Христианство в Армении

Пришедшая в церковь с песнями и цветами красивая процессия превращается в нечто уродливое, и цветущие ветви становятся кнутами и плетьми.

[ Тихо рычит ] [ Воет ] [ Кричит птеродактиль ] [ Воет стегозавр ] [ Воет ] Но какой была на самом деле жизнь людей в Восточной Европе, находившихся в заключении за Железным занавесом? Ответы иногда вызывают удивление. В то время как некоторые не в силах забыть аномалии того времени, другие считают, что жили абсолютно нормальной жизнью. Эти фильмы, используя редкие архивные киноматериалы и частные свидетельства, рассказывают о действительной жизни тех, кто жил при коммунистах. Это был образ жизни, исчезнувший, когда два десятилетия назад коммунизм в Восточной Европе рухнул. ПОТЕРЯННыЙ МИР КОММУНИЗМА СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РАЙ Восточная Германия была государством показного социализма. Одним из его кумиров был детский телевизионный персонаж, кукла Сандман. Он был призван укладывать детей Восточной Германии спать и прививать им любовь к социализму. Он должен был отражать жизнь в Восточной Германии, выражать классовую сознательность и чувство солидарности. Сандман был сделан людьми, которые жили при социализме. У них было своё видение социализма и коммунизма, и они с радостью передавали это видение мира, который лучше и справедливее. И примером этого мира для Восточной Германии было излюбленное место летнего отдыха Сандмана Советский Союз. Восточная Германия родилась на руинах Второй Мировой войны. Она возникла из советской зоны оккупации, созданной после поражения нацистской Германии. Символы Советского Союза, изображение его вождя Иосифа Сталина показывали, где теперь реальная власть. Летом 45-го года 14-летняя школьница Эрика Риман возвращалась в свою прежнюю школу в компании друзей. Этот день она запомнила навсегда. Мы увидели, что портрет Гитлера заменили на портрет Сталина. Я нарисовала губной помадой бант на усах Сталина, потому что его портрет показался мне печальным.

Я зря это сделала. Потом я навсегда расхотела стать художницей. Эрику приговорили к десяти годам тюрьмы. Часть срока она провела в бывшем нацистском лагере в Заксенхаузене. Там её подвергли жестокому издевательству. Нам приказали пойти в душевую.

Нам велели сделать то же самое, что и евреям, когда из душа выходила не вода, Это была невероятно страшная ситуация. Нас охватила паника, но потом потекла тёплая вода, и мы успокоились. Какое-то время я провела в крепости в Торгау, где многих женщин насиловали. Меня не изнасиловали, хотя собирались это сделать, я была следующей. Будучи, в сущности, ребёнком, Эрика подвергалась физическим и сексуальным оскорблениям, подобным случаю в тюрьме Торгау.

Это сказалось на всей моей В то время я не приобрела какого-то сексуального опыта, но как-то мне пришлось раздеться и сесть в таз, который потом спихнули с лестницы под крики мужчин. Я не могу об этом говорить. По сей день я чувствую унижение. Мне стыдно и мерзко. Я мать и бабушка, но после всех этих лет я по-прежнему чувствую себя опозоренной. Очень тяжело переносить такое в юном возрасте. Более 150-ти тысяч немцев были отправлены коммунистами в специальные лагеря, такие как Заксенхаузен. Почти треть из них умерла в заключении.

В августе 52-го года 80 тысяч юных пионеров были приглашены в Дрезден, потому что мы, дети, должны были строить социализм. Мне было 12, и я гордился тем, что присутствую на первом съезде пионеров в Дрездене. Мы знали о Гитлерюгенде во времена Третьего Рейха, у них тоже были галстуки и форма, и барабаны и трубы. Когда основали пионерскую организацию, взрослые были против, потому что это напоминало им гитлеровский режим. Родители говорили: "О нашим детьми этого не будет". Мой отец был учителем, и перед ним поставили задачу набирать детей в пионерские организации. Пионеры служили недавно образованному в Восточной Германии рабоче-крестьянскому государству, диктатуре одной партии, как в Советском Союзе. Пропаганда делала акцент на угрозе западного империализма, к примеру, говорилось, Америка сбрасывает с воздуха колорадского жука, чтобы погубить социалистический урожай. Нас хвалили за то, что мы собирали этих жуков. Нам говорили: "Те же американские самолёты, которые бомбили Дрезден, теперь сбросили этих жуков". Злобный американский империализм. В Дрездене мы дали свою первую пионерскую клятву. Мы поклялись сделать всё, чтобы в будущем не повторилась такая ужасная война. 80 тысяч детей хором говорили: "Клянёмся". И я произносил слова клятвы всей душой. Сталин был великим героем, он был для нас богом. Сталин умный, Сталин мудрый. Сталин был представителем свободного мира, свободного мира социализма, он был для нас примером. Мы безоговорочно следовали Этот съезд был кульминацией сталинизма в Восточной Германии. Через год Сталин умер, и партия столкнулась с открытым неповиновением. 17-го июня 53-го года рабочие восстали против рабоче-крестьянского государства. То, что началось как забастовка против повышения зарплаты, вскоре сменилось широкими требованиями свободных выборов и отставки правительства. Тогда пришлось вмешаться размещённым в Восточной Германии советским войскам. В 11:30 мы услышали шум и поняли, что идут русские. Люди начали кричать. Когда люди в задних рядах отказались уступить дорогу, солдаты начали стрелять в воздух. Когда слышишь такое, автоматически бежишь, куда глаза глядят. Хорст Критер, работник заправочной станции в Берлине, оказался в тот день в гуще событий. Мы бросали в танки камнями. Когда видишь, как танки стреляют туда, где ты находишься, поневоле наделаешь в штаны. В тот день один человек погиб на площади Маркса и Энгельса. Его переехал танк. На деревянном кресте было написано: "Убит советской армией". Для меня это был славный день. Мы показали, что можно сделать. Полиция была бессильна. Правительство было бессильно. Тайная полиция Штази была бессильна. В тот день было убито более 50-ти гражданских лиц. Более 20-ти тысяч человек были арестованы, десятки казнены. Лидеры страны были застигнуты врасплох. О этого времени первоочередной задачей правительства стала безопасность, контроль над людьми. Люди же думали об одном: как выжить. 50-е годы были тяжёлым временем, ощущалась нехватка продуктов и товаров первой необходимости. Семьи и организации в Западной Германии посылали на восток посылки. Мы были приятно удивлены, ведь мы так скромно жили. Когда приходила посылка, мы просто глазам своим не верили. Упаковка была яркой, красочной. Мы в жизни такого не видели. Роланд, самый младший, слишком медленно открывал подарки, он позвал на помощь Вольфганга. В 54-ом году мой отец получил 8-миллиметровую камеру "АК-8". Это первые съёмки, на Рождество. Я ребёнок. Мне 18 месяцев. Это самодельный граммофон. Мы жили в Берлине, на Карлсхорсте, который был оккупирован Советами. Здесь разрешалось жить только государственным функционерам и сотрудникам министерств. Мой отец работал оператором на телевидении. Конечно, он был членом партии, но не был убеждённым коммунистом. На моей матери ожерелье, но она надела его, конечно, для съёмок. Теперь она проверяет новый пылесос. Он назывался "Омега". Это был восточногерманский пылесос. В 60-ом году в Восточную Германию приехал Хрущёв. Когда он проезжал через Карлсхорст по пути в аэропорт, я оказался в это время на улице. Позднее, когда я проявил плёнку, я обнаружил, что махал Эриху Мильке, главе Штази, который сидел рядом с водителем. В 50-х годах многое было предметом роскоши.

Мы были счастливы, если нам удавалось достать что-то редкое, например, бананы, мы покупали их на Западе. До 61-го года ещё было можно ездить в Западный Берлин. 13-го августа 61-го года началось строительство Берлинской стены. Восточная Германия называла её антифашистской стеной, призванной отделить Запад.

На самом деле она должна была запереть восточных немцев в их социалистическом раю. Около трёх миллионов немцев уже перебежали на Запад, в котором видели угрозу самому существованию Восточной Германии. Одним из тех, кто препятствовал бегству, был Хаген Кох, юный пионер в Дрездене, а тогда член министерства госбезопасности, известного как Штази. Днём мы достигли пограничного пункта. Мне было приказано провести в этом месте, на улице, жирную белую линию. Я стоял одной ногой на Западе, а другой на Востоке. Моей задачей было показать нехорошим людям на Западе "ни шагу дальше".

Там капитализм, а здесь социализм. Когда я проводил эту линию, я был твёрдо убеждён, что эта граница поможет избежать Третьей Мировой войны, поможет сохранить мир. Многие люди были против стены.

Но я не был единственным, кто был за неё. За стеной росли эти школьники из деревни Гользов. Им предстояло стать объектом телевизионного проекта. Уинфред Йершель был самым младшим в классе. Была построена новая сельская школа, очень красивая. Это был восточногерманский фильм, а, значит, пропаганда. Вероятно, его создателям хотелось сказать, что в маленькой деревне построили новую школу, и что все дети в ней счастливы. Помню, вопросы в школе были примерно такими: "Как выглядит Сандман?" Нужно было показать, какие передачи мы смотрим дома. В то время тех, кто смотрел передачи с Запада, сажали в тюрьму. Наша антенна всегда была направлена на Запад. Учитель пытался узнать, смотрят ли люди телепередачи с Запада. Уинфред хотел стать изобретателем и был очень пытливым по характеру. Мы изучали политические теории Маркса и Ленина. Как-то я спросил учителя: "Когда будет настоящий коммунизм, коммунизм без денег?" Видимо, учитель был не менее смышлёный, чем я, и он сказал, что мы начнём торговать без денег в начале следующего тысячелетия. Я был не очень сведущим ребёнком и подумал: "Потрясающе!" Большинство восточных немцев, подобно Юргену Хартвигу, ребёнку в домашнем фильме 50-ых, делали то, чего от них требовала Он присутствует на Югенфайер, введённой коммунистами церемонии "совершеннолетия". Тем не менее, Юрген не был коммунистом. У меня была западная ориентация. Меня интересовала другая музыка. "Битлз", "Роллинг Стоунз". Меня не привлекал социализм, хоть я и носил синюю рубашку Свободной немецкой молодежи. Я начал думать о том, как пробраться на Запад. В 73-ем я попытался сбежать туда через Венгрию, но потерпел неудачу и на два года попал в тюрьму. К концу 70-ых годов в Восточной Германии начало расти разочарование в действительности. Это моё прощальное видео. Мне было 19. Я собирался пойти в армию. "Любительский фильм Андреаса Хонча" Так складывалась жизнь. Это моя комната в Дрездене, в доме моих родителей. Все мои идеалы, мои мечты, всё разлетелось вдребезги. Узнав правду о вторжении войск Варшавского Пакта в Чехословакию десятью годами ранее, Андреас был потрясён. Это телевидение Восточной Германии показывает наши танки, такие же, как те, что вошли в Чехословакию в 68-ом году. Я помню, как я тогда, десятилетний мальчик, смотрел на танки, отправляющиеся в Прагу. Я даже подмигнул одному из солдат. Но когда я пошёл в армию, я понял, что произошло, и почувствовал себя преданным. Такие чувство можно было выразить только в личном общении. Официально в Восточной Германии можно было говорить лишь об экономических и научных достижениях социализма. Оюжеты Сандмана отражали исследование космоса и достижения советских космонавтов. Всё это утверждало веру в прогресс. Считалось, что и в космосе со временем будет коммунизм. Социализму нужно было придать победоносный вид. Для детей Восточной Германии у нас особый сюрприз. Не так давно сюда на ракете прилетел Сандман. Он хорошо приспособился к условиям космоса, к невесомости. Но пока Восточная Германия пропагандировала достижения социализма в космосе, тайная полиция становилась всё более могущественной силой. Ничто не ускользало от её внимания. Ни одна страна за всю историю не шпионила за своими гражданами с таким ожесточением. Доносительством занимался один из шести. Первая строчка в списке врагов государства была отведена возникшему движению панк-рока. Я хотел лишь немного развлекаться, но государство видело в этом иное. Из нас делали политических преступников. Хаос был ведущим певцом в панк-рок группе "Вутанфал", что означало "Приступ ярости". Его друг, Заппа, был бас гитаристом. Но Хаос не знал, что его лучший друг был осведомителем Штази. Моим кодовым именем было Капитан. Мне дали номер телефона, когда я звонил, я говорил: "Это Капитан". Заппа не выдержал натиска Штази и подписал с ними договор, по которому должен был сообщать сведения о панках, которых знал. Штази продиктовали мне две страницы текста, полные чепухи. "Клянусь не предпринимать ничего против социализма. Я буду работать на Министерство Госбезопасности". Я решил, что если подпишу, меня отпустят, и на этом всё кончится.

Но теперь у них была моя поганая подпись, и они продолжали донимать меня: "Ты подписал это и теперь будешь сообщать, где состоятся концерты". Мне пришлось часами просиживать в здании Штази. Я сказал: "Хорошо, я буду сообщать вам про концерты". Я никак не ожидал, что за меня так возьмутся. В конце концов, за мной следили уже 9 осведомителей. Штази дали мне квартиру, чтобы знать, где я. Взамен я поклялся, что буду голосовать на следующих выборах. Хаос узнал о предательстве своего лучшего врага, когда рухнула стена и он прочитал своё досье. Я глубоко разочаровался в своём друге. Ведь я верил ему. Это была ошибка. Это был страшный год. Я был в руках Штази. Штази драматическим образом изменили и жизнь Хайди Крюгер. Хайди была одной из коммунистических звёзд спорта. Она завоевала золотую медаль в толкании ядра на чемпионате Европы 86-го года. Мне нравилось побеждать, выступая за Восточную Германию.

Мне нравилось представлять мою страну за рубежом, просто потому, что я верила что наши достижения укрепляют социалистическую республику. Но Хайди дорого заплатила за свои спортивные успехи. Хайди стала одной из 10 тысяч восточногерманских спортсменов, которые были частью допинговой программы Штази. Вскоре после того, как мне исполнилось 16, тренер стал вдруг давать мне таблетки. Он говорил: "Они тебе помогут, все их принимают. Тебе будет легче тренироваться, ты не будешь болеть. Если у тебя будут травмы, ты быстрее поправишься". Я поверила ему и стала принимать эти таблетки. Есть подростки, чья сексуальность ещё не успела закрепиться, вероятно, я была в такой же ситуации. Я была ни рыба, ни мясо. Именно в этот период мне стали давать таблетки. Поэтому моё развитие пошло в мужскую сторону. Большие дозы анаболических стероидов за несколько лет навсегда изменили тело Хайди. Я понял, что из меня сделали лабораторную крысу, потому что видели мой потенциал. Восточная Германия отняла у меня жизнь, не спросив. Мне не позволили решать, кем я хочу стать. Допинговая система вынудила Хайди подвергнуться операции по изменению пола, и теперь Хайди зовётся Андреасом. Хайди по-прежнему существует. Я немножко Хайди, это моя жизнь. Я был женщиной, и, возможно, до определённой степени я буду оставаться женщиной.

За восточногерманскую допинговую программу отвечал глава Штази Эрих Мильке. Он снят здесь на охоте.

Это Шорфхайде. Здесь охотился Здесь охотились нацистские вожди, и здесь охотились некоторые члены политбюро по завершении важных дел. Обычно мы охотились по вторникам, после заседаний политбюро. Мильке был страстным, но не очень метким охотником.

У Мильке было своё отношение к охоте, поскольку он плохо стрелял. Леснику, сопровождавшему его, приходилось убивать жертву, чтобы Мильке хотя бы иногда выглядел удачливым охотником. Офицер Штази Бёрнд Брукнер был телохранителем вождя партии Эриха Хонеккера. Его босс обожал охоту. Хонеккер был человеком решительным. В любую погоду, даже в снег, он всё равно отправлялся на охоту в своей меховой шапке. За наших прекрасных, преданных, надёжных друзей из округа Эрфурт. Троекратное ура! Государственная охота закончена. Животные привозились из других стран Восточного Блока, например, Венгрии, поскольку их убивали очень много. Они перегибали палку. Иногда они нарушали охотничьи ограничения. Убивали всё подряд. Это было слишком. В глубоко несвободном обществе, таком, как Восточная Германия, любое свободное пространство ценилось на вес золота. Нудизм был издавна популярен, особенно, на пляжах. Парады нудистов посещал даже Эрих Хонеккер. И вообще, отношение режима к эротическим показам начинало меняться. Я была занята в "амурном секторе", как это называлось в Восточной Германии. Раздеться в эротическом стиле, это было нечто очень новое. Я начала со стриптиза "Эдельвейс". Люди смеялись, им это нравилось, потому что они не видели ничего подобного. Стриптиз был редкостью для Восточной Германии, но в какой-то момент он стал чрезвычайно популярен. Эти кадры показывают Хайди Виттвер в конце 80-ых на просмотре для получения лицензии на стриптиз. Продавщица из Лейпцига очень скоро станет пользоваться спросом у партийных функционеров. Было ясно, что к этому причастны Штази, и что такие вещи всегда существовали. Люди приезжали сюда только в капиталистических машинах. Я начинала понимать, что в действительности происходило в Восточной Германии. Я видела шампанское в огромных чашах, бананы, всё, чего мы не имели. Я хорошо зарабатывала. Жаль, теперь я не получаю такие деньги. Я покупала всё, чего обычные люди не могли себе позволить. Как артисты, мы были рады участвовать в таких потрясающих представлениях. Да, в Восточной Германии были и великолепные вещи.

Недавний школьник Уинфред, кажется, ещё верит в коммунистическую мечту. Он женится на Сабине, с которой познакомился на танцах. Они довольны своей социалистической свадьбой. Но на работе у Уинфреда неприятности. Он вступил в партию, но его вызвали на партком, потому что он солгал по поводу своей квалификации. Мы собрались, чтобы решить, как наказать тебя за твой поступок, который нам придётся внести в твою партийную книжку. Мы дадим тебе шанс оправдаться.

Ты должен сказать нам, что ты сделал для партии и объяснить, почему мы, как коллектив, не должны тебя наказывать. Теперь мне ясно, что, работая на этом заводе, я никогда не должен лгать. Мне хотелось поехать на Запад и, может быть, остаться там, но это было невозможно, и поэтому я подыгрывал системе. К середине 80-х Восточная Германия была разлагающимся обществом, морально и экономически. Это видно на этих фотографиях обыкновенных людей.

Удивляет то, что подобные реалистические образы можно было увидеть на официальных выставках. Когда я работала на заводе в Тюрингии, я встретила Андреаса, Короля сажи. Он должен был взвешивать сажу и смешивать её в правильном соотношении с резиной. Каждую среду, в час дня, по Унтер Ден Линден маршировал гвардейский полк Штази имени Феликса Дзержинского. Один и тот же старик возглавлял парад, который маршировал так, как если бы был фюрером. Я часто вспоминаю Тамалан. Она была очень сильной женщиной. Её квартира выглядела ужасно. У пожилых маленькая пенсия. Она была душевным человеком. И очень мужественным. Как-то я лежала на траве, недалеко от места, где строилось новое здание. У меня было похмелье. Я ощутила дыхание у себя на щеке, открыла глаза и увидела светловолосую девочку с белоснежной кожей. Я сказала: "Ты как ангел". А она ответила: "Я ангел". Она убежала и вернулась одетая ангелом. Фотографии Гундулы вызвали глубокий интерес Штази. Они намеревались арестовать её, обвинив в сотрудничестве с ЦРУ. В потолке моей студии была полая балка. Я не была наивной, меня волновала судьба моих фотографий. Я хранила их в этой балке. Я знала, что Штази могут появиться в любой момент. Новое поколение искало альтернативный стиль жизни, за пределами партийных структур. Это мы в Трабанте. Это была последняя, очень плохая зима. 85-ый год. Ты была беременна, но ещё этого не знала. Это Роланд пытается починить Трэбби. Нет бензина. Картофельное пюре. Было очень важно, чтобы мы ели много, ели жирную пищу. Посмотри, какой ты худой. Оейчас у тебя больше мышц. У нас не было ванны, и мы были довольны, что смогли мыться в ванне Роланда. Я рос в Дрездене, где не было западногерманского телевидения. Его называли "Долина неизвестного". Для меня многое было неизвестно. Говорили так: жить в Восточной Германии всё равно что ехать и одновременно тормозить. Это точно. Нам не разрешалось действовать самостоятельно. Всегда приходилось ждать, чтобы кто-то сказал "да". Летом 85-го мы полюбили друг друга. Мы были знакомы 3 месяца. Мы решили поехать куда-нибудь отдохнуть. Вот мы в моей квартире в Берлине, показываем сувениры. Мы очень любили друг друга. Это чудесный душ. Мы сами его сконструировали. Очень тонкий шланг, который подходил под кран. Мы ставили таз и поочередно в нём сидели. Уже родилась наша дочь, и мы жили в очень маленькой квартире, куда капал дождь с крыши, и где крысы грызли наши овощи. Это было ужасно. Официальные сборища, подобные этому, мало интересовали молодых людей молодых людей Восточной Германии, таких как Андреас и Кармен. Постепенно возникали бунтарские настроения. Иногда в самых удивительных Михаэлю Шмидту, детскому аниматору, хотелось отразить в своей работе мрачную реальность Восточной Германии. Я хотел отобразить часть реальности Восточной Германии, я хотел показать дома с обшарпанными стенами и сломанными водосточными трубами. Но мне сказали, что это излишне реалистично, мой фильм отвергли. В ответ Михаэль тайно создал эротический вариант фильма. Полицейский показывает девушке, как пройти в парк, где хочет соблазнить её. Оначала бюст Карла Маркса никак не реагирует на то, что полицейский рвёт устав. Но потом его глаза оживают, и вы понимаете, что памятник живой. На пьедестале появляется выпуклость, когда Маркс следит за происходящим. Тогда вы начинаете понимать, что и у великого Карла Маркса возникало сексуальное желание. В то время этот человек был святыней, и над ним нельзя было подсмеиваться. Но у власти уже был Горбачёв, и люди начинали считать Карла Маркса устаревшим. Люди знали, что многое из того, о чём писал Маркс в своей Библии, не сбылось, в том числе и коммунизм. Теперь опасные мысли возникали даже у Сандмана. Этот эпизод казался неоднозначным: ведь в Восточной Германии планеры были запрещены, их можно было использовать, чтобы сбежать за границу. Именно эта граница и стена оставались символами Восточной Германии, разъединяющими семьи. Ютта Галлус-Флек с дочерьми безуспешно пыталась сбежать из Восточной Германии. Это привело к тому, что её семью буквально разорвали на части. Её детей насильно удочерило государство. Каждый день примерно 7 человек подвергались заключению за попытку бегства. По этой же причине Ютта была приговорена к трём годам тюрьмы. Мне разрешили взять только одну фотографию, где я была снята с девочками. Но мою голову я отрезала. Поскольку мне не было разрешено вообще как-то называться, только иметь номер. В отсутствие матери девочки спасались тем, что танцевали. Каждый день в школе нам говорили, что капитализм плохой, что наша мать плохой человек, что она плохо поступила. Овободу Ютте, в конце концов, купила Западная Германия. Коммунистический режим нажил более миллиарда на торговле своими гражданами. Оказавшись на Западе, Ютта начала кампанию за освобождение своих детей. Каждый день в течение шести месяцев я ездила на пропускной пункт. При мне были плакаты, и, глядя в сторону Востока, я говорила: "Вот что мне нужно. Режим Хонеккера, верни моих детей. Их насильно удочерили. Они живут в детском доме.

Мне нужны мои дети. Отдайте моих детей". Они общались только с помощью писем, которые подвергались цензуре. Нам не разрешали рисовать Микки Мауса. Он был западной пропагандой. Запрещалось рисовать такие После шести лет разлуки Ютта встретилась со своими дочерьми в августе 88-го года.

Это было невероятно. Никому не удастся отнять их у меня.

Для нас это был день нашего личного объединения. Я горжусь тем, что нам удалось сделать это до того, как пала стена. Осенью 89-го года недовольство режимом всё больше нарастало. В Берлине была огромная демонстрация. Отранно, но речь шла не об избавлении от Восточной Германии, и не об объединении Германии. Речь шла о реформировании нашей страны. Мы тогда ещё верили, что можно создать другой вид социализма. Вы видите цветы, прикреплённые к полицейской машине. Силы безопасности не вмешивались. Очень важным требованием была неограниченная свобода передвижения. Получив её, мы лишились многих других вещей.

Многим восточным немцам, таким, как Андреас и Кармен, не хватает каких-то аспектов жизни социалистического государства. Гарантированный труд, щедрые льготы и дух товарищества часто приводятся, как примеры того, что было утрачено с падением Берлинской стены. Вообще-то, мы хорошо жили. Многое в Восточной Германии мешало и выводило нас из себя, и я рад, что этого больше нет. Тем не менее, во многих отношениях это была хорошая жизнь. Восточная Германия была детищем Холодной войны, её конец наступил вместе с концом советской империи 20 лет назад. Теперь, когда всплыли новые факты из мест, подобных архивам Штази, может показаться странным, что кто-то чувствует ностальгию по тому времени. Страна существовала 40 лет, достаточный срок для появления нового вида общества. Это не был социалистический Немногие хотят возврата коммунистической Германии, но кто-то искренне тоскует по некоторым сторонам той жизни. В следующем фильме: Потерянный мир Чехословакии, где коммунизм пытался реформировать себя и потерпел неудачу, тем самым открыв эпоху забвения.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Сколько раз я тебе говорила не воровать детали машин чужих людей!

Я могу выпить много. >>>