Христианство в Армении

Потом повернём к деревне.

в другой жизни, надеюсь" (Оскар Уайлд, 1854 1900) Режисёр и сценарист: Дэвид Розенбаум По мотивам романа Оскара Уайльда В роли Дориана Грея Джош Дюхамэл Гарри Уотон Уоф Бэзил Уорд Рейнер Джадд Джеймс Вейн Брайан Деркин Сибил Вейн Дерби Стенчфилд Оператор Войчич Тодоров Композитор Пенка Конева Кен Огата Йоши Оида, Хидеко Йошида Эван МакГрегор, Джуди Онг Оператор Саша Вьерни Продюсер Кис Касандер Автор сценария и режиссер Питер Гринвей Когда Бог создал из глины первого человека, он нарисовал ему глаза, рот и половые органы.

А затем дал каждому человеку имя. Чтобы тот всегда его помнил. Богу понравилось его творение, и он вдохнул в него жизнь, начертав на нем свое собственное имя. На императрице было платье из зеленого китайского шелка. Поверх пяти тончайших халатов был надет китайский жакет. Еще на ней была парадная юбка цвета слоновой кости. И я знала, что ничто на свете не может сравниться с ее красотой. Это было написано давным-давно. И называется "Интимный дневник". Его написала девушка, которую звали, как и тебя Нагико. Когда тебе исполнится 28 лет, этому дневнику будет ровно 1000 лет. Задумайся над этим. Я перечислю самые восхитительные вещи. Утиные яйца в корзине, колотый лед в серебряной чаше, цветущая глициния, цветки сливы, припорошенные снегом, ребенок, лакомящийся земляникой. Вот вещи, которые заставляют наше сердце биться чаще. Ребенок, ползающий на полу, с курящимися благовониями. В 4 года, когда моя тетушка читала мне Сейшанагон, я впервые увидела своего отца и его издателя вместе. Я была уверена, что понимание увиденного мной придет ко мне гораздо позже. Слегка замутненное китайское зеркальце. Любовник на втором свидании. Улыбнись. Когда Бог создал из глины первого человека, он нарисовал ему глаза, рот и половой орган. А затем написал имя, чтобы тот всегда его помнил. Ты ничего не забыл? Богу понравилось его творение, и он вдохнул в него жизнь, начертав свое собственное имя. А теперь, напиши свое имя. В 6 лет, в храме Матцоа Тиаше в Киото, вдохновленная рассказами тетушки я поклялась, что буду тоже вести дневник. Свой интимный дневник. Я ухожу, мне нужно поздравить своего издателя с днем рождения.

Я буду записывать в нем все свои наблюдения. Точь-в-точь как Сейшанагон. И когда-нибудь, как и она, перечислю в нем всех своих любовников. Сейшанагон составила список чудесных вещей. Китайская парча, инкрустированные ножны, кусочек древесины статуи Будды, праздничная процессия во главе с императрицей, сад, утопающий в снегу, шелк цвета индиго, все цвета индиго. Чудесно! и особенно бумага. В тот самый день, когда я начала вести свой интимный дневник, я впервые увидела своего будущего мужа. Мне было шесть лет, а ему десять. Мы и парой слов не перебросились. Его мне выбрал в мужья издатель моего отца. А у издателя был день рождения? И ты написал на лице его имя? Так было надо. Он согласился напечатать мою новую книгу. Это тебе от моего издателя. Купи себе жареных каштанов. Как и Сейшанагон я обладала сильным обонянием. Мне нравился запах любой бумаги. Он напоминал мне запах кожи. Каллиграфия довольно распространенное занятие. И вместе с тем оно бесценно. Не будь каллиграфии, мы бы все страдали от нервных расстройств. Я написал последнюю страницу и хочу, чтобы ты написала свое имя. Что? Это твоя книга. Ты должен ее подписать. Когда закончишь, напиши там мое имя: Нагико Киохара, а не Мотосуке Сейшанагон. Мать научила меня мандаринскому наречию. В день моего рождения отец написал на моем лице поздравление на японском. Она поставила свою любимую китайскую пластинку. Та была очень популярна во времена их знакомства в Шанхае. Когда Бог создал из глины первого человека, он нарисовал ему глаза, рот и половой орган. Затем он написал его имя. Чтобы тот всегда его помнил. Богу понравилось его творение, и он вдохнул в человека жизнь, начертав свое собственное имя. Слово "дождь" должно литься, как дождь. А слово "дым" должно куриться, как дым. Не бойся ошибаться. Помни, что кисточка всего лишь кусок дерева, а писатель всего лишь человек. Вспоминая своего отца и в память о Сейшанагон, я твердо решила завести себе любовника, который бы ублажал меня каллиграфией. Однако, я не знала, что важнее, посредственный каллиграф и хороший любовник, или искушенный любовник и плохой каллиграф. Мой брат считает себя знатоком природы. Он работает в лесном хозяйстве и пишет исключительно зелеными чернилами, чтобы начальники не забывали заботиться о своих зеленых питомцах. И я спросил его: "Какими бы чернилами он писал, работай он в компании по охране китов". Он ответил, что киты дальтоники. Запах белой бумаги напоминает запах кожи. Она пахнет, как новый любовник на первом свидании, который пришел из дождя. Черные чернила похожи на блестящие, как лак, волосы. А перо это инструмент с чьей помощью достигается наслаждение. Его предназначение никогда не вызывает сомнения, но почему-то все всегда забывают о его исключительной важности. Я стала замужней женщиной. Я вышла замуж, я обрела мужа. Как ни назови, но все это должно было плохо кончиться. У меня была пышная и модная свадьба. Сегодня день моего рождения. Теперь твоя очередь писать на моем лице поздравления. Глупости все это. Это ребячество. Когда Бог создал из глины первого человека, он нарисовал ему глаза, рот и половой орган, а потом написал имя, чтобы тот всегда его помнил. Богу понравилось его творение и он вдохнул в человека жизнь, начертав свое собственное имя. Вещи которые раздражают: спортсмены-мужланы. Расставшись с отцом и тетушкой я стала все чаще и чаще доверять свои мысли дневнику. Как и в дневнике Сейшанагон в моем было много разных перечней, но в отличии от ее мои были отрицательными. Вещи, которые раздражают: нелюбовь к литературе. Ты слишком много денег тратишь на книги. Ты же не читаешь их все сразу. Не будь транжирой. Сто книг, не больше. А что, если все они будут красными? Или объемом не более ста страниц? А может, мне читать только книги о стрельбе из лука? Вчера я прочитал, что тебе не нравится как я хожу. Ставлю ноги в одну линию. Ты читал мой дневник? Разве дневники не для того пишут? Не для того, чтобы их читали? А зачем тогда? Чтобы лучше узнать самого себя. И почему на английском? Почему ты пользуешься чужим языком? Чтобы я ничего не узнал о твоей унылой жизни? Ты прав, моя жизнь уныла. Мне только и остается что писать о своем странном и унылом муже. Решила вести интимный дневник? Кем ты себя возомнила? Придворной дамой, красующейся перед размалеванной императрицей? Так значит? Все кончено! Это был первый пожар, но не последний. Оба пожара полностью перевернули мою жизнь.

Прощание может быть одновременно прекрасным и грустным. Очень тяжело сказать "прощай" тому, кого ты любишь. И почему только человек обязан терпеть эту сладкую боль и горькое наслаждение. На первых порах, когда я приехала в Гонконг, мне пришлось скрываться. Я сняла самую дешевую меблированную комнату, в Колон-Сити. Я не хотела, чтобы мои родители или мой муж меня нашли. Я изо всех сил старалась улучшить свой китайский, которому научила меня мать. И в тоже время решила хранить традиции моего отца. Я научилась печатать на машинке. Когда мне исполнился 21 год, я напечатала себе поздравление от имени своего отца.

Я стала работать в офисе одного японского модельера. И решила научиться говорить с американским акцентом. Я собиралась переехать в Калифорнию. 20 метров бледно-зеленой кисии за номером 14. Метр тюли типа "Б". Нет, более мелкого, чем сеть. Да, тюли типа "Б", самого мелкого. Мы поехали в Киото, в Японию. Показ проходил в храме Матцоа. В том самом, куда постоянно ходила Сейшанагон. Я не могла упустить такой возможности. К тому же я немного соскучилась по дому. Мы выходили на подиум до самой ночи, пока не разошлись все зрители. Сейшанагон любовалась восходом луны в этом саду тысячи лет назад. Я могла без устали ходить по подиуму всю ночь. Кто бы и проповедовал добропорядочность, но только не ты. Именно я, к тому же в красном цвете. Присоединяйся. Для этого я слишком красива и богата. А при чем здесь богатство?

Очень даже причем.

Я бы придумывал модель, а ты бы их демонстрировала, отпугивала покупателей. И вскоре бы обеднела и не смогла бы платить мне. Зачем тебе деньги? Работай бесплатно. Да что ты? А что ты еще готова делать бесплатно? Мне жутко хочется приложить свой талант к твоему телу за небольшое вознаграждение. Мои поиски идеального любовникакаллиграфа продолжались. Я уже начала сомневаться, что мне вообще удастся его найти. Немолодые мужчины не могли полностью использовать то, что я могла им предложить. А молодые были слишком несерьезны и ветрены. Это они! Снова этот маляр! Только теперь он рисует на женщинах. Что это он написал? Очередную чушь для зеленых. Отвернитесь! Что вам нужно? Кто вас прислал? Негодяи! Что вы себе позволяете? ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЧИСТОТА Нужно смыть эту грязь! Для них это была детская игра. Они использовали хоки, фотографов японцев, в качестве пешки, чтобы добраться до меня. Отдай мне фотографии. Я даже однажды поцеловала его в щеку. Подонок! Прости, я следил за тобой, ходил за тобой по пятам. Кто бы сомневался! Я могу тебе помочь. Пока это у тебя плохо получалось. Ты очень красивая. Я закончил и хочу получить свое. Я наняла каллиграфа, увлекающегося математикой. Пока его жена в ожидании пела на кухне, этот счетовод разукрашивал мою спину сложениями, а живот вычитаниями. Я познакомилась с художественным редактором одного журнала, который пригласил меня к себе в гости, чтобы представить своим родителям, мечтающих о внуках. Напишите: "Дорогая Нагико". Я решила рискнуть. Это невозможно. Возможно. Кто знает, вдруг случайная встреча закончится приятной неожиданностью. Дорогая Нагико. Некоторые из великих японских каллиграфов были очень скромными и непритязательными людьми. Днем это были робкие служащие, а ночью дерзкие поэты. А теперь напишите еще что-нибудь здесь. Я изо всех сил пыталась убежать от знакомой мне жизни.

Тем более, что существовали и другие великие традиции в каллиграфии. Что ты написал? Сама угадай. Как я могу это сделать?

Видишь ли, у некоторых народов запрещено изображать образы. Думаю, было бы правильно запретить визуальные тексты. Я хочу, чтобы вы написали. Не спрашивайте почему. Возьмите ручку и напишите на моей руке свое имя. В кафе "Типо" я познакомилась с переводчиком английского. Он сказал, что свободно говорит на четырех языках, включая идиш. Это еще не все. Теперь напишите на спине. А что писать? наша первая встреча произошла в кафе "Типо". Напишите это на трех языках. На японском, французском и английском. Официантка! Я хочу забрать с собой наволочку. А разве мы не закончили? Вы странно пахнете. Вы пользуетесь духами? И еще ваши пальцы. Что не так с моими пальцами? Я дам вам еще одну возможность. Последнюю. Напишите на моей груди. Это не совсем удобно. Это мне решать, что удобно, а что нет. Напишите на идиш.

Как будет на идиш "грудь"? Раз вы писатель, вы должны уметь писать на чем угодно. Это никуда не годится. Вы не писатель. А это не буквы, а какие-то каракули. Отвратительные каракули. Уходите. Вы не писатель. Вы маратель. Я наблюдала, как вы стучите на своей машинке. Уходите. Ну же! Научите меня. Давайте. Я не могу. Если я буду писать, то не получу удовольствие. Это вы должны писать на мне. Воспользуйтесь моим телом, как страницами книги. Вашей книги. ИСПОЛЬЗУЙ МЕНЯ, КАК СТРАНИЦУ КНИГИ Соски похожи на костяные пуговицы. Подъем ступни раскрытая книга. Пупок похож на внутренности раковины. Живот это перевернутое блюдце. Пенис морская слизь или очищенный огурец, и он совершенно не годится для письма. Я решила более серьезно задуматься над анатомическими сравнениями Сейшанагон. Зачастую идеи были ее, зато слова все были мои. Свой первый эксперимент по каллиграфии я провела на теле англичанина, который ничего не смыслил в восточных языках. Хокки, есть шанс доказать, что я тебе не безразлична. Срочно приезжай. Давай, это будут красивые снимки. Только денег я тебе не дам. Ты мой должник. Вот здесь я начала писать. Теперь я не только бумага, но еще и перо. Зачем тебе писать на каком-то неизвестном чужестранце? Пиши на мне. Я симпатичный парень и всегда под рукой. Я могу тебе помочь. Думаю, что не можешь. Чем я плох? Тем, что ты из Киото и слишком молод. К тому же, у тебя плохой почерк. И кожа не совсем годится в качестве бумаги. Видишь, в своем дневнике я называю тебя промокашкой. Хокки-промокашка. Я могу тебе пригодиться. И ты отошлешь свое сочинение издателю. Не могу. У тебя неплохо получается. Ты не умеешь врать.

Я покажу фотографии японскому издателю, который живет в Гонконге, он нам поможет. Дай я попробую. Рано утром Хокки отправился в магазин иностранной книги, расположенный в Колон-Сити, на улице, буквально кишащей ресторанами, и передал пакет привратнику. Мы находим публикацию данного материала невозможной.

Он не стоит той бумаги, на которой написан. Значит, их не устраивает качество бумаги. Ты не должна вести себя, как новичок. Может, им мало одного японского? Попытайся еще раз. Напиши на мне. Для вас это пара пустяков. Соблазните его. Предложите себя вместо бумаги. Судя по его манере письма, он разбирается в литературе. Он не сможет отказать вам. Я встретилась с Джеромом в кафе "Тико" и сказала, что нуждаюсь в нем, как в переводчике. Он предложил мне на выбор шесть языков. На два больше. Я беседовала с ним, флиртовала с ним и восхищалась его будущими романами. Распишись вот здесь. Наше первое общение было сугубо деловым. Он хотел заплатить по счету, но у него не было денег. Он предложил выписать чек, но не имел при себе чековой книжки. Тогда я предложила вместо книжки свою ладонь. Раз я не могу соблазнить издателя, возможно, смогу соблазнить его любовника. Его надписи на разных языках делали меня похожей на столб, стрелки которого указывали на восток, запад, север и юг. Мои туфли были написаны на немецком, чулки на французском, перчатки на иврите, а шляпа с вуалью на итальянском. Там где я больше всего привыкла ходить одетой, он предпочитал видеть меня обнаженной. Замолчи и уходи. Я бы хотела отдать дань уважения своему отцу и стать писательницей. Я тебе помогу. Я выучу новые языки, чтобы тебя могли понимать люди во всем мире. Когда Бог создал из глины первого человека, он нарисовал ему глаза, и половой орган. Богу понравилось его творение, и он был просто обязан дать ему имя. Я глубоко убеждена, что на свете существуют две вещи, неразрывно связанные друг с другом. Это радости плотские и радости писательские. Судьба моя сложилась счастливо. Я наслаждалась ими в равной мере. На свете столько издателей, почему тебе нужен именно этот? У меня на это свои причины. Подозреваю, это потому что он тебя отверг. Вряд ли тебя кто-нибудь вообще когда-нибудь отвергал.

Возможно. Но раз тебе так хочется, чтобы именно он был твоим издателем, тот кто отвергает тебя любит меня, то у меня есть неплохой план. Я могу стать твоим посланником. Ты напишешь на мне послание, и с твоего разрешения и благословения я. Нанесешь визит своему любезному другу? Это жертва? И это не доставит тебе удовольствия? Возможно. А ты способна ревновать? ПЕРВАЯ КНИГА ИЗ ТРИНАДЦАТИ Получилось! Но он меня не отпускает. Жди меня. Он обещает тираж в три тысячи экземпляров, а то и больше. Увидимся вечером. Жди меня. Вижу, тебе понравилось. С твоего благословения. И только благодаря моему красивому почерку. Если тебя долго не будет, я найду тебе замену. Только посмей! Он заставляет себя ждать. Купи себе бумагу, не расстраивайся. Возьми меня в замен. Ты непоседа. Мне вот это. А это ему. Ты могла забеременеть. Мне нужна кожа. Два с половиной метра кожи. Простите. Спина и грудь. Могу предложить вам три с половиной метра. Не сомневаюсь. Но вряд ли качество бумаги устроит моего разборчивого издателя. Вы мне нужны. Идемте со мной. ВТОРАЯ КНИГА. КНИГА НЕВИННОСТИ ТРЕТЬЯ КНИГА. КНИГА ИДИОТА Повернитесь. ЧЕТВЕРТАЯ КНИГА КНИГА ИМПОТЕНТА Еще, еще! Так приятно! Клянусь Богом!

Если бы у тебя еще были сиськи! Хотя и так хорошо. Знаешь, у американцев есть про тебя песенка. Она называется "Хоки-поки". Понимаешь? "Хоки-поки". Слушай сюда. Одной ногой так, а другой вот так. Делай все так, если ты не дурак. Здравствуйте, извините. Американцы любят повторять, что им нечего скрывать. Теперь я вижу, что они не врут. Здесь у меня меню своего собственного ресторана. Приходите. Отстань от меня! Приходите, я приму вас, как старых друзей. И денег не возьму. Приходите и посмотрите. Как на счет поцелуя? Поцелуемся в стоге сена? Люби меня, детка. Люби меня, детка, крепко. ПЯТАЯ КНИГА КНИГА ЭГСБИЦИОНИСТА Нагико, это я Джером. Я знаю, что ты дома! Открой! Брось притворяться. Я знаю, что ты здесь! Я видел твоего дружка. Твоего жирного дружка. Он тебе понравился, да? Он был исписан моей краской. Краской, предназначенной для меня. Что я сделал? В чем я виноват? В чем, Нагико? Прошу тебя, открой! Я люблю тебя, Нагико. Я люблю тебя. Не молчи, Нагико! Пожалуйста! Хватит упрямиться. Открой дверь. Пусти меня. Пусти меня! Хокки, почему она не хочет со мной говорить? Не знаю. Что значит не знаешь?

Ты ее видел? Когда ты ее видел? Она приходит сюда, чтобы снять клиента. Она практически здесь живет. Это бордель. А все здешние официанты сутенеры. Она проверяет, чтобы у них была гладкая кожа. Особенно между ног. А ее служанка купает их в лимонном соке. Чтобы кожа стала гладкой и нежной. Но ты можешь ее напугать. Ты же писатель. Помнишь, как в Ромео и Джульетте? Шекспир.

Хокки, все это смахивает на мелодраму. Прости меня. Давай начнем все заново. Я разозлилась. Ты изменил мне! С человеком, которого я ненавидела. Он шантажировал моего отца. Но мы ему отомстим. Нам нужно работать. КНИГА ЛЮБОВНИКА Нагико, я жду тебя. Встречаемся в библиотеке. В любой, во всех библиотеках. Твой Джером. Джером всегда любил выпендриваться. Он настоящая восточная женщина. Видите ли, англичанки ему было мало. Какое убожество. У него всегда было плохо с воображением. До 12 лет он был пассивным и тщедушным ребенком. Это потом пассивность вошла в моду. Он разбил все очки, что я ему подарила. Он терпеть не мог носить очки. Зато у него хорошо получалось все ломать. Особенно это касалось взаимоотношений. Точь-в-точь, как его отец. Его отец был борцом с католицизмом. Он вечно экспериментировал с вероисповеданиями. Своего первого сына мы назвали Полом, а второго Джеромом. В честь духовника его отца, иезуита из Сингапура. Джером никогда меня не любил. Он больше любил мою сестру. Дурочка, одержимая современной литературой. порнография и ругательства. Это потом все это стало популярным. Я слышала, вы тоже популярны. Этим вы и привлекли Джерома. Мы сожгли изображение машины Джерома. Мы не стали жечь его книги. Они были слишком сырыми. Я сожгла свои книги, одежду и обувь. Все фотографии и дневники. Это был второй большой пожар в моей жизни. Первый пожар заставил меня уехать из Японии. А второй вернуться туда. Все, что имеет цвет индиго прекрасно. и особенно бумага. КНИГА ШЕСТАЯ КНИГА ЛЮБОВНИКА Хокки прислал мне письмо. Даже после смерти Джерома он продолжал ревновать меня к нему. Он написал мне о кощунственном поступке издателя. Я обещала Джерому 13 книг. Но теперь я не могла написать их на теле Джерома. В Японии я нашла ему замену. Я напишу для издателя книги с тем, чтобы он отдал мне взамен интимный дневник, который он сделал из кожи Джерома. Теперь, когда я поставила свою подпись, ты можешь идти. и выполнить мое задание. Где была книга перед тем, как появилась на свет. Кто ее родитель? Нужны ли книге и отец и мать? Может ли книга зародиться в чреве другой книги? Где книга про родителей? Сколько книга должна провести в утробе матери, прежде чем появиться на свет. Я пришел предложить сделку. КНИГА СЕДЬМАЯ КНИГА РАСТЛИТЕЛЯ Забирайся на стол. Что это за сделка, которую ты хотел мне предложить? На мне написаны условия сделки в обмен на имеющийся дневник. Здесь нет никаких условий сделки! Взгляни на свою кожу! Сплошная грязь! Ты уничтожил настоящий шедевр! Это по вашей милости я торчал под дождем, который все с меня смыл. Теперь у вас остался лишь только гонец. Прошу прощения, могу я видеть управляющего? Вот, взгляните. Давай сделаем еще один снимок. Передайте это управляющему и скажите, что мы ждем его здесь. Ты видел этого человека? Где он? Быстро его найди. Идиот! Ты его упустил.

Немедленно разыщи его и приведи ко мне. Разыщи и ко мне! КНИГА ВОСЬМАЯ КНИГА МОЛОДОСТИ 21 января, 1999-го года. Желаю счастья малышу. Я предлагаю сделку. Я предлагаю сделку. Я предлагаю сделку. Никаких сделок. Закрытые глаза не могут читать. Почеши, чтобы прочитать. Поскреби, чтобы разобрать. Рука не может писать сама на себе. Следствие никогда не кончается. Так что ты хотел мне продать? То, что написано на моем теле. КНИГА ДЕВЯТАЯ КНИГА СЕКРЕТОВ Здесь ничего не написано. Это надувательство. КНИГА ДЕСЯТАЯ КНИГА МОЛЧАНИЯ КНИГА ОДИННАДЦАТАЯ КНИГА ПРЕДАТЕЛЬСТВ КНИГА ДВЕНАДЦАТАЯ КНИГА НЕУДАЧНЫХ НАЧАЛ КНИГА ТРИНАДЦАТАЯ КНИГА МЕРТВЫХ Это послание Нагико Юджикино. Мне известно, что вы шантажировали, третировали и унижали моего отца.

Я подозреваю, что это вы разорили моего мужа.

Теперь вы совершили самое страшное преступление. Вы надругались над телом моего возлюбленного. Нам обоим известно, что вы и так задержались на этом свете. Эта книга была написана очень и очень давно. Называется она "Интимный дневник". Ее написала девушка, которую звали, как и тебя Нагико. Когда тебе исполнится 28, этой книге будет ровно 1000 лет. Задумайся над этим. Сегодня мне исполнилось 28 лет. И за свои 28 лет я пережила столько, что могу написать свой собственный интимный дневник. Задумайтесь над этим. Теплый дождь, падающий с горных облаков. Это интимный дневник Нагико Киохара. Медленная походка и мысли о Кеото. Теперь я могу написать свой список вещей, которые заставляют сердце биться чаще. Поцелуй любимого. Тихая вода и бурная вода. Послеполуденная любовь. Любовь "до" и любовь "после". Богу понравилось его творение. И он вдохнул в глиняного человека жизнь. Начертав на нем свое имя. Плоть и письменный стол. Страницы о любви и настоящая любовь.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я хочу отдыха, я хочу снова спокойно дышать.

Понимаешь, если операция не удастся, то. >>>