Христианство в Армении

Вы и понятия не имеете, как сильно я вас всех люблю.

Они снова взялись за дело В ролях: Мелина Меркури Питер Устинов Максимилиан Шелл Роберт Морли Жесс Хан Жиль Сегал Аким Тамирофф Он все еще ждет свою медаль в Стамбуле Композитор Манос Хаджидакис Продюсер и режиссер Жюль Дассен Производство "Юнайтед Артист" Алан Кордьюнер Тимоти Сполл Лесли Менвилл Венди Ноттингем Кевин МакКид Ширли Хендерсон Дороти Аткинсон Мартин Сэвидж Элинор Дэвид и другие КУТЕРЬМА Лондон, пятое января тысяча восемьсот восемьдесят четвертого года. Сэр Артур, куда вы? В театр, Луи. Вы не можете! Я должен! Вам нельзя вставать! Горячего кофе, покрепче. Не двигайтесь. Клотильда, еще кофе. Сэр Артур, чашку. Спасибо. Благодарю. Не спешите. Я не могу не поехать. Не волнуйтесь за меня. Поймайте кэб. Добрый вечер, сэр. Артур, разумно ли это? Это безумно. Ты будешь дирижировать? Я, и никто другой.

Я всем сообщу. Вот, выпейте. Спасибо. Мне лучше, Фрэнк. Ваши перчатки. Спасибо. Мы этого не ожидали. Оператор Дик Поуп. Автор сценария и режиссер Майк Ли Разрешите, мистер Кук? Разрешаю, Шримп. Войдите. Пять минут, мистер Гроссмит. Добрый вечер. Это, несомненно, будет успех. Спасибо. До свидания. Мне что, расцеловать осветителей? Держитесь, сэр Артур! Выпейте бренди. Что случилось?! Сейчас он придет в себя. Доктора Линча сюда. Только послушай! Сегодняшняя " Таймс". " Принцесса Ида" , вероятно, продержится еще с год, исправно пополняя сокровищницу " Савоя". На нее сбежится весь Лондон, не говоря уже о провинции, о наших американских собратьях и гостях из Европы. Все, кто как-то связан с этим событием, по меньшей мере весь год будут пожинать плоды". Да будет так! Прекрасно, Вилли! Сладкая лесть, Люси. Вот, слушай. " Опера стоит на первом месте среди развлечений лондонской публики. Но нельзя сказать, что за последние годы она хоть сколько-нибудь изменилась к лучшему. Слова и музыка явно говорят об усталости и автора, и композитора. Артур Салливан способен лишь на слащавые мелодии, и далеко не одной арии в его " Принцессе Иде" недостает свежести и непосредственности "Пиратов из Пензанса" , " Терпения" , " Иоланты" или "Чародея" его лучших работ". О, неужели? "Или самой популярной из них, " Пинафора".

Уильям С. Гилберт в который раз подтверждает свой титул " короля кутерьмы". Премного благодарен!

"Но по сравнению со старыми каламбурами, его нынешние лучше отшлифованы, а потому уже не так смешны. Да и сюжет, к тому же, скучнее некуда!" Пиджен, сожгите это! Твой ужин остынет! Представление пользуется успехом. Зал полон, доходы растут. Прекрасно. У нас впереди гастроли по трем пьесам. И четыре мы репетируем. Превосходно. Нью-Йорк жаждет услышать "Иду". Нью-Йорк? Очень хорошо. Хелен составила программу на год. Неутомима, как всегда. Это моя работа. Чаю, мисс Ленуа? Нет, спасибо. Вынужденное заключение тебя не тяготит, Артур? Чем ты занимался? Я принял несколько решений. Новый Год, правда, давно позади. Лучше поздно, чем никогда. И что же это за решения? Пожалуйста. съездить на Континент, как только позволит здоровье. Разумно. Знаю. Второе: подыскать загородный дом, где я мог бы отдыхать летом, не пересекая Ла-Манш. Третье: делать зарядку. Очень своевременно, Артур. Цитирую твою книгу, Д'Ойли: больше ходить. Будут ли еще решения? Больше никаких опер для " Савоя". А пятое решение? Слетать на Луну в ночной рубашке. Я не шучу. Я напишу величайшую оперу. Люди ждут ее от меня, я не могу подвести их. Довольно растрачивать себя на избитые мотивы. Я более двадцати лет не писал симфоний. Но эти двадцать лет принесли большую прибыль. Артур, ты сделал бы и не то, если бы умел правильно распоряжаться временем. Мое время не бесконечно. И я хочу наполнить его тем, что мне важно. Театр " Савой" для тебя не важен? Работа с Гилбертом меня убивает. Работа с ним кого угодно убьет. Для тебя не важен твой контракт с Д'Ойли и мистером Гилбертом? Сейчас важнее всего твое здоровье. Поезжай на юг Франции, отдохни. Обсудим все прочее после. Я-то отдохну, Д'Ойли, и я вернусь, но обсуждать нам будет нечего. Ты ужинал сегодня в " Стейк-клубе"? Да, и был разочарован. Ты пропустил карри из кролика мисс Джад. Мне кажется, что за моей спиной все смеются. Тебе немного осталось на ланч. "Король кутерьмы" какое унижение. Ты неважно выглядишь. Я в полном порядке. Я немного смотрел из-за кулис. Первый акт. Все шло на удивление неплохо. Вот, видишь. Хочешь, я тебе почитаю? Не надо, не буду больше мешать. Ты, наверно, устала. Нет, ничуть. Я не вправе обременять тебя заботами. Глупости. Для того я и здесь. Откройся своей Китти. Не знаю, ради чего я стараюсь. Говорят прыгать прыгай. Доброй ночи, дорогая. Доброй ночи. Леди Колин убеждает нас начать курить. Она пишет статью для " Субботнего обозрения" , где предполагает, что никотин это дар богов, и если мужчинам дозволено наслаждаться его бодрящим эффектом, то почему нельзя женщинам? Моя бедная дочь теперь уверена, что сигарета укрепляет согласие в браке. К алтарю она тоже пойдет с сигаретой? Не приведи Господь. Леди Колин не переспорить. Она не может постичь, почему ирландцы голодают, когда в море столько рыбы.

Возможно, она в чем-то права. Хорошие новости из Дублина. Черчилли возвращаются в Лондон. Прощены, но не забыты. Надеюсь на это. Уинстону уже одиннадцать, он весь покрыт веснушками и не признает авторитетов. Мне будет не хватать этого аромата. Сицилийские лимоны. Ты выбрал своего Бетховена для Филармонического Общества? Вообще-то, да, выбрал. Номер два? Номер семь. Хорошо. Он драматичнее. Это и будет твоя работа на время отъезда? Это и только это. Не хочешь взять с собой мистера Гилберта? Ни за что. Он слишком тяжел. Кстати, о еде. Не мне об этом говорить. Конечно, нет. Каким поездом ты едешь? Первым же. Встаю в семь.

В Париже будешь в три тридцать. Где-то так. Как ты думаешь провести первую ночь на свободе? Пожалуй, займусь спортом. Как тебя зовут? Мадемуазель Фромаж, месье. Мадемуазель Сыр? Не может быть! Это правда! Мадемуазель Сыр! Какой сорт сыра? Полагаю швейцарский? С маленькими дырочками? Очаровательно. Мой голос. Я сорвал голос. Перестарался. Чем меньше зрителей, тем больше усилий. Я крайне недоволен собой. Надо было знать меру. Надрываюсь, тщетно пытаясь вызвать какой-то отклик в ком? В двух колониальных епископах, двух старухах и пьяном уличном торговце! Которые заплыли от жира, как рождественские гуси! Торговец ушел после антракта. -Ушел? Ха! У него явно есть вкус. Дать тебе морской воды для полоскания, Дики? Не надо, мой друг. Это напоминает мне о детстве. Тогда прости меня. Не стоит. Боюсь, фантазия нашего дорогого Гилберта иссякла. Он не знает, что со мной делать. Он хочет сварить меня живьем в этой ржавой железной бочке, как чертова окуня в ухе! Простите мне непристойность, Батт. Берите пирог. Спасибо, сэр. Возьму домой к ужину. Это жара, Дики. Она отупляет. В Милане со мной это бывало. Милано. Беллиссимо. Меня гнетет не жара. А унижение. Того и гляди поставят петь в хоре.

Ты кощунствуешь. Увы, нет. Царствование Великого Гилберта подходит к концу. Я считаю это его лучшим шедевром! Со всем уважением, дорогой Дёрвард, твое восторженное мнение подкреплено хорошей ролью, в которой ты блистаешь. Вот и все. Благодарю. Не стоит. Я же считаю " Принцессу Иду" худшей. Да. Куда подевались удаль " Пиратов"? Остроумие " Пинафора"? С моим уродливым лицом и телом, самые красивые слова звучат как бред больного воображения. Вот, что было шедевром. Верно, Дики. Прости меня, мой мальчик. Я не хочу накликать беду, но меня не оставляет предчувствие, что над театром " Савой" завис Дамоклов меч. Как тебе Темпл? Он был не в духе, будто бы недоволен сам собой. Спел без души. Но он ведь прежде тебя не подводил? А женский хор пел так, как будто они плохо позавтракали. Все эта дьявольская жара. Питаться надо, Вилли, несмотря на погоду. Да еще зрители все время обмахивались программками. Это мельтешение в зале так отвлекает, когда пытаешься сосредоточиться на представлении. Хочется встать и закричать. Но ты ведь сдержалась? Разумеется, Вилли. Еще чаю, Мэм? Нет, спасибо. Кофе, сэр? -Да. Пиджен? Сэр? Мой отец еще что-нибудь сказал? Ничего, стоящего повторения, сэр. На сцене было больше народу, чем в зале. Ты пересчитала? Конечно, нет, Вилли. Тогда откуда ты знаешь? Я говорила метафорически. Это преувеличение. Еще что-нибудь? Нет, спасибо. О, ужас, Войдите. -Доброе утро. -Здравствуйте, Ричард. Снова жара. Непрекращающийся ад. Здравствуйте, директор. Здравствуйте, Баркер. Спасибо. Ситуация тревожная. Вечер прошел средне. Три обморока. Среди зрителей? -Да, все женщины. Отсутствующие? Четыре хористки. С запиской от врача? -Да. Спасибо. Какова же выручка? Слава богу. -Лучше, чем в понедельник. На Стрэнд пали еще семь лошадей. Одна у Трафальгарской площади. Как вы еще живы в пальто и шляпе, Баркер? Слишком жарко, чтобы их снять. Ситуация приближается к кризисной. -Да уж. Каждому нужно кормить семью.

Будем молиться о дожде. Может, вас утешит то, что потери несут все театры, даже " Гэйети" с его устрашающей леди Макбет в исполнении мадам Бернард. Тридцать восемь процентов. Откуда сведения, Баркер? От Холлингсхеда. Сегодня утром я играл с ним в крикет. В такую жару? Не в этом костюме. Слава богу. Холлингсхед вас обманул, Баркер. Они заполнены на двадцать девять процентов. Ему незачем мне лгать, мистер Карт. Ему есть, зачем лгать, особенно вам, мистер Баркер. Господа. Меня слышно? Восемь-пять-ноль-пять! Это вы, мистер Гилберт?! Здравствуйте, Баркер! Это говорит Баркер! Гилберт слушает! Добрый вечер! Мы знамениты или безумны? Мы знамениты! Вот сегодняшняя телеграмма! "Р" , " р" , плюс десять шиллингов и шесть пенсов! Вы можете повторить? Да, " р" , " р". "Р" как в слове " рог"? "Р" как в слове " рог"? Плюс десять и шесть? Итак, у вас два рога, Баркер? Я всегда так и думал. Спасибо. -До свидания. -До свидания, мистер Гилберт. Я положу трубку. Я вас понял, сэр. Пожалуй, я пойду куплю себе мороженого, и мне все равно, кто об этом узнает. Спасибо, Баркер. Вам я не принесу, потому что оно растает. Всего хорошего. Я должен извиниться, Китти. Выходит, ты не преувеличивала. Извинения приняты, спасибо, Вилли. Швенк каждое утро говорит с " Савоем" с помощью шифра, на случай, если оператор подслушивает. С таким же успехом можно кричать в окно через улицу. Если вам так удобней. Пустое занятие. Оно лишь приведет к окончательному упадку письма. Присядьте, пожалуйста. Спасибо. -А, вот и вы, Пиджен. Мне очень жаль, что вчера, когда вы прибыли, ни меня, ни Швенка не оказалось дома. Я был вынужден стоять под дверью, как нищий бродяга. Если бы ты потрудился нажать кнопку звонка, папа, тебя бы тут же впустили. Верно, Пиджен? Разумеется, сэр. Я не намерен подвергать мою жизнь опасности. Сколько известно случаев смерти на пороге, Пиджен? Ни одного, насколько я знаю. Видишь, папа, статистика говорит в твою пользу. Еще что-нибудь, сэр? Нет. Скажите миссис Джад, что доктор Гилберт будет обедать с нами. Сию минуту, Мэм. Вы же знаете, папа, что в этом доме вам всегда рады. Мы всего лишь просим вас предупреждать о ваших визитах. Отец не обязан спрашивать у сына разрешения навестить его! А сын не обязан уметь читать мысли. Он держит меня за шута?

Прошу меня простить. Вы все-таки пообедаете с нами, папа? Я не имею понятия, где буду обедать. Может быть, Швенк вас убедит.

Пообедай с нами, отец. Мы будем рады. Должен ли я понимать, что ты общался со своей матерью? Нет, папа, и, к моему облегчению, уже давно. Ты мне лжешь. Уверяю тебя, последний человек, с кем мне хотелось бы общаться, это твоя бывшая жена. Порочная женщина, которая произвела меня на этот нелепый свет. Да как ты смеешь? Имей почтение. Ты не понимаешь. Никто не чтит ее больше, чем я, а я не могу ее выносить. Она истинная мегера! Согласен. Она сама выбрала свой путь. И сделав это, она повернулась спиной к нам с тобой. За эту милость мы должны быть вечно благодарны. Эти кошмары, что приходят по ночам, они никогда меня не оставят. Никогда. Бессонница! Она и меня мучает. Это она насылает кошмары. Я знаю, она. Я не знаю, кто нашептывает ей советы, что за колдуна она наняла, но знаю, что они придут. Что с этими стенами? Что с ними? Пять тысяч фунтов. Последние десять акций. Они стоят этих денег. Поверь мне, Артур. Я тебе верю. Что это? Сними колпачок. Это вечное перо. Чернила внутри. Боже праведный. Что они дальше придумают? Попробуй. Сколько времени это займет? Два года. Через месяц я начну регистрацию. Спасибо. -За отель " Савой". -За отель " Савой". С его семьюдесятью ванными. Подрядчик был удивлен. "Зачем нужна ванная в каждом номере? Кто в них будет жить, амфибии? Ты не представляешь, Д'Ойли, как я рад видеть тебя в Париже. Ты выглядишь лучше. Я стал другим человеком. Монте-Карло принес мне прибыль. Флоренция была раскалена от жары. В Сертозе я попробовал шартрез. Монахи были необычно заботливы. Путь на поезде через перевал Сен-Готард захватывает дух. Съезди непременно. А Люцерн сама умиротворенность. Я бродил по нему, пока не упал. Ты получил мое письмо? Получил. Оно пришло в Брюссель. Я и послал его в Брюссель. Да, конечно. Можете подавать. Вы сами зарезали голубя? Я предоставляю эту работу забойщику. Так лучше. Итак, какова твоя позиция? Боюсь, остается прежней. Я понимаю, что связан контрактом, но я больше не могу писать оперы для " Савоя". Во всяком случае, не такого характера. Тебе лучше сказать Гилберту. как только вернусь. Господа, приятного аппетита. Спасибо. Он в порядке, Клотильда. Мадам, вы оживляете его. Берегите его. Конечно, мадам. Миссис Рональдс, какой приятный сюрприз. Как вы, мистер Гилберт? Как вы? Спасибо, хорошо. Я так рад. Он бодр и весел. Я так жду его рассказов. -Удачи вам. И вам. До свидания. Как поживаете, Клотильда? Хорошо, сэр. Жарко, не правда ли? -Да. Он вас ждет. Спасибо. Переправа не утомила тебя? -Ла-Манш был как мед. Как Д'Ойли Карт? Не совсем. Бери рафинад. Нет, спасибо. Угощайся, я нашел его в Люцерне. Божественно. Раз ты настаиваешь. Очень вкусно. Как поживает Люси? Прекрасно. Велела передать тебе лучшие пожелания. Спасибо. Передай того же и ей. Конечно. Меня встревожил разговор с Картом. О боже. Так это не шутки? Боюсь, что нет. Ты разорвал наш контракт на клочки и развеял по ветру? Не говори глупостей. Но так оно и есть. Ты ошибаешься. Что еще я мог подумать? Гилберт, я так много еще не отдал музыке, моей королеве, моей стране. Даже если бы Господь удвоил те дни, что остались мне на этом свете, я и то не успел бы. Салливан, ты же гений. Я лишь купаюсь в лучах твоей славы. Но тогда не понимаю, в чем твоя дилемма? Как тебе объяснить? Мои мелодии, мои оркестровки, они начинают повторяться. Я перебрал все возможные оттенки звучания. Но я преклоняюсь перед твоими словами и потому не даю воли музыке, чтобы люди могли их расслышать. Я лишь пишу ее под слова. Салливан, я всегда подчинял слова твоей музыке. Неправда. А ты вкладывал в нее тот прекрасный дух, что сопутствовал нашей совместной работе. Это так, но я должен дать своей музыке шанс раскрыться в ее собственной сфере. Так всегда было и будет! Усилить эмоциональную составляющую, не только твоих слов, но и ситуации, которая может быть смешной, драматичной, какой угодно. Это ясно. Ты учишь меня основам моей профессии. Давай я прочту тебе сценарий. Где происходит действие? В горах Сицилии. Раздолье для цыган, цыганская музыка. Деревенский алхимик погибает при взрыве, и среди его вещей крестьяне находят сосуд с зельем Магическим, конечно. Разумеется. Я так и думал. Любого, кто примет его, зелье превращает в того, кем он себя представляет. Гилберт, ты и твой мир кутерьмы. В восемьдесят первом это была магическая монетка. А до того магическая таблетка. А в семьдесят седьмом это был эликсир. Сейчас я говорю о волшебном зелье. Акт первый. Сцена. Трактир на живописном горном перевале. Вдалеке Этна и пики вершин. Я сделала вам бульон, мистер Гилберт. -Унесите. Вы не ели со вчерашнего дня. -Унесите. Нельзя работать на пустой желудок. Нельзя работать, когда у тебя стоят над душой надоедливые женщины с бульоном, компрессами и горчичниками и жаждущие помочь своему ближнему. Это невозможно. Как мой раненый боец? Совсем не слушается, мадам. Вот как? Вилли, ты посетишь завтра дантиста? Вам стоит. Ради бога, оставьте меня, проклятые гарпии! Дайте мне работать! Вилли. Мадам, я скорее проведу день в бане с моей матерью, чем пойду к проклятому дантисту. Доброй ночи. Надо же, какой упрямый зуб. Есть, мистер Гилберт! Прополощите. Чудесный зубик. Откройте рот. Кусайте. Сильнее. Должен вам сказать, мы с женой нашли "Принцессу Иду" чересчур затянутой. Ничего не говорите, дружище. Надеюсь, вечер вам понравился, но прежде, чем попрощаться, я хочу предложить вам импровизацию. Мистер Уолтер Симмонс любезно согласился сыграть на фисгармонии.

И еще один талантливый молодой человек готов аккомпанировать мне своим собственным произведением. "Утраченный аккорд"! Сэр Артур только что признался мне, что немного подзабыл свое новое произведение. Спасибо.

Это смехотворно. Именно. Я послал ему сценарий на той неделе в понедельник, и за десять дней так и не услышал от него ни слова. Ни одного. И это меня тревожит. Это и меня тревожит. Ты должен сходить к нему. Да чтоб мне лопнуть, если я пойду. Я предложил ему идею, он отверг ее. Я откликнулся на его претензии, но он молчит! Либо он не прочел, либо прочел, и ему не понравилось. А если так, пусть хотя бы скажет об этом. Поезжай к нему. Поезжай к нему сам. Я исчерпал свои доводы. "Салливан и Гилберт" кто это такие? Зато мы вернем на сцену " Чародея". Это экстренная мера. Это даст нам время. Не больше трех месяцев. Твой оптимизм вдохновляет. Я в " Чародее" уверен, Гилберт, но я не люблю повторяться. Это ведь ты решил снять несчастную " Принцессу Иду" , несмотря на то, что жара спадает. Сколько сегодня, Джесси? Всего девять. Увы! А я не получила ни одного. Я забыта и отвержена. Возьми мои, бедняжка. Не нужны мне твои записки, Джесси Бонд. Не дави так, Эмили. Наложи повязку. Простите, мисс Бонд. Неужели я так никого и не встречу? Не будь такой мрачной, Леонора. Похоже, я привлекаю только мужчин в годах. Где мои юные красавцы и обольстители? Я дала тебе совет. После вечернего представления последнее, что мне хочется делать, это петь всю ночь для праздной публики, для скучных дам и их гадких мужей. Надо зарабатывать на хлеб. Это отвратительно. И скучно. Не все мужчины женаты, и некоторые из них вполне милы. Их всех прибрала ты, Джесси. Всем хочется удовольствий. Это невыносимо. Как только я встречаю джентльмена и мы сближаемся, стоит мне упомянуть о моем маленьком " секрете" , все они тут же ретируются. Так не открывай свой секрет, пока он не влюбится без ума и не попросит твоей руки. Ради бога, Джесси! "Ах, да, кстати, у меня есть маленький сын". Я не могу делать вид, что Стентона у меня нет. Он ведь мое ненаглядное сокровище. Как его больные зубки?

-Ушки. Он ужасно страдает, бедняжка. Можно зашнуровать ботинки? Да, Эмили. По-моему, твой мистер Барнс совсем не против. Мистер Бейкер. Джесси, я не намерена стать вдовой, не дожив до пятидесяти. Да, я тоже. Войдите. Пять минут, мисс Брэм. Спасибо, Шримп. Всегда рад. -Доброе утро. -Доброе, Гилберт. Сигару? Благодарю. Гилберт. Салливан. -Здравствуй, Д'Ойли. -Здравствуй, Артур. Мисс Ленуа. -Здравствуйте. Здравствуй, Хелен. Господа, мы все знаем, зачем мы здесь собрались. Мы в тупиковой ситуации. Так и есть. И это потому, Артур. Потому что я не в состоянии положить на музыку текст, на котором настаивает Гилберт. Текст, на котором я настаиваю, не раз был полностью переписан, иначе я не стал бы предлагать его. Со всем уважением, дружище, я не заметил изменений. Ты лишь втиснул в первый акт дразнящий намек, что мы находимся в мире человеческих эмоций и правдоподобия. И тут же лишил нас надежд, вернувшись к привычному тебе миру кутерьмы. Я, как ты сказал, втиснул это в первый акт только по твоей просьбе. Но если ты не приемлешь кутерьмы, то ты не приемлешь изрядную долю моего творчества за последние двадцать пять лет. Не говоря уже о наших совместных трудах. Да это полная чушь! Мы чего-то добьемся, если будем держать себя в рамках. Артур, ты правда не можешь написать эту музыку? -Увы, Хелен, не могу.

Не можешь, или не хочешь? Я не могу положить на музыку текст, совершенно чуждый мне по духу. Позволь напомнить тебе, что мы здесь занимаемся бизнесом. Позволь напомнить, что я не машина. Я никогда не допускала такой мысли. Вы обращаетесь со мной, как с шарманкой. Достаточно покрутить ручку и выскочит мелодия. Это не так. Это, в конце концов, нечестно. Вы оба связаны контрактом, и мы ждем от вас опер. А контракт подразумевает, что мы должны блюсти интересы дела. Именно, мистер Гилберт. Так, может, мы все же разрешим эту небольшую проблему? Написав новое либретто. Это не обсуждается. Я долгие месяцы работал над этой пьесой, и я уверен, что она прославит " Савой". Перечеркнуть этот труд было бы расточительно и преступно. Салливану надо было изложить претензии раньше.

Я возразил, как только ты показал мне либретто. А я не мог показать тебе либретто, пока ты колесил по Европе! Это ничего не значит. -Значит! Ты был там, а я -здесь! Я не понимаю, Артур, что не дает тебе написать эту музыку? Ты же наш лучший композитор. Спасибо, Хелен, но я еще раз повторю: я исчерпал себя. Я достаточно долго повторялся, создавая эту музыку, и я не намерен продолжать. Я устал. Никто не просит тебя повторяться, Салливан. Это совершенно новый сюжет. Гилберт, этот сюжет повторяет " Чародея". Люди уже говорят об этом. Чем он повторяет " Чародея"? В обеих пьесах герой преображается, приняв волшебное зелье. Сюжетный ход, который я продолжаю считать неправдоподобным. Театральное действо неправдоподобно по своей сути. Но эта ситуация совершенно натянута и искусственна.

Если хочешь написать оперу о проститутке, умирающей в подвале от чахотки, обратись к мистеру Ибсену в Осло. Он уж точно снабдит тебя подходящим сюжетом. Гилберт, я тебя прошу. Простите, мисс Ленуа. Больше всего я жажду раскрыть драматический, эмоциональный, жизненный сюжет, взывающий к людям. Тогда я с радостью на время устранюсь, чтобы дать тебе возможность написать великую оперу в сотрудничестве с кем-то более близким тебе по духу. Нет, Гилберт. Я не шучу. Мы будем к этому стремиться. Это твоя прерогатива, Карт. Давайте все же думать о настоящем. ты не согласен работать с новым текстом мистера Гилберта?

Дорогая моя, это невозможно. -Уверен? Мистер Гилберт, вы, я полагаю, тоже не готовы пойти на уступку? Да. У меня была отличная, по моему мнению, идея, а идеи не достаются мне даром. Тысячи людей будут жестоко разочарованы. Не знаю, как вы, господа, а я бы сейчас не отказался от свиной отбивной. Если позволите, я за своей шляпой. Гилберт. Салливан. Всего хорошего, господа. До встречи в скором будущем. -До свидания, мистер Гилберт. -До свидания. Вы знаете, где меня найти. -До свидания. Где ты была? Ходила по магазинам. Удивительно. У гадай, что я видела в Найтсбридж? Слона с букетом цветов? Тогда сдаюсь. Я видела трех японок. Откуда ты знаешь, что японок? На них были эти смешные халаты. Они спали? Нет, просто в Хамфри Холл выставка японской культуры. -Ах, да. Какая-то " Японская Деревня". По-моему, туда стоит сходить. Но Вилли, там будет весь Лондон. Вот именно. Не будь таким упрямым. Меня сейчас заботит другое. Я понимаю, Вилли, потому ты и должен отвлечься. Китти, мне не нужно отвлекаться. Нет, нужно. Ты знаешь меня лучше, чем я сам? Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. Люси, если хочешь, поезжай, но я не пойду туда с тобой за весь чай в Китае!

Что вы пишете? Добрый день, Люси. Что вы здесь делаете? -Здравствуй, Швенк. Присоединяйтесь к нам. Мы уже уходим. Как жаль. Как вам здесь? -Любопытно. Гадкое место. Как матушка? Неплохо. Не встает с постели. Идем, Мод. Конечно, не смею вас задерживать.

Передайте ей привет. -Да-да, до свидания. Пока, Мод. До свидания. Удивительно! Он совсем зеленый! Настой шпината. Вилли! Большое спасибо. Шесть пенсов, пожалуйста. Прошу прощения? Шесть пенсов, пожалуйста. Она говорит по-английски!

Что она сказала? Она сказала: " Шесть пенсов". Шесть пенсов, пожалуйста. Ах, шесть пенсов. Благодарю. Шесть пенсов, пожалуйста. Все готово, сэр. -Здесь, Пиджен. Очень хорошо. Попробуйте. Чуть ниже. Ниже. Отлично, отметьте. Дайте его мне. Спасибо, сэр. Неплохое оружие. Испанское или итальянское? Ни то, ни другое. Конечно, сэр. Надо полагать, Люси беременна? Простите, мама? она " онсант"? Беременна? С чего вы это взяли? Она не казалась нездоровой. Хотя она про вас спрашивала, мама. Что он сказал? Он ничего не сказал, мама! Ничего, абсолютно ничего! Ваш драгоценный сын сказал лишь несколько слов, и их я вам уже передала. Так вам это нужно или нет? Это просто деревяшка. Прекрасно, добавлю к моей коллекции. Что, мама? Не вздумай заводить детей. Я постараюсь, мама. "Микадо или город Титипу". Акт первый. Сцена. Двор замка Ко-Ко в Титипу. Различные японские вельможи стоят и сидят в духе изображений на японских гравюрах. Перед вами японский люд, Мы сошли с гобеленов и ваз, С вееров и расписанных блюд, Вы, конечно, там видели нас. Плавно наши тела изгибаются, В разных позах изящно склоняются, Кто считает не так ошибается. И думать не смейте даже, Будто мы марионетки, Будто на ниточках пляшем. Просто таков этикет. А кто думает, что нам не нравится Весь день в этих позах маяться, Тот глубоко ошибается. Входит Нанки-Пу. Он взволнован. За спиной у него японская гитара, а в руке свиток с балладами. Монолог Нанки-Пу: Где найти, молю, скажите, Мне Ям-Ям из дома Ко-Ко? К ней дорогу покажите Ох, не будьте же жестоки! Я немедленно бросился назад, в надежде, что Ям-Ям свободна и выслушает меня".

Пиш-Таш: " Это верно, Ко-Ко был приговорен к казни за любовные связи, но в последний момент его помиловали и возвели в почетный ранг Великого Палача. Пиш-Таш поет: Славен Микадо и умен. Придумал он, взойдя на трон, Все ловеласов и повес На верный путь наставить И повелел закон издать: Того, кто будет флиртовать, Шутить и дамам приставать Схватить и обезглавить. Никто не станет отрицать, Что он был прав так приказать, Я тоже прав, и правы вы, Здесь больше нечего сказать. Сей целомудренный указ Печально встречен был тотчас, Ведь и седых, и молодых Он равно озаботил: Отныне всякий, кто вздыхал По той, с кем он не состоял Во браке, казни подлежал, И был, конечно, против. И тут любой бы подтвердил, Что правы все, кто против был, Я тоже прав, и правы вы, Кто бы чего ни говорил. Тогда из городской тюрьмы Какого-то беднягу мы, Кто сам не знал, за что попал, Забрали на поруки. Ему-то палачом и быть, Ведь тот, кого должны казнить, Не может головы рубить, Пока свою не срубит. Тут можно смело подтвердить, Что правы мы так поступить, Я тоже прав, и правы вы, А значит, так тому и быть. Припев. Конец песни. Весьма забавно, Вилли. Глупости. -Артуру наверняка нравится. Он не сказал, что нет. Здесь предостаточно чувств и правдоподобности. Едва ли. Входит Пу-Ба. Двенадцатое февраля тысяча восемьсот восемьдесят пятого года. До Лондона доходят вести об убийстве генерала Гордона солдатами Махди в Хартуме. Это трагедия. Чудовищно. Несомненно. Он вел нечестную игру. Его Величество Махди. -Ах, да. Это вам не крикет. Окружить человека со всех сторон и зверски убить это против правил честного поединка. "Как все-таки удачлив толстогубый!" Что это значит? Вот невежа. Твое смущение смущает меня, Баррингтон. Дикари в пустыне не играют в крикет. Они едва успели спуститься с деревьев и еще не умеют ходить прямо. Мы несем им цивилизацию и вот их благодарность. А вы слышали, что на острове Скай были вырезаны пятьдесят шесть семей? Правда? Когда? Кажется, в восемьдесят втором. Кто же совершил это злодеяние? Всего лишь английская полиция. Невероятно. Приятного аппетита. Не продолжить ли нам чревоугодие? Пожалуй, стоит. Что скажешь насчет второй порции рыбы, Лели? Может, сразу кита? Спасибо, я вполне сыт. У меня назначена встреча с Картом. На сколько? На пять. Забавно. Я встречаюсь с ним в полпятого. Странно, что он не позвал меня на четыре. И я намерен заставить его раскошелиться. У тебя, Барригтон, не хватит сил на сей подвиг Геракла. А цель вашего визита, капитан Гроссмит? Пара пустяковых вопросов. Я предложил бы поднять вам жалованье, Джордж. В самом деле? Весьма щедро с вашей стороны, мистер Карт. Вы этого заслуживаете. И насколько же, позвольте узнать? На семь с половиной процентов. Семь с половиной? Это выходит приблизительно. Тридцать фунтов в неделю. Тридцать! Вот оно что. Не на тридцать футов в неделю я рассчитывал, когда направлял сюда свой путь. Вот как? И это уже третий проект с ничтожным повышением. Я не считаю ничтожным повышение на два фунта в неделю за год, Джордж. Я-то считал, что имя Джорджа Гроссмита и мой далеко не скромный вклад будут оценены по достоинству. Вы и так получаете намного больше остальных. Нам бы не хотелось вас потерять. Гилберт отвел вам замечательную роль в новой пьесе. Я и не сомневался. Но жалкое повышение на два фунта в неделю я считаю неприемлемым, если не сказать, оскорбительным. Сколько назвали бы вы, мистер Гроссмит? Простите, я потерял ход мысли. Вам плохо, Джордж? Мне что-то нездоровится. Какая неловкость. Выпейте бренди. Стакан воды вам поможет. Это все Гроссмит.

Только ли он? Спасибо, Хелен. Ненасытный обжора. Вам лучше? Прошу прощения. Мне так неловко. Все в порядке, Ратти. Давайте вернемся к вопросу жалованья. Должен признать, я не нахожу слов. Простите. Простите меня, но это какая-то чертовщина. Я буду в гримерной. Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак. Скоро мы будем обсуждать состав актеров для новой оперы. До меня дошел слух, что мне дадут роль четырнадцатилетней школьницы. Вас ввели в заблуждение. Наверняка, мистер Карт. Мистер Гилберт будет в гневе. Касательно вашего участия в постановке. Меня беспокоит ваша маленькая слабость.

Я потрясена, мистер Карт. По-моему, последний год мое поведение было безукоризненным. Вы исправляетесь, и это радует, но будущее меня тревожит. Вы хотите сказать, мистер Карт, что мне не дадут роли в новой постановке? Боюсь, что так. Но все в ваших руках, Леонора.

Временами я бываю такой неразумной. У вас великий талант. И меня огорчает, когда он растрачивается впустую. Уверяю вас, я буду безупречна. Я рад это слышать. Итак, мы поняли друг друга? Да, мистер Карт. Батт, сколько у нас времени? Восемь минут. Отлично. Ужасные вести из Хартума! Кто-то должен что-то предпринять. Несомненно. Моя супруга попала в самую точку. Что она сказала? -" Нация потеряла героя, но семья потеряла отца". Как верно! Она проницательная женщина. Шляпу! Подумайте, дорогой Батт. Разве смерть на поле боя не неизбежная участь любого солдата? Верно, сэр. -Дики, ты слышал главную новость? -Да, бомба фенианцев. Нет, Гроссмит и Баррингтон. Они не выйдут. Нет. -Да. Почему? -Устрицы. Кстати, мы ели вместе. Ты тоже? Я выбрал рыбу. -Да, очень вкусно. Мудрый выбор. Устрицы смертельно опасны. Точно. Одна моя тетка подавилась эскалопом. Трагедия. -Да. Так вот, они встречались с Картом. -Да? И ты собираешься? Я подожду, когда позовут. И правильно, мой мальчик. Награда находит достойных, а не тех, кто умеет снискать расположение начальства. Особенно такого начальства, что не отыщет в темноте собственного носа. Так им и надо. Черт бы их побрал! Войдите! Пять минут, мистер Темпл, мистер Лели. Спасибо, Шримп. Спасибо! Экспансивно! Ратти, чуть потише. Сейчас! Отлично. Хорошо, Бовилл. Хотя мне пришлось потрудиться над вашими триплетами. Да, сэр Артур. И на его зарплату. Ратти. Потому, будьте добры, повнимательнее. Итак, раз, два, три, четыре. Видите, так лучше. Спасибо. -Делаете успехи. Впечатляет. Спасибо. -Дышите, Бовилл. -" Пиано" , Баррингтон. Я стараюсь. Чем тише, тем лучше. Только не усните. Раз, два, три, четыре. И дальше! Господа, чуть поживее. Перед концом фразы: раз, два, три, четыре. А после: раз, два, три, четыре. Понятно? Раз, два, три, четыре. Отлично! Прекрасно! Великолепно! Луи! Сделайте нам кофе. Ваш кофе готов. Спасибо. Бог мой. Превосходно. После вас, Ратти. Спасибо. Руки держат внутри, мадам Леон? Нет, моя милая. Вот, смотрите. Вот так. Понятно. Вот так. Нога вас еще беспокоит, мисс Бонд? Сегодня болит ужасно. Как мне вас жаль. Прелестно, превосходно. Какая изысканная вышивка. Что у тебя под одеждой, Сибил? Только нижние юбки. Никаких корсетов, увы. Живее, Элис. Так мы будем провоцировать? Надеюсь, нет, мисс Брэм. Какая жалость! Осторожнее, мисс Мортон. В нем так хочется спать. Оно кажется уютным. Так и есть. Кимоно. Бережно, бережно. Бережно. Какой чудный шелк, мадам Леон. Конечно, это шелк из лавки мистера Либерти. Настоящий японский шелк лучшего качества. Восхитительно. О, да! Не хотите ли вы сказать, что нам не позволят надеть корсеты? Ни одна из дам не будет играть в корсете. Это абсурд! Наша цель изобразить японских женщин, а они худы, как щепки, как римская колонна против греческой амфоры. Но я боюсь потерять репутацию. Я следую инструкциям мистера Гилберта. Он желает, чтобы дамы выглядели японками, и он получит то, что желает. В этом халате я не понравлюсь публике. Джесси, перестань жаловаться. Я в восторге, мадам Леон. Спасибо. Он бесформенный. Именно так, японские женщины в высшей степени бесформенны. Но вам, дамы, незачем быть такими. Я нашла для вас выход. Если позволите. Прошу, поднимите руки, мисс Грей. Конечно. Спасибо. Вот так, бант сзади, кушак спереди и отделан ситцем. Повернитесь, пожалуйста. Его можно затянуть так туго, как вам угодно. Повернитесь влево. Видите, это, фактически, корсет. -А где китовый ус? Никаких усов, мисс Бонд. Боюсь, мадам Леон, без китового уса это не может считаться корсетом. Это и не корсет, но может послужить им. Может придать форму. Туже, мисс Мортон, туже. Я не выйду на сцену без корсета. Но этот пояс давит, как корсет. Ты как елочная игрушка, Сибил. Так и съела бы тебя. Простите меня, мисс Бонд. Я стараюсь по мере своих сил, хотя этого и не ценят.

-А это " хори" , правильно? Так, мистер Гилберт. -А носки тогда называются "дзори". Нет, носки это "таби" , сэр. -" Таби". "Дзори" это сандалии. Верно, сэр. Я начинаю в этом разбираться, Гроссмит. Мистер Гилберт? Что, Лели? Я буду играть Нанки-Пу в этом? Полагаю, да. Уилхельм? Так и есть. Вам не кажется, что костюм немного коротковат? Коротковат? Если не сказать, неуместен и неприличен. Неуместен для кого? Для зрителей театра " Савой". Я так не думаю. Предоставьте судить это мне. Мистер Лели, мой дизайн костюма аутентичен до последнего стежка. В вашем аутентичном костюме, мистер Уилхельм, я чувствую себя голым! Японские крестьяне не чувствовали себя голыми в этой одежде. Но я, позвольте заметить, не японский крестьянин. Вы шотландский актер, играющий японского принца, который выдает себя за бродячего музыканта. Лели, пусть наш портной отхватит у меня излишек одежды и прикроит к твоему килту. Спасибо, Гроссмит. Нам еще предстоит в полной мере оценить ваш дар убеждения. Да, Джи-Джи! Тебе наряд не кажется вульгарным? Вообще-то, кажется. Мистер Гроссмит, вы обяжете меня, если снимете шляпу! Вы готовы заняться мной? Как только вы будете готовы. И не зовите мою работу вульгарной, мистер Лели. По мне, так она не просто вульгарна, а непотребна. Да как вы смеете! Потише, Лели. Что за выражения? Мистер Гилберт, я человек женатый и люблю мою жену. Одним из немногих развлечений, после безвременной кончины моей тещи, это видеть меня на сцене. И я не хочу заставить ее краснеть, глядя, как я щеголяю перед публикой полуодетым, как цирковой пес! Я вас понимаю, Лели. Но, увы, ваше призвание актера требует от вас самых немыслимых унижений, что Гроссмит, несомненно, готов засвидетельствовать. Разумеется, сэр. Я не изменю ни одного шва на костюме, дабы пощадить чувства вашей жены, детей или других членов вашего злосчастного семейства! Я не советую вам отзываться о моей семье с таким неуважением! Снимите корсет, сэр. Прошу прощения? Будьте любезны снять корсет. Он не дает ткани ниспадать. Я не выхожу на сцену без корсета! Это неслыханно! Что, никогда? Боюсь, нет. Необходимая мощь звука достигается за счет давления корсета на диафрагму. Бросьте, Лели. Это не итальянская опера. Это низкопробный бурлеск в маленьком театре на берегу Темзы. У вас отличный сильный голос, который для наших целей сойдет и без корсета. Снимайте его. Можете скрыться за шторкой. Прекрасно. Позволю себе напомнить, что за пять лет верной службы от меня не поступило ни одной жалобы. Мы ценим ваше усердие. Спасибо, сэр. Спасибо, Сеймур. Мисс Шесть Пенсов, прошу, идемте со мной. Быстрее, быстрее! Джонни! Большое спасибо. Дамы и господа, познакомьтесь с мисс Шесть Пенсов. Некоторым из вас я уже говорил о ней с уважением и восторгом. Отлично. Располагайтесь, присаживайтесь.

Простите, сэр, я вас не заметил. Пройдите сюда. Все в порядке, Сеймур, мы возьмем ваш стул. Садитесь сюда, сэр. Очень хорошо. Отличное место, располагайтесь. Селье! Начинаем. Д'Обан! Отойдите к краю сцены. -Джонни! Спасибо, мистер Д'Обан. Дамы, возьмите в руки веера. Сэр, я прошу вас наблюдать за происходящим. Пожалуйста, обратите внимание на сцену. Баркер, вы хотите участвовать? Для меня танцы закончились, мистер Гилберт. Закончились, но не забыты. Дамы, исходные позы. За два такта до начала песни, миссис Рассел. Раз, два, раз, два. Веера медленно поднимаются. И! Стоп! Всем спасибо. Мисс Шесть пенсов. Карт. Гилберт. Позволь представить наших японских гостей. Здравствуйте. Д'Ойли Карт, наш хозяин. Пожалуйста, продолжайте. Спасибо. Итак, мисс Шесть Пенсов, то, что вы видели, не имеет ничего общего с Японией, не так ли? Сэр, Япония. Спасибо. Позвольте мне. Япония. Он нас не понимает. Это и так ясно, Д'Обан. Парлате итальяно? Если он не знает английского, с чего он заговорит по-итальянски?! Простите, мистер Гилберт, но я не могу так работать! Миссис Рассел. Это бесполезно. Пожалуйста, пойдемте. Пройдите туда, на сцену. Да-да, поднимайтесь. Побыстрее, пожалуйста. Спасибо. Спасибо, благодарю вас! Раз, два, три.

Отлично. Теперь, когда заиграет музыка, я хочу, чтобы вы спустились со сцены. Благодарю. Селье. Раз, два, два, два. И пошли. Ну же. Пошли. Пошли. Стоп, стоп! Это надолго? У меня мазурка в четыре. Похоже, они меня не понимают. Как только миссис Рассел начнет играть на фортепиано: я хочу, чтобы вы все вместе сошли со сцены, вот так: Вы меня понимаете? Кажется, да. Попробуем еще раз. Селье. Раз, два, два, два.

Сюда, сюда. Правильно. Превосходно. То, что надо. Благодарю вас. Высший класс. Премного вам благодарен. Вот именно то, что мне нужно, Д'Обан. Простите, но я не совсем понимаю. Вот этот самый эффект. Какой эффект? Вы видели, что они сделали? Сошли со сцены. Скорее прогулялись не спеша. Они шли. Они шли по-японски! Они шли по-японски, потому что они японки. Именно для того я их и позвал! Наши школьницы не японки, но они все равно забавны. Они были бы забавнее, усевшись на пирог со свининой. Да будь я проклят, мистер Гилберт! Я ставил "Терпсихору" , я ставил пантомимы, бурлески и балет не один сезон, и они пользовались успехом. Мы ставим не какой-то бурлеск, а самую настоящую японскую оперу! Мисс Бонд, мисс Брэм и мисс Грей, прошу на исходные позиции. А вы садитесь, садитесь. Спасибо. Пошли. Пошли, быстрее, быстрее. Вы сейчас должны пройти так, как только что прошли наши японские гостьи. Мистер Гилберт? Что, Джесси? Точно так, как мы видели? Точно так. Без шагов месье Д'Обана? В точности так, как исполнили наши гостьи. Благодарю вас! Это не так уж сложно. То есть, медленно и утомительно. Раз, два, два, два. Прекрасно! Высший класс! Как я и хотел. Я так не смеялся с тех пор, как мое трико загорелось во время спектакля. Не смущайте дам, месье Д'Обан. Вот так, очень хорошо. Прекрасно. Попробуйте все вместе. Вместе, все трое. С этим же звуком. Раз, два, три. Превосходно. Пьют, поют и веселятся. Но злосчастною судьбой осужден на казнь герой. Микадо уводит Катишу. Такова традиционная поза, которую принимают услужливые, но неразумные подданные, когда повелитель покидает их. Спасибо. Это официально принятая поза? Еще нет, но я уверен, что ее примут. Благодарю. Кажется, я видел это на какой-то вазе. Спасибо, мистер Гилберт. Красота! Сеймур? Отлично, сэр. Микадо вышел Гроссмит. Полюбуйся -ты втянул нас в очередную историю! Мои слова: " Вот, в хорошую же историю ты нас втянул". Будьте любезны не менять мой текст. Итак, " Вот, в хорошую же." Понял, сэр. Нет, " вот". в хорошую же историю ты нас втянул, поддакивая и пресмыкаясь перед власть имущими! Мистер Гроссмит, вы приговорены к смерти, и не из приятных. Расплавленный свинец или кипящее масло.

Прошу не забывать об этом. Вот, в хорошую же историю ты нас втянул, поддакивая и пресмыкаясь перед власть имущими! Это лишь душещипательная деталь, должная придать достоверности неубедительной и смехотворной истории. Нет, Баррингтон. " Сомнительной и смехотворной истории". Я ошибся? Простите. Нет, это только что пришло мне в голову. Сомнительной и смехотворной истории. Так лучше. И впрямь душещищательная деталь. Душещипательная. Душещищательная. Душещипательная. Душещипательная. Душещипательная. Душещипательная. Спасибо. Чудесно. И впрямь душещипательная деталь. Душещипательный вздор. А ты ничем не лучше его, со своими сплетнями. Со своими сказками. Со своими сказками о том, что он взглянул на тебя. И насвистывал под нос. И свистнул поднос. Кипящее масло. Расплавленный свинец. Простите. Что он взглянул на тебя и насвистывал под нос. Но ты, как всегда, не в свое дело влезешь. Не в свое дело лезешь. И ты ничем не лучше его со своими сказками о том, что он взглянул на тебя и насвистывал под нос. Но ты, как всегда, не в твое дело лезешь Свое дело. И ты ничем не лучше его со своими сказками о том, что он взглянул на тебя и насвистывал под нос. Но ты, как всегда, не в свое дело лезешь. Но на что тебе твои кулаки? И твой кинжал?

Нет-нет, забудьте об этом. Нанки-Пу еще не сказал свое слово. Он восстанет из мертвых! Здесь и сейчас! Явись! Явись! Явись! Так как Нанки-Пу и Ям-Ям не почтили нас своим присутствием, похоже, мистер Сеймур, пришел ваш момент славы. Встать, Слопкинс! Где нам обоим войти, сэр? Сладкая парочка появляется из правой двери на сцену и направляется на запад в сторону Найтсбридж, когда их прерывает мистер Гроссмит. Мистер Гилберт? Что, Джесси? Можно с тростью? Конечно. Ваша нога?

Ничего страшного. Нет-нет. Нет-нет. Нет-нет, забудьте об этом. Нанки-Пу еще не сказал свое слово. Он восстанет из мертвых здесь и сейчас! Вот и он! Нанки-Пу! Радуйся, ты помилован. Простите, мистер Гилберт, я не могу изобразить саквояж. И двух актеров сразу вы тоже изобразить не можете. Продолжайте. Увы, слишком поздно! Я покойник, и у меня медовый месяц. Странновато, да? Мистер Сеймур, скажите мистеру Лели, что его услуги более не нужны. Спасибо. Забудь об этом! Случилась беда. Ты оказался сыном Микадо. Беда случилось с вами, Гроссмит. Вы стали кокни. Я подумал, что нищему портному подходит выговор простолюдина.

Мы в Японии, а не в Лондонских трущобах. Говорите, как следует. Хорошо. Забудь об этом! Случилась беда. Ты оказался сыном Микадо. Да, но это дела минувших дней. Не стыдно тебе шутить надо мной шутки? Со мной, Гроссмит. Не стыдно тебе шутить со мной шутки? Это режет слух. -Ушей вы не лишитесь. И языка.

Что главное. Здесь твой отец, и Катиша с ним. Зато " Катиша" звучит смешно. Мне не смешно, Гроссмит. И это не в рифму. Мой отец! И Катиша! Да, и он ищет тебя. И она тоже. Но он уже женат! Ради бога, при чем здесь это? Катиша хочет, чтобы я женился на ней, но я не могу, ведь я уже женат. Потому она потребует моей казни, а мою жену после этого похоронят заживо. Теперь ты видишь, в чем проблема? Да, и я не знаю, что можно сделать. Вы уходите. Остановите его. Есть лишь один шанс. Уговорите Катишу взять в мужья вас, тогда я буду ей более не нужен и смогу счастливо жить, не опасаясь смерти. Мне жениться на Катише? Боюсь, это единственный выход. Милая моя, вы ее видели? Она чудовищна. Она ужасна. Лишь лицом. Лишь лицом. Но мужчины готовы умереть за ее левый локоток. Я слыхал, знатоки восхищаются ее правой пяткой. Еще раз эту строку, Баррингтон, только без завывания. Я слыхал, знатоки восхищаются ее правой пяткой. Лучше, сэр? Немного. Я отказываюсь жениться на чьем бы то ни было локотке и пятке. Вы уходите. Остановите его. Вот, что выходит. Пока Катиша одна, мне лучше лежать в могиле. Только когда она выйдет замуж, земная жизнь станет для меня в радость. Отлично. Еще раз все сначала. Спасибо, господа. Кажется, некоторые из нас слегка замешкались и сбились. Вот, под буквой А. Диссонанс, граничащий с какофонией. Вторая скрипка? -Да, сэр Артур. Это я ошибся, сэр, простите. Мы немного опередили. И не немного, мистер Харрис. Мне все равно, чья это ошибка, мистер Планк, лишь бы она не повторилась. Вступление на третью долю такта, а не на первую. По-моему, это ясно. Да, сэр. Отлично. Теперь мистер Хёрли. Доброе утро, мистер Хёрли. Здравствуйте, доктор Саливан. Вы, должно быть, не выспались дома. Приношу свои извинения. Спасибо. Я решил, что это ошибка копировщика. Вторая доля предыдущего такта как будто бы притворилась первой долей следующего. Занятно, но это не так. Конечно, нет, простите, доктор Салливан. Мистер Хёрли, прошу прощения, маэстро. Доктора Салливана больше нет. Да здравствует сэр Артур. Спасибо, Селье. Мистер Трип. Из-за запоздалого вступления мистера Хёрли вы, конечно, тоже задержались. Конечно, сэр. Полагая, что он вступит там, где надо, не отставайте. -Да, сэр, полагая, что так. Хорошо. Спасибо, мистер Трип. Спасибо, сэр. Прекрасно. Еще раз, джентльмены, с самого начала. Прошу вас. Я сказал " войдите"? Вас просят в зал, мистер Гроссмит.

Я просил пять минут отдыха. Вы отдыхаете восемь, сэр. Это не подождет до завтра? Нет, сэр. Спасибо, мисс Брэм. Это все, Сеймур? Отсутствующих нет, мистер Гилберт. Отлично. Я вас не задержу, господа. Я знаю, что все вы устали и мечтаете о своих теплых постелях. Замечания. Веера, особенно в первом акте, использовались плохо и суматошно. Беспорядочно. Да, Д'Обан. Займемся этим завтра в два часа, Сеймур. Два часа. Выход Ко-Ко. Мистер Кент и мистер Конингем. Пожалуйста, не уклоняйтесь от меча мистера Гроссмита. Будьте спокойны, он не отрубит ваши головы. Даже если вам кажется, что это неизбежно. Полагаю, мистер Гроссмит, ваш сегодняшний выход был недоразумением. Гроссмит! Простите, вы ко мне обращаетесь? К вам, сэр. Вы в порядке? Да, спасибо. Думаю, мне просто надо как следует выспаться.

Надеюсь, что так. В целом исполнение было недурным. Чего, увы, нельзя сказать о раздвижных дверях, одна из которых находилась в Японии, тогда как другая явно прохлаждалась, решив, что отдыхает в Йоркшире! Где рабочий, мистер Сеймур? Не волнуйтесь, завтра он будет с нами в Японии. Прекрасно. Теперь что мы вырежем. Только второй акт. Песня Микадо. Простите, мистер Гилберт. -Да, мисс Брэндрам? Вы говорите о соло мистера Темпла? Вы совершенно правы. Но это было бы ошибкой. -Ужасной ошибкой. -До-дорогой мистер Гилберт. Темпл? Я сознаю, что уровень моего исполнения был никуда не годным. Вы пели безупречно, Темпл. Поверьте, как только я натренируюсь справляться с ногами, я смогу сосредоточиться на пении. Простите, я поясню. Мое решение вырезать песню ни в коей мере не связано с вашим исполнением, оно было на высоте. Причина в том, что я пока не решил, надо ли исполнять ее вообще. Больше мне нечего сказать. Всем спасибо. Салливан. Простите. Дамы и господа, я прошу уделить мне еще немного времени. Я хочу поблагодарить всех за ваш самоотверженный труд и усердие, проявленные за эти несколько недель. Особенно я хочу отметить заслуги хора. Я безмерно вами горжусь. Не хочу искушать судьбу, но я предчувствую грандиозный успех. Это все, что я хотел сказать. Помните одно: голос, голос, голос! Всем доброй ночи. Друзья мои. В целом, исполнение " Терпсихоры" было великолепно, не считая заминки, испортившей выход Ко-Ко. И еще: " в море, в море, в море"! Веера раскрыты, а не закрыты! Доброй ночи. Да, если кто-то не против возлияний, меня можно найти в пабе "Угольная яма". Спасибо, Джонни. Прекрасно. Превосходно. Замечательное достижение. Желаю всем хорошо отдохнуть этой ночью. Мисс Ленуа. Благодарю вас и поздравляю всех. Чтобы ускорить ваш путь домой, для каждого уже заказан кэб, который будет ждать вас у выхода. Пожалуйста, садитесь в кэб по двое. Деньги не растут на деревьях. Спасибо, дамы и господа. Мне так его жаль. Мне тоже. -Ужасно, когда мужчина плачет. Он плакал? Он был раздавлен. Он ведь такой забавный! Некоторые приходят на спектакль только из-за него. Вот именно. Мои кузины уже взяли на него билеты. Они потребуют вернуть деньги! В этом акте играет не один мистер Темпл. В нем уже никто не играет. Он играет Микадо! Спасибо, Вайолет! Если бы мы могли что-то сделать. Мистер Гилберт уже все решил. Да, но никто не знает, что взбредет мистеру Гилберту в голову. Нам всем лучше поехать домой и хорошо выспаться. Я так и сделаю. А вам лучше бы не болтать, а заняться делом! До завтра. Всем доброй ночи! Не хочу опоздать к ужину. Отличная комическая ария, в мастерском исполнении. По-моему, публика заслуживает ее слышать. Ты прав, Уолтер. Бедняге Темплу не повезло. Не такая уж это великая ария. Никто этого не сказал. Вы дрожите над ней, как над Граалем. Но вы должны признать, что она была несравненно, оригинально исполнена. Лучше бы вырезали арию Гроссмита. Мистер Гроссмит болен. Что же он не остался дома? Это несправедливо. Ему надо сказать. Гилберту. Он такой же человек, как и мы, а не дьявол во плоти. Ну, в меня он и впрямь вселяет ужас. -А что же мы? Простите, Прайс? Мы не можем поговорить с ним? Давайте подойдем к нему вместе. Вы не согласны? Ему лишь польстит такое отношение к его творению. Отличная мысль, Прайс. Нам есть, над чем подумать. Я проработал хористом в этом театре двадцать восемь сезонов. И намерен остаться еще хотя бы на двадцать восемь. Куда же без вас. Берегитесь, мистер Прайс. Обдумайте ваше положение. Это все равно, что попрощаться с карьерой. Предлагаю всем отдохнуть в "Угольной яме". -Доброй ночи, господа. -До свидания. Мужайтесь, друг мой. Вы справитесь. -Да, Дики. Конечно. Еще бы. Правда же, Дёрвард? -У него это пройдет. Мы все такого не ждали. Мы все знаем мистера Гилберта. Это ведь неплохая ария. Это отличная ария. Мы можем что-то для вас сделать? Нет, спасибо. Не волнуйтесь за меня. Что ж, уже поздно. Поздравляю, Лели. Вы блистали. О, нет. Думаете? Несомненно. Благодарю. Бифштекс? -Умираю от голода. -Доброй ночи, господа. -До свидания, Хелен. Пока, Батт. -До свидания, сэр. Не падайте духом. Вот, видишь, Дики. Он последний мерзавец! Я знал, что нечто подобное случится! Я тебе говорил! Это бессовестно и жестоко. Ты опоздал на поезд, Дики. Отправлять телеграмму супруге уже поздно. Как же быть? Пройдусь до дома моей матушки. Она никогда не спит. "Подобных нам немного, и все они мертвы". Так говорил мой отец. Занавес. -Добрый день, Бовилл. -Добрый день. -Добрый день, мистер Гилберт. -Добрый день, мисс Рассел. Добрый день. Здравствуйте. -Добрый день, мистер Гилберт. -Добрый день, Прайс. Вы не уделите нам минутку? Я жду вас на репетиции. Я прошу вас. В чем дело, Прайс? Мы. Все, кто поет в хоре. Насчет арии мистера Темпла. Песня Микадо. -Да, сэр. И что же насчет этого жалкого недоразумения? Мы считаем, это хорошая песня. Вы льстите, конечно? Хотя, это дело вкуса, не так ли? Да, но это была бы большая потеря. Вот как? -Да, сэр. Особенно после наших и мистера Темпла трудов. Мне, правда, очень жаль, но такова жизнь, вы знаете. Опера только выиграет от этой арии. Возможно, судить должны не мы, а зрители. -Значит, таково ваше мнение? -Да, сэр. Я в этом не участвую! А, мистер Кент, единственный, как всегда, глас рассудка. Темпл, что вы думаете об этом? Простите, но я понятия не имею, что здесь происходит. Я не знаю. Они просят оставить вашу арию. И надо признать, весьма убедительно.

Добрый день, добрый день. Дорогу. О, простите, сэр. Признаться, я удивлен. И растроган. Темпл, вы готовы исполнять свою песню на вечерней премьере? Сэр, я готов. Тогда, будьте так добры. -Ура! Гип-гип! Репетиция через пять минут. Сеймур, где Д'Обан? Поздравляю, Темпл. Вы вовремя, Пиджен, скорее! Семь часов, сэр. Вот ты где, Вилли. Вилли! Экипаж ждет, сэр. С дороги, Пиджен! Простите, сэр. Вилли, нам пора! Мы опоздаем. Вы просто чудо, мадам. Спасибо, мисс Джад. Хоть кто-то замечает. Не волнуйтесь, мадам. -Добрый вечер, Кук. -Здравствуйте, сэр. Войдите. -Джи-Джи. Отлично выглядите. Вы тоже блестяще. Спасибо. Сегодня мы все будем блистать. Сколько слов! Я решил к вам заглянуть. Спасибо. Так боялся прогадать, что не переступил порога! Простите? Пятьдесят фунтов в неделю разве это деньги? Ведет себя как мужчина. Не забывайте правильно дышать. Да, да, да, да. Этот год, следующий. Сколько шума! может, вызвать врача? Знаю я врачей! Приходят, щупают, суетятся. Детей это развлекает. Нас ждет огромный успех. Кстати, сколько времени? Пятнадцать минут. Момент истины все ближе. Сделайте вдох. Отлично. Прекрасно. Кто там? Гилберт. Войдите. Простите за вторжение. Как вы себя чувствуете? Как приговоренный к смерти! Как вы, дамы? Немного не по себе. Еще бы, при таких обстоятельствах. Полагаю, вечером вас не будет? Разумеется. К чему мне встречаться с врагом? Но вас ждет успех, мистер Гилберт. Мне бы вашу уверенность. Ну, Джесси, желаю удачи. Спасибо. И вам, дорогая. Спасибо, мистер Гилберт. Мне пора надевать кимоно, Эмили. Конечно, мисс Брэм. -Здравствуйте, Кук. К мистеру Гроссмиту можно? Боюсь, нет, сэр. Мы зайдем позже. Благодарю. -Добрый вечер, Кук. Сэр. Не сметь! Это Гилберт. Простите, сэр. Можно войти? Я в костюме Адама. Он не принимает? Нет, сэр. -Удачи, Гроссмит. Осторожнее с мечом. Слушаюсь. Не мешайся! -Да, сэр. Разрешите, мистер Кук? Пока не разрешаю. Продолжай. Спасибо, сэр. Удачи. Пять минут, сэр. Прочь! Не бойся, не бойся. -Да что это?! Я добрая. Не трогай меня! От тебя дурно пахнет! Поганая ведьма! Оставь меня! Сколько тебе лет, красавчик? Отцепись! Кто сотворил мир, осел?! Пиш, Пип. Плохо? Просто ужасно. Шучу, шучу! -А Гроссмит? -Жалкое зрелище. Готовы, Гилберт? К чему, к виселице? А теперь все вместе! Поклон! Всем большое спасибо! В успехе всегда есть некое разочарование. Напряжение и спад, Вилли. Я не умею принимать похвалы. Я не знаю, куда деваться. Но ведь это все равно приятно. Наверно когда их заслужил. Никто не посмеет сказать, что ты не заслужил похвал. Я знаю свои возможности. -А я хотела бы быть актрисой. Актрисой? Представь, как было бы чудесно, если бы самые обычные люди каждый вечер хлопали бы друг другу. Ура, Китти! Молодец! -Ура, Китти! Браво! Бис! Спасибо, Вилли. Ты, конечно, устала. Я оставлю тебя отдыхать. Не уходи. Тебя не посещают никакие мысли? Мысли какого рода? О новом проекте. А, этот кошмар. Нет, пока нет. Ты должен написать нечто совершенно новое и необычное. Например? Ну, я не знаю. Предложи что-нибудь. это будет сюжет о юной и прелестной героине. Которая становится старой и некрасивой. В то время как девушки из хора становятся все моложе и моложе. Снова каламбур. С чего же начинается твоя комедийная опера? Конечно, с мужского хора. С жирных лентяев. -Лентяев? Нет, это будут джентльмены. Они будут разъезжать по сцене в своих экипажах. Лошади будут нестись галопом, а дамы гнаться за ними, пытаясь им что-то сказать, но они не будут слушать. Они слишком заняты. Дорогая постановка.

А на сцене множество дверей и тикающих часов. А он пообещал дать ей ключ, но так и не дал. Кто это он? Ее муж, конечно же, Нет, не герой. Неважно. В один день, в одну ночь, она вдруг решится открыть дверь, и дверь откроется. Так она все же не была заперта? Она взбирается по ступеням и видит, что там, в пустыне, сотни нянек толкают пустые детские коляски! И всякий раз, когда она пытается родиться, он натягивает пуповину и душит ее. Боюсь, Салливану сюжет не понравится. Я торжествую, я горд собой, бодр, как никогда, я вернулся к жизни, и я больше не могу смотреть на проклятые почки. Бедный мой. Артур, старая напасть дала о себе знать в неподходящее время. О чем ты? Я не хотела говорить. Ты уверена? Давно ты узнала? Десять дней назад. Фэнни. Я обо всем договорюсь. Не надо. Еще раз я этого не вынесу. Мне жаль, что тебе приходится. Я сама договорилась. Мне кое-кого порекомендовали. Все-таки, девятнадцатый век на дворе. Мне понравилась " Микадо". Ты вложился в нее целиком. Ты озаряешь мир. Ты не можешь иначе. Мне пора бежать. До чего же я красива. Порой, в своей безыскусной японской манере, я сижу и гадаю, для чего я создана привлекательней, чем любая женщина на свете? Неужели все это впустую? Красота благословенна природой. Я -дитя природы, и я прекрасна, как мать.

Гилберт и Салливан написали еще пять опер, включая "Йомены гвардии" и "Гондольеры". Салливан написал лишь одну большую оперу, "Айвенго". В свое время она пользовалась успехом, но сейчас почти забыта и не так интересна, как " Микадо".

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я научу всех вас, что значит быть настоящим мужчиной.

Почему вы не взяли черную стрелу? >>>