Христианство в Армении

Почему ты заставляешь меня ждать?

"и дано им семь труб. И пришел иной." Тот, имя которому Смерть. За мной? Я давно уже следую за тобой по пятам. Ты готов? Телу страшно, но сам я не боюсь. Погоди минутку. Вот, и все так говорят. Я не даю отсрочек. Ты ведь играешь в шахматы, правда? Откуда ты знаешь? Об этом поётся в песнях, и картины я видел. В самом деле, я недурно играю. Да уж не лучше меня, наверно. Отчего тебе вздумалось играть со мною в шахматы? У меня на то свои причины. Что ж, дело твое. Условия такие: я буду жить, пока тебе не проиграю. Если выиграю ты отпускаешь меня. Тебе играть черными! Весьма уместно. Не правда ли? Лежать у шлюхи промеж ног Всю жизнь, похоже, я бы мог. Всевышний бог, сдается мне, Меня не слышит в вышине. А братца-сатану я сам встречал не раз и там и сям. Во Фэрьестаде всё о дурных знаменьях толкуют и ужасах всяких. Ночью два коня взаимно сожрали друг друга, на кладбище могилы разверзлись и повсюду валяются бренные останки. А вчера вечером в небе сразу светило четыре солнца. Не скажешь ли где постоялый двор здесь? Ну что, показал он тебе дорогу? Не то, чтобы показал. Что же он сказал тебе? Ничего. Он что немой? Нет, хозяин, немым я его не назвал бы. Он, напротив того, очень даже красноречив. Ах так? Ещё как красноречив. Только вот беда, уж про очень грустные дела он мне поведал. С добрым утречком. Позавтракала? Сам-то я траву есть не привычен, вот беда. А то б научила, а? Дела у нас неважные. Здешний народ, видно, мало понимает в искусстве. Миа, проснись. Проснись! Миа, что я видел! Что я тебе расскажу! Что такое? Что случилось? Послушай, Миа. Мне было виденье. Нет, даже не виденье. Все было на самом деле, ей-богу. Ах, опять тебе было виденье? Но я же видел её! Кого? Кого ты видел? Пречистую Деву Марию. Ты её правда видел? Да, она была совсем рядом, дотронуться можно. В золотой короне и в синем платье с золотыми цветами. Босая, а руки маленькие, смуглые, и она держала младенца и учила его ходить. А потом увидела, что я на нее смотрю, и улыбнулась мне. Тут у меня на глазах выступили слёзы а когда я их утер, она уже исчезла. И так сделалось тихо на земле и на небе. Ты понимаешь. Ну и мастер ты сочинять! Вот, ты мне не веришь! Но всё это было, было на самом деле. В жизни, не так как всегда. В жизни бывает иначе. Может, это так же было в жизни, как в тот раз, когда Дьявол на твоих глазах красил в красный цвет наши колеса и работал хвостом вместо кисточки? Ну, чего ты всё про то поминаешь. А потом у тебя под ногтями оказалась красная краска. Ну, тогда-то я, может, и выдумал. Я тогда это всё нарочно рассказал, чтобы вы в другие мои виденья поверили. Которые настоящие. Которые я не выдумал. Ты бы поосторожней со своими виденьями.

А то люди ещё подумают, будто ты полоумный. И ведь зря. Пока, во всяком случае, я за тобой ничего такого не замечала. Хотя кто тебя знает. Я не просил, чтоб мне были видения. Не моя вина, если я слышу голоса, если мне является Пресвятая Дева, если черти и ангелы ценят мою компанию. Сказано вам или нет, чтоб давали мне выспаться по утрам? Добром просил, Христом-богом молил всё без толку! Слышите вы, наконец, заткнитесь! Я хочу, чтоб у Микаэля жизнь была лучше, чем у нас. Микаэль будет великим акробатом. Или жонглером, которому удастся единственный невозможный трюк. Интересно, что за трюк? Чтоб один мяч неподвижно повис в воздухе. Но это же невозможно! Для нас невозможно. Но только не для него. Опять ты со своими мечтаньями. А я песенку сочинил. Ночью, пока не спал. Хочешь спою? Спой. Очень интересно. В сирени птица-красота Сладкою песнею Славит господа Христа На всю поднебесную. Миа! Ты спишь? Чудесная песенка. Да я же ещё не кончил.

Я заметила. Но я, наверное, ещё чуть-чуть посплю. Конец ты мне споешь отдельно. Только и знаешь спать. И это маска для артиста? Не расщедрись так святые отцы я бы им сказал нет уж, слуга покорный. Ты будешь Смерть играть? Подумать только эдакой дрянью стращать честной народ до помрачения ума. А когда нам выступать? В Эльсиноре, на престольный праздник. Прямо на паперти играть будем. Ей-богу. Может, лучше бы что неприличное показать? И людям радости больше, и самим веселее. Болван. Говорят, в стране какая-то страшная болезнь, и попы перед неминучей скорой смертью толкуют про разные духовные муки. А у меня роль какая? Тебе, как ты есть дурак, положено играть Душу Человеческую. Ну, это неинтересная роль. Кто у нас роли раздает? Кто у нас главный в труппе? Можно спросить? "Запомни, несчастный." "Жизнь твоя висит на волоске." "Дни твои сочтены." Ну как, понравлюсь я в таком снаряженье красоткам? Ведь я уже мертвый. Что такое? Нет, ты сиди тихо. Не шевелись. Я нем, как могила. Я тебя люблю. И что это должно означать? Пляску Смерти. Вот этот и есть Смерть? Да. Пляшет со всеми вместе. И охота тебе эдакую чушь малевать? Хочу людям напомнить про то, что им умирать придется. Ну, счастливей они от этого не станут. А к чему вечно хлопотать, чтоб они стали счастливее? Иной раз их и постращать невредно. А они закроют глаза, да и смотреть не будут на твое художество. Ещё как будут смотреть, уж ты мне поверь. Череп, поди, даже бабы голой приманчивей. Но если ты их напугаешь. Они призадумаются. А если они призадумаются. Так ещё больше напугаются. И прямиком к попам в лапы. А это уж не моя забота. Ну да, твое дело нарисовать Пляску Смерти. Моё дело нарисовать всё как есть. А потом все пускай что хотят, то и делают. А ведь как кое-кто будет тебя честить. Да уж не без того. А я им тогда что-нибудь веселенькое изображу. Пить-есть тоже надо. пока чума не подцепит. Чума! Вот ужас! Ты бы поглядел на язвы у тех в глотке, кто заболел. И тело всё иссыхает, и ноги будто их дергает сумасшедший кукольник, вот вроде как у этого, которого я нарисовал. Какая мерзость! Ещё бы не мерзость. Он язвы расковыривает, руки кусает, жилы себе ногтями раздирает, кричит на всю округу. Страшно тебе, поди? Мне? Страшно? Да ты меня не знаешь. А это ещё что за пакость ты тут изобразил? Всего чудней, что эти бедняги. считают свои муки наказанием божьим. Целые толпы этого народа, себя называя рабами греха, бродят по земле и бичуют себя и других во славу Господню. Да что ты? Сами себя секут? Да, жуткое зрелище. Я уж в канаву лезу, как их завижу. У тебя горячительного не найдется ли? Весь день одну воду хлещу, изжаждался, как верблюд в пустыне. Ага, всё же я тебя напугал! Я хотел бы открыть всё без утайки, но у меня так пусто на душе. Эта пустота зеркалом стоит перед моим лицом. В нём я вижу себя, и сердце во мне переворачивается от омерзенья и страха. Безразличие моё к людям отделило меня от их среды. Я живу в мире призраков. Я в плену своих фантазий и снов. Умирать, однако, не хочешь. Нет, хочу. Чего же ты ждешь? Я хочу знания. Гарантий захотел? Назови как угодно. Отчего бог так жестоко непостижим нашим чувствам? Отчего надо ему скрываться за дымкой. невнятных посулов и невидимых чудес? Как поверить верующим, когда и себе-то не веришь? Что будет с нами, с теми, кто хочет верить, но не может? И что будет с теми, кто и не хочет и не умеет веровать? Отчего я не в силах убить в себе бога? Отчего он больно, унизительно продолжает жить во мне, хоть я его кляну, хочу вырвать его из своего сердца? Отчего вопреки всем вероятиям он издевательски существует. и я не могу от него избавиться? Ты меня слышишь? Да, я слышу тебя. Я хочу знания. Не веры, не допущения, но знания. Я хочу, чтобы бог протянул мне свою руку, открыл мне своё лицо, заговорил со мною. Но он молчит. Я взываю к нему во тьме, но часто мне кажется, будто там и нет никого. Возможно, там никого и нет. Но тогда вся наша жизнь один бессмысленный ужас. Нельзя жить перед лицом смерти, сознавая, что всё на свете ничто. Большинство живет, не задумываясь ни о смерти, ни о бренности существования. Но в один прекрасный день им придется дойти до края и заглянуть во тьму. О, в тот день. Я знаю что ты имеешь в виду. Мы создаем образ собственного страха, и кумир этот мы нарекаем богом. Ты, однако, мучишься. Нынче утром я видел Смерть. Мы начали шахматную партию. Она отложена. Отсрочка мне нужна для одного дела. Какого же? Вся моя жизнь до сих пор была погоней за тщетой, слепым блужданьем, пустозвонством. Я признаюсь в этом без горечи.

Точно такою жизнью живут многие. Но отсрочку свою я хочу употребить на осмысленный и важный поступок. И для этого ты играешь в шахматы со Смертью?

Мой противник испытанный игрок, но я не потерял пока ни одной пешки. И как же ты надеешься его обыграть? У меня готова одна комбинация коня и слона, которой он пока не распознал. Следующим ходом я разбиваю его фланг. Запомним. Обман, предательство! Но мы ещё повстречаемся, я найду новый выход! Мы повстречаемся на постоялом дворе. Там мы продолжим игру. Вот моя рука. Вот я ею двигаю, слышу, как в ней бьется кровь. Солнце стоит в вышине, а я, Антоний Блок, играю в шахматы со Смертью! Мы с хозяином были в чужих краях и вот только вернулись. Тебе это понятно, художник от слова худо? Крестовый, значит, поход. Десять лет мы торчали в Святой земле, и змеи нас жалили, звери жрали, поганые кромсали, вино нас губило, бабы нас награждали вшами, вши нас ели, нас трясла лихорадка и всё это мы терпели во славу Господню. Слава Господня. Крестовый поход такая чушь, до какой только и мог додуматься самый отъявленный идеалист. А вот про чуму ты страшно рассказывал. Да, уж куда страшней. Эх ты, господи. Как ни поворотись, задница всегда сзади. Глубокая истина. Задница всегда сзади, задница сзади да, святая, истинная правда. Вот вам оруженосец Йонс. Смерти он не боится, бога не стыдится, над собой потешается, на девок зарится. И живет он в своем собственном мире, и это мир Йонса-оруженосца, и никому его не понять, кроме Йонса, и всем он кажется глупым, да и Йонсу самому тоже, и богу на него чихать, а дьяволу плевать. Ну и смердит твое варево. Это ещё зачем? Она была в плотских сношениях с Нечистым. И вот она в колодках. Её-то поутру сожгут на краю прихода. А нам надо отогнать Дьявола подальше. С помощью эдакой вони? Самое верное средство: кровь и желчь большого черного пса. Дьявол этого запаха не выносит. Ты видела Дьявола? Не надо с ней заговаривать. Неужто это так опасно? Сам я не знаю, но говорят, она виною постигшей нас чумы. Судьба злодейка еще та. А ты, мой друг, бедняга то жизни полон ты, то ползаешь с червями. Обязательно надо петь, да? Ну, и что ты на меня так уставилась? Да, я мародерствую. Прибыльное дело по нынешним временам. В деревню бежишь? Донести? Ничего у тебя не выйдет. Теперь каждый спасай свою шкуру. Вот так. И не вздумай кричать. Никто тебя тут не услышит, ни бог, ни человек. Ничего удивительного. Узнаю тебя, хоть и давненько мы не видались. Тебя зовут Равал, ты учился богословию в Роскильде. Doctor Mirabilis, Coelestis et Diabilis. Ведь я не обознался? Ведь это ты десять лет назад втравил моего хозяина в наш прелестный крестовый поход во Святую землю? Что-то вид у тебя неважный. Или живот схватило? Вот гляжу я на тебя и начинаю понимать, за что нам достались эти жуткие десять лет. Жизнь у нас чересчур хорошая была, чересчур мы были, видишь ли, собой довольны. Вот господу и вздумалось нас наказать. И наслал он на нас тебя. Чтоб ты выблевал свою благочестивую отраву на моего бедного хозяина. Я поступал по чистой совести. Ну, а теперь-то ты образумился? А? Я вижу, вором стал. Это ремесло мерзавцу куда больше к лицу, да оно и прибыльней. Так, что ли? Ради бога. Я не кровожадный. Но запомни: в другой раз мне не попадайся лицо клеймом разукрашу, как вору и положено. А ведь пришел-то я бурдюк наполнить. Имя моё Йонс. Малый я добрый и поговорить не дурак, все помышления мои чисты, поступки благородны. До свиданья, девочка. Я б тебя ссильничал в два счета, да, между нами говоря, надоела мне такая любовь. Она как-то быстро приедается. А ведь мне, между прочим, не помешает домоправительница. Стряпать умеешь? Насколько мне известно, я пока ещё женат, но, судя по положению вещей, есть основания надеяться, что жена моя уже умерла. Так что мне требуется домоправительница. Э, к дьяволу! Пошли со мной. Я тебе жизнь спас, так что за тобой должок. Чертовы актеришки. Им лишь бы кривляться. Я не занят в начале, пойду за кулисы А ну не стой там, разинув рот, придурок! Лошадь сидит на дереве, кукарекая Дорога широка да ворота узки То Чёрный танцует на берегу Курица мяукает в глубоком озере День красен да рыба издохла То Чёрный садится на берегу Змея машет крыльями в небе Дева бледна да мышь довольна То Чёрный бегает по берегу Козёл шипит Двумя зубами Ветер тяжел Волны бьют То Чёрный гадит на берегу Свинья несет яйца и хрюкает кошка Ночь как сажа и рассвета все нет То Чёрный остается, остается на берегу Господь нас всех обрек наказанию. Все страшной смертию погибнем. Вы стоите, как скот несмысленный, вы погрязли в тупом довольстве. Или не знаете, что вот он, вот настает ваш последний час? Смерть у вас за плечами. Вижу, вижу Смерть. Венец Смерти горит на солнце. Блестит занесенная над вашими головами коса. Чей черед? Кто первый падет под ударом? Эй ты, там, что стоишь и пялишься как козел? Погоди, как бы ещё до темноты твой рот не исказился последним удушьем. А ты, женщина, что пышешь радостью и довольством, не ты ли побледнеешь и загаснешь, не дождавшись первого утреннего луча? А ты там с толстым носом, с дурацкой ухмылкой, доколе тебе ещё бременить землю и марать её своими нечистотами? Знаете ли, безумцы, что не сегодня завтра умрёте ибо все вы обречены? Слышите вы меня? Слышите слово? Обречены! Обречены! Помилуй нас, боже, по великой милости твоей. Не отврати лица твоего от нас, но буди милостив к нам, недостойным, во имя сына твоего единородного Иисуса Христа. И не стыдно надсаживаться. "Обречены". Разве такая пища подходит для современного разума?

Неужели они рассчитывают, что мы их примем всерьез? Ты вот всё смеешься надо мной. Но позволь тебе заметить я-то чуть не все эти ужасы либо по книгам, либо по слухам знаю давно. Да, да. Да, да. А то и на своей шкуре испытал. Даже страшные сказки про Бога-Отца, ангелов, Иисуса Христа и Святого Духа меня не очень пронимают. Ты чего орешь? Я Плуг, кузнец, а ты оруженосец Йонс. Весьма возможно. Ты не видал мою жену? Нет, не видал. Но если б я её и видал, а она похожа на тебя, я бы поскорей постарался забыть, что её видал. Значит, ты её не видал. Может, она сбежала. Ты что-то знаешь? Я очень много знаю, да всё не про твою жену. Пойди в трактир. Может, там про нее разведаешь. И то сказать. Чума по западному берегу ползет. Люди мрут как мухи. Всегда в эту пору самая торговля, а нынче при мне весь товар непроданный. Одно слово Судный день.

Разные знамения жуткие. Намедни женщина младенчика с телячьей головой выродила. И люди-то с ума посходили. С родных мест бегут, всюду чуму разносят. По мне лучше следи за своим хозяйством да пользуйся жизнью, покуда цел. Много кто огнем очистился, и все померли, а святые отцы толкуют мол, лучше чистым помереть, чем жить и дожидать ада. Конец, конец, последние времена. Вслух-то про это не говорится, да ведь известно конец. И люди от страха с ума посходили. Тебе и самому боязно. Как не боязно. Падет ночь после Судного дня, и на землю спустятся ангелы, и разверзнутся гробы. Страшное дело. Хочешь браслетку? Дёшево отдам. Чистое серебро. Красивая вещица. Но небось чересчур для меня дорогая. Прошу прощенья, тут никто не видал мою жену? А она что пропала? Да вот, сбежала, говорят.

Бросила тебя? С артистом. С артистом! Раз у нее такой плохой вкус, так по мне пусть бы и сбежала. Твоя правда. Но я сразу решил, что её убью. Ах. Ты задумал её наказать. Тогда дело другое. И артиста накажу. Артиста? Ну, который её сманил. Ты что, совсем идиот? Артиста! Ах, ну да. Понял. Чересчур много поразвелось ихнего брата, так что виноват не виноват, а надо его прикончить, это я согласен. Эй, ты! Ты зачем морочишь кузнеца? Я? Морочу? Ты и сам артист. И не иначе как твой приятель похитил жену кузнеца. Ты? Артист? Артист? Я? Ну, я бы так про себя не сказал! Придется нам тебя убить логически рассуждая. Ну, насмешил. Однако странно ты побледнел. А ну, выкладывай что у тебя на совести! Ну ты меня и насмешил. Насмешил. Правда? Нет, ты так не думаешь. Возможно, мы тебя только слегка ножом пометим, как положено метить мелких мерзавцев. Что ты сделал с моей женой?

Вы, правда, хотите меня обидеть? Зачем? Разве я кого задел, кому повредил? Лучше я сейчас уйду и больше никогда не вернусь, а? Встань, тебя не слышно. И говори громче. Встань-ка на голову, артист, а мы полюбуемся на твое искусство. Что ты сделал с моей женой? Нечего выть. А ну вставай, танцуй! Я не хочу. Я не могу. Представь-ка нам медведя. Я не умею играть медведя. А это мы сами решим умеешь ты или нет. А ну встать, тебе говорят! Что же это за медведь! Я никому ничего не сделал. Не могу я больше играть медведя. Ты помнишь, что я обещал с тобой сделать, если ещё раз повстречаю? Я не из тех, кто бросает слова на ветер. Как его имя?

Микаэль. Сколько ему лет? О, ему скоро, два годика. Крупный для своего возраста. Правда? Да, пожалуй, и вправду он крупный. Вы нынче разыгрывали представление? Ужасно было, да? Ты красивей сейчас, когда у тебя не размалевано лицо, да и платье это тебе больше пристало. Ох, а Юнас Скат сбежал, нас бросил, так что теперь нам туго придется. Это твой муж? Юнас? Нет, мой муж совсем другой. Юф его звать. Вот мы с ним и остались одни. Придется опять кувыркаться, такая морока. Вы и кувыркаться умеете? Представь себе. И ещё Юф замечательный жонглер. Микаэль тоже будет акробатом? Юфу так хочется. А тебе нет. Даже сама не знаю. Может, он рыцарем станет. Поверь, это тоже не так уж забавно.

Да, вид у тебя невеселый. Верно. Утомился? Отчего? От скучного общества. Это ты про оруженосца своего? Речь не о нем. О ком же? Обо мне. Понимаю. Ты правда понимаешь? Ещё как. Я и то думаю, и зачем это люди вечно себя мучают. Верно ведь? Юф! Что с тобой? Юф, что случилось? Иди садись здесь. Где ты был?

Дай мне взглянуть. И что тебя туда понесло! Опять небось нализался. Ох! Я ни капли не выпил. Ну, значит, хвастал про то, как с ангелами да с чертями хороводишься? Хочешь, побожусь ни словом ангелов не помянул. Ну, значит, плясал и пел! Ни на минуту не можешь забыть про своё искусство. Тоже это людям не нравится, сам знаешь. Смотри лучше, что я тебе купил. Ну да, тебе такое не по карману. Но ведь купил же! Ох, как они меня били. Отчего же ты им сдачи не дал? Просто я испугался и вскипел. И мне не удалось дать им сдачи. Ты же знаешь, как я могу вскипеть. Я ревел, как лев. Очень они тебя испугались? Нет, они хохотали. Замечаешь, как от него хорошо пахнет? А какой он плотненький на ощупь. Ух, крепыш. Настоящий акробат. Да, вот он Юф мой муж. Добрый вечер. Добрый вечер. Я как раз говорил твоей жене, что у вас великолепный сын. Он принесет вам много радости. Да, сын прелестный. Есть у нас чем попотчевать Рыцаря, Миа? Благодарствуйте, я сыт. Я нынче набрала полное лукошко земляники. И у нас есть парное молоко. Только что от коровки! Если Рыцарь разделит с нами нашу скромную трапезу, это будет для нас большая честь Располагайтесь, пожалуйста, а я пойду ужин принесу. Куда же вы теперь? На престольный праздник в Эльсинор. Я бы не советовал туда отправляться. А почему, если можно спросить? Чума добралась туда, следуя к югу вдоль берега. Говорят, люди там гибнут тысячами.

Ох ты господи! Да, трудная штука наша жизнь. Могу ли я предложить чтоб вы последовали за мной через этот лес. и остановились у меня в доме. Там, быть может, вы будете в большей безопасности. Земляника вон из того леса. Я в жизни такой крупной не видывала. На горке растет. А пахнет вы только понюхайте! Приятного аппетита, мой господин. Благодарствую. Твое предложение хорошее, но всё же мне надо поразмыслить. Через этот лес страшно одним пробираться. Говорят, там тролли водятся, и духи, и разбойники. Так я слыхала. Вот я и говорю, хорошее предложение, но мне надо подумать. Скат нас бросил, и теперь я отвечаю за труппу. В конце концов, я теперь тут главный. "В конце концов, я теперь тут главный." Земляники хочешь? Этот человек спас мне жизнь. Садитесь, друзья, вместе повечеряем. Оруженосец Рыцаря сочтет это за честь. Ох, хорошо. Да, редко так бывает. Да почти всегда. День за днем катится. И ничего удивительного. Летом, конечно, лучше, чем зимой, летом мерзнуть не надо. А всего лучше, понятно, весной. Я стих про весну сочинил. Может, хотите послушать? Я только сбегаю, лютню принесу. Может, не надо, Юф. Может, нашим гостям твои песни ни к чему. Отчего же. Лично я тоже песенки сочиняю. Я, кстати, знаю очень милую песенку. про одну несерьезную личность, которой вы, конечно, ещё не слыхали.

Но вам её и не придется послушать. Среди нас есть кое-кто, кому не по нутру моё искусство, а я никого не хочу расстраивать. Такой я человек. Вечно мы горюем и суетимся. Вдвоем всё легче. У тебя никого нет? Думаю, что есть. И где же она теперь? Не знаю. О, какое у тебя сразу стало лицо! Это твоя невеста? Мы только что поженились и вместе играли. Мы всё время смеялись. Я воспевал в песнях её глаза, её нос, её несравненные маленькие уши. Мы вместе охотились, и по вечерам мы с ней танцевали. В доме кипела жизнь. Ещё земляники хочешь? Вера это мученье. Ты не знала? Будто любишь кого-то, кто прячется во тьме, и как ни кричи его не докличешься. Все, что я говорю, делается бессмысленно и пусто, когда я сижу тут с тобой и твоим мужем. Все это делается вдруг неважно. Ну вот, теперь у тебя лицо не такое серьезное. Я буду помнить эту минуту. Тишь, сумерки, и миски с молоком и земляникой, и ваши лица. И сонного Микаэля, и Юфа с лютней. Я постараюсь запомнить и то, о чем мы говорили с тобой. Я унесу своё воспоминание в ладонях так бережно, будто это чаша, до краев налитая парным молоком. И это будет мне верным знаком. и великой наградой. Я давно тебя дожидаюсь. Прости. Я немного запоздал. Я выдал тебе свой план и теперь отвожу фигуру. Твой ход. Чем это ты так доволен? Это уж моя тайна. Разумеется. Значит, я беру твоего слона. И правильно делаешь. Ты меня обманул? Разумеется. Ты попался. Шах! Ты почему смеешься? Мой смех не твоя забота. Ты лучше спасай своего короля. Что-то ты чересчур расхрабрился. Меня забавляет игра. Твой ход. Скорей. Мне некогда. Понимаю, у тебя пропасть работы, но игру нашу ты бросить не можешь. А тут нужно время. Ты вздумал провожать скомороха с женой через лес? Их ведь зовут Юф и Миа. И у них маленький сын, не так ли? Отчего ты спрашиваешь? Просто так. Ты не видел Йонса? Нам пора в путь. Кажется, он еще внутри. Господи, да никак это Плуг-кузнец? Добрый вечер. Слезу пускаешь в одиночку? Да, да, гляньте на кузнеца. Сидит и хнычет, как кролик, который в дерьмо вляпался. И всё из-за той же супруги? Да я же её ещё не нашел. И с ними гадко, и без них гадко, так что, может, умней всего в самую веселую минутку убивать этих баб, да и дело с концом. Бабье нытье и помои. Пеленки мокрые, дети орут. Баба пилит, когтит ногтями, когтит словами. И тут ещё эта чертова бабушка теща. А когда после эдакого дня спать наконец завалишься. Тут новая песня. Слёзы, всхлипы, стоны, да такие громкие, что мертвого разбудят. "Почему ты меня на ночь не поцелуешь?" "Почему ты меня на ночь не поцелуешь?" "Почему ты не любишь меня, как прежде?" "Почему ты мою новенькую рубашечку не похвалишь?" "Вечно сразу отвернёшься, и храпеть." Ох! Ужас! Ох, ужас. И вот её нет. Ну и радуйся! Я по ним молотом бабахну, Я по ихним башкам кувалдой пройдусь, Я носы им отхвачу щипцами! Глядите-ка, опять он разнюнился. Может, я её люблю. Ах, может, ты её любишь!

Так знай же, туша ты неразделанная, что любовь это просто красивое слово, а означает оно похоть, похоть и ещё раз похоть, сдобренную всякой ложью, враньем, обманом, хитростью, лукавством. А всё равно ведь от нее больно. Ясное дело. Любовь самая страшная чума, и если бы от нее умирали, в ней хоть какой-то был бы толк. Да ведь она почти всегда проходит. Нет, нет, у меня не пройдет! И у тебя тоже. Редко-редко какие двое идиотов умирают от любви. И всё-то несовершенно в нашем несовершенном мире, а уж любовь само совершенство в своем совершенном несовершенстве. Счастливчик, так красно говорить умеешь, и главное сам веришь в свою околесину.

Верю! Кто сказал, что я в это верю? Просто, я каждому рад помочь добрым советом.

Попроси у меня совета, и за те же деньги получишь два, на то я и образованный человек. Слышь-ка, Йонс.

Можно, и я с вами через лес? Тяжко мне, а домой неохота, засмеют они меня. Только чур не хныкать! А то сразу от тебя разбежимся. Мой маленький братец! Йонс! Ты поосторожней. Этот всё в драку лезет. Он немного не того. Да что ты, наоборот, он всё хнычет. Ты прости, друг, если чем обидел. Уж больно нрав у меня горячий.

Дай-ка, братишка, я тебя обниму. Спасибо, спасибо, лучше как-нибудь в другой раз. Сейчас нам, ей-богу, некогда. Спасибо, спасибо. Кто это показался на горизонте если не моя благоверная. в компании с артистом! Ну берегись! Это тот грязный кузнец, который оскорбил мою любимую. мою несравненную Кунигунду. Как ты её назвал? Кунигунда! Ты что и оглох к тому же? Лиза её зовут. Сучка Лиза. Лиза-шлюха. О, как он груб.

Или сам придумай получше, позолоченный золотарь!

О, как он груб! Ах ты мерзавец, Да если бы я был в твоих лохмотьях. мне было бы так стыдно за себя. что я немедленно освободил бы мир от своего гнусного вида. Берегись, парфюмированная. Куча дерьма. Куча дерьма, чтобы я не отправил тебя в преисподню, где вы сможите сидеть вместе и. Читать монологи. Читать монологи друг дружке. Браво, Плуг! Берегись чтобы я не вспорол тебе живот, да так, что кишки вылезут из ушей. Берегись чтобы я не съездил тебе по роже. так что ты не сможешь играть даже для турок и каннибалов! Отчего ты смеешься? Это же серьёзно. В южных странах есть похожие на людей звери, их называют обезьянами. Это ты к чему? Да так, просто. Плуг, мой любимый Плуг. Дорогой Плуг, прости меня за все. Сейчас она заплачет. Все это так ужасно. Этот мерзавец обманул меня. Но послушай, Кунигунда. Сейчас зайдет разговор про его любимые блюда! Когда мы вернемся, я сварю клёцки с салом, которые ты так любишь. Да, но я должен сначала убить его. Убей, убей его как следует. О, я совсем не люблю его больше. О Господи, зачем ты создал женщину? Фальшивая борода, фальшивые зубы, фальшивые улыбки, фальшивый голос вот он и весь, и больше ничего как пустой бочонок. Убей его, убей. Дорогой Плуг, если ты думаешь, что я буду защищаться ты ошибаешься. Убей меня, я тебе буду благодарен после! Что ты говоришь? Артист играет на эмоциях, это половина победы. Делай что-нибудь! Не стой как истукан. Пускай дерется, а то как я его убивать стану. Он меня должен хотя бы разозлить. Друзья мои хорошие, одно движение и вот из фальшивого существа я сразу превращусь в кое-что неподдельное. В самый что ни на есть неподдельный труп, без обмана. Погоди! Я же не хотел зла. Я прощаю тебя, Кунигунда. Прощай, мой друг. Молитесь обо мне. Ох, господи, господи! Я не хотел! Смотрите умер! А ведь он мне было даже понравился. Он мёртвый совершенно, до жути мёртвый, я в жизни не видывал такого мёртвого артиста. Ладно. Хватит убиваться. Сам виноват, и больше никто. И с этой бабой мне жить! Ну ты же получил свою Лизу обратно. Разве ты не доволен? Йонс, между нами говоря, разве жизнь не. Да. Но не думай об этом сейчас. Жизнь чокнутая штука. Да, недурно разыграно. Я и впрямь недурной артист. Сейчас найду дерево, чтобы медведи, волки и привидения не достали меня. Завтра Юфа найду, и поедем мы все вместе на престольный праздник в Эльсинор. Там деньжат огребём. Спою-ка я покамест песенку. Лес пилят. Тут люди. Хорошо! Эй, какого чёрта. Они же моё дерево пилят. Эй, ты. Ты меня слышишь, вредоносный ты ублюдок? Что ты с моим деревом делаешь? Я пилю твое дерево, потому что твое время истекло. Нет, так дело не пойдет. У меня времени нет. Ах, у тебя времени нет?

Да, у меня представление. Оно отменяется по причине смерти. Но ведь контракт. Контракт расторгнут. Семья, дети. И не стыдно тебе, Скат? Да, да, мне стыдно. Неужели нет никаких скидок? Никаких льгот для артистов? В данном случае нет. Никакой лазейки, никаких исключений? Месяц из-за туч вышел. Вот и хорошо. Дорогу лучше видно. Не нравится мне нынче месяц. И деревья как мертвые. Это потому, что ветра нет. Он, наверно, хочет сказать что-то чересчур они притихли. Совсем мертвые. Услышать бы хоть, как лисица тявкает. Или как сова кычет. Или человеческий голос. кроме своего. Куда путь держите? К месту казни. Ага, вижу. Ведьма, что ли? Зачем её ночью-то жечь? В эдакую пору? Ведь у людей теперь так мало развлечений. Ради всех святых, замолчи ты. Говорят, где бы она ни была, Дьявол тут как тут. Да, то-то выходит, все вы храбрецы. Нам за это деньги плочены. Доброхотно нанялись.

Эй, ты слышишь меня? Говорят, ты спозналась с Дьяволом? А тебе на что знать? Я спрашиваю не любопытства ради. Для меня это важно. Я сам хотел бы встретиться с ним. Чтобы выспросить про бога. Уж он-то про него знает. Кто же ещё. Ты и сам можешь его увидеть. Каким же образом? Только сделай, как я скажу. Глянь мне в глаза. Ну что видишь? Видишь его? В твоих глазах я вижу страх, немой пустой страх. И ничего больше. Никого ничего никого? И за спиной у себя не видишь? Нет, и тут никого. Но он повсюду со мной. Протяну руку и вон она тут, его рука. И теперь он со мной. Мне не будет больно на костре. Он охранит меня от всякого зла. Так он тебе сказал? Я сама знаю. Сказал он тебе? Я сама знаю, я сама знаю. Погоди, ты ещё увидишь. Ты его увидишь. Попы вот его видят. И солдаты. Так его боятся, даже до меня не смеют дотронуться. Зачем вы изранили ей руки? Ничего мы её не изранили. Так кто же это сделал? Вон, монаха спроси. Что сделали вы с этим ребёнком? Когда тебе надоест задавать вопросы? Никогда не надоест. Но ответа ты не получишь. Хотел я перебить всех солдат, да что толку-то, она уже всё равно что мертвая. Сказано с ней поосторожней. Не подходить. На, возьми, тебе не будет больно. И что она видит? Можешь ты мне сказать? Она уже не чувствует боли. Это не ответ на мой вопрос. Кто примет этого ребёнка? Ангелы? Или Бог? Или Дьявол? Или одна пустота? Пустота, хозяин! Быть не может. Загляни ей в глаза, хозяин. Её бедному умишке кое-что открылось. Пустота под луною. Мы стоим бессильно, у нас опустились руки, и видим мы то нее, что видит она, и нам точно так же страшно. Бедный ребёнок. Нет, не могу я больше. Не могу. Сладкою песнею Славит господа Христа На всю поднебесную. Вот скоро и рассветёт, и снова нас как периной накроет эта жарища. Мне страшно. Чувствуется, вот-вот с нами что-то стрясётся, а мы не знаем что. Может, это Судный день. Судный день. Воды у вас нет? Дали бы мне напиться. У меня чума. Не подходи. Горло перережу. Держись по ту сторону дерева. Мне страшно умирать. Не хочу! Не хочу умирать! Пожалейте меня. Поговорите со мной! Незачем. Незачем. Я знаю незачем. Я умираю. Что со мной случится? Сжальтесь же надо мной. Неужели никто. Хоть глоток воды. Без толку. Вовсе без толку. Без толку, тебе говорят Помогите! Помогите! Слышишь ты, как я тебя утешаю! Доиграем нашу партию? Твой ход! Я беру твоего ферзя. Я не заметил. Я что-то такое страшное вижу! Даже сказать не могу! Что же это ты видишь? Там Рыцарь сидит над шахматной доской. Ну да, я и сама вижу, и ничего тут, по-моему, страшного нет. Да ты не видишь разве, с кем он играет? Сам с собой. И нечего слышишь? меня пугать. Нет, нет, он не сам с собой играет. А с кем же? Со Смертью. Сидит и играет в шахматы со Смертью. Не смей так говорить. Попробуем, убежим от Смерти. Но это ведь невозможно. Надо попробовать. Они так увлеклись игрой, что, если только совсем не шуметь, они нас не заметят. Твой ход, Антоний Блок. Тебе что, играть надоело? Надоело? Напротив. Ты чем-то встревожен. Что-то скрываешь? От тебя ничто не ускользнет. Верно? Ничто от меня не ускользнет. Никто от меня не ускользнет. Да, мне, в самом деле, страшно. Тебе страшно. Я позабыл, где что стояло. Я зато помню. Так легко ты меня не проведёшь. Я вижу кое-что интересненькое. Что ты видишь? Следующим ходом я объявляю тебе мат, Антоний Блок.

Ну как, хорошо попользовался своей отсрочкой? Приятно слышать. Теперь я оставлю тебя. В следующий раз, когда мы встретимся, тебе и твоим спутникам настанет срок. И ты разгласишь свои тайны. У меня нет тайн. Значит, ты ничего не знаешь. Да, мне нечего рассказать. Замечаешь, какой странный свет. Вот совсем развидняется, и гроза, небось, ударит. Нет, не то. Тут что-то страшное. Слышишь, как ревет лес? Дождь, наверное. Нет, не дождь. Смерть за нами гонится. Нам не убежать. Догонит. Миа, залезай в фургон. Скорей. Ляжем и Микаэля посерёдке положим. Это Ангел Смерти над нами пролетает, Миа. Ангел Смерти, и он очень большой. Чувствуешь, как холодно. Я озябла. Я вся закоченела. Те, кто вернулся из Святой земли, рассказывали, что и ты собрался домой. Я осталась тебя дожидаться. А все бежали от чумы. Или ты меня не узнаешь? Ты и сам переменился. Да, теперь я вижу, это ты. Что-то хоть таится и прячется, но осталось в лице, в глазах, от того мальчика, с которым я когда-то прощалась. Со всем тем покончено, я немного устал. Ты сожалеешь о своем походе? Нет, но я немного устал. Да, я вижу ты устал. Там со мной мои друзья. Пригласи их, пусть войдут. Пусть разделят нашу утреннюю трапезу. "И когда Агнец снял седьмую печать, "сделалось безмолвие на небе, "как бы на полчаса.

"И я видел семь Ангелов, которые стояли пред Богом, "и дано им семь труб. "И пришел иной. "Первый Ангел вострубил, "и сделались град и огонь, смешанные с кровью, "и пали на землю, "и третья часть дерев сгорела, "и вся трава зеленая сгорела. "Второй Ангел вострубил, "и как бы большая гора, пылающая огнем, "низверглась в море, "и третья часть моря сделалась кровью." Там кто-то был? Нет, мой господин. Я никого не видел.

"Третий Ангел вострубил, "и упала с неба большая звезда, "подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. "Имя сей звезде "полынь"." С добрым утром, Повелитель. Я Карин, жена Рыцаря. Милости прошу ко мне в замок. Я по кузнечному делу и работу свою, я так скажу, справляю неплохо. А это жена моя Лиза. Лиза, поклонись благородному господину. Иной раз с ней сладу нет, ну и пошумим когда, да ведь с кем не бывает. Из тьмы взываем к тебе, Господи. Помилуй нас, ибо мы слабы, мы боимся, мы ничего не знаем. Из тьмы, где ты, оказывается, пребываешь, где мы, стало быть, все пребываем. В этой тьме никто тебя не услышит, не разжалобится твоими страданиями. Утри слёзы, и любуйся на свою бесчувственность, как перед зеркалом. Господи, где бы ты ни был, ведь есть же ты где-то, Господи, помилуй нас. Эх, дал бы я тебе слабительного, чтоб тебя прочистило от твоих забот касаемо вечности, да, видно, уж поздно. Ладно, понаслаждайся хоть последней минуткой, пока ещё можешь глаза поворачивать да пальцами шевелить. Молчи, молчи. Умолкаю, хоть и не по своей воле. Это конец. Миа! Я их вижу! Вижу! Там, в бурном, грозном небе. Они там все вместе. Кузнец, и Лиза, и Рыцарь, и Равал, и Йонс, и Скат. И грозный Повелитель Смерть их приглашает на танец. Всем велит взяться за руки. и вместе танцевать. И первым идет сам Повелитель. с косой и песочными часами, а Скат упирается, он позади со своею лютней. Они танцуют, танцуют и уходят прочь от восхода. в тёмную страну, и дождь умывает им лица. и стирает соленые слёзы со щек. Ой, ну вечно ты со своими видениями!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Думаешь, она может так говорить?

В порыве всеобщего смятения даже я не заметил подмены. >>>