Христианство в Армении

Если тебя это так заботит, присоединяйся, сама увидишь.

назвала главную улицу их города УЛИЦЕЙ ВЯЗОВ хотя ещё никогда ни один вяз не отбрасывал своей тени на улицы Догвиля но они не нашли оснований, для того, чтобы что-то менять. Большинство зданий довольно сильно обветшало. Откровенно говоря, они были больше похожи на лачуги. Дом, в котором жил Том, был лучшим, а в старые добрые временаего можно было назвать и вполне презентабельным. В тот день в доме негромко играло радио.

Впав в старческий маразм, Томас Эдисон-старший стал испытывать слабость к более легкой музыке. Дамы и господа, Президент Соединенных Штатов. Том, сделай одолжение. Радио? А все потому что, они перестали передавать музыку, и ты можешь услышать что-нибудь полезное? Как ты сам понимаешь, я должен больше отдыхать. Если хочешь, можешь и дальше надо мной издеваться. Отец Тома был врачом, а теперь получал скромную пенсию. Поэтому Том не считал великой катастрофой то, что он слоняется, не утруждая себя сколько-нибудь серьезной работой. Том был писателем. во всяком случае, таковым он считал себя сам. Хотя до сих пор на бумаге результат его работы ограничивался словами и , вслед за которыми стоял вопросительный знак. И, тем не менее, он педантично хранил эти записи в архиве в одном из многочисленных ящиков своего бюро. Пока, папа. Пока, Том. Добрый вечер, масса Том. Добрый вечер, госпожа Оливия. Эй, не забудьте о нашей завтрашней встрече. Ну что вы. Чтобы отсрочить тот момент,когда ему придется по-настоящему взять в руки перо, Том придумал серию встреч с горожанами, посвященных их моральному совершенствованию. Ему казалось, что он обязан это сделать, чтобы помочь своему городу. Привет, ребята. Привет, Том. Добрый вечер, Чак. Придешь завтра на встречу? Я бы обошелся и без твоих лекций. Но ты же знаешь Веру. Пока я не согласился, она от меня не отстала. Кто дал Моисею кость? На ней еще осталось мясо. Это Джэйсон. Джэйсон дал этой шавке мясную кость? А когда мы в последний раз ели мясо? В следующий раз, когда ты опять столь бездумно распорядишься хорошими продуктами,я отниму у тебя нож. И как же я сам не догадался, что это ты дал ему мясо. Моисей должен оставаться голодным! Чтобы охранять. А что в Догвилле охранять? Что здесь можно украсть? Скверные сейчас времена, Том Эдисон. А скоро здесь появятся люди, которые будут еще беднее, чем мы. На самом деле у Тома было достаточно дел, хотя, формально говоря, как таковым писательским трудом он пока не занимался. И если кому-то было тяжело понять, чем он занимается, Том отвечал просто . Да, ему не приходилось пробиваться сквозь горную породу. Он пробивался сквозь субстанцию куда более твердую и неподатливую, а именно, сквозь человеческую душу. Пробивался к ее сияющим глубинам. Привет, Марта. -Здравствуй, Том. Послушай, придут все. Тебе нужно приготовить скамьи. Да, они уже готовы. Но, Том, я повторяю, если ты хочешь воспользоваться нашим органом, мне нужно попросить разрешения у начальства. Марта, а я повторяю тебе: орган нам не нужен.

Оставаться праведным можно и без пения псалмов и чтения Библии. Уже почти семы. Не забудь ударить в колокол. Я полагаю, этого достаточно, матушка Джинджер. Едва ли земле пойдет на пользу то, что вы постоянно ее мотыжите и рыхлите граблями. Все-таки именно земля дала нам всем жизнь. Перестань мне дерзить, Томас Эдисон-младший. Я буду мотыжить эту землю столько, сколько захочу! Да, и все только испортишь. Я согласна с Томом. А пирожки мои он любит. Верно, Том? Они очень вкусные. В этом нет сомнения. Да. Так кто из нас прав, когда речь идет о работе мотыгой, Том? Ты или я?

Боюсь, не все так просто. Он тебя поймал, Джинджер. А ты не можешь перед ним устоять, верно, Глория? Привет, Бен. Я открою ворота! Я проеду, Том! Что нового в индустрии грузоперевозок?

Там тоже все летит к чертовой матери? Не нужно смеяться над индустрией грузоперевозок. Ровно в семы часов Марта ударила в колокол, и настало время, на которое Том договорился со своим другом детства Биллом Хенсоном поиграть в шашки. Билл был глуп и знал об этом. Слишком глуп, чтобы сдать экзамен на инженера. Билл в этом даже не сомневался. Послушав, как в долине шумит сваебойная машина, которая, как настойчиво утверждал Бен, работает на строительстве фундамента новой тюрьмы, Том направился к дому Хенсона, чтобы нанести Биллу очередное унизительное поражение в шашках.

Кто-то мог бы сказать, что больше чем доска для игры в шашки Тома привлекала старшая сестра Билла Лиз, и, возможно, этот кто-то был бы прав. В дом Хенсонов Тома и вправду влекли новые горизонты. Такие же манящие, как и те, что простирались за пределами долины. Горизонты, очерченные соблазнительными изгибами тела Лиз Хенсон. Никто не хочет открыть? Нет? Сладостная, мучительная бездна. Привет, Лиз. Привет, Том. А тебе обязательно приходить к нам каждый Божий день? Как было бы здорово, если бы для разнообразия здесь появился кто-нибудь поинтереснее, чем ты. Ты знаешь, мне в этом городе так одиноко. Как только мой жених напишет, что он устроился в Болдере на эту работу, я отсюда уеду. И тогда вам всем придется поискать другую девчонку, которой можно было бы заглянуть под юбку. -А Билл дома? -А разве его когда-нибудь не бывает? Он учится, а я вожусь со стаканами. Хотя всем известно, что я умнее его. -Здравствуйте, миссис Хенсон. -Добрый вечер, Том. Время играть в шашки, приятель Билли. А что, уже? ты не слышал колокол? Как обычно, Билл пытался всячески увильнуть от самой игры. Он сказал, что не совсем понимает, в чем смысл встреч, которые собирается проводить Том. А, может, лучше оставить людей такими, какие они есть? Не думаю. Я. Я. А вдруг они и так хороши? Без всяких встреч. По-твоему, люди хороши? Едва ли. Мне кажется, наша страна слишком о многом забыла. Я постараюсь освежить память людей при помощи ярких примеров. И какой пример ты приведешь завтра? Не знаю.

Я постараюсь выяснить, способны ли жители Догвилля принять то, что им посылает судьба. Им необходимо нечто. Что-то реальное. Какой-то дар.

А какого черта кто-то сверху будет нам что-то дарить? Не знаю. Мне нужно об этом подумать. Постой, постой. Нам не хватает одной шашки. Мы не сможем играть. Сегодня я очень внимателен. Спокойной ночи, Билл. Несмотря на значительные усилия с целью продлить пребывание у Хенсонов, Том довольно быстро добился триумфа за шашечной доской. Когда же он возвращался домой по улице Вязов, пошел дождь, и ветер усилился до штормового. На следующий день в своей лекции Том хотел доказать, что жители Догвилля с трудом способны на то, чтобы принять подарок судьбы, но ему отчаянно не хватало яркого и наглядного примера. Билл был прав. На этот городок поток даров с небес никогда не изливался. Том даже не сомневался. Это были выстрелы. Шум от сваебойной машины, работающей на болотах, был совсем другим. Звуки выстрелов доносились из Долины, или, возможно, с дороги со стороны Джорджтауна. Он ждал новых выстрелов и, казалось, что прошла целая вечность. Но они не повторились. Немного разочарованный, Том присел на старушечью скамейку, чтобы подумать. Чтобы на секунду сосредоточиться на возникшем было чувстве опасности. Но очень скоро он мысленно вернулся к своим излюбленным темам. И на фоне грозы они быстро трансформировались в статьи и повести, и огромные толпы людей, которые будут в тишине слушать Тома после публикации очередной книги,посвященной бичеванию и очищению человеческой души. И он увидел, как люди а среди них были даже другие писатели, обнимают друг друга после того, как посредством его слов жизнь открылась им с новой стороны. Это было нелегко. Но благодаря своему усердию и использованию повествовательных и драматических приемов, он сумеет донести до людей свою мысль. И когда его будут спрашивать о методах его работы, он будет говорить лишь одно: . Том мог бы пролежать на скамейке еще полчаса или даже больше, но тут его внимание привлек еще один необычный звук. Моисей начал лаять. Само по себе это было не так уж и удивительно, только на этот раз Моисей лаял как-то по-другому. Скорее, это был даже не громкий лай, а рычание, как будто опасность была совсем рядом, и ее источником был не пробегающий мимо енот или лиса. Словно собака оказалась лицом к лицу с опасностью, которую следует воспринимать всерьез. Эй, леди! На вашем месте я бы туда не ходил. Я хорошо знаю эту гору и сомневаюсь, что оттуда можно вернуться живым. Там весьма неприятный обрыв. А другая дорога здесь есть? Там, откуда вы пришли. В Джорджтауне. А почему вы решили идти через горы? Вы имеете отношение к этим выстрелам? Помогите мне! Помогите, прошу вас! Прячьтесь в шахте. Вон там. Куда ведет эта дорога? Никуда. Это тупик. Если хотите объехать, возвращайтесь в Джорджтаун. А наш городок называется Догвилль. Догвилль? Да. Впервые в жизни слышу такое идиотское название. Эй, мы ищем одного человека. Правда? Кто же это может быть? Мой босс хочет с тобой поговорить. Молодой человек. -Да, сэр. Я ищу девушку. В панике она могла направиться именно в ваш город. Я не хочу, чтобы ей был причинен даже минимальный вред. Она мне очень дорога. Сэр, в последнее время через Догвилль никто не проезжал. Моисей наверняка бы залаял. Он с большим подозрением относится к незнакомцам. Какой мудрый Моисей. Прошу вас, возьмите мою визитку. Если увидите незнакомку. перезвоните. Я в состоянии предложить вам достойное вознаграждение. Хорошо, сэр. Спасибо. Скажите, а это не вы там стреляли? Они уехали. Может быть, выйдете? Прежде чем лезть в горы, не хотите выпить чашку кофе? Было бы замечательно. Прекрасную беглянку звали Грэйс. Она не выбирала Догвилль, рассматривая карту, и вовсе не стремилась посетить этот городок, но Том сразу почувствовал, что она оказалась здесь не случайно. Давайте, я возьму кость. Она могла бы скрыть свою беззащитность, но девушка решила довериться Тому, который попался ей на пути совершенно случайно. Словно, да, словно она была ниспослана свыше. Щедрый, очень щедрый дар, подумал Том. Хотите перекусить? Должно быть, вы голодны? Я не могу. Я не заслуживаю этого куска хлеба. Я украла кость. А ведь я ни разу в жизни ничего не крала. Я должна сама себя наказать. Меня всю жизнь учили быть высокомерной. И вот теперь мне пришлось многому учиться заново. Во имя дальнейшего просвещения, Грэйс, вам будет полезно узнать, что в нашем городе очень невежливо отказываться от еды, которую вам предлагают. Простите меня. Что это были за люди в машине? Почему они хотели причинить вам зло? Человек на заднем сидении босс. Я видела его лицо. Он оставил мне свой телефон и попросил перезвонить, если я вас увижу. Не сомневаюсь, что он предложил вам хорошую награду, если вы скажете ему, где я нахожусь. -А где ваши родные? -У меня нет семьи. Единственным близким человеком был мой папа. Но эти гангстеры лишили меня отца. А если бы я предложил вам остаться здесь? Даже если вы не шутите, это невозможно. У вас слишком маленький город. А мне нужно спрятаться. Люди начнут задавать вопросы. Это не так уж страшно, если все захотят вам помочь. Вы говорите, что в этом городе все похожи на вас? Здесь живут хорошие люди. Честные люди. Правда, все они и сами нуждаются. И вполне могут отказать вам в помощи, но мне кажется, попросить их о ней все-таки стоит. Но мне нечего предложить им взамен. Нет, я думаю, вы можете многое предложить Догвиллю.

Сказать, что аудитория, собравшаяся на следующий день в молельном доме на лекцию Тома о морали и нравственности, была полна энтузиазма, было бы преувеличением. Но все-таки люди пришли.

И Том бесстрашно пустился в свое рискованное предприятие с целью наглядно продемонстрировать, как трудно бывает людям принимать подарки судьбы. Тема была вполне очевидной и понятной, но молодой человек абсолютно не подумал, о чем он будет говорить. Чтобы компенсировать недостаток подготовки, Том настойчиво прибегал к методике беспорядочных выпадов и уколов. Его отец тайком наблюдал за реакцией слушателей. Убедившись в том, что публика не вполне довольна столь откровенной критикой в свой адрес, он решил предвосхитить назревающий протест. Я не сомневаюсь, что ты желаешь нам всем добра, Том. Но мне кажется, что уж где-где, а в нашем городе чувство локтя развито вполне неплохо. Живя столько лет бок о бок, мы все неплохо знаем друг друга. Лично я умею разбираться в людях. Право же, Том, ты снова взялся за старое. Заставил нас собраться и слушать всякую ерунду. Ты что же, считаешь себя философом? Скорее, я отличаюсь наблюдательностью. А, по-моему, ленью. Снегу нас принято убирать сообща. Снег принято убирать сообща? Каждая семья расчищает подходы к своему дому. Да, я должен признать, что в этом Том прав. Если дороги не расчищать. Прости, Том, но тебе придется подготовиться получше. От нашей открытости и чуткости выиграет вся страна. Неужели ты хочешь сказать, что мы не поможем человеку, который попал в беду? Нет, я не об этом. Не об этом. У нас в городе о людях принято заботиться. Проверить это едва ли возможно. Раз никто не хочет признать, что такая проблема существует, я приведу наглядный пример. Я не собираюсь говорить о том, что уже происходило. Я расскажу о том, что лишь должно произойти. Вкратце рассказав пораженным жителям Догвилля о событиях предыдущего вечера, Том спустился в шахту и вывел беглянку из ее укрытия. Позвольте представить вам Грэйс. Грэйс, это жители города Догвилль. -Здравствуйте. -Здравствуйте. Том рассказал нам о вашей беде, мисс. Я никого не хочу подвергать опасности. А почему бы вам не обратиться в полицию? Там с гангстерами разберутся. Сомневаюсь, что это хорошая мысль. Индустрия грузоперевозок. У этих людей хорошие связи. Даже в полиции. Ты считаешь, что мы должны укрыть беглянку? Беглянку, которую разыскивают гангстеры? Тогда мы сами окажемся в незавидном положении. Успокойся, Клэр. У тебя астма. Спрятаться в Догвилле можно и очень неплохо. Это факт. Приехать к нам можно лишь по одной единственной дороге. А за ней с легкостью присмотрит, прошу прощения, не в меру любопытная кузина матушки Джинджер, которая живет в нескольких метрах от поворота. У нее есть телефон. Ударив в колокол, Марта предупредит всех о том, что к городу приближаются незнакомцы. Но, Том, я бью в колокол, отмеряя время. Вдруг люди запутаются? Послушай, Марта. Ради спасения человеческой жизни мы вполне можем воспользоваться нашим старым колоколом. С какой стати? Потому что нам не все равно, Чак.

Мы заботимся о других людях. Нет, я не об этом. Откуда нам знать, что эта женщина рассказывает правду? Возможно, эти гангстеры действительно в нее стреляли. Но это вовсе не говорит о том, что ей можно доверять. Он прав. С какой стати вы должны мне верить? А я вам верю. Том, мы не гангстеры. Мы не лезем в чужие дела и ни у кого ничего не просим. Наконец-то вы в этом признались. Если бы только существовал способ убедиться в словах юной леди. Узнать ее получше. Тогда я думаю, мы все были бы готовы рискнуть. Но такой способ есть. И ты сам о нем говорил. Давайте поживем с ней бок о бок. Папа, ведь ты так здорово разбираешься в людях. Сколько времени нужно такому опытному человеку, чтобы все о ней узнать? Неделю? Может, две? Давайте предложим ей остаться на две недели. И если по окончании этого срока хотя бы один из вас крикнет ей: Обещаю, я с удовольствием лично отправлю ее собирать вещи. Если масса Том считает, что так будет лучше для нас и для всего нашего города, я согласна. Возможно, он молод, но сердце у него доброе. И я уверена в этом с тех пор, как оно начало биться. Больше на встрече жителей города не было сказано ни слова. Решение о том, чтобы дать беглянке две недели испытательного срока, Было принято. Теперь каждый сможет посмотреть на себя в зеркало и сказать, что он сделал все, что мог. и вполне вероятно, даже больше,чем сделало бы большинство других людей. В тот же день после обеда Том пригласил Грэйс пройтись по улице Вязов, чтобы познакомить ее с городом, который . Вот здесь живут Оливия и Джун. Джун инвалид. Они живут здесь, являясь живым подтверждением широты взглядов и терпимости моего отца. У Чака и Веры семеро детей, и они ненавидят друг друга. Рядом дом Хенсонов. Они зарабатывают на жизнь, состаривая дешевые стаканы, чтобы те выглядели побогаче. А здесь живет Джэк МакКэй. Джэк МакКэй слеп, и об этом знает весь город. Но сам он считает, что может скрыть этот факт, никогда не выходя из своего дома. В этой старой конюшне Бен держит свой грузовик. Он пьет, раз месяц ходит в публичный дом и очень этого стыдится. Марта присматривает за молельным домом, пока к нам не прибыл новый священник, чего, правда, никогда и не произойдет. Остаются матушка Джинджер и Глория. Им принадлежит этот очень дорогой магазин. Они пользуются тем, что из города никто и никогда не уезжает. Раньше ездили голосовать, но после введения регистрационного взноса, который для этих людей равен зарплате за Целый день, потребность в демократических процедурах также исчезла. Эти жуткие статуэтки могут сказать о жителях города, гораздо больше, чем любые слова. Если вы и вправду любите этот город, то проявляете свою любовь как-то странно. Лично я вижу славный маленький городок на фоне великолепных гор. Место, в котором, несмотря на самые суровые условия жизни, люди сохранили способность надеяться и мечтать. И семь этих фигурок вовсе не так уж ужасны. Назвать Догвилль славным было, по крайней мере, оригинально. Грэйс еще раз бросила взгляд на фигурки, которые всего пару дней назад она и сама бы заклеймила как воплощение полной безвкусицы. И вдруг она почувствовала то, что точнее всего было бы назвать легким изменением дневного света. Они за вами наблюдают. Если вы уже успели в них влюбиться, их нужно в этом убедить. У вас есть две недели, чтобы они вас приняли. Вы говорите так, словно мы играем в какую-то игру. Так и есть. Это игра. А разве ради спасения своей жизни вы не готовь немного поиграть? Что я, по-вашему, должна сделать? Вы не возражаете против небольшой физической нагрузки? Догвилль дал вам две недели. А теперь вы должны предложить его жителям что-нибудь взамен. На следующий день в Догвилле была чудесная погода. Нежные листочки на кустах крыжовника матушки Джинджер начали распускаться несмотря на обоснованные опасения Тома по поводу методов, которые она использует при работе в саду. Более того, именно первый день весны был избран в качестве первого в жизни Грэйс рабочего дня. Дня, начиная с которого она должна была обходить Догвилль,предлагать свою помощь из расчета один час на одну семью в день. Простите. Я бы хотела предложить вам свою помощь. Может быть, вам чем-то помочь? Карбюратор барахлит. Нет, нет. Дайте, я. Может, помочь по дому? У меня и дома-то нет. Только гараж. Я занимаюсь грузоперевозками. Дорога вот мой дом! Я готова. Доброе утро. А вот у мисс Оливии дом есть. Она ищет, кому бы помочь по дому. Уборщица для уборщицы? Не говорите ерунды, мистер Бен! Всего доброго. И вам того же. Увидимся. И Бен отправился в Джорджтаун с еженедельным грузом стаканов, которые мистер Хенсон так тщательно обработал полиролью для сокрытия любых следов своего дешевого семейного производства. А Грэйс повернула на узкую улочку с необычным названием Глунен-стрит и постучала в дверь слепого, но очень тщеславного человека. Доброе утро, мистер МакКэй. Меня зовут Грэйс. Я хотела узнать, я ничем не могу вам помочь? Это очень мило с вашей стороны, Грэйс, но. Я подумала, что из-за трудного положения, в которое вы попали. А в какое положение я попал? Вы. живете один. Да, и уже очень давно. Может быть, вам нужна помощь? Простите, не нужна. Вы никогда не обращали внимания на деревянный шпиль на крыше молельного дома? В 5 часов дня его тень падает на магазин Джинджер, точно на букву в вывеске , висящей в витрине. Может быть, это намек на то, что людям пора идти за продуктами к ужину? -До свидания, мистер МакКэй. -До свидания, Грэйс. Разговор Грэйс с Джэком МакКэем весьма точно отражал отношение к ней жителей Догвилля. Сдержанное, но дружелюбное, с некоторой долей любопытства. Один лишь Джэк выразил свой отказ коротко и ясно. Марте для этого пришлось произнести монолог, продолжавшийся почти Целый час. О Господи. Мне, мне придется придумать для вас какую-нибудь работу, потому что мне и самой ее не хватает. Через не слишком продолжительное время Грэйс оказалась у кустов крыжовника матушки Джинджер пребывая в настроении, которое едва ли можно было назвать хорошим. Она никогда не отличила бы крыжовник от кактуса, но абсолютный порядок во дворе ей понравился. К примеру, второй и третий кусты были защищены металлическими цепями на случай, если кому-то захочется воспользоваться печально знаменитым и вошедшим в легенду коротким путем к старушечьей скамейке. Грэйс собралась с духом и направилась к магазину. -Здравствуйте. -Здравствуйте. Нам помощь тоже не нужна. Я уже говорила об этом Тому. Да. Но это не так уж важно, потому что я все равно ничего не умею. В своей жизни я не проработала ни одного дня. Знаете, если вы смажете руки алоэ, к утру станет намного лучше. Это все от деревянной стружки. Я ее просто ненавижу.

Но вашим советом я все-таки воспользуюсь. Я еще ни у кого не видела таких белоснежных рук, как у вас. А вот и Том. Как нам всем повезло. Всем привет. Лиз. Грэйс. Как идут дела? Боюсь, не слишком хорошо. -Да. Помощь никому не нужна. Что ж, я так и думал. Он хотел, чтобы я завоевала всеобщую любовь. но при претворении его плана в жизнь возникли кое-какие проблемы, потому что люди не желают, чтобы я на них работала. А я бы так хотела вас всех отблагодарить. Вы очень рискуете, пока я нахожусь среди вас. Я хочу научиться жить как вы. Должен же быть человек, которому нужна помощь. У мистера МакКэя неважно со зрением. Да, я была у мистера МакКэя. Я была у Марты, и у Чака с Верой. Но помощь никому из них не нужна. Они все считают, что помогать нужно кому-то другому, но только не им самим. Забавно. Том говорил, что все будет именно так. наверное, ему приятно, что он угадал. А мы докажем ему, что он не прав. Твоя помощь нам пригодится. Но, Джинджер, у нас нет дел, которые нужно сделать. Тогда, возможно, у вас есть дела, которые делать необязательно? Делать необязательно? Дела, которые вы хотели бы сделать, но все время откладывали на потом.

И что же это за дела? Может быть, заняться кустами крыжовника. Крыжовник в полном порядке. Большое спасибо. Нет. Не ваш. А тот дикий, что вырос в высокой траве.

В траве мы там ничего не выращиваем. Вот именно. Так почему бы эти кусты не почистить? Кто знает, вдруг когда-нибудь они дадут урожай. Да. Точно. Точно. Кто знает. Ну хорошо, девочка. Сейчас своими белоснежными ручками тебе придется вычищать сорняки вокруг диких кустов крыжовника. Ну вот. Спасибо! Вокруг куста. Вот так, видишь? Все сорняки, что находятся рядом, нужно убрать.Главное будь осторожна. Вот так. Осторожно. После того, как несколько маленьких кустов крыжовника погибли в заботливых, но пока что не слишком опытных белоснежных руках Грэйс, ситуация с прополкой и отношением к ней жителей города начала меняться в лучшую сторону. Как оказалось, в Догвилле есть не так уж мало дел, которые люди хотели бы сделать, но все время откладывали на потом. У Бена не было дома, и эксперименты Грэйс по обустройству его жилища были ему совершенно не нужны. Но он с ними мирился, появляясь с поразительной пунктуальностью по окончании каждого визита Грэйс, каким бы непредсказуемым ни казался до этого его рабочий день в индустрии грузоперевозок. Оливии не нужен был человек, который помогал бы Джун ходить в туалет, пока сама Оливия находится на работе. Ведь до сих пор их прекрасно выручали придуманные Оливией замечательные большие подгузники. Если бы Джэку МакКэю нужен был собеседник, он мог бы легко выйти в город и найти его там. Поэтому вовсе не потребность в общении стала причиной того, что он приводил Грэйс в свою темную гостиную, где одна из стен была эффектно завешана шторами, и часами беседовал с ней о недооцененном качестве дневного света на Восточном побережье. Марта даже не думала о том, что она когда-нибудь обременит паству проблемой износа педалей и мехов.

В ожидании назначения нового священника она репетировала так,что из труб органа не вырывалась ни одной ноты, а значит, и человек, который переворачивал бы ей нотные страницы, Марте был не нужен. И видит Бог, сыну мистера и миссис Хенсон не нужна была помощь в учебе. Эта семья приняла Грэйс из жалости. И хотя, благодаря совету Грэйс состояние рук Лиз улучшилось, Томас Эдисон считал себя единственным врачом в городе. Он славился отменным здоровьем и не нуждался в уходе и помощи при приеме таблеток из аптечки, в которой было не так-то просто разобраться. Из всех, как выразился Том, не удалось только Чака. -Зацепить? -Да, зацепить. Какое надменное слово! А высокомерие это самое страшное зло! Я ему не нравлюсь. И он имеет на это полное право. Да. Послушай! К счастью, мне удалось придумать для него троянского коня. Троянского коня. Мы войдем в доверие к Вере. Завтра в Джорджтауне некий профессор читает лекцию. На очень заумную тему. Но, как видно, не настолько заумную, чтобы его не поняли в провинции. Так вот, Вера готова на все, лишь бы ее прослушать. Но ей не с кем оставить Ахилла. Она доверяет дочерям сочинение ямбов и пентаметров, но только не своего малыша. И тут на сцену выйдешь ты. Я сказал, что завтра после обеда ты сможешь с ним посидеть. Я постараюсь перехватить ее на обратном пути и немного задержать, чтобы Чак вернулся домой первым. Тогда ты воспользуешься моментом и, пустив в ход все свое очарование, постараешься завоевать его симпатии. Я с удовольствием посижу с Ахиллом, если Вера мне разрешит. Но раз я Чаку не нравлюсь, значит, не понравлюсь никогда. Том был буквально очарован этим удивительным и загадочным созданием. И хотя, она не удовлетворила его любопытство и за все это время даже словом не обмолвилась о своем прошлом, Грэйс по-прежнему идеально подходила для планов Тома, который хотел научить жителей Догвилля принимать посылаемые подарки судьбы. Том был доволен. Грэйс оказалась на краю пропасти, и именно он оказался тем человеком, который вернул на путь истинный. Этот факт возбуждал в нем ощущение власти, которую он еще никогда не испытывал по отношению к противоположному полу. И все эти чувства находили свое выражение в его нарождающейся любви. Здравствуйте. Это Далия, Олимпия, Диана, Афина, Пандора, Джэйсон, Ахилл. У вас чудесные дети. Хорошие ребята. И я их люблю. Прошу вас, не говорите о моих детях таких добрых слов. Я сразу начинаю плакать. И в печали, и в радости. Привет, Вера. Привет. Поехали? Я готова. Спасибо, что оставили на виду карту. Я бы наверняка ее забыл. Как вы догадались, что мне предстоит дальняя дорога? В прошлый раз, когда вы уезжали, Я видела на крыльце термос. Рядом с ним лежала карта. А в этот раз я снова увидела термос, но уже без карты. Вот я и подумала. Вы так миль, Грэйс. Так же, как мисс Лаура. Кто это, мисс Лаура? Ты снова не сдержался, Бен. Мисс Лаура относится к тем людям, которых Овидий назвал менадами. Не стесняйтесь, Бен. У каждого из нас есть право получать от жизни удовольствие. Я не сомневаюсь, что женщины из этих домов многим мужчинам доставляют истинное наслаждение. Здесь нечем гордиться. И это правда. -А я знаю, зачем ты пришла. Правда?

Ты хочешь всем понравиться и остаться у нас в городе. Ты очень умен. Да, мне нравится у вас в Догвилле. Хочешь, я тебе почитаю? Про Циклопа. Циклопов я не люблю. С двумя глазами люди намного симпатичнее. Особенно с такими, как у тебя.

Если ты хочешь понравиться маме, чтобы она позволила тебе остаться, ты должна делать все, что я попрошу. Может, поможешь мне прибраться? Мама говорит, что я должен работать не руками, а головой. А если я тебя очень попрошу? Пожалуйста. Ну хорошо. А вы здесь что делаете? Я ведь сказал вам, что ваша помощь нам не нужна. Мама попросила ее присмотреть за мной и Ахиллом. Тихо! Убирайтесь! вы все. Что за чушь! В древности такие номера наверняка проходили. Ну и как вам все это дурачество? Я не пытаюсь никого одурачить. Я имею в виду Догвилль. Он вас еще не одурачил?

Я думала, вы считаете, что это я пытаюсь воспользоваться расположением жителей. Как бы не так. Этот город прогнил до самого основания. И я бы нисколько не сожалел, если бы он завтра же провалился под землю. Я не вижу в этом городе никакого очарования. В отличие от вас. Признайтесь, ведь вы влюбились в Догвилль. Деревья, горы, простые люди. Но если и это вас не покорило, то уж корица не могла не завоевать ваше сердце. Чертова корица в пирожках с крыжовником. В Догвилле есть все, о чем вы мечтали в своем большом городе. Вы еще хуже, чем Том. Откуда вы знаете, о чем я мечтала?

Вы сами приехали из большого города, не так ли? Это было очень давно. С тех пор я значительно поумнел. Я узнал, что люди везде одинаковые. Жадные, как звери. Просто в маленьком городке они не настолько удачливы. Но если дать им много еды, они будут есть, пока не лопнут. Поэтому вы и хотели от меня избавиться? Я вам ненавистна, потому что я напоминаю вам о том, ради чего вы сами сюда приехали. В последний раз говорю вам: убирайтесь из моего дома. Моисею вы явно не по душе. Да и мне тоже. Дети и так достаточно сходят с ума оттого, чему их учит мать. Спасибо, Грэйс. Две недели пролетели слишком быстро. Грэйс была в восторге. Она могла сказать лишь одно: она полюбила всех этих людей и даже тех, кто принимал ее агрессивно и недружелюбно. Несмотря на то, что остались люди, которых ей не удалось завоевать ни полностью, ни наполовину, как сказал Том, она влюбилась в Догвилль и показала городу свое истинное лицо. Но было ли этого достаточно? В тот вечер во время долгой лекции Джэка МакКэя она поймала себя на том, что пытается разобраться в себе. Неизвестно, стало ли причиной именно это или обеспокоенность за свое будущее, но в результате обычно такая милая Грэйс позволила себе одну довольно сомнительную провокацию. Вы согласны, что витражи храма Святой Бригиты в первый раз, когда вы их увидели, не оправдали ваших ожиданий? И я не думаю, что в этом виновато расположение храма. Возможно, что стекло, из которого сделаны витражи,не соответствует качеству дневного света в Лос-Анджелесе. Помнится, я подумал именно об этом. Я думаю, мы уже достаточно поговорили о своих воспоминаниях. Как вам кажется? Давайте обсудим то, что мы можем видеть прямо сейчас. В этих местах и смотреть-то особо нечего. Жалкий городок. Давайте обсудим окружающие пейзажи. Что ж. Я редко выхожу из дома. Солнце вредно для моей кожи. Вчера я была в яблоневом саду Чака. Если подняться к обрыву, то за гаражом Бена можно увидеть, как выглядит ваш дом со стороны ущелья. Я даже не подозревала, что с той стороны вашего дома тоже есть окна. Огромные окна. Наверное, из них открывается чудесный вид. Вы не будете возражать, если я раздвину шторь? Вы совсем не так глупы, мисс Грэйс. И вы должны были заметить, что эти шторы трудно раздвинуть. Простите. Вы, вероятно, уже пришли к выводу, что сделать это непросто, потому что. шторами редко пользуются. Но ведь пейзаж хорош. Он просто очарователен. Так спросите меня: почему человек, который так любит свет, повесил такие тяжелые шторы? Да, я слеп. У меня не слабое зрение и не близорукость. Я слеп. Так что, прошу вас, уходите. И оставьте меня наедине с моей слепотой. В Швейцарии это называют Альпенглюнен. Свет, который некоторое время отражается от самых высоких гор, после того как зайдет солнце. Но теперь и этот свет погас. В полной тишине жители Догвилля собирались на встречу в молельный дом ровно через 2 недели после появления в их городе прекрасная беглянка. Стоя рядом с Томом, Грэйс наблюдала, как подходят люди, и в глубине души понимала, что, вполне возможно,сегодня она в последний раз видит эти ставшие ей дорогими лица. По крайней мере, два человека были против нее, а ведь для ее изгнания было достаточно даже одного голоса против. Я приветствую добрых жителей Догвилля. Прошло две недели, и вы должны вынести свой вердикт. А, может быть, ей не стоит присутствовать при наших выступлениях? Миссис Хенсон, когда Грэйс появилась у нас в городе, она даже не пыталась скрыть свою слабость. Я думаю, будет справедливо, если мы будем с ней откровенны и скажем ей прямо в лицо, если хотим, чтобы она уехала из города. Нет, миссис Хенсон права. Чувство такта не должно мешать людям говорить то, что они думают. Я подожду в шахте. И если вы проголосуете за то, чтобы я ушла я уйду, пока еще не стемнело. И еще, верну людям вещи, которые я у них одолжила. Конечно. Я не хочу, чтобы ко мне кто-то приходил, чтобы сообщить, что я должна уйти. Марта, ударь в колокол, и я все пойму. Я не. Как же я буду бить в колокол? Бей по одному разу за каждого, кто проголосует за то, чтобы я осталась. Я буду считать. Если ударов будет меньше 15, я уйду. Том очень хочет выступить в ее защиту, но я думаю, у него уже был шанс. Мы знаем его мнение, уважаем его. Пусть и он уважает мнения остальных. Грэйс достала сверток из-под бюро, чтобы переодеться в свою одежду. И вдруг она заметила, что кто-то его уже развязывал и оставил буханку хлеба. Рядом с ней лежал свернутый листок бумаги. Это была карта, которую нарисовал Том. Он знал, где находится сверток Грэйс, и положил в него карту. На ней был указан путь, ведущий через горы. Все опасные места были отмечены остроумными и пугающими рисунками.

Но и это было не все. Подобная мысль пришла в голову и нескольким другим людям. Все они оставили для нее свои подарки. В свертке лежал весь отполированный и сверкающий перочинный ножик Джэйсона. И пирог от мамаши Джинджер и Глории. Кое-какая одежда, спички и сборник псалмов.

Грэйс открыла книгу на псалме 18, который всегда трудно давался Марте. Там между страницами лежала долларовая купюра, одна Марта пожертвовать такие большие деньги не могла. В Догвилле у Грэйс появились друзья. Это было очевидно. И Было неважно, много их или мало. Грэйс доверилась городу, и в ответ он щедро отблагодарил, подарив ей: Ни один гангстер не мог оборвать ее связь с этим городом, сколько бы оружия у него ни Было. И даже если колокол прозвучит менее 15 раз,она знала, что ее запомнили в этом городе, и ее пребывание здесь оставило какой-то след. Возможно, небольшой, но все-таки оставило. И впервые в своей юной жизни она почувствовала за себя гордость.

Когда колокол начал звонить, Грэйс замерла. Грэйс насчитала 14 ударов. Значит, в конце концов, даже МакКэй проголосовал за нее, почему бы это не сделать и Чаку? И Чак!

По-моему, ты здесь всем понравилась. Весна и начало лета стало для Грэйс счастливой порой. Марта звонила в колокол, помогая Грэйс ориентироваться во времени. Она успевала побыть глазами МакКэя, матерью Бена,подругой Веры и мозгами Билла. Однажды Грэйс пришло в голову, что она сама может давить на педали, а Марту можно уговорить сыграть пару нот, чтобы разработать меха. Оставаясь под давлением, они могли быстрее прийти в негодность. В конце концов, они решили, что если на педали будет давить Грэйс, Марта сможет играть, забыв о своем ложном чувстве вины. С отцом Тома, который считал, что у него каждый день появляется какаянибудь новая болезнь, и который поэтому все больше увлекался простыми тестами на координацию движений времен своего обучения в медицинской школе, она была сурова и убеждала в том, что с ним все в порядке. Теперь, когда жители города решили, что труд должен быть оплачен, ей платили жалование. Немного, но достаточно, чтобы накопить денег и купить первую из семи фарфоровых статуэток, которые с незапамятных времен стояли в витрине магазина и собирали пыль. Она мечтала, что когда-нибудь сможет приобрести их все. Со временем ее белоснежные руки стали похожи на руки любой жительницы любого маленького городка. Через 3 недели она торжественно переехала в свое новое жилье, которое тайком отремонтировали Том и Бен. А именно, на старую мельницу, на которой когда-то работала городская рудодробилка, и от которой ныне остался лишь тяжелый маховик. Спасибо. Вот это я и имею в виду, говоря об индустрии грузоперевозок. Мисс Лаура все это выбросила. За ненадобностью. Хорошие вещи, просто оказались не в том месте. Но при помощи моего грузовика. Да. Не нужно смеяться над индустрией грузоперевозок. Да, ты прав, Бен. Не стоит. Грэйс. Я хотела признаться, что преследовала личную цель, голосуя за то, чтобы ты осталась в Догвилле. Какую же? Твое появление принесло мне облегчение, ведь все мужчины стали смотреть только на тебя. Том и все остальные. Мне приходилось так долго мириться с их вниманием. Честно говоря, у меня просто не осталось сил. Они все равно будут на тебя посматривать, Лиз. И ты это знаешь. Будут. Потому что ты красивая. Спасибо, Грэйс. И, наконец, когда лето Было в самом разгаре, Грэйс отпустили в отпуск, чтобы она помогала Чаку работать в саду. Каждый день в 5, когда они заканчивали, Грэйс снова и снова убеждалась в том, что МакКэй был прав. Тень от шпиля колокольни молельного дома и вправду указывала на магазин Джинджер. Но сегодня колокольня не только в очередной раз подсказывала людям, что пора идти за покупками. С нее прозвучал сигнал, который несмотря на опасения Марты, никто не спутал с колоколом, извещавшим о начале очередного часа. Это было предупреждение о том, что со стороны Джорджтауна приближаются чужаки. Впервые на памяти жителей Догвилля в их город пожаловали полицейские. Добрый вечер, сэр. Это и есть весь ваш город? А это ратуша? Мне нужно повесить уведомление о розыске. У нас есть молельный дом. Подойдет? Конечно. Что она натворила? Пропала без вести. Так здесь написано. Наверное, кому-то без нее очень плохо. Говорят, в последний раз ее видели в этих местах. Мы вешаем такие плакать по всей округе. И тот, кто ее увидит, должен немедленно ехать в полицию? Ну да, для того и вешаем. Было ясно, что эти люди так просто не сдадутся. Теперь они развесили по всей округе эти плакать. Это значит, что никто и не подозревает, что она находится здесь. Но к нам приезжал полицейский, Том. Разве мы не обязаны помогать полиции? С точки зрения закона. Прошу прощения, я всегда кашляю, когда расстраиваюсь. Она пропала без вести и ни в чем не виновата. Он сам так сказал. Я думаю, вам нужно еще раз проголосовать. Зачем? Мы не можем снова и снова устраивать плебисцит. Перестаньте. Неужели кто-то струсил, увидев на этом листке ее фотографию? 4-е июля было ознаменовано появлением облаков семян, прилетевших с какого-то луга и вечером паривших над улицей Вязов. Сегодня все должны были праздновать. И никто не должен был думать о тяжелых временах. У Грэйс были все основания, чтобы, остановившись у витрины магазина Джинджер, порадоваться за себя, И еще раз убедиться в том, что на своих местах остались только две фарфоровые фигурки. Лишь на них она еще не успела накопить. Какая красота. Грэйс,ты не уделишь мне сегодня пару часов? На закате в саду так красиво. Чак, сегодня четвертое июля. И что это вдруг заговорили о закате? Неужели стали романтиком, вроде меня? Сегодня все должны веселиться.

А зимой будем голодать. Даже Бен взял выходной. Привет. Привет, Том! Грэйс, можно тебя на секунду? Сейчас? Да. Я должен сказать тебе одну интересную вещь. Только побыстрее. У меня буквально пухнет голова. Наверное, это очень утомительно. Мне кажется, я неплохо разобрался в каждом из жителей нашего города. Всех их я прекрасно понимаю. Но когда я пытаюсь понять тебя, у меня ничего не выходит. Вот, к примеру, Лиз. Лиз проста и понятна. Нас с ней влекло друг к другу. Но, всматриваясь в нее, в переносном смысле, разумеется, а я без проблем могу это сделать, я понимаю, что природа моего влечения носит абсолютно плотский характер. А с тобой все. все намного сложнее. К чему ты клонишь? Нет, сначала я хочу сам во всем разобраться. Ты пытаешься сказать, что ты в меня влюблен? Нет, я бы. любовь. нет. Это слишком серьезное слово. И хорошо.

Потому что мне кажется, что я в тебя тоже влюблена. Любопытно, правда? Любопытно с психологической. Тебя зовут. По-моему, тебя зовут. Я не слышала. Понятно. Но тебе все равно нужно возвращаться. Моя невеста. то есть, здесь не место. Поговорим позже. В этом году я не принес с собой свои записи. Потому что я больше не собираюсь делать вид, будто могу их читать. А теперь я хочу кое о чем сказать. Кое о чем важном. Я хочу сказать о тебе, Грэйс. Да. Благодаря тебе, в Догвилле стало приятно жить. Честно говоря, кто-то рассказывал, что однажды он столкнулся на улице с вечно мрачным Чаком, так даже тот шел, улыбаясь. Да. Я никогда не видел твоей улыбки, Грэйс, но готов поспорить, что я могу ее описать. Потому что она, наверняка, искрится всеми цветами радуги,на которые раскладывает солнечный свет лучшая призма. И лицо у тебя, наверное, такое же красивое. Красивое у нее лицо, Том? Да, сэр. Ааа..? Да, сэр. Ну а как же. мы гордимся тем, что ты оказалась среди нас. И мы благодарны тебе за то, что ты открыла нам самих себя. За тебя, Грэйс. Оставайся в нашем городе столько, сколько захочешь. Только что заметили полицейскую машину. Она свернула к городу. С минуть на минуту будет здесь. Бежать бить в колокол? Нет, Марта. Я думаю, Грэйс все слышала. Мы быстро от них отделаемся. Не бойся. Я бы и сам сейчас праздновал, если бы не это дело. Пришлось изменять объявление о розыске. Опять эта девушка.

Вот почему она исчезла. Ее разыскивают в связи с серией ограблений банков на Западном побережье. А когда произошли эти ограбления?

В течение последних недель. До вас что, совсем не доходят новости? Мой отец слушает только музыку. Я знаю лишь одно. Говорят, она опасна. Если вы что-то о ней знаете, немедленно звоните нам.

Таков закон. Две недели. Это не она, Том. Конечно. Она все время была в городе. Разумеется! Она не могла совершить то, в чем ее обвиняют. Да, Том, ты прав. И все-таки, дело принимает неприятный оборот. Визит полицейского никак не повлиял на поведение Грэйс, как, впрочем, и на поведение горожан. Никто не удивился, что, стремясь нейтрализовать Грэйс, гангстеры сделали так, чтобы против нее выдвинули обвинения. И все-таки, после этого ситуация немного изменилась. Говорю вам, у вас на спине есть еще один такой же бугорок,в том же самом месте, но с другой стороны. Я могу лишь предполагать, что так оно и должно быть. Ведь врач у нас вы, так что. Весьма маловероятно. А тебе не кажется, что так симметрично мог развиться рак? Мистер Эдисон, прошу вас. Все может быть. Я думаю, вам пора смириться с тем фактом, что вы исключительно здоровый джентльмен. И все равно мне лучше отдохнуть. Увидимся утром. Будем надеяться. Что? Что они сказали? Что ж. Они не смогли доказать, что ситуация изменилась. Но люди не рассказали о тебе полицейскому, и им кажется, что они сами совершили преступление. Я думаю, мне лучше уехать. Хорошего понемногу. Я предложил обратное. С экономической точки зрения. с экономической точки зрения твое присутствие обходится все дороже. Людям все опаснее укрывать тебя в городе. Только не подумай, будто ты им не нравишься. Просто им кажется, что ты должна компенсировать эту опасность в более полном объеме. Кви про кво. Именно так говорили бы и гангстеры. К тому же, у тебя появился дополнительный стимул. Повсюду развешаны эти плакать. Я с трудом могу представить, где еще ты могла бы спрятаться. И что же ты им предложил? Они хотели, чтобы ты больше работала, но я сказал, что будет лучше, если ты станешь в каждый дом заходить дважды. Так возникнет впечатление, что ты хочешь работать больше, но реально твой рабочий день едва увеличится. Зато нам удастся снять все вопросы. Необычная задумка. Но претворить ее в жизнь будет очень непросто. Я об этом подумал. Марта обещала звонить каждые полчаса, чтобы тебе проще было следить за своим новым графиком. Значит, они все хотят, чтобы я осталась? Нет. Миссис Хенсон сказала, что мы должны урезать тебе жалование. Чисто символически. Ее очень напугало слово на плакате. Я готова сделать все, что потребуется.

Даже если придется работать больше и за меньшие деньги. Я готова на это пойти. Конечно, готова. Но я хочу быть уверена, что они не захотят, чтобы я уехала из города. Ну конечно, не захотят. Ты думаешь, все это к лучшему? Я в этом не сомневаюсь. Мне нужно поспать. Теперь каждый день у меня будет намного больше забот. Том, я хочу кое-что знать. Карточка, которую тебе дал человек из машины. Ты ее кому-нибудь показывал? Ну что ты, Грэйс. Я ее сразу сжег. Какая же я дура. Ну, конечно. Все хорошо. Все хорошо.

Нет, нехорошо. Я ненавижу себя за то, что предстала перед тобой в таком свете. За то, что я в тебе засомневалась. Прости. Спокойной ночи. Все высказывались резко против любых изменений в условиях работы Грэйс, когда эта тема случайно возникала в процессе разговора. А Бен заявил, что в знак солидарности не примет больше помощи, чем раньше, и Грэйс была ему за это благодарна, несмотря на то, что, произнося эти слова, Бен был немного пьян. Заполненные делами минуть складывались в часы, часы складывались в дни.

И независимо оттого, считали ли люди, что идея увеличения помощи, оказываемой Грэйс, справедлива и оправдана или нет, счастливее от этой помощи никто не становился. Скорее, даже наоборот. Ты должна быть осторожнее. Лиз тоже не слишком аккуратна, но наши стаканы она не бьет. Ты должна помнить, что мистер Хенсон прилагает массу усилий, чтобы убрать все следы нашей работы. От этого стекло становится совсем хрупким. Я думала, тебе это известно. Больше такого не повторится. А за стакан я, разумеется, заплачу. Нет, ни в коем случае. Ты не должна за него платить. Как-нибудь справимся. И она побежала на встречу с Чаком, освобождать стволы последних деревьев от травы, чтобы в ней не завелись деловые мыши. Она торопилась и срезала дорогу, пройдя между кустами крыжовника. В ту же секунду ее остановил окрик. О, я не заметила, что вы разровняли дорожку. Простите. Дело не в том, что я ее разровняла. А в том, что кусты нужно обходить. Я всегда на этом настаивала, и тебе об этом известно. Я думала, цепи специально повесили, чтобы ограничить дорожку между кустами. Цепи нужны для того, чтобы защитить кусты. А дорожки здесь вообще быть не должно. Но по ней же все ходят. Дорогая, все верно. Но эти люди живут здесь уже много лет. А ты появилась у нас недавно. Вы хотите сказать, что у меня меньше оснований пользоваться этой дорожкой, потому что я не всегда жила в этом городе? Нет, конечно, нет.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Мальчика били палками и плетьми.

Я не могу отсюда уйти. >>>