меня удивили. Я не ожидал. Пересчитай. Нет, не надо. На это можно год прожить. Я был в "Пэвэкс"е. Выдумали же этот "Пэвэкс". Сначала это все импортируют с Запада, а сразу после этого экспортируют собственным гражданам за доллары. Но ты теперь сможешь пить настоящий кофе, Чай, настоящий виски. Отложим виски. Похоже, я беременна. Это точно? Ну, не знаю, но, кажется, да. И что теперь будет? В каком смысле? Ну, я подумал о тебе. О твоей карьере. Но это же совершенно неважно в этой ситуации. Это не имеет значения. Ну да, только. Ты еще не развелась с этим бандитом. По закону вы супруги. И у ребенка будет его фамилия. Может, это и лучше. Будет мне платить алименты, засранец. Ну хорошо. Лучше не обольщаться, чтобы потом не было разочарования. Я сегодня еду в Краков. Сегодня? А почему именно сегодня?

Там организуют литературный журнал в обход цензуры, ну и. меня попросили войти в состав редакции. Но ты не обязан сейчас. Это небезопасно. Пусть в это играют те, у кого нет обязанностей. Что ты говоришь? А если меня через 20 лет этот ребенок спросит, что я тогда сделал для Польши, то что я скажу? Что я испугался? Хочешь, чтобы он меня стыдился? В твоем положении тебе это все равно не пригодится. Я буду там максимум три дня. Когда вернусь, мы пойдем к врачу, да?

Я забыл об инструменте. О, вижу перемены. бога дразнить нельзя. У него может не быть чувства юмора. Конечно, на первое причастие мы тебя отвезли под Еленю-Гуру, ведь времена были тяжелые. Но с богом мы не поссорились. Помни об этом, потому что не знаем мы ни дня, ни часа, как сказано в Писании. А человеком надо быть. Потому что даже если не будешь кем-нибудь тут, то будешь кем-нибудь там. А если будешь жить с сознанием, что будешь кем-нибудь там, то будешь кем-нибудь тут. Минуту-минуту, я запутался. Это непростые вопросы. Ты что, укладываешься? Да, я еду в Радзеёвице. Хочу немного пописать в покое. Представь. Кто до войны слышал о каких-нибудь Домах творчества? А сейчас пожалуйста! Власть их. Я же ясно говорю, что писатели добились для себя. Давай, укладывайся! А это что? Нет "что", а кто. Наш польский папа.

Как тебе не стыдно? Ты даже Сталина, когда это было хорошо, на стол поставил! Поставил, поставил. Как раз должен был придти кто-то из министерства, я вырезал из газеты и поставил. Такие были времена. Всю жизнь в таком положении стоишь? Сегодня одно, завтра другое. Сегодня первый секретарь замечательный, а завтра уже негодяй. Сегодня партийное собрание, а завтра "Солидарность". Такой пример ты сыну подаешь? Как это печально. И как это жалко! Я всегда считал, что на этом свете самое важное выбрать меньшее из зол. Только этот мир так устроен, что добра на выбор что-то не видно, а зла до черта. Приходилось не брезговать, чтобы лучше выбрать. Не брезговать этой помойкой это ты всегда умел. Я для тебя это делал. Для семьи. Для нашего Камиля. Надо было как-то жить. Наконец, я этого строя не выбирал! Прошу прощения! Тут о вас написали. О вашей книге. Вы читали? Если в "Трибуне народа", то, скорей всего, ничего хорошего. Пожалуй, нет.

Но вы послушайте: "Этот роман, направленный против всеми признанного порядка и отрицающий достижения мира труда". Полный вздор. По крайней мере, сообщили людям, что такая книга вышла вне цензуры. Пусть плюются. Конечно, все равно все читают наоборот. Но я не по этому делу. Телеграмма вам пришла. Пожалуйста. Спасибо. Когда засияла заря свободы, то ты, Мечислав, организовал на своем предприятии независимый самоуправляемый профессиональный союз "Солидарность". Ты открыто сказал громкое "Нет!" основанной на безбожии лжи! Невосполнимая потеря.

Товарищ Мечислав был лучшим лектором в уездном комитете нашей партии. Так что, сын Мечислава, прими эту дань его памяти. Мы были вместе с Ежи в отделе "Змея" Армии Крайовой. С Ежи? Ну, с Метеком. Ежи это был его псевдоним по святому Георгию. Сердечные соболезнования. Ордер на медные листы для крыши обещал устроить в министерстве. И вот, пожалуйста. Нет, мы будем бороться! Не волнуйтесь. Эти листы мы выбьем! Буду весьма обязан. И все прихожане, конечно, прежде всего. Не говоря уже о. Мы сейчас идем мыть русский памятник. Знаешь. Гэбэшники обливают его краской ночью, а газеты обвиняют нас. А ты? Наверное, уже заканчиваешь вторую книгу, да? Пока нет. Зато первую переводят на итальянский. Может, ты бы устроил мне второе издание? Почему нет? Издам, только бумагу достану. О, здравствуйте! Проходите.

Позвольте представить это будущая звезда нашей независимой литературы. А это корреспондент шведской прессы. Пообщайтесь. Здравствуйте. Очень приятно. Знаете что, может, выйдем наружу, в коридор? Ненадолго, чтобы не мешать. Прошу. Спасибо. Вы бы хотели заработать? Ну, знаете. У меня хорошие связи на радиостанции. Существует большая потребность в радиопьесах. Люди хотят знать, что сейчас происходит в стране. Что скажете? Я мог бы подумать. А как оплата? В финансовом смысле? Оплата еще какая! Особенно для автора отсюда. При таком курсе доллара. Тем более я мог бы подумать. Пожалуйста, обдумайте. Я займусь переводом. А если дело в. гонораре, то такое джентльменское соглашение: пятьдесят на пятьдесят. Не понимаю. Помимо того, что вам заплатят за перевод? Все-таки я вас ввожу в дело. Вы потом и так получите с этого. очень большую прибыль. Я подумаю. Вы не думайте, вы пишите. Я дам вам свою визитку. Может, перейдем на "ты"? Камиль. Анджей. Пожалуйста. Там есть адрес, телефон. Прошу. Что это? Жевательная резинка. Моя любимая. Жевать не умирать. Что ты сказал? Что "жевать не умирать". Хорошо, замечательно! Что замечательно? То, что ты сказал. Рекламный слоган. Короткий, яркий. "Жевать не умирать". Я его в Швеции продам за большие деньги, увидишь. Конечно. И гонорар пополам. Давно тебя не видела. Я был очень занят. Проходи, пожалуйста. А свою книгу не принес? Жалко тебе было экземпляра? Ну что ты. Уже давно разошлась. Но, как будет переиздание, она сразу у тебя появится. Располагайся. Мне надо одеться, я собираюсь на очень важную встречу. Погоди, погоди. Может, у тебя есть какие-нибудь тексты радиопьес? Я бы посмотрел, как сейчас пишут, о чем. Может, для вас, для радио что-нибудь написал бы. Это замечательно. Тут груды рукописей, одни радиопьесы. В основном старые, не поставленные вещи, не прошедшие цензуру. Ты бы правда согласился?! Вот была бы сенсация в редакции! Автор из самиздата. Я бы из кожи вон вылезла, чтобы ее протолкнуть. И как, нашел что-нибудь? Да нет, дрянь какая-то. Может, ты знаешь Петраса? Станислав Петрас. Он уехал в Австралию в прошлом году и попросил убежища. Может, знала, но не помню. Он писал какие-нибудь постановки для радио? Может, и писал, но точно ничего не ставили, иначе я бы помнила. Почему ты спрашиваешь? Нет, так только. Вспоминал как-то, но вроде речь шла о киносценарии. Ну и что тут у нас? То же, что всегда самогоночка. Ничего не светит комунякам. Они сюда уже не вернутся. Не отважатся, да? Наверное, да. Нам еще надо договориться после 11 ноября. Мы готовим новый общественно-политический еженедельник. Ты бы пригодился. К сожалению, мне надо возвращаться. Два дня ничего не решат. Готовится большая манифестация. Это исторические моменты! Я беспокоюсь о маме. Она несколько дней не подходит к телефону. Наверное, стоит в очередях. Она вообще никуда не ходит. После смерти отца весь пар из нее вышел. Мне надо возвращаться. Я зажгу. Что случилось? Порядок наводишь, тетя? Можно сказать, порядок. Где ты был, бедняжка? В Гданьске. А что случилось? То случилось, что. что ты уже круглый сирота. Мамочка закрыла глаза, и ты остался на свете один как перст. Вы опоздали. Немного. Вас ждет кое-кто из Швеции. Большое спасибо. Позволите взять вашу сумку? Спасибо, спасибо. Привет. Привет. Никто за тобой не шел? По крайней мере никто подозрительный.

Лучше было здесь встретиться. У меня хорошие новости. Пьеса уже была в эфире, и будет еще раз.

Так что тебе предстоит долгосрочное сотрудничество. Ты должен быстро написать следующую. Это для тебя. И принимайся за работу. Вряд ли. Что значит "вряд ли"? Мы должны идти за временем, Камиль. Вот это это время? Я на твоем месте подумал бы получше. Я покончил с писательством, меня это больше не интересует. Я обдумал несколько вопросов и сделал выводы. Прости, я на минуту. Добрый вечер. А, приветствую, приветствую. У тебя была пьеса на шведском радио. Я слышал, мне понравилось. Понравилось, что ты пишешь об оппозиции не на коленях, хотя ты один из них. Простите. Что ты здесь делаешь? Как это "что"? Я читала свои стихи. Да? И как было? Спроси у кого-нибудь из присутствующих. Государственный Совет, в соответствии с положениями конституции, ввел сегодня в полночь военное положение на территории всей страны. АПОКАЛИПСИС СЕГОДНЯ "СОЛИДАРНОСТЬ" ЖИВА! Что у тебя в рюкзаке? Что это такое? Ладно, идем! Извините, вы не знаете, где Марек? А вы кто? Я его товарищ. Забрали его. Воронки ехали целую ночь.

Воронки с женщинами, а женщины пели какие-то патриотические песни. Без остановки ехали на восток от города. Что на восток от Голдапа? Вы понимаете, коллега Сибирь, Гулаг. Привет. Ты слышал? Может, это провокатор, чтобы нас напугать? Холера знает, как его проверить. Что, документы спросить? Знаешь, сколько у нас тут интернированных в картотеках?

Все сидят. Целый мир о них шумит. Я ищу Марека Коленду. Он тоже сидит, в Бялоленке. Что, а тебя не интернировали? Меня не было дома, когда забирали. Теперь прячусь. Тогда будь осторожней. Да, и упаси тебя бог пойти на Вейскую. Там сидят гэбэшники в машинах и, знаешь, наблюдают. Вчера одного из наших схватили, когда он стал записывать номера их машин. Номера машин. Сматывай удочки, дебил. Тут работают! Берите что есть! Пожалуйста, не толкайтесь! Мне это совсем не помогает! Послушайте, предупреждаю, что осталось! Поближе!

Осталось последних 11 штук, на всех не хватит! Следующая доставка на будущее Рождество, если все пойдет хорошо и русские не войдут! "По ту сторону", первый роман молодого поэта! "По ту сторону", дебют Камиля Новака. Ну привет. Привет. Что у тебя за дело? На нужды комитета. Господи, парень, сколько тут? Легко достались. Надо помогать. За такие бабки людям надо на работе надрываться три года. Ну хорошо. Спасибо. Можно на два слова? Тут бар есть, мы можем поговорить? Тогда пришлите мне официальную повестку с номером дела. Вижу, вы подкованы. Но это не допрос. Мы о путешествиях поговорим. Любопытная тема. Ну, может, для начала о ваших дальних путешествиях? О путешествиях? Я никуда не собираюсь. Тогда сейчас будет о радиопьесах. Но я не писал для радио никаких пьес. Для нашего радио нет, а для шведского да. Она в польском переводе у меня на столе. Коллеги из отделения в Стокгольме прислали. А зачем вы мне все это говорите? Как раз так случилось, что, в свою очередь, коллеги из Австралии прислали мне книгу, выпущенную там эмигрантским издательством. В основном рассказы, но есть и радиопьеса. Автора зовут Петрас. Выбрал свободу когда-то. Смотрю я, читаю, и что вижу? А там эта радиопьеса, которая шла по шведскому радио под твоим именем! Вот что я хотел сказать. Ну что так молчишь, а? Дело скверное. Если сейчас мы его обнародуем, будет скандал. И Петрас потребует своего! Это конец твоей карьеры. Ты же, наверное, не дурак? Ты приперт к стенке! Тебе конец! Я решил, что для меня дело чести тебя поймать. Но и подумать не мог, что это будет так легко. А теперь мне нужен только маленький автографчик на заявлении. Но меня это уже не интересует. Можете это обнародовать. Я больше не хочу быть писателем. Не будет никакого автографчика. Обдумай все. Даю тебе неделю. Я в последний раз был такой добрый. Можешь идти. Знаешь, тебе-то хорошо. Потому что ты один. Я живу у моего старика, и это он меня содержит. И куда я пойду?

Я не могу свои стихи публиковать в обход цензуры под фамилией отца или под своей собственной фамилией, потому что его выгонят с работы. А тогда что? Мы утонем. Видишь, он так тебя впутал. но на самом деле он в общем-то приличный человек. А когда учился полонистике, то сам писал стихи. Вовсе недурные. Ну и что? Ну и закончил учебу, и надо было куда-то пристроиться. В конце концов попал в цензуру.

А там оклад что надо и квартира быстро. Ну, как-то так. Но литературе он никогда никакого вреда не причинил, потому что с самого начала был назначен в отдел кино. Ну и у меня в любом случае нет выхода. Подписываюсь псевдонимом, и как я не существую. Не волнуйся. Еще нет коллективной ответственности. Главное, что ты пишешь прекрасные стихи. Они тебе правда нравятся? Конечно. Отличные стихи. Смелые по форме. Так как, идем в постель? Но я не могу. Ну потому что отец разозлится, если я не вернусь на ночь. Он за мной все еще присматривает, знаешь. Блюдет нравы. Но ненадолго могу. Так, на два разочка. Извинишь, что я не останусь до утра? У меня нет выхода. Поторопись. Почему? Потому что без очков я чувствовала бы себя совсем голой. Склад у меня устраиваешь? Вы не говорили, что речь идет о хранении книг. Может, надо было сначала меня спросить? Твоя книга, двести экземпляров. Не успели мы все доделать. Переплеты есть не у всех. У нас был хороший склад, но хозяин дома испугался и сказал забирать. Ну так куда, как не к тебе? И что мне теперь с этим делать? Что хочешь. Распространи как-нибудь. А почему нет переплетов? У части есть. Придут времена получше, будут и переплеты. Ну, я пошел. Закрой за мной дверь. Кто там? О, и что это тут у нас? А говорил, что больше не хочешь быть писателем, мерзавец. Я шутил. Эти вещественные доказательства отнесите в машину. Могу я закурить? Я обещал, что до тебя доберусь. Я всегда держу слово. Забирайте его. Подождите! О твоем трюке с радиопьесами я проинформирую завтра все газеты. Ну и очень хорошо. У меня будет спокойно на душе. Срочно двигаться по направлению к району памятника Копернику. Помочь при разгоне. ОСВОБОДИТЬ ВАЛЕНСУ Центральная, дайте подкрепление. Дайте подкрепление. "Солидарность"! "Солидарность"! Нет, откуда! Взял на время. Сидел с уголовными? Поехали. Что это? Мой роман. Ты написал второй роман в тюряге? Не второй, а первый. Как это? Да, первый. Прочтешь поймешь.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я хочу, по возможности, принять участие в планировании стратегии 3 армии.

Бдительность и терпение друзья охотника. >>>