Христианство в Армении

Твой отец забрал свою долю, я взял кредит.

Этот фильм посвящается их памяти. Ирак, 2007 год Он не может говорить, поэтому он только все снимает. Да, в основном. Он даже назвал свою камеру Дэйвом, что, я считаю, несколько печально. И мы записываем. Андерс. Мириам. Поздоровайтесь со своими домашними. Скажите: "Привет из ада". Давайте, ребята. Чем вы там занимаетесь? Намечаете свидание? Мы размышляем, зачем аль-Сафи давать нам это интервью. Ага. Давайте поговорим о чем-то, что действительно интересно людям. О сексе, например. Себастиан, ты, блин, долбаный извращенец! Почему тебе не выключить это и не приберечь заряд для настоящего дела? — Да, кончай нас снимать! — Это и есть настоящее дело. Людям не интересна скучная старая война. Им нужно что-то сочное, чтоб оторваться от "Фабрики звезд". Например, занимающиеся сексом репортеры в условиях чрезвычайной ситуации. Андерс, не соблаговолишь объяснить эту концепцию телеаудитории? Почему бы тебе ее не объяснить? Знаешь, ты можешь объяснить, как ночью занимался чрезвычайным сексом наедине с интернетом. Потому что мы не хотим, чтобы наша половая жизнь попала в твое чрезвычайное секс-шоу. Оппаньки, девушка! Вы только что сказали: "Наша половая жизнь"? А, так это значит, вы, ребята, наконец дошли до этого? Когда вернемся домой, мы поговорим о твоей журналистской некомпетентности, хорошо? Тебя от этого отучат. — Я что-то вижу. — Я вижу кого-то на дороге! — Ничего не вижу! Черт! Черт! Черт! Черт! Господи! закрой дверь! — Вы в порядке? — Да! Пригнись! Поезжай обратно! Назад! Вытащите нас отсюда! Пресса! Поезжай назад! Давай же, ублюдок, иначе всем нам крышка! Да вытащите же нас отсюда! — С вами все в порядке? — Ага. Думаю, жилет спас. Она в порядке? Ей плохо? Ей прострелили бок! Она теряет очень много крови! Оставайся со мной! Будь со мной! Ты, слушай меня! Продолжай слушать меня! Назови мое имя! — Вот дерьмо! — С тобой все будет хорошо. Ты со мной. Да вытащите же нас отсюда! Мы вас отсюда вытащим, хорошо? Только оставайтесь со мной! — Господи! Не уходи. Никуда не уходи! Мириам! Оборонительные позиции! Эй, помогите сначала ей, ладно? Вызывайте санитарный вертолет! Две неотложных операции! Пошли! Давай! — Вы, парни, откуда? — Из Грузии! Коалиционные силы! Осторожно! Гранатомет на 12 часов! Это однажды спасло мне жизнь. Лос-Анджелес, год спустя "За эти дни, "насилие в зоне конфликта продолжило возрастать, "и теперь представляет явную угрозу миру в нашем регионе. "Это Кавказ, где от насилия страдает каждый. "Я обращаюсь к сепаратистам, Российской Федерации, "и грузинскому народу: "давайте вернемся за стол переговоров. "Это был Президент Грузии, Михаил Саакашвили, "который борется за сближение своей страны с Западом. "Эта бывшая советская республика уже отправила солдат "для содействия миссии НАТО в Ираке и в Афганистане, "и хотела бы стать полноправным членом как НАТО, так и ЕС. "Не удивительно, что стремление Грузии к интеграции с Западом "вступает в прямой конфликт с желанием России вернуть себе влияние "на территории, которую она потеряла при развале Советского Союза, "что, согласно Президенту Владимиру Путину, "было крупнейшей геополитической катастрофой XX века". Итак, что происходит? "Слушай, тут скоро все взорвется, приятель. Тут никого нет. "В Грузии нет никого, кроме меня, Зои и Стилтона. "Сегодня только был подожжен полицейский фургон. "Миротворцы подверглись обстрелу на границе." Так. Это граница. "Административная граница с Южной Осетией. "Это один из двух отколовшихся регионов, прикрываемых русскими. "У обеих сторон здесь были миротворцы "с тех пор, как война ворвалась сюда в начале 90-х." Никто, блин, меня не застрахует. Я не могу. После Ирака у меня сложилась особая репутация и. Очевидно, до этого я словно с цепи сорвался. — "Ты словно с цепи сорвался." — Спасибо. "Слушай, мне все равно, что ты делаешь. "Разберись с документами, бери свои бумаги и давай сюда." Знаю, что Себастиан готов зажигать. "Я станцую для тебя!" Голландец покинул чат. Тбилиси, Грузия 6 августа 2008 года Прелестно выглядит. Как и многие места, пока война не растерзает их. В итоге все они выглядят одинаково. И мир едва ли удивится. Вот такого ободрения мне и не хватало! Я просто излагаю факты. На всех пяти континентах может происходить геноцид, а людям насрать. Зато не дай бог кабельное перестанет работать. Так нахрена это все русским? Они просто не хотят, чтобы это место стало Западом? Скорее, тут дело в местном нефтепроводе. Он идет напрямую в Европу, что делает российскую трубу лишней. Еще они играют в перетягивание каната с парой грузинских регионов. — Добро пожаловать в Холодную войну, Часть II. — Точно! Хочешь позвонить голландцу? Посмотри, где другие. А с Вольфом Блитцером, думаю, вам стоит обсудить артобстрел сел. Господин Президент, члены вашего правительства здесь. — Мне уйти? — Нет. Останьтесь, пожалуйста. Господа, все вы знаете Криса, моего американского советника по СМИ. — Здравствуйте. — Да, входите, пожалуйста. — Доброе утро. — Заходите. Какие новости? Господин Президент, последние разведданные показывают, что сепаратисты ведут огонь прямо с российских позиций, используя их миротворцев в качестве щита. Это может означать только добровольное сотрудничество. Это может быть еще одна попытка втянуть нас в более масштабный конфликт. — Прямо как в 2004. — Думаем, тут иначе. Российские истребители и танки направляются к зоне конфликта. Российские Черноморский флот также на подходе. Значит, все вы считаете, что война неизбежна? Мы. надеемся, что нет. Но осетины — они сводят на нет все наши дипломатические усилия. Наши солдаты на минимальном уровне готовности. Кроме того, некоторых министров сейчас нет в стране. У нас нет никакого плана на случай непредвиденных обстоятельств. Мы отзовем их. Да, отзывайте их. Всех. И еще я хочу, чтобы мы не отвечали на провокации. Понятно? Вопрос в том, чем подтирать задницу в Таджикистане?

Там нигде нет туалетной бумаги. Там нет ни газет, ни листьев на деревьях. У меня был понос! Мне пришлось елозить по траве, вытирая задницу как собака. Прелестное зрелище, Стилтон. Вот почему я пью виски, дорогая. Что бы то ни было: больное брюхо, даже воспоминания, оно убьет это. — Ваше здоровье. — Ваше здоровье. Эта хрень и более опытных по части выпивки доводило до комы. Не бойся за этого человека, Зои. Он может перепить любого. Искренне твой. Тебе изрядно досталось в Боснии. — Мне? Никогда! — Совершенно точно. — Никогда! Ты тоже была в Боснии? — Понимаешь, что я имел в виду? — Сколько тебе было? 12? Все проще в миниюбке.

По себе знаешь, да, Стилтон? Хм-м. В Боснии было то еще дерьмо. Хоть и не такое, как в Руанде. Людей вырезали семьями и складывали в церквях. Представьте, как было бы приковано мировое внимание, если б у них там была нефть. Да, война — она как старая беззубая шлюха. — Голландец! — В целом, отвратительно. Но потом. Раз от раза. она доставляет тебе как никто. То есть, по-особому. За старую шлюху!

О, да, мамуля! — Так у вас парни есть. план уже? — Мы пытаемся связаться с Резо. Капитан Авалиани. Знаешь, тот парень из Ирака? Думаю, он может дать какие-то наводки. Но пока все, что нам известно, это расположение его подразделения. Что ж, дайте знать. Есть один парень в Вариани. Он может свести тебя с парнем, который тебе нужен. — Куда ты собираешься? — В Цхинвали. Ребятки мои дорогие, это столица сепаратистов. Я просто отправлюсь, куда мне скажут, и наведу камеру. Я не боюсь высоты Не боюсь глубокого синего моря Хотя оно может поглотить меня Я знаю, что оно может поглотить меня Я не бродила По лесам Боялась. Так. Все схвачено. Парень голландца встретит нас у деревенской площади в полночь. О, боже! Чего они тут добавляют в это дерьмо? Может, я просто старею. Приспусти свое окно, ладно? Это нехорошо, приятель. Тебе придется остановиться. На самом деле? Ты закончил? Слабак. На самом деле, я сейчас несколько голоден. — Есть чего перекусить? И если нам придется останавливаться каждые пять минут, чтобы ты поблевал, мы никогда не доберемся до границы. Да пошел ты! — Похоже на артобстрел. — Обстановка накаляется. Число атак возрастает.

Обе деревни и миротворцы теперь под обстрелом. У нас жертвы. Убитые и раненые. — Мы должны ответить. — Согласен. Если ответим, мы вступим в войну. Мы не можем так рисковать. Господин Президент, если наши солдаты не могут отстреливаться, они не могут эвакуировать раненых. Мы не будем открывать огонь насколько сможем долго. Господин Президент, есть визуальное подтверждение того, что российские танки подтягиваются для вторжения. Я должен этим вечером обратиться к нашим и мировым СМИ.

Думаю, это хорошая мысль, господин Президент. — Хорошо, так и сделаем. — Хорошо. Это местный колорит. Кроме того, у нас есть время похавать, пока не появился парень Голландца. Ты сейчас занимаешься съемками свадеб? Заткнись нахрен. Кончай пялиться на этих телок. Сейчас президент выступает. "Несколько часов назад лидеры миротворческих сил "сообщили нам, что утратили контроль "над действиями сепаратистов. "В ответ "я приказал придерживаться одностороннего прекращения огня, "чтобы предотвратить эскалацию насилия". Почти полночь. Скоро парень Голландца будет здесь. Схожу отолью. "Крайне необходима помощь мировых лидеров "для перезапуска мирного процесса". Новые карты памяти. Это, должно быть, наш гид. Гиорги? Томас Андерс. — Привет. — Здравствуйте. Нам нужно спрятать машину, как минимум, за полмили до границы. Передвигается много войск, и дороги перекрыты. Вы выбрали хорошую ночь для пересечения буферной зоны. Завтра это может быть невозможно. — Можешь доставить нас в Цхинвали? — Да, очень близко. Но. Это Су. Заходят на цель! Эй! Люди! Все в укрытие! Быстро внутрь! — Ты в порядке? В порядке? — В порядке. У вас очень сильно течет кровь. — Себастиан, ты в порядке? — Как тебя зовут? — Татия. Татия, я Андерс. Можешь помочь мне? Подержите. Мне нужно, чтобы ты оторвала отсюда кусок для повязки, хорошо? Софи! Это моя сестра! Хорошо. Иди, Иди. Сэр! Эй! Подойдите! Вам нужно подержать тут. Татия! Татия! Татия, Татия, послушай. Достань мне еще кусок скатерти. Мне нужна еще повязка, хорошо? Нам нужно переместить раненых отсюда. Хорошо. Теперь сядь за мной. Держи ее за руку. Говори ей, что все у нее будет хорошо. Мы отправим ее в больницу.

Мне нужно отправить эту женщину и этого мужчину в больницу, они ведь этого не сделают. Ближайшая больница в Гори. — Она напугана. Она хочет, чтобы я подошла. — Хорошо. Ты знаешь дорогу в Гори? Хорошо. Парни, сейчас осторожно. Аккуратнее с ней. Аккуратнее. — Ты американка? — Нет. Я только училась там. Поверни налево на следующем перекрестке. Твою ж мать! Нет, нет, нет! Пресса! — Глаза разуй! — Пресса! Пресса! У нас тут раненые. Ну же. Дайте проехать. Хорошо? Хорошо? Хорошо. Большое спасибо! С твоим отцом и сестрой все будет в порядке. Мы с ними. Мы у госпиталя в Гори, единственной больницы в округе, где лечат солдаты и граждан, раненых во время обстрела этой ночью. "Причины вспышки этих ожесточенных боев все еще горячо обсуждаются, "Россия утверждает, что нападение грузин не было спровоцировано. "Тогда как правительство в Тбилиси утверждает, что войска."стреляли по российским танкам, незаконно вошедшим на территорию Грузии. Суверенной Грузии. Две стороны совершенно. по-разному объясняют такое обострение. Это Томас Андерс, и Гру. Это Томас Андерс из Гори, Грузия. Что ж, с этим мы можем попасть на CNN. Мы можем с этим зажечь. Я позвоню нашему продюсеру. "Это Майкл Стилтон из Гори, Грузия". Это тоже большое горе. Мне нужно выпить. Независимый новостной центр, Нью-Йорк 8 августа 2008 г. — "Я тебя не слышу". — Ничего нет. Мне жаль. По всем каналам передают Олимпиаду. Сегодня началась церемония открытия. Ты сказала, что здесь началась война? "Конечно. Но все придерживаются линии Кремля". Медведев говорит, что грузины напали первыми, а их войска просто защищают своих граждан.

"Очевидно у 98 % людей в Южной Осетии "внезапно оказались российские паспорта". Защищают их, сбрасывая кассетные бомбы на села за много миль от зоны конфликта! Я знаю, Андерс. Я на твоей стороне. Ты знаешь, что это за люди. Они с трудом находят время для освещения войны, в которой участвуем мы. Тебе нужно просто. Подожди. Показывают Путина из Пекина. ".здесь нет никакой тайны, конечно. "мы заранее рассматривали все возможные варианты развития событий, "в том числе и прямую агрессию со стороны грузинского руководства. "Мы должны были заранее подумать о том, как обеспечить "безопасность наших миротворцев и граждан Российской Федерации, "проживающих постоянно в Южной Осетии. "Мы. хотим сотрудничать со всеми нашими соседями и со всеми нашими партнерами.

"Но если кто-то считает, что можно прийти убивать нас, что наше место на кладбище, "то эти люди должны задуматься о последствиях такой политики для самих себя." Я говорю: мне интересно, на что это будет похоже! — "Подожди. Это все?" А где же грузинская сторона? Даже никаких вопросов? Блин, невероятно! Карин? Телеканалам нужно что-то более личное? Эй, Татия! Эй, Эй! Со всеми все хорошо? Я не могу дозвониться до Софи или своего отца. В Вариани не работают телефоны. — Послушай, то есть.

Думаю, тебе нужно успокоиться. Давай. Давай подышим воздухом. Спасибо. — Значит, ты училась в Штатах? В Нью-Йорке. Политологии. Подумывала остаться, но вернулась, чтобы преподавать. Это что сейчас? Интервью? Где же США? Мы были за вас в Ираке, и вас нигде не видно. Нет. Я. Я с тобой согласен. Моя тетя со своим мужем благополучно выбралась до того, как армия перекрыла дороги. Она сказала, что всем остальным пришлось искать укрытия в близлежащих селах, поэтому. Мне нужно туда вернуться. — Мы собираемся обратно на север. — Правда? Спасибо за предложение. Я собираюсь навестить своих кузенов и тетку. Позвони нам потом. Андерс, что это еще за хрень? Серьезно, чувак, ты, блин, хоть советуйся со мной в следующий раз! Я не хочу, чтоб она отправлялась на север. Ради ее же блага. Она нужна нам. Мы нужны ей. Это именно та история, которая нужна телеканалам. Потеря семьи, воссоединение. Я не хочу, чтобы со мной был кто-то, кого придется защищать. Что, ты веришь в собственную репутацию сейчас? Почему? Из-за Мириам? Гиорги? Ты только глянь, как накаляется атмосфера. Ты был лучшей страховкой моей жизни из тех, что у меня были. Ты еще и долбанутый ублюдок, но мы всегда выходим сухими. Именно так мне и нравится. Я не хочу усложнять и запутывать. Татия — не Мириам. Андерс, тебе нужно расстаться с этим. Мы приехали сюда, чтобы освещать войну. Если у нас не будет истории, обо всем этом никто не узнает. Да? Ладно. Ты правда думаешь, что это сработает? Я видел, как она и большие чудеса творила. Спасибо. Знаете, что? Я напишу вам мой номер, хорошо? Спасибо. До скорого, парни.

Ну, парни, миссия выполнена. Он свяжется с подразделением Авалиани. Они направляются туда. Вам нужно будет поехать с ними, иначе далеко вам не добраться. Основные дороги все еще перекрыты. Контрольные пункты примерно через каждую милю. Ты крутая! Ты знаешь, что они сказали В мини-юбке все проще. Слышал, у вас, парни прошлая ночка выдалась тяжелой. Сочувствую. На чем ты закончил? Стилтон отправил меня в столицу за всякой. правительственной хренью. В 20 секундах от русских, бомбящих взлетно-посадочную полосу в 20 километрах отсюда. Иногда эта беззубая шлюха. бывает злой. Давай наличные! Меня зовут Себастиан Ганц. Я пытаюсь связаться с капитаном Резо Авалиани. Наверху в горах. Развлеки нас. Прям сумасшедший сексуальный Санта-Клаус. Послушай, я просто хотела поблагодарить тебя за то, что берете меня на север. И прости, что была резка тогда. Просто все это. очень тяжело.

Свадьба Софи должна была стать для всех нас новым начинанием. Что ты имеешь в виду? Мы с моим отцом никогда особо не ладили, и моя поездка в Америку была просто одним из множества эпизодов. По его линии все осетины, и у нас. из-за политики споров было больше, чем я в состоянии помнить. Нет, слушай, мы пытаемся добраться до Вариани, и нас интересует, сможете ли вы, парни нас подбросить. Мы годами не разговаривали друг с другом. А что твоя семья? Они, должно быть, места себе не находят. Нет, нет. У меня никого нет. Отлично. Наконец, связались с Авалиани. Его отряд прибудет сюда к рассвету, и мы можем поехать с ними примерно на милю от Вариани. Но потом мы уже сами по себе. Отлично. Спасибо. Вам обоим. Эй, ребята! Тут президент снова! "Дорогие соотечественники и мировые лидеры, "Мы имеем дело с массированным нападением российских войск, "которые не контролируют Цхинвали. "Мы обращаемся ко всем нашим западным друзьям, "и верим, что вы не допустите продолжения этой агрессии. "Я направил наши вооруженные силы, чтобы не дать военной технике "проникнуть на грузинскую территорию, "и для подавления любых линий нападения на нас. "Таким образом, я объявляю о решении начать "всеобщую мобилизацию, "и все офицеры запаса обязаны доложить. "Да хранит Господь Грузию и всех нас". Садитесь. — Думаете, мир услышал меня? — Я надеюсь. Вы надеетесь? А что американцы? Ваш друг Брайза из Госдепартамента? Господин Буш очень ясно дал понять, что они не вмешаются. Не могут. Во всяком случае, без участия военных. Вот именно этого и хотят русские. Американцы должны знать, что у меня не было выбора Если бы я промедлил, русские уже были бы здесь, И всей моей стране пришел бы конец! Еще одна Чечня! Если американцы не помогут, то на помощь должна прийти Европа! Ну кто-то. Кто-то должен прийти. Это будет непросто, господин Президент. Медведев уже выставляет это как русское 11 сентября. Ой, ради бога! Ой! На пресс-конференции он обвинил ваших солдат в убийстве мирных жителей в Цхинвали. — Он называет это Косовом! — Но это возмутительно! Мы делали все, что могли, чтобы свести к минимуму жертвы среди мирного населения, защищая самих себя! Давайте попытаемся сохранить машину в целости, а? Иначе Херц никогда больше мне ничего не одолжит. Рад видеть тебя, мой друг. Взаимно, Резо. Жаль, что это при таких обстоятельствах. — Себастиан все объяснил?

— Не возражаете, если мы поснимаем? Капитан, это Татия, она потеряла семью. Спасибо за сопровождение. Да, надеюсь, они в безопасности. Андерс, поедешь с нами. Себастиан, иди за нами. Ну так, какова обстановка на фронте? Наши разведданные говорят о том, что наступают не только русские, но еще и добровольное ополчение и наемники помогающие русским зачищать села. Если увидишь людей с белыми нарукавными повязками и в черных масках, не снимай их. Не пытайся спрятаться. Беги. Понятно? Твой друг, Андерс, весьма суров. Послушай, он не это имеет в виду. У него просто сейчас непростое время для общения с людьми. Понимаешь, он побывал в том еще дерьме. Ирак и до него. Но он хороший парень. Он беспокоится о тебе и о твоей семье. Он просто хочет, чтобы ты была в безопасности. — Это что? — Это значит "Божья воля". Да! Хорошо!

Знаешь, Резо, спасибо тебе огромное за это, но. думаю, я должен вернуть это тебе. Нет. Я давать тебе с целью. Ты знаешь историю Святого Георгия? Э. покровитель воинов. Да. Его изображение есть во всех церквях. Он был римским воином, принявшим мученичество за отказ предать правду. Ты пытался говорить правду в Ираке. Дальше мы тебя вести не можем. Да прибудет с тобой Господь, мой друг. Спасибо. Это пятая деревня. Как нам их искать? Что она говорит? Она думает, что может помочь нам. Она хочет посмотреть фотографии. Что они говорят? Что они сказали? У ее двоюродного брата заезжий дом в Авневи, в 5 км отсюда, и он принял невесту, ищущую убежища. Невесту и ее отца. Давай проверим регистрацию. — Что он говорит? — Самолеты! Самолеты! Ребята, нам нужно в укрытие. Быстро!

У нас тут немного всего, но милости просим разделить это с нами. Вы, должно быть, голодны. Российские танки пересекают границу территории собственно Грузии. Авиация бомбит аэродромы по всей стране. Военные суда движутся для блокады наших портов. — Боже мой. — Мы отправляемся на рассвете. Авалиани сказал мне, что с русскими идут добровольные ополченцы. Нам бы передохнуть немного. Себастиан? Себастиан, поднимайся! Быстро! Нужно идти! Давай! Мы не можем. У них автоматы. Татия, спрячьтесь, пожалуйста! Мост в этой стороне! — Нужно идти в другим путем! — Нам нужно видеть это. Давайте. Сюда. К реке. Давайте. Ни звука! Ни в коем случае. Что он сказал? Он сказал, ему нужен мэр и начальник полиции. Нет! Мы должны что-то сделать! Мы ничего не можем сделать. Они убьют нас всех! Господи! Давайте отсюда выбираться, Себастиан.

Одну секунду. — Черт! Уходим! — Пошли! Пошли! Боже мой! Этого не может быть! Ш-ш! Тихо! Тихо! Все сюда. Татия, спрячь всех. — Хорошо! — Мы найдем, как выбраться! Давайте! Давайте! Быстро! Быстро! Быстро! Стойте, стойте, стойте! Ладно, стойте! Пресса, пресса! — Не трогай ее, мудак! Хорошо, Хорошо! Что вы делаете в Авневи, мистер Андерс и мистер Ганц? Мы снимали в соседней деревне когда начался конфликт. Снимали ее свадьбу. А грузинские свадьбы любимое страсть военных корреспондентов? Удивительно, что можно найти, просто поискав в Гугле. Вот. Вы Томас Андерс и Себастиан Ганц. Угодившие в засаду к шиитским боевикам на дороге в Самарру. Мириам Айзнер, американский репортер, была убита. Карта памяти зашифрована. Сообщите ключ, пожалуйста. Милая свадьба. Господин Президент, теперь мы имеем дело с массированным наступлением по двум фронтам. Мы оцениваем общую численность российских военных в 40.000 человек. По численности они более, чем втрое превосходит наши войска. — Сколько они могут продержаться? — Мы не можем вести войну на два фронта. Наши отряды в Абхазии должны отступить, или их сметут. Пусть отступают. Какие новости, Кристофер? Какие-нибудь новости от американцев по поводу нашего предложения о прекращении огня? Мне сказали, что Президент Буш разговаривал лично с Медведевым и Путиным. Им это не нужно. Путин вчера уехал из Пекина и сказал, что приедет сюда и командовать будет лично. Он сказал Саркози, что не остановится, пока не повесит меня за яйца! Есть кое-какие хорошие новости. Министры ЕС согласились на экстренное собрание. Ой, Спасибо, ЕС! Экстренное собрание! Ой! Ой, пусть несут коктейли! Шампанского! Давайте отметим! Собрания. Больше собраний! И еще больше собраний. Больше никаких собраний! Каждый раз, когда кто-то там заседает на собраниях, еще больше наших людей погибает! Представители ЕС должны прибыть сюда! Они должны быть с нами! Что ты сделал с настоящей картой? Она в земле, где ты упал после того, как тот парень ударил тебя. Я закопал ее, когда подошел тебе помочь. Я сменил карту в саду. Нам нужно достать эту запись. Папа, ты в порядке? Они тебя не тронули? Я в порядке, в порядке. Эй! Андерс! Эй, куда вы его ведете? Себастиан! Прекрасная церковь. Вы знаете, что в Грузии одни из старейших церквей в мире? По крайней мере, их оставят, когда это закончится. Мои руководители в Москве решили, что не хотят рисковать осуждением церковью этой кампании. Играете? По-английски. Ты уверен, что они не тронули тебя? Так что они с тобой делали? Тебя долго не было. Ты ведь им ничего не сказал? О, Боже!

Эта доска была подарком моего сына Саши. Он погиб в Афганистане. Неплохо, мистер Андерс. Неплохо. Моему Саше был всего 21 год, когда его убили. Его захватили вражеские солдаты. Можете вообразить, что они с ним делали. Это не оправдывает то, что вы здесь сделали. Конечно, не оправдывает. Это я просто. знаете, я понимаю. Понимаете что? Этот ваш взгляд. Пустота, возникающая когда хоронишь членов своей семьи. Вы потеряли своих родителей. Автомобильная авария, так? Пьяный водитель. Лобовое столкновение. Знаете, что интересно? Что нас обоих звали на бой после смерти родственников. А если люди зовут нас, уверен, мы можем назвать им множество причин, зачем мы мы это сделали. Но если быть честными. думаю, мы просто искали шума, чтобы заглушить все мысли. Чтобы забыть. Потом спустя какое-то время в этом шуме, начинаешь ощущать себя. неуязвимым. К сожалению, такое отношение делает человека склонным к риску. Иногда действительно легкомысленным. Как, например, принятие приглашения шиитского духовного лица для интервью, поездка прямо в смертельную западню. — Замолчите. Чувствуете вторжение в личную жизнь? Но это ли не то, чем вы занимаетесь? Застаете людей в самом уязвимом положении? Довольно! Россия нанимает нас, потому что ее армия не целеустремлена. Они хорошо платят нам за. особую работу. Например, мы иногда ловим дезертиров. Счастливчики попадут под суд. Но самых плохих людей. отдают мне. Как ты мог им расскзать? Они их сейчас убьют! Всех нас! Они уже все знают. Где запись? Говори! Не знаю! Татия, не играй в игры со мной! Эти люди могут быть осетинами, но они не будут ждать вечно. Сообщите мне местоположение карты памяти, и я вас всех отпущу. Даю вам слово. Не знаю, о чем вы. Давайте без этого. Ваш друг совсем иначе проводит время. Что вы с ним делаете? Нам сейчас нужно о себе думать. А не о чужаках! Думаешь, они нас не оставят? Они бросят нас, как бросил весь мир! Татия, скажи мне, где запись? Американцы! Саакашвили начал эту войну! Понимаете? Мы здесь только чтобы защищать народ Южной Осетии! Мне насрать, кого вы там, по-вашему, пытаетесь защищать! Но мне чрезвычайно интересно, как стрельба по старухам помогает вам в этом. Я всего лишь солдат. У меня приказы. Грузия уже проиграла эту войну. — Ты меня не слушал. — Какого черта вы.? Нам пришлось отступить. Потом мы услышали, что здесь напали. — Себастиан у них. — Да. Мы этим займемся. И у них Татия и ее семья. — Тюрьма в подвале. — В порядке, красавчик? Ты вернулся! — Ага. Ты цела? Хорошо. Пошли. Нет, я не могу тебе доверять. Татия, я твой отец. Им нужна моя помощь. Нет, тебе будет безопаснее со своими друзьями. Держитесь со мной. Заводи машины! Нам нужно достать карту памяти! Прикройте нас! Давай! Залезай! Залезай! Быстро! Капитан, танк едет! — Капитан! — Я знаю! Не высовывайся! Мне нужно выбраться! У нас доказательства военных преступлений!

Встретимся, где дорога огибает сад! Парень больной. Притормози! Притормози! Давай! Давай! — Ты достал карту памяти? — Ты в порядке? — Ага, в порядке. Почти выбрались. Пригнись! Медведев отверг новые мирные предложения. В каких частях? Во всех. Он сказал Саркози, что у них свои требования. — Какие могут быть требования? — Они отправят их завтра.

Я снова объявлю об одностороннем прекращении огня. — Господин Президент. — Всем войскам прекратить огонь. Отступать в Тбилиси. Мы должны защитить столицу. Если мир не откликнется на этот жест, это самоубийство! Это наш единственный шанс на спасение. Мы должны добраться в Гори к полудню.

Это ближайший город, где есть вещательный центр. Нет пути побыстрее? Нам нужно немедленно доставить эту запись. Нет. Нам нельзя выходить на дорогу. Я. сочувствую вашей потере. То есть я не хочу задеть. Просто. Просто за свою жизнь я потерял многих людей. Но я верю, что все вызовы, с которыми мы сталкиваемся. ведут нас к нашей цели. Спасибо. Во что ты веришь, Андерс? Не знаю. Ты покидаешь свой пост? По приказу Президента. Все войска должны отступить и отправиться на оборону Тбилиси. Гори скоро падет. Сожалею. У меня приказы. Что они сказали? — Они оставляют город. — Нам нужно попасть туда! — Что вы собираетесь делать? — Я не побегу. Я не отдам свою страну! Я прошел через слишком много войн за свободу Грузии. — В какой стороне вещательный центр? — Туда! На восток! Простите. Мы должны покинуть вас здесь. Мне нужно попробовать защитить. Как можно скорее вы должны покинуть город. Здесь станет очень опасно. — Береги себя, Резо. — Да пребудет с тобой Бог. — Карта у тебя? Сначала нам нужен код для загрузки от компании, собирающейся принять запись. Черт! Они ушли! — И что нам теперь делать? — Нам нужен телефон. — "Международный оператор" — Мне нужен звонок в США за счет абонента. Мне нужно чего-нибудь съесть. Эй! У меня тут вода! — Привет, Карин. — "Слава богу!" — Вы, ребят, в порядке? — "Да. Мы в Гори". Гори? Его же бомбили! — Я знаю.

— "Вам нужно выбираться". Монетки есть! Нет. У нас есть материал, который нужно загрузить. Нужна телекомпания! — Русские, скорее всего, захватят. — "Карин, я знаю! Просто помолчи и послушай!" Мы кое-что видели. Убийства. Казни в селе. Себастиан это все заснял. Нам нужно это передать. — "Немедленно" — Да, но как? Здесь здание вещательного центра, откуда можно передавать по спутнику. Мы можем туда попасть, но нужна телекомпания, которая примет материал и даст нам. код доступа. Ей бы поспешать! Бомбежки стихают. Что значит, что готовятся наземные части. — Слышала, Карин? — "Да, но Андерс." Я уже ко всем обращалась. Всем все равно. "Но я попробую к Роджеру Мактирни Если кто это и возьмет, так это он". Ага, ага. Ладно. Дай те монетки. Попробуем к голландцу. Не стрелять! Видели наземные войска? Слышишь? Бомбежки прекратились. Оборонительные позиции! Выдвигаемся!

— Карин? — "Он не будет это делать". Ладно. Все равно, спасибо, что попыталась. — "Что теперь будете делать?" — Не знаю. Мы в порядке. Я еще тебе позвоню. Карин? — Что теперь? — Нужно уходить из города. Пошли. Господи! Пошли! Давайте! Они проводят окончательную зачистку. Нужно найти укрытие, пока сюда не вошли наземные части! Эй! Так рад, что вы, парни, не погибли! Эй! Как ты нас нашел?

Ваше сообщение.

Я пытался перезвонить вам. — Вам еще нужен спутниковый передатчик? У меня есть. У нас со Стилтоном передающий фургон. Пошли. Я бы ее сюда не пригнал, но мне казалось, до такого не дойдет. Слушай, я хочу, чтобы ты сейчас переждала, ладно? — Андерс, я могу о себе позаботиться. — Ну, мы не можем так рисковать. Пожалуйста! Где я буду в большей безопасности? Мой канал возьмет у вас. Давайте! Подождите, парни. Нам нужно пойти в обход. Демидов сказал мне, что они не тронули церкви, поэтому. Все вместе, давайте. Поближе. — Улыбочку, улыбочку. — Слава яйцам! Это всего лишь война. Андерс. Мне это совсем не нравится. Сделаешь это для меня? Мы вернемся назад и потом сможем все вместе выйти из города. Спасибо. Как мне связаться с тобой, если что-нибудь случится? Это мобильный Голландца. Скажи этим. Спроси этих людей, есть ли у кого-нибудь сотовый телефон. Хорошо. Какой номер? Я позвоню тебе на этот номер как только завершим передачу, хорошо? Знаешь, я надеюсь. — Андерс, давай! Пошли! — Давай! Не могу до Стилтона дозвониться. Сигнал то появляется, то пропадает. Стилтон! — Что такое? — Зои с ним. Она знает, что делает. Наводи тарелку! Давай соединяй снова! Быстрее! Поднимайся, Ромео! Это все, что у нас есть. Люди должны увидеть эту запись! Быстро! Надеюсь, она еще работает. — Данные в целости. — О, да! Сколько займет загрузка? — Давай. — Около двух минут на передачу. — Могу предложить тебе выпить? — Подожду, пока запись будет передана. Но я закурю. Он целится в нас! В укрытие! Пошли! Пошли, пошли, пошли! — Что ты делаешь? — Сохраняю нашу запись. Иди! — Уже почти! — Надо уходить! Давайте! Давайте! — Уходите! — Давай! Давай! — Мы не успеем! — Уходите! Поднимайтесь, быстро! Давайте! Голландец? Стилтон? Себастиан! Это плохо, да? Я нихрена не чувствую! Ты в порядке. Вот черт. Дерьмо. — Иди, иди. — Я тебя не оставлю. — Ты должен идти. — Я могу помочь тебе. Нет, нет, нет. Послушай. Ты должен идти. Сейчас же. — Я, блин, не оставлю тебя! — Заткнись нахрен, ладно? Я не могу пошевелиться. Тебе нужно вытащить эту запись.

Иди вернись в ту церковь. Спрячь карту, пока она не будет в безопасности. Со мной все будет в порядке. Полис страхования жизни. Помнишь? Слушай, ты должен сделать это для меня. Пообещай мне. Пообешай, что доставишь эту запись. — Пообещай мне! — Обещаю! Вот. Возьми. Я туда и обратно. Татия? Где девушка, которая была со мной? Ну же. Кто-то должен знать. Где девушка, которая была со мной? Где девушка? Со мной была девушка. Мне сейчас не нужен телефон. Мне нужна девушка, которая была со мной. Помнишь девушку? О, боже. — "Если ты с ней что-нибудь сделал." — Приходи на площадь Сталина. Принеси карту памяти. Мне нужно, чтобы ты сделал кое-что, что очень важно для меня. Ты понимаешь? Хорошо. Принес то, что мне нужно? Отпусти ее. Слава богу! — Ты в порядке? Я думала, я больше никогда тебя не увижу. Ты переслал запись? Себастиан? Все будет хорошо. Я бы хотел узнать тебя получше. Я не понимаю. Теперь я хочу, чтобы ты бежала. — Андерс. — Беги. Беги. Код 1216. Ты пропустил карту, когда искал в Авневи.

Настоящая карта на пути в организацию по правам человека, благодаря отважной маленькой девочке. Все кончено. И как ты думал выжить после этого? Я не думал. Помнится, я сказал тебе бежать! Я хочу посмотреть на него в последний раз, хорошо? Здесь. Здесь я оставил его. Я, блин, оставил его. — Эй, Резо! — Нам нужна твоя помощь. — Хорошо. — Отлично. — Андерс. — Себастиан? Себастиан! Какого хрена? — Я прикинулся мертвым. — Ты в порядке? — Тебя можно переносить? Давайте вытащим его отсюда. — Ты в порядке, красавчик? Подождите, нам нужно остановиться. Опустите его. Не сопротивляйтесь, капитан. — Андерс? — Бежать некуда. Даже если б и могли. Убирайтесь отсюда! Сегодня оккупационные войска собрались у наших ворот. И мы знаем, что эта империя очень могущественна. У них множество танков. У них множество самолетов. Но у нас есть нечто более ценное. У нас есть любовь к свободе и у нас есть любовь к независимости! Мы собрались здесь сегодня как один гордый независимый народ. Совсем как финны, совсем как чехи, совсем как венгры до нас. И мы говорим им сегодня, перед лицом всего мира, что свобода не отступает, свобода не сдается! Возможно, мы в осаде, но мы не одни. Здесь с нами сегодня шесть европейских президентов преодолевших тысячи миль не взирая на страх и угрозы! Эти шесть человек здесь потому что знают что вопрос независимости решается здесь сегодня! Да благословит Господь грузинский народ! Да здравствует свободная Грузия! Грузия! Грузия! Грузия! Они говорят, ты полностью поправишься. Да? Шесть месяцев! А. наша запись?

Отправлена. Она у Хьюман Райтс Вотч. Она собирает множество просмотров, и люди начинают обращать внимание. Неплохо для сорвавшегося с цепи. Спасибо, красавчик. "несмотря на прекращение огня и обязательства по отводу войск, "русские войска и танки остаются в Гори, "и много где в центральной Грузии. "Я нахожусь у госпиталя "куда продолжают прибывать перемещенные люди. "Люди, которым больше некуда идти, "и у которых нет ничего, кроме воспоминаний о насилии, мародерстве и убийствах. Война продолжалась пять дней. "Более 100.000 человек остались без крова. Несколько сотен человек было убито, включая пятерых корреспондентов. ". с тех пор, как началась война всего девять дней назад. "Люди все еще спрашивают меня, как такое до сих пор может происходить.' Около 50.000 человек сделались бездомными, Их села полностью уничтожены или оккупированы. Многие все еще живут в лагерях для беженцев. Несмотря на требования Европы и Соединенных Штатов о выводе войск, территории Абхазии и Южной Осетии по-прежнему оккупированы российскими войсками. Этот народ прямо сейчас борется за свое выживание. Грузия продолжает двигаться в направлении интеграции с Западом. "Томас Андерс, Грузия". Мой муж, Михаил Табошвили. Был убит в селе Ередви. Мой отец. Моя свекровь, Наталия Окропиридзе. Моя мать, Наталия Окропиридзе. Когда моих родителей эвакуировали, и они переходили через дорогу, перед их машиной взорвалась мина, и осколок попал ей прямо в висок. Она скончалась на месте. Замбахидзе Тамара, моя мать. Моя жена. Наша бабушка. Моих родителей пытали. Им перерезали горло. Их похоронили у нас на заднем дворе, и больше мы ничего не знаем. Это Нодар Отиашвили, мой отец. Мы жили в селе Квемо-Ачабети. Я не сын Сократа Гогидзе. Красный Крест сообщил мне, что его похоронили в нашем саду. Его повесили. Я Марина Кахбиашвили. Я жила в селе Кехви. 8 августа мы покинули его. Мой муж остался там.

Мой сын и мой муж. Мой сын ушел в ту ночь.

Мой муж остался в доме Екатерина Папелишвили, моя бабушка.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Никогда сам не ходил полуголым, как вы.

Она часто приходила по уикендам. >>>