Христианство в Армении

Я сказал, когда я вижу летающего слона.

Он был вынужден отменить представление. Весь Лондон был в Ноублз с нами. Чтобы услышать нас, Карло, твой голос. и мою музыку! Я люблю тебя, Карло. А моя новая опера. создаст историю. Это кусок дерьма! Ты все прекрасно слышал. Тогда из-за чего весь этот восторг? Или все эти люди заблуждаются? Почему они аплодируют? Карло, что с тобой? Ты вечно недоволен. Вся Европа у наших ног. Что еще тебе нужно? В чем дело, Карло? Карло, поговори со мной. Не беспокойся ни о чем. Ты был великолепен. Это совершенно незаметно, поверь мне. Просто едва уловимая дрожь. Настолько незначительная, что происходит только на самых высоких аподжатурах. Никто ничего не заметил, клянусь. Я ее немного завуалировал, и. тебе лучше? Ты слышишь это, Риккардо? В конце концов, ты ведь не глухой. Ты заменяешь виртуозность воодушевлением. И все эти украшения и пассажи, все эти витиеватости, которые ты нагромождаешь на свои партитуры! Я придумал их специально для твоего голоса. Забудь о моем голосе! Я не могу. Ты ведь знаешь, я не могу. Я обещал нашему отцу. Лучше подумай о музыке. Она должна доходить до сердца. Найди настоящее, искреннее, главное чувство. Я хочу, чтобы твоя музыка разбудила ту частичку вечности, которая спит глубоко в кишках каждого из них. Вот о чем я тебя прошу. Неблагодарный! А как же "Орфей"? "Орфей"! "Орфея" нет. Ты никогда его не закончишь. Я не испытываю недостатка во вдохновении. Я испытываю недостаток во времени! Ты отнимаешь все мое время. Все мое время! Добро пожаловать, синьор Фаринелли. Позвольте Принцу Уэльсскому засвидетельствовать вам свое почтение. Театр Ноублз навеки вам признателен за спасение его чести, равно как и чести. всей нашей аристократии. Мой голос служит музыке, ваше высочество. Ваш голос, синьор Фаринелли. привлекает наиболее проницательную публику. И, даже несмотря на поддержку его величества, вы крадете у Генделя последних оставшихся у него слушателей. Нет, не то чтобы мы были этим недовольны! Что вы имеете в виду? Эти оперы, которые Гендель сочиняет за три недели, это просто оскорбление для его аудитории. Кто распространяет эту клевету? Говорят. А еще говорят, что вы перестали размениваться по пустякам, сэр! Вы слышали те оперы, сэр? Вы шутите, юная леди. Это было бы предательством. Мы никогда не пойдем в Ковент Гарден. Зато их слышала я.

Они превосходят всё, что кто-либо где-либо мог слышать до этого. Не могу представить, чтобы работы Генделя превосходили творения маэстро Порпоры. Или синьора Броски. Вы осел, сэр. Вы не заслуживаете того, чтобы иметь уши! Много лет спустя после того, как ваши потомки забудут, что вы вообще жили, они будут сберегать имя Генделя с бесконечным уважением.

Своей самодовольной позой вы оскорбляете само имя музыканта. Я бы хотел стереть из моей памяти тот проклятый день, когда я пел для вас! Вы мошенничаете, Карло. Он всегда мошенничает. Не выносит поражения. Как и я. Но я не мошенничаю. Я научил тебя петь, Карло Броски. Не забывай, что я был твоим учителем. Не добавляй неблагодарность к своему высокомерию. Скажи что-нибудь. О чем он думает? Он решил уничижить нас своим презрением. Мы просто тратим свое время. Сегодня Броски решили хранить молчание. Я едва знал своего отца. Это я попросил развесить его портреты по всему дому. Мама боялась, что ей будет тяжело. Но на самом деле это нам помогло. У меня больше нет отца. А у тебя никогда не будет детей, правильно? Это величайшее горе моей жизни. Женись на моей матери! Давай выберем друг друга. Ты будешь моим отцом, а я буду по-настоящему твоим сыном. Я знаю, что церковь запрещает кастратам жениться. Но моя мама не католичка. Ей действительно очень одиноко, я это знаю. Я очень тронут твоим предложением, Бенедикт. И я благодарю Бога за твою любовь ко мне. Бог не имеет к этому никакого отношения. Это частный подарок. Пойдемте отсюда. Что вы здесь делаете? Идемте, прошу вас. Почему вы меня преследуете? Это не в первый раз. Я только что ввергла нас обоих в смертельную опасность. Вот, прочтёте позже. Откуда у вас эта копия? Это не копия. Это оригинал партитуры Генделя. Я украла его для вас.

Мои колени все еще дрожат. Вы больны! Вы поете Броски слишком долго, не так ли? Вы жаждете музыки, достойной вашего голоса. Теперь это в ваших руках. Ваш брат вам нужен даже для поцелуя? Где ты был, Карло? Я с тобой разговариваю! Тебе нельзя оставаться на холоде. Это вредит твоему голосу. Что она здесь делает? Мы вас ждем с большим нетерпением, Карло. Вы растрепаны, мадмуазель. Мой брат дал вам то, чего вы ждали? Вы не ответили на мой вопрос. Успокойся. Ночь с ней пойдет на пользу нам обоим. У меня нет желания. Отвези ее домой. Оставь ее мне. Не нарушай наш договор. Оставь ее мне. Она мне нужна. Я бы этого не советовал, Риккардо. Тебе хорошо удаются две вещи, Карло Броски. Предательство и одиночество! Отныне мы не нужны друг другу, кастрат! Кастрат! Я умоляю вас остаться. Мне очень жаль. Без него. это нехорошо. За ваше здоровье! Моя дорогая Маргарет! Вы выйдете за меня замуж? Боюсь, вы не расслышали мой вопрос. Я прекрасно его расслышала, мой друг. и благодарю вас за него. Простите мне мой смех. Это просто идиотский защитный рефлекс. Это ошибка, Карло. Я больше никогда не выйду замуж.

Я в долгу перед отцом Бенедикта и буду хранить свою последнюю верность ему. Не нужно оправдываться. Я понимаю, какое отвращение я у вас вызываю. Но я слишком многое испытала в жизни, чтобы разделить ваше безрассудство. Видимо, потому, что я часто играю Бога на сцене. я осмелился возомнить, что могу быть мужчиной. Простите меня, вы оба. Это невозможно. Я не могу. Пойдем, Бенедикт. Вы разрываете меня на части, Чтобы защитить свою любовь, я должна уничтожить свои чувства. К черту всех этих крыс! Как я устал. Как я устал! Слишком много гордости! Не нужно презирать свою музыку, маэстро. Кто вас впустил? Не сопротивляйтесь. Просто следуйте за моим голосом, как в музыке. Я лишь хочу поговорить. Откуда у вас это? Неважно. Я пришел, чтобы предложить вам эту музыку. Да как вы посмели? Я спою это для вас. Споете для меня? Пришло время заключить мир. Мы оба посвящены в тайну. Музыка принадлежит мне точно так же, как она принадлежит вам. Какая музыка? Способная выжать дешевые слезы у женщин, падающих в обморок от звука вашего голоса? Вы этим полагали меня тронуть? С вашей музыкой я это сделаю. Из-за вас, и ради спасения этого театра, я истощил себя, сочиняя то, что недостойно моего таланта. Вы заставляете мою музыку отклоняться от ее течения. Я никогда вам этого не прощу, Фаринелли! Голос кастрата это издевательство над природой, нарушение ее законов, это подделка! Вы низводите свой голос до бездушной виртуозности, рассчитанной лишь на показное мастерство! Так пусть же он тем и остаётся! Верните мне мою партитуру. Знаете, маэстро. некоторые говорят, что мое пение. обладает властью над людьми. Не превращайте же мой голос в орудие смерти. Вы меня не испугаете! Каждому известно, что Фаринелли создает свою собственную легенду, продолжая истязать уши людей дурацкими операми, полными идиотских персонажей! Ты видишь, Карло? Я счастлив. Мое тело все еще не отказалось расти. Тебе больно, дитя? Это не совсем боль. Просто ощущение бесконечной хрупкости. Как у улитки, лишенной своей раковины. У Александры нежнейшие руки в мире. Но я не разделю их с кем бы то ни было еще. Замечательно! Скорее, закрой это. Мы беспомощны, Александра. Но есть кое-что несомненное. Ты ведь любишь меня, верно? Где моя партитура? Куда ваш брат дел украденную им у меня оперу? Ответьте, и я оставлю вас в покое, подобно крысе, живущей на вашем чердаке. Вы украли у меня моего брата, маэстро. Ваша музыка. разъединила нас сильнее любого океана. Кто это написал? Играйте. Давайте же! Чрезмерные. и абсолютно ненужные пассажи. Это на вас не похоже. Вот здесь это мольба. Измените гармонию. Сделайте эту мольбу доминирующей. Дайте мне сесть. После третьего мажора повторяйте тему вплоть до четвертого. Ваш брат чудовище. Играйте дальше. Играйте! Это слабо. Нет неистовства! Подождите. Раскройте аккорд и не трусьте перенести хроматику в ди-бемоль. Неплохо. Совсем неплохо! Кто он такой, по его мнению? Он уничтожает вас. и хочет уничтожить также и меня. Дайте мне передохнуть. Чернила, перья, вино. Чего вы ждете? Когда вы планировали это закончить? Когда вы это начали? В день, когда. Когда кастрировали моего брата. В тот день я пообещал ему. что это будет. наш совместный шедевр. Вы никогда не закончите эту оперу. Никогда! Вам незачем больше ее заканчивать. Вы больше ему не нужны. Это он вам нужен. Вы остались без своего орудия, синьор Броски. Вы словно Нарцисс без отражения. Орфей без лютни. Вы правы, маэстро. Без него ваша музыка перестала существовать. Без него. вы не больше, чем тишина. Когда мне было семнадцать, я написал свою первую мелодию. Я написал ее для Карло. Быть может, вы единственный, кто способен понять. Его голос. Его голос был совершенен. Моя музыка просто вытекала из его горла. Когда он упал с той лошади? Он никогда с нее не падал. Когда отец умер, Карло серьезно заболел. Отец вверил его моей заботе. Он бредил. Я боялся его потерять. Я успокаивал его опиумом и рассказами этой истории про оперу, которую я день за днем выдумывал, чтобы дать ему мечту. Он любил петь, маэстро. Он любил петь. Его лицо. Его лицо преображалось, когда он пел. Этот ангельский голос необходимо было сохранить. И делать это нужно было быстро. Опиум рано или поздно перестал бы действовать. Нужно было сохранить его голос от разрушения этой омерзительной алхимией, которое время наносит телу. Моя музыка объединила нас, маэстро. ближе, чем любовников. Вы осознаете, какой мы вызовем скандал? Опера Генделя в театре Ноублз! Это неслыханно! Немыслимо! Как мог я позволить всему этому произойти? Что ж, Фаринелли, то, что делало нас врагами столько лет. разрешится сегодня. Пришло время оплатить наш счет перед Богом. Вы помните оперу, которую пообещал вам ваш брат, когда вы были детьми? Вы помните, с каким воодушевлением он всегда про нее говорил? Не задавались ли вы когда-либо вопросом, было ли это для того, чтобы облегчить боль вашей кастрации, или для того, чтобы успокоить его кричащую совесть? Настало время посмотреть правде в глаза. Правде, которая преследовала вас с самого детства. Почему вы отказываетесь признать то, что вы знали с самого начала? Своему брату, человеку, который вас кастрировал. вы посвятили весь свой талант. И чтобы закрепить этот братский договор. вы плюнули в лицо Генделю. Вам удалось превратить меня в то, чем всегда являлись вы сами. Вы кастрировали. мое воображение.

Отныне я не напишу больше ни одной оперы. Никогда! Вы первый, кто об этом узнал, и единственный, кто в этом виноват. Молите Бога, чтобы он дал вам силы продолжать все это. и петь без колебаний музыку, которую вы у меня украли. Фаринелли. Карло! Выходи! Дай мне увидеть тебя, Карло! Ты не имеешь права меня вот так бросить! Я искал тебя три года! Я везде тебя искал! Ответь мне! Ты ведь Броски, Карло, как и я! Ты не можешь забыть. Это невозможно! Карло, выходи! Наша опера! Я закончил её!

Карло, я её закончил! Я написал её для тебя! "Орфей"! "Орфей"! Вот она! Ну же, Карло! Карло, выходи! Сделай что-нибудь. Александра, я знаю, что ты там! Не отнимай его у меня! Не отнимай его у меня! Ты хочешь моей смерти? Ты этого хочешь? Без меня ты был бы ничем. Я тебя создал. Фаринелли! Я тебя создал! Кастрат! Кастрат! Кастрат! Карло, прошу тебя! Он сойдет с ума! Скажи ему, что ты его любишь. Скажи ему. Скажи. Не могу. Ты нужен своему брату, так же, как и мне. Ты нужен мне! Ты меня слышишь? Я отдала всё в жертву этой любви. Я знаю, это глупо. но я люблю тебя. Я не хочу тебя терять. Я не хочу тебя терять. Три года, Карло! Три года. Я знал, что это был ты. Она прекрасна. Ты правда так думаешь? Это самое прекрасное из всего, что ты когда-либо написал. Это то, чего я ждал все эти годы. Мы могли бы работать с этим Поставить "Орфея" здесь, в Мадриде. Все его полюбят, когда ты его споешь. Твой брат больше не поет, Риккардо. Только для короля. И, может, еще для тебя? Так странно. Когда ты страдаешь, в твоем лице появляется что-то, мучительно напоминающее твоего брата. Должно быть, поэтому я не могу возненавидеть тебя по-настоящему. Ты знаешь, сколько я выстрадал, пока писал эту оперу? Ты рассказываешь мне о страданиях, Риккардо? Ты? Неужели ты не понимаешь, я прощу твоего прощения! Разве я недостаточно искупил свою вину? Ты никогда ее не искупишь! Земля это просто могила? Верните назад солнце, Фаринелли. Риккардо! Риккардо! Мой любимый брат. Я не питаю надежды, что отыщу в дальних землях, посреди грохота войн, чувства столь же глубокие, как те, что вызывала во мне музыка. Сейчас, Карло, покидая тебя с тяжелым сердцем, я возвращаю тебе то, что когда-то отнял. Твою долю человечества. Я сжег нашу оперу. Эта музыка, как и все прошлое, неуместна сегодня. Но то, что я оставляю сейчас тебе, Карло. разве это не является тоже. нашим совместным творением?

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Перископ слева на траверзе сзади.

Всё вышло изпод контроля. >>>