Христианство в Армении

Я до сих пор не понимаю, почему ты так быстро, написала заявление.

В 14 лет я связался с криминальными группировками, а в 15 вступил в ОДС, Ольстерские Добровольческие Силы. Не забывайте, в то время на улицах бушевали мятежи. Каждую неделю взрывались самодельные бомбы, и это только в нашем городе. Когда вы приходили домой и включали телевизор, вы видели, что это происходило в каждом городе. Мы как будто были под колпаком. На улицах убивали отцов и братьев наших друзей. И у всех было чувство, что надо что-то делать. Это касалось нас всех, и надо было что-то делать. Лурган, Северная Ирландия. Октябрь 1975 года. Спасибо. Три человека находятся в критическом состоянии после перестрелки в Белфасте. Так же, как сообщалось ранее, члены партии Фианна Файл, заявили о намерении изменить политический курс партии. Движение Республиканских Общин отменило митинги и предупредило своих членов об опасности после того, как несколько его сторонников подверглись нападениям минувшей ночью. Ну давай, давай, давай! Мама, бежим! Пригнись! Подожди. Черт, бежим! Как дела, приятель? Привет, Джим. Привет, пап. Здравствуй, Джим. Чаю? Спасибо, мам. Иди, садись. Я принесу. Джим, тебе звонил Крисси. Спрашивал, пойдешь ли ты куда вечером. Я ему перезвоню. Раз, два, три! Да заводись же! Нас увидят! Нам тут оставили булочек. У нас 4 чертовы булки! Что за булки? Какого цвета? С глазурью. Розовые. Розовые! Как они догадались? Черт возьми! Черт возьми! Ты готов, Стюарт? Я сейчас. Хорошо. Как дела, мистер Литтл, миссис Литтл? Привет, Стюарт. Привет. Люблю этого парня. Да, он не плох. Ну, я пошел. Не пей. Нет, мам. Там не продают спиртное. Он домашний мальчик, миссис Литтл, вам не о чем волноваться. Приятного вам вечера. Заходил к Сэмми? Да, все в сумке. Что за дело? Расскажу в машине. Зайди в дом. Да, мам! Сейчас же! Пока, приятель.

Парни, где вы взяли машину? У "Виндзора". Все в порядке? К амбару Крейга. Стюарт, открывай сумку. Он что, хочет, чтобы мы поработали у него в саду? Итак, вот что будем делать. Знаете Колина, который работает в Касл Ярд? В каменоломнях? Республиканцы заявили ему, что он пострадает, если не уволится. Я велел передать им, что если они не отвяжутся, то пострадает кто-то из них. Но они продолжают угрожать.

Это наше первое убийство, парни. Я сказал Сэмми, что хочу сделать это. Он ответил, что поищет нам другую работу на сегодня. А потом дал добро. Он сказал, что мы можем этим заняться. И дал револьвер. Откуда он? Не спрашивай. Дай, посмотреть, Алистер. Что это? Смит и Вессон 38 калибра. А ты не мог взять автоматический пистолет? Нет, Стюарт, этот лучше. Автоматические все время заклинивают. С этим ты уверен, что он не заклинит. в самый неподходящий момент. И сколько ты тренировался? Достаточно. Мы с ними рассчитаемся. Да, именно этого я и хочу. А что он еще сказал. Сэмми, когда говорил, что дело наше? Он просто посмотрел так. ну, как будто он гордится нами. Это было хорошее чувство. Мы заставим всех воспринимать нас всерьез. Не могу дождаться. Сначала нужно сделать дело. Можно подержать? Я следующий. Дай посмотреть. Твою мать! Я как чертов Джеймс Бонд! Крутая штука. И кто это? Гриффин. Гриффин? Его предупреждали, что он должен уволиться в конце недели. Подожди, Джим Гриффин? Я знаю его. Точно. Альберт Стрит, да? А разве он не увольняется и так? Чтобы начать свое дело? Гриффин? Ну, я так слышал. В смысле, свое дело? Говорят, да. Подожди, но не в Лургане же. Две каменоломни в одном городе? Они должны открыться к Рождеству. Вот что я слышал. Но сейчас-то он в Касл Ярд. Так что, ему не повезло. Я знаю его мать. Она работала поваром у нас в школе. Да, я знаю о ком ты. Я с ней не знаком, но видел ее. А ее сестра Кэтрин работает в булочной. Так это ее сыном мы займемся? Они живут не на Альберт Стрит. Там, я уверен. Хилл Стрит. Хилл Стрит, дом 37. Иди домой, сынок, и сделай то, что скажет брат. Да, пап.

Когда закончим, сожжем машину, сожжем вещи, позвоним Сэмми и пойдем на танцы. Засветимся там, потанцуем и разбежимся. Поехали. Дом 37, ты уверен? Да. Налево. Военные! Пригнитесь! Что там? Они проезжают. Давай направо. Они видели, что я собирался повернуть налево. Ну тогда поворачивай налево. Объедь вокруг квартала, Энди. Потом вернемся. О, черт! Что такое? Зажегся красный. А где джипы? Мы прямо за ними. Они сидят в машинах? Пока да. Алистер, это облом. Давай сматываться! Что, сваливаем? Нет, не надо! Сэмми подумает, что мы струсили. Что они делают? Просто сидят. Твою мать, Алистер! Сиди тихо! Ну, все. Давай домой. Я почти поставил рекорд! Джеймс Гриффин Хилл Стрит, 37 Я убил его. Поехали! Привет, Алистер. Приятного вечера. Ведите себя прилично. Выпьешь? Нет, мама, не надо! Почему ты ничего не сделал? Ты ничего не сделал! Мама, не надо, мама! Ты мог кинуть в него бутылкой! Мама, не надо, хватит! Ты ничего не сделал! Ты убил его! Ты убил его! Собственного брата! Я почему-то всегда вспоминаю ту фотографию котенка. И еще какую-то. Не знаю, что с ними случилось. То есть. Какого черта? Простите, вы что-то сказали? Вы что-то сейчас сказали? Я говорил сам с собой? Я говорил, что сидеть удобно. Со мной рядом уже сто лет никто не сидел. Вот так, один на один. Черт возьми! Да, твою мать. Можете развернуться? Вы хотите поехать обратно? Да, умоляю. Но ведь надо сначала приехать на место, да? Я отвезу вас обратно, когда съездим туда. Да я скорее себе ноги отгрызу, чем поеду туда. Господи, я. Хотите, я позвоню им? Я могу позвонить. Нет. Едем. Вы делаете свою работу. Они сказали привезти вас. Да, я знаю, вам нужно меня туда отвезти, поэтому вы и везете меня. Или, вы хотите сказать, что не повезете меня? Считаете, что они думают, что сам я туда не поеду, поэтому они отправили вас за мной, так? Вроде того. Ну ладно, везите. Вы просто делаете свою работу. Считаете? Я не хочу, чтобы у вас были не приятности. В смысле, у меня неприятности, и я не хочу, чтобы они были и у вас. Поэтому, едем. А эти последние ребята, Алистер, казахи. или нет, казаки?.. Косовары. Албанцы и сербы. Да, точно! Сработало. То есть, у них получилось? Да, где-то полгода назад. Прекрасно! Вообще-то, меня там не было. Я был в Южной Африке. Ездить по миру, рассказывать о своих чувствах. Билет в рай. И это за убийство! Где бы он был, если бы не я? Проторчал бы 40 лет на фабрике, делая картонки для яиц, как все мы. Но нет, только не он! Он может рассказывать Папе Римскому, Королеве и Далай Ламе как это убить человека. Что это за чувство, страдание, что за бремя я несу. Женщины, благоухающие духами, будут подносить тебе чай, булочки и вино из сраного Чили, только за то, что ты им расскажешь, что ты почувствовал, выпустив три пули в голову моего брата? 12 лет за вооруженное ограбление и убийство? Господи Иисусе! Простите! Простите. Вы меня напугали! А каково мне? Я с этим живу все это время. Так, значит, это одна из ваших консультаций, Алистер? Хотя, наверное, да. Это программа примирения. Моя собственная. Я должен встретиться с братом человека, которого я убил. Это туда мы едем? Вы его ни разу не видели? Ни разу с того дня. Это вы решили встретиться? Это было не мое решение. У меня нет права просить его о чем-то. Так это он вас позвал? Нет, люди из программы, они обратились к нему. Потом ко мне. Я ответил, что не против. Если он хочет встретиться, то я не против. Я сделаю все. Ну, вы понимаете. Вы за это сидели? Мне дали 12 лет. Ты мог остановить его! Почему ты не сделал этого? Ты мог его остановить! Можете остановиться? Принести вам чего-нибудь? Хотите воды? Он тогда еще был пацаном. Тот, с кем вы встречаетесь? Его отец умер через 8 месяцев. Сердечный приступ. Разбитое сердце, как сказали родственники. Его брат Дэниэл умер от передозировки. После этого умерла мать. Вот что происходит. Часто происходит. С семьями, понимаете. Это то, чего не понимают люди, они не осознают. Что происходит потом. Вы в порядке? Держитесь? Вам хорошо платят?

Неплохо. Подумываете заняться этим? Почему бы нет? Неплохая работа. Мне нужны будут права? Всегда есть загвоздки, да? 33 года она смотрела на меня, как на прокаженного. Представляешь? Каково это? Когда твоя мать проклинает тебя 33 года? Три пули попали ему в голову, представляешь? А еще одна попала в картинку с котенком. Но это не я разбил ее. Не я стрелял в картинку, и не я убил моего брата. Я не убивал его, как она говорила. Это был ты.

Это ты в машине подъехал к ее дому и трижды выстрелил в голову ее сына.

Ты заставил ее скорбеть и обвинять меня во всем этом. Ну а я сейчас еду в машине, чтобы встретиться с тобой. Еду в машине. Я в машине. Это здесь?

Да, здесь. Это Пол.

Мы подъезжаем. Да, он тут. Господи, вы только посмотрите на это! Джо, привет! Как вы? Неплохо. Спасибо, что приехали, мы это ценим. Да я просто сидел там сзади. Это Дэвид, ассистент Майкла. Рад встрече. Здравствуйте. Пойдемте внутрь, найдем Майкла. Все будет хорошо. Пойдемте к Майклу, мистер Гриффин. Посмотрите, какая лестница. Как будто Бетт Девис сейчас спустится по ней. Я бы сюда переехал. Все это ваше на 1 день. Мы приготовили вам комнату наверху. Пойдемте, познакомимся с командой. Джо, вы знакомы со Стефани? Не знала, что вы будете здесь, рада вас видеть. Я тоже. Джон, видеотехник. Рад встрече. Мартин, оператор. Ну, вот ты и здесь, приятель. Полноправный член звездного общества "Жертвы жизни". Люди, живущие с ослами, сиамские близнецы, слоноподобные тетки, не способные встать со стула, а теперь и ты. Я знаю, как это может выглядеть. Но они все милые люди. И у все их есть опыт в таких делах. Фиона отведет вас наверх. Нам сюда. Вы починили тот тостер? Когда мы в прошлый раз говорили по телефону, вы вроде бы чинили тостер, да? А, ну да. А вот и комната. Роскошная, да? Тут можно курить? Ээ. ну да. Там, на балконе. Принести вам чаю или кофе? Чаю, если можно. Молоко? Сахар? Да, молоко и 2 кусочка сахара. Спасибо. Не за что. Как вы? Я в порядке. Хорошо. Большое спасибо, что приехали. Да ничего. Как вы себя чувствуете? Да я в порядке, в порядке. Тут все только на вас и смотрят? Ну да. Хорошо. Я знаю, это будет тяжелый день для вас. Но мы сделаем все от нас зависящее, чтобы. Чтобы все было так, как вы хотите. Так что, если есть какие-нибудь просьбы, вопросы, если вас что-то беспокоит, просто скажите нам, хорошо? Мы здесь ради вас. Хорошо. Нам очень важно, чтобы вы нам сказали, если что-то будет не так. Фиона вам объяснила формат передачи? Вкратце расскажу вам, как пройдет день. Для начала вам нужно обвыкнуть здесь. Почувствовать себя комфортно. Тут есть кто-то, с кем я бы мог расслабиться? Потом, в какой-то момент гримерша. Ну, понимаете. Поработает с вашим лицом. Иногда бывают отблики на коже. Это займет всего несколько минут. Потом, когда будете готовы, мы вас немного поснимаем. Прямо здесь. А потом, примерно в полдень, если все будет в порядке, мы спустимся. Вы ведь уже видели ту комнату, да? Хорошо. И еще: в свете вашей встречи с ним, важно помнить. помнить нам всем, чего мы хотим добиться с помощью этой программы.

Ну да. Я понимаю, чего вы хотите. Пожми ему руку, и мы все сможем разойтись по домам. Последнее, чего я хотел бы это завести вас в в те дебри подсознания, куда вы сами бы не хотели попасть. Но с другой стороны, нам всем важно понять ваши эмоции. Понимаете, о чем я? Да, да. Понимаю. Знаю, это тяжело. Поэтому я и не хочу заходить слишком далеко, но я хочу, чтобы вы правдиво рассказали о своих чувствах. Я просто хочу, чтобы вы были самим собой. Майкл? Простите. Да, я уже иду. Знаете, этот день очень важен для нас всех. Я даже не могу выразить насколько он важен с точки зрения. С точки зрения того, чем мы занимаемся. Это вопрос, ответ на который мы все хотим узнать. Правда и примирение. Что поставлено на карту? Возможно ли это? Вот и все. Я закончил. Я могу пожать ему руку, Майкл! И я могу изображать жертву. Я могу делать это одновременно. Но я уже принял другое решение. Примирение? Да вы себе даже не представляете. Рукопожатие? После того, как он убил моего брата? После того, как меня в этом обвинили? После 33 лет? Кто я, по-вашему? Клоун? Этот ублюдок заслужил право быть зарезанным. Правда и примирение? Я собираюсь отомстить. О, здравствуйте, я Вика. Джо. Как поживаете? Ваш чай. А, да. Спасибо. Я практикантка. Практикантка? Ничего, если я там покурю? О, нет, нет. То есть, да, конечно. Пойдемте, пойдемте! Вот, возьмите мою. Да нет, у меня. Да нет, берите. Спасибо. Благодарю. Побудьте со мной, выкурите сигаретку. Спасибо, но мне. Я звезда шоу, вы должны делать все, что я скажу! Да, меня прислали присмотреть за вами. Это замечательно! Все присматривают за мной! Они даже беспокоятся о моем тостере. Так вы практикантка? Да. Я тут хожу и делаю все, что велят. На побегушках, значит. На побегушках? Нет, нет! Практикантка. Так гораздо лучше. Одним прекрасным утром ко мне пришла Фиона. Сказала, что работает в программе "Один на один". Она была вся такая шикарная и милая, ее голосок разносился повсюду. Даже погода стала лучше. И каждый раз, когда она смотрела, она мне улыбалась. Улыбнулась бы она мне, если бы я подсел к ней в пабе? Да она позвонила бы в полицию! Черт, я бы тоже позвонил! И вот смотрите, во что я вляпался. Может, это даже хорошо, что вы здесь. Ну да, может. Откуда вы? Владивосток. Из Владивостока в Белфаст? Вашу семью, что, преследует проклятье? Мне здесь нравится. Мне здесь тоже нравится. И вы мне нравитесь! Так вот, она сидит на моей кухне и говорит: Это важная программа о людях, которые стали теми, кем они стали. Или что-то вроде того. Потом она сказала, что это скорее о том, кем вы можете стать. Говорит: это то, что восхищает нас в этой программе. И в глазах у нее был миссионерских огонек. Это об исцелении. О примирении. А я ей говорю: что? Люди типа встают из могил? Нет, говорит, это уже воскрешение. А мы хотим, чтобы вы встретились с убийцей вашего брата. Один на один. Я не знаю. Дело было не в том, как она выглядела и что говорила. Я даже не слушал все то, что она мне там наговорила. Просто. Она была добра ко мне. Ну, я думаю. Но я-то не добрый! Я ненавижу доброту. И я не добрый. Я был когда-то добрым. Но не теперь. Моя беда в том, что все мои чувства плохие. О, его чувства! Они просто прекрасны! Он хладнокровно убил моего брата, но теперь посмотрите, кем он стал! Они его спрашивают: "Каково это убить человека?" А он отвечает: "Ну-у, понимаете." И он заново начинает нести всю эту чушь. Но приглядитесь он же просто лжец! Он знает, что они обожают пожимать руку убийце. Там с ним есть кто-нибудь? О, да-да. Это важно. Что бы он ни говорил о своих чувствах, он будет зол. По-настоящему зол.

Эта злость может вырваться наружу. Да, я понимаю. Вы должны быть готовы остановить съемку в любой момент. Мы же не цирковые обезьянки. Нет. Конечно, нет. Я понимаю, что вы должны снять программу, но самое главное это то, что будет с ним. Да, разумеется. Вы должны убедиться, что не нанесете ему вреда. Он будет говорить им о прощении, а они будут считать его надеждой этого мира. А знаете, о чем он будет думать? "Сделай все правильно, и сможешь оплатить свои чеки на 20 лет вперед." "Я смогу рассказывать об этом дне еще 20 лет." "О том, как я встретился лицом к лицу с братом моей жертвы." "И как это стало последним актом в моем путешествии к чудесному искуплению." "Слушайте меня, это ваш путь к спасению, НДС входит в стоимость." "И, получив их чеки, я буду говорить для всех несчастных этого мира." "Я исцелю их своим словом." "И я никогда не вернусь на фабрику по производству картонок для яиц!" Человек трижды выстрелил моему брату в голову. И теперь живет, как ни в чем не бывало. А что делать мне? Пожать ему руку или убить его? Это не принесет ему ничего хорошего. Так точно! Но и вам тоже не принесет. Это будут мои пять минут рая! Как это может не принести мне ничего хорошего? Джо, все порядке? О, да, все хорошо. Они там сейчас готовятся к съемкам внизу, а потом мы можем начать, хорошо? Кэти может заняться вашим гримом? Да, конечно. Привет, Джо. Я Кэти. Все хорошо? Я в порядке. Вот и славно. Присядьте вон туда. Отлично. Я просто хочу убрать блики с вашей кожи. Черт, блики? Так, Алистер, камера работает, так что просто начинайте.

Что насчет меня. Думаю, для того чтобы судить о том, кем я стал, вам нужно узнать, кем я был. В 14 лет я связался с криминальными группировками, а в 15 вступил в ОДС, Ольстерские Добровольческие Силы. Ситуация в то время. Стоп. Простите, все было хорошо, просто у нас тут шумы. Но все было прекрасно. Порядок? Итак, давайте начнем заново. Камера. Начинайте, Алистер. Думаю, для того чтобы судить о том, кем я стал, вам нужно узнать, кем я был. В 14 лет я связался с криминальными группировками, а в 15 вступил в ОДС. Не забывайте, в то время на улицах каждую неделю бушевали мятежи. Каждый день взрывались самодельные бомбы. И это только в нашем городе. Когда вы приходили домой и включали телевизор, вы видели, что такое творилось в каждом городе. Мы как будто были под колпаком. На улицах убивали отцов и братьев наших друзей. И у всех было чувство, что надо что-то делать. Это касалось нас всех, и надо было что-то делать. Тут важно запомнить. и понять такую вещь, как мышление. Как только вы встаете на путь террора, вступаете в организацию, в группу, ваш разум закрывается. Вам начинает казаться, что только ваша история важна. Не их история, католиков, а ваша. И что это только ваших друзей убивают. Только они страдают. То, что так же убивают католиков, вас это не волнует. Так что, когда я пришел к Сэмми, нашему местному командиру, и сказал, что хочу убить католика, для меня это было в порядке вещей. Для меня это было разумно, нормально, честно и правильно. И еще это было легко. Когда я подошел к тому дому, на улице был мальчик. Я не ожидал, что он там будет, но он там был. Я только мельком взглянул на него, ведь у меня было дело, которое надо было делать. Но если бы я знал, что он брат Джима, Я бы и его пристрелил. Вот такое у меня было мышление. Одним больше, одним меньше ну и что? Вот таким я был. Мне было всего 17. С малых лет я видел, как мои люди борются. Ты встаешь по разные стороны баррикад со своими друзьями еще в детстве. Но мы уже не бросались камнями мы стреляли друг в друга. Все, что я хочу сказать, это то, что общество должно прекратить доводить людей до точки, где они собираются в группы. Потому что, когда они подходят к этой точке уже поздно. Уже никто тебя не остановит. Никто не изменит твое мышление. Как только ты в деле, ты готов на все. Ты убьешь любого с той стороны, потому что это будет правильным. Как только человек вступает в такую группу, общество теряет его. И все, что ему необходимо услышать, это голоса с его стороны, которые скажут ему остановиться. С моей стороны не было голосов. Никто на моей стороне города. Никто из моего окружения. Никто не сказал мне ничего кроме того, что то убийство было верным. И только в тюрьме я услышал тот, другой голос. А теперь мусульмане, знаете, такие же мальчишки, как и я тогда. Им тоже теперь необходимо услышать те голоса, которые заставят их перестать думать, что убивать хорошо.

Нужно чтобы их собственные люди сказали им "Нет". Вот откуда они должны услышать это.

Вот куда я вкладываю деньги, пытаясь сделать так, чтобы эти голоса были слышны в каждой мечети в стране. Когда я пришел домой, мои родители смотрели ТВ. И там сказали, что человек, в которого я стрелял, умер. Я был так восхищен, просто не мог дождаться когда получу поздравления. Должен был придти Сэмми. Мы должны были на улицу и гордо пойти в бар. И все должны были встать и аплодировать мне.

Для этого я бы пристрелил любого. Вот поэтому я хочу сказать всем, кто меня слышит, чтобы они прекратили заставлять парней вроде меня думать, что убивать невинных порядочных людей хорошо. Алистер, на что вы надеетесь, когда он придет сюда? Все что я могу это быть честным с ним. Это самое трудное, но он заслуживает, чтобы я был честен с ним. Прекрасно. Просто фантастика. Спасибо, это было отлично. Когда он придет сюда. Как думаете, устроят ли его ваши извинения? Майкл, Майкл. Он не хочет слышать моих извинений, не хочет, чтобы я просил прощения. Примирение не стоит на повестке дня. Он здесь не ради этого. Он здесь, и я здесь, так что он будет противостоять мне. Эй, Джо! Вот вы где. Можно я прикреплю вам микрофон? Куда вы хотите его прикрепить? Ну что, вы готовы? Мне нужно установить его здесь. Только не с этой стороны. Как вы? В порядке. А если сюда? Так лучше? Спасибо. Уверены? Да, хорошо. Поставим вот сюда. Ну, вот и все. Хорошо. Сейчас мы должны спуститься вниз.

Оператор будет снимать вас, не смотрите в камеру. Да, идем вниз. Потом, когда войдете в комнату, широко распахните двери. Хорошо? За вами войдет оператор, и кто-нибудь закроет за ним двери. Точно? Да, я понял. Мы готовы. Хорошо. Тишина, пожалуйста! Снимаем! Джо, как только будете готовы. Простите, я споткнулся. Простите, Джо, такое бывает. Боюсь, придется начать заново. Давайте повторим: спускайтесь по лестнице, потом идите в комнату. Простите, Джо.

Спасибо. Так, парни, давайте отрепетируем все, пока не получится хорошо. Потом начнем заново. Можно мне воды? Побудь с ним. Опять присматриваете за мной? Хочу сказать. Надеюсь, все будет хорошо. Кажется, он хороший человек. Мистер Литтл. Вы его видели? В Белфасте. Я была у него. Я не знал. Мне нужно было кое-что ему доставить. Домой? И вы заходили к нему? Где это было? В центре. Рядом с автомагистралью, многоквартирный дом. У него там квартира? Да, квартира. И он впустил вас, да? Я недолго там была. И как там? В квартире? Да, как там? Было. холодно. Пусто. Пусто? Не похоже на дом. Не очень радостное место. Мне там не понравилось. Он там был один? И он вам понравился? О чем он говорил? Об этом. Об этой встрече. И что он сказал? Он волновался. Ну разумеется! Беспокоился о вас. Джо, мы ждем вас. Что вы. Можно я докурю? А, ну да. Конечно. Беспокоился обо мне? Что это значит? Ну. Он сказал, что думает, что это будет болезненно для вас. Так и сказал? Болезненно? Да. Трудно. Болезненно или трудно? И то, и другое. А что насчет него самого? Что он говорил о себе? Он не говорил о себе. Но выглядел он расстроенным. Расстроенным? Я не уверена, но. Я не знаю точно, но, вроде бы да. Как будто, он не может простить себя за то, что сделал вам. Как бы это сказать. Сломленный. Сломленный. Так что. Это к лучшему, что вы встретитесь. Я так думаю. Джо, мы ждем вас. У нас все готово. Надо покончить с этим. Все в порядке? Вы в порядке? Джо, дайте я тут поправлю. Отлично. Тишина, пожалуйста! Снимаем. Хорошо, Джо, мы готовы. Как только начнете. С вами все хорошо? Я не хочу, чтобы там были камеры. Я знаю, это трудно. Вам надо убрать их! Но они должны быть. Нет, не должны! Джо, давайте это обсудим. Я не хочу, чтобы вы снимали, когда я встречусь с этим человеком! Но мы же договорились. Мне плевать! Я понимаю, но там должна быть камера. Хотите поговорить со Стефани?

Стефани?

Джо, они сейчас будут готовиться, так почему бы нам не пойти наверх и. Я уже был наверху, чтобы спуститься оттуда! Я вам не чертов пони! Я встречусь с ним! Я хочу этого! Но я не хочу, чтобы вы снимали! Я понимаю, Джо, но, думаю. Джо, все, что мы сейчас можем. 33 года этот мальчик жил в моей голове, стоял там, смотрел на меня, никогда не оставлял меня в покое. Никогда. Каждое утро он ждал меня, и я знал, что он будет там вечно. Я не знаю, что еще сделать. Как примириться с этим. Я уже все испробовал. Говорят, время лечит. Так все говорят обо всем. Но с годами все становится сложнее. Об этом никто не говорит. Я могу вам чем-то помочь? Как думаете, почему он не вошел? Испугался? Думаете, он действительно хотел встретиться? Думаю, он хотел убить вас. Извините, мне нужно идти. Виновен, если смеюсь. Виновен, если пью. Виновен, если забыл. Как прожить день?.. Чем заняться? Я просыпаюсь. Я выхожу. Но куда идти? Он всегда там. В моей голове. И я не знаю куда идти. Чем заняться после всего этого. И всем все равно. Я знаю, как обо мне думают некоторые.

"Он убил нескольких католиков в свое время, а теперь убивает себя самого." "Он защищал свою общину." "Вышел на свободу после Белфастского соглашения, и теперь на вершине мира, продолжает жить, как и раньше, его друзья присматривают за ним, гордятся его победами." "Если бы я был с ним тогда, если бы поддержал." "Вот, что нужно было сделать. Передайте ему, что я с ним." Это не мой ответ.

Знаете, что я отвечу? "Он проводит встречи по всему миру, помогая людям жить с тем, что они причинили жене, ребенку, незнакомцу, соседу, жить с насилием, которое всегда внутри нас." Но я не могу помочь самому себе. Порой мне кажется, что я превратился в проповедника. И сошел с того пути, который выбрал для себя. Следующая станция Лурган. Как дела? В порядке. Удивительно видеть тебя здесь. Можешь передать это Джо Гриффину? Как Томми? Хорошо. Он ждет эту записку? Он может не взять ее, но я ее ему передам. Я ценю это. Спасибо. Черный чай, пожалуйста. Без проблем. Привет, Лиам. От кого это? От Шона. Что это? Письмо. я в Лургане, если ты готов встретиться. Алистер Литтл. Я поеду? Что ты сказал? Я могу ехать? Ты отвезешь девочек, Джо? Девочек? К Мэрион. Ты сказал, что отвезешь. К Мэрион. Ах, ну да, да, я отвезу их. Они уже готовы ехать. Что это? Что случилось? Литтл вернулся. Он хочет встретиться. Ты не будешь с ним встречаться! Ты не будешь звонить ему! Я не буду звонить, я убью его! Может, он хочет покончить с этим. Давно пора. Надо было попросить Шона помочь! Заткнись! Джо, не делай этого! У меня будут мои пять минут! Пошел ты. Хватит. Я еду в Белфаст и никогда больше не вернусь. Так что я расскажу, что тогда произошло. Нам сказали, что одному из протестантов угрожали. говорили, что застрелят, если он не уволится с каменоломни. Я спрашивал кто из католиков там работает? Кто-то сказал Джим Гриффин. Я сказал: "Передайте ему, что я застрелю его, если он не уволится." Я знал, что он и так собирался уйти оттуда, но для меня не было разницы. Я принял решение. Я был готов на все, готов убить кого угодно. Я хотел. стать кем-то. Хотел зайти в бар как мужчина. Встать во весь рост и услышать аплодисменты от людей, которые для меня что-то значили. И я услышал их. И это было здорово. Избавься от меня, Джо. Когда проснешься, пусть в твоей голове будут твои дочери, Иди домой и скажи им, что убил меня, что я ушел навсегда, что меня больше нет, я ничто. Иди и скажи им, что живешь только ради них. Я никогда не делал ничего подобного. Не говорил. Так что. Я не знаю что сказать и как это сказать. Я не знаю слов, которыми вы говорите. Я купил сандалии, потому что видел это в кино. Они там сидели кружком, в сандалиях. Потом я вспомнил, что это была комедия. Но, в конце концов, я пришел сюда, вошел в эту дверь. Я хочу, чтобы у моих дочерей был отец, которым они могли бы гордиться. Вот и все. Вот и все. Да, вот и все. Все закончилось. Все закончилось.

Все закончилось. Все закончилось. Алистер Литтл? Это Джо Гриффин. Мы в расчете.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я расслабляюсь, только когда занимаюсь этим.

Он пришел в себя? >>>