Христианство в Армении

А говорите, как старики.

Это как сон, когда видишь 15 тысяч людей, требующих свободу для Джона Синклера. В июле 1969 года я был приговорен к 10 годам тюрьмы за то, что дал два косяка переодетому полицейскому. За то время, пока Джон Синклер сидел в тюрьме, потому что был в оппозиции к правительству, это правительство сбрасывало по 2 1/2 ядерные бомбы в неделю. И так каждую неделю с июля 1969 года, когда Джона посадили в тюрьму. И все это время Ричард Никсон трубил: "Война стихает". Мы организовали концерт, который передавали по всему штату. Это было самое крупное мероприятие за всю историю Мичигана.

Стиви Уондер, Боб Сегер, Ренни Дэвис, Джерри Рубин, Бобби Сил из "Черных пантер".

Вся власть народу. Огромное вам спасибо. Так держать. Власть народу. Сцена должна была произвести впечатление. Если мы сможем сделать этот концерт крупным. И тогда Джерри Рубин уговорил Джона Леннона и Йоко Оно принять участие в нашем концерте. Мы и понятия не имели, что среди публики находились агенты ФБР, которые записывали слова наших песен. Именно тогда ФБР впервые поняло, какой властью обладают Джон и Йоко. Властные структуры, особенно никсоновская администрация, пришедшая к власти в 1968 году, были склонны к паранойе по поводу всех, кого они считали принадлежащим контр-культуре, антиправительственным и антивоенным кругам. Ну и Джон Леннон, само собой, как нельзя лучше подходил под это определение.

Когда человек из шоу-бизнеса начинает принимать участие в политике, это всегда очень большая личная и даже в какой-то мере риск. Естественно, правительство опасалось Джона Леннона. Любой, кто поет о любви, гармонии и жизни, представляет угрозу для тех, кто поет о смерти, убийстве и подчинении. Леннон водил дружбу с многими людьми, которых наше правительство хотело засадить за решетку. Он был птицей высокого полета, потому за каждым его шагом тщательно следили. Думаю, они хотели напугать меня, и я испугался, стал параноиком. Он был уверен, что всего его телефонные разговоры прослушиваются. Он думал, что в Нью-Йорке за ним постоянно следят. Он полагал, что всего его друзья на самом деле были секретными агентами разведслужб. Мы были шокированы. И очень напуганы. Дело Синклера, возможно, заставило ФБР, Джона Митчела, Халдемана, Эрлихмана и Никсона задуматься о нависшей над ними угрозе. И подтолкнуло к действиям по нейтрализации Джона Леннона. США против Джона Леннона Он никогда не мог о собственном детстве. Оно всегда оставалось с ним. И ночами, когда мы лежали в кровати, он вспоминал о нем, о своей матери. Особенно о матери. Он он был сиротой. Его бросил А мать не поддерживала ни в каких начинаниях. Представьте, каково это расти и осознавать, что ни отцу, ни матери ты, по большому счету, не нужен? Неудивительно, что он вырос бунтарем. Я был из рабочего класса, так что все произошло само собой. Меня учили ненавидеть и бояться полицию, ненавидеть и бояться власть, и бороться против нее. Он не переваривал всех, кто указывал ему, как жить и что делать, когда говорить, а когда молчать. Я все время попадал в неприятности. Меня выкидывали из школ. Во что бы я ни ввязался, я все время попадал в неприятности, меня постоянно ставили к стенке. Это ДугЛэйтон и Томми Чарльз. Напоминаем, что наше фантастическое бойкотирование "Битлз" продолжается. Мы не забыли, что они сказали. Во всех газетах "Битлз" заявили, что они становятся популярнее, чем сам Иисус. На самом деле, я. Я просто подчеркнул тот факт, что для детей в Англии в то время мы значили больше, чем Иисус или религия. Я не выпячивал это и не подчеркивал. Я просто сказал. Полагаю, даже просто основываясь на статистике и фактах, его заявление нелепо. Нет никого популярнее Я совсем не то имел ввиду, что другие подумали. Я не против Христа, не против религии и не против Бога.

Люди возвели столько зданий во имя Христа, а что люди сделали во имя "Битлз"? Что они сделали во имя нас? Я не утверждаю, что мы лучше или могущественнее, и не сравниваю нас с Иисусом, как с личностью, или с Богом, или с чем бы там ни было. Я сказал то, что сказал. Это было ошибкой, или меня ошибочно истолковали. Вот и все. Мы призываем вас принести записи "Битлз", фотографии и сувениры в определенные места сбора, которые мы сейчас назовем. В ночь 19 августа, когда "Битлз" прибудут в Мемфис, все это будет уничтожено в огромном костре. Место назовем в ближайшее время. Дело совсем не в том, что людям не нравятся наши записи, или что им не нравится, как мы выглядим, или что говорим.

Люди вправе не любить нас, а мы вправе не делать то, что придется им по душе, или прислушиваться к ним. У нас у всех есть права, понимаете? Очевидно, что Леннон уже тогда думал о том, что цель его жизни вовсе не в том, чтобы стать обожаемым лидером толпы. Он больше желал занять критическую позицию, стать бунтарем.

Именно тогда выбрал путь, который приведет его к открытому противостоянию с администрацией Никсона шесть лет спустя. 60-е годы открыли нам глаза на возможности и на лежащую на нас ответственность. Это не было откровение. То был лишь проблеск открывшихся возможностей. Мы намерены доказать коммунистам, что нас нельзя победить силой оружия или превосходящей мощью. Сегодня я послал во Вьетнам десантную дивизию и кое-какие другие подразделения. Это увеличит наше военное присутствие там с 75 000 до 125 000 человек. Я вступил в морскую пехоту сразу после школы, в сентябре 1964 года. Во Вьетнам я ехал добровольно. Более преданных своему делу солдат, чем я, сложно было отыскать. Я был готов следовать приказу до победного Я вел свой отряд по открытой местности. Меня ранило в правое плечо. Пуля прошла через правое легкое, попала в позвоночник и повредила спинной мозг, парализовав всю нижнюю часть тела. Население с трудом принимало войну в Вьетнаме. Тогда не было ни 11-го сентября, ни Перл-Харбора.

Не было и в помине каких-либо мотивационных факторов, которые бы подняли большую волну патриотизма. Так что это была непопулярная война. И она становилась все менее популярной, затягиваясь.

Люди начали сомневаться все больше и больше, есть ли в ней смысл. Около 2 миллионов вьетнамцев погибли на той войне. Вряд ли это можно назвать борьбой за жизнь, свободу или счастье. 2, 3, 4! Мы не хотим воевать на вашей войне!

1, 2, 3, 4! Мы не хотим воевать на вашей войне! Народные волнения набирали ход. Ведущую роль в них играли молодые люди. Те, кто обычно были апатичными, покорными и пассивными, начали активно входить в политику, выдвигать свои требования и организовываться. 4 тысячи лондонцев вышли на улицы, чтобы высказать недовольство поддержкой британского правительства действий США во Вьетнаме. Было несколько небольших столкновений, но обошлось без арестов. Демонстрантов не подпустили к резиденции премьер-министра Уилсона на Даунинг-стрит. Целая культура радикализировалась. И именно в такой атмосфере были вынуждены вступить в противостояние с миром. Вы не против, что вам задают вопросы? К примеру, в Америке люди постоянно спрашивают вас о Вьетнаме. Это приносит какую-либо пользу? Было бы глупо, если бы в Америке никто не упоминал Вьетнам, будто проблемы вообще не существует. Но зачем спрашивать о Вьетнаме вас? Вы же просто популярные артисты. В том-то и дело. Американцы всегда интересуются у людей из шоу-бизнеса, что те думаю о подобных вещах. Это британцы говорят: "Шоу-бизнес" и что в нем такого? Нельзя просто молчать о том, что происходит если только ты не монах. Простите, монахи, не хотел вас обидеть. Это я к примеру. Необходимо понять одно. Хоть многие этого и не понимали, но мысли Джона тогда метались из крайности в крайность. Он пребывал в процессе эволюции. Нашим обществом правят безумцы, ставящие безумные цели. Попробуйте записать на бумаге, чего наше правительство, американское, и китайское добиваются. И каким образом они хотят этого добиться. Получится абсолютная белиберда. Думаю, они все просто безумцы. Меня самого за такие слова могут объявить безумцем. И в этом-то и есть настоящее безумие. Он выступил против мира. И то, что происходило в мире, изменило его. произошло нечто драматическое. Йоко описать достаточно сложно. Потому что она -совершенно уникальна. Она приобрела известность, как концептуальный художник. Она называла свое творчество "Музыкой разума". Своим видением изобразительного искусства я всегда хотела вдохновлять людей и попытаться пробудить их. Однажды Йоко сказала мне: "Если люди не проснуться, значит, мое творчество не имеет смысла". Она действительно хотела влиять на людей. А иногда влияние на людей расстраивает их. Особенно если они не уверены в своих чувствах. Йоко внезапно заставляет их что-то почувствовать, люди злятся. Злятся именно Я всегда мечтал встретить художницу, в которую смог бы влюбиться по уши. Пусть даже из художественной школы, понимаете? И вот я с такой встретился. Мы общались, а потом, я даже не знаю, как это произошло. Я почувствовал, что она думает так же, как и я. А самое главное такие мысли рождались в голове у женщины! Это сразило меня наповал. когда он встретил Йоко, у него прорезался голос. Йоко дала Джону чувство, даже веру в то, что он может говорить и делать все, что хочет, не прося ни у кого прощения. Мы перепробовали вроде как люди слушают сначала кантри, а потом поп-музыку. Мы пробовали "левый" авангард, "левый" рок-н-ролл.

Мы пытались найти то, что было бы интересно нам обоим, то, что возбуждало бы нас и подвигло на обмен опытом друг с другом. У нас было абсолютно разное прошлое. Но нас объединяло одно. В каком-то смысле, мы оба были совершенными, безжалостными бунтарями. Что они делают? Эта японская ведьма свела его с ума, и у него поехала крыша. Она вытаскивала из меня все больше и больше странностей и бзиков. Я почувствовал огромное облегчение, что встретил человека, настолько же безумного, как я, понимаете? Это было здорово. Снимите мешок? Потому что это забастовка в мешках. Тотальное общение. Не думаете, что то, что вы делаете, несколько старомодно? Думаете, спать в мешке это модно? Что это? Это тотальное общение. Что такое тотальное общение? Изобретение Джона Леннона и Йоко Оно, или. Нет, нет. Оно существует. Мы даем вам пример, посредством чего. -Тотальное слияние? -Ну, это ваше видение. Если бы чернокожий пошел на работу в мешке. Если бы все ходили на работу в мешках, не было бы предубеждений. Пришлось бы судить о людях по их внутренним качествам. Вот это мы и называем тотальным общением.

Мы поехали в Австрию, чтобы продемонстрировать это. Мы дали пресс-конференцию в мешках.

Было здорово пришли журналисты, но они нас не видели. Мы оба сидели в мешках. Они брали интервью у мешков, спрашивали: "Это действительно вы?", "Во что вы одеты?", "Споете ли вы песню?" и в том же духе. "Почему мы?" А еще спрашивали: "Что тут происходит?" И я ответил: "Это совершенное общение". "Но зачем вы нас дразните? Мы никогда не видели живого "битла"! Я где-то читал о свободе собраний. Я где-то читал о свободе речи. Я где-то читал о свободе прессы. Я где-то читал, что величие Америки в праве бороться за свои права. Это была совершенно иная атмосфера. Поймите, мы, движение "Черная пантера", вклинились в самую гущу уже идущих по всей стране движений протеста. Вот что я вам скажу. Братья и сестры, получаете пособие, откладывайте половину на то, чтобы покупать в неделю по пистолету. Действуйте! А не просто болтайте! Думаю, "Черная пантера" была опасна, но ее опасность заключалась не в том, о чем большинство людей Она была опасна не потому, что у "пантер" были пистолеты, а потому, что подавала пример другим, как можно противостоять власти. В наше время нужно больше интересоваться политикой. Практически невозможно закрывать на такое глаза.

И нас боятся, потому что мы не только культурная и политическая угроза, но и военная угроза тем генералам, которые ведут эту войну и промывают мозги молодым парням. Мы военная угроза. Когда дело доходит до применения насилия, ты начинаешь играть по правилам системы. Власть будет провоцировать, дергать за бороду и щелкать по носу, чтобы вызвать тебя на драку. Потому что как только ты применишь насилие, они будут знать, как совладать с тобой. Война во Вьетнаме разделила эту страну так, как в свое время гражданская война. Сдохни, Линдон Джонсон! Сдохни, Линдон Джонсон! Сдохни, Линдон Джонсон! Сдохни. Однажды я сидел с несколькими парализованными ветеранами в больничной палате в Бронксе. Помню, мы смотрели Господин председатель, большинство делегатов этого съезда не знают, что тысячи молодых людей избивают на улицах Чикаго. Возможно, Джон Леннон видел, как дубинки опускались на головы мирных демонстрантов. Возможно, Джон Леннон слышал скандирование: "Весь мир смотрит! Весь мир смотрит!" Весь мир смотрит! Весь мир смотрит! Возможно, у Джонна Леннона той ночью по щекам лились слезы, как и у меня. Я заметила перемены в "Битлз", когда они записали песню "Революция". Даже сейчас, когда я слушаю эту песню, у меня стоит комок в горле. Потому что я помню, как трудно нам обоим тогда приходилось. Когда мир критиковал нас, да и фаны не понимали, почему мы вместе и зачем Джону надо подавать свой голос. Когда Джон Леннон доказывал, что революция необходима, но она должна проходить он не противоречил большинству активистов того времени. Я полагаю, ошибочно думать, что революция должна быть насильственной. Да, я революционер, мы революционеры, но мы артисты, а не убийцы. Я соглашаюсь с начальной программой "Черной пантеры", с программой в десять пунктов, не подразумевающей насилие, в которой говорится о защите в случае атаки. С этим я соглашаюсь, со всем остальным нет. Я за мир, за мирную революцию. В первую очередь я артист, и только потом политик. Он всегда полагал, что нам нужно идти по пути Ганди. Джон думал, что такой путь самый эффективный. Лежите в кровати.

Отращивайте волосы. -Мир кровати. -Мир волос. Мир волос, мир кровати. Они пытались придумать, где бы провести медовый месяц, как самые обычные люди в тайном, романтическом месте. Но в то же время они понимали, что являются мишенью мировых СМИ, и куда бы они ни поехали, журналисты будут их преследовать. Мы будем лежать в кровати Вместо того, чтобы провести медовый месяц, мы проведем протест. Против насилия, которое происходит в мире.

Скажем так: мы полагаем, что вместо того, чтобы воевать, просто лежать в кровати. И отращивать волосы. Ради мира? Будем отращивать, пока мир не настанет. Журналисты хотели заполучить фотографии Джона и Йоко в постели в медовый месяц. А они использовали ситуацию в свою пользу, заявив: пусть фотографируют Джона и Йоко в постели, только пусть на фотографии будет и слово "мир". Они думали, что мы будем заниматься любовью. Съехались журналисты со всего мы открыли. помощники открыли дверь, и журналисты ворвались внутрь с фотоаппаратами. И тут у них вытянулись лица. Мы лежали тихо, как ангелы. Говорим им: "Привет! Мир вам, братья". Они в лице поменялись, ведь мы ничего не делали. Вы были одеты. Мы подумали, что это будет отличной шуткой, если большинство мировых особенно европейских и британских, выйдут с заголовками: "Женатая пара в кровати".

Такого еще никогда не было. Это было совершенно оригинальным и осознанным использованием поэзии в политическом и социальном контексте. Раньше никто так не делал.

До того мир пропагандировали вроде как вялые интеллектуалы.

Они распространяли листовки, которые никто не читал. Джон сказал: "Ну уж нет". Именно поэтому мы решили сделать все по-своему. И я думаю, у нас здорово получилось. "Прекратите этот абсурд. Идите домой. Нам не нравятся люди вроде вас. Сходите к врачу, он вас вылечит". Вы слышали? Здорово. Идите к доктору. Будьте нормальными. Сегодня мы идем к психиатру, может, он вправит нам мозги. Чертовски замечательно. Творческим гениям надо давать поблажку. Их надо судить не так строго. В Англии не особенно любят давать поблажку выходцам из рабочего класса. Сработает -хорошо. Не сработает плохо. Никто никогда не давал миру шанса, так? Никто не давал миру шанса.

Ганди пытался, Мартин Лютер Кинг пытался, но их застрелили. Но никто.

Но нельзя бороться за мир, сидя на огромном диване на 802-м этаже. А мы и не боремся. Мы просто говорим с революционерами, которые уверены, что за одну ночь можно сделать революцию, разрушая. разрушая все на своем пути. Так не получится. Так не получится. Мы долго думали об этом. Это самый лучший, самый эффективный и функциональный способ протеста против насилия, который мы сообща смогли придумать. Человек его калибра "Черт, я не буду сидеть сложа руки, пока мир вокруг меня сгорает в огне. Я буду действовать". На ту акцию, устроенную Джоном и Йоко, конечно же, набросились все, кому не лень. О них написали массу разоблачительных статей, но их поступок оказал огромное влияние на наше поколение. Помню, я просто оцепенел и подумал: "Наконец-то! Отлично придумано! Великолепно!" Мы и не думали, что наша акция будет такой успешной в Амстердаме. Нас обвиняли в том, что мы занимаемся глупостями. Пресса нас атаковала, порвала нас на части. Но то была наша миссия, мы должны были пойти на это. А потом мы повторили все снова. Мы хотели сделать это в Нью-Йорке. Но правительство США нам не позволило. Они знали, что произошло в Амстердаме, и не хотели пускать к себе никаких сторонников мира так нас назвало какое-то министерство по контролю над чем-то там. В итоге мы провели акцию в Монреале, и транслировали ее из-за границы. По кроватям, ребята. Они думали, что я подогрею революцию. Я же собираюсь ее охладить. Если мы заставим людей смеяться этого достаточно.

Счастье -это предвестник мира. Занимайтесь любовью, а не войной вот, что мы пропагандируем. Запомните это. Мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир, мир. Мир в ваших умах, мир на Земле, мир на работе, мир дома, мир во всем мире. Мы продаем мир, как мыло, Надо продавать его и продавать, пока домохозяйки не начнут думать: либо мир, либо война. Это два продукта. Помню, меня пригласили на акцию "В кровати ради мира". Братья Смотерс в ту пору были ярко выраженными антиправительственными ораторами. Я пошел туда и принимал участие в бесконечных беседах. Вы и понятия не имеете какой контроль существует в США над тем, что вы говорите, даже если выбираете выражения. Нет места для. Нет места и время для негативных мыслей. Надо просто сказать: "Слушайте, у нас все получится". Вот и все. У нас все должно получиться. Что вы можете сказать людям вроде Ричарда Никсона? Я бы сказал: "Сделайте что-нибудь позитивное мир гораздо выгоднее в плане экономики, мистер Никсон. Сделайте так, и вас будут обожать". И что ему надо сделать? Ему надо просто объявить мир. Он упростил свою идею до фундаментальных, доступных пониманию любого истин. И потому многие люди считали его идеи утопическими и наивными. Я искренне верю в то, что как только люди захотят мира и поймут, что они могут его получить, они его получат. Проблема лишь в том, что люди не осознают этого. Наивно ли желать мира? Наивно ли думать, что мы можем изменить мир? Что ж, возможно. Но так стоит думать хотя бы из-за самого мыслительного процесса и творчества, которое рождается из него. Как-то Джон сказал мне: "Когда я пою "Я хочу подержать тебя за руку", сотни миллионов людей слушают эту песню. Почему бы мне не спеть "Дайте миру шанс"? Ведь сотни тысяч людей будут слушать и эту песню". Мне эта фраза показалась великой. Ну та, где говорится: "Все, чего мы требуем дайте миру шанс". Они повторяли ее снова и снова. Это было просто замечательно. Дайте миру шанс. Кто этому сможет воспротивиться? Администрация воспротивилась. Правительство запугивает нас, втягивая в войны, на которых нам не нужно воевать, на которых мы не должны воевать. Иногда воевать необходимо, но в основном можно обойтись без этого. Почему бы не идти другим путем? Петь о гуманном обществе, петь о любви, петь о мире?

И внезапно этот клич услышат те, кто обычно поет "Воинственный гимн республики" и "Их глаза видели приход славы Господней". Для меня самый лучший момент в "постельной акции" наступил после того, как как все репортеры ушли, а в небе засияла прекрасная луна, полная луна. И лежа в кровати, мы смотрели на эту чудесную полную луну. Не было ни облачка. Просто красивое небо. И Джон сказал: "Правда, здорово?". И еще он говорил: "Мы будем общаться с миром вместе, нашу песню будут слушать Вот так оно все и будет". Он был очень, очень счастлив, что мы пропагандировали мир во всем мире и любовь, Сейчас более чем очевидно, что кровавая бойня во Вьетнаме зайдет в тупик. Этим летом противостояние закончится либо компромиссными переговорами, либо ужасающей эскалацией. И на каждый наш шаг эскалации, враг ответит тем же.

А это может означать либо вторжение на север, использование ядерного оружия, либо вовлечение в войну еще 100, 200 или 300тысяч американских солдат. И с каждым этапом наращивания конфликта мир все ближе и ближе подходит к глобальной катастрофе. Война была очень большой ошибкой. Мы отправились во Вьетнам, чтобы сохранить демократию, которой там не было. На самом деле, в южном Вьетнаме была монархия, при том жестокая. Мы воевали за идеалы, потерянные еще до того, как мы впервые вошли в эту страну. Никогда еще столько военной силы не было использовано так неэффективно, как во Вьетнаме. Если и сейчас, спустя столько времени, после всех этих жертв и стараний, конца войне не видно, значит, пробил час американскому народу выбрать нового лидера, не связанного с политикой и ошибками прошлого. Я обещаю вам, мы с честью завершим войну во Вьетнаме. Он баллотировался с обещаниями о том, что у него есть тайный план, как закончить войну, который он обещал открыть после выборов. Война сводила Людей забирали в армию. 50 тысяч американских солдат погибло. 50 тысяч. 40% молодых американцев, убитых во Вьетнаме, погибли в первые четыре года после того, как в 1968 году избрали Никсона. Совместно с южным Вьетнамом мы разработали по полному выводу всех наземных сил По мере того, как военная мощь южного Вьетнама будет расти, будет расти и темп вывода американских войск. Я не собираюсь объявлять сроки выполнения нашей программы. Сегодня мы встречаемся, чтобы снова говорить о неизменных ценностях, данных нам при рождении о жизни, свободе и стремлению к счастью. Мы встречаемся, чтобы объявить мир и положить конец войне не в абстрактном будущем, а прямо сейчас. Мне нравится нравиться. Я не люблю говорить то, с чем не согласно большинство. Когда сторонники мира пришли в Вашингтон, было бы легче всего сказать: "Я с ними согласен. Я сделаю все, что они захотят". Но президент должен делать то, что считает правильным. Ибо я верю, что иногда необходимо совершенно четко провести линию. Не для того, чтобы враждовать с теми, кто не согласен, но для того, чтобы дать понять, что в таких вещах, как самопожертвование, свобода и мир, компромисса быть не может. Помню, как однажды вечером я подходил к Казначейству, и по улице шли потоки Они все несли свечи. Это был своего рода символизм. В те дни я курил сигары. Я подошел к одному из тех людей, схватил его за запястье, взял его свечу и прикурил от нее свою сигару. Я посмотрел ему в глаза и сказал: "Вот и от тебя есть польза. У тебя есть предназначение". И пошел дальше. Таково было наше отношение к протестантам. Никсон всегда подчеркивал, что во время этих демонстраций он обычно смотрел или что-то вроде того. Но его очень беспокоили демонстрации. Они оказывали определенное влияние на Белый дом. Ты слушаешь, Никсон? Ты слушаешь, Агню? Слушаете вы, там, в Пентагоне? "Дайте миру шанс". Помню, как фотографировал миллионы людей на антивоенной демонстрации, которые пели эту песню, подняв руки. Эта песня стала национальным гимном антивоенного движения Подобно тому, как песня "Мы сможем преодолеть" стала в свое время национальным гимном движения за гражданские права. Пойте эту песню дома! Война закончится, если захочешь. Я подумала, что на основе "Война закончится, если захочешь" можно будет сделать плакаты. А Джон тогда сказал: "Нет, давай расставим щиты в разных городах всего мира". Он был таким, потому что думал глобальнее меня. Вот он и придумал это. Щиты поставят в 11 городах по всему миру. В Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Монреале, Торонто, Париже, Берлине, Риме, Лондоне, Афинах и Токио. А если повезет, еще и в Порт-оф-Спейн на Карибах. Мы там повстречали друга, который обещал все устроить. А откуда вы берете на плакаты и В данный момент, из своего кармана, но нам уже поступило несколько предложений о помощи. Люди спрашивают: "Сколько это стоит?" Точно не знаю. Но дешевле, чем человеческая жизнь. Он использовал для своих целей пристальное внимание СМИ к своей персоне. Что бы он ни делал, они на все обращали внимание. Но это вовсе не означало, что СМИ до конца понимали, что Джон и Йоко пытались сказать.

Наоборот, журналисты понимали их идеи по-своему. И то, что они понимали, им совсем не нравилось. Я так сильно обожаю вас. Мне жаль, что вам нравились наши старые прически, дорогуша, и вы думали, что я старик. Но говоря о зарабатывании на "Битлз". И вам нравилась песня "Ночь трудного дня". Но я уже вырос. А вы, очевидно, еще нет. Выросли? Да, ребята. И как высоко вы выросли? Мне 29 лет. Джон не был глупцом. Он знал, что люди будут воспринимать его как безумца. Но ему было все равно. Он считал, что как бы его ни воспринимали люди, это все неважно, по сравнению с его идеями. Если уж обо мне напишут на первой полосе, то пусть лучше напишут в контексте мира. Но вы же выставили себя посмешищем! Для кое-кого. Но мне все равно. Вы слишком велики, чтобы заниматься этим! Если это спасет чью-то жизнь. Вы же не думаете, что вы. О, Господи, вы живете в сказочной стране. Вы говорили с. Вы же не думаете, что спасли чью-то жизнь? Слушайте, скажите мне, что они пели на митинге протеста? На каком митинге протеста? В Вашингтоне. Тот, который был здесь. Большой такой. Они пели "Дайте миру шанс". Вашу песню, наверное. Да, и она была написана специально для народа. Так и знал, что вы заговорите об этом. Так они пели одну из ваших песен. Ну, если вы. Отличная песня, без сомнений. Но это все, что вы можете сказать об этом? О митинге протеста? Вы говорили, что в Америке серьезно относятся к движению протеста. Да, так и есть. Но они довольно беспечно пели беззаботную песню, которую я как раз и написал. И я рад, что они ее пели. Когда туда приеду, я спою ее вместе с ними.

В апреле 1970 года Никсон вторгся в Камбоджию, и в этот момент страна практически взорвалась. 4 мая 1970 года четверо студентов были убиты национальными гвардейцами в университете из-за протеста. Они протестовали против войны. Ну что вы хотите, 18-летние студенты, без царя в голове, выводят из себя 18-летних парней, вооруженных полуавтоматическими винтовками. Да, на них была униформа. Они были национальными гвардейцами. Малообученные. Они почувствовали угрозу, применили оружие. А что вы думали, должно было произойти? Мы думали, что этот неумолимый прилив всю Америку.

Но мы не предвидели ту реакцию, которая уже вызревала и была очевидна, если бы только мы открыли глаза. Все специальные агенты Федерального Бюро Расследований должны быть готовы к любым ситуациям. Безопасность нации, жизнь наших любимых зависит от них. У Гувера было свое понимание демократии, немного отличное от понимания других. ФБР, возглавляемое Эдгаром Гувером, как свидетельствуют теперь документы, а посему это вполне достоверный факт, стало особым инструментом, этакими полицейскими силами государства. Те, кто не был согласен с официальной политикой, подвергался надзору ФБР. Иногда говорят, что мистер Гувер спорная личностью. А я вот что скажу. Любой сильный человек, который борется за свои идеалы, любой, кто вступает в бой, когда наступают тяжелые времена, обречен на то, чтобы быть спорной личностью. В те дни ФБР действовало с подачи государства. Оно не просто собирало разведданные, а полагало своей миссией уничтожение инакомыслящих.

Все, кто тогда состоял в движениях антиправительственной направленности, знали о том, прослушивает телефоны, полное наблюдение, устраивает провокации, подставляет людей, используя легальную систему. Наше дело правое. Если мы сохраним веру в человечность, продолжим следовать божьим заветам, не забудем о подвигах наших предков, тогда мы сохраним наше наследие свободы. Оглядываясь назад, можно сказать, что то, что мы делали, было ужасно. Правительство нас использовало для того, чтобы остановить диссидентство, вот так все просто. Все было очень серьезно. Доходило до политических убийств. Вроде гестаповского убийства в Чикаго чернокожего активиста Фреда Хэмптона. Гуверу такое нравилось. Гувер именно это хотел слышать. Как его агенты нейтрализуют разные организации. Вопрос о том, правильно ли это или нет, нелегально ли, этично ли, аморально ли, не стоял, покуда их действия были эффективны.

В Америке нет места ни тем, кто робко требует мира любой ценой, ни тем, кто скандирует "Лучше быть "красным", чем мертвым". Нам нужны мужчины и женщины, способные на моральное возмущение, мужчины и женщины веры, мужчины и женщины преданности, мужчины и женщины с данными им Богом силой и упорством, чтобы сражаться за демократию. Когда мы приехали в Нью-Йорк, мы просто ликовали. Джон сразу же влюбился в город, и для меня Нью-Йорк тоже стал практически Мы встречались с артистами, разного рода подпольными политиками. Это было так здорово. Так что мы начали подумывать о том, чтобы остаться. Я почувствовал себя здесь, как дома, стоило мне только расслабиться и свыкнуться с мыслью, что я уже живу не в Англии, а далеко за океаном. К счастью, или к несчастью, тут говорят на английском, так что я быстро адаптировался. Именно тогда Джон почувствовал, что Нью-Йорк центр творческого мира. Во времена Римской империи все хотели жить в Риме, а не где-нибудь на задворках. В 1970-х годах все хотели жить в Нью-Йорке. Джон хотел тут остаться тоже. Он не хотел ввязываться в споры, но попал в кипящий котел. Он попал в самую гущу политического шторма, и его засосало. Проблемы у Джона Леннона начались не с его музыки, а с некоторых с которыми он завел дружбу.

Нас заставляют думать, что китайцы, нас заставляют думать, что вьетнамцы, нас заставляют думать, что Вьетконг это наши враги. Но они же мои братья, а не враги, понимаете? Поймите. Мы воюем против той империи, которая загрязняет и пытается разрушить этот мир и своих собственных молодых людей.

Мы воюем, Никсон. Помните это. Эбби Хоффман и Джерри Рубин были очень раскрученными политическими активистами. Они, поспешу заметить, были достаточно милыми людьми, но их ожесточили на которых они сражались несколько лет, причем публично. Мы встретились с ними, оба очень нервничая. И я подумал, что не хочу. Я должен быть осторожен. Мне совсем не хочется встречаться с сумасшедшими бомбистами. В конце концов, мы встретились с ним. Очень нервничали. Но были приятно удивлены, что они совсем не соответствуют своему газетному образу, так же, как и мы. Я встречал многих людей, о которых составлял впечатление по газетам, хотя и понимал, что напрасно, ведь и о себе в газетах я читал много чепуху. В общем, мы встретились и поняли. Поняли, что в них присутствует артистизм. Что они очень чувствительны. Мы сразу же сказали им: "Да вы прямо как артисты. Пишете книги. Играете, как в театре. Прямо как артисты". А они нам: "Ну а вы, двое артистов, кажетесь нам революционерами". После встречи с Хоффманом и Рубином, Джон и Йоко превратились в совершенное оружие в руках двух политических ассов. Джон и Йоко пришли к ним с лозунгом "Дайте миру шанс". А те подумали: "Ну вот у нас появилось и еще одно оружие против правительства". Лежащий на столе нож еще не представляет собой угрозу. Требуется осознанное действие человека надо взять нож и перерезать им кому-нибудь глотку. На него смотрели, как на средство. В тот момент им манипулировали с тем, чтобы помешать Соединенным Штатам выиграть войну во Вьетнаме и установить порядок и стабильность дома. Йоко и мне посчастливилось повстречаться с этим человеком несколько недель назад, может, месяц назад. И мы поняли, что он замечательный парень, и ему есть, что сказать. Он занимался совсем не тем, что о нем писали газеты. Мы приехали прямо из Англии. Фонд занимался много Раздавал людям еду, вел образовательные программы. Мы подумали: "Что ж, посмотрим на этих людей с другой стороны". Человек, которого мы хотим представить, наш хороший друг. Надеюсь, он станет и вашем другом. Это Бобби Сил, председатель партии "Черная пантера" вот он! Бобби Сил добавил в уравнение куда более опасный аспект куда более прямую, физическую угрозу. Он был гораздо более опасен, чем другие. Если мы говорим о загрязнении, то давайте говорить в историческом аспекте о загрязнении фашизмом. Об историческом загрязнении войной, об историческом загрязнении голодом во всем мире, об историческом загрязнении убийствами об историческом загрязнении, которому нас, бедный, угнетенный народ по всему миру, подвергали в течение стольких лет. Это загрязнение основа природного загрязнения, загрязнения мира и Вселенной. Единственный выход гуманная народная революция. Мы с Джоном находили его очень, очень умным парнем. И мы общались с ним на должном уровне. Это была одна из так называемых коалиций персонализированного типа.

Он мне открыто говорил: "Я хочу помочь. Хочу раздобыть денег и пожертвовать их, да сделать все, что угодно, чтобы помочь вашему делу, потому что оно правое!" Он проникся нашими идеями во время наших бесед, когда мы рассказывали ему, чем мы занимаемся. Какова политика партии "Черная пантера"? Ведь многие люди не знают. Политика? лучше говорить о философии. О философии. Основа нашей философии в том, что мы называем интеркоммунализмом. Мы не националисты. Мы не верим в национализм. Национализм или государственность и все, что с этим связано сродни превосходству, сродни расизму, сродни сектантству. Это то, о чем я сказал в своей песне. Так что мы не такие. "Представьте, нет стран". Думаю, именно тогда мы стали друзьями, понимаете? Мы нравились друг другу. Мне нравился Джон. Этот парень защищал то, что мне казалось необходимым и значимым во времена движений протеста.

Если вы берете в свою команду Бобби Сила, будьте готовы к тому, что каждый коп будет вас ненавидеть, каждый представитель закона на Земле будет выступать против вас, и характеризовать ваши действия в контексте того, что вы связались с истинным врагом государства. Он мог бы просто заниматься музыкой, не употреблять наркотики, держать рот на замке по поводу того, что ему не нравится в Соединенных Штатах. "Не связывайся с политикой. Пой свои песни и не высовывайся". Все было бы Но когда он начал финансировать людей, которых мы пытались посадить в тюрьму, ситуация стала серьезной. Сама мысль о том, что самой большой, самой могущественной империи в мире, Соединенным Штатам Америки, может серьезно угрожать писатель, интеллектуал, певец и художник, просто смехотворна. Это же просто шутка. Но она показывает, как сильно они нервничали. Власти боялись его просто потому, что ему было, что сказать. Боялись. Они не боялись людей вроде Мика Джаггера. То были простые музыканты, волосатые придурки, бесящиеся с жиру. Джон же был другим. В его утверждениях содержалась интеллектуальная сила. Любой, кому не по душе эта страна, может либо катиться отсюда, либо заткнуться. Именно так мы все в то время думали. Именно так они и говорили: "Что этот иностранец делает здесь? Поет свои грязные песни и критикует нас и нашу войну?" Как известно, патриотизм последнее прибежище негодяев. И я имею ввиду настоящих негодяев, вроде Никсона. И многие люди в наши дни разыгрывают ту же партию. "О, это непатриотично. Непатриотично". Джон Леннон! Йоко Оно!

Мы пришли сюда не только для того, чтобы помочь Джону, и рассказать, что происходит, но и для того, чтобы сказать вам всем: апатия не выход, мы должны что-то предпринять. Итак, "власть цветов" не сработала. Ну и что? Начнем все сначала. Эту песню я написал для Джона Синклера. Я стал культурным активистом. общинным активистом в Детройте 40лет назад. Мы хотели, чтобы они прекратили войну, и чтобы люди любили друг друга. Так что мы начали пропагандировать легализацию марихуаны, сами употребляя ее в больших количествах. Наверное, то было не самое мудрое решение. Надо заниматься либо одним, либо другим, если хочешь преуспеть хоть в чем-то. Меня постоянно арестовывали за хранение марихуаны, а потом взяли за то, что дал два косяка переодетому полицейскому. Его на два с половиной года посадили в тюрьму за то, что выкурил два косяка! Есть такое понятие "солидарность слюны". Если одного курильщика травки засадили в тюрягу, значит и всех нас туда засадили. Меня приговорили к 9 с половиной годам в июле 1969 года и послали в тюрьму особо строгого режима. Меня объявил угрозой обществу апелляционный суд в Мичигане. А теперь "Джон Синклер". Расслабленно и с чувством. Вкрадчиво. 1, 2, 1, 2, 3, 4. Это был 12-часовой концерт. Он шел в прямом эфире по всему штату. За день до концерта Джону Синклеру было отказано в апелляции. Верховный суд Мичигана не хотел его выпускать. А потом. все произошло очень быстро. Волна публичного мнения развернулась в мою пользу почти на 180 градусов. Обычные люди вдруг подумали: "Этот парень из "Битлз" поет о деле того парня в тюрьме. Должно быть, что-то тут не так". В понедельник утром Верховный суд Мичигана принял другое решение и выпустил Синклера на свободу. Именно тогда ФБР начало осознавать силу Джона и Йоко. И в особенности Джона. Мы утверждаем 26-ю поправку к Конституции Соединенных штатов. Эта поправка, как вы знаете, предоставляет право голоса на выборах всем молодым людям в возрасте от 18 до 21 года. Как только ее подтвердит Администрация общих служб, мы получим 11 миллионов новых избирателей. Никсону пришлось столкнуться с огромным электоратом, с которым он никогда ранее не сталкивался, с молодыми людьми от 18 до 21 года, самыми преданными поклонниками Джона. Существовала опасность, что Джон мог расшатать общество, что он мог повлиять на него, что он мог поставить под сомнение политическое существование Ричарда Никсона. Если бы я был Никсоном и решил составить список своих злейших я бы поставил Леннона на первое место. Еще пару лет назад вы бы сказали: "Зачем голосовать? Это бессмысленно". И я думал точно так же. Я никогда в жизни не голосовал. Но теперь я повстречал вас и многих других людей, которые говорят, что надо голосовать. Мне не кажутся уж очень радикальными такие перемены. Два года назад вы говорили: "Не голосуйте", а теперь призываете голосовать.

На сей раз, раз уж голосуют 18-летние, возраст должен быть снижен до 12 лет. Мы полагаем, что все молодые люди должны голосовать, как один.

Нам не следует голосовать за кандидата, который автоматически не выведет войска из Вьетнама. И нам надо присутствовать на обоих съездах в Майами и Сан-Диего. Без насилия, но так, чтобы нас заметили, и чтобы обратили внимания на проблемы. Успех с освобождением Синклера из тюрьмы при помощи концерта вскружил им голову. Помню, в Нью-Йорке прошло несколько собраний, где обсуждалась возможность проведения турне. Достаточно крупного турне. Мы думали, что, может быть, сможем организовать его так, чтобы следовать по пятам за Ричардом Никсоном по всей Америке, во время его президентской компании 1972-го года. Наша задача показать народу, что надежда еще есть, что нам надо действовать. Мы должны изменить их мышление. Сказать им: все в порядке, вместе мы можем все изменить. То, что "власть цветов" потерпела неудачуеще не конец. Это только начало. Мы в самом начале революции. Мы в самом начале перемен. Они апатичны, потому что молоды. Они думают: "Раз не вышло сразу, значит, все кончено". Нам надо вновь пробудить в них интерес к новому, именно поэтому мы поедем в турне. И мы хотели завершить его трехдневным бесплатным рок-фестивалем неподалеку от места проведения Национального республиканского съезда. Из Америки наша идея перекинется на весь мир. Да здравствует революция! Мы думали, что Леннон почти всегда был под кайфом, и с головой у него проблемы. Но поскольку он был заметной фигурой, все его действия отслеживались. Они точно не хотели, чтобы сотни, тысячи, миллионы молодых людей посетили этот антисъезд. Да еще такой, где будет выступать сам Джон Леннон. Не думаю, что он осознавал силу американских политических кругов.

Не понимал, на что они готовы пойти, чтобы заставить его замолчать. На какие тайные операции. Мы знали наверняка, что наши телефоны прослушиваются. Но мы и предположить не могли, что они предпримут против нас. Вы думаете, что вас провоцируют, Джон? О да, меня провоцируют. Сначала за мной всюду следовала машина. Мой телефон прослушивался. Думаю, они хотели меня напугать. И я испугался, стал параноиком. Люди думали, я сумасшедший. Ну, они всегда так думают, но тогда еще больше. Типа, а ну, Леннон, этот большеголовый маньяк. И кто же тебя преследует? Что им от тебя нужно? Вот что я хочу сказать. Что им нужно? У них со мной не было никаких проблем. Я удивился, когда услышал, что за Ленноном следили, что его телефон прослушивался. Так же, как, когда узнал, что и за Мартином Лютером Кингом следят. Такого рода вещи, которые инициировало ФБР, казались мне ненужными и очень рискованными. Для чего все это? Я не могу ничего доказать. Я просто знаю, что подвале постоянно что-то ремонтируют. И когда поднимаю трубку, могу отличить нормальный телефон от прослушиваемого по шуму. Открываю дверь, а там парень стоит на другой стороне Сажусь в машину, а они едут за мной и даже не прячутся. Вот я и стал слегка параноиком. Они хотели, чтобы я видел, что за мной следят. И внезапно я понял, насколько все серьезно. Они доставали меня так или иначе. Они меня изводили. Помню в какой-то момент Джон сказал мне: "Если что-нибудь случится с Йоко или со мной это не несчастный случай". Когда мы узнали, что больше всего они были заинтересованы в срыве наших планов, тогда и поняли, что это было не простое наблюдение. Они предпримут агрессивные шаги против нас. Эта история, с точки зрения Белого дома, по крайней мере, начинается с письма, написанного сенатором Стромом Тюрмондом.

Конгрессу давно уже пора разобраться с деятельностью радикальных "левых", с целью разработки нового законопроекта, который бы защитил от скрытых посягательств врагов. Он был видной фигурой в стане "правых". А влияние "правых" в 70-е годы в политике США значительно возросло. Стром Тюрмонд был республиканским сенатором в сенатской подкомиссии внутренней безопасности.

Он был в курсе что планировал Леннон вместе с Джерри Рубином, Эбби Хоффманом и другими для своего концертного турне. Об этом Стром Тюрмонд и написал в Белый дом. И именно он предложил положить этому конец. Нота, посланная Тюрмондом в Белый дом, заканчивалась так: "Если мы прекратим действие визы Леннона, это будет стратегической контрмерой". Однажды к нам в дверь постучали. Мы не открыли, а просто спросили: "Кто там?" "Иммиграционная служба". И пришелец просто просунул нам под дверь бумагу, потому что мы так и не открыли. Может быть, поэтому. Мы посмотрели, а там уведомление. Уведомление о депортации. Мы посмотрели друг на друга: "Что же делать?" Нам стало очень-очень страшно. Джон, что вы сказали? Вы сказали, что шокированы? мы были слегка шокированы. Думаете, вас депортируют?

Без понятия. Может, очередная их уловка. Не знаю. Мы пойдем. А то опоздаем. Увидимся, когда выйдем. Если захотите. А мы сможем поговорить? Нам надо кое о чем позаботиться. Служба иммиграции и натурализации планировала организовать показательный суд и выпроводить Джона Леннона с публичным скандалом. Они хотели выставить его нежеланным иностранцем, потому что он жил не так, водил дружбу не с теми, занимался не той политикой. Они собирались проиграть несколько его А большинство из них были враждебными к никсоновской администрации. Что вы чувствуете по поводу судебного преследования на эмоциональном уровне? Такое ощущение, что я снова в школе. Я все время попадал в неприятности так или иначе. И вот меня снова отвели к директору. Только на сей раз меня не выпорют. Больше меня не порют. Суд не произошел по двум причинам. Во-первых, потому что следователь, единственный трезво мыслящий человек в том подумал, что публичный процесс может привести в неистовство американскую молодежь. А во-вторых, им не захотелось тратить на него столько денег и времени ведь они и без того могли выкинуть Леннона из страны. В конце 60-х в Лондоне, в отделе по борьбе с наркотиками, служил один охотник за головами, не очень высокого ранга. Отдел только открыли. Там всего и были-то две ищейки. И вот этот коп специализировался на ловле поп-звезд. Стал даже популярным. Некоторые звезды действительно хранили наркоту дома, у некоторых ее не было. Но ему было все равно. Надо былоон ее подсовывал. он сделал это и со мной. Ведь в то время у меня вообще не было наркотиков. Мы и понятия не имели, что это давнее дело нам аукнется. Да еще как! В Англии меня осудили за хранение наркотиков и оштрафовали на 100 долларов. То есть, на 100 фунтов. Именно это вам мешает? Именно в этом все дело. А не в том, что я нарываюсь на неприятности. Это дело мешает вам остаться? Его проблема сводится к пристрастию к марихуане. И пока она существует, никакого смягчения в этом деле не ожидается. Если бы его четырежды штрафовали за превышение скорости или еще что. Я бы мог выдумать какие-угодно нарушения, будь он гражданином США. Надо было найти, каким образом это сделать, отыскать его слабое место, его ахиллесову пяту. Так оно все и было. Все это подготовило Джону Митчеллу и всей толпе почву для атаки на Леннона. Джон, за что вас депортируют? Официальное объяснение что-то насчет того, что меня в Англии штрафовали за травку. Но реальная причина в том, что я -сторонник мира. Вы не предполагаете, что правительство, возможно, просто сводит с Ленноном счеты? Совершенно исключено. Точно так же мы бы поступили со всяким, кого осудили за наркотики. Нашего адвоката зовут Леон Уайлдс. Он не настолько радикален, как Уилльям Канстлер. Ничего подобного. Мы обратились к юристу, разбирающемуся в вопросах иммиграции. И он был очень удивлен, Он проработал в этой области Его возмутили некоторые процессы в нашем деле. Я взялся за дело, потому что это был вызов. Меня очаровали эти необыкновенные люди. Да и такое дело, как у них, никогда еще ранее не рассматривалось американским судом. Вы говорите, что постоянно попадаете в неприятности. Почему так? У меня просто такое лицо. Людям никогда не нравилось мое лицо. Почему? Учителей оно просто бесило. Это потому, что вы против власти государства? Видимо. И это читается на моем лице. Сначала я сказал им, что скорее всего мы это дело проиграем. Потому что большинство моих клиентов все равно депортируются. Если они проиграют это конец.

А если захотят оспорить решение, их ждет комиссия по иммиграционным апелляциям. Там рассчитывать на что-либо практически не приходится. постоянно пытался предложить "Может, вам, ребята, стоит смягчить риторику?" "Мы объявляем о зарождении концептуальной страны Новотопии. Гражданство новой страны можно получить, заявив о том, что вы знаете о ее существовании.

У Новотопии нет владений, нет границ, нет паспортов. Только люди. В Новотопии нет законов только космические. Все жители Новотопии ее послы. А потому, как два посла Новотопии, мы просим дипломатической неприкосновенности и признания нашей страны и ее народа". Посольство Новотопии, Уайт-стрит 1, Нью-Йорк. Йоко потом извинилась передо мной и объяснила: "Поймите, когда вы представляете артистов, их поведение не всегда предсказуемо". И я ответил: "Может, и не всегда предсказуемо, зато всегда приятно". А что флаг означает? Что означает флаг? Капитуляция и подчинение. Мне стало совершенно ясно, что это человек глубоких принципов. Что он понимает это все незаконно. Это надругательство над законом. Он хочет ему воспротивиться и сделать так, чтобы все об этом узнали.

Они даже изменили собственные правила игры, чтобы добраться до нас. Это потому, что мы сторонники мира. Так вы считаете, что вас преследуют из-за антивоенных убеждений, а не обвинений в хранении марихуаны? Знаете, у меня есть несколько приятелей в поп-бизнесе, у которых такие же обвинения, что и у меня. Но их почему-то свободно впускают и выпускают. И они либо не разделяют моих взглядов, либо просто не говорят о них. Теперь вы прекратите высказываться против войны? Меня ничто не остановит. Будь я здесь или где-либо еще, я всегда буду чувствовать то же самое. Мир это большая семья. Мы любили его таким, какой он был. И каким он стал в то время. Он маршировал с нами, он шел рядом. Он выступил против этого могущественного правительства, которое совершило ужасную ошибку, втянув нас в глубоко аморальную войну. Он не отступил. Здорово, что вы пришли, несмотря на дождь. Я где-то читал, что антивоенное движение закончилось. Мы здесь, чтобы вернуть ребят домой.

Но не будем забывать и о машинах. Верните домой машины, вот тогда это будет уже что-то. Верните парней домой! ..единственные, кто может это сделать.

Дело не столько в том, что Леннон критиковал политику США, сколько в том, что он пожинал на нашей земле плоды своего успеха, и мы давали ему все благосостояние и прочее, а он нас поносил. И мы думали: "Хочешь поносить? Возвращайся в Лондон. Возвращайся в Ливерпуль". Мне тут нравится, потому что тут рождается музыка. А она постоянно оказывала влияние на мою жизнь. Она привела меня туда, где я сейчас. Мне нравится этот город. Я хочу жить тут. У меня тут много друзей, так что я хочу остаться. Статуя Свободы.. Добро пожаловать. Я даже захватил с собой наличность. Ему постоянно приказывали покинуть страну в 60 дней в течение всего 1972 года и даже в 1973-м. Нашу реакцию на действия правительства на прошлой неделе очень-очень лаконично изложил "Уолл-стрит Джорнал" в редакторской колонке за 28 марта 1973 года.

Там говорится: "Нам трудно поверить в то, что власти не могут законными методами разрешить столь необычную ситуацию. А если закон не отражает простую человеческую справедливость, значит, этот закон необходимо изменить". Да, на тот момент дело продвигалось очень сложно. Адвокат просто продлевал сроки нашего пребывания. Это было очень мудро, прежде всего тактически. Я не понимаю закона, потому что он очень ограниченный. И я не пытаюсь. Я не могу выразить. Не могу понять. Не знаю. Похоже, все происходит по Кафке. Постоянная бюрократия, она все не кончается и не кончается. Они не знают, куда повернуть. Игра началась и надо доиграть ее до конца. Я говорил с Джерри Рубином и Эбби Хоффманом о том времени. Они рассказывали, что хотели найти новые способы, как эффективнее остановить войну.

Джерри Рубин придумал одну вещь, которую окрестил политическим Вудстоком и которую думал провести по-соседству с национальным республиканским съездом. Они хотели, чтобы мы отправились в Майами, мы все время отнекивались. Но Джерри, в силу политических причин, уже объявил о том, что мы приедем. Они думают, что мы поедем в Сан-Диего или Майами. Но мы никогда не обещали. Так что не поедем. Мы и не думаем джемовать с Диланом, потому что вокруг столько шумихи. Мы не обещали, что поедем. Вот и все. Джон и я, мы поняли, что это будет очень и очень опасно для нас. У нас было четкое ощущение, что если поедем на слет республиканцев, мы подвергнем угрозе свои жизни. Знаете, Джон сказал: "Все, чем я действительно хотел заниматься всю жизнь это играть в рок-н-ролльной группе". И добавил: "Это я не позволю им у меня отнять". Сама основа его существования встала под угрозу из-за того, что они пытались с ним сделать. Теперь понятно, что Ричард Никсон победил на этих выборах. Наши данные свидетельствуют: нынешний президент одержал убедительную победу. Проигрыш МакГоверна и переизбрание нас очень расстроило. Потому что, по большому счету, Соединенные Штаты. точнее, их политика, оказывает большое влияние на весь мир. И в этом контексте мы были очень разочарованы.

Как только Никсона переизбрали, ФБР потеряло интерес к Леннону и закрыло его дело. Однако иммиграционная служба очень бюрократичный аппарат. Им дали поручение они его выполнят. Они и выполняли. Пытались выдворить Леннона еще года полторадва. Я до сих пор должен все опротестовывать. Время от времени мне говорят: "У вас есть 30 дней, чтобы убраться". Мой адвокат подает апелляцию, и мы с ним мотаемся по судам. И так до бесконечности. Терри Саутерн хорошо сформулировал. Это возня делает консерваторов счастливыми, потому что они борются со мной и моими идеями. Да и либералы довольны: меня до сих пор не выкинули из страны. Так что все счастливы. Ему было бы проще всего незаметно вернуться в Англию, он он решил бороться за свои права. И я рад, что он выбрал борьбу. Леннон и его юристы перешли в наступление. Они подали несколько интересных исков. Я подал в суд на генерального прокурора Митчелла и на других, обвинив их в заговоре с целью пустить на самотек дело Джона и Йоко и незаконно выдворить их из США. Каковы, по-вашему, у вас шансы остаться в стране? 99 к 1. За или против? Почему? Потому я, как обычно, полностью уверен в себе.

У нас была возможность изучить записи того дела. И вот, где-то в толще досье Джона, под грифом "совершенно секретно", были документы, ведущие к самому президенту Никсону. Это были доказательства грубого вмешательства в дело о его депортации и предвзятости. Самые важные документы в досье ФБР на Леннона рапорты, адресованные Белому дому и подписанные Эдгаром Гувером. На прямую их не слали Ричарду Никсону. Их слали некоему Г.Р. Холдеману, помощнику президента.

Этот Холдеман был самым важным человеком в Белом доме, если вы хотели достучаться до Никсона. Так что когда Гувер отдавал Холдеману рапорт со словами: "Вот наши заметки о ходе дела по выпроваживанию Леннона из страны", он делал это только потому, что о ходе дела желал знать Никсон. Не скажу, что главной целью политики никсоновской администрации было спровадить Леннона Думаю, они делали это потому, что в целом были подлыми людьми. Я ничего не знал об Уотергейтском скандале. Вот вам президент США, Ричард Никсон, пришедший к власти нечестным путем, даже криминальным. В своем длинном выступлении от 22 мая мистер Никсон признался в том, что ранее одобрил прослушивание телефонов и даже проникновение в частные дома в целях обеспечения национальной безопасности. Разве другие президенты не нарушали закон, не подстраивали его под себя? Уверен, нарушали и подстраивали. Но было ли еще когда-либо совершено столько криминала во времена правления других президентов? Я вас умоляю, они совершили проникновение со взломом, а потом уничтожили правительство США и все прикрыли. Вот тот контекст, в котором следует оценивать то, что они могли сделать с Джоном Ленноном. Служба иммиграции и натурализации, сам Никсон и все его люди выступали против Леннона потому, что он не был и их идеалам. Но истинное неуважение к США выказывали Никсон, Гувер, Служба иммиграции и прочие люди, связанные Ведь они извращали и искажали Конституцию. Именно их попрание основных принципов свободы и было неуважением к этой стране. Поэтому завтра я сложу с себя полномочия президента. Вице-президент Форд займет мое место. Леннон был прирожденным врагом тех, кто правил Соединенными Штатами. Он олицетворял то, что они ненавидели. Он нес жизнь, поэтому достоин восхищения. А господин Никсон. да и господин Буш несут смерть, и это очень плохо. Расскажу вам, как это дело завершилось. Мне позвонили из апелляционного суда и сказали: "Мы вынесли решение по вашему делу. Вы выиграли". Я позвонил Джону, он меня спросил: "Стой, что значитвыиграли? Ты же сказал, что мы проиграем". И я ответил: "Да, потому что не хотел, чтобы вы надеялись понапрасну". А он мне: "Леон, я сейчас еду в нью-йоркский госпиталь. Йоко вот-вот должна родить. Я перезвоню тебе оттуда". И вот в 5:30 он позвонил: "Это Джон". Я спросонья не понял: "Какой Джон?" "Джон Леннон. У меня родился чудесный сын". В тот день у него был собственный день рождения, родился его сын и он выиграл дело в суде. Помню лицо Джона. Помню, как он был счастлив. Был его день рождения, у него родился ребенок это было невероятно. Никогда ранее я не видела его таким. Он был как мальчишка такой счастливый. 27 и7ля 1976 года Джону Леннону наконец-то вручили вид на жительство, "зеленую карту", которая на самом деле была голубой, помощника директора, и он пообщался с прессой. Вот из-за чего весь сыр-бор. В конце концов, спустя долгих четыре с половиной года борьбы, Джон Леннон получил "зеленую карту", разрешающую ему постоянно проживать в США. Так держать, братишка. Вот он выходит, стоит на ступеньках здания федерального суда. Боже мой, он победил Джона Митчелла и все эти силы зла и сможет остаться в стране. Пользуясь возможностью, хочу поблагодарить всех детей и поклонников, которые писали сенаторам петиции, которые все эти пять лет боролись за меня, без оплаты и прочего. Просто за улыбку. Вы не держите зло на Строма Трюмонда и Джона Митчелла за то, через что вам пришлось пройти? Нет. Я верю в то, что время лечит раны. Джон очень гордился Шоном. Между ними установились невероятно теплые и близкие отношения. Это было прекрасное время. Смотрю, вы меняете подгузники. Это приятное занятие? Я думаю, многие бы заплатили, чтобы только не делать этого. И где же вы взяли такой наряд, позвольте узнать? Полностью согласен. Да. Это так здорово, правда? У Джона, Шона и у меня у нас началась фантастически милая и замечательная жизнь. Между нами появилась небывалая близость. Но в то же время нам постоянно хотелось все время проводить вместе. И мы проводили. Из Вашингтона вечерние новости СВS с Уолтером Кронкайтом. Добрый вечер. Смерть человека, который пел и играл на гитаре, затмевает сегодняшние новости из Польши, Ирана и Вашингтона. Бывший участник "Битлз", 40-летний Джон Леннон был застрелен прошлым вечером неподалеку от своей квартиры в Нью-Йорке. Предполагаемый убийца бывший охранник и печатник, проживавший на Гавайях. Новость о смерти Джона Леннона вызвала волну шока и траура по всему миру. Думаю, мы правильно устроили демонстрацию. Мы все вместе по всему миру слились воедино. Будто бы образовали кольцо по всему миру.

Очень сильное кольцо. Я думаю, они пытались убить Джона. Но не смогли, потому что его идеи живут до сих пор.

А теперь все вместе! Мы можем этого добиться завтра или сегодня! Громче! Еще громче! Да! Снова! Отлично. Замечательно!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Думаю, что вы можете пока устроиться в этом офисе.

Стикеры для важных документов, потом маленькие стикеры, потому что ты пишешь мельче. >>>