Христианство в Армении

Матиасу нужны были деньги, а мне компромат.

Перевод с английского и синхронизация: Mister-X Шлифовка: michaelts для forum.XviD.ru (2006) Ты ждал меня, хотя это могло тебе дорого обойтись. — А ты бы ушёл? На твоём месте я бы не стал ждать. В вас, молодых, ещё не всё закоснело. ПАРИЖ, 60-е ГОДЫ До скорой встречи. Добрый вечер. Всё хорошо? Всё в порядке, Франк? Сегодня остаёшься допоздна? Ты же знаешь, Жижи заболела. Найми вторую кассиршу. Ты же хозяйка, в конце концов. Будто ты не знаешь моих клиентов. И потом, пока я обучу новую, Жижи вернётся. Мануш, ты слишком расчётлива. Я на минуту. — Это был Фред? Не хочет светиться, обращаясь к тебе. — Ко мне? Гю сбежал. Пошли домой. Всё в порядке? Принеси два коньяка, Альбан. Не могу поверить. Думаешь, он вернётся в игру? Шесть лет назад ему пытались устроить побег. Он ответил, чтобы ему дали спокойно сдохнуть. Мы решили, что он покончит с собой. Как-то раз мне его показали в Марселе. Я был разочарован. На вид — конторская крыса. Поль был бы в восторге. Друг семьи, значит? Партнёр. Гю был человек! — Где он? — Неизвестно. Как это «неизвестно»? Что сказал Фред? Не суетись. На тебя смотрят. Он только сказал, что Гю на свободе. Альбан… Гю на свободе. Надо поехать к нему. Я поеду. Как только узнаем больше. Поедем вместе. — Ты видел, кто это был? Мы закрываемся. Расходитесь по домам. Марсель, а ты останься. — Эй, внизу! Вы ещё там? — Да-да! Мадам задета? Нет. Жаку досталось. Чтобы через пять минут здесь никого не было. До завтра. Приехали. Грузим всех. Кто стрелял? — Нет. Мадам — хозяйка заведения. Вас никто не спрашивал. Успеете ещё поговорить. Не думаю, что мы от него многое услышим. А, комиссар… — Добрый вечер, Мануш. — Добрый вечер, комиссар. Господа, позвольте вам представить Жака Рибальди, по прозвищу Жак-Нотариус, в память о годах учёбы на юрфаке. Да, знатно нашпигован.

Он не успел им воспользоваться. Может быть, ты оказался проворнее? Всё шутите, комиссар? Вы же знаете, что мы — ребята смирные. И что все твои враги давно в могиле. Ну, уж прямо… Смотри не хлопнись в обморок. С Мануш всё в порядке, и остальное тебя не волнует? Ладно, вставайте в круг, начнём наш доклад. Не буду созывать клиентов. Они, конечно, заходили только на минутку. Господа, по остаткам еды на столах нельзя сказать, чтобы люди особенно торопились. Одни ушли на стадии закусок, другие — перед самым десертом, но всё это совершенно нормально. Скажем, английская королева ловила машину на улице.

Такое зрелище нельзя было пропустить. Далее. Вот вам Альбан, который ничего не видел. Он как раз ползал под барной стойкой и гонял мух. Когда он поднял голову, таинственные негодяи, которые пришли сюда незнамо зачем, уже исчезли. Альбан даже не может сказать, был ли это один человек или целое племя туарегов. Не так ли, Альбан? — Примерно так, комиссар. — Как я и говорил. А вот Мануш. Злые языки скажут, что Жак-Нотариус питал к ней тёплые чувства. Равно как и господин Поль, которого шлёпнули четыре года назад, но какая тут может быть связь, в самом деле? Мануш ничего не видела.

Она сидела, уткнувшись носом в кассу, а когда она считает, её ничто не может отвлечь. А вот и бармен. Если меня не подводит память, Марсель из Ле-Стефана? Марсель так испугался бандитских физиономий, что ни за что на свете не сможет их вспомнить! Марсель — человек боязливый. Он спрятался под стойкой, а оттуда ничего не разглядеть.

— Правда, Марсель? — Вот это да… Не волнуйся, малыш. Отдышись. Вы великолепны. Вы словно были при этом. Вы видите сами, господа, как чистосердечны наши свидетели. Да, чуть не забыл! Позвольте вам представить портье. Честный малый, вот только имя запамятовал. Он видел, как клиенты вошли в заведение, но ничего не слышал из-за страшного шума на улице, грохота тяжёлых грузовиков и паровозных свистков. Потом он увидел, как клиенты выходят. Самое обычное зрелище. И только потом ему сказали, что здесь кто-то умер. Он до сих пор в шоке от этого известия. Вы в силах говорить, дитя моё? — Если бы я мог предположить… — Подведём итог. Я не мучитель. Даже деревенскому дурачку ясно, что эти люди ничего не видели. Странно, не правда ли? Как будто они стреляли в сторону улицы. Надеюсь, ты завалил хотя бы одного? Ладно, грузите тело. А остальным можем сказать ритуальную фразу… Оставайтесь в распоряжении комиссара.

Не покидайте Париж, не известив нас о смене адреса. Прекрасно. Вот вы и снова одна, Мануш. И на этот раз — на перепутье. Да, места рядом с вами обходятся дорого. До свидания, Альбан. На, почитай ей сегодня на ночь. «ИЗ ТЮРЬМЫ СБЕЖАЛ ГЮСТАВ МИНДА, ОГРАБИВШИЙ ПОЕЗД С ЗОЛОТОМ» Поехали. Одно движение, одно слово -ты труп. Позови её. Пусть спустится. Пришли доделать дело? — Это зависит… — От чего? Вам не тяжело таскать такие пугачи? Тебе, наверное, надоели неприятности? Всё закончится, стоит только захотеть. — Во сколько это обойдётся? — Мы не жадные. Четыреста кусков. По двести каждому. Где же я возьму такие деньги? Что ж, очень жаль. Руки вверх. Кто шевельнётся -убью. Не называй меня по имени. Уберём этих птичек, и ты всё расскажешь. У кого ключи от наручников? У вас две секунды! У меня, в кармане. Мануш, возьми у него ключ. Альбан внизу, в гараже. Скажи ему, чтобы не произносил моего имени. Оба на колени! — Чёрт, не делай этого! — Брюхом на землю! Носом в пол! Ну, что, мрази, наручники завели? В легавых играем?

Как же так, старина? Нас обвели молокососы. Мы их заставим расплатиться. Эти клоуны напали на меня сзади. Ты, подвинься. Ты можешь защищаться. Сзади это просто. Пусть выплюнет зубы. Следующий! Этому хватит двух оплеух. — Как тебя зовут? — Анри Летурнёр. Кто тебя прислал? Не заставляй меня повторять. — Какой Джо? Джо Риччи. Тот, у которого клуб в Париже? Брат Вантюра Риччи? — И что? Он нам задолжал. Сказал, что даст одну наводку. Надо только подождать. Сегодня вечером он сказал, что клиент созрел. Почему сегодня вечером? Сегодня убили Жака. В моём заведении. Я понял. Альбан, выдвигаемся! Что вы знали об этой женщине, когда шли сюда? Только то, что она напугана. И что не пойдёт жаловаться легавым. Вот, значит, какие теперь порядки?! Выворачивайте карманы. Бери ключи от машины. Наведаемся к Джо. У него вилла под Вокрессоном. Поддай газу. Мы подъезжаем. Они бы рассказали обо мне Джо Риччи. Тебе нельзя с нами оставаться. После смерти Жака легавые за мной следят. За главного у них такой странный пройдоха. Его зовут Бло. Комиссар Бло. Слышал о нём в тюряге. Вы с Жаком были вместе? Не он, так кто-то другой… С тех пор, как Поля не стало… Надо не затягивать с отъездом. Пока что поживёшь у моего кузена. Мне надо перебраться в Италию. У меня есть один старый знакомый. Я не вернусь подыхать в тюрягу. А здесь понятия слишком изменились. Ничего не выйдет. Мы тебе поможем. Ты можешь переправиться из Марселя. Как подумаю, что ты рядом… Всё никак не поверю. Ты, наверное, хлебнул там. Улица Фосийон. Шикарный бар некоего Джо Риччи. Анри Летурнёр и Луи Бартель торчали там каждый день, пока не отправились в лес искать клевер с четырьмя лепестками. Вот как… Любезный Джо Риччи… Браво, Пупон! Итак, двое мелких жуликов мастерски расстреляны первоклассными убийцами. С Жаком-Нотариусом мне всё понятно. Он занимался поставками сигарет. По уровню смертности — что-то вроде испанского гриппа. Один неверный шаг… и уже пальба, и поди пойми, кто виноват. Прав всегда тот, кто выжил. И всё-таки… После смерти Поля мужчины Мануш не доживают до старости. Какая прелесть этот юношеский романтизм! Ты думаешь, что друзья Поля убирают любовников Мануш в память о своём товарище? Прости, но никто не пойдёт на мокруху ради мертвеца, особенно если в деле замешана баба. Нет, сынок.

Я очень внимательно слежу за тем, что творится вокруг, и жду, пока пальба утихнет, чтобы забрать выживших. — Включая Альбана? — Нет, Альбан — это другое. Я давно ищу способ убрать его или засадить. Но всё напрасно. Но когда ты говоришь об Альбане, я тут же думаю о Гю. Теперь я должен думать о нём, из-за этих баранов-тюремщиков. Мадам Симона Джованелли хотела вас видеть. Пусть войдёт. Нет-нет, останься. Ты очень подходишь к обстановке. Здравствуйте, комиссар. Рада, что вас застала. Мой помощник. Мы миримся с его присутствием. Он внушает доверие. Спасибо. Я хочу попросить у вас разрешения покинуть Париж. Мне нужно о многом забыть. Эта история меня подкосила. По вашему виду этого не скажешь. Женщина всегда остаётся женщиной. Мы с вами не первый день знакомы, Мануш. Жизнь бывает к нам немилосердна. Сейчас для нас настал поворотный момент. И я до сих пор потрясён этим. Мне кажется, я плохо выражаю свою мысль. Смотрите, вот тут у нас два трупа.

Оба в решето, лежали в машине, едва скрытой на обочине. Как будто никого не волновало, найдут их или нет. Признак мастерства. Профаны психуют и вечно таскают за собой окровавленный чемодан. Покоя нет нигде. Я и сам порой теряю всякие силы. Езжайте, куда пожелаете, Мануш. Продайте всё, если угодно. И найдите других людей, для другой жизни. Знаете, слишком поздно для таких перемен. Посмотрите на эту юную надежду криминальной полиции. Если мне понадобится следить за вами, я поручу это кому-то другому. Не знаю, как вас благодарить. Удачи, Мануш. Что скажешь? Очень опасна.

Даже больше того. И вы её отпускаете? Таким людям нужна свобода. Много свободы. Завтра вечером наведаюсь к Джо Риччи. Его брат, Вантюр, промышляет сигаретами в Марселе. Мануш уже всё рассказала, не зная того. Жак-Нотариус погиб за сигареты. Джо Риччи об этом знал. Наши мертвецы зависали в баре Риччи. А Мануш спокойна, ей хоть бы что. Ей помогают. Причём лучшие люди. полюбуйся на этого типа. Он тоже был очень богат и очень опасен. Теперь он на мели. Он не уедет из страны, пока не найдёт способ это исправить. А способ всегда найдётся. Сегодня Гю Минда опасен больше, чем когда-либо. Привет, Вантюр. Жанно звал тебя несколько часов. В ресторане Мануш вышли неприятности. Альбан всадил ему две пули в брюхо. Врач ничего не смог сделать. Теперь он замолк. Это я, Вантюр. Он мёртв. Похороните его в саду. Мы немедленно едем в Марсель. Что за идиот этот Жанно! Делать ему было нечего, кроме как валить Жака-Нотариуса! Ему надоели его барские замашки. Но ты прав, это глупо. Я ему говорил, мы идём на большое дело, к чёрту сигареты! Что теперь будем делать? — Нам будет не хватать Жанно. — Пойдём на дело втроём. Втроём слишком много риска. Найдём кого-нибудь. Но нужен настоящий мастер. Ас. Это от Мануш. Тебе лучше всё бросить и вернуться в деревню, на Корсику. Времена пошли непростые. Хватит уже играть с огнём. Знаешь, я всегда ждал чего-то. Когда ты вернулся, я решил, что это «что-то» наступило. Ты мне по-прежнему доверяешь? У нас с Мануш никого нет, кроме тебя. О Мануш речи нет, она всегда выплывет. Но ты ведь совсем один. И тебе только что повезло, как бывает раз в жизни. Тебе врезали по котелку, и тут объявился я. Причём шёл не из кино, а из тюряги! Второго такого раза не будет. Возвращайся на Корсику. Меня никогда не тянуло уехать. Я привык быть рядом с Мануш. У неё голова на плечах. Она знает, что я должен делать. Ладно, попробую по-другому. Тебе нормально с этими людьми? Я почти ни с кем не общаюсь. Но тебе лучше в это не лезть. Мы с тобой тут лишние, старина. И Мануш тоже. Эти живут своей жизнью, корешатся с легавыми. Риччи подсылает подонков, чтобы обобрать Мануш. По-твоему, это хорошо?

Риччи прекрасно знает, что Мануш чиста. Только их раздражают те, кто ещё мыслит по понятиям. Им не нравится, что кто-то живёт по-другому. Таких либо убирают, либо сажают за решётку. Подумай об этом. Кстати, Мануш сожгла всё, что осталось от этих типов? Я сжёг остальное. При них были деньги, десять кусков. Она оставила их тебе. Дам тебе адрес, пусть отправит туда. Я должен парню, с которым мы бежали. Скажи ей сам. Она вот-вот придёт. — А ты ещё не одет. — Не одет? Она ужинает с тобой.

У неё для тебя новости. Сейчас наскоро побреюсь. Ещё она просила ничего не трогать. Она сама всё устроит. Ладно, ничего не трогаю.

Моё дело — сказать. Ты же её знаешь. Я пошёл. Она не любит, когда бар без присмотра по вечерам. Тебе здесь хорошо или плохо? Ты спятил? Совсем недавно я подыхал на нарах, теперь храплю в кровати, посасываю шампанское, пока легавые рвут жопу, меня разыскивая. А ты спрашиваешь, хорошо мне или нет? Хорошо говоришь. Скажи это Мануш. Меня она слушать не станет. Она мне уже плешь проела о том, что ты живёшь в клоповнике, что ты замёрзнешь, заболеешь, что ты один и так далее. Знаешь, я уже десять лет, как… Когда я увидела тебя рядом… Это было так сильно… Какой ужас! Какое отвратительное место! По сравнению с тем, откуда я и что меня ждёт… А что тебя ждёт? У каждого легавого в стране в кармане моя фотокарточка. И что с того? Карточка — это ещё не человек. У них там, в полиции, не ума палата. Вчера я была на набережной. Знаменитый Бло? Ты бы видел, с какой заботой меня принимали. Глазки строили сверх обычной программы. Сказали, что могу ехать, куда захочу. — Полная свобода! — Знакомые приёмы. Будем играть по его правилам. Мы с тобой воруем с самого детства. Если мы тебя не вытащим — значит, наступил конец света. Как бы там ни было, назад я не вернусь. Что же будет со мной? Ты же знаешь, я поставил и проиграл. Теперь меня ищут. И будут искать всегда. Дать леденец от горла? Добрый вечер, Джо. Время позднее. Я, наверное, некстати? Как можно, комиссар! Мы собирались закрывать, но вам тут всегда рады. — Закончите вечер у нас? — В этом могут быть свои плюсы. Мадмуазель Колетт… Мадмуазель Эвелина… Я очарован. Как мучительно тяжело сделать выбор! Выбирать не обязательно. Мы никогда не расстаёмся. Мы даже живём вместе. Вы переоцениваете мои силы. Какая у вас чудесная жизнь! Поездки, приключения… Но не сейчас. Все проваливайте отсюда. Девушки… Встань у входа. Никого не впускай. Жаль отпускать таких красавиц, но у меня адская работа. Берегитесь, комиссар. Без внимания женщины звереют. Я знаю. Я женат. Джо, у меня на руках два жмурика. Они меня порядком нервируют. На вас это совсем не похоже. Вот я и подумал о тебе. Вот как вы с друзьями… Есть новости о твоём брате Вантюре? Остепенился, живёт тихо. Надеюсь, дело не дойдёт до монастыря. Когда завалили Жака-Нотариуса, я почему-то подумал о Вантюре. У всех бывают странные мысли.

Послушай, я пришёл сюда не затем, чтобы с тобою хитрить. И я пришёл не как враг. Ты говоришь, что у всех бывают странные мысли. Я поделюсь своей.

Во-первых, ты не в деле.

Ты играешь в своей песочнице, большие мальчики не берут тебя к себе. Вантюр убирает своих конкурентов по сигаретам. Жак был из них самым крупным. Теперь он стих. Дальше. Той же ночью, что и Жак, два мелких жулика съездили в лес под Вокрессоном. Ты, наверное, заметил их имена в газетах? И видел их мордочки? Я их знал. То есть, это были мои клиенты. Наконец-то я тебя узнаю, Джо. Мне коньяку. «Анко», если можно. Значит, эти бедолаги — твои знакомые. Мелкая шпана — и, ты подумай, убиты как взрослые. Представляешь, в какой они попали переплёт? Поневоле задумаешься, не подослали ли их. В десяти метрах от того места, где нашли машину, есть дом. Там никто ничего не слышал. Следующей ночью я разрядил обойму в машине на том же месте. Люди в доме попадали с кроватей. Выходит, твоих клиентов продырявили в машине на полном ходу. Это дело будет стоить мне развода. Я всю ночь прокопался в архивах. Вернувшись домой, нашёл на подушке записку от жены, она уехала к матери. Бабы — капризные создания. Они не понимают мужских забот. Ни за что не угадаешь, что я раскопал в архивах! Такая забавная вещь! Лет пятнадцать назад это было. Смерть Кривоногого Франсиса. Это был серьёзный тип. Так он даже пикнуть не успел. Прямая дорога… Пиф-паф… Убийцу так и не взяли, но у следователя была своя странная мысль. И он её описал, чёрным по белому. И я её прочёл. Улавливаешь? Дело давнее, не сразу и вспомнишь. Ничего, не трудись. Мы — маньяки, у нас во всём порядок. Всё записываем и храним на чердаке. Кривоногого Франсиса убил Гю. По-моему, невероятно. Как ты думаешь? Да, как-то странно. Гю на свободе, это не новость. Гю — это Мануш и Альбан. Ты — это твой брат Вантюр и Жак-Нотариус рикошетом. Жак… это Мануш и Альбан. Не удивлюсь, если в твоём баре звучало имя Мануш. Добавим двух жмуриков, которые явились прямо от тебя. Видишь, к чему я клоню? Я об этом не думал. Не нужно этого, я думаю за тебя. Мне за это платят. Я думаю даже тогда, когда об этом никто не просит. Наши бедолаги узнают, что мужа Мануш убили.

И думают, что настало самое время навестить вдову. И попадают на старину Гю. Подробности узнаем когда-нибудь. Гю недолго пробудет на свободе, если он так начинает. — Тем лучше для тебя. — Для меня? Мне нет никакого дела до этого макаронника. Возможно, он другого мнения. На хрена я ему сдался? У одного из твоих клиентов пасть была похожа на месиво. Гю, конечно, захотел знать, кто их прислал. Если хочешь знать моё мнение, эти слабаки всё рассказали. — Ну и что? — Заметь, лично я никого не обвиняю. Но Гю вряд ли понравилось, что Мануш докучают. Вот и доказательство, он не очень-то вежлив. Да пошёл он! Пусть только сунется! Дела клиентов меня никак не касаются! Не удивлюсь, если он думает иначе. И он знает, где тебя найти. В отличие от тебя. Вы его зажмёте. С вашими возможностями вы — короли. Спасибо, Джо. Согласен, мы можем многое. Но не вижу причин торопиться. Как паренёк? Всё учится? Закончил колледж. Хочет учиться на врача. Скоро поедет в Англию, а потом, на лето — в Германию. Хорошо, когда знаешь языки. Поздравляю. Надеюсь, ты доживёшь до его диплома. Я ничего не боюсь! Смелость ещё никого не спасала. У тебя семья, помни об этом. Нам надо встретиться ещё, комиссар. Ты знаешь, как меня найти, Джо. Я замучился, Пупон. У меня засохли мозги. Сын Джо хочет стать врачом. Он пердит от страха и всё равно гордится своим пацаном. Я вас подброшу. Восемь лет. Моему было бы восемь лет сейчас. Нет, не знаешь. Тем лучше для тебя. Знаешь, иногда я жалею, что женился. Жалею, что у меня есть брат, сёстры и отец. Лучше умереть так, чтобы никому не было больно. Ну, чего ждёшь? Поехали. — Привет. — Привет. Надо же, я уснул. Оно и видно. Я мог тебя сцапать прямо в постели. Как младенца. Я заберу. А то хватится, начнёт психовать. Мануш поёт и собирает чемоданы. Говорит, что в этой поганой стране всё время дождь. А тебе нужно солнце, потому что ты много выстрадал. — Издеваешься? — Я говорю то, что она сказала. Она сказала, что мы обсудим это позже. Это она сказала просто так. Если она чего захочет — так и будет. Она прогуляется, чтобы сбросить хвост. А потом подыщет тебе логово в Марселе. У неё там есть кузен-моряк. — Тео. Знаешь такого? — Очень хорошо. Тео научит, как добыть тебе документы. Это зависит от того, куда ты поедешь. Не хочется уезжать, не рассчитавшись. Все старые счета закрыты. Я так и понял, что это был ты. Ты всегда любил размах. Мне неприятно, что Джо Риччи останется нагонять жирок. Но я не хочу, чтобы ты в это вмешивался. Неужели эта свинья будет и дальше лапать девок и сосать виски?! Пойду проверю, можно ли к нему заскочить. Я поставил телефоны Джо Риччи на прослушку. Ваше дело -терпеливо ждать. Не думаю, что прождёте долго. Джо нервничает. Или он смоется, или у него появятся гости. Что за гости? Из тех, что дарят свинцовые ожерелья и мраморные плиты. И они не будут светиться.

— И кто придёт, по-вашему? — Альбан и Гю. — Попались. — Слушай меня внимательно. Альбан попадает в воронью лапку с бог его знает скольких метров. И ты сам видел, что Мануш в прекрасной форме. Про Гю я тебе уже всё рассказал. Если они придут, Джо не отметит Рождество. Поэтому я вам приказываю: если не можете стрелять, не дёргайтесь! Действуйте только наверняка, а главное — после. Впрочем, раньше вы всё равно не успеете. Алло… В котором часу? Понял, спасибо. Прослушка сработала. В восемь Джо садится на самолёт. Пересадка в Марселе, следующий пункт… Корсика. До тех пор он у себя. Началось. Джо рвёт когти. Я видел у бара, как в его «Форд» грузили чемоданы. Если поторопимся, ещё успеем его застать. Подъезжаем. Первый поворот направо. — Это они. — «Пежо». Это здесь. Ещё 50 метров. Жми. Я не пойду. Вот и всё. Они нас засекли? Может быть. А может быть, и нет. — Ты что-то заметил? — Нет, но мне было нехорошо.

И мне случалось поворачивать назад. Надо быть в духе. Купить себе, что ли, лото… Мануш сообщит, что делать дальше. Я схожу проверю, уехал ли Джо. Заодно пойму, что ты почуял. — Привет, комиссар! — Любезный Альбан! — Развлекаемся? — Вечерняя прогулка. Браво, очень полезно для здоровья. Не хочется прерывать твой моцион, но, может, уделишь мне минутку? — Как вам угодно. — Спасибо. Будь добр, сядь на заднее сиденье. Передай моё почтение своей великолепной хозяйке. — Она уехала. — Проклятье! Так быстро? Ей всё надоело. Уехала, чтобы развеяться, просто так. Все разъезжаются. Это невежливо. Знаю ещё одного, который только что отчалил на Корсику. — Ему повезло. — Вот это верное слово. — А ты остаёшься? — Кто-то должен вести дела за Мануш. А некто по имени Гюстав Минда? Никто о нём даже не шепчется. Полная маскировка. Он одиночка, как у нас говорят. Старый кабан. Его труднее всего найти, а когда найдёшь, он всегда сумеет порвать пару собачонок. Перспектива его поисков меня не радует. Вас можно понять. Ладно, я пойду. Я за тобой присмотрю. Не дай бог, с тобой что-нибудь случится. — Удачи, комиссар. — Да здравствуют бандиты! Альбан вернулся для проверки — значит, они нас не видели. Тогда почему Гю повернул назад? — Чутьё? — Или трусость. После десяти лет в тюремной камере — кто разберёт? Передай привет семье на острове. Обещаю, Вантюр. Мир и привет. Мир и привет. Классное у тебя заведение. Хороши цыпочки, да? Но они только танцуют. Твой братец, похоже, на жизнь не жалуется. У сутенёров всегда всё на мази. Ты говорил с ним о деле? Он заходил всего на минутку. У Джо кишка тонка. Боже правый, неужели мы упустим дело из-за этого придурка Жанно?! Но делать нечего, втроём ничего не выйдет. Я как раз об этом хотел с тобой поболтать. Ждал, пока ты поговоришь с братом. Мне говорили, что тут ошивается один профи. — Его зовут Орлов. — Орлов? — Он здесь? Ты его видел? — Я заходил в бордель к Иветте. Старуха говорила о нём, как о родном сыне. Он типа грамотный, учился в каких-то школах в Англии. — Ты говорил с ним о деле?

— Даже не заикался. Он работает в одиночку. Но лимон — это же интересно. Сходи к нему. Скажи, что я жду его на вилле. Пусть приходит в любое время. Без звонка. — Орлов! — Полагаю, меня ждут. Добро пожаловать. Паскаля ты, наверное, знаешь… Антуан Рипа. Добрый вечер, господа. Не хочешь встретить Новый год с лимоном в кармане? Есть столько разных способов встретить Новый год… Можно даже не встретить его вовсе. Да, но это не тот случай. У меня наводка из первых рук, от проигравшегося чиновника. Это будет через две недели.

Мы будем знать час, место — все детали. Эскорт… максимум два мотоциклиста. Тонна золота в слитках по килограмму. Наводчик хочет свою долю. Итого нас четверо, он — пятый.

Неужели так трудно найти человека на такой куш? Найти мы можем хоть сотню. Но я не хочу возвращаться в тюрягу, если у кого-то сдадут нервы. Мне лестно ваше доверие. Полагаю, ты всё просчитал, и мне осталось только согласиться или нет. Так вот, я не соглашаюсь и не отказываюсь. Мне нужна неделя на то, чтобы дать вам ответ. Нужно быть готовыми через две недели. Это ты уже говорил. Если я откажусь, у вас останется неделя на поиски.

Или сработаете втроём. Втроём это невозможно. Три — хорошее число. Я много дел провернул в одиночку или вдвоём. Хотя всё зависит от обстоятельств. Тонна золота — дело довольно хлопотливое. Вы можете искать, пока я буду думать. Так будет правильно. Таким образом, я вас никак не задерживаю. Я согласен. Привет, Тео. Здравствуй, малышка! Я хотел тебе написать, когда узнал, но подумал… … Что так и не научился писать письма. — Как твоя жена, семья? — Прекрасно. Мария уехала к внукам на каникулы. Тео, мне нужна твоя помощь. — Хочешь тут перекантоваться? — Да, для начала. Мне нужен домик на отшибе, поближе к Марселю. Там нужно кое-кого спрятать. — Кого-то, кто затем отправится… — В Италию. — Это Гюстав Минда. За ним все гонятся. Правильный дом у меня имеется. Это дом отца Марии. Зимой там никто не живёт. С переправой будет сложнее. Гю — не мелкая рыбёшка. Надо быть осторожнее. — Назови цену. — Дело не в этом. Я переправлю Гю, только не могу сказать, когда. У меня уже есть клиент. Я обещал ему подождать. — И долго нужно ждать? — Узнаю. Это друг. Настоящий друг, как и Гю. Только другого рода. Как ни поступишь, меня всё устроит. Мануш думает, что я мальчишка? Хочет засунуть меня в ящик с пометками «верх» и «низ». Если перепутают, я поеду вниз головой, как факир! Она говорит, что легавые всё просматривают.

Да что ты? А когда я сбежал, они, по-твоему, семечки лузгали? Нет, я сделаю по-своему.

Окольные пути, пересадки на полустанках. Буду держаться подальше от городов и доеду до Марселя в целости. Делай, как хочешь. Тебе лучше знать. Ты верно учуял легавых у Джо! Отправлюсь немедленно. Я остаюсь вести дела за Мануш. Она говорит, что двое в дороге — это слишком много. С ним мы никогда не расставались. Если что-то пойдёт не так, позвони мне. Это не жизнь. Входи, открыто! — Привет, Стэн! — Привет, Тео. По поводу нашего дела по-прежнему нет новостей. Не хочу слишком долго держать тебя на привязи. Меня как раз спрашивали о переправе в Италию. Я замял, потому что ты попросил первым. Можно вас объединить. Мне бы этого не хотелось. Опаснее всего при отъезде или по прибытии? При отъезде — не особо. Главное — в пути и по прибытии. Стоящий человек? Стоящий человек в опасности. Скоро сможешь уйти на покой. Мы не обсуждали цену, но я возьму с него только за расходы. Грек, который дарит подарки — что-то неслыханное. Тебе можно сказать. Ему нужны документы. — Ты с ним знаком? — Да-да. Я сам займусь его паспортом. Когда он хочет отчалить? Они ждут меня. Скажи ему, что на бумаги уйдёт неделя. Пусть отпустит усы, если ещё не успел. Пусть даст две фотографии или плёнку, которую я проявлю. Обо мне, разумеется, ни слова. А деньги? Я, как и ты, возьму только за расходы, две тысячи. И скажи невзначай, что друзья интересуются, не хочет ли он срубить сто миллионов старыми перед отъездом? Сто миллионов? Эту роскошь могут себе позволить те, кто любит крупные ставки. Мы с тобой — мещане бандитского мира, мы слишком мелочны. Сто миллионов? Возьми себя в руки, старина. С Гю у них всё получится. Это будет дней через двенадцать. С ума сошла. Быстро в дом! Тебе очень идут усы. С Италией придётся подождать. Опять ждать. Тео говорит, что он не свободен. Уехать туда нищим я всегда успею. Мы не нищие. Я говорю не о нас, а о себе. Я думала, ты меня любишь. Мануш, ты никак не хочешь понять, я поставил и проиграл. Проиграл! И что с того? Я же рядом! Вот именно. Когда в кармане деньги, можно удариться в бега. Но если что, в ход пойдут твои деньги, и с чем тогда останешься ты? Мне страшно, Гю. Всё теперь не так, как раньше. Люди не высовываются. Легавые слишком сильны. Всегда всё будет так. Полицейские и воры, сильные и слабые. Они мне дали максимальный срок. Если я загремлю снова — ещё добавят. К старому счёту. Я не участвую. — Мало денег? — Слишком много. Ты говорил о двух мотоциклистах. Полагаю, их непременно придётся убить. Предположу, что первого возьмёт на себя Антуан. Теперь, поскольку ты лишился Жанно, тебе нужен второй стрелок. Для меня недостаточно ни ста миллионов, ни ста миллиардов, ни всего золота мира. Если уделите мне ещё несколько минут, я расскажу вам о человеке, который наверняка согласится. Об этом тебя никто не просил. — Нас свёл случай. — Иностранец? Нет, ваш хороший знакомый. Его зовут Гю Минда. Гю? Он в розыске. Я думал, он уже далеко. Он здесь? В этой дыре? Собирался уехать, но его ситуация располагает к фантазиям. Надёжный человек сделает ему предложение. Может он сослаться на вас? Пусть сошлётся на меня и скажет, что я согласен. Ещё бы, старина Гю! Пусть скажет, если ему что-нибудь нужно. Хорошо. Он этого достоин. Вряд ли годы за решёткой его закалили. Ты прав, в тюрьме он спёкся. Авторитеты говорят, Гю -тряпка. Может сломаться в любую минуту. — Однако он сбежал. — Да, сбежал. С ним был Бернар, настоящий лихач. Когда его обложили, он бросился с крыши, но не сдался. Лучше всего — не дать себя обложить. Они бежали втроём. Двое погибли, а Гю цветёт и пахнет. Я отвечаю за него, как за себя самого. Хорошо говоришь, но не тебе с ним работать. Хватит, Антуан. С Гю всё пройдёт хорошо и даже лучше. В этом я уверен. Я не уверен в том, что будет потом. Потом и в процессе! Да мне плевать! Я делаю своё дело, а вы расхлёбывайте. — Ты говоришь — потом? Гю не перестроился. Он мыслит по-старому. Последствия могут быть непредсказуемы. Я отвечаю и за то, что будет потом. В таком случае я согласен. Детали обсудим с Гю? Если встретитесь здесь за два часа до дела, успеете всё обсудить. Когда ты узнаешь? Накануне. Я уже знаю, где и как это будет. Осталось узнать день и час. Не называй моего имени. Гю не знает, что за этим стою я. Он захочет меня видеть, а я не хочу знать, где он прячется. Вы же друг другу доверяете? Если логово Гю засекут, он начнёт вспоминать всех, кто знал о нём. Он перестанет им доверять и начнёт расспрашивать. Не хочу оказаться в их числе. Господа, вы знаете, чего я вам желаю. Этот тип меня раздражает. Старайся этого не показывать. Он, конечно, знает манеры, но этого мало. Когда станешь миллионером, захочешь жить до старости. — Так что лучше забудь про Орлова. — Аминь. Это Тео. Старый баран, рад тебя видеть!

Чёрт, это действительно ты! Всегда при оружии. Я так и понял, что вы вместе.

Это хорошо. Ну, что, Тео, ты решился? Подожди, дай ему выпить. Расскажи сначала, выпьешь потом. Ты богат? Свои богатства я оставил в тюрьме. Деньги за переправу… это моя забота. Всё на свете её забота. Не обращай внимания. Деньги нужны на бумаги. Нужны две тысячи и две фотографии. И продолжай отращивать усы. Когда будут фотографии, подожди ещё неделю. — Неделю? Это долго. — У неё пластинку заело. Для фотографий выходить никуда не надо. Аппарат у меня есть, с плёнкой сами разберёмся. Теперь ещё кое-что. — Что скажешь о миллионе? — Мне это не нравится, Тео. Я сижу без гроша, но это не повод для шуток. Никто и не думает шутить. Я знаю парней, которым нужна помощь. Доля каждого — миллион. — А что же ты? — Не хочешь? Меня не спрашивают. Это не для меня. Слишком рискованно. А для Гю, по-твоему, не рискованно? У меня выбора нет. Это даже очень кстати. Когда это будет? Через несколько дней. — Можешь назвать имена? — Могу. Вантюр Риччи. Риччи? Брат этого подонка Джо? Ещё чего не хватало! За брата он не в ответе. Джо промышляет тёмными делами, а Вантюр всегда жил, как человек. Скажи, что я даю им слово. Не надо! Он никуда не пойдёт, слышишь? — Иди и возвращайся с ответом. — Хорошо. Не ссорьтесь, оно того не стоит. — Оно того не стоит? — Скотина какая! Я люблю тебя. Не могу видеть, что ты несчастна. Наверное, ты тут ничем не поможешь? Гю, не сердись. Ты принял решение. Я тебя знаю, ты его не изменишь. Лучше я уеду сразу, иначе очень трудно будет смириться. Я буду ждать в Париже. Когда всё закончится, Тео сообщит Альбану. Я сразу же вернусь, и мы уедем вместе. Я люблю тебя. Мануш. Наводчик дал информацию. Это будет завтра вечером. Нужно, чтобы Гю явился к Вантюру к семи часам. Паскаль… Антуан Рипа… Гю… Рад, что ты с нами, Гю. Привет, малыш. Ты вооружён? Со мной два ствола. Играем по-крупному, но всё расписано по секундам. Это деньги одной крупной алжирской конторы. Они решили всё провернуть при полной секретности. Поедут в фургоне с конвоем из двух мотоциклистов. Конвой ведёт их только до ангара под Марселем, там партию перегрузят в обычный грузовик. И этот грузовик тихой сапой доедет до Парижа.

Только три человека знают маршрут: хозяин конторы, его партнёр, который и навёл меня на дело, и водитель. Чтобы не выдать наводчика, мы должны напасть на них в ангаре. Антуан снимет первого мотоциклиста. Второго… Его сниму я, из другого места. Парни в фургоне запаникуют, мы свяжем их и разбежимся по домам. Ты не изменился, Гю. Ты хорошо знаешь свои стволы? Не волнуйся, малыш, всё получится. Там стоят рядком пять ангаров. Мы не знаем, в котором из них стоит грузовик. Придётся подождать снаружи, пока не уедут те, кто его доставил. У нас будут две-три минуты, пока не подъедет конвой. Вот, смотри. Антуан сядет с винтовкой под самой крышей. Ты укроешься здесь. Конвой обязательно будет проезжать это место. Как только Антуан снимет мотоциклиста, Паскаль перекроет выезд. Им придётся ехать по этому коридору. Я выйду им навстречу. У меня всего два выстрела. А я перехватываю фургон где-нибудь здесь. Тонна золота — это 20 ящиков по 50 кило. Знаю. Из дерева, очень удобные, вот таких размеров. Я понимаю, почему наводчик хочет, чтобы мы ударили до пересадки. Но почему бы не напасть на конвой перед ангаром? В помещении мы можем оказаться в ловушке. На улице нельзя. Они выгружаются с корабля, вокруг куча народу. Далее едут по многолюдным местам. Они специально выбрали заброшенные ангары. Дело опасное, но подготовлено идеально. Вчетвером сработаем чётко. Если бы мы могли не убивать мотоциклистов… Но как иначе их остановишь? Вырвется хотя бы один — нам кранты. Те, что в фургоне, тоже вооружены. Их нужно как следует напугать. Шлёпнуть мотоциклистов, и всё! При этом надо не терять спокойствия и думать. Пора одеваться. У меня кое-что есть для тебя. Через три часа будем жонглировать слитками. Это будет здесь, в крайнем. Руки вверх! Вышли из машины! Тревогу должны были объявить 15 минут назад. Подбросьте меня до станции. Ты спятил? У меня своя мысль. Вернусь в Марсель на поезде. Как хочешь. Мы продержим золото в тайнике три-четыре дня. Потом Паскаль отвезёт его ко мне. Пойдёшь с ним? Я вам доверяю. Я приду за своей долей. — Гю… Тебе лучше остаться с нами. Я могу не застать тебя у Вантюра, когда приду за долей. Возможно. Можешь у них спросить, поначалу я был против тебя. — Но теперь… — Да, я знаю. Двое легавых — это только между нами. Это так. — До свидания, Гю. — Пока, Тони. Комиссар Фардиано! Есть новости? Что говорят охранники? Они не видели ничего, кроме масок! Говорят, у них была большая машина. Хватит! Оставьте меня в покое! Машина… То она серая, то зелёная и американская. Охранники всё путают от испуга! — Комиссар! — Что там опять? Только что нашли фургон. Вот засранцы! Теперь мы по уши в дерьме. Достаньте списки. Наведаемся ко всем по очереди. Хватит дрочиться со следами шин! Они никуда не ведут! Трясите всех подряд: бары, клубы, бордели! — Добрый день, Фардиано. Помешал? — Как всегда. У меня нет на вас времени. Друг мой, какой вам сделали шикарный подарок на Новый год! Теперь они убивают полицейских! Убили — и в кусты! Ничего, мы им предъявим счёт. Найдёте ли вы кого-нибудь, кто по нему заплатит? Я тут работаю 15 лет. Я всех в округе знаю! Всех! Со мной хитрить бесполезно. Приглашу кое-кого к себе, и мы повеселимся. Полагаю, вы сделаете мне приятное? А мы, по-вашему, не знаем, что делать с пулями? Вы же у нас «эксперт». Забирайте ваши побрякушки. Сделайте из них ожерелье. Спасибо, друг. Я сообщу начальству о вашем благородстве. Господи боже… Исчезните, исчезните! Ну, что? Эксперты уверены, стреляли из того же «Кольта». Господа, в Марселе работал тот же убийца, что и в Вокрессоне. Следите внимательно. Джо Риччи отправляет двух сосунков вытрясти денег из Мануш. Там их берут тёпленькими и вскоре кончают. Берёт кто? По мне, так Гю Минда собственной персоной. Гю пользуется «Кольтом» и не выкидывает его. Это уже не обычный убийца. В Марселе он застрелил мотоциклиста из того же самого «Кольта». Внимание, вопрос. Почему он делает ошибку дебютанта? Может быть, решает довериться испытанному оружию? Но подлинная причина не в этом. Гю даёт нам знак! Он говорит, что ему плевать, что в этом гнилом мире он не боится встать во весь рост. Красивый отчаянный шаг. Гю подписывает свои убийства. Заодно он предупреждает нас: «Найдёте меня -я устрою вам бойню». Теперь он в шоколаде. Он в себе уверен. И это неудивительно. Он превратит золото в бриллианты, их легче вывезти. И сделает нам ручкой. Если нам не поможет случай, Гю уедет, и мы упустим его навсегда. А остальные? Они не скрываются. Вот именно. Гораздо легче найти того, кто прячется. Он ведёт ненормальную жизнь. — Разошлём повсюду фотографию Гю. — Ни в коем случае! Он тогда носу из дома не высунет. Нам нужно, чтобы он вышел на улицу. После десяти лет в тюрьме трудно сидеть в четырёх стенах. Особенно если ты уверен в себе. ОГРАБЛЕНИЕ В МАРСЕЛЕ. ЕСТЬ ЖЕРТВЫ. Я знал, что он не изменился. Теперь он богат. Столько шума… Не много ли для одного человека? — Никто не называет имя Гю. — Да, но говорят именно о нём. Он один. Мало ли что может случиться… Не надо срываться и ехать туда. Так можно привлечь к себе внимание. Он сам скажет, когда. Я устала, Альбан. Устала бояться. Привет, Гю! Гуляешь, как ни в чём не бывало? Нужно выходить, чтобы соседи были спокойны. Вантюр хочет тебя видеть. Я подвезу. — Ну, вот. Хочешь проверить? — Нет. Начинай грузить, я сейчас. — Будь осторожен. — Не беспокойся. Позволишь объяснить тебе одну вещь? Гю, мы так давно знаем друг друга… Речь о твоём брате Джо. Ничего не говори.

Я его знаю, но он мне брат. — Он не должен ничего знать. — Не перегибай. Он не стукач. Он ведёт странную жизнь. В Париже я хотел его убрать. Он не знал об этом, но смылся. Такая у него чистая совесть. — Не хочешь знать причину? У него хороший брат. Я сделаю тебе подарок, всё забуду, и он доживёт до старости. Скажи, когда можно будет сплавить слитки. Приходи с фотоаппаратом. Растут вовсю. Желаю тебе найти покой. Пока, Гю. ПОНЕДЕЛЬНИК, 31 ДЕКАБРЯ Держи руки в карманах, или вышибу мозги. Что, затянулась твоя прогулка? Помнишь Бернара, который бежал с тобой? Здесь его обложили. Вон оттуда он сиганул вниз. Мы решили кончить тебя здесь. Ты же у нас сентиментальный. Да, мы знаем, ты не из болтливых. Но нам неинтересны ни ты, ни твоё золотишко. И на слитки нам тоже плевать. Ты опустился, Гю. Работаешь чёрт знает с кем. Прости, но Анж не хочет спускать это с рук. Анж? Анж Невада? Он самый. Вы перехватили у него дело.

Теперь вас замочат одного за другим. Видишь, тебя мы нашли… Я знаю Анжа, а он знает меня. Я всегда молчал и совершенно чист. С золотишком-то ты заляпался. Невада что, спятил? Он знает, откуда я? Он думает, я тут царь и бог?

Меня взяли в дело, я сделал работу и забрал долю. Если кто-то там темнит, я об этом не знаю. Анж думает иначе. В этом гнилом мире моё слово уже ничего не стоит? Ты говоришь одну глупость за другой, но что ты знаешь о моей жизни? Анжу приснилось, что Гю его обставил? Припадочный он, что ли? — По-твоему, Риччи — наш человек? — Который? Да, оба. Джо и Вантюр. Про Вантюра ничего не слышал. Я бы удивился. Значит, ты ничего не знал? Слово чести, что нет. Ошибаться может даже Невада. Он не может. Он не получил ни гроша из своей доли. Вантюр знал бы, что придётся держать ответ. Мы не можем читать его мысли. Невада поручил ему дело за половину куша. Вантюру отходила вторая половина. Всё. А вы всё поделили на четверых. — На пятерых. — Как это — на пятерых? — Ещё одна доля наводчику. — Наводчику? Вот это мне нравится, «наводчику»! То есть, Вантюр захапал аж два миллиона? Вот что, я передумал. С Вантюром разговор будет короткий. Но другие тоже могли быть не в курсе. Отведи нас к ним. — Как это — нет? — Это не в моих правилах. Иди к чёрту. К чёрту? Я закончил, комиссар. Комиссар Бло, уголовная полиция. Я записал эту увлекательную беседу. — Это незаконно! — Законно. Всё законно. Разбираться будешь с Фардиано и Вантюром Риччи. Это Гюстав Минда. Он был в деле и сдал нам Вантюра Риччи. Это всё, что он сказал?

Кто угодно может подделать голос. Я молчал. Значит, здесь заговоришь. У нас все говорят. Прикрепите его к батарее и глаз с него не спускайте. Я хочу поговорить с ним наедине. Прости, Гю. Как я и думал, нам помог случай. Тебя узнал надзиратель, приехавший в отпуск. Мне плевать, как вы на меня вышли. Всё это нехорошо для твоей репутации. Раньше ты попадался в одиночку. В моё время комиссары не якшались с бандитами. Теперь вы сливаете друг другу информацию. Непыльная работка. Меня тошнит, на вас глядя. Смотри не заболей тут. Фардиано -та ещё сиделка. Я возвращаюсь в Париж. Передать что-нибудь Мануш и Альбану? — Ваши друзья? — Нет, твои. Комиссар, не смешите меня. Это хорошо, что у тебя пока есть, чем смеяться. Наконец-то мы остались вдвоём. Сейчас привезём твоего дружка. Риччи ты уже сдал. Может, ещё что интересное расскажешь. Это мне совсем не нравится. Мы тебе исправим характер. Сам себя не узнаешь. Я подниму всех адвокатов в городе! Это вам дорого обойдётся. Один твой друг нам напел про налёт на фургон с золотом. Слышал эту историю? Она едва мелькнула в новостях. Твой друг говорит, что ты тоже был там. Будешь кричать — мы начнём нервничать. Оставьте ваши сказки для придурков. Он не получил ни гроша из своей доли. Вантюр знал бы, что придётся держать ответ. Это неправда! Неправда! Расстроился. Понятное дело. У вас тут что, сумасшедший дом? Всякое бывает. Зависит от людей. Я невиновен. Никого и ничего не знаю. Я хочу видеть своего адвоката. Пододвиньте гостю кресло. Так тебе будет удобнее разговаривать. Где ты был вечером 28 декабря? Лежал дома с гриппом. С кем виделся? Когда у вас грипп, вы зовёте домой всех соседей? Дай ему попить. Его, наверное, мучает жажда. Мне кажется, не ты стрелял в мотоциклистов. Ты, наверное, всего лишь сидел за рулём? Подонок. Тебя обучали в гестапо? Будь благоразумен. Говори повежливее, ты ведь всего лишь вёл машину. Не было никакой машины. Я ничего не делал. Я хочу видеть адвокатов. Опять за старое. Какой-то убогий. Приведите второго. Что-то ему невесело. Поехали! Прекратите, мать вашу! Вы же его убьёте! Так ты его знаешь? Первый раз вижу. Но это ведь живой человек! Мотоциклисты тоже были живыми людьми. Когда на руках улики, пытать ни к чему. Ты тоже через это пройдёшь. Убейте меня, если хотите. Я вас в гробу видал. Смотри-ка, что пишет пресса. Тебе понравится. Ты у нас теперь звезда. Пишут, что, спасая свою шкуру, ты выдал всех своих сообщников. Один из них, Вантюр Риччи, уже за решёткой. И так далее, и так далее.

Он ничего не сказал. Они так говорят, чтобы все от него отвернулись. Вантюр в тюрьме. Гю взяли первым. Имя Вантюра взяли не с потолка. Что ты сама думаешь? Человек есть человек. Они наверняка его пытали. Фардиано — мясник.

Но Гю не потерпит, чтобы о нём так думали. Вот что меня пугает. Я должна туда поехать. Я предупреждал насчёт того, что будет потом. Он давно уже отстал от времени. Мы были против, но Вантюр только и говорил, что о Гю. Я знал. Он уже в тюряге вёл себя не по-мужски. Жаль, что Вантюр не спросил меня. И мы даже не можем его убрать! А он меня ещё пичкал советами! Он и его дружок Орлов! Вантюру не понравилось, что меня раздражали его манеры. — И где мы теперь? — Орлов тоже в этом замешан? Это он свёл Гю с Вантюром. Наведаемся к нему. Спросим, что он думает о Гю.

Скажи ему, что я здесь. Как дела? Я промахнулся. Что со мной? Порезы на запястье. Ушиб головы, но перелома нет. Отстань от него! Будь он крысой, его бы тут на руках носили. А они, посмотри, что с ним сделали! Не волнуйся. Если есть деньги, ты в правильном месте. Ты поручился за Гю. Помнишь? Здравствуй, Антуан. Брат Вантюра хочет тебя видеть. Я очень уважаю Вантюра. Его проблемы мне не безразличны. Я охотно встречусь с его братом.

Сегодня в 7, район Бретёй, дом 10, 6-й этаж, налево. Если придёшь первым — ключ под половиком. Что за место? Надеюсь, обстановка тебе понравится. Красивый квартал, неподалёку от Дворца правосудия. Если я должен смеяться, говори заранее. Мы его вытащим, и я переправлю вас обоих. Из госпиталя сбежать проще. Надо не упустить случай. Представь меня. Подруга друга. А это -друг этого друга. Значит, мы среди друзей. Меня зовут Орлов. Стэни Орлов. У меня есть кое-какие сведения о Гю. — Как он? — Лучше. Даже готов что-либо предпринять. Что предпринять? Я хочу видеть старшего надзирателя. Женщине иногда удаётся добиться многого. Думаю, вам действительно это удастся. Мануш, не так ли? Я тоже буду стараться. Возможно, мы встретимся снова? — Завтра, здесь же, в тот же час? — Хорошо. До завтра. Лучше я пойду одна. Мне нужно собраться с мыслями. Ты знаешь, где меня найти. — Вот это женщина! — Да, похоже. Ты не против часок просидеть в шкафу? В шкафу? У меня встреча с людьми, которые имеют зуб на Гю. И на меня, поскольку я его порекомендовал. Значит, будет жарко! Весьма приемлемо. Господа… Следуйте за мной. Прошу вас, садитесь. Мы по поводу Вантюра. Дело серьёзное. Он всегда работал с правильными людьми. Что тебе известно об этом деле? Ты связал Вантюра с этим подонком Гю. И Вантюр захотел его выручить. Чепуха какая-то. Неужели у вас секреты от друзей? Вы меня удивляете. Хватит. Мы пришли поговорить о Гю и о тебе. Ладно. Вы думаете, что Гю сдал Вантюра? Тогда почему он не сдал и вас? Болтун говорит до тех пор, пока всё не расскажет. Скоро и до нас дойдёт очередь. Мне кажется, он попал в ловушку. Комиссар Бло в городе. Вы знали об этом? Если держать рот на замке, не попадёшься. Если б не ты, Вантюра бы там не было. Я готов помочь ему. На это у Вантюра есть брат и партнёры. Нам нужно, чтобы ты занялся Гю. Понимаю. Если он сбежит, хлопни его, и тема закрыта. Правду знают только Гю, Бло и Фардиано. Фардиано — палач, но не ума палата. Я смогу добыть нужные сведения. Если я найду доказательства, что Гю выдал Вантюра, я убью его. — А если нет? — Тогда мне это неинтересно. Мы не обязаны поступать так же. Поступайте, как хотите. Если не сможем достать Гю, разберёмся с тобой. Вот как? И когда же? Когда пожелаем. Почему бы не прямо сейчас? А ну-ка тихо, суки! А это что за хренотень? На подобных встречах часто закипает кровь. Днём юный Антуан мне показался излишне нервным. Поэтому ты притащил свою шестёрку! Ты много болтаешь, Антуан. Я понимаю, что вы защищаете Вантюра. Но я вам не слуга. Если Гю сдал Вантюра, он умрёт. Добавить мне нечего. Я тебя понимаю. Брат… это брат. Твоя просьба совершенно нормальна. Однако твоего друга следует приструнить. Больше я не скажу ни слова. Господа… — Даю тебе слово. — Этого мне достаточно. — Уже закончили? — Возможно. Поехали. Эй! Пустите в нужник! Быстрее! Послезавтра, в условленном месте. Два слитка. Каждый слиток… по пять кусков. Как тебе удалось? Повезло. Надо уезжать. Тео готов. Сегодня отчаливаем. Посмотрим. Что значит «посмотрим»? Гю, ты богат. Надо забыть обо всём. Вантюр в тюрьме. Не понимаешь, что это значит? Я назвал его имя. Я, Гю Минда, заговорил о нём. Он сидел прямо передо мной, привязанный к креслу. Со шлангом в глотке. Как он смотрел на меня! Я видел только его глаза. Адвокаты увидят, что в деле нет твоей подписи. По голосу на плёнке его не засудят. А остальные? Фардиано мстит, пытаясь выдать меня за стукача! Я не могу это стерпеть! Ты достойна лучшего.

Зря я вообще приехал в Париж. Здравствуйте, Мануш. Садитесь. Это безумие. Гю с цепи сорвался. Он одержим тем, что о нём думают люди. Чего и стоило ожидать.

Он не хочет уезжать прямо сейчас? Вас он послушает. Прошу вас, поговорите с ним. Я знаю Гю очень давно. Он — человек другой школы. Он скорее умрёт, чем заговорит. Он в бесчеловечном положении. Он не может нарушить свои правила. Мне было бы приятно узнать ваше имя. Меня зовут Симона. По-моему, это гораздо лучше, чем Мануш. Если вам это важно, я попробую поговорить с Гю. Ты изменился, но не слишком. Не один год прошёл. Добрый вечер, Мануш. Ты позволишь? Смотри, какой мерзавец! Говорит, что мой побег ничего не меняет, я успел всех заложить!

Пора это остановить. Он у меня будет жрать дерьмо. Не это сейчас главное. Смеёшься? Ты меня как будто не знаешь. Ты не видишь, что я задыхаюсь?

За три месяца ты сбежал дважды и заработал миллион. И что с того? Я никому не позволю меня очернять! Таких, как я, можно кромсать на куски, но они ничего не скажут. Бло меня поимел, но он не поёт об этом в газетах! А этот Фардиано, долго он ещё будет выступать? Он полицейский, мало ли что он плетёт. Главное — это мнение твоих друзей. Нет, другие ему подпевают. Джо, брат Вантюра — грязная тварь. Он наверняка ставит ту же пластинку. Я должен с этим мириться? Послушай, если я займусь твоей репутацией, ты готов спокойно уехать? Тебе незачем в это вмешиваться. Но мне будет легче это сделать. Я могу спокойно видеться с Джо, Паскалем и Антуаном. Могу добраться и до Вантюра. Оставь меня. Оставьте все меня в покое. Он успокоится. Не возвращайтесь к этому разговору. Доверьтесь мне. Это кошмар. Так и езжай. Держи руки на руле. Поедешь в Труа-Люк, через Сен-Барнабе. Там поговорим. Дёрнешься -убью. Поверни направо и тормози. Откинься назад, держи руки на руле. Теперь ты напишешь, что солгал, потому что я молчал под пытками. Напишешь, что плёнка Бло — не улика, потому что мы с Вантюром ничего не знаем. И чтобы всё было чётко. Прекрасно. Талант, ничего не скажешь. Теперь пиши по всей форме министру юстиции. — Министру? — Он же твой начальник, нет? Расскажи ему про свой фокус с водой. Расскажи, как у тебя люди во всём признаются. Извинись и скажи, что больше так не будешь. Сейчас расплачусь, так душевно написано! — Наручники при тебе? — В правом кармане. Не двигайся. Придвинься к рулю. Правую руку за спину. Другую руку. Теперь мы выйдем. Ты сядешь назад. Дальше поведу я. Ложись на сиденье. Голову напротив руля. Обратно поедем другой дорогой. Эти журналисты… Чего они только ни выдумают! Знаешь, я не горжусь тем, что убил мотоциклиста. Зачем ты мне это говоришь? Всё знать — это же твоя работа? Ты в своей конторе самый любознательный. Нас было четверо. Антуан Рипа, Паскаль Леонетти, Вантюр и я. Замолчи. Замолчи!!! Антуан сидел под крышей, с винтовкой. Я не слышу! Я ничего не слышу! Он уехал утром. Зачем? Куда? Успокойтесь. Видимо, была причина. Я её узнаю. — Присядьте. — Это никогда не кончится. Будем ждать его вместе. Больше ему выходить не стоит. — Бло в городе. — Бло вернулся? Привет, Стэн. Ты забываешь, что ты не один. Барахтаешься в пустоте. Ты так думаешь? Вы думаете, что я мальчишка или старый дурак? Мои друзья думают, что я спятил, остальные топчут в грязи. А мне что делать? Ждать? Пока Мануш готовит мне чай с травами? Если тебе это мешает жить, я больше не скажу ни слова. Будь что будет. Правильно. Скоро всё кончится. Фардиано мёртв. Теперь мы не сможем доказать, что он врал. Он обо всём написал перед смертью. Под угрозами? Этому грош цена. Я бы не сумел продиктовать такое. Это надо видеть. Ладно… И что теперь? Назначь встречу Джо и его банде. Покажи им улики. У меня есть бумаги и письма, чтобы сравнить почерк. Возвращайся с ответом. Хорошо, я увижусь с ними завтра вечером. — Что ты использовал? — «Кольт». Тот же, что и при налёте? И тот же, что в Вокрессоне. Что с того? Полагаю, ты знаешь, что делаешь. — Оставлю вас. — Подожди. У меня к тебе ещё одна просьба. Большая просьба. Насколько большая? Вот настолько. Своди её погулять, накорми ужином. Ей плохо, а я ничем не могу ей помочь. Я не хочу гулять. Захочешь, как только выйдешь из дома. Сделай мне приятное. Я слишком долго был в тюрьме, я одичал. И потом, в беде любое общество невыносимо. Пойдёмте. — Я готова. — Ты очень красива. Несомненно.

Приятного вечера. Хорошо, что ты проветрилась. Орлову надо завязать. Альбану тоже. Им всем пора завязать. Добрый вечер. У меня очень мало времени. Вот. Смотри. Ну, что? Никаких сомнений. По-моему, этого достаточно. Главное, не отдавай им её. Не беспокойся. Скажи, куда ты идёшь. На всякий случай. Ничего не случится. Стэн, в этой книжке — вся моя жизнь. Я как следует попотел, чтобы достать её. Я хочу знать, куда ты идёшь. Район Бретёй, дом 10, последний этаж. Мы только поговорим. Если они будут недовольны, я пообещаю им убить тебя. А там будет видно. Отлично. Мануш! Посмотри, всё ли тихо снаружи. Не он должен туда идти. Антуан, руки на стол! Немного взволнованы? Понимаю. Поговорим спокойно. Джо, ты тут всем заправляешь? Будешь отвечать или нет? Решил отомстить за Вантюра?

Чертовски любезно. В моём кармане — признание Фардиано. Я никого не выдавал. Ты веришь мне на слово или нет? Я тебе верю. Ну, вот. — Что сидите, как недоумки? — «На слово»! Слышали? К чему было поднимать такую бучу? — Где Орлов? — Заткни пасть! Здесь говорю я! — А ты, Паскаль, почему молчишь? — Я тебе верю. Какой ты милый. Ты пришёл сюда, чтобы убить время? Если я правильно понял, мы договорились. И вы всем объясните, что вышла неувязочка, так? Каждый может ошибиться. Руки за голову и встать! До тебя дошло? Господа, перед вами — самый грязный подонок на свете. Он суёт свой нос повсюду и живёт как шакал. Теперь он вцепился в золото своего брата. Он бы отправил его на гильотину, если бы мог. Вот что это за тварь. Два шага назад! Не надо, малыш. Не надо! Не надо! Это на шестом этаже! На последнем! Он залёг на лестничной клетке. Не двигаться. Ждём щитов. Это Бло! Пусти на два слова! — Хватит, Гю, брось оружие. Покончим с этим. Хватит! Прекратить огонь! Господа, всё кончено. Гюстав Минда убил троих сообщников и погиб сам. На данный момент… всё. — Эй, вы! Да, вы. Вы что-то обронили. Это не моё, комиссар. А я уверен, что ваше. Мануш! Пропустите её. Он мёртв.

Он ничего не сказал? Возвращайтесь в Париж. Они умерли. Они все умерли.

До свидания, Мануш. Здравствуйте, Симона. Ничего не говорите, я знаю. Там будет видно.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Прежде вы должны научиться играть с партнёрами.

На это нельзя рассчитывать. >>>