Христианство в Армении

Он мяч держал, помнишь?

Перевод: Дмитрий Goblin Пучков Тайпсеттер: Drswear Так продолжалось до нашего мирового турне, до встреч с прессой. Кажется, это случилось в Германии или Франции, где я много времени проводил вместе с фанами, общаясь с ними. Их страсть и ощущение связи с этим проектом вернули мне интерес к персонажам и темам, над которыми мы постоянно работали. Именно это дало лично мне мощный толчок к созданию новой серии. И когда мы снимали четвертую, Я говорил Вину, Крису Моргану и остальным, что нужно сажать семена, семена мифологии во взаимоотношениях персонажей, и в фильме "Fast Five" эти семена наконец проросли. Это было так здорово, что мы наконец решились снять еще один фильм, собрались все вместе и обсуждали, каким он будет. Я хотел бы вкратце сказать об этом автобусе. Готовя этот трюк, мы выяснили, и сам я узнал, что автобусы не умеют вилять, не умеют переворачиваться.

Все это удивительно подстроено. Чтобы сделать это, мы подложили под этот автобус целых три заряда. И Кори Ойбанкс, наш лучший водитель, вел его со скоростью 96 км/час, когда тот начал делать кульбиты. Так что в этом большая заслуга всей нашей команды. Мы много говорили о визуальных эффектах и о многом другом. Выдвигали разные теории, но в конце рабочего дня я решил, что скорость будет 96 км/час, а чтобы автобус взлетел, мы подложим под днище достаточно динамита. Нам нужно было нечто, чтобы начать картину, задать ей тон, а нашей целью всегда было делать все практически, и невероятно, что наша команда справилась с этим. Мэтт Суини, Майк Гюнтер, все, невероятная работа. Где находятся Торетто и О'Коннер, остается только гадать. И, возвращаясь к разговору о фильме "Fast Five", скажу, что я всегда любил сиквелы, поскольку это привилегия. Нельзя просто пойти и сделать сиквел, делать сиквел заставляет публика, она требует продолжения повести. И совершив путешествие в Европу, встретившись с фанами, я очень обрадовался, когда прокрутил в памяти все четыре "Fast and Furious" и ясно понял, что мы должны сделать пятый фильм, и это будет воссоединение всех наших героев. Разумеется, главной темой проекта всегда была идея семьи, так что может быть лучше, чем рассмотреть всех наших героев и их взаимоотношения? При этом у нас появился мотив показать вам нового соперника, Хоббса, Скалу. Так что меня это очень обрадовало. Вот перед вами фавелы. Когда мы приехали в Рио то в поисках места для съемок, мы не знали точно, где снимать натуру. Мы говорили о Европе, или о Южной Америке. А когда возникла идея воссоединения, то, приземлившись в Рио и покатавшись минут 10 по городу, Я уже знал, что снимать будем здесь. Ведь я понимал, что у нас многонациональный состав, а Рио город с богатой историей, у него потрясающий вид и он очень разнообразен. И если бы нашим героям предстояло встретиться за пределами США, то, скорей всего, именно в Рио. Этот город нам прекрасно подошел. Уходим отсюда. Эй, эй! Спокойно, друзья. Она со мной А здесь мы видим Шульца, Мэтт Шульц из первой части "Fast and Furious", и здесь берут начало связи между нашими героями. Мэтт появляется такой серьезный. Мне нравится Шульц. При таком обилии героев мне хотелось, чтобы они действовали вопреки сценарию, вопреки эволюции художественного образа. Ведь эти персонажи очень полюбились зрителям, и в работе над пятой частью мне было важно, чтобы действия героев были хорошо обоснованы. Образ Шульца получился яростным, мы много спорили по поводу него, но лишь затем чтобы сделать фильм лучше, чтобы его поведение было более достоверным, мотивированным. И было всегда интересно, когда на площадке появлялся Шульц. Сначала мы раскритиковали эту сцену, но в конце концов она мне понравилась. Спокойной ночи. А здесь вы видите ребенка Винса. Это невероятно. В нашем фильме три ребенка. Сначала, когда мы снимали эту сцену в Пуэрто-Рико, у нас была двойня, и я думал: "Близнецы у нас есть, все в порядке". И мы поехали снимать погоню в фавеле, которую хотели закончить за полторы недели, а сняли за два с половиной дня, наша команда сработала отлично, и я подумал: "Мы совершили удивительный подвиг". Наутро мы хотели снимать сцену с ребенком, а он без умолку плакал.

Мы были готовы снимать, но ребенок убил всю затею. Съемочный день пропал, и нам пришлось восстанавливать всю обстановку на студии в Атланте и брать другого ребенка, потому что в Атланту мы прибыли четыре месяца спустя, и эти близняшки из Пуэрто-Рико заметно подросли. Так что нам пришлось искать другого ребенка, который бы нам полностью подошел. И нам очень повезло ребенок в Атланте вел себя ангельски, невероятно. Так вот слушай. Есть работенка. Я думал, Дом успеет вернуться, но дело довольно чистое, так что справимся без него. Дело клевое. Пара крутых тачек, возьмем на раз.

Здесь, в начале картины, где Брайан и Миа после крушения автобуса, мы хотели задать стилистический и визуальный тон для фильма, чтобы он не был похож на другие части "Fast and Furious". И в этом еще одна особенность нашего проекта, ведь все пять фильмов совершенно разные по стилистике, видеоряду и прочим вещам. Чувствуется, что герои повзрослели, со временем стали более зрелыми, и мне хотелось выразить это в их стиле. И очевидно, что их ставки теперь возросли, и мне хотелось, чтобы это нашло отражение в фильме. Вот первый эпизод, сцена в поезде. Забавно, ведь ты думаешь: "Ладно, сделаем что-нибудь в поезде". А на деле, в техническом плане, это самая сложная сцена. Самая дорогая.

За нее пришлось выложить $ 25 миллионов, просто для старта. Потому что нам пришлось выкупить часть действующей железной дороги, а потом купить целый поезд, ведь нам предстояло его разбить. Жара стояла градусов под 50, и нужно было выполнить все. Этот эпизод оказался самым трудным.

После первого дня съемок я получил тот страшный звонок, после того, как мы все спланировали, сделали раскадровку, превизуализацию, Я уже отправил команду, и вдруг мне звонят и говорят, что после первого дня мы отстаем на целых две недели. А нам требовалось еще две недели, так что пришлось это исправить. Конечно, со мной был Александр Витт, он потрясающе работает в команде. Он оператор у Ридли Скотта, точнее главный оператор. Так что хорошо, что было с кем поговорить. Тогда мы снимали в Пуэрто-Рико, чтобы подготовиться с Александром, обсудить с ним эту ситуацию и исправить ее. Конечно, каждый кадр был спланирован, каждая линза подобрана, и все, что вы видите тут. Если показать вам превизуализацию, на ней будет все то же самое. Пришлось вносить корректировки, поскольку мы не успевали снять то, что я запланировал, и я каждый вечер звонил Алексу, при разнице во времени в три часа, и мы говорили о сделанном и о том, как нам том откорректировать съемки. Но, к счастью, с нами была его группа, эти удивительные люди, и мы снимали тремя группами одновременно, и конечно, чтобы все получилось, чтобы первая и вторая группы работали идеально, была нужна большая подготовка.

Ведь часто бывало так, что режиссеры ставили задачи своим постановщикам трюков или ребятам из второй группы, и смотрели, что из этого выйдет. Но я считал, что все должно быть выдержано в одном стиле. Для этого, как мне казалось, три группы должны были снимать одновременно, а Фред, Келли и Крис занимались монтажом, так что у меня было три редактора и три съемочных группы. А чтобы добиться синхронности видеоряда и стиля, а также цельности сюжета, мне приходилось много координировать, общаться, говорить. Мне повезло, что со мной была лучшая в мире команда. И не только в техническом плане, но, работая над этими фильмами, мне удалось найти людей, с которыми мне было легко работать. С единым представлением о деловой этике, с единым взглядом на способы достижения цели. Теперь я понимаю, что это была одна из тех выгод, которые я получил от участия в этом проекте, возможности снять третий фильм и иметь такую прекрасную команду. Это было очень важно, ведь, начиная с "Tokyo Drift", я работал с лучшими профессионалами, но также произошел и культурный сдвиг. Но что до эмоциональной стороны проекта, его направленности, его дальнейшего развития, то здесь многих приходилось подталкивать и убеждать, ведь при этом всегда делается множество предположений, особенно, когда речь идет о столь успешном проекте, как "Fast and Furious". Он сделался самоцелью, и изменить его тональность, его эмоциональную сторону это всегда очень трудно.

Так что для меня это третий фильм в сериале. Это часть процесса моей эволюции как кинематографиста, а также как участника этого проекта. Увидимся, малыш. Все в порядке… нам по пути. Там возьмем тачку. А это наш "Джи-Ти 40". Как видите, довольно дорогая машинка, а нам хотелось взять классические машины, которые прекрасно смотрелись бы в этом эпизоде, но мы взяли эту и еще "Корвет", ведь чтобы показать вам эту машину, нам нужно иметь до восьми версий таких машин, и мы добыли детали, чтобы показать, что машин вдвое больше. Нас грабят! Ни в коем случае не останавливать поезд! За девчонкой! А здесь мы видим Оукли и Пола. Это было очень трудно, поскольку, когда все было готово, у нас был Оукли, один из его лучших друзей, дублер из Аризоны и, конечно, первая съемочная группа. В Атланте мы снимаем Пола с Вином, и все, что требуется от первой группы. А чтобы это все скоординировать, опять же, вы не можете просто приехать и все снять. Нужна большая подготовка, чтобы склеить все в единую картину, чтобы добиться единства сюжета. То есть, иметь не только прекрасную первую группу, прекрасного режиссера второй группы, но также и Майка Вассела, самого лучшего постановщика визуальных эффектов. По своей философии он, большей частью, практик, и он лучший. Мне посчастливилось работать с ним над фильмами. Мне кажется, мы вместе росли в этом процессе, он оказал большую помощь в создании и состыковке материала. О, вот интересный момент. Грузовик врезается в поезд. После первого дня съемок я получил указания от студии: "Нельзя таранить грузовиком поезд. Это обойдется слишком дорого". Все лучшие сцены этого эпизода мне урезали указания студии, где говорилось: "Нет, это нам не по карману. И это. И это". А чтобы снимать фильм с таким бюджетом, как наш, нужно быть очень ответственным, но в то же время нужно двигать дело. Ведь на студии много отделов, и если бы мы тряслись над каждым долларом и центом, мы бы не сняли и рекламный ролик. Ведь все, что вы видите здесь, по их словам, нам было не по карману, то есть, нельзя. А я знал, что мы сможем это сделать, поскольку мы хорошо рассчитали, что сможем компенсировать разбитые машины, экономя деньги и время. Поэтому я и сказал Мэтту Суини и Александру: "Разбейте этот чертов грузовик об поезд". Они разогнали машину и разбили ее, и вышло яркое зрелище, потому что получилось как в жизни. Единственной оплошностью было то, что из-за силы удара грузовик едва не перевернул поезд, что стало бы для нас катастрофой, ведь поезд у нас был один. Оторвав колеса на 15 сантиметров от земли, поезд все-таки выровнялся, вот это было зрелище. Но, пожалуй, это было самое страшное из увиденных мной происшествий.

Еще одним важным компонентом, вдобавок к хорошей подготовке съемочных групп, является ответственный за сценарий. И Валерия, которая является частью команды, она лучшая, не только как специалист, но и как прекрасный человек, ведь она постоянно при мне, каждый день, и этот эпизод удался в том числе и благодаря ей, ее энергии, опыту и знанию дела. А здесь вы видите, как они прыгают с обрыва. Это мы снимали на натуре. Мы сбросили с обрыва два "Корвета", а потом Майк Гюнтер создал спусковое устройство, чтобы на нем ребята прыгнули вниз. Думаю, многие говорили: "Ой, это технически невозможно с высоты 75 метров", и тому подобное. И я знаю, что многие это понимают, но тем и прекрасен этот проект, что все можно испытать на практике, и, в то же время, двигать дело. Двигать дело, понимая всю его нелепость. Общаясь со всеми и выясняя, с какой максимальной высоты можно прыгнуть и остаться живым, Я не очень-то впечатлился. А наша задача состояла в том, чтобы найти практический путь и при этом никого не убить.

И эта работа интересна мне тем, что здесь люди предлагают идеи и спорят друг с другом. Ведь, в конечном счете, голливудский кинематограф единственное место на свете, где можно делать что-то такое. Конечно, киностудии есть во всем мире, и они выпускают фильмы, но только в нашем кино можно разбить 200 машин, и все будет нормально. Используя страховку, можно сбросить человека с высоты в 60 метров, и ничего.

И я не могу относиться к этому легкомысленно, в сущности я стараюсь сделать это как можно более интересней, особенно в нашем проекте, над которым мы трудимся, то есть, работаем с актерами и Крисом над сценарием, стремимся нащупать эмоциональный контакт с фанатами, со зрителем, но, в то же время, творим безумные вещи, максимально усложняя каждый трюк, оставаясь при этом в живых, чтобы продолжать наше дело. Возможно, это безумие, и невозможно прыгнуть с высоты в 75 метров, но стоит попробовать это на деле, и посмотреть, как это сделать. И еще одно мне понравилось в этом фильме это то, что я смог привлечь Криса Моргана, надолго, на все время съемок. На съемках фильмов, очень часто, моя работа состоит в том, чтобы составить план, чтобы в принципе знать, что нам предстоит сделать, и я могу беседовать с актерами об эволюции образов, и мы выполняем план, по сценарию. А времени все равно не хватает. Так что участие Криса очень помогло нам реализовать это в третьем фильме, с ним было очень приятно работать, обмениваться идеями, просить его написать диалоги и прочее. Мне было приятно проводить с ним время, ощущать нашу сплоченность, ведь работа была очень трудной. У нас было 13 персонажей, и я хотел, чтобы каждый новый член нашей команды работал не ради своего имени в титрах. Каждый должен был вжиться в образ, понимать свою конкретную задачу, но, в то же время, у нас мало материала, из которого можно слепить этот образ а отдельные вещи нельзя запланировать, поскольку не ясен принцип их действия. В этом была большая трудность. В работе над "Fast and Furious" она возникала всегда. А значит, мы возглавили список особых преступников. Федералы захотят показать, что трогать их агентов нельзя, и они бросят на нас самых лучших. Нам надо мотать отсюда. Одно мы знаем наверняка им была нужна эта машина. Потому что в ней что-то есть. Узнаем, что это поймем, что нам грозит. Вы видите маску работы Кельвина из студии "Kaliber". Она просто прекрасна. Я думаю, предложить такое могут немногие. Когда-то, давно, Кельвин делал маски для фильма "Annapolis", и наблюдать его рост, быть в его компании и быть частью его искусства это здорово. Он внес большой вклад в нашу картину. А здесь вы видите Хоббса в исполнении Дуэйна "Скалы" Джонсона. Я всегда ценил его больше других. Я был рад, что мы решили вернуть всех героев, и понимал, им нужно противопоставить невероятно мощного врага, который мог бы дать отпор Вину, противостоять ему, и на эту роль я выбрал "Скалу". Я не знал, удастся ли нам его заполучить, но на встрече со мной Дуэйн, профессионал экстра-класса, правильно ставил вопросы, и я понял, что участие в проекте очень много значит для него.

И прекрасно, что он стал частью проекта. По многим причинам я считаю, что решение столь мощного актера присоединиться к нам придало еще больше энергии съемочной группе. И его появление на площадке воодушевило всех нас, физически и духовно, заставило работать в полную силу. Но здесь… Мы слышим единственное ругательство. Я стараюсь быть лучше, и в каждом Фильме "детям до 13" использую мат для усиления смысла… И я очень гордился этим. Я хочу тебе что-то сказать. Возвращаясь к Дуэйну, я стараюсь писать для актеров разумные диалоги, создавать разумные коллизии, Я всегда стремлюсь быть лучше. И хорошо, что это так.

Думаю, многие могут сказать: "Это же пятая серия, нам повезло. Давайте заработаем на этом". Я этого не хотел.

Сложности были, чтобы собрать команду, и чтобы каждый делал то, что нужно, Я говорил: "Давайте стараться. Давайте состязаться. Давайте приложим все силы, чтобы сделать фильм лучше". Утащи это. У меня на площадке было всего одно правило: Мне все равно, можете гири таскать, делайте что хотите, хотите быть лучше других давайте. Главное не быть эгоистом, а с этим у меня проблем нет. Я каждый день с радостью встаю в 4.00 утра и иду на работу. Но, если честно, в делах ты слишком крут. Дай расскажу тебе правдивую историю. Лет пятьсот назад сюда пришли испанцы с португальцами, и все они хотели очистить страну от коренных жителей. Испанцы палили из ружей, стремясь показать, кто тут главный. И вот он Макгафин, противник, которого играет Хоаким, также известный как Латино Фил Хартман. Хотя он не латино, а португалец. Но мне всегда нравилось, как он работает, и всегда приятно работать с актером такого класса, который приходит и каждый день трудится с полной отдачей. Но лично я учился, наблюдая за ним, и целую неделю не решался к нему подойти, а подойдя, сказал ему примерно так: "Слушай, тебе никто не говорил, что ты похож на Фила Хартмана?" И он ответил мне 10-минутным монологом, о том, что на вебсайтах обсуждают, насколько он похож на Фила Хартмана, так что вышло очень забавно. Но он веселый парень. А это Ирби. Здорово, когда на площадке такие актеры. Профессиональные, прекрасные актеры, готовые играть, это костяк нашей команды. Дебра, начальник актерского отдела, просто молодчина, что собрала и вернула всех, а также пополнила нашу команду талантливыми, энергичными актерами, и это здорово. Погоди, Дом. А это сцена предательства Винса. Одна из самых сложных сцен, несмотря на сценарий, представить ее можно только на площадке. Вот двое парней, Вин и Мэтт, которые работают в одинаковом стиле. Мы всей командой сидели четыре часа, репетируя эту сцену чтобы сделать ее как надо. То, что мы с Крисом просто набросали на бумаге схему, и нашей задачей было вывести актеров на нужный эмоциональный уровень. Пожалуй, это был самый трудный съемочный день. Не только по своей интенсивности, а и потому, что мы долго помогали актерам найти верные чувства. Но мне это было важно, ведь в этот момент Вине, этот герой, может здорово врезать Дому, и сказать ему то, что не скажет никто, и прекрасно, что мы нашли этот тон. Для меня это одна из ключевых сцен, ведь если ее не понять, то дальнейшее действие мало, что объяснит, здесь очень важна мотивация. Это сцена, где появляется Эльза, жена Тора, то есть, актера, который играет Тора.

И забавно, что когда мы это снимали, Крис болтался без дела, и возникала странность, ведь он бродил по площадке, как будто Тор бродит вокруг, в декорациях Пуэрто-Рико.

Но опять же, здорово, что с нами была такая актриса как Эльза.

И еще мне нравится, что работая над очередной серией "Fast and Furious", мы придумываем новых персонажей и объявляем всемирные кастинги. И к нам приходят талантливые актеры и актрисы. И глобально осмыслить это Я пока не могу. И надо же было найти ее в Испании, оценить уровень ее мастерства, а ей стать частью команды. Мне понравилось работать с ней, она очень талантлива. В последнем фильме у нас был Галь. Но по-моему, размышляя о "Fast and Furious", люди думают: "Здесь быстрые тачки, красивые женщины, бла, бла, бла". Но я думаю, что у нас есть фирменный знак, которым можно гордиться… Больше всего в наших фильмах мне нравятся мужские персонажи. Они очень сильны. И всегда интересно находить сильных актеров и работать над их персонажами на площадке. А это мы снимали в Бразилии. Трудно было водить большие машины по узким улочкам. Но мне очень хотелось обязательно провести съемки в Лос-Анджелесе, Пуэрто-Рико, Атланте и Рио. А работа Питера Уэнхема, художника-постановщика, а также Джеймса Лина, который вел поиски натры. Они помогли свести все воедино, сохранить канву, что-то создавали и творили, чтобы это было похоже на Рио. Это была потрясающая работа. В идеале я предпочитаю снимать места, описанные в сценарии. Но в Рио очень трудно снимать большое кино. Да и в финансовом плане это была большая проблема. А мне хотелось, чтобы каждый цент был вложен в картину. А для этого нужно подходить к делу с умом, искать альтернативные пути показа. Мы с Питером и Джеймсом много говорили об энергетике, о духе Рио, и чтобы найти все это в Пуэрто-Рико, много всего такого в Пуэрто-Рико это была большая задача для них. Нужно было сотрудничать. Искать косвенные приметы и находить… Вот здесь, эта фавела, часть ее мы снимали в Рио, а другую часть в Пуэрто-Рико. И добиться их полного совпадения было очень трудно. Я так и думал. Так что же это? Больше ста миллионов в денежных тайниках? Скоро будет сцена погони в фавеле. Она вот-вот начнется. Это еще один эпизод, когда, нужно сказать, Я опять получил приказ из студии: "Не нужно это делать. Это дорого".

По графику на это нам давали полторы недели, что вполне нормально, но я решил, что нужно уложиться в два с половиной дня, и я сказал съемочной группе и актерам: "Знайте, что это величайший независимый фильм всех времен". И тогда мы решились на это снять сцену погони, на которую давалось полторы недели, за два с половиной дня. И опять наша группа приняла вызов и справилась с ним. Утром я проснулся и сказал: "Доброе утро, Вин. Я вышвырну тебя в окно". Пока он делает это, Пол и Джордана готовятся на аллее. У меня было три съемочных группы, и я менял их местами. И тогда Дуэйн оказывался где-то в другом месте. Если взглянуть на место, где происходит сцена погони, то, машины находятся на расстоянии 100-150 метров друг от друга. Это сложнейшая проблема и труднейшее испытание. Но игра того стоила, особенно в этом месте. Вот вводная сцена, где они лицом к лицу, два главных героя, и я понимаю, что она была мне нужна. Мне было плевать, что скажет студия. Мне нужна была эта сцена, и мы ее сделали. И это была примерно вторая неделя съемок, и это всех мобилизовало, задало тон и, как бы… Наша картина получила невыразимо мощный настрой на вторую неделю съемок, благодаря тому, что мы сняли этот большой эпизод за очень короткое время. Знаете, это было… Как подарок судьбы. А здесь мы видим, как действует Хобб, и, опять же, эта сцена мне дорога, потому что в сценарии она дана кратко. И мне было очень важно, чтобы она получилась, чтобы было понятно, с кем имеют дело Дом и его команда. Джордана бежала… Вот здесь видно, что у нее перевязана рука. Она порезала руку на одной из этих крыш, и ее хотели отвезти в больницу, а она сказала: "Ни за что. Я буду работать". И я горжусь ею, ведь это третий фильм, который я снимаю с Джорданой, и я чувствую, что расту как кинематографист. Я вижу ее рост и горжусь ею, потому что она всегда готова работать. И она никогда не довольна собой, она всегда стремится к лучшему. Она ведет сложнейшую линию в фильме и скоро мы это поймем. У ее героини масса проблем беременность и все прочее. Я чувствовал, что важно показать силу характера Миа, мы много его обсуждали и вносили поправки. И я горд, что, благодаря Джордане, мы добились успеха. И вот опять, вы видите, как актеры прыгают с дома, и они действительно прыгали. Мы отпускали их на страховке. Даже не знаю, сознавали ли они, на что шли, но не было никаких жалоб, они были готовы на все, между нами было полное доверие, между Гюнтером и всей группой, и это было круто. Я люблю, когда с такой энергией отдаются работе. Я люблю, когда каждый готов показать себя с лучшей стороны. И быть может, вам кажется, что это легко, но печально то, что этого труднее всего достичь, когда делаешь студийные фильмы, ведь… Ведь людей разделяют прослойки, а иногда политика, и очень трудно сделать из них команду, а ведь в итоге мы стали одной семьей. И у нас были свои препятствия, и прочее, но очень важно иметь чувство команды, ведь мы из разных городов, и собираться за обеденным столом это очень важно, потому что многие вещи будут видны на экране. Одним неприятным моментом на съемках в Пуэрто-Рико было то, что ежедневно один-два часа мы теряли из-за дождя. Но стояла такая жара, что… Когда шел дождь, порою думалось: "Наконец-то она закончится". Такие бывали ливни. Такие бывали ливни. А потом внезапно опять наступала сушь.

И через 10 минут все лужи высыхали. Это было как… Такого со мной еще не бывало. И в качестве примера эта сцена. Вы знаете, можно что угодно говорить о постановке эпизодов, да, это трудно, но главное подготовка и план, разбитый по пунктам А, Б, В, Г. Но вот такие сцены даются мне труднее всего. Начиная вот с этой реплики. Я беременна. Эта фраза, "я беременна", пожалуй… Это самая важная реплика в фильме. Она трудна. Ведь если исказить ее тон, то получится сами знаете, что, она потеряет вес. И представьте, чего стоило Джордане донести эту тональность, а Полу и Вину верно отреагировать на нее… Если вы внимательно смотрели эту сцену, то заметили, как намокли их рубашки пошел дождь, и у нас оставалось мало времени, чтобы отснять эту сцену. И для них, чтобы справиться с этим, нужно было также… Эта сцена и та, с Мэттом Шульце, вероятно, была… Даже не знаю, какую из них было труднее снимать, потому что в подобных сценах очень важна тональность, и если ее исказить, то не удастся вся сцена. Ведь эта реплика может показаться смешной.

Но я понимал, что если мы будем искренни в наших намерениях, в подаче текста, в эмоциональном уважении к зрителю, то не стыдно показаться смешными. Это не имеет смысла. Вот, что имеет смысл. Вот каким учтивым жестом швырнул папку Дуэйн "Скала" Джонсон. Во время подготовки к съемкам мы долго обсуждали этот персонаж, и когда он исполнял этот жест, помню, как он смотрел на меня, а я на него, и я думал: "Да, это Хоббс". Он любит брать на испуг. Любит испытывать людей. И он намеренно взял в напарники неопытного полицейского. Так что все получилось как надо, но если бы вы знали, сколько людей подходило ко мне после просмотра и говорили, что хотели бы завтра проделать такой же трюк у себя на работе. Так что благодарите за это "Скалу". Нужно снова собрать ее. Для этого нужно время. Тогда начинайте. И вот она команда "Скалы", в сценарии она описана скупо. В творческом союзе с Фернандо, Али, все старались доказать, что они не просто персонажи. И они стремились играть. Мне нравится команда Хоббса. Они пришли и стали одним целым. Работать с ними было очень интересно. Вот еще одна сцена, которую вы вряд ли надеялись увидеть в "Fast and Furious", и эти реплики тоже сложны, ведь в них раскрывается сущность этих двух парней. Брайан серьезно обеспокоен тем, что может случиться, он боится за свое будущее, а Дом, как бы, берет на себя обязанности главы их семьи. Это сложные сюжетные линии. В конечном счете мы затратили на них много сил. Они давались нам тяжело, ведь в сущности я понимал, что здесь нужен эмоциональный контакт. Контакт со зрителем, потому что сделать это можно только очень искренне, тогда эти эпизоды будут иметь какой-то смысл, и весь фильм будет что-то значить. И я бы… Мы не хотели, чтобы зритель потратил эти два часа впустую. И это всегда очень трудно, пожалуй, труднее всего в этих фильмах, ведь люди обсуждают "Fast and Furious", и считают, что это фильм о девчонках, быстрых тачках и всем таком. Но если бы причина успеха нашего фильма была только в этом, то любая студия стала бы снимать кино про девчонок и тачки, и делать на этом деньги. И причина того, что мы сделали пятую часть, и планируем сделать шестую, седьмую, восьмую, девятую и 10 части, состоит в том, что мы уделяем большое внимание отношениям наших героев, эволюции персонажей, и это самое трудное в нашей работе. Но зритель может об этом не знать, не чувствовать, и даже не замечать, но это не важно. Главное чтобы мы все так же старались быть честными, донося наши чувства до зрителя. Ты прав. Вот, как мы поступим.

И вот здесь, с этим чипом… Мы используем это. …интересно, что вначале мы как бы готовились снимать три фильма. Сначала был фильм о погоне, потом идут второй и третий фильмы, они об ограблении. То есть, должна была меняться тональность. И эту смену нужно было чем-то обосновать. Беременностью, поведением Хоббса и прочим. Я думаю, было важно… И когда мы этого достигли, нам стало интересней двигаться дальше. И когда мы этого достигли, нам стало интересней двигаться дальше. Давайте быстро пробежимся по основному. Кто у нас есть? Во-первых, нам нужен хамелеон.

Здесь интересно сработали Хан с Романом, Тедж с Тего и Дон Омар с Жизелью, все, кто был в других фильмах, кто так или иначе связан с Домом или Брайаном.

Мне очень это нравится. Очень… Я всегда хочу видеть отношения персонажей. Я всегда хочу видеть, как эти отношения… Мы шли к этому целых пять фильмов, но наши ожидания оправдались. Мне кажется, этот проект развивается в нескольких направлениях, и труднее всего было свести их воедино творчество, финансы, подбор актеров, но результат того стоил. Мы стали работать над пятой частью, потому что решили поднять планку. Сделать нечто иное. Поднять, вывести на новый уровень, и идти дальше.

Так, например, Тайриз пошел сниматься в "Transformers", и, чтобы участвовать в съемках "Transformers", ему пришлось составить график, чтобы работать здесь и там, пришлось многое скоординировать, но оно того стоило. Вот черт! Я вижу, они выскребли бочку до дна. Это Лудакрис, он… Я впервые работал с ним, и он профессионал высшего класса. Интересно, каких высот он достигнет в карьере актера, ведь с каждым днем он стремится работать все лучше. А это очень и очень большая редкость. Ведь люди часто… Когда они хороши, им хочется просто… Они стремятся делать то, в чем уже преуспели. А Лудакрис, насколько я его знаю по этой совместной работе, обладает редким качеством всегда стремиться к лучшему. Хочешь, чтобы я их открыла? А это Тего и Дон Омар, их наблюдать всегда интересно, и они всегда появляются… Забавно, что в сценарии и на репетициях они говорили эти реплики по-английски, а Я прерывал их, заставляя говорить по-испански, поскольку думал, что так будет забавней и проще для них, и мне нравятся их персонажи. Что это за клоуны, чувак? Цирковые клоуны. А это Гэль из четвертой части, и эта сцена одна из моих любимых в этом фильме, ведь я видел потенциальные возможности Галь в четвертой части, но там они были использованы лишь частично. И, помнится, чтобы вернуть ее, Я рассказывал ей о том, что многие сцены были написаны, чтобы раскрыть ее потенциал, ее сильные стороны. Я был очень рад ее возвращению, и она сыграла блестяще. Да, все номера в Ритце распроданы. Так зачем ты позвал нас, Дом? Да, зачем было тащить нас за тридевять земель?

Глядя на эти сцены с участием всех этих актеров, Я вспоминаю первый день, когда мы собрались все вместе.

И это сочетание разных энергетик. И многие из них до этого еще не работали вместе. И было трудно найти один общий ритм. Да и с технической точки зрения на эти сцены, в самом начале я говорил Валерии, ответственной за сценарий: "Работать с видеорядом и отснятым материалом будет очень интересно". И в этом есть ее большая заслуга. Но, к счастью, между четвертой и пятой частью было немного времени. Мне позвонили мои хорошие друзья, братья Руссо, чтобы я поставил пару эпизодов в их шоу "Community". Там действуют семь персонажей, это была комедия, тонны материала, снимали по восемь страниц сценария в день. И в этой картине, наши беседы за круглым столом напоминали мне работу над "Community". И работалось мне легко, проще простого. Работа над разными фильмами, в разных жанрах, с разными проблемами, порой помогает. Кроме масштабов работы большую трудность представлял выбор единого ритма… Ведь многих наших актеров знали лишь по номерам в актерских списках, они снимались редко, в немногословных ролях, и было сложно вывести их из застоя. А это денежный тайник, первый съемочный день. То есть мы сходу приступили к работе. Чтобы снять это за один день, нужно было все скоординировать, организовать команду. Это был трудный день. Казалось бы, смешно плакаться с таким большим бюджетом, как наш, мол: "У нас не хватало средств", звучит смешно, но так оно и было. Вы только представьте масштабы этого фильма, представьте декорации этого экшена. Ведь все это было нужно построить и снять. У нас был Гийом, прекрасный реквизитор. В нашем фильме много оружия, много огня, специальных эффектов. Если сравнить все части "Fast and Furious" с нашим фильмом, вряд ли там было столько же студийных съемок. Но, опять же, заниматься этим было очень здорово, потому что ты мог сказать: "Слушайте, это пятая часть, нам посчастливилось работать над ней, так давайте же вкалывать, день и ночь, вперед". Стоило головой коснуться подушки… Я отключался. На полтора или на три часа, но отключался. И было радостно вставать по утрам и приниматься за работу. Мне было очень интересно работать с командой Хоббса, ведь она задавала тон всем актерам. Мало кто из них раньше работал вместе. И они снимались в отдельных сценах. Они были бригадой. То есть они стали репетировать вместе, вместе есть, вместе отдыхать. И хорошо, когда в твоем распоряжении две разных энергии. А эта сюжетная линия мне очень нравилась, это намек на предыдущие части "Fast and Furious" с их неоновыми лампами и всем прочим. Здесь только неоновых ламп не хватает. Я считал этот момент очень важным. Поскольку здесь в нашем проекте появляется Хоббс, и мы можем посмеяться над собой, и дать намек понимающим зрителям. Такие моменты привносят в картину легкий юмор, и, как бы, говорят нашему зрителю, мол, смотри, это все те же "Fast and Furious", но мы выросли, и мы умеем посмеяться над собой. И хорошо, что бы добавили эти реплики в нашу картину, ведь я знаю, что многие скажут: ведь я знаю, что многие скажут: "Это забавно. Разве машина так может?" А я бы ответил, что да, мы смогли. Да, это сложно, и порой безумно, но мы это делаем. Если делать только то, что возможно в жизни, то наши актеры прыгали бы с обрыва в 6 метров, но обрывы в 6 метров меня не устраивают. Но я считаю, что легкий юмор в картине уместен, он позволяет нам сказать зрителям: "Мы с вами понимаем, о чем речь". Мы развлекаем вас и развлекаемся сами. Так что в нашем фильме это было вполне уместно. Это трудно было сделать в предыдущей части, она была более мрачной, более личной, и там не было места для юмора, как в этой части. …мы поступим так. Это одна из стандартных сцен с плохими парнями. И она была мне очень интересна. Мы знали, что она должна войти в картину, но нам было интересно снять ее как следует, вместе с Латино Филом Хартманом и Ирби, ведь в нашем фильме так много разных героев. И у меня было три съемочных группы это много. И чтобы группа опытных актеров могла играть, нужно уметь все это смешать. Первый пошел. Сцены ограбления всегда смотрятся с интересом. Когда группа собирается вместе и выбирает себе противника это всегда интересно. Для развития… И опять же, нам не хватало времени. Нужно было найти схожую натуру на расстоянии многих миль друг от друга. Это испытание выпало на долю Джеймса Лина. А это Рио. И, чтобы это вошло в картину, я думаю… И опять, потрясающий Рио. Другого такого места нет на свете. И в тоже время эти фавелы, где отовсюду прекрасно виден океан, и эти фавелы ютятся рядом с дорогущими особняками. Это невольно напоминает о классовых различиях, один город сосредоточил в себе два разных уровня жизни. И, будучи в Рио, я сам с удовольствием искал натуру, и это было трудно, а мы стремились работать как можно быстрее. С нами был Фред Норт, отличный пилот, и он выезжал с нами в Рио на съемки, ведь часто бывало так, что нам… Когда думаешь о Рио, сразу вспоминаешь монумент Христа Спасителя и другие виды, но мне очень хотелось там снимать, и наш пилот очень старался. Но и аэросъемку там делать нелегко нужно хорошо знать местность. В небе с нами работали два пилота. Бразильский пилот нам говорил: "Здесь снимать нельзя. А здесь можно". И там из фавел вертолет могут сбить реактивной гранатой.

Нас это очень беспокоило, и, к моему сожалению, мы не смогли снять наиболее яркие кадры, поскольку нас могли сбить. Конечно, эти кадры можно было снять в других местах, но мне еще не приходилось летать в вертолете, когда бы мне говорили: "Если уйдем на 90 метров туда, нас могут сбить". Так что это было серьезно. Когда произошло ограбление? Примерно в 11.00. Вот они. Увеличь. Лица скрыты. Проверь их по ФРС. Все эти штуки с идентификацией личности нужны, чтобы вы больше поверили в происходящее. Работа над "Fast and Furious" интересна также и этим, ведь часто, с помощью научных средств, мы искренне стремимся убедить вас, что эти персонажи реально живут в нашем мире. Но мы и сами верим, что они существуют, поэтому наш фильм так близок к реальности. Иногда бывает забавно беседовать с журналистами, и они задают вопросы, на которые не знаешь, что отвечать… Например: "Вы же знаете, что это все не правда?" А я им: "Да, я догадываюсь". На их месте я бы пошел дальше и предложил арестовывать всех, кто смотрит "Fast and Furious" как документальный фильм о Рио или как видеокурс по ограблению банков, но и эти вопросы часть удовольствия, от работы над фильмом. Веди его осторожней. Прикинь… Он попросил дать ему в помощь полицейского новобранца. Это не проблема. А это декорации хранилища, которые мы смонтировали на площадке. Мы скопировали его с настоящего хранилища. Мы знали, что нам придется протащить эту штуку по улицам, разрушая постройки и все такое. Ограбление хранилища должно было идти во второй части фильма. В его середине. Я говорю это, чтобы показать, куда мы хотели направить сюжет. Но на поиски брошены все наши силы. Это были не самые масштабные студийные съемки. Но по ходу работы над сценарием мы поняли, что это будет идеальный финал. Но разрабатывать эту идею было очень интересно, Дэвид Чан приехал к нам с кинокамерой, мы взяли игрушечные машинки Дэвид Чан приехал к нам с кинокамерой, мы взяли игрушечные машинки и стали играть, предлагая свои идеи. Потом мы взяли Спиро со всей его командой сделали макет хранилища и начали обыгрывать эпизод, чтобы определиться с действием и текстом. Так мы воссоздали весь этот эпизод. Может, послушаете меня? Слышите? Фараоны? Копы. Копы. Мусора. Те, кого мы не любим. Участки устроены, чтобы не выпускать людей, а не наоборот. Поэтому здесь нужна уловка. Мы успеем войти и выйти еще до того, как они поймут, что происходит. И опять, построить хранилище и другие элементы декораций было очень трудно.

Но у меня была прекрасная команда, отличные мастера, им было по плечу любое дело, которое поручал я или Крис. Но порой сложнее всего бывают такие сцены, как эта, в ней три шутки, и нужно, чтобы все они сработали, а если они не сработают на площадке, то не сработают и в кинозале. Блин, это точно. А это поет Тайриз. Я помню, как ему хотелось спеть эту бразильскую песню, но у него не было на нее прав. А он говорит: "Я хочу петь. Хочу". И я говорю: "Ладно, пой "тудо бом, тудо бом". А "тудо бом", то есть "все хорошо" это моя любимая поговорка, которую я выучил по-португальски, и все знаю, что теперь это мой любимый язык. "Тудо бом" или "тудо бем" это… Переводится так: "Все в порядке?" Эту фразу можно задать, как вопрос, а потом ответить: "Тудо бом, тудо бем", и это значит "все хорошо", то есть, как утверждение. Так что теперь это моя любимая поговорка. Если я куда-то иду, и мне скучно, Я говорю: "Тудо бом, тудо бем, тудо бом, тудо бем". Я просто делаю свою работу, чувак. Босс послал меня убедиться, что здесь все в порядке. Все будет в порядке. Это сцена с Романом. Я долго обсуждал ее с Нилом, и он все твердил: "Это не похоже на "Fast and Furious". Он повторял это много раз во время работы над фильмом. А по мне и хорошо, что не похоже. Ведь проект "Fast and Furious" развивается. И если что-то приемлемо для картины, нравится артистам и совпадает с сюжетом, тогда все отлично. Значит проект "Fast and Furious" уже не тот, что 10 лет назад. Это даже не тот "Fast and Furious", что шесть или два года назад, и это хорошо. Вот еще одна сцена, о которой можно сказать: "Разве это "Fast and Furious?" Я повторял: "Давайте переосмыслим понятия". Суть "Fast and Furious" сохранилась, но разве мы не можем расти? И это всегда вызывает большие споры. Этот проект нравится мне еще и тем, что у меня есть студия, она поддерживает меня и Криса, а он поддерживает всех, кто развивает проект. Знаете, часто, создавая сиквелы, особенно с таким бюджетом, как наш, люди бывают немного консервативны, и говорят: "Так, в первой части это удалось, давайте повторять это снова и снова. Повторяем то, что получилось." А если студия говорит: "Мы верим в тебя и твою команду. Иди, делай, что считаешь нужным, и чего хотят фанаты". Это меня стимулирует. Это меня вдохновляет. Это побуждает меня, встав с утра, выдвигать новые идеи, пробивать эти идеи, и все такое. И мне нравится работать в такой среде, и думаю, это нравится всем. Не думаю, что кому-то нравится, когда ему указывают: "Делай только так и так". Нам хочется показать себя и пробовать что-то новое, вновь доказывать что-то себе и расти. Вот, в чем тут дело. Предыдущая сцена касалась Романа, а в этой открывается Тед, и здесь прекрасно проявил себя Лудакрис, акцентируя все детали. Два против одного, что ты взорвешь не ту трубу. Слушай, что ты вечно сеешь негатив? Это не негатив. Я позитивно говорю, что ты все перепутаешь. А я говорю, чувак, что у тебя проблемы. В следующий раз не будет лифта, я не пойду. Научись расслабляться. Сцену со взрывом в туалете, помнится, предложил Крис, а я прочел ее и подумал: "Не знаю, по-моему, это смешно, только потом дерьма не оберешься. Делать ее, или нет? Делать или нет? А потом решил: "Ладно, отлично". Я сказал: "Нам нужен техник, что делал сцену с Романом". Приняв решение, я долго консультировался по поводу того, какой консистенции должно быть дерьмо. Остановились на овсяной каше. Ее мы и использовали. В день, когда взорвалась эта штука, я посмеялся от души, и хотя сам был главным скептиком, хохотал минут пять. Стыдно сказать, но выходит, что при всем моем снобизме, Я могу минутами хохотать при виде взорванного в туалете дерьма. …полицейский участок. Расслабься. Слишком много подложил взрывчатки! Здесь нам раскрылись Лео и Сантос. А Тего и Дон Омар тоже хороши. Не люблю снимать их поодиночке, ведь я тоже часть этой комедии, и мне нравится видеть их вместе. Поэтому я всегда снимал их сразу тремя камерами, чтобы все они занимали одно пространство. Пусть даже в разных кадрах, как вот здесь, сейчас он войдет в кадр. Я задействовал сразу три камеры, потому что иначе… Не хотелось долго возиться. По-моему, редактура порой убивает ритм, и она чем-то схожа с обманом. А я не хочу обманывать этих парней. В них есть веселье. Им свойственна эта химия. И на экране я хочу видеть их вместе. Они всегда придумывали сцены так, что представить их в кадре можно только вдвоем. Да, мы видим четыре камеры. Новые технологии, мать их. Крутая оптика. Многие из тех, кого я знаю, забросали меня вопросами, но в этом фильме, в этом проекте лучше наслаждаться картиной, а не задавать вопросы, словно стараясь проникнуть в тот мир. Но один из главных вопросов звучит так: "Откуда они взяли столько денег на оборудование, компьютеры и все остальное?" Я тоже задавал себе этот вопрос. Один фрагмент не вошел в этот эпизод и в другую версию фильма. В эпизоде с хранилищем был фрагмент, где Роман крадет сумку с деньгами, так они получили финансы для своей операции. так они получили финансы для своей операции. Но в итоге, просмотрев этот кусок, Я решил, что он слишком детально все объясняет. Мы долго над ним думали. И хотели взять его в картину, но потом все-таки вырезали, поскольку он показался излишним. Реплику "дом, милый дом" предложил, по-моему, Крис, и мне она очень понравилась, мол, теперь они вроде туристов в идеализированном мире "Fast and Furious". Фраза "дом, милый дом" это сигнал зрителю: "Надеемся, ты нас понял". На земле нет места, где бы любители тачек гуляли с моделями. Его не существует. Но у нас оно есть. Трехкратная рекордсменка Авениды. Черт возьми, брат… Ты крутой чувак, если прикатил сюда со своими проблемами. Да еще с копом. Да, давай не будем тарахтеть. А здесь Луис… Это был один из моих счастливых дней. Мы решаем с ним много экстренных дел, работа над сценой изнуряет, ведь в основном я руковожу, командую людьми и все такое. И вдруг я вижу Луиса. Не знаю, видели ли вы баскетбольный фристайл от "Найк", где мировые чемпионы демонстрируют дриблинг, так он мог бы стать их лидером. Я, большой фанат баскетбола, вдруг узнаю, что он так владеет мячом и баскетбольными приемами, и это был мой счастливейший день, ведь мой актер настоящий мировой чемпион.

И прямо на площадке мы поговорили о бросках и всем прочем. Посмотрим, что там у них. Мы обсуждали, показывать ли эту гонку? И опять же, это часть эволюции. В других частях "Fast and Furious" вы видели гонки, но наши парни настолько хороши, что это видно и без гонок, лучше пусть будет определенность, и в этом есть своя прелесть… Здесь мы видим, как "Порш" обходит препятствия, мы предварительно спланировали это. Наши машины обходили препятствия, и я смог все рассчитать. Потом мы нашли место, где машины могли бы ездить, выполняя эти сумасшедшие трюки. Вот оно преимущество большого бюджета: можно выдвигать любые идеи, которые годятся для фильма. Вот так! Смотрите! Говорят же, не в свою тачку не садись. Мне казалось, что эта сцена нужна для поднятия духа актеров, но для наших героев, для наших артистов это был единственный миг, когда они могли оказаться в машине, и так же как Галь, они хотели, чтобы этот миг длился вечно. Они могли бы неделями гонять на машинах, так что… А им дали поездить всего пару минут. Это макет хранилища. Ты шутишь.

Бывают трудные дни, когда все в сборе, и сценарий готов, а ты все ищешь то чувство легкости, ощущение контакта между героями. Но есть еще одна проблема. Сканер ладони. И без отпечатков Рейеса эту хреновину не открыл бы сам Гудини. Я думаю, эволюция образов Сантоса и Лео была наиболее трудной.

Мне хотелось, чтобы здесь между ними возник настоящий спор, и это нам удалось. Мы испробовали разные приемы, Я хотел улучить момент, чтобы начать съемку, и тут Дон Омар наехал на Тего, тот ответил, и я понял: пора. Для меня это была последняя деталь в характере этого героя. И тут вдруг Вин так посмотрел на Жизель и Хана. Вышло забавно, потому что мы долго обсуждали это с Вином, и он говорил: "В четвертой части она крутила любовь с Домом, и будет странно, что теперь она с Ханом". А я отвечал: "Нет, не странно, это будет классно". Во многих смыслах это позволило мне раскрыть два ярких характера, не занимая слишком много экранного времени. Я решил, что это мне подходит, и вспомнил свой разговор с Крисом, он тоже с этим соглашался. По-моему, эта реакция Дома была важна, она раскрывала связь между тремя героями. Большим пальцем передернула затвор? Чистый Моссад. Я прошла военную подготовку. Еще за три дня до съемок этой сцены я очень переживал, мне казалось, она не получится, и я дергал Криса: "Надо что-то придумать". Мы не смогли ничего придумать, и Крис решил поговорить с Сунгом. А они как раз беседовали, и Сунг рассказал о своей фирменной привычке всегда что-нибудь жевать. Эта привычка пристала к нему с "Tokyo Drift". А в "Tokyo Drift" он стал это делать, потому что в "Better Luck Tomorrow", моей картине с мизерным бюджетом, где Сунг играл главную роль, он все время курил. И получалось, что в "Tokyo Drift" появится герой другого фильма. Хан тоже играл в "Better Luck Tomorrow".

Финал фильма был неопределенным. Прикол в том, что в финале он улетел в Токио. Так что курить он не мог. Это было недопустимо, и мы решили, что он будет клевать чипсы. И в ходе беседы с Сунгом Криса осенила идея: "Вот она, связь". И в итоге получился блестящий момент из прошлой жизни для Хана и для Жизели, ее героини. Я был счастлив, что мы нашли эти реплики, ведь я не был уверен, что сцена получится. Мы это выясним, я тебе обещаю. Кстати, нельзя снять отпечатки пальцев с отпечатка попки на бикини. Я это знаю, и все это знают. После просмотра фильма многие мне говорили: "Так отпечатки снять нельзя…" На что я отвечал: "Да, я знаю". Но здесь мы еще раз хотели дать Жизели шанс предстать в новом свете, дать ей больше возможностей… Это смешная сцена, эти парни выглядят в ней дураками, нам хотелось обыграть такую мысль, типа, да парни, мы не самые разумные существа на планете. существа на планете. Чтобы показать ее в купальнике, но чтобы это было оправдано, а не было чистой эксплуатацией ее тела, это одна из самых классных сцен, которые мы пытались предложить. И, проверив ее на зрителе, мы получили именно тот эффект, которого ожидали. Спецслужба дипкорпуса США выписала ордера. Агент Л. Хоббс. Одну секунду. Эй, Дом. Этого парня ты встретил в фавеле? Хоббс командир элитного отряда спецслужб. То есть, он хорош. Когда ФБР кого-то разыскивает, зовут его. Он не допускает промахов. Этот парень как Ветхий Завет. Кровь, пули и гнев Божий. Вот его стиль. И теперь он охотится на нас? Дом, придется ускорить работу. Да, но как? Здесь мы раскрываем отношения между группой Дома и группой Хоббса. Интересно, что на площадке актеры часто проникались энергией своих персонажей. Здорово, что в тот день у нас уже были эти две группы. И мы чувствовали, как они ненавидят друг друга. Это было круто. Тут мы поняли, что все состыковалось. Как люди они не были врагами, но на площадке Дуэйн держался своих, а Дом своих. И здорово, что у них был такой настрой. Он остановился в квартале отсюда. Припаркуйся. Пойдем пешком. Смотря отснятый материал, я сейчас ощущаю досаду, в таких сценах трудно использовать массовку, тогда берешь модели, и они нормально смотрятся на экране, но в движении их тяжело перемещать. И часто мы создаем кадры, где модели движутся перед камерой так, чтобы не задевать метки. Это выводит меня из себя. Просто изводит. А как ты, Брайан? Нет, абсолютно. Когда мы сняли этот эпизод, я облегченно вздохнул: "Ну наконец-то". А через пару дней мне позвонили… Ведь мы снимали в Атланте, и отснятый материал нужно было отправить на проявку в Лос-Анджелес, и мне сообщили, что в аэропорту что-то напутали и просветили пленку рентгеном. То есть, необработанный негатив подвергли рентгеновскому облучению, что очень плохо. Пленка проявилась, но с дефектами, и, просматривая ее, я заметил светлые пятна, для меня это была лишняя головная боль.

Никогда еще я не чувствовал себя таким разбитым, как после той новости, ведь нам пришлось бы переснять всю сцену, а это тоже плохо, ведь мы трудились изо всех сил, актеры и все остальные вложили в это свою энергию, а в результате все придется повторить, это просто… Черт, я был просто убит.

Но мои прекрасные актеры и съемочная группа трудились в поте лица, и мы восстановили этот эпизод. Идем, босс. В другой раз. Идем, здесь слишком жарко. Это мощная сцена. В ней… По силе ее можно сравнить со сценой из "Heat" с Пачино и Де Ниро. Я никогда не думал, что увижу "Скалу" и Вина в одной сцене, ведь я рос в 80-е годы, и мечтал увидеть Шварценеггера и Сталлоне вместе в одной из сцен, чего так и не случилось. И увидеть здесь этих двух звезд кино в стиле экшен, в одном фильме, в одной сцене это очень волнующе и очень интересно, думаю, для меня и для всех. Трекер включен. Вижу их.

ТРЕКЕР ОБНАРУЖЕН В этой сцене Елена, которую играет Эльза, становится ключевым персонажем картины, но у нас так много героев, что эта сцена стала для нее главной, определяющей. Имея под рукой столь сжатый сценарный материал, трудно создать что-то такое, что звучало бы в резонанс… Поэтому здорово, что с нами была актриса такого масштаба. Ведь сыграть это нелегко, очень трудно.

Интересно, что я… Как только мы познакомились, и я взял ее на роль, мы рассуждали о ее героине, ее роли, истории, отношениях с мужем и прочем… Мы знали, что 95% из того, что говорилось, не войдет в картину. Того, что я говорил ей о характере и прочем, вам не придется увидеть. Все это она была должна переварить, чтобы в этой сцене выразить подтекст, историю. В подобные сцены порой заложено очень многое, поскольку они очень важны для картины. Порой у нас нет иного места или не хватает материала, чтобы раскрыть взаимоотношения героев, их характер, историю. И ты должен решить, что можно сказать, а о чем умолчать, оставаясь как можно более правдивым. И я думаю, что в подобных сценах в итоге побеждает искренность. Мы выросли здесь. Два года назад его убили на улице прямо перед нашей дверью. Я помню этот съемочный день, он отнял у нас все душевные силы. Это очень короткая сцена, но мы снимали ее целый день. И мы затратили массу сил, чтобы актеры помогли друг другу сыграть это по крайней мере искренне. Ведь ты не убил этих людей в поезде, Но разве ты поверишь тому, что я скажу? Мы подходим к ночному эпизоду со статуей Христа Спасителя. Помнится, мы долго обсуждали… Ведь этот образ всегда ассоциируется с Рио, огромная статуя Христа. Было похоже на туристический киноролик но, поговорив с местными жителями, я понял, что это не так… Для них это очень значительный, символический образ. Оказалось, что говоря по телефону с друзьями и назначая им где-либо встречу, они ориентируются по фигуре Христа. они ориентируются по фигуре Христа. И, узнав об этом, я подумал: "Это мне вполне подходит. Получается, что мои герои, как бы, находятся в центре вселенной." Здесь Хан объезжает препятствия, но мы этого не видим, это обычный сюжет в фильмах про ограбления. Невероятно, сколько времени мы потратили, я, Крис и все остальные, на обсуждение первого варианта сюжета, который мы так и не увидим. Осторожней там. Кажется, что они в самом деле преодолевают забор, но наш график был настолько сжат, что на эти съемки у меня был час. Часто такие простые сцены оказываются самыми трудными. Давненько я не сидел за рулем такой тачки. Впервые сижу на переднем сидении. Сейчас начнется единственная гонка в этом фильме. Решение уйти от показа сцены стритрейсинга, по-моему, это часть эволюции наших героев. Этим мы хотим сказать: "Смотрите, они выросли, они изменились". Они по-прежнему любят машины, но тяга к гонкам у них пропала". Мы подтверждаем это и хотим доставить вам удовольствие, ведь здесь четверка лучших водителей проекта, и у них одинаковые машины, так пусть они устроят гонку. Мы много спорили о том, как будет развиваться эта гонка, будет ли она долгой, или… И что они там будут делать. А для меня главными были характеры. В конце гонки мы с вами поймем, почему Брайан побеждает, а Дом ему уступает. Отчасти проект интересен тем, что Брайан похож на младшего брата, он постоянно копирует Дома. Причины этого он не может понять. Ему хочется победить Дома. И я очень благодарен Спиро, режиссеру второй съемочной группы, поскольку эту сцену мы сняли за полнедели, хотя планировали сделать за две, в итоге на съемки ему оставалось полторы ночи. Мы сделали раскадровку и продолжали обсуждать кадр за кадром, и он очень переживал, не был уверен, ведь зарядил дождь, и он мог сорвать нам съемку. Но в итоге у нас осталось полтора дня, чтобы это отснять, и, опять же, команда сработала потрясающе. Большое спасибо им всем. Мы успели все приготовить, они успели все это снять, и мы сделали эпизод за полтора дня, это неслыханно. Как видите, здесь нет простых кадров. Конечно, их готовили и планировали, но выполнять их было очень трудно. Да! Я тебя сделал! Сделал! Следующая сцена очень проста. Мне она нравится, здесь мы видим всю четверку из четырех частей "Fast and Furious", и я хотел снять ее одной камерой. Такие кадры снимать труднее всего, поскольку нельзя снять всю сцену. И в нее ничего не вставишь, исполнители, ритм все должно быть на месте. Мне нравятся эти кадры, и я боялся их больше всего, ведь если актеры не смогут их как нужно сыграть, то сцена не выйдет. К счастью, примерно дублей за пять, они это сделали. По-моему, снимать одной камерой это очень честно, По-моему, снимать одной камерой это очень честно, здесь ты не пытаешься… Думаю, зритель догадывается, что мы его не обманываем. Мы раскрываем характеры. Мы смеемся, если это смешно, смеемся вместе с ними, мы замечаем реакцию друг друга. Вине, что ты делаешь? Тихо! За тобой следят.

Это сцена возвращения Винса с Джорданой, и здесь нам пришлось потрудиться, ведь на всю сцену у нас было полдня. Сцены с большой массовкой отнимают много сил, ведь в основном здесь приходится управлять людьми.

Здесь мы опять в их убежище, тут между Брайаном и Винсом едва не возникла разборка. Очевидно, что между ними давний конфликт, еще с первого фильма, и мы долго обсуждали отношения между Брайаном и Винсом. Ты голодный? Забавно, что во время съемок Пол и Шульце намеренно сторонились друг друга. И думаю, в тот момент это пошло нам на пользу, и это очень короткий момент, но это здорово работать и работать, ради этих крохотных, вроде бы неуловимых моментов. Часто из них получаются наиболее благодарные сцены. Ты, не смей поминать мою маму. Ладно тебе, детка. Кому из нас легко? За тебя, брат. Будем здоровы.

Вот мы и в Бразилии. Тут классно. И ты можешь получить $10 или $11 миллионов. Что будешь делать со своими деньгами?

А это знаменательная сцена ужина, в которой эти герои говорят о себе, и действие на секунду замедляется, потому что дальше пойдет жесткий экшен, вплоть до финала картины. Чтобы подготовить эту сцену, Крис решил, что все они будут сидеть за столом, выпивать и говорить, а мне она казалось недостаточно живой. Мне это не нравилось, мне хотелось ее оживить и мы добавили больше текста, но и сделали ее более динамичной, вы видите, что Жизель хотя и является частью группы, но имеет свою философию, свое кредо. Вине подходит к Дому… Эту сцену мы снимали позже графика, и мне хотелось снять ее позже, чтобы лучше раскрыть. Мне было нужно лучше понять актеров, их взаимоотношения, Я мог заново все спланировать, и это было частью стратегии. После редактуры эта сцена мало изменилась, но с Вином вышло забавно, там у него был важный момент, где он говорит: "Можешь представить, что Ми а проклинает это?" Этой единственной фразы не было в моем монтаже, Я поговорил об этом с Вином и решил: "Вообще-то это пойдет". И позднее мы ввели эту фразу, но только после обсуждения. Это был единственный момент, когда мы вернули вырезанную фразу. Ты слышал, что Миа проклинает это? Возможно, она права. Тебе и вправду нравится это делать? Когда на кону твоя жизнь, понимаешь, на что способен. А здесь мы видим Хана и Жизель. Кажется с самого начала нам хотелось, чтобы они были вместе, развивать их линию, но в сценарии об этом сказано мало. И то, что Сунг и Галь совершили, работая за кадром, позволило нам раскрыть эволюцию их персонажей. А вот и Тайриз, это очень важный момент… Где он озаряет всех своей улыбкой. В этом весь Тайриз. Вот сейчас, когда мы это смотрим. Мы начали примерно в 4.00, снимали весь день, и пожалуй, это был самый напряженный съемочный день слишком много там случалось неожиданностей. И, чтобы как-то его подбодрить, чтобы он воспрянул духом, помнится, крикнув "снято", я подошел к нему и сказал: "Спасибо, парень". Это профессиональное правило в нужный момент найти для человека доброе слово. Да, тогда это было нам необходимо. А сейчас прозвучит тост, и он тоже стал еще одним знаменательным моментом для семейных сцен этого проекта. У нас было 30 или 40 вариантов тоста. Были варианты длинные, короткие, многословные, Вот здесь. И в тот день мы решили от них отказаться. Мы решили сделать все просто. Я знаю, что Вин был согласен с нами, а мы столько всего перепробовали, так долго говорили. А на площадке все оказалось просто. Вот так иногда приходят простые решения. Вот так иногда приходят простые решения. Лучшие решения, но не простые. Я готов. И этот кадр был снят одной камерой. Я снимал с крана. Я люблю эти кадры, они раскрывают место наших героев в этом мире, и мы ничего не вырезаем, мы видим их взаимодействие, видим среду их обитания. Но все это надо подготовить, скоординировать. Когда это удается, оно того стоит. А вот сейчас Вине скажет "Я прикрою Мию". Я присмотрю за Мией. Эту фразу мы долго обсуждали с Шульцем и Вином, нам хотелось восстановить ее контакт с Нико. Помнится, Шульц… Мы говорили о Винсе, и я сказал: Нет, он не вернется в главный вариант он останется." Этот момент настал, помню, как я посмотрел на Вина и… Вот он. Вот этот момент, где он может ответить ему: "Потом". И это получилось оправданно. Вот Хоббс врезается в "Чарджер" Дома, который, словно, каждый раз восстает из мертвых. Но теперь мы решились разбить его, потому что это символично. Я здесь. Эта драка, я с самого начала знал, насколько она будет мощной. Самым сложным делом была ее постановка, нужно было найти для нее причину и выбрать момент. И конечно, ясный мотив. И когда я понял, что как режиссер смогу это сделать, мне стало легко. Мы все рассчитали, каждое движение, каждый удар рукой и ногой. Мы разгромили там буквально все, и сделали отдельный фильм в трех частях, сейчас переходим ко второй части. Составив план, я пригласил Питера Венхама, художника-постановщика, и он построил декорации для сцены драки. Так что потребовалось много… Несколько месяцев работы. Потом я пригласил Дуэйна и Вина, и мы отработали каждое движение. Это дело было им по душе, и у них возникали вопросы, и мы обсуждали все.

Эпизод развивался, но стоял главный вопрос, который задавали вы, как и все фаны: кто победит? Как это произойдет? И меня всегда спрашивали, кто победит, Дом или Хоббс. Вин или "Скала"? А я думаю, что это битва равных. И в ответ на этот вопрос я сам хочу спросить: за что они бьются? Я думаю, их силы настолько равны, что в рамках этого фильма победить должен был Дом, ведь Хоббс просто дрался с тем, на арест кого был выписан ордер. Это ступень в его карьере. Даже если теоретически он окажется лучшим бойцом, чем Дом, то в итоге Дом его все равно одолеет, ведь он бьется, чтобы выполнить обещание, данное своей сестре, тогда, под страшным ливнем. И я думаю, что в конце концов стимул одолеет технику. Мы постоянно видим это в спорте. Когда я это понял, все стало получаться. Стало органичным. И напор этой битвы получил абсолютно жизненное обоснование. С этого момента наш фильм превращается в жесткий экшен. Я горжусь тем, что с большим трудом, но нашел это место съемок.

Мне хотелось сделать этот эпизод с засадой уникальным. Очень часто они представляются нам как фирменные сцены засад из фильмов Джека Райана, им неосознанно подражают. Я не хотел идти таким путем. Я хотел найти эти горки. Помню, как я требовал от Джеймса Лина: "Найди мне это место. Никакое другое меня не устроит". И они все искали, искали, и наконец нашли этот район, и он был идеальным. На съемки нам дали где-то три с половиной дня, что, опять-таки, очень мало при том количестве спецэффектов и взрывов, а это Фуско. Я хотел, чтобы эпизод был мощным, чтобы все в нем было как можно более реальным. Мы прибыли нашим небольшим отрядом, со мной было шесть или восемь камер, и мы приступили к работе. Когда дни съемок расписаны верно, работать легко, и ты встаешь утром, являешься на площадку и проводишь там весь день до отбоя. Перерывов в работе над сценами нет. Это очень помогало держать в тонусе наших актеров. Это позволяло нам планировать наши действия. А это, как я помню, Таноай, кузен Дуэйна, а также его дублер по трюкам, Я хотел, чтобы он был как можно ближе к точке взрыва, и он это сделал. И по-моему, он один из лучших в своем ремесле, потому что он хочет, чтобы лучшим считали Дуэйна. И, знаете, мы не хотим кого-то обидеть, но он всегда был… Будь то в сцене драки, или где-то еще, он всегда стремился сделать больше, а для меня, режиссера, это очень ценно, ведь многие люди не пытаются даже пробовать.

Они приходят, и хотят делать минимум. А Таноай он под стать такому, как Дуэйн, он всегда готов работать.

Желая, чтобы фильм разрешили смотреть детям до 13, мы много раз обращались в ААК. Не говоря уже о том, что версия для кинотеатров была урезана, все равно она сберегла свою силу, и это все, чего я хотел.

Я понимаю ААК и уважаю их требования, Я благодарен им за сотрудничество с нами. Это было нелегко. Мы долго туда ходили. Я восемь раз подавал заявление, но они были очень справедливы. Главным для меня в работе с ААК было, чтобы нам не отказали. Мне хотелось показать вам лучшую, идеальную версию "Fast Five". И я рад, что наконец-то наш фильм вышел в кинотеатрах, ведь вы все еще помните вашу мощную, искреннюю реакцию на эти эпизоды. Эй, Дом. Навести моего сына. А теперь мы видим сцену с Винсом. Это последний диалог перед эпизодом с ограблением хранилища. Знаешь, мы назвали его в честь тебя. "Доминик". Мне казалось, что это важно, ведь Вине часть нашего проекта. Даю слово, Вине. Странные люди эти актеры. Я еще не встречал актера, которому нравилось, чтобы его убивали, но как удивительно они это играют. Не являются ли моменты смерти героев лучшими моментами фильмов? Интересный вопрос. Но Шульц не соглашался умирать, а если соглашался, то как-то очень значительно. И мы… Пожалуй, я беседовал с Шульцем больше, чем с другими актерами, разве что, кроме Вина. Он принял эту сцену близко к сердцу. Так что мы с Шульцем наладили прекрасные отношения, хоть Вине и не так часто появляется в фильме. Но боже, сколько мы всего обсудили. Это самоубийство. Ваш брат лежит на этом столе. Наш план провалился! Это бред, чувак. Рейес знает, что мы придем. Он прав. Они утроили охрану полицейского участка. Нас просто изрешетят. А эта сцена станет нашей отправной точкой. Хоббс, который весь фильм был его противником, присоединится к нему. В любых фильмах такого рода или такого плана мы стремимся достичь такого момента, заслужить его своим потом. И на показах, на которых мне приходилось бывать, организованных для фанов или наших коллег, его слова этой сцене: "Я поеду с тобой, Торрето" люди встречают овацией. И, пожалуй, это высшая награда для всех нас. Я, кинематографист и режиссер, мог смело сказать: "Эй, мне плевать, что вы думаете о проекте. Мне плевать, что вы думаете об этих героях…" Ведь для них эта минута восторга значила все. Мы заслужили это теми мельчайшими моментами, которые никто не замечает или пропускает.

И потому наше долгое странствие стоит того, оно стоит такого момента. Идем открыто. Он ценит только свои деньги. Возьмем их, возьмем и его. И теперь мы подходим к знаменательной части картины, ограблению денежного хранилища. Спиро, режиссер второй группы, стал моим соратником и другом, который был с нами, когда мы снимали это в Пуэрто-Рико. Как кинематографист и режиссер, работающий над этими фильмами, я в состоянии оценить работу разных команд.

Я работал с первой группой, актерами и всем прочим. И мне нужен такой человек, который был бы моим координатором. Который бы исполнял все, что задумаю я, кто бы вник в суть эпизода и мог бы при этом снимать. А если что-то не получается, он должен понимать, для чего был нужен этот кадр, и должен связаться с кем нужно. Таким человеком был Спиро. Он столько лет отдал нашему делу, не растратил свой энтузиазм, и с юношеским задором берется за дело.

Я скажу вам, такого не часто встретишь. Со Спиро я рад работать еще и еще… В подготовительный период мы обсуждали с ним логистику и даже консистенцию дерьма в том самом туалете. После ужина я приглашал к себе Спиро, и он приносил с собой пластиковый пакет с игрушечными машинками. У каждого из нас были свои машинки а вместо хранилища у нас был кубик Рубика, и мы начинали разговор. Ведь я выдвигал идеи. Со мной был Дэвид Чан, он занимался съемкой, потом, вместе с Даррином и Тони и другими я занимался раскадровкой, Я говорил им, какие кадры мне нужны, они это рисовали, а Я передавал рисунки Алексу, на превизуализацию, и уже они это создавали. Так что это очень тонкий процесс. Потом возвращался Спиро, который проводил пробы с машинами, с хранилищем, с настоящим хранилищем, и он рассказывал мне, что у него получилось, а что нет. Он показывал мне видеозаписи. И в ходе беседы мы делали наброски. Не двигаться! А с этим эпизодом вышел курьез, вот здесь, на выезде из участка, Я месяцами твердил: "Хочу, чтобы сейф кувыркался", а мне говорили: "Это невозможно. Ничего не выйдет". А я опять: "Хочу, чтобы кувыркался". Они мне: "Он тяжелый, не сможет кувыркаться, бла, бла, бла". Тогда я говорю: "Ладно, поставьте эти пилоны, протащите сейф по ним. А там что-то придумаем". И стоило нам это сделать, как на первом же дубле сейф стал кувыркаться. Наверное, это карма. Там, в толпе людей, мой двухлетний сын. Когда мы были в Азии, на встрече с журналистами те пронюхали, что это мой сын, и местные папарацци стали его снимать. Вышло забавно. Лично я ни за что не хотел, чтобы он появлялся в картинах. Я не из тех родителей. Но я вспомнил реакцию того малыша в Пуэрто-Рико. А мой парень… Он спокойный. Я представил, что будет, если протащить мимо него сейф. И я решился. В день, когда я привез его на площадку, каскадеры прицепили сейф, а он не захотел смотреть. Дубль первый, он на сейф ноль внимания. Я думаю: "Как же так?" Дубль второй, он не смотрит на сейф. А оказалось, он флиртовал с девочкой из массовки, что сидела напротив. Наконец нам удалось привлечь его внимание, и на третьем дубле он сделал все как надо. Так что все у нас получилось, но нервы я попортил себе изрядно, взяв своего малыша на площадку. Все шептались: "Сын режиссера". А ты им: "Да, да. Нет, нет, нет. Взял его, чтобы он сыграл в эпизоде". А он отказался играть. Вот так… Но зато сделал все в третьем дубле, и на том спасибо. Так, слева от тебя аллея. Да, я понял. Сейчас они с сейфом подъедут к развилке. Многие детали реквизита, который вы видите здесь, мы сами придумали для съемок, и все благодаря Спиро, когда я придумываю кадры, его ребята делают к ним реквизит. Тогда он садится с Джеком, а я с Гюнтером, и вместе мы обсуждаем, что нам нужно создать. И многое из всего этого… Мы делаем совершенно новый реквизит, который никто не использовал, чтобы снять нужные кадры. А еще я люблю Спиро за то, что глядя на его прежние работы, Я вижу его старание. Он не боится использовать короткофокусные линзы, приблизиться к месту действия, а такое в кино увидишь не часто. И это приходит с многолетним опытом. Здорово иметь в команде ветерана с таким энтузиазмом, всегда готового сказать: "Сделаем все, что угодно…" Вот, вам пример, машину Брайана разворачивает на 180 градусов. Они не могли это сделать. И я отправил его к ним. В итоге мы нашли день в конце графика. И я сказал: "Спиро, не знаю, как, но сделай это. Сделай это на практике". И знаете, они это сделали. Такие моменты решают судьбу эпизода. Никогда не нужно сдаваться. Ведь часто бывает, что вам звонят и говорят: "Мы не можем это сделать. Нужны визуальные эффекты". А это скользкий путь, ведь визуальные эффекты это… В нашем фильме множество спецэффектов, 1500 кадров, но больше всего нам приятно, когда люди говорят: "В этом фильме мало спецэффектов". И в шутку я говорил Майку Васселу и его группе спецэффектов, что его труд самый неблагодарный. Знаете, в фильмах о роботах или супергероях, когда видишь, как роботы или люди летают, ты знаешь, этого не может быть, хоть это выглядит реально. Но их задача делать вещи, которые мы видим каждый день: снующие машины, здания и тому подобное. И, если это им удается, мы не замечаем ничего. И над этим фильмом со мной работала изумительная команда, а высшая награда для них когда люди скажут: "Почему у вас так мало спецэффектов?" Вот так… Мы создали шесть сейфов. Проведя изыскания, мы остановились на сейфе, который реально можно было тащить и вы это видите. Например, на этих кадрах, где его тащат две машины. Еще у нас были сейфы с колесиками специально для отдельных трюков, Еще у нас были сейфы с колесиками специально для отдельных трюков, а также у нас была мощная фура. Для разных моментов у нас были разные сейфы, поэтому мы могли акцентировать каждое действие. Слева чисто. Этот сейф типа Троянского коня, здорово, что мы задействовали Романа и Хана, ведь зрителей всегда потрясала вся эта масса разрушений, а без них построить банк и разгромить его, или разбить штук 200 машин, как на этом кадре, который мы отсняли в Рио, было бы невозможно, без них съемки обошлись бы гораздо дороже. А ведь для съемок в Пуэрто-Рико и тем более в Рио на сэкономленные средства мы купили эти машины, построили этот банк, так что мы крушили их с легким сердцем. Баш, как говорится, на баш… Но оно того стоило. И это правильно. И каждый вложенный грош должен блеснуть в картине. А это трудная задача.

Мы гадали, какой будет площадка для финального эпизода. Мы искали ее повсюду. Обсуждали варианты взлетных полос, и прочие варианты, но успокоились лишь тогда, когда увидели этот мост. Конечно, это должен быть мост. Но трудность заключалась в том, что это был частный мост.

И выкупать его на пять дней ради съемок было слишком дорого, но иного выхода я придумать не мог.

Мост прекрасно смотрелся, а значит, он будет наш. И мы его выкупили. Но в то же время мы разведали там военную базу, а на ней была пристань… Это была списанная военная база в Пуэрто-Рико. И я подумал: "А если сделать так? Для экономии выкупить на пять дней мост, что влетит нам в копейку, но потом, чтобы снять другие куски, другие кадры, мы воссоздадим фрагмент моста на причале". Мы так и сделали. И многое из того, что вы видите, когда машина врезается в железобетонное ограждение, все это мы снимали на причале, чтобы компенсировать покупку моста, его нам курочить не дали. И бетонное ограждение нам тоже не позволили снять.

Я помню, как мы смотрели этот эпизод вместе со Спиро. Для этого фильма у нас было меньше съемочных дней, чем для предыдущей картины. Несмотря на больший бюджет, мы не могли позволить себе снимать так же долго. Так что наши съемочные дни… Мы постоянно их урезали и придумывали разные трюки. Мы придумывали их в беседах со Спиро. Но чем больше мы общались, чем больше мы вместе просматривали отснятый материал, тем эффективней была работа, ведь мы все лучше понимали друг друга. А чем лучше мы понимали, тем меньше времени шло на раздумья, и мы могли реализовать все, что нам было нужно. Сделай что-нибудь, идиот! Это то, чего… Достигнуть этого можно было только делясь опытом. Убей его, черт возьми! Это гильотинное движение мы долго обсуждали со Спиро, мы испробовали его, и получилось зрелищно, и я подумал, что это поможет нарушить монотонность действия. Вот начало финальной части. И опять я хотел, чтобы все было как в жизни, поэтому мы раздобыли эти громадные краны, оснастку, и, примечая то, что осталось за кадром, вы заметите это. Все, что вы видите здесь, мы делали вживую. Как и этот момент с машиной, которая крутится в воздухе. И все это безумие… Помню свои игры с машинками, когда я показывал, каким мне видится финал картины. И помню тишину, стоявшую тогда в кабинете. А сам процесс осуществления замысла это часть наслаждения от работы над "Fast and the Furious". Сначала пробуешь с моделями, потом думаешь, как это сделать на практике. Я люблю, когда у людей от восторга загорается взгляд, для меня это счастье. Кажется, я велел тебе продолжать. Да мне позвонить нужно было. Здесь мы видим Хоббса с Еленой. Я и сам люблю фильмы про ограбления. Мне нравятся старые добрые английские детективные фильмы. Их я очень люблю. И мне всегда нравится такой финал, когда между героями возникают разборки, и этот момент я позаимствовал. Заметьте, в кадре с Дуэйном светит солнце, а в кадре с Вином и Полом его нет. Это потому, что в начале съемочного дня было солнечно, а потом пошел дождь. То солнце, то дождь. Нам было очень трудно регулировать цвет этой сцены, цвета никак не совпадали. И совместить их это, знаете, была задача… Бывает, редактируешь фильм, все идет гладко, и вдруг возникают проблемы с цветом, звуком или с чем-то еще.

Но я очень признателен Питеру Брауну и всей его группе за работу над звуком, а также Брайану Тайлеру за музыку к фильму. Пожалуй, для композитора этот фильм невероятно сложная задача, множество музыкальных фрагментов перемежается со звуковыми эффектами, и Питеру Брауну с Брайаном Тайлером пришлось много работать вместе, чтобы решить, какая музыка будет сопровождать тот или иной эпизод, и в какой части фильма звук должен быть более реальным. В совместной работе мы трое понимали друг друга все лучше и лучше, и я с нетерпением жду новых совместных работ ведь бывали моменты, когда было трудно отразить в звуке ощущение тяжести сейфа, мощь машин, и одновременно услышать мелодию к фильму, такие трудности нечасто возникали в других подобных фильмах, здесь нужно было передать рев моторов и прочие вещи, а музыка должна передавать развитие сюжета, и достигнутый результат вселяет в меня гордость за нас, все мы, все наши команды работали с полной отдачей, и достигли большого успеха. Вы выиграли 10 секунд форы. Воспользуйтесь этим! Я говорил, что привык иметь под рукой несколько вспомогательных групп. Я говорил, что привык иметь под рукой несколько вспомогательных групп. На завершающем этапе у меня было три редактора: Крис, Келли и Фред они лучшие специалисты, и отлично работают в команде. Я лично ненавижу просиживать в монтажной. Я люблю вертеться волчком. Чтобы этот фильм стал таким, каким мы его видим, ради цельности стиля и ритма нужна команда талантливых и очень усердных людей. Чем больше я работаю в нашей сфере, тем чаще встречаю близких мне по духу людей, которые, как я, жаждут идти дальше, и от этого наша семья, наша команда становится все сильнее. И "Fast Five" это кульминация в отношениях с людьми теми с кем я работал над малобюджетными фильмами, и теми, с кем делал этот проект. Это веха в моей биографии. Работа над "Fast Five" научила меня, как кинематографиста, творчески мыслить, и надеюсь, что каждого из нас она сделала лучше и успешней. "Для Розы и Нико. Скоро свидимся, Дядюшка Дом" Это наше довершение к финалу, я люблю такие сцены. Мне нравятся эти придуманные нами ситуации когда герои торжествуют, и мы видим, как они поступили с деньгами. Например, для таких как Тего или Лео деньги не значат ничего. А другие покупают за них свободу материальную или духовную свободу. И это здорово. Я с большим удовольствием снимал эти сцены. Но в практическом плане они были очень сложны, ведь времени в нашем графике оставалось мало. Я не люблю снимать Тего и Дона Омара отдельно, хочу, чтобы их кадры перемежались, у них особая энергетика, и они прекрасно взаимодействуют в кадре. Я очень благодарен Деннису МакКарти, ведь таких машин в мире всего четыре, и он убедил владельца двух таких машин снять их в нашей картине. Вот один из самых смешных моментов, с Тайризом и его девушкой, она пришла на площадку, и мы отсняли это рано утром, а ей хотелось апельсинового сока. И наши приготовили ей сок. Вот она сидит в машине стоимостью $2,3 миллиона и пьет апельсиновый сок. Я смотрю на рычаги управления, и мне становится дурно, ведь если она прольет свой сок или случится что-то еще, нам не поздоровится.

Но к счастью с апельсиновым соком все обошлось, все прошло отлично. У тебя тут тоже милая леди. Эта сцена напоминание мне об одной бессонной ночи. Мне казалось, что Тайризу недостает последней реплики в этой сцене, Я взял слова Тайриза и стал работать над ней. Я все писал, писал, и не спал всю ночь. А во время съемок мы нашли эту реплику, и она нам очень понравилась, а потом явился Лудакрис, и мы сделали эту сцену. Лудакрис был в ней настолько хорош, что я глянул на Тайриза, и мы сказали: "Эта реплика тебе не нужна". Так что эта сцена стоила мне бессонной ночи. Одевайся, нас ждут дела. А здесь мы видим Хана и Жизель, Двое, пожалуй, лучших персонажей в этом проекте, и здесь тоже есть намек нашим зрителям. Кажется, ты хотел лететь в Токио. "Tokyo Drift" был третьим фильмом проекта, но его никогда не называли "Fast and the Furious 3". Он всегда был постмодернистским вариантом "Fast and Furious", Он всегда был постмодернистским вариантом "Fast and Furious", но, сняв пятый фильм, мы помним о нем, об этом говорит зрителям своей репликой Хан. Я с интересом читаю статьи в Интернете о том, куда отнести "Tokyo Drift". И я думаю, пусть больше людей вступает в эти дискуссии, в любом случае это хорошо. А вот Дом и Елена на новеньком "Челленджере", а дальше появится новый "Скайлайн", ставший для Дома и Брайана фирменным знаком в этом проекте.

И мы видим, что Миа беременна, видимо, на девятом месяце, и это значит, что прошло более 10 лет со дня появления первого "Fast and Furious", и в новом фильме мы не пытались повторяться. Теперь очевидно, что наши герои выросли и развились, и в их семье ожидается пополнение. Я еще не видел сестру такой счастливой. Это потому, что мы свободны. Создавая любую картину, очень трудно найти финал. Чем ее завершить? И мне нравится эта концовка. Я рад, что они наконец получили $11 миллионов, свободу и прочее, эти ребята остались мальчишками, какими они были 10 лет назад. Брайану все еще важно знать, что он круче Дома, и он хочет это доказать. А Дом, как старший брат, продолжает играть с ним. Это то, что встречает в жизни каждый из нас, и когда мы это понимаем… Это здорово. Картинка заключительных титров становится все более сложной, они словно картина в картине. И, создавая их, мы решили, что это будет гонка между Домом и Брайаном гонка длиной в пять частей "Fast and Furious", и над этим нам тоже пришлось потрудиться. Чтобы сделать все это… Чтобы увидеть этих героев, увидеть, как они меняются с годами, мне кажется, это многое значит. Это значит, что у нас установилась продолжительная связь со зрителем, и нам хочется, чтобы он провел эти два часа с нами. Это невозможно недооценить. Скорее всего, если вы смотрите эти кадры, значит вы видели фильм, и вот, что я хотел сказать вам напоследок. К каждой из частей "Fast and Furious" лично я отношусь по-своему. Но, беседуя с Вином, Крисом и остальными, мы всегда говорили о будущем. Говоря о четвертой части, мы думали, что это будет трилогия. В наших сценариях посеяно много идей для будущих частей проекта. Но главной для меня была часть 4. Благодаря ей я получил признание фанов, которые жаждут большего, и это меня вдохновило. И, закончив пятую часть, я чувствую, что достоин делать шестую. И этот мой эпилог отважный жест признания того, что у нас есть планы на будущее. И это позволяет мне… Не знаю, буду ли я делать шестую часть. Я определенно хочу это делать, и, приступая к каждой новой части, мне хочется поднять планку и, приступая к каждой новой части, мне хочется поднять планку и вывести проект на новый уровень. Я рад был работать над пятой частью, и мы ощущали нашу ответственность, мы хотели подняться на новый уровень. И я вновь хочу поднять планку. И я думаю, что, если масштаб будет меньше, если изменится цель, стану ли я в этом участвовать? Но, очевидно, что после этого эпилога нас ждет нечто волнующее. Вы видите Летти, Еву, вы видите всех. Семья в полном сборе. Я считаю, что я вывел проект на достойное место. Лично мне он очень помог. Как кинематографист я очень вырос, Я научился создавать кино. Я познакомился с чудесными людьми, а команда, которую я старательно создавал, стала для меня семьей. И независимо от того, будем ли мы делать шестую и седьмую части, этот проект дал мне все. И возможность общения с фанами во всем мире это тоже чего-то стоит, этого нельзя недооценить. Я рад, что принадлежу к группе людей, трудившихся до седьмого пота, отдававших вам себя целиком.

И спасибо вам, что смотрели мой комментарий. Надеюсь, мы еще пообщаемся после новой картины. Спасибо.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Полное имя и номер губернатору.

Если уж спросил, отвечу. >>>