Христианство в Армении

Накануне полёта рассчитали последних остававшихся рабочих.

К О Н Е Ц Субтитры: AVV_UA -Разве я смогу ответить нет, разве я когда-нибудь смогу жить без тебя? В чем дело? -Взять его!

-Нет, не надо! Нет! -Ты, жидовская морда. Пошел! -Жидовская подстилка! Такие-позор для нашей страны. -Касандра! Нет! Нет -Возвращайся домой к мужу, шлюха. Берлин, Германия 1934 год -А ты меня не догонишь, Герхард. -Ариана, подожди. Ариана, я тебя догоню! -Добрый день, мои милые. А где мама? -Мама не хочет, чтобы вы её беспокоили. -Я хочу показать ей классную работу. -А как насчет вашей работы, молодой человек? -Фрейлин Хедвик, это правда, что будет война? Наш учитель сказал, что правда. -Ну. Гер Гитлер желает Германии самого лучшего. Это великий человек. Помни об этом всегда, Герхард. Мама!. -Я останусь с твоим отцом,договорились? Вагнер, мои соболезнования! -Спасибо, что приехал, Макс. -Я знаю, как сильно ты любил свою жену. -Идемте. Отвези, пожалуйста, Ариану и Герхарда домой. Я приеду позже. -Ты хотел меня видеть, папа? -Ты так на неё похожа. Вот, дорогая. Мамино кольцо?

-Женщины нашего рода носят его уже несколько поколений. Когда у тебя родится дочь, Ариана, ты передашь ей его по наследству. -Я, правда, могу его взять? -Пусть оно останется у меня, пока ты не подрастешь, и оно не будет тебе впору. -Я скучаю по ней, папа. Я так сильно её любила. -Я тоже. -Я не могу уснуть. -Герхард. -Я отведу его наверх. -Зачем она это сделала,Ариана,почему она нас бросила? -Я не знаю, Герхард. Я никогда тебя не оставлю, обещаю тебе. Берлин, Германия 1944 год По роману Даниэла Стил -Вальмо! Ариана, какая ты красавица. -Благодарю вас, гер Кауфман. -Как вам вся эта роскошь, гер Кауфман? -Это пир во время чумы. Сколько ещё налетов союзников сможет выдержать Германия? -Добрый вечер, генерал Ритор. -Хай Гитлер. -Хай Гитлер. Позвольте вам представить вице-президента Тильден Банка, господин Вальмор фон Готхард. -Хай Гитлер. -А это капитан Альфред фон Трип. -Добрый вечер. -Это моя дочь Ариана. -Сэр, я счел бы за честь, если бы вы доверили мне свою дочь всего на один танец. -Ты разрешишь, папа? -Макс! Макс! -Как быстро растут дети. -А ваш сын Герхард. Думаю, ему скоро идти в армию. -Боюсь, что так. Он уже заканчивает школу. -Боитесь? Сейчас для настоящего немца неподходящее время, чтобы бояться. Я думаю, вы бы стали гордиться, если бы ваш сын совершил подвиг и был вознагражден. -Разве вы не должны быть на фронте, капитан? -Должен. Но солдат должен выполнять приказ. К сожалению, согласно моему, моё место Берлине. Но это, кажется, к лучшему. -Сара! Сара, нет! -Саре ничем не поможешь, спасайся сам. Ты должен подумать о себе. -Ариана? -Герхард. -Я думал, ты никогда не вернешься домой. -Жаль, что тебя там не было. Я танцевала с самым красивым. А где папа? -В банке, наверное. Пойдем со мной. -Макс. -Сара. Они убили мою жену. -О, Боже. Но я думала, ты давным-давно переправил её в Швейцарию. -Я прятал её у нас на чердаке. Я думал, нам удастся вместе уехать. Не знаю. Нацисты запретил мне жениться на еврейке. А я любил её. Мы должны были скоро уехать, ваш отец сделал на фальшиые документы. -Он всегда был добр ко мне. -Макс. Не плачь. -Ариана, теперь они могут придти и за Максом. -Я знаю. Макс, послушай. Ты должен уехать из Германии и немедленно. Ты должен. Бери Макса и выходите через черный ход. -Тише! Не хочу, чтобы Хедвик нас услышала. -Я навеки ваш должник, всех вас. Надеюсь, ваш отец простит меня за то, что я подвергаю вас всех опасности. -Он поймет. Вот. Это все деньги, что я смогла найти. Это тоже стоит денег. -Ариана, я не могу это принять. -Конечно, можешь. Перестань. Пожалуйста, возьми его. -Ариана, нет. -Прошу тебя, возьми. Её мне подарила мама, она моя. Бери же. -Не могу. -Макс, скорее. Поезд вот-вот отправится. -Спрячь её, сюда. Я буду за тебя молиться. -Да благословит тебя Господь. -И тебя. -А теперь иди. Давай. -Бедный Макс. и Сара. Я ненавижу то, что происходит в Германии. Я как подумаю, что тебя заберут в армию. -Ариана! -Ваши документы. Выйти из машины. -Ваш отец разрешает вам пользоваться его машиной? -Разумеется. Наш отец вице-президент Тильден Банка. -И что вынудило вас оказаться в два часа ночи на улицах Берлина? -Отец убьет нас. Мы ездили на вечеринку. -Да, мы устраивали проводы. На следующий неделе я ухожу в арию. -Мы уже давным-давно должны были быть дома. Пожалуйста, не говорите нашему отцу, что мы брали машину. Прошу вас. -Можете ехать. -Спасибо. -Ариана, Герхард, послушайте меня. Я знаю, вы боитесь, но я хочу, чтобы вы знали. Вы оба поступили абсолютно правильно, я горжусь ваи. А как же полиция? -Это, конечно, плохо, но. Может, всё обойдется. Я пытался сохранить верность своей стране, несмотря на то, что считал эту войну неправильной, и даже зная то, что они делают с евреями. Я сказал себе, что не могу ставть под угрозу наш жизни, своё положение и всё, что у нас есть. Но я испытываю стыд за Германию и за себя, за то что так долго медлил. Я не прнесу своего сына в жертву этому черному делу. Поэтому, как только я закончу ела, мы уедем. -Но куда мы поедем, папа? -В Швейцарию, а потом, если удастся, в Америку. Об этом никто не должен знать. Если всё пройдет благополучно, у нас будут новости от Макса уже через пару дней. Герхард, ты. Жаль, что ты не видел свою сестру вчера вечером. Каждый мужчина на балу мечтал с ней потанцевать, включая меня самого. Там был один молодой капитан. Как его имя? -Капитан фон Трип. Вас хочет видеть один господин. -Гер фон Герхард, простите мне это вторжение, но мы ищем человека по имени Макс Томус. Вы ведь его знаете? -Макс Томус? -Именно. -Да, разумеется. Он работал у меня пару лет назад. -Теперь он скрылся. Мы думаем, что он сел на поезд, идущий в сторону границы, вчера ночью. -Да, но. Я не понимаю, чем я могу вам помочь? -Не понимаете? Тогда, может, ваш сын и дочь помогут? Совершенно случайно они вчера были остановлены на вашей машине овсем едалеко о вокзала. -Не может быть. Должно быть, это какая-то ошибка. Они знают, что я не разрешаю брать свою машину. -Прости нас, папа. Это было в первый раз. Мы ездили на вечеринку, извини. -Ступайте в мой кабинет, оба. -Значит, вечеринка? И вы не имеете никакого отношения к исчезновению Макса Томуса? -Вы абсолютно уверены? -Они уже сказали. И они говорят чистую правду, не так ли гер Готхард? И они говорят чистую правду, не так ли гер Готхард? Приятного аппетита. -Думаешь, он поверил? -Не будем на это рассчитывать. Мы уезжаем и немедленно. -Нет, папа. увози Гетхарда. Если они вернутся и увидят, что я доа, они ничего не заподозрят. Я приеду к вам через неколько дней. -Ты не сможешь перейти границу в одиночку, нет. Сначала я переправлю Герхарда, потом вернусь за тобой. Я могу и один, отец. -Ни за что. Они примут тебя за дезертира. Скажи фрейлин Хедвик, что я везу тебя школу. -Герхард. -Не беспокойся за меня, всё будет хорошо. -Ариана. Если вдруг в доме будет обыск, я не хочу, чтобы это нашли. Я спрячу всё этой книге. Вот тебе деньги. -Мамино кольцо? Ариана, мне нужно рассказать тебе одну вещь. Ты уже достаточно взрослая. Это. это касается твоей матери. Прошу, пойми пойми правильно. Мы очень бережно относились друг к другу, но она была моложе меня и. В общем, она встретила одного мужчину. Он тоже был молод и красив. он был художником. Она влюбилась в него, но он был евреем. Когда его убили, она не смогла этого перенести -И поэтому покончила с собой? Как она могла? -Нет, дорогая. Она любила тебя. -Не настолько, чтобы остаться жить ради тебя, ради Герхарда, ради меня. -Не плачь. Ты должна простить её и меня за то, что рассказал тебе об этом. Но я чувствовал, что ты имеешь право всё узнать на тот случай, если со мной что-то случится. -Не говори так. Не знаю, смогу ли я её простить. Но я знаю, что, если у меня будут дети, ничто на земле не сможет заставить еня покинуть их. -Герхард, нужно спешить. Поехали. -Прошу вас проехать со мной в управление, фрейлин. -Но почему? -Вы арестованы. Одевайтесь. -Фрейлен Хедвик. Германско-швейцарская граница -Сколько ещё до швейцарской границы? -Километров пятнадцать. -Думаешь, ты осилишь? -Я ещё не такой старый. -Документы! -Куда направляетесь? -Домой. Мы работали в ночную смену. -Где вы работаете? -На фабрике, там на окраине. -Разве ты не должен быть в армии? -Скоро буду. Месяц остался. -Герхард,сюда! -Похоже, спокойно. -Я слышал, они перебросили многих пограничников на передовую. -Герхард. -Герхард!.. -Лезь туда,быстрее! -Осторожно. -Смотри, теперь мы в безопасности. Мы уже в Швейцарии. Я знаю одно местечко в Цюрихе, где ты сможешь пожить, пока я не вернусь с Арианой. -Выпьете? -У моего отца вчера должна была состояться какая-то встреча в его банке.

-Мой отец не делится со мной профессиональными тайнами, капитан. -Значит, у него есть тайны? -Только в том, что касается его банковской деятельности и рейха. Он часто возвращается домой поздно. -Дела сердечные, фрейлин? -Боюсь, мне об этом ничего не известно. -Разумеется. Было нетактично с моей стороны предположить такое. Но ведь ваша мать скончалась. Я выяснил кое-какие детали и могу предположить, что у неё тоже были тайные свидания, скажем так. Ваш брат. Ему так долго удавалось отлынивать от армии. Итак, отец, который исчез, и брат, который гостит у какого-то мифического друга. А не может так оказаться, что они просто предали свою родину в решающий для неё момент? -Если бы это было так, почему же они не взяли меня с собой? -Вот вы и объясните. Ещё я хочу услышать о Максе Томасе. -Это человек, который раньше работал у моего отца. -Человек, который исчез именно в ту ночь, когда вас с братом остановил патруль недалеко от вокзала. Странная цепь совпадений. -Я рассказала то, что знаю. -Прекрасно. Тогда остается только ждать. С вашего разрешения сержант Хильдебран покажет вам вашу комнату. -Разве я не могу вернуться домой? -Мы с радостью окажем вам гостеприимство до тех пор, пока не вернется ваш отец. Снимите пальто. Идемте. Подождите! -Гуляш, пожалуйста. Вы поживете у нас какое-то время, гер фон Готхард? -Нет, мне нужно немедленно уехать, фрау Айс, но мой сын останется у вас до моего возвращения. -Приятного аппетита. -Герхард, ты теперь в свободной стране. Ничего не бойся. -Денег,которые я тебе дал дал, хватит, чтобы продержаться, на случай, если мы с Арианой не сможем быстро возвратиться, как планировали. -Не беспокойся, всё будет хорошо. -Купи себе одежду поприличнее. -Прощай,сынок. -До свидания, папа. На выход. -Боюсь, что мои предположения оказались правдой. Отец ваш не вернулся, а вашего брата так и не нашли, то делает его дезертиром, а вас, фрейлин, ставит в трудное положение. Может, вы соизволите нам ещё что-нибудь рассказать? -Кроме того, что я рассказала, мне больше нечего рассказать. -Это очень плохо, если только вы не в восторге от вашей камеры, потому что вы будете в ней сидеть до тех пор, пока к ва не вернется ваша паять или ваш отец. уведите её. -Куда вы идете? -Я иду домой. -И у вас, конечно же, есть документы. Вы же от нас ничего не скрываете? Посмотри сюда. -Вальмор фон Гортхард.. Берлин. И что это вё зачит?Что Вы здеь делаете? -Я уже вам сказал. -Пытался удрать? Ариадна!.. -Вы здесь уже две недели. Капитан был с вами очень ягок, потоу что он джентльмен. Но я не джентльмен. -Я хочу получить ответы. -Но я ничего не знаю. -А я думаю, что знаете, и, уверен, всё мне расскажете. -Довольно, сержант. Вы свободны. Можете идти. -Капитан фон Трип. -Приношу свои извинения, фрейлин фон Готхард. Я прослежу за тем, чтобы этого больше не повторилось. -Мне нужно выбраться отсюда. умоляю вас! -Я попрошу надзирательницу позаботиться о вас. -Пожалуйста, капитан. Капитан, прошу вас! Капитан, пожалуйста!.. -Это аванс за неделю вперед. -Спасибо. Вы здесь уже целый месяц. Я думала, что ваш отец приедет за вами. -Он приедет, как только сможет. -Похоже, наше гостеприимство подходит к концу. Мне сообщили, что вы и ваша семьяпредатели. Вы больше не представляете для нас никакого интереса. -Вышвырните её отсюда. Где мой отец? Что вы с ним сделали? Скажите! -Знаешь, тебе повезло, что у тебя оказались друзья в высших кругах. Пошла отсюда! -Фрейлин фон Готхард, какой приятный сюрприз. Мы встречались месяц назад в отеле Атлон. -Генерал Ритор? -Боюсь, моя дорогая, что этот дом вам больше не принадлежит, теперь это собственность рейха. Я счастлив, что расквартирован именно здесь. Красиво, правда? У вашей матери был чудесный вкус. Я уверен, что вы захотите взять кое-что из своей одежды. Фрау Хедвик, разумеется, вам поможет. Вот ещё кое-какие вещи. -Как вы могли поступить так с нами, Хедвик? Вы в нашей семье с тех пор, как я себя помню. Как вы могли нас предать? -Ариана, прошу тебя. Я поступила так, как считала правильным. Гер Герхард должен был воевать за свою родину, это неправильно, что твой отец увез его. -Кто дал вам право судить? -Я такая же немка, как и ты. Это наш священный долг и обязанность следить друг за другом и за тем, чтобы Германия не была уничтожена. -Но Германия уже почти уничтожена из-за таких, как вы. -Вы приехали,чтобы арестовать меня? -Я приехал, чтобы забрать вас, но не в тюрьму. У вас нет другого выхода. Не бойтесь меня. -Я бы хотела взять что-нибудь на память об отце. -Боюсь, что. -Прошу вас. Это одна минута. Мы должны идти. -Ничего страшного, если я их возьму? Папа раньше читал их мне. -Шекспир? -Вот здесь я живу. -Это ваш дом? -Пойдемте наверх.

Это моя спальня. Пойдемте дальше. А это ваша спальня. -Я не понимаю, почему вы меня сюда привезли? -Потому что я знаю, что бывает с женщинаи, которые попадают и в руки, потому что я знаю, что значит всё потерять. -Ну,что ж.. Распологайтесь. -Капитан. Спасибо Вам. Цюрих, Швейцария -Если я говорю, что посуда должна быть чистой, значит, она должна быть чистой. Я дважды её помыл. -А это? Посмотри на это. -Я вымою. -Нет, довольно! Ты уволен. -Я отдам тебе твою зарплату и уходи. -Гер фон Герхард, боюсь, вы кое о чем забыли. Сегодня уже среда, а вы должны были заплатить в понедельник. -Простите, фрау Айс, у меня. у еня почти закончились деньги. А где ваш отец? -Не знаю. Наверное, что-то случилось. -Раз у вас нет денег, вам придется отсюда съехать, молодой человек. Вы что-нибудь умеете? Мыть посуду, убирать? Раз у вас нет денег, вам придется отсюда съехала, молодой человек. Вы что-нибудь умеете? Мыть посуду, убирать? -Покажите ваши руки. Вы ведь и дня в своей жизни не работали. -Я научусь. Прошу вас. -Должно быть это скучно-делать подборки для других адвокатов, когда вы сам хороший адвокат, гер Томус. -Напротив, фрау Ман, я рад что, мне удалось найти работу. -Может, когда закончится эта ужасная война, вы снова сможете иметь практику в вашей стране. -Вернуться в Германию? Никогда. -Но там ваш дом. Наверняка, вас там кто-нибудь ждет. -Я всё время думаю только о троих: мужчине и его детях, они спасли мою жизнь. Все остальные в Германии пусть катятся к черту. -Я пыталась приготовить ужин. Раньше мне не приходилось готовить. Я совсем не могу о себе позаботться, я совсем ничего не умею делать. -Это неважно. -Нет, важно. Вы были так добры ко мне, я хочу отработать свой долг. -Похоже, вы неправильно меня поняли. Вы не моя служанка и, конечно, не моя наложница. Я привез вас сюда, потому что вам больше некуда идти. После нашей После встречи на балу я пришел навестить вас и узнал, что вы арестованы. Мне понадобилось много времени, чтобы освободть ва. -Так это вы меня спасли? Кто вы? -Небольшая величина. А вот отец мой был. Это было сделано в благодарность за его заслуги. По правде говоря, вы потеряли свою ценность в качестве выкупа, потому что гестапо так и не удалось найти вашего -Спасибо вам. -Давайте я вам помогу. Я умею немного готовть. Мои родители погибли при бомбардировке и моя жена детьми месте ними. -Я очень сочувствую вам. -Я вам тоже. -Но у меня всё ещё есть надежда. Я ещё могу найти Герхарда и отца. -Надежда может оказаться очень жестокой штукой. -Вы хотите сказать, что знаете, что с ними? -Нет. Я пытался выйти на их след ради вас, но тщетно. Думаю, вы должны смириться с тем, что их, возможно, уже нет в живых. -Я не могу. СЛЫШНА ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА -Спокойной ночи. -Простите, мне не следовало этого делать, но я люблю вас, Ариана. -Альфред, я не хотела, чтобы вы были добры ко мне, я не хотела ничего о вас знать, я не хотела знать о вашем горе, чтобы вы узнали о моем. Да простит меня Бог, но я полюбила вас. Пока идет война, мы не можем возвратиться в Париж, но, тем не менее, я могу занматься делам здесь. -Папа, мы не можем здесь жить. -Жозель, не капризничай. Я так же скучаю по Парижу, как и ты. Я же сказал тебе: как только я найду подходящее место, мы переедем. -Конечно, папа. -Потерпи немного. Я покажу,что нашёл сегодня в одной польской семье. Думаю, они живут здесь с самого начала войны. Во всяком случае, похоже, что они сильно бедствуют. Надеюсь, мне удастся купить её по сходной цене. -Очень милая. -И всё? Надо думать, что ты её не узнаешь. -уверена, что он её узнает. -Это Каро , но я не знаю её названия. Мне кажется, я никогда раньше её не видел. -Боже. Официант и то больше разбирается в живопии, че моя дочь. -Мой отец искусствовед, он считает, что я должна так же сильно любить скусство, как он. -Как вас зовут, молодой человек? -Герхард, я не швейцарец, а немец. И я не всегда был официантом. -Это заметно.

-Посмотри. Это я сам сделал, когда был мальчишкой. -Игрушки Альфреда? -Они похожи на тебя. Никогда не думала, что буду так счастлива и несчастлва одновременно. Не надо. -Ничего не могу поделать. Если они живы, папа и Герхард, они. -Татьяне бы сейчас , а Теодору почти десять. Я безумно их любил, но эта страница моей жизни уже закрыта. -Я хочу, чтобы ты знал: я никогда не буду пытаться занять их место в твоей жизни и твоей жены тоже. -Разве ты не понимаешь, что я люблю тебя такой, какая ты есть на самом деле? Будь моей женой. Прошу тебя. Только когда закончится война. -Сейчас. -У меня есть твоя любовь, я лежу в твоих объятьях, пока этого достаточно. -Герхард! -Фрау Айс просила отнести к вам ваши вещи. Вы забыли их в панионе, когда уезжали. -Фрау Айс? Как поживает старая кикимора? А вы скучали обо мне? Папы нет дома, а мне одной так скучно.

-Может быть, тогда сходим погуляем? У меня ещё есть несколько свободных часов до ужина. -Почему бы нет? Всё равно мне нечего делать. Я только возьму пальто. Почему бы нет? Всё равно мне нечего делать. Я только возьму пальто. -Не могу дождаться, когда вернусь в Париж. Простите меня, но я искренне ненавижу немцев. -Но ведь я не в военной форме. -Я очень этому рада. Если бы ты воевал за нацистов, я бы тоже тебя ненавидела. -Я ни за кого не хочу воевать вообще. -А кем ты хочешь стать? Отец хочет, чтобы я занялся, как и он, банковским делом. -А твоя мама? -Она умерла, когда я ещё был ребенком. И моя. Я её даже совсем не помню. И моя мама. Я её даже совсем не помню. И моя. Я её даже совсем не помню. -Прошло уже несколько месяцев, как уехал отец. Ариана, наверное, беспокоится обо мне. -Ариана? Это твоя девушка? -Нет, моя сестра. у меня нет девушки. -у меня тоже нет парня. -Значит, тебя в Париже никто не ждет? -Мне плевать, что там проповедует и сулит наш любимый фюрер. Нам никогда не выиграть эту войну, Йохан. -Господа, всем офицерам нужно быть в боевой готовности. Большинство из вас будут отправлены на фронт немедленно, другие останутся здесь и будут готовиться оборонять город. -Ты всегда хотел попасть на фронт.

-Это правда. Это было тогда, когда я думал, что мне больше не для чего жить, до того, как появилась Ариана. -Не будь дураком, женись на ней. Налаждайя частьем, пока не поздно. -Трудно поверить, что где-то идет война. Вы можете закончить эти договора после обеда. -Я так редко куда-нибудь выхожу. Было очень любезно с вашей стороны пригласить меня на обед, гер Томус. -Нужно отпраздновать хорошие новости. Помните, я рассказывал вам о двоюродном брате? -Тот, что в Америке? Да. -Наконец-то я получил от него письмо. Он просит еня приехать и остаться жить с ним и его семьей в Нью-Йорке. -В Нью-Йорке? -Когда закончится война, конечно. -Папа! Папа! Он уехал в Базель, посмотреть кое-какие картины. Он будет дома ещё нескоро. -Вот как. -Потанцуешь со мной? Мне очень приятно. -Мне тоже. -А чего тебе хочется теперь?

-Того же, что и тебе. -Ты так думаешь? Уверен. -Скажи, чего? -Ты сама знаешь. Тогда сделай это. -Ты уверена, что хочешь? Машина ждет. -Я должен тебя поблагодарить. -Бежим, скорее. Будьте осторожны! -Я получил назначение. -Тебя отправляют на фронт? -Я остаюсь в Берлине, при штабе. -Замечательно.

-Ты только не радуйся. Всё может измениться в любой момент, я нахожусь в состоянии боевой готовности. -Я хочу показать тебе одну вещь. -Куда ты? Ты собираешься в брачную ночь почитать мне Шекспира?

-Ты помнишь, когда ты приехал ко мне домой, я взяла с собой это. Вот почему я хотела это забрать. Папа спрятал это здесь весте с докуентаи перед те, как увезти Герхарда в Швейцарию. -Почему ты мне показываешь его теперь?

-Потому что это то, что у меня есть. И потому, что я ничего не хочу от тебя скрывать. Милый, я даже не сделала тебе свадебного подарка. -Ну а ты? Что хочешь ты? -Я хочу твоего ребенка, нашего ребенка. -Ариана, только, когда закончится война. -Нет, сейчас. -Меня могут отправить на фронт в любой момент. Разве ты не понимаешь? -Я не смогу жить, если не буду знать, что ношу под сердцем твоего ребенка. -Нам не выстоять. Это лишь вопрос времени, через сколько союзные войска возьмут город. -Если это случится, я хочу, чтобы ты уехала. -Я получил приказ защищать рейхстаг. Неважно, как я отношусь к этой войне, но это мой солдатский долг. Мы всегда знали, что так и будет. -Где ты будешь? Как я смогу тебя найти? -Вот адрес женщины, она живет в предместье Парижа, она друг нашей семьи, мадам де Сент Мари. Я доверяю ей всем свои сердце, а это значит, я огу доверть ей тебя. -Мне лучше уехать в Швейцарию. Если Герхард жив, он где-то там. -Тебе ни за что не разрешат теперь въехать в Швейцарию. Дорогая, послушай меня: поезжай к мадам де Сент Мари. -Но до Парижа отсюда девятьсот километров. -Здесь её адрес, я буду знать, где искать тебя. Вот деньги и документы. И вот это. Если вдруг что случится, воспользуйся им. Ты-это всё, что у меня есть. -А что, если с тобой что случится? Ты-это всё, что у меня есть. -Обещаю тебе, что буду себя беречь. Мы выживем и будем вместе всю оставшуюся жизнь. Верь мне. -Ты должен постараться развлечься. -Как я могу развлекаться? Берлин бомбят каждый день. Если отец с Арианой живы, их может. -Не можешь же ты в самом деле считать, что они ещё живы. Прости, я не это хотела сказать. Просто от них столько времени не было никаких новостей. -Выходит, я должен с этим смириться? Ты так считаешь, Жозель? Ты должна знать, что в ту самую мнуту, как закончтся война, я поеду обратно искать их. -Что значит обратно? В Берлин? -А куда мне ещё ехать? -Значит, ты бросишь меня? -Ты едешь в Париж со своим отцом. -Но ты бы тоже мог поехать с папой и со мной, ты бы мог. -Мне так же хочется вернуться домой, как и тебе, Жозель. Жозель! -Мне пришлось Бежать от гестапо,мне сказали,что , что вы разбираетесь в этом. Я уверен, вы узнаете работу Ренуара сразу. -Вам определенно дорога эта картина. Неужели вы захотите с ней расстаться? -Мне её дали лично дорогие мне люди. Но мне нужны деньги. Германия долго не продержится и, когда война закончится, я должен буду уехать из Швейцарии. -Понимаю. Что ж, возможно нам удастся договориться, месье. -Иван, сюда! -Война закончилась? -Закончилась. Всё кончено. По радио сказали, что мы капитулировали. -Что делается в городе? -В городе русские. Они взяли всех оставшхся в жвых в плен. -Вот вам ваш главарь, вот вам ваш фюрер! Его больше нет! Фюрера больше нет, он мертв! -Сюда нельзя, назад! -Йохан, где Альфред? -Пожалуйста, скажи мне. -Пошла! Ну, уходи. Ты обещал, что не покнешь меня. Ты обещал мне. -Я пришел попрощаться. Я уезжаю в Берлин. -Прощаться пока рано. Лучше поговорим о вашей свадьбе. Само собой, учитывая сложившиеся обстоятельства, я жду, что вы женитесь на Жозель. -Обстоятельства? Я. -Жозель ждет от вас ребенка. -Ты беременна? -Это неудивительно, учитывая то, чем вы с ней занимались. -Папа, не надо. Если я тебе не нужна, Герхард, я не буду тебя упрашивать. -Жозель. -Чепуха! Конечно же, ты ему нужна. И вы поступите благоразумно, ведь так, Герхард? -Но я должен вернуться домой. -Вернетесь, как только станет безопасно, а пока вы с Жозель обоснуетесь в Париже, но сперва вам прдется ыполнть свои обязательства. уверен, ваш отец ожидал бы от вас того же. Знаю, вам, наверное, нелегко, но нужно смотреть на вещи трезво. Вы молоды, Жозель тоже, вы можете поехать и войти в мой бизнес, я вас этому научу. У вас будет своё дело, у вас будет дом и у вас будет девушка, которую вы любите. Кто сейчас может пожелать большего? -Я люблю тебя, Герхард, и я сделаю тебя счастливым, клянусь тебе. -Вам нехорошо? -Вы не могли бы меня подвезти? Что вы делаете? -Я немного притомился. Ты разрешишь мне с тобой полежать? -Не трогайте меня, пожалуйста. -Это всего лишь плата, ты мне должна. Так ты отдохнешь со мной? -Нет, не надо. Не надо! -Немецкая сука! -Ещё один шаг и, да поможет мне Бог, я убью вас. Спасибо. -Сколько ещё до Парижа, папа? -Терпение, моя дорогая. -Сейчас. Пошевеливайтесь! -Попросите, чтобы вам помогли. -Спасибо, месье. -Как бы я хотел помочь этим людям. -Всем не поможешь. -Хотя бы одному или двоим. Герхард,правда,мы должны позаботиться о себе, ведь так?

-Ну,вот,наконец-то. -Добрый день! Как поживаете? -Куда путь держите, может, вас подвезти? Ва подезти? -Поехали, Кэл. Она просто чокнутая. -Я тебя не обижу. Я просто хочу помочь. Куда ты идешь? -Поехали, Кэл. -В Париж. -В Париж? Мадмуазель, ва сегодня ужасно повезло. -Бедный Альфред. Он был таким милым мальчиком. Я училась в школе вместе с его матерью. Да, какая утрата. Спасибо, Мари. -Спасибо. -Нам удалось спрятать все эти вещи от немцев во время оккупации. Но это всего лишь вещи, а вы, моё дитя, вы потеряли вех близких. Бедное дитя. -Я всё ещё надеюсь, что мой отец и брат живы. -Я работаю в фонде помощи пострадавшим за годы войны. Большинство, кому мы помогаем, это евре, но я постараюсь, как могу, что-нибудь узнать и о вашей семье. А пока вам нужно отдохнуть, пока я найду какую-нибудь приличную еду. -Вы уже выглядите гораздо лучше. Как вы себя чувствуете? -Поверить не могу, что проспала два дня. -уверена, вы бы проспали ещё столько же. -Вам удалось что-нибудь узнать? -Боюсь, мне удалось немного узнать, почти ничего. Спасибо, Мари. Нет никаких следов пребывания вашего отца и Герхарда в Швейцарии, а так же друга, о котором вы упоминали,-Макса Томуса. В Германии царит хаос, связь с ней отсутствует. Думаю, ваш отец и ваш брат были убиты ещё до того, как они достигли границы. -Я не могу в это поверить. Я знаю, что, когда папа и Герхард уезжали, они хотели отправиться дальше, в Америку, как только им это удается. Может, им удалось? Может, я смогу их там найти? Вы не должны на это слишком надеяться. -Надежда-это всё, что у меня осталось. -Вот ваши новые документы. Вы отправитесь в путь под выышленным именем. -Анна Голуб? -Билет на пароход организовало общество помощи евреям, где я работаю. -Значит, они думают, что я еврейка?

-Если бы они узнали твоё настоящее имя, они не пустили бы тебя на корабль. Я очень сомневаюсь, что амерканские эмиграционные власти разрешили бы тебе въезд в страну под именем Арианы фон Трип, гражданки Германии. -Всё хорошо, я сейчас вернусь. -Здравствуй, Пол. Это мои друзья из общества помощи евреям.

Здравствуйте, я Пол Лидман. -Здравствуйте. -Пол, мадмуазель Голуб ещё не совсем здорова, она очень слаба. -Всё будет хорошо. Я по образованию медик. Я о ней позабочусь. К сожалению, это грузовое судно, но в ближайшее время ничего в Америку не ожидается. -Я вас никогда не забуду. Да хранит тебя Господь, дитя моё. Счастливого плавания. -До свидания. -Как самочувствие? Как Вы себя сегодня чувствуете, Анна?

Всё ещё немного знобит? Что-нибудь проглотли сегодня? -Нет? Нужно немного поесть, даайте попыаемя. -Нет, я не могу. -Мы будем в Нью-Йорке через пару дней, там вам понадобтся много л. Не знаю, как вы сможете научться танцевать джгу, если вы такая слабая. -Танцевать джигу? -Вот так. -Анна Голуб, она меня очень беспокоит: у неё высокая температура и частая рвота. -Она, наверное, была в концлагере. Хорошо, я возьму её на заметку. -Благодарю вас. -Анна, Анна! Всё получилось, добро пожаловать в Америку. -Спасибо, Пол, спасибо за всё. -Берегите себя. -Хорошо. -Это он. Вот он. -Папа! Мама! -Как я рада тебя видеть. Ты только на него взгляни. -Ты приготовила грудинку? -Конечно. А iкак же твоя диета? -Посмотри, как он вырос! -А где Джоан? -Где Джоан? -Она не смогла придти. -Меня не было два года, а моя невеста не смогла меня встретить? -Мы поговорим об этом дома.

-Минутку. Что происходит? -Милый, ты слишком долго отсутствовал. Всё вокруг меняется, люди меняются. -О чем вы тут толкуете? -Она вышла замуж, милый. Она замужем. Пол, тебе крупно повезло: от таких девушек, как Джоана, лучше держаться подальше. Подальше? -Да, именно так. Поехали. Поехали. -Поехали, сынок. Всё будет хорошо. -Меня зовут Анна Голуб. Нью-Йорк, 1945 год Лазарет Элис Айленд -Анна! Анна! Не бойся, Анна. Ты знаешь, где ты? Ты в больнице, в Нью-Йорке. Тебя привезл сюда с парохода, ты помнишь? Ты прибыла сюда из Франции вместе с другими еврейскими беженцами. Ты, вероятно, не понмаешь, что я говорю. Мои кольца. -Ты говоришь по-английски? Не волнуйся, Анна, все твои вещи мы сложили в сейф, нкуда он не пропадут. -Отдайте мне их. отдайте мне мои кольца. отдайе мне их. -Значит, ты и есть тот молодой человек, который ухаживал за беженцами на пароходе? -Да, сэр. Меня зовут Пол Лидман. Я хотел бы поинтересоваться, как они? -У большинства дела пошли на поправку, но некоторые ещё. Я вас поздравляю, вы очень помогл нам. -Спасибо. Честно говоря, мне ещё не хватает практики. Я снова собираюсь вернуться в медицинский колледж. -Вот как? Что ж, вы уже получили достаточно практических навыков, больше, чем другие. -Анна Голуб, как она себя чувствует? -Состояние у неё тяжелое. Сказывается плохое питание, полное истощение. Она могла бы поправиться, но отказывается бороться за свою жизнь. -А можно мне её навестить? -Её можно будет навестить только через неколько дней. Рад был познакомитья. Париж, Франция -Поверить не могу, что ты раньше не был в Париже. Когда из Цюриха придут оставшиеся картины, возможно, папа даст тебе выходной, и мы сможем сходить в сады Тюлери и на Эйфелеву башню. -Боже мой, кругом очереди, дефицит. Не знаю, кто будет покупать картины, когда чтобы вы смогли пожениться. они не могут позволить себе купить хлеба. Зато вот что я принес: новые документы, чтобы вы смогли пожениться. -Посмотри, любовь моя. -Герхард Годар? Что это значит? -Твоё новое имя. Сегодня быть немцем в Париже не совсем безопасно, ещё слишком свеж воспомнаня о нацстах. -Да, но поменять свою фамилию. -Не такая уж и трагедия, Герхард. Теперь, по крайне мере, я её смогу выговаривать. Кроме того, я тоже сменю фамилию, как любая замужняя дама. Жозель Годар. Мадам Годар. О, папа, как хорошо дома. -Идемте, у нас много работы. Нью-Йорк. -Сэр, ещё кофе? -Нет, спасибо, Реймонд. -Благодарю. -Что там? -Не знаю. -Это мне. Я сегодня буду рано, дорогая. До встречи, сынок. -Пришли мне попозже машину, я хочу попытатья вытащить Пола из дома. -Когда ты уже успокоишься? Всё будет в порядке, ему просто нужно время, чтобы прдти в себя.

-Ему нужно немного материнской ласки. Знаешь, сегодня так хорошо на улице. Может, пригласишь старушку пообедать? -Что-то не хочется. -Перестань, Пол. Ты же не можешь вот так просидеть до конца жизни. -Конечно, нет. Я пойду погуляю попозже. -Я разговаривала с Дороти, матерью Соло.Сол вернулся с Тихого океана. Думаю, многие из вашей компании дома. Что скажешь? Давай закатим вечеринку? Как тебе эта идея? Встретимся со старыми друзьями. Можешь позовнить и пригласить Сару Вестхайер. -Я знаю, что ты задумала, но я ещё не готов к этому. -Что мне с тобой делать? -Как вы себя чувствуете? Если не возражаете, я отнесу ваши вещи обратно в сейф. -Здравствуйте, Анна. -Значит, не забыли. -Вы выглядите уже лучше. Я волновался за вас. Доктор говорит, что теперь вы быстро пойдете на поправку, но вы должны постараться. у вас здесь есть кто-нибудь, кто мог бы о вас позаботиться? -Зачем вам это знать? -Я. Простите, я не хотел. я просто беспокоился, думал, что мог бы помочь вам с нм связаться. Нет. У меня здесь никого нет. -А вам есть куда идти? Вас ждет совершенно новая жизнь, новая страна. вы в безопасности. Война закончилась, у вас есть по крайне мере один друг. Вы должны хоть немного мне верить. Насколько мне известно, её могут выслать обратно,потому что у неё нет опекунов. -Но таких девушек тысячи. -Знаю, что помочь всем мы не в силах, именно это я и пытаюсь сказать, но давайте внесем свою лепту и поможем хотя бы одной. -Этот фонд помощи, через который она сюда приехала, наверняка сможет найти ей попечителей. -Я уже разговаривал с ними, они пытались, но им это не удалось. Я же говорю вам, все боятся её брать из-за того, что она больна и немка. -Но она в этом не виновата. -Папа, если бы ты её видел. Она абсолютно одинока, потеряна, она никому не верит, ей просто некому верить. -Это очень ответственный шаг. Мы с отцом должны это обсудить. -Если это сделает его счастливым, может, нам стоит познакомиться с этой девушкой. -Почему это так для него важно? Он едва ней знаком. -Главное, что это девушка единственное, что вызывает у него интерес, с тех пор, как он вернулся домой. -Ты хочешь сказать, с тех пор, как он узнал о Джоане.

-Ты же хорошо знаешь Пола, ему нужно быть востребованным. Это одна из причин, почему он решил стать врачом. Джоане он не нужен, зато есть другая, которая в не нуждается. Из-за чего ты переживаешь? -Саймон. Когда мы получили эту телеграмму, я почувствовала как моё сердце высохло от горя. Я уже потеряла на войне одного сына, я не хочу потерять второго! -За что ты думаешь, воевал наш Саймон? За что воевали оба наших сына? Проклятые фашисты, они убили нашего мальчика, но они также убили всю семью у этой бедной девушки. У нас хотя бы есть Пол, у нас есть мы, а у неё никого нет. Сколько мы уже знакомы, Рут? Твоё сердце не может высохнуть, оно у тебя слишком большое. -Я люблю тебя, Сэм. -Пол рассказал нам о вашем положении. Вы уже решили, что будете делать, когда выйдете из больницы? -За меня не беспокойтесь. -Мама хочет сказать, что мы будем рады, если ты остановишься у нас. В вашем доме? -Да. у нас много комнат, мы будем рады вам. -Но почему вы это делаете? Это столько лишних хлопот. -Мы делаем это потому, что сочувствуе ва и тоу, что с вам прозошло со всем остальным. -Мы надеемся, что, может, на удастся поочь ва начать жизнь заново.

-В некоторых случаях правительство Германии компенсирует утраченные вещи, попавше в рук нацстов, но для начала вам нужно заполнть эт анкеты. -Да, вы обратились по адресу. Швейцарское консульство будет заниматься всем, что касается Германии до тех пор, пока не будут восстановлены дипломатические отношения с Соединенными Штатами. -Бедные люди. Большинство из них потеряли всё: свои семьи, свои дома. -Это разрывает сердце, но, по крайне мере, они добрались до Америки. -Да, вы правы. -А вы-то сами как, Макс? -у меня новая страна, новая работа. Сегодня утром я уже не заблудился в метро. Что может быть лучше? -Доброе утро. -Папа уже ушел? -У него сегодня совещание. А куда ты с этим направляешься? -Я решил отнести Анне завтрак. Я сходил купил яйцо. -Можно я отнесу? Так я смогу быстрее с ней сойтись. А ты позавтракай. -Скажи ей, что я зайду к ней позже. Мама, передай, что это я купил цветы. -Доброе утро, как спалось? Спасибо, Патриция. -Не стоит так беспокоиться, миссис Лидман, я сама поднимусь. -Никакого беспокойства. Доктор сказал, чтобы вы не вставали. Взгляните, Пол купил вам цветы. -Очень мило. -Итак, Анна, вам обязательно нужно поесть. Если вы будете есть, у вас появятся силы и вы быстро поправитесь. Вы не успеете и подумать, как будете уже на -И что я тогда буду делать? -А раньше вы где-нибудь работали? -Нет. Мой отец был банкиром, я должны была пойти учиться в университет, как только закончится война. Но теперь это уже не важно. -Послушайте, я знаю, это тяжело-забыть прошлое, весь тот ужас, который вы пережили, но вы должны дать себе шанс начать жить заново. Вы ещё так молоды. -уже нет. -Не надо так говорить. Вы оказались в новой стране. Не стоит отчаиваться. Сейчас вам нужно думать только о том, чтобы скорее поправиться. -Желаю счастья. -Я тебя люблю, папа. -Желаю счастья, Герхард. -Я постараюсь быть тебе хорошим мужем. -Я люблю тебя. -Я хочу, чтобы у нас была семья, но мне нужно попытаться разыскать в Германии папу и Ариану. Ты понимаешь? -Конечно. Мы обязательно туда поедем, но потом, когда родится ребенок. -Сэр,Вам налить? -Да, благодарю, Реймонд. -Господа, разрешите представить, мисс Анна Голуб. -Анна, ты выглядишь бесподобно. -Спасибо. Так приятно чувствовать себя здоровой. Спасибо за чудесное платье. -Не за что. -Могу я проводить вас к столу? -Ну, что ты скажешь? -Как вы знаете, женская половина нашей емьи по обычаю должна зажигать вечи. Теперь вы тоже являетесь этой половиной, и в память об этой традиции я буду рада, если это сделаете вы. Вот так, хорошо. Вот так, хорошо. -Пол, я. Мама, мне кажется, она хочет, чтобы ты произнесла молитву. Да, конечно. Да, конечно. Спасибо, Реймонд. В чем дело? -Я не могу. Я. Что случилось?

-Я не могу. -Всё нормально, идите без нас. -Извини. -Я говорил старикам, что это не очень хорошая идея. Я говорил, что тебе ещё рано. -Вы были так добры ко мне, но вы совсем ничего обо мне не знаете. -Я знаю, что тебе ничего не грозит. -Ты ничего не понимаешь. -Нет, понимаю. Ты думаешь, что ты одинока, но это не так. у тебя есть я, и ты мне совсем небезразлична. -Вот, возьмите. -Извините, я разыскиваю свою семью. Может, мне сможет кто-нибудь помочь? -Подойдите к столу, заполните необходимые бланки, затем вами займутся. -Спасибо. -Всего доброго. -Может, сходите пока пообедать, а я вас пока подменю. -Спасибо, Эффи, пусть они пока полежат здесь. -Очень жаль, но по нашим данным ни Герхард, ни Вальмор фон Готхард в Соединенные Штаты не въезжали. -Вы уверены? -Боюсь, что да. -Могу я обратится куда-нибудь ещё? -Нет. Конечно, сейчас такая неразбериха и наши списки могут быть неполными, беженцы ещё продолжают пребывать. -Если вы что-то узнаете. -Мы сообщим вам. Мы можем связаться с вами по этому адресу мисс фон Готхард?

-Да, но. Меня там знают под именем Анна, Анна Голуб. -Понимаю. Вы живете у Лидманов? -Да. Но я должна буду скоро оттуда уехать. -Они не хотят вас больше у себя держать? -Нет, хотят, но возникло одно недоразумение и я.и они. Они очень хорошие, он хорошо ко мне относятся. -С вами всё порядке? -Я долго болела. Прошу вас, помогите мне. Мне нужно найти другое жилье. -Не знаю, как вам помочь. Многим сейчас вообще некуда идти, вам ещё очень повезло, что вас прютили Лидманы. -Мне не хочется злоупотреблять их доверием. -Послушайтесь моего совета: оставайтесь там, пока хотя бы не встанете на ноги. Вам столько пришлось пережить. Вам сейчас никак нельзя остааться одной. -Привет! Ты где пропадала целый день? Я уже стал волноваться. -Я ходила узнать, может, есть какие-то сведения о моей семье. Но ничего утешительного. -Мне очень жаль. Почему ты улыбаешься? -Временами ты напоминаешь мне моего брата. -Вот как? Расскажи, какой он? -Добрый, мягкий и вместе с тем непредсказуемый. Однажды он делал опыты по хм взорвал свою комнату. Знаешь. -Когда-то я думала, что такой парень, как Герхард, не может умереть, что он найдет способ, чтобы уцелеть. -Это последняя партия из Цюриха? -Счастлив сказать, самая последняя. Только будь с ней поаккуратнее. Это повесим сюда. Хоть и не величайшие полотна, но я на них неплохо зарабатываю, учитывая, сколько я за них заплатил. Мы должны удовлетворять все вкусы, запомни это, Герхард. А это. Это уже совсем другое дело. Разумеется, ты сможешь сказать, кто её нарисовал. -Настоящий клад, не копия. -Но где вы её взяли, у кого? Кто вам её продал? -Я уже не помню, это было в Цюрихе. -Макс Томус? Так его звали? Немец? -Уверен, у меня записано его имя. Тебе знакома эта картина, Герхард? Так, Цюрих. Да, нашел. Максимилиан Томус. Откуда тебе это известно? -Потому что она принадлежала моей матери. -Твоей матери? -Моя сестра дала её Максу, когда мы помогали ему бежать. Поверить не могу. Он был Цюрихе всё это время, а я не знал. Разве вы не понимаете? Возможно, ему что-нибудь известно о моей семье. Где его адрес? Может, он всё ещё там, вдруг, я смогу его найти. -Ты его не найдешь в Цюрихе, сынок. Теперь я вспомнил Томуса очень хорошо. Он продал мне картну только потому, что ему очень нужны были деньги, он собирался уезжать. -Куда? Куда он поехал? -Не знаю. Мне очень жаль. Жаль, Герхард. -От мамы Ариане достались две вещи: кольцо и эта картина. Это была любимая картина Арианы. -Тогда я попрошу за неё очень высокую цену, настолько высокую, чтобы она ещё некотороевремя оставалась у нас. -А ты всегда мечтал стать врачом? -Конечно, я понимаю, что отец хочет видеть меня на уолл-Стрит вместо моего брата Саймона. Мне его очень не хватает. Он был для меня героем, я всегда хотел полностью походить на него. Он занимался футболом, и я стал заниматься футболом. Нет, серьезно. Иногда мне кажется, что я именно поэтому обручился с Джоан, потому что у Саймона после войны тоже должна была состояться помолвка. -Тебе, наверное, было страшно возвращаться домой после войны. -Страшно. но теперь это прошло. Может,пойдем потанцуем? Ты знаешь, я никогда не спрашивал тебя о твоем прошлом, но мне бы хотелось знать, у тебя был кто-нибудь? -Да, был, но его убили. -Прости. -Это был такой чудесный день. Никогда не думала, что я снова могу быть счастливой. -Привет. Как прошел вечер? -Можно с тобой поговорить? -Конечно. Только пойдем на кухню, а то папу разбудим. -Я уже не сплю. Ладно, что тут у вас? -Я хочу жениться на Анне. -Я хочу жениться на Анне Голуб, если только она согластся. -Милый, но ты знаешь эту девушку всего месяц. -Что ж. Ты уверен? -Да, уверен. -Ты не очень торопишься, сынок? -Не знаю, может, и так, но я люблю её. -Ты уже говорил с ней? -Не очень конкретно. пока. -Милый, ты знаешь, нам очень нравится Анна, но. Боже, мне кажетя, что ты не совсем отдаешь отсчет своем поступкам. Нельзя жениться на другой только из-за того, что тебя бросили. -Ты говоришь о Джоан, но я никогда не чувствовал к ней того, что чувствую к Анне. -Подумай об Анне. Она ещё не совсем поправилась и, кроме того, она в этой стране чужая. -И что из этого? Ты хочешь сказать, что это повредит моей карьере? -Нет, это не то, мама не это имела в виду. А что тогда? -Сэм, подожди. Я хочу сказать. Да, для меня есть разница. Почему не эти милые девушки? Почему не Сара Вестхайер? -Сара Вестхайер недалекая, избалованная и пустая девушка. -Вот как? Раньше ты так не считал. -Тогда я был ребенком, теперь я прошел войну, а это еняет человека. Думаю, тебе это трудно понять. -Может, если бы ты рассказал нам побольше о войне. -Анна, конечно, понимает? -Да. Вам нелегко понять, через что она прошла. Она нуждается во мне, а я в ней. -Когда я делал тебе предложение, твоя мать казала, что я ничего из ебя не представляю, что ты со мной будешь несчастной. Разве ты несчастна? -Не надо, Сэм, сейчас другие времена. -Почему? Потому что это наш сын? Дорогая, я тоже не знаю, хорошо это или плохо. Всё, что я знаю, это то, что Пол уже взрослый человек и может делать всё, что считает нужным. По крайне мере, ты можешь не расстраиваться, он ещё не попросил её Войдите. -Я увидел, у тебя горит свет. -Я. Я искала одну вещь. -Что это? -Семейная реликвия. -Какое красивое. Можно мне посмотреть? -Конечно. -Тебе удалось уберечь его от нацистов. Анна, я должен тебе сказать, но не знаю с чего начать. Я полюбил тебя. -Я никогда не встречал такой девушки, как ты, и я хочу, чтобы ты стала моей женой. -Пол, прошу тебя. -Разве я тебе совсем безразличен? -Конечно, нет. Но ты меня совсем не знаешь. -Конечно, знаю. Знаю, какая ты замечательная, добрая, знаю, что не смотря на то, что ты пережла, ты не ожесточилась. Анна, у нас общие корни, не сотря на то, что ы родились в разных странах. -Это будет нечестно по отношению к тебе. -Мне пришлось многое пережить, и я ещё не оправилась от этого. -Я понимаю, это неожиданно, но я буду ждать. Поверь мне. -Можете одеваться. Вы уже в гораздо лучшей форме, чем когда приехали. Оставьте нас, пожалуйста. Я должен сказать вам одну вещь. Я уже раньше об этом догадывался. -Что-то страшное? -Нет, нет, ничего страшного, моя дорогая, но вы должны знать, что вы беременны. -Вы уверенны? -По моим подсчетам, два месяца. Вы не ожидали? -Ну, я. Я думала, что в связи с моей болезнью. -Могу я спросить, где отец ребенка? -Он погиб на войне. -Что вы будете делать, как вы будете жить? Как сможете заботиться о ребенке? Эта семья, у которой вы живете, они не будут возражать против ребенка? -Дело в том, что я скоро от них уеду. -И куда пойдете? Найду себе работу. Кто примет на работу беременную? И что вы будете делать, когда ребенок родится? Дорогая моя, в первую очередь вы должны подумать о малыше. Вы должны дать своему ребенку шанс на хорошую жизнь. Присядьте. Существует множество супружеских пар, которые не могут иметь детей и которые могли бы обеспечить вашему ребенку хорошее будующее. -Доктор, этот ребенок-моя единственная связь с прошлы, с человеко, которого я любила. Когда-то я поклялась, что, если у меня будет ребенок, ничто на свете не заставит меня бросить его. Я сдержу эту -Я восхищен вашим мужеством, но как в действительности вы сможете сдержать ваше обещание? -С вами всё в порядке? Что-нибудь случилось?

-Это касается моего друга из Германии, Вальмора фон Готхарда, я напал на его след. Его убили. Его тело было обнаружено возле швейцарской границы. Я до сих пор надеялся, что он где-то живой. Его дети спасли мне жизнь, но о них нет вообще нкакх ведей. -Фон Готхард? Мне, кажется, знакомо это имя. Здесь была одна девушка. Нет, нет, по-моему, её фамилия фон Трип. Сейчас по-моему, её фамиля фон Трип. Сейчас -Фон Готхард? Мне, кажется, знакомо это имя. Здесь была одна девушка. Нет, нет, по-моему, её фамиля фон Трип. Сейчас столько имен, столько людей, которые ищут друг друга. Знаете, у меня остались талоны на мясо, я могла бы пригласить вас на мясной рулет. -Спасибо, Эффи, но у меня сегодня занятия, не нужно готовиться подтвердить свою квалификацю как юриста. -Работаем на износ? Добро пожаловать в Америку. -Ну, что я могу для вас сделать? у вас нет ни специальности, ни профессии, ни опыта работы. -Я научусь. Я буду очень стараться. -Дорогуша, и в довершение ко всему вы немка. Думаю, вы отдаете себе отчет в том, что в наш дн немцев не встречают с распростертыми объятиями. -Умоляю вас! Я уже исходила весь город. Где я только не была! Умоляю вас! Я уже исходила весь город. Где я только не была! -Умоляю вас! Я уже исходила весь город. Где я только не была! -Картина такова, что вы никуда не вписываетесь. Во время войны кругом работали одни женщины, ими были заполнены пустые места, но сейчас наши мужчины вернулись с войны и снова заняли свои рабочие места. Знаете, что я думаю вам нужно сделать? То же, что и другие девушки: найти себе хорошего парня и свить гнездышко. -Добрый день. -Где ты пропадаешь? Тебя уже почти целую неделю не видно. -Я ищу работу, но, боюсь, пока мне с этим не везет. -Реймонд, займемся цветами позднее. -Как скажите, мадам. -Ты ищешь работу? Но зачем? -Я не могу надоедать вам всю жизнь. Я должна думать о своей дальнейшей судьбе. -Давай присядем. Это имеет какое-то отношение к Полу, Анна? -Пол, так много для меня сделал. -Он очень добр, но иногда он бывает слишком импульсивным. Он говорит и делает вещ, которые он тщательно не продумывает. Иногда из-за этого возникает непонмане недоразуменя, а это может причинить боль. Мне бы очень не хотелось, чтобы кто-нибудь пострадал. Ты меня понимаешь, Анна? -Я вас понимаю. -Не сейчас. -Но почему? Или ты не хочешь? -Это может повредить будущему ребенку. -Раньше ты так не говорила. Я думал, этим нельзя заниаться только в последнюю неделю. у тебя даже ещё ничего и не видно. -Всё тебе нужно объяснять. -Господи. Жозель! Жозель! Здесь кровь на простыне. -у женщин это бывает каждый месяц. -Ты хочешь сказать, что ты не беременна? -А как я ещё могла тебя удержать? -Но ты знала, что всё откроется. -Конечно. Но я так же знала, что тогда ты будешь моим мужем и поймешь, как это хорошо для нас. Герхард, я любила тебя, я хотела тебя, и я всё ещё тебя люблю. -Ты привыкла получать всё, что захочешь, но только не на этот раз. Я ухожу от тебя навсегда. -Герхард. -Вы всё знали, ведь так? -Что знал? -Поищите себе другого дурака. -Герхард! Герхард, прости меня. -Что? Что такое? Что ты ещё натворила, Жозель?

-Я говорил тебе, что ты очень красива? -Много раз. -Сколько? -Даже не знаю.

-А я говорил тебе, что, когда увидел тебя впервые, то не мог отвезти от тебя глаз? -Нет. Пол, я. -Мне хотелось обнять тебя, мне хотелось как-то успокоить тебя, сказать, что я готов всё для тебя сделать. -Не знаю, что бы я делала, если бы не ты и твоя забота. -Я о тебе заботился и буду заботиться. Анна, позволь мне быть рядом. -Что произошло? Почему моя девочка такая грустная? А где Пол? -Он снова ушел с Анной. -Перестань, Рут. Разве она не отклонила его предложение? -Но это не значит, что он окончательно сдался. Ты же знаешь, что, если он что-то вбил себе в голову. -Хватит об этом. Идем, а то опоздаем к ужину. -Хорошо. -Всего хорошего, Реймонд. -Желаю приятно провести время. -Спасибо, Реймонд. -Нет, не надо! Я никогда тебя непокину, Герхард. -Анна,всё хорошо!Я с тобой,я с тобой!.. Моя родная.. -Я здесь, я с тобой. Всё хорошо, я с тобой. -Расскажи мне всё. Что с тобой? -Когда умерла моя мама, я пообещала Герхарду, что буду заботиться о нем. Но не смотря на всю мою любовь к нему, я не могла его защтть. -Дорогая, ты и себя не смогла защитить. Я так тебя люблю. Позволь мне заботиться о тебе, позволь мне быть твоей женой. Выходи за меня. -Твои родители против нашего брака. -Конечно же, нет. Я хочу на тебе жениться, Анна. Когда мы поженимся, он увидят, как мы счастливы. -Но есть ещё кое-что, чего ты не знаешь. не так ного, так ного нужно сказать. -Я знаю, что люблю тебя, Анна. Я очень тебя люблю. -Больше я ничего не хочу знать. Ты мне так нужна, я так тебя люблю. Позволь мне любить тебя, скажи да, всего лишь скажи да. Прошу тебя, скажи да. -Да. Да. -Герхард. -Спасибо, что приехали сюда, гер Кауфман, но, боюсь, внутрь нас не пустят. Это был мой дом. -Ничего не поделаешь. Русские отняли у нас всё. Печальные времена. -Я пытался найти вас в банке, но. -Он разрушен, его разбомбили. -Я ищу своего отца. -Твой отец попросту исчез. Когда он не появился в банке, я послал человека к вам домой, чтобы справиться о нем, но его уже занял какой-то генерал. -А моя сестра, Ариана? -Сожалею, это всё, что мне известно. Столько людей пропало без вести. -Он не вернется никогда. -Никогда это слишком большой срок. -Прошло уже столько дней. -Я бы и хотел тебе посочувствовать, но не могу. Ты всегда играла в какие-то игры и вот теперь осталась н с чем, не говоря уже о том, в какое положене ты поставла меня. -Я не играла с Герхардом. Я люблю его. -Любишь? Думаю, у тебя нет ни малейшего понятия о том, что означает это слово. Раз уж ты всё так хитро придумала, работу Герхарда придется выполнять тебе. А ты что здесь делаешь? -Принесла своему мужу обед. У тебя найдется минутка? Целых пять минут, а потом мне нужно написать лабораторную работу. -О чем эта работа?

-Это связано с педиатрией. -Педиатрией? Это насчет детей? Тебе это интересно? -Я собираюсь специализироваться в этом. -Правда? Ты уверен, что ак сильно любшь детей?

-Не знаю, пока не попробую, но, думаю, да. А что? -Потому что скоро это выяснится. -Пол, ты хочешь. -у тебя будет ребенок? -Это правда? Это же здорово. Ты хоть понимаешь, как я тебя люблю? -Герхард! Герхард! Дорогой, как я тебя люблю. -Ты-это всё, что у меня есть. И я тебя очень люблю. -Я тоже тебя люблю. Милый, я думала, тыникогда не вернешься. Прости меня. Папа говорит, что я не знаю, что значит любить, но он ошибается. Обещаю тебе, что больше никогда тебе не солгу. Мы будем вместе и у нас будет ребенок. Я помогу тебе забыть о своем поступке и о твоей семье. -Но я не хочу забывать о своей семье, не могу. Отец говорил, что хочет отвезти нас в Америку, когда закончится ойна. Может, он сейчас где-нибудь вместе с Арианой.

Не знаю,как я попаду туда, но обязательно попаду,обязательно. -Спасибо. Заходите. -Здравствуй. -Я тут кое-что принесла. -Кое-что? -Сэм говорит, что я ненормальная, но не каждый же день становишься бабушкой. Я остановлась на желтом цвете, потому что ещё не известно, кто родится, мальчик или девочка. -Спасибо. А что насчет детской? -Устроили её в кабинете Пола. Бедный Пол, ему приходится заниматься за кухонны столом. Пусть за нимработает. Не волнуйся Пол прибывает в экстазе,да и я тоже. Только нужно перекрасить стены ли оклеить их обоями. Знаешь, у меня до сих пор сохранилась кроватка Пола, но вы наверное, захотите иметь всё новое. нет, я с радостью взяла бы вещи, принадлежавшие Полу. для меня очень многое значт, что вы рады этому ребенку. Я знаю, вы не очень одобряли нашу женитьбу, но, может быть, ребенок сможет нас прмрть, вы простте меня. -Ариана, мне не за что тебя прощать. Я просто думала, что вы с Полом немного торопитесь. Я только не прощу ему то, что он не дал мне возможности устроить пышную свадьбу. Но я вижу, как сильно он тебя любит. Я хочу, чтобы вы знали, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы он был со мною счастлив. -Макс, где ты был? -Прости, поезд опоздал. -Помнишь, ты рассказывал мне об одной семье? Их отец погиб на швейцарской границе,фон Готхард. -Взгляни на это. -Я сопоставила некоторые имена. Девушка, её фамилия Голуб, Анна Голуб. -Анна. Я ничего не понимаю, её звали Ариана. -Она сменила имя. Смотри сюда. Ариана фон Готхард, фамилия по мужу-фон Трип. Она приходила сюда несколько месяцев назад, разыскивала своего брата. Она находится под опекой семьи Лидман, прямо здесь, в Нью-Йорке.

-Пусть тебя посмотрит доктор Гилмор. -Но доктор Котек наблюдал меня с тех пор, как я приехала. -Откуда ты знаешь, что беременность протекает нормально? -А почему нет? Почему нет? -Ты перед этим долго болела, ты не можешь быть так уверена. -Доктор Котек не считает, что у меня есть причины для беспокойства. -А я считаю, что есть. Кто это такой, черт побери? -Это. Это немецкий офицер. -Я сам вижу, что немецкий офицер. Ты ничего не хочешь мне о нем рассказать? НаприМер, в каком концлагере он служил, скольких евреев он убил? Господи. Анна.Прости меня. Именно поэтому ты осталась в живых. я всё понимаю. -Ты не понимаешь. Я хочу, чтобы ты, наконец, узнал всю правду. -Правду? -Ты заслуживаешь этого. Манфред спас мне жизнь. Мне некуда было идти, он приютил меня. Он ничего мне такого не сделал. Он не бил меня, не издевался, не насиловал меня, нчего такого. -Но ведь он был немецким офицером. -Знаешь, среди немецких офицеров тоже было немало порядочных людей. Что ты говоришь? Как ты можешь говорить такое? Он.Какая может быть дружба с нацистами? Ради Боги. Ты же еврейка. -Нет. Я не всегда была Анной, моё настоящее имя Ариана, и я не иудейка. Мой отец был порядочным немцем, он никогда не симпатизировал нацистам, никогда. Он хотел спрятать моего брата в безопасном месте, потом он собирался вернуться за мной, но он не вернулся. Потом меня арестовало гестапо, они бросили меня в грязную онючую камеру, били меня, морили голодом. Они могли сделать со мной всё, что угодно. Если бы не Манфред, меня бы уже не было в живых. -И ты стала его любовницей? -Я была его женой. -Боже. -Он спас меня, Пол. -Я тоже тебя спас. -Я знаю. И всем тебе обязана, тебе и твоей семье. Но я знаю, что я. я поступила плохо. -Этот ребенок не мой, да? Это его ребенок? Господи, помоги. Это какая-то ошибка, я уже сказала это вам по телефону. -Я навёл справки в агенстве, мне сообщили, что вы согласились взять её под опеку. Ариана фон Готхард, возможно, она известна вам под именем Анны Голуб. Мне нечего больше добавить мистер Томус. -Прошу вас, миссис Лидман, это очень важно. -Закрой дверь, Реймонд. Спасибо, Реймонд. -Я не знаю, что мне делать, мама. Что не делать? -И что ты решил, Пол? -Когда я представляю через что она прошла, я. -Значит, это нормально, то, что она нам лгала, то, что она нас использовала, то, что она делала вид, будто этот ребенок твой? Пол, отец этого ребенка-фашист. -Я всё понимаю, мама. Но что мне остается делать-бросить её одну на произвол судьбы? -Пол, с ней всё будет хорошо, поверь мне. Мы поступим с ней по совести, ты это знаешь. Мы дадим ей денег столько, чтобы хватило на рождение ребенка, мы поселим её в новой квартире, поможем встать на ног, но после всего этого-всё. Пусть она обустраивает свою жизнь сама. -А как быть со мной мама? Кто обустроит мою жизнь? Что ты можешь предложить, тобы я перестал любть её? " Ариана вместе с этой запиской ты получишь все документы, необходимые для развода, а так же чек на первое время. Прошу, не пытайся связаться со мной или с родителями ни под каким предлогом. Дальнейшая переписка будет вестись через моего адвоката. Пол" -Поздравляю вас с Рождеством. -И вас тоже. -Какой здоровенький, крепкий, не смотря ни на что. Как ты его назвала? -Ноэль. Он мой рождественский подарок. Прошлое рождество мы отмечали вместе с моим мужем в Германии. Кажется, с тех пор прошла целая вечность. -Спасибо, Реймонд. -Я был удивлен, когда получил от вас письмо, мистер Лидман.

-Нам с женой нужно вам кое-что сказать, мистер Томус. Прошу вас, входите. -Ариана! Ариана! -Макс! Макс! -Я всё-таки тебя нашел. -Макс. -Я тебя нашел. -Ариана, он настоящий красавец! -Да хранит его Господь. -Я всё сделала неправильно, Макс, но я была так вымотана и опустошена, что испугалась. Ребенок, это всё, что у меня было. Я не могла от него избавится, я не знала, что делать. -Не надо. Ариана, ничего не нужно объяснять, только не мне. Что ты собираешься теперь делать? -у меня есть деньги, которые дал мне Пол. Мне нужно найти работу и какую-то комнату. -И не думай, нет, нет, нет. Ты переедешь ко мне, в дом моего брата. -Но я не могу. С маленьким ребенком. Я обязан тебе жизнью, тебе и Герхарду. И больше не будем об этом. Ариана, это касается твоей семьи. -Тебе что-нибудь известно? -Мне очень жаль, но твой отец. -Что с папой? -Его убили возле самой границы. -А Герхард? -Я пытался выйти на его след. Я выяснил, что он работал в Цюрихе до самого конца войны. Если бы я только это знал. -Значит, он жив? Герхард живой? -Очень надеюсь, но я не знаю, где он. -Он жив! Это главное. Где бы он ни был, я найду его. Ты серьезно, Ариана? Даже если тебе придется вернуться назад в Европу? -В ту же минуту. -Тогда ты поедешь со мной. Вот только Ноэль подрастет. Мы поедем туда, но только чудом мы можем его найти. -Сколько же понадобилось чудес, чтобы ы, наконец, мог найти меня? Цюрих, Швейцария -Боюсь, я немногое могу вас рассказать. Герхард работал у меня несколько месяцев, он был хорошим работником, но он сразу же уехал, как только закончилась война, как многе друге. -Вы не знаете, куда он поехал? -Он ничего мне не рассказывал. Он только всегда говорил, что хочет вернуться в Берлин.

-Спасибо, большое спасибо. -А вот и твой папа, Бриджит. -Ничего. Я обошел все агентства в Париже, но по-прежнеу ничего. -Ты мог бы хотя бы посмотреть на свою дочь, раз уж ты перестал обращать внимание на меня. -Тебе этого не понять. -Я знаю, что ты должен продолжать искать свою семью. Знаю, что, если я буду тебе возражать, то потеряю тебя навсегда. -Прости меня. -Герхард, послушай. Они могли так и не добраться до Америки. Давай вернемся в Берлин и попытаемся разыскать их там. -Ты хочешь поехать со мной? -Я больше ни за что не расстанусь с тобой. Берлин, Германия -Большое спасибо. Банка больше не существует, гер Кауфман скончался. Пойдем, отнесем малыша наверх. Что делать? -Мы здесь уже десять дней. Мы обошли все бюро, все агенства, навели справки даже в полиции. О Герхарде никому ничего не известно. Нам нет больше смысла оставаться в Берлине, мы всё уже испробовали. -Но мы не можем уехать, зная, что Герхард может быть где-то здесь.

-Мы не знаем, был ли он здесь вообще. У меня есть новости: я договорился, чтобы тело твоего отца привезли сюда из Биркендорфа. Я подумал, что ты захочешь, чтобы он лежал в фамильном склепе. Спасибо, Макс. Мне тяжелобыло думать, что он где-то там совсем один. теперь он будет рядом с мамой. Этот дом был твой? Я понятия не имела, что вы были так богаты. -Уже нет. Как бы мне хотелось всё тебе там показать. Вдшь это око? Это была моя спальня, а ещё раньше наша с Арианой деткая. Идем, нам пора. -Это нечестно. Это был твой дом. Как они могли просто так отнять его у тебя? -Они выиграли войну. -Но должен быть выход. -Послушай, это новая страна с новым порядком. Я сделал их, когда был мальчишкой. -Крошка Манфред. -Ариана, нам пора. Жаль, мы проделали такой путь, и всё зря. -Это было не зря, Макс. Это поездка помогла мне многое понять. Прошлое ушло навсегда. Я это и раньше знала, но теперь знаю наверняка. И чтобы ни уготовило мне будущее, я выдержу, выдержу ради Наэля. -Ариана, я хочу разделить это будущее с тобой. Я не требую немедленного ответа, но я буду ждать столько, сколько будет нужно. -Спасибо тебе, Макс. -Что-нибудь узнал? -Ничего. Только заполнилновые анкеты. Мне обещали сразу же сообщить, если будут какие-то новости. -Я купила их для твоей мамы. -Папа. -Как это могло случиться? -Я не понимаю, кто похоронил его здесь? Кембридж, штат Массачусетс, 25 лет спустя Ты помнишь Эвелин? Да конечно. Здравствуй. Привет. -Идем, поищем моих родителей. Вот они. Идем. -Мам! Поздравляю, милый. -Спасибо. -Поздравляю. Показывай, где твой диплом.

-Это ещё не настоящий, настоящий они отправили по почте. Мама, Макс, я хочу познакомить вас с Темми. -Ноэль много о вас писал. Я счастлива с вами познакомиться. -Говорят, что вы специализировались в области искусства в Редклиф. -Это так, сэр. -Замечательно. -Папа. -Я очень тобой горжусь, детка, поздравляю. -Она очень милая. -Мистер и миссис Томус, познакомьтесь это мой папа, Пол Лидман. -Здравствуйте. -Очень рад. -Рад познакомиться. А я-Ноэль. Рад с вами познакомиться. Мои поздравления. -Может, мы все вместе пообедаем? -Конечно, отличная мысль. -Нет, я. нет. -Мы немного устали. Как-нибудь в другой раз. -Встретимся с тобой в гостинице, хорошо? -Рад был познакомиться. Ещё раз поздравляю. -Ноэль, постой. -Темми, подожди, не убегай. Что всё это значит? -Ты сам знаешь: твоя мать ненавидит меня. -Не говори глупостей. Послушай, твой отец тоже не выиграл приз мисс Конегиальность. -Ты видел, как изменилась в лице твоя мать, когда я назвала нашу фамилию? Нужно было предупредить меня, что она ярая антисемитка. -Что? Ты совсем не знаешь мою мать. Ты считаешь что женщина, которая меня родила, может быть антисемиткой? -Твоя мать родом из Германии, из страны, которая уничтожила шесть миллионов евреев. -Это была не наша с тобой война. -Вот как? Нацисты убили моего дядю. -Я знаю. Они убили моих бабушку с дедушкой, но это всё в прошлом. -Ну, ладно. Значит, твоей матери просто не нравится оя прическа. Мама, что всё это значит? -Прости, Ноэль, у тебя сегодня такой праздник. -Темми считает, что ты невзлюбила её потому, что она еврейка. Это ведь неправда? -Нет, конечно, нет, не по этому. Не поэтому. -Выходит, она в чем-то права? Она тебе не нравится? -Я этого не говорила. Кажется, она очень хорошая девушка. Скажи, у вас это серьезно? -Прости, я тебя перебью: какая тебе разница? Мне уже двадцать пять лет. -Разница в том, что тебе, возможно, придется страдать. -Ты видела её каких-то пять минут. -Пожалуйста, выслушай. -Я собираюсь на ней жениться. -Жениться? Нет. Нет. Я этого не допущу. -Но речь идет не о твоей судьбе. -Нет, о моей. Ноэль, ты многого не знаешь. -Как это? -Пол Лидман был моим мужем. -Я ничего не понимаю. -Я знаю. Прости меня. Я не думал, что тебе когда-нибудь придется всё узнать, но ты должен. Должен. -Отец сказал, что он так любил её, что так и не смог забыть её. Именно поэтому они с моей мамой расстались. -А мама сказала, что она пыталась встретиться с твоим отцом и его родителями, чтобы попросить у них прощения, но они отказались её принять. -Ей, наверное, было очень больно. -Темми, ты должна знать, что я её очень люблю. -Я знаю. И я уважаю её за всё, что она пережила, даже если эти я делаю больно своему отцу. -Ты сказала отцу, что мы хотим пожениться? -у меня не хватило духу, он такой несчастный. -Ты должна это сказать. Если хочешь, я пойду с тобой прямо сейчас. -Нет, нет. Отложим это до возвращения в Нью-Йорк. -Хорошо. Но я считаю, что мы должны раскрыть наши карты. Мне кажется, хватит с наших родтелей сюрпризов. -Это будет трудно. Как бы сильно мы не любили друг друга, для них твой отец сё ещё нацист, а я еврейка. -То была их жизнь, а эта-наша. Главное-это то, что я люблю тебя. -Зачем ты так себя терзаешь, дорогая? Худшее уже позади. У тебя хватило мужества во всем признаться Ноэлю, он попрежнему любит тебя. -Ничего ещё не позади, Макс. Пол и его родители сделают его несчастным, если он женится на Темми. -Прислушайся к себе. Всю жизнь ты желала Ноэлю только счастья. Он любит эту девушку, сделай всё, что в твоих силах, чтобы теперь он был счастлив. -Разве это возможно, если он должен расплачиваться за мои грехи? -Мистер Лидман, к вам миссис Томус. -Спасибо, Эмели. Здравствуй. -Здравствуй, Пол. -Присаживайся. Что ты будешь пить, кофе или чай? -Нет, спасибо. -А я выпью кофе. -Спасибо, что согласился встретиться со мной, я знаю, это было трудно для нас обоих. Все эти годы я представляла, что ты работаешь в какой-нибудь больнице. -Нет, я ушел из медицинского колледжа вскоре после нашего развода. Потом умер отец, и я занял его место. -А мама? -Мама скончалась три года назад. -Я сожалею. Я её очень любила. Я знаю, что тогда ты не не верил, но это правда. Она мне напоминала мать, в которой я так нуждалась, но так и не обрела. Пол, я поступила ужасно, но я это сделала от отчаянья, это сделала ради ребенка. Всё, что я могу сказать,-я всегда раскаивалась, что причинила тебе горе, но я по-прежнему желаю Ноэлю счастья и уверена, что и ты желаешь счастья Темми.

Я пришла, чтобы попросить тебя избежать катастрофы. -Ты считаешь этот брак катастрофой? -А чем же ещё, принимая во внимание наше прошлое?

-Разве наши дети чувствуют тоже самое? Ариана, я также, как и ты, сначала был против, но факт остается фактом: хотим мы этого или нет, они нужны друг другу. -ушам своим не верю. И это говоришь ты. -А что такого? -Разве не ясно? Я думала, ты обижен на меня и это скажется на Ноэле. -Ноэль приходил ко мне. Он хороший парень. у него хватило мужества придти и поговорить со мной, я его за это уважаю. Они с Темми действительно любят друг -Думаю, я достаточно знаю, что значит жизнь без любимого человека, и я вижу, какими счастливыми делает их любовь. -Ты заслуживаешь большего, чем получил от меня. Я очень тебя любила, но я совершила ошибку. -Я тогда не знал, что мне делать. Я думал, что смогу забыть тебя, поэтому я заново женлся, но ничего хорошего из этой женитьбы не получилось. Кроме Темми. Она для меня всё. Поэтому, я думаю, у нас есть выбор: или мы поддержим наших детей и поможем им, или мы их потеряем. Я не готов потерять Темми.

-Спасибо, Пол.

Однажды ты сказал, что ты восхищаешься тем, что я столько пережила и не ожесточилась. Я хочу тебе сказать, чо то же амое вохищает меня в тебе. Ты мудрый человек, Пол. -Ты уверен, что мне идет эта шляпа? -Дорогая, ты просто бесподобна, но, если ты не перестанешь волноваться, у одного из нас случится сердечный приступ. Пожалуйста, помоги мне застегнуть эти запонки. Я прошу тебя уже в третий раз. -Сейчас. -Ноэль, какой ты красивый. -Хиппи в чем-то правы: нужно было просто обменяться бусами в Центральном парке и всё. Темми готова? у нас осталось всего пятнадцать инут. -Ариана, иди помоги Темми. Ноэль, иди сюда. Мы посидим, подождем Пола.

Не забудь свою сумку перчатки. -Чуть не забыла, спасибо. -Давай присядем. -Темми, какая ты красивая. -Спасибо. -Ты выглядишь очень спокойной и готоой идти под венец! -На самом деле, я очень волнуюсь. -Ноэль тоже. Он боится, что вы опаздаете. -Поверить не могу, что свой медовый месяц мы проведем в Европе. Моя мама здесь? -Конечно, дорогая. Хочешь, чтобы я её позвала? -Нет. Побудьте здесь со мной, пока они не придут. Пожалуйста. -Давай присядем. Темми, это тебе. -А можно я сейчас открою? Ваше кольцо?

-Теперь оно твоё. Но оно таiк много для вас значит. -Я знаю. Именно поэтому я и дарю его тебе. Оно передается от матери к дочери уже многе покаленя, я не могу пожелать себе лучшей дочери, чем ты. -Может, однажды и у меня появится дочь. -Я, Ноэль, беру тебя, Тамара, в законные жены. -И быть с тобой и в горе, и в радости, в богатстве и бедности. -Клянусь. -Это был самый потрясающий месяц в моей жизни. Спасибо тебе. -Какой город тебе понравился больше всего, Париж, Лондон или Рим? -Париж, он самый романтичный.А тебе? -И мне Париж, только если бы не надо было так много ходить по музея и выставочным залам. -А я хочу походить ещё по галереям и купить твоей маме что-нибудь в подарок. -Если это для моей мамы, то, считай, ты меня уговорила. -Правда? А что хочешь взамен? -Всё, что у тебя есть. -Ариана, успокойся. Всё хорошо. Это всего лишь плохой сон, всего лишь сон. Спи. -Я пыталась найти Герхарда. -Я знаю, знаю. Ты сделала всё возможное. Мне не хотелось, чтобы Ноэль ехал в Европу. -Почему? -Даже не знаю. -Чего ты боишься? -Я многого там лишилась. -Но для Ноэля эти плохие воспоминания ничего не значат. Мы это вся его семья. Он никогда не знал ни своего отца, ни дедушку с бабушкой. Мне кажется, он должен увидеть еста, откуда он родо. Ну, что такое? -у него был отец, Макс. у него был ты всю его жизнь. -Я когда-нибудь говорил тебе, что люблю тебя? -Ни разу? -Ещё в одну. -Какая прелесть. Мне кажется, это подлинный Ренуар. -Спроси меня лучше по юриспруденции. -Чем могу помочь? -Мы просто любуемся картинами. -Ренуар. Прошу прощения, но, боюсь, она не продается. Это семейная реликвия, напоминание о прошлом, понимаете? -Конечно. -Может, вас заинтересуют какие-нибудь другие картины?

-Да, конечно, я с удовольствием на них взгляну. Здравствуйте, я Тамара. -Не может быть. Можно мне посмотреть? -Конечно. -Папа, ты опять за старое. -Откуда оно у вас? -Это моей матери. -Вашей матери? -Значит. Она умерла? -Да нет, она в добром здравии. -Это был свадебный подарок. -Ариана. -Моё любимое время года-Рождество и день рождения Ноэля. -Я очень рад, что они с Темми успевают вернуться и отпраздновать его вместе с нами. -Конечно.

ЗВОНОК В ДВЕРЬ -Наверное, это они. -Я открою.

-Дорогие мои! С Рождеством. -Темми, как прошло путешествие? -Это просто сказка. Я хочу переехать в Италию и заняться живописью. -Мы тебе привезли подарок. Хорошо, что французская таможня решила его не распаковывать. Ну же, разверни. Господи. Где вы её взяли? Макс! -Ариана! -Герхард. Герхард. -Я всё-таки нашел тебя. Поверить не могу. Я нашел тебя! Ты здесь.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Если подумать о водороде это займет как минимум 40 лет.

Когда вы здесь, я проигрываю. >>>