Христианство в Армении

И это называется ворчать?

Итак, господа, я заканчиваю. Три года прошло с того дня как перестало биться сердце барона Мюнхгаузена. И все три года этот прославленный герой живет в сердцах своих благородных соотечественников. И пусть памятник, который мы устанавливаем в его честь станет символом. Символом вяло. Хорошо, пусть станет не только символом. Лучше. Пусть станет не только символом беззаветной любви города к своему гражданину. Лучше сказать: "К своему великому сыну". Пусть он станет источником отваги, смелости родником живительного оптимизма который никогда не перестанет бить. Лучше сказать струиться. Но родник, он бьет. Иногда бьет, а иногда струится. В данном случае лучше, чтобы он струился. Но это не просто хорошо. Это благородно.

Да? Вот если бы я умер, он бы обо мне этого не сказал. Вот интересно, что будут говорить обо мне на моих похоронах? Поживем увидим. Ну вот, сегодня уже лучше. Который час, Томас? Часы пробили 3, барон упал в 2, стало быть, всего час. Чего ты болтаешь? Надо складывать 3 плюс 2. Это раньше надо было складывать, а теперь лучше вычитать. Ваше высочество, вы, конечно, помните эту историю. Наш барон в пылу битвы и не заметил, как очутился на разрубленной пополам лошади. На лбу которой потом выросло вишневое дерево? Да, только это было в другой истории у оленя. У медведя. Подождите. А в этой истории барон ускакал на первой половине лошади и обнаружил это только оказавшись у водопоя. Лошадь никак не могла напиться. Она пила, а из нее лилось. Она пила, а из нее проливалось. Насквозь.

А вторая? Что вторая? Вторая половина что делала? Она паслась неподалеку. Которой же половине будем ставить памятник? Мы думали первой. Это будет очень забавный памятник, ваше высочество. Своего рода символ. Я бы даже сказал так: шутка. Метафора. Когда прозвучит фраза "И пусть она струится в душе каждого истинного германца" из лошади польется вода. Прошу вас, господа. Прошу! Прошу осмотреть предлагаемую модель. Правда вода здесь льется в масштабе 1:10. Смешно. Да, да. В целом, мне, господа, нравится. Очень, очень хорошо. Выразительная штуковина. Да, да, хорошо. Жаль только, что одна половина. А что если не побояться и. Ликвидировать. Или приблизить? Соединить. Вот. Так даже смешнее. Гораздо. И сразу польется вода. Откуда же будем лить воду? Из какого места? Из Мюнхгаузена, господа, воду лить не будем. Не зачем. Он дорог нам просто как Мюнхгаузен. Как Карл Фридрих Иероним. А уж пьет его лошадь или не пьет это нас не волнует. Не в пустыне же. Господа, как известно, наш незабвенный барон Мюнхгаузен оставил след в сердце каждого жителя Ганновера. Не обошел он вниманием и наших пастушек. Своими воспоминаниями о покойном с нами поделится наша обожаемая маленькая Берта! Желаем ей успеха! Я была простушкою-пастушкой, я пасла барашков и овец. Шел барон зеленою опушкой, тот барон назвал меня подружкой. С ним мечтала под венец. Я была прелестней Нефертити, И барон был у меня в плену. Он шепнул: "Со мною не хотите полететь на луну?" Вы поверите едва ли. Это было как во сне! Мы с бароном танцевали, Мы с бароном танцевали. Танцевали на луне! Время с той поры остановилось. И опять барашков я пасу. Все говорят, что я с луны свалилась, говорят, что просто мне приснилось приключение в лесу! Вы поверите едва ли. Это было как во сне! Мы с бароном танцевали, мы с бароном танцевали. Танцевали на луне! Ну, так нельзя, Фео. Будь мужчиной. Да, да, конечно. Это нервы. Прошу за мной. За мной, за мной, господа. Вот сюда. Господа, здесь вы видите близких друзей незабвенного барона. Архимед, Ньютон, Шекспир и другие гении. Прошу! Вдова барона, сын, святой отец. А теперь прошу всех в спальню. Когда я слышу все это и вспоминаю. Господи, господи, как не справедливы мы были к нему, как жестоки!

Дорогой мой, кто же мог знать, что все так обернется? Мы были искренни в своих заблуждениях. Время открыло нам глаза. Такова судьба всех великих людей: современники их не понимают. Современники? Возможно. Но мы-то родственники. Мне страшно вспомнить: я мечтал о дуэли с отцом! Я хотел убить его! Мы все убили его. Прекрати, Фео. Мне надоели твои истерики. Нельзя вечно казнить себя. В конце концов, если сейчас, спустя три года после его смерти вся Германия благоговейно произносит имя барона Мюнхгаузена в этом, прежде всего, заслуга его родных. Мы издали полное собрание сочинений барона. Завтра в городе открывается памятник! Ну? Что же еще? Ах, если б он был жив. Вот если бы можно было время повернуть вспять. А? Нет, ну зачем же, дорогой мой? Этого как раз не надо. Время пусть идет как идет. Прекрати! Ну возьми себя в руки! Но мама. Ну мама. Ну возьми себя в руки, мальчик мой.

Хорошо. Мой родной, мой любимый, мой хороший. Что это у нас такое с тобой? Не знаю.

Опять себя тянул за волосы. Но это же глупо. И очень больно. А вы что, пробовали? Упаси бог, баронесса. За что? Прошу прощения. Что? Что? Спокойней! Господин барон просил предупредить. Они летят? Летят, господин барон, летят. Мама, они летят! Возьми себя в руки, сын! Они летят, мама! Феофил, вам не надоело? Нет, нет, пусть попробует еще разок. Нет, мама, бросай! Ну кто же так бросает, мама? Еще разок. Сегодня я чувствую вдохновение, господин пастор. Будем бить через дымоход. Командуй, Томас! Внимание. Пли! Надо было подложить туда утку заранее, а потом дернуть за веревочку. Уверяю, папа делал именно так. Не святотатствуйте! Тюльпанчики! По талеру за штуку! А гвоздики почем? По 2 талера. Как это по 2 талера? Они же вялые. Вялые? Наш барон, пока был жив, тоже дешево ценился. А завял так стал всем дорог. Вялые. Да на, подавись!

Иди, иди. По 2 талера! Чем могу служить? Астры, цикламены, гвоздики! Нет, лучше фиалки. Фиалки? Фиалки! Лесной цветок. У меня оранжерейные растения, оранжерейные. Вот предлагаю настурции. По 3 талера за штуку. Нет. Мой покойный хозяин любил фиалки. Грубый вкус. Что, что? Ваш хозяин не умел ценить истинную красоту. Да кто ты такой, чтобы рассуждать о моем хозяине? Господин барон?! Не называй меня так. Я Мюллер. Садовник Мюллер. Понятно? Понятно, господин Мюллер, господин барон. Я не верил, что вы умерли. Даже когда в газетах сообщили. Не верил. И когда отпевали не верил. И даже когда закапывали сомневался. Как я счастлив, господин барон! Ну. Не называй меня так. Говорят же тебе, Мюллер. Вы для меня всегда господин барон. Ну тогда добавляй: "покойный" или "усопший". И тогда я пальнул в воздух. Попрощался со своей прошлой безумной жизнью. И стал обыкновенным садовником по фамилии Мюллер. Странная фамилия.

Обыкновенная. В Германии иметь фамилию Мюллер все равно, что не иметь никакой. Все шутите? Давно бросил. Врачи запрещают. С каких это пор вы стали ходить по врачам? Сразу после смерти. Говорят, ведь юмор, он полезный. Шутка, мол, жизнь продлевает. Не всем. Тем, кто смеется, продлевает. А тому, кто острит, укорачивает. Вот так вот. Как фрау Марта? Все хорошо. Мальчик родился. Хороший мальчик? 12 килограмм. Зачем? Ходит. Болтает? Молчит. Умный мальчик, далеко пойдет. Чем же вы занимаетесь? Ничем. Живу. Цветочки выращиваю. Красивые? Выгодные. По талеру за штуку. А если учесть количество свадеб, юбилеев, премьер! Одни мои похороны дали мне денег больше, чем вся предыдущая жизнь. Господин барон, вы здесь, на ночлег? Здесь. А что скажет фрау Марта? А уже сказала. Вот: "Прости, дорогой, но мне все это осточертело". "Осточертело". Пишется через "е". Ушла? От такого богатства? Имея дом, четыре экипажа ушла от такой жизни. Пешком и на улицу. А я еще не сошел с ума. Простите, что вас побеспокоил господин Мюллер. Как ты меня назвал? Господин Мюллер. Простите, господин барон! Так! Круши! Вот так! Вилли, дорогой мой, как вы сюда попали? Через дверь, естественно. Боже мой, какая проза. Я, кажется, вам объясняла, что в этом доме существуют определенные традиции. Момент! Через окно! Ну, ну, ну. Ты спешишь ко мне? Не волнуйся, свои. Это безрассудство. Тебя могли увидеть. Кто-нибудь из слуг. Ничего страшного. Сочтут за обыкновенное привидение. Что тебе надо? Поговорить с тобой. Я не могу. Ты сошел с ума. Я занята. Завтра годовщина твоей смерти. Ты что, хочешь испортит нам праздник? Это не честно! Ты обещал. Ой. Кто-то идет. Умоляю тебя, Карл, умоляю тебя. Давай поговорим. Давай поговорим в другой раз. Хорошо. Сегодня в полночь у памятника. У памятника кому? Я здесь! Очень приятно. Прошу. Разве вы не умерли? Да, да. Призрак, привидение. Ну что ж теперь делать? Бывает. Да, да, господа, да! Мой научный трактат окончательно разрушил возражения моих оппонентов! И свидетельствует о том, каким порой извилистым путем шагает истина во второй половине 18-го столетия. А, иными словами, в наше время, господа! Перед вами, уже ставшая классической, схема вытягивания самого себя из болота за волосы. Гениально проделанная в свое время незабвенным бароном. Нынешние схоласты и демагоги еще кое-где и сейчас твердят: "Невозможно!". Трусы и ретрограды! Я, как близкий человек покойного, как его современник неоднократно наблюдал этот взлет своими собственными глазами. Я, как ученый теоретик, утверждаю, что главное это правильно найти точку приложения рычага. Берется голова, берется рука. Небольшое усилие. Ровно в полночь у моего памятника. Важный разговор. Быть обязательно. Вот и все. Вопросы есть? Господин бургомистр! Его высочество герцог опять промазали! Четвертый раз гоним этого кабанчика мимо его высочества а его высочество, извините за выражение, мажет и мажет. Прикажете прогнать в пятый раз? Нет. Не удобно. Он его уже запомнил в лицо. Кто кого? Герцог кабанчика. Позор! Королевская охота! Докатились! С одним кабанчиком справиться не можем! Прошу прощения, господин бургомистр. Его высочество лесом не доволен. Темно, сыро, ну и вообще. Вот если бы ему, говорит, подстрелить медведя.

Где я ему возьму медведя? А может мы у цыган займем?

Делайте что хотите. Но чтоб через полчаса в лесу было светло, сухо и медведь! Сыро ему, темно, медведей. С ума можно сойти! Как будто он не знает, что все медведи у нас давно перевелись. Кстати, барон, я давно хотел вас спросить, где вы, собственно говоря доставали медведей? Уже не помню. По-моему в лесу. Нет, это исключено. Они у нас давно не водятся. Нам нужно поговорить. Нет, ну докатились, а? Докатились! У цыган крадем медведей! А ведь были, были. Буквально родиной медведей. Теперь и это проблема. Вам сейчас не до меня. Ровно в полночь у памятника. Правильно. Карл, Карл, мне без тебя очень одиноко. Мне не с кем ни поговорить, ни посоветоваться. По-моему этом медведь. Да бог с ним. Не умеем при жизни ценить друзей. Понимаем их значение только тогда когда они от нас уходят. Тогда я уйду. А мы суетимся, мечемся. А зачем это? К чему это? Вот только тебя не доставало. Расплодились. Итак, господа. Я пригласил вас, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие. Черт возьми, отличная фраза для начала пьесы. Надо будет кому-нибудь предложить. Карл, если можно, не отвлекайся. Итак, дорогие мои! Три года назад по обоюдному согласию я ушел из этой жизни в мир иной. Между нами было заключено джентельменское соглашение о том, что ни я, ни вы меня беспокоить не станем. Я условия соглашения соблюдал честно, чего нельзя сказать про вас. Но дорогой барон! Оправдания потом. Пока вы хоронили мое бренное тело, я старался не обращать внимание. Но когда вы стали отпевать мою душу. Подождите, подождите. Я ничего не понимаю. О чем идет речь? Об этом. "Полное собрание приключений барона Мюнхгаузена". Ну и что, что? Я не понимаю. Что не нравится-то? Кстати, прекрасное издание! Это не мои приключения. Это не моя жизнь. Она приглажена, причесана, напудрена и кастрирована. Обыкновенная редакторская правка. Дорогая Якобина, ты же меня знаешь. Когда меня режут, я терплю. Но когда дополняют, становится нестерпимо.

Но, пойми же наконец, дорогой мой. Ты уже себе не принадлежишь. Ты миф! Легенда. И народная молва приписывает тебе новые подвиги. Народная молва не додумается до такого идиотизма. Ну, знаете ли! Да, господин Рамкопф. Я требую изъятия этой вздорной книги. Теперь о памятнике. Он мне не нравится. Взять хотя бы картину, где я шпагой протыкаю десяток англичан. Дорогой, но ты же воевал с Англией?

Но ты же прекрасно знаешь, что в этой войне не было пролито ни капли крови. А я утверждаю, что было! У мне есть очевидцы, у меня есть свидетели. Я не шел в атаку с таким зверским лицом, как было изображено. Да ты никогда не видел себя со стороны. И не орал: "Англичане свиньи!" Это гадко. Я люблю англичан. Я дружил с Шекспиром, ты знаешь. Да, знаю. Короче говоря, я против этого памятника. Карл, дорогой мой. Как это против? Наверное мы все виноваты перед тобой. Наверное действительно допущена какая-то не точность. Но поверь мне, как старому другу, это произошло от безмерной любви. Но мы сейчас ничего не успеем сделать! От безмерной любви и уважения. А баронесса права. Завтра, завтра 32-е мая! А баронесса права. Ты уже себе не принадлежишь. Ты наша гордость. Да. Поэтому. Уже съехались гости! Поэтому мы воздвигаем этот памятник. Ты что, хочешь сорвать нам праздник, а? Бог с ними, с не точностями. Через год воздвигнем другой более достоверный. Нет, нет, нет. Я тебя спрашиваю. Ты хочешь сорвать нам праздник? Что случилось, а? Ты словно с цепи сорвался. Я же по лицу вижу что что-то стряслось. Ну скажи мне, своему старому другу. Что? От меня ушла Марта. Она с ума сошла. Неблагодарная, дрянь. Кухарка. Она думает, это просто, быть любовницей такого человека. Мерзавка. Мы ее вернем.

Это не страшно. Действительно. Мы ее уговорим. Нет, вы ее плохо знаете. Чтобы вернуть ее, придется вернуть себя. Как это понимать? Я решил воскреснуть. Карл, Карл. Ты этого не сделаешь. Ну ты сам понимаешь. Нельзя. Зачем? Праздник. Мы все взрослые люди. Нет, нет. Ты этого не сделаешь! Сделаю. Но вы умерли, барон Мюнхгаузен. Вы похоронены. У вас есть могила. Придется снести. Нет, нет. Могилу мы сносить не будем. Пойми, дорогой мой. В этой ситуации я вынужден буду принять экстренные меры.

Меня это не остановит. Прощайте, господа. Я искренне сожалею, но. Я тоже сожалею, но бургомистр не может позволить всяким самозванцам посягать на святые имена. Как интересно.

А вы за это время очень изменились, господин бургомистр. А вы зря этого не сделали. Вот факты: выписка из церковной книги, справка о смерти барона, квитанция на гроб. Казалось бы, доказательств более чем достаточно. Однако, подсудимый продолжает упорствовать!

Воспользовавшись своим внешним сходством с покойным бароном коварно овладев его походкой, голосом и даже отпечатками пальцев подсудимый наивно надеется нас обмануть и заставить узнать в себе нашего дорогого барона которого мы три года назад торжественно проводили! Я отлично помню эту панихиду. Я сам его отпевал. Мы ждем, подсудимый. Вы отказываетесь отвечать на вопросы суда? Прекрасно! Послушаем голоса родных и близких. Вызывается в качестве свидетельницы баронесса Якобина фон Мюнхгаузен. Свидетельница, посмотрите внимательнее на подсудимого. Знаком ли вам этот человек? Кто это? Это садовник Мюллер.

Здравствуйте, садовник. А откуда вы его знаете? Он поставляет цветы на могилу моего покойного мужа. Свидетельница, простите за такой нелепый вопрос, но не похож ли подсудимый на покойного барона? Присмотритесь внимательнее. Некоторое сходство, возможно, есть. Но очень не значительное. Благодарю вас, баронесса. Фрау Марта, фрау Марта! Фрау Марта, у нас беда, барон воскрес. Будут неприятности, фрау Марта. Свидетель, можете ли вы, хотя бы отдаленно признать в обвиняемом своего покойного родителя? Нет Никогда! Так. Достаточно. Прошу избавить ранимую душу юноши от дальнейших расспросов. У меня вопрос к моему сыну. Протестую! Это не ваш сын, это сын барона Мюнхгаузена! Да, да, конечно. Извините. Хотя это звучит парадоксально. Очевидно, в этом есть какое-то непонятное свойство природы. Вино переходит в уксус, Мюнхгаузен в Феофила. Ненавижу. Все. Дуэль! Здесь же стреляться. Через платок.. Протестую! Прекратите, свидетель. Вы не можете стреляться с обвиняемым. Вы барон, а он садовник. Сядьте на место. Прошу господина бургомистра! Извините. Я хотел бы уклониться от этой неприятной обязанности.

Нет, это невозможно. Вы были другом покойного барона. Ваши показания необходимы. Господин судья. Ну я же уже не молодой человек! У меня слабое зрение, совершенно не надежная память. Я могу ошибиться. Вы узнаете в подсудимом барона или нет? Не знаю. Ну посмотрите внимательнее. Ну, ну, ну. Ну подойдите, посмотрите.

У меня слабое зрение. Тут главное. А вы на ощупь. На ощупь. Честное слово, иногда мне кажется, что он а иногда что нет. Ну нет. Как.

Кажется. Ну могу ли я доверять собственному мнению, когда. Полностью доверяюсь суду. Как решите, так и будет. Позор. И это наш бургомистр! Ну что вы, ну что вы, господин бургомистр. Извините, господин судья. Извините, баронесса. Извините, подсудимый. Я на службе. Если решат, что вы Мюнхгаузен, я паду вам на грудь. Если решат, что вы Мюллер посажу за решетку.

Вот и все, что я могу для вас сделать. Господин обвинитель, у вас все? Все. По-моему достаточно. Подсудимый, нет ли у вас свидетелей в вашу защиту? К сожалению, нет. Есть. Есть! Так, прошу сделать перерыв. Я болен. Вот свидетельство. Так, судебное заседание переносится на завтра. Перерыв, перерыв, перерыв! Вы хотите участвовать в процессе? Я хочу сказать правду! Имейте ввиду, фрау Марта. Если он раскается, мы добьемся помилования. В противном случае, как минимум, 10 лет тюрьмы. 10, фрау Марта! Успокойтесь, Генрих. Если человек хочет сказать правду, он имеет на это право. Мне бы только хотелось знать, какую правду вы имеете ввиду? Правда одна! Правды вообще не бывает. Да. Правда это то, что в данный момент считается правдой. Разве этот сытый торговец, этот тихий семьянин Мюнхгаузен? Что вы, побойтесь бога. Я восхищаюсь вами. За три года вам удалось сделать из моего мужа то, что мне не удавалось и за 20 лет. Браво! И теперь, когда мы совместными усилиями добились успеха зачем же начинать все сначала?

Я люблю его. А что она ему дала, ваша любовь? Серую, унылую жизнь? Теперь скамью подсудимых! Завтра тюрьму или смерть! Имейте в виду, фрау Марта, если судебное расследование зайдет в тупик мы будем вынуждены произвести экспертизу. Что это значит?

А это значит что его бросят в болото или заставят прокатиться на ядре. На настоящем ядре, Фрау Марта! Да, да. На настоящем ядре. Господи! Неужели вам обязательно нужно убить человека чтобы понять, что он живой! Хорошо сказано. Очень. Но у нас нет выхода. И теперь, когда вы знаете все, решайте сами. И мой вам совет: не торопитесь стать вдовой Мюнхгаузена. Это место пока занято. Подсудимый Мюллер, вам разрешено свидание. Я согласна вернуться. Я буду терпеть. Меня? Никогда. Тебе грозит тюрьма. Чудесное место. Здесь рядом со мной Овидий, Сервантес. Мы будем перестукиваться. При свидании положено разговаривать. Разговаривайте. Карл, ты не знаешь самого главного. Они придумали какую-то страшную экспертизу! Наконец-то! Займемся настоящим делом! Нет, Карл. Они хотят убить тебя, понимаешь? Что ж. Будем честными до конца. Нет, милый. Видно такая уж моя судьба: в самые трудные моменты отступать. Я буду свидетельствовать, что ты Мюллер. Я предам тебя. Я скажу им, что ты садовник. Я твоя жена. Нас обвенчали в сельской церкви. У нас родился мальчик. Не делай этого, Марта. Господа, господа! Повторяю: закрытый судебный эксперимент. Вход только по специальному разрешению! Господин Рамкопф! Нет, нет, нет. Сегодня ничего не могу сделать. Ничего. В следующий раз. Сегодня ничего сделать не могу. В следующий раз, пожалуйста. Господин пастор, господин пастор! Попросите, чтобы меня пропустили! Я ему тут собрал кое-что в дорогу. Все-таки путь то не близкий. А ты что, и впрямь думаешь, что он долетит? До Луны? Конечно. Ее же даже не видно. Когда видно, так и дурак долетит. Барон любит, чтоб было потруднее. Поразительно. Что, ваше высочество? Я говорю, поразительно, как наш народ гармонирует с природой. О! Я это запомню. Вы запишите. Якобина. Прекрати! Без истерик, умоляю тебя! Якобина, уже все готово. Оставь меня, мама! Туда нельзя, господин барон. Я имею право. Это со мной! Не сходи с ума, на нас люди смотрят. Хватит! Я всю жизнь не сходил с ума. Мне это надоело. А вдруг этот садовник долетит и мы опять останемся в дураках? Нет, такой случай упускать нельзя. Я полечу вместе с ним!

Он со мной! Оставьте его! Мальчик мой, иди сюда. Иди ко мне! Во-первых, вы вдвоем сюда не поместитесь. Это исключено. Во-вторых, никакого полета не будет вообще! Якобина, я же просил. Судебная тайна. Хорошо. Сугубо между нами. Все заранее срепетировано. В пушку ему положили сырой порох. Зачем сырой порох? Ну не убийцы же мы. Он пролетит не больше двух саженей и шлепнется на землю. Все будет доказано, и он вернется к своим цветочкам. Ну а не будет ничего такого не нужного? Что вы, ваше высочество. Все пойдет по плану.

После увертюры допросы. Потом последнее слово подсудимого, залпы, общее веселье, танцы. Ну что же, во общем-то задумано у тебя интересно. Да, да. Задумано интересно. Начинаем, фрау Марта. Прошу вас, точно по тексту. Господи, прости нас всех, благослови и постарайся сделать так, чтобы во-первых, все обошлось, а во-вторых. Некогда, господин пастор, некогда. Пора начинать. Выпускайте фрау Марту! Хорошо. Розовое платье на сером фоне смотрится.

Талия немного завышена, но, в целом, не плохо. Здравствуйте, фрау Марта. Вы принесли ходатайство о помиловании? Принесла. Зачитайте. Я, Марта, жена садовника Мюллера прошу вас помиловать моего ненормального мужа. Разрешите хоть день поставить другой. Ни в коем случае, все должно быть точно по тексту. Ваше высочество, я припадаю к вашим стопам. Сего года, 1783. Мая 32-го. Бесподобно, фрау Марта! Вы обещаете, что с ним ничего не случиться? Я же объяснил: сырой порох. Он вывалится из ствола и шлепнется здесь же на землю на землю под общий хохот. Максимум легкие ушибы. Подсудимый, в целях установления вашей личности и во избежании судебной ошибки, вам предлагается при свидетелях повторить известный подвиг барона Мюнхгаузена полет на Луну. Предупреждаю вас, вы имеете право отказаться. Нет. Я согласен. Ну. Будем исповедоваться. Я это делал всю жизнь, но мне никто не верил. Прошу вас, облегчите свою душу. Это случилось само собой, пастор. У меня был друг. Он меня предал. У меня была любимая. Она отреклась. Я улетаю налегке. Грубо. Как мы все-таки любим. Всегда бы Не это главное. Зачем ты согласилась играть эту комедию? Я сделала это ради нашей любви. Я перестал в нее верить. А почему не слышно? Я не понимаю, о чем они говорят. Ваше высочество, подсудимый благодарит городские власти и как бы шутит со своей возлюбленной. Хорошо. Особенно кружевной воротник и передняя выточка ему очень к лицу. И вообще он похож на покойного. Помнишь, когда мы были у Архимеда, он сказал:. "Любовь это Теорема, которую нужно каждый день доказывать." Скажи мне что-нибудь на прощание. Ну скажи что-нибудь на прощание. Что сказать? Подумай! Всегда найдется что-то важное для такой минуты! Я. Я. Я буду ждать тебя. Я очень люблю тебя. Я буду верна тебе. Не надо. Они положили сырой порох, Карл! Они хотят помешать тебе, Карл! Спасибо. Спасибо, Марта. Пусть завидуют! У кого еще есть такая женщина? Боже мой. Дочь аптекаря она и есть дочь аптекаря. Томас! Ты принес то, что я просил? Да, господин барон! Вот он!

Этот сухой? Проверенный? Да уж, рванет так рванет! Прощайте, господа! Сейчас я улечу и мы вряд ли увидимся. Но когда я вернусь в следующий раз. Вас уже не будет. Дело в том, что время на небе и на земле летит не одинаково. Там мгновения, тут века. Все относительно. Впрочем, это долго объяснять. Господи, как умирать надоело. Зажечь фитиль! Ваше высочество, ситуация критическая. Ваше высочество, я его знаю. Он не остановится. Сейчас все взлетит на воздух, ваше высочество! И я тоже? Я же говорю все! Где командующий? Командует. Ваше высочество, я вас умоляю! Я вас умоляю, сейчас же признать его бароном! Это не страшно, ваше высочество. Это можно трактовать как гуманность. Тем паче, вы сами говорили: он похож, похож на покойного барона. Похож! Посмотрите на его глаза, на лицо! Да все! Вылитый барон! Весь облик барона! Похож? Похож! Похож, ваше высочество! Похож! А где командующий? Я уже ничего не понимаю. Так это он или не он? Не можешь потерпеть 2 минуты? Вы должны выступить. Ваше высочество, я сделаю все, что в моих силах. Остановитесь, подсудимый! Ваше высочество, прошу вас. Ну, вот что. Наверное, мы тут все были в чем-то не правы. Господа! Решением Ганноверского суда в связи с успешным завершением эксперимента.

Раз уж так все сложилось, так пусть уж идет как идет. Приказано, высочайшим повелением приказано. Считать подсудимого бароном Мюнхгаузеном! Правильно. И вот тут некоторые стали позволять себе нашивать накладные карманы и опушивать рукав. Вот этого мы позволять не будем! Виват, господа! Виват! Перед вами барон Мюнхгаузен! Карл, я узнаю тебя! Фео, ну что же ты стоишь? Смотри, кто к нам приехал! Подождите, подождите! Карл, я всегда знал! Я знал! Это все так неожиданно! Поздравляю от всей души! Но с чем?! С успешным возвращением с Луны! Не правда! В этот раз я не был на Луне! Как это не был, когда уже есть решение, что был? Не правда! Незаметно присоединяйтесь. Присоединяйтесь. Да, конечно. Когда мой муж летал, я безумно волновалась. Но могу сказать одно: верила, что он вернется. Присоединяйтесь к нам, господин барон, присоединяйтесь. Присоединяйтесь. Присоединяйтесь к нам, барон, присоединяйтесь. Господин барон, присоединяйтесь. Присоединяйтесь, господин барон. Куда вы? Присоединяйтесь к нам, барон. Господин барон, присоединяйтесь. Да, господа, да. Это было уже третье путешествие на Луну моего мужа. Первые два мы совершили с ним вместе. Впрочем, я об этом еще напишу. Присоединяйтесь, барон. Присоединяйтесь. Господи. Если бы вы знали, как вы мне все надоели. Да поймите же! Барон Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал. А тем, что не врет. Если я обещал, что снова полечу на Луну я должен это сделать. Ты готова, Марта? Томас, ступай домой! Готовь ужин! Когда я вернусь, пусть будет 6 часов! 6 вечера или 6 утра? Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Умное лицо это еще не признак ума, господа. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Наденьте его, пожалуйста, на лампочку.

На него напали, а лавку разрисовали. >>>