Христианство в Армении

Сильные ноги, напряженный живот, положительное умственное отношение.

Жером Анже Серена Отьери Жанна Балибар Жан-Клод Бриали Кристофер Буххольц Эмерик Демариньи Гийом Депардье Жюли Депардье Жан-Клод Друо Элен Фильер Жюли Гайе Чеки Карио Анна Мальро Ана Катерина Морариу Эрик Рюф Джузеппе Солери Жак Списсер Бруно Тодескини Элен Венсан Орельен Вийк Малик Зиди Анди Жийе Лин Рено Элен Дюк Лука Барбарески Клод Риш А также Жерар Депардье Автор сценария Анн-Мари Катуа Оператор Эннио Гуарньери Художник Филипп Дрюйе Композитор Брюно Кулэ Продюсер Жан-Люк Азуле Режиссер Жозе Дайан ЖЕЛЕЗНЫЙ КОРОЛЬ Франция, 1307 год При Филиппе Красивом "железном короле" народ великой Франции был несчастен. Все трепетали пред этим невозмутимым и жестоким монархом. Ваше Величество. Некогда вы оказали честь Ордену Тамплиеров, вверив ему казну королевства. Но вам было угодно забрать ее. В ней есть неотложная нужда. Надобно содержать армию, охранять границы, держать баронов в узде и платить шпионам во всех провинциях. Как видно, их становится всё больше. Для поддержания порядка в королевстве. Ангерран, изложите Великому Магистру, чего мы ждем от него. Мессир де Моле, королевство нуждается в годовом обеспечении. Его Величество желал бы получить аванс от Тампля. Я бы рад вам услужить, сир, да боюсь, не смогу. Отчего же, Моле? Оттого что мы сомневаемся в погашении долгового обязательства. Через год! Я не уверен, сир. Вы радеете о величии королевства, а народ голодает. Больше из него не вытянуть. И это мешает вам выполнить наше требование? У Тампля есть иные обязательства, помимо ваших, сир. Вы рассуждаете, как ростовщик, Нет, сир, как первый рыцарь и хранитель ордена. Тампль весьма далек от рыцарства.

Разве вы по сей день печетесь об охране святых мест, для чего были созданы? Разве совершаете паломничества? Вы даете деньги в рост и являетесь хранителями лишь собственных сундуков. Сир, перед вами Великий Магистр суверенного ордена. Во Франции, мессир, лишь один суверен, и ваши прочие обязательства мало его заботят. Ногарэ, что говорит голодающий народ о тамплиерах? Говорят, что тамплиеры завезли чуждые обычаи с Востока. Что поклоняются неким идолам. Что меж ими процветают порочные связи. А более всего говорят, что рыцари ордена позволяют себе такие излишества, что даже Его Святейшество обеспокоен. Что вы на это скажете, мессир де Моле? Это бесстыдная ложь, сир! До меня уже доходили подобные слухи, и я их опроверг. Само собой, не всех моих тамплиеров можно назвать святыми. Стало быть, вы не умеете держать их в руках! Во всяком случае, управляете без должной твердости. Мы поможем вам восстановить надлежащий порядок.

Итак, каков же будет ваш ответ? Не могу, сир. "Именем Его Величества короля, мы, Гийом де Ногарэ, Хранитель объявляем арестованными Великого Магистра де Моле, членов его совета, а также прочих рыцарей Ордена Тамплиеров по всему королевству!" Семь лет спустя Она у меня в руках, Лормэ! Вот увидишь! Не подобает моей тетке Маго жить в хоромах, которые строил еще мой дед. Здесь должен жить я! Будете, монсеньор. Будете непременно.

Давайте без околичностей, племянник. Я терплю ваше присутствие за моим столом и в моем доме единственно по просьбе короля. Уж не знаю, как вам удалось уговорить его устроить нашу встречу. Вам, тетушка, свойственно видеть бог знает какие интриги за вполне дружеским визитом. Насколько мне известно, вы приехали мириться. Что ж, приступайте, дорогой племянник. У нас были разногласия, тетушка. Что верно, то верно, дорогой мой. И они, если помните, разрешились не в вашу пользу. Забудем прошлое, настоящее куда страшнее. Бароны Артуа решили объединиться против вас. И кто их надоумил? Стоит какому-нибудь барону пойти против меня, или горожанам взбунтоваться против поборов вы тут как тут! Гнусная клевета! Так вы явились предложить свои услуги? Более того, тетушка. Помощь и дружбу! Без меня вы не сможете сохранить Артуа! Бунт нарастает. Лишь вместе мы одолеем его! С каких это пор ты так печешься обо мне? Ты же вечно оспаривал право, данное мне твоим отцом! Мой отец и ваш брат умер прежде вашего отца, и вы этим воспользовались! Мне по праву положено быть хозяином земель и богатейшим бароном Франции! Все тяжбы ты мне проиграл. Вы продали двух дочерей королевским сыновьям, чтобы похитить мое наследство! Уступили Бургундию за Артуа! Вы базарная торговка, и больше никто! Король Филипп просил тебя принять, а ты теперь идешь против него? Беатриса! Племянница Тьери д'Ирсона, моего советника, столь ненавистного тебе. Первая дама в моей свите. Ты всё слышала, не так ли? Да, сударыня. Я стояла за колонной, как всегда. Стало быть, дядюшке мало царствовать в ваших покоях, он и племянницу усадил рядом с кроватью! Завидую вам, сударыня, хотя и опасаюсь за Артуа! Опасайся лучше за себя. Король очень скоро узнает, как ты его чтишь! На сей случай у меня есть свидетель, готовый подтвердить твои прискорбные высказывания! Я уничтожу вас, тетушка! Вы оставили мне жалкий клочок земли в Конш, но я заберу у вас весь Артуа! Клянусь памятью предков! Волчонок, дикий и шкодливый! Куда ему до меня. Сам себя погубит своим глупым рвением! Слишком уж вспыльчив, но какой красавец! Это всё, что досталось ему в наследство! Старая сука! Казна вновь пуста. А золото тамплиеров? Оно служило интересам государства целых семь лет, с момента их ареста до нынешнего дня.

Больше не осталось ничего. А евреи? Мы их уже дважды обирали, новый поход едва ли что-нибудь даст. А фальшивые монеты? Мы с этим и так переусердствовали. И что вы предлагаете, Мариньи? Ломбардцев, сир. Нам слишком дорого обходится их право на существование. Ныне они стали банкирами церкви и короны. У тамплиеров была хотя бы дурная слава, у ломбардцев ее нет. Нет, так будет, Ваше Величество. Это мы устроим при необходимости. Поторопите суд над тамплиерами. Мы воспользуемся им в наших интересах. Признавайся! Признавайся, что для вступления в орден надо было плюнуть на крест. Признавайся, что вынуждал послушников трижды отрекаться от Христа. Скажи: " Признаюсь!" Признаюсь! Признаюсь! Уведите! Признавайтесь! Признавайтесь, Моле, что для вступления в орден надо было плюнуть на крест. Признавайтесь, что вынуждали послушников трижды отрекаться от Христа. Скажите: " Признаюсь!" Да, признаюсь. Надо под ноги смотреть, сударь! Вы едва не наступили на собак! Перед тобой король, невежа! Чьи такие знатные борзые? Моего дядюшки. Банкира Толомеи. Я совершил оплошность, дядюшка. Но ведь я только что приехал и никогда не видел короля.

Откуда мне было знать, что это король? Твоя выходка могла нам дорого обойтись, милый Гуччо. У нас, "ломбардцев" , как они выражаются, здесь немало недругов. И прежде всего, Мариньи, который только и думает, как бы пересыпать наши деньги себе в карман. Откуда взялись эти собаки, Бувиль? Банкир, мессир Толомеи, прислал их Вашему Величеству. Он просит принять их в знак его нижайшего поклонения. Бувиль, вам хорошо известно, что король не принимает подношений! Мессир Толомеи просил передать Вашему Величеству, что раз его борзые коснулись столь могущественной особы, он более недостоин держать их у себя. Ловок банкир! Это, несомненно, повысит шансы ломбардцев. Повсюду болтают, что монсеньор д'Артуа строит против вас козни, а его сторонники во Фьеннэ и в Комонэ пророчат ваше поражение. Шах и мат! Вперед, на штурм! Маго! Маго! Замок, что ты у меня украла, станет твоей могилой, тетушка! Еще солнце не взойдет, как я плюну на твой труп, Маго Бургундская! Робер! Позор моего рода! Бесчестье рода Сен-Луи! Ты сдохнешь, Робер! Я убью тебя своими руками! Моя месть настигнеттебя даже в аду! Очень похоже. Что скажете, дети мои? А вы, брат мой? А вы, Ногарэ? Вы полагаете позволительным обращать нас в тряпичных кукол? Я полагаю, что королевское величие не должно сносить оскорблений. Моим невесткам пришла в голову блажь поставить спектакль, который я не желал бы видеть ни здесь, ни где-либо еще. Лишь моя глубокая привязанность к ним не дает мне взять вас под стражу. Убрать эти тряпки с глаз долой! Обрати внимание на эту даму, чтобы впредь не попасть впросак. Мне бы такую невесту!

Она не невеста, а невестка короля Франции. Маргарита Бургундская, королева Наварры. Будущая королева Франции. Что же ей тут понадобилось? Чем лучше мы храним тайны власть имущих, тем сохраннее деньги, что мы им даем. Не забывай об этом, мой мальчик. Маргарита играет мною. Вы увлеклись, друг мой! Милости кузины не дают вам права забывать, кто она! Сказать по правде, ваш брат Готье куда любезнее вас. Но с ним и обходятся куда любезнее. Сударыня, не соблаговолите ли передать несколько слов кузине? Попросите мою сестру Бланку. Я не желаю вмешиваться в ваши дела. Это плохо кончится. Но не можете ли хотя бы отправить меня с поручением к королеве Наваррской? Мессир д'Онэ, мне казалось вы берейтор моего супруга, а не лакей моей кузины. Ну ладно, не хмурьтесь. Куплю ей в подарок несколько безделиц, а вы отнесете их Маргарите. Жанна, отчего бы тебе хоть раз не воспользоваться случаем? Среди наших мужей твой отсутствует чаще других. Я люблю Филиппа и любима им. Это счастье превыше всех ваших "случаев". Откуда тебе знать, ведь у тебя ни разу не хватило смелости попробовать? Уж лучше оставаться в неведении. Даже будь у меня такое желание, я бы не смогла так ловко выкручиваться, как ты. Толомеи! Дайте же вас обнять, дорогой вы мой банкир! Каким благим ветром вас занесло ко мне? Бурей! Ураганом! Вы мне так нужны! Я или мои деньги? Оставь нас, Джузеппе, ступай. Так вы не дадите мне в долг? Отчего же? Монсеньор, не вынуждайте меня напоминать вам о ваших прежних долгах! Я помню! И все отдам до последнего су! Как только верну себе графство! Кстати, о долгах, мессир. Разве не я помог вам провернуть несколько удачных сделок? Кто семь лет назад сообщил вам о неминуемом падении тамплиеров и посоветовал занять у них золота, которое не пришлось отдавать? А кто предупредил о чеканке фальшивых монет? Согласен, согласен.

Благодаря вашей близости к монсеньору де Валуа вы порой давали мне ценные деловые советы. Но увы. Что "увы"?

Увы! Ваши милости уже не покрывают сумм, которыми я ссудил вас. Хватит вилять, мессир! Мне надобны триста ливров для путешествия в Лондон! Монсеньор намерен совершить сей вояж? Я знаю тайну, которая может погубить не одного вельможу! И я открою ее моей кузине, королеве Изабелле. Отчего же английской королеве, а не французскому королю? Оттого что французский король мне не поверит! Государыня! Ваш сын заговорил! И что же он сказал? Он топнул ножкой и сказал: Слово, достойное короля. Коль скоро он начал говорить, впредь обходитесь с ним без сюсюканья. Больше никаких "пап" и "мам" , пусть запомнит слова "король" и"королева".

И внушите ребенку, что он не только англичанин, но и француз. Монсеньор Робер д'Артуа. Кузина! Как вы быстро поспели, дорогой кузен! На море было спокойно? Отнюдь, государыня! Мы попали в страшный шторм. Я уж было приготовился переселиться в мир иной и начал каяться в моих прегрешениях. Но, увы, их оказалось так много, что я не успел перечислить и половины, как мы прибыли. Так что покаяний мне хватит на обратный путь. Трое ваших братьев отрастили рога! Они рогаты, как последние мужланы! У вас имеются доказательства? Имеются. Из ларца Маргариты пропало несколько украшений. Она втайне носит их к ломбардцу, дабы делать подарки своему любовнику. Свет в старой Нельской башне не гаснет ночи напролет, притом как раз тогда, когда ваш брат в отъезде. Бланка, а порой и Жанна навещают там свою кузину. Двор молчит, а простолюдины уже судачат! Если вы говорите правду, я не потерплю, чтоб моя семья стала предметом насмешек! Узнайте имена их любовников. А я сама отправлюсь в Париж и положу конец позору! Видели б его ваши невестки, кузина. Барон Мортимер сумел бы их поставить на место. Он чтит корону и священные узы брака.

Вы говорили об этом Его Величеству? Меня не слишком жалуют при дворе после тяжбы, что я проиграл тетушке Маго. Стало быть, вами движет не что иное, как месть? Само собой, государыня, мною движет именно месть. Коль скоро они сами дали мне орудие в руки, как же мне не отомстить за то зло, которое мне причинила их мать! Они и вас ненавидят. За что? Ясное дело: завидуют. Однако участь моя вовсе незавидна. Надо же! Король Эдуард все еще увлечен строительством! Он увлечен не строительством, а строителями. Кому нужна королева, если король не любит ее? Я продолжила династию, теперь Эдуард не подходит ко мне. Если он случайно оказывается в моих покоях, я холодею от стыда. Прекрасная кузина! Возможно ли, чтоб эти губы, это тело. За то, что так опрометчиво отвергает король, другие благодарили бы небо! Если вам нужен друг, Изабелла, я у ваших ног! Нет, Робер, я не совершу того, за что осуждаю невесток. Я не хочу и не должна. И раз уж мне пришлось принести такую жертву.

Их надо покарать. Покарать жестоко! Будьте у меня завтра. Я помогу вам изобличить их. Эти кошельки подойдут и мужчине, и даме. Передайте их моим невесткам втайне от короля и мужей, якобы в знак моей дружбы. Держу пари, скоро они окажутся у прохвостов, которые нам пока неизвестны. Это все новости, что вы привезли мне из Франции, кузен? Я также привез послание от вашего дяди Валуа. Последние тамплиеры будут осуждены, и боюсь, как бы вашему крестному Жаку де Моле не вынесли смертный приговор.

Быть может, вы напишете королю и попросите его о милосердии? Решение моего отца неоспоримо. Как вы сейчас на него похожи! На кого? На короля, вашего батюшку.

Дайте мне знать, когда потребуется мое присутствие во Франции. Прощайте, кузен. Откуда у тебя этот кошелек? Это подарок. От короля Наваррского? Мой супруг никогда не отличался щедростью. Это подарок мужчины, и притом небедного! От кого? Я желаю знать! Обожаю тебя, когда ты в бешенстве! На! Возьми! Я дарю его тебе! Мне прислала его родственница, ревнивый глупец! Такие же получили Бланка и Жанна. Будь это залогом любви, стала б я его дарить? Таковым он сделался лишь теперь, в твоих руках. Не желаю, чтобы мой красавец получил меньше даров любви, чем твой. Матушка, по-моему, разумнее было бы сделать окно на юг. В Эдене зимой такая тьма. А если глаза мне не лгут, зодчий намерен поставить замок окнами на север. Мошенник этот зодчий! Окнами на север! А ты наблюдательна, дочь моя. Надолго ль вы намерены задержаться в Мобюиссоне? На две-три недели. Чем скорей мы уедем, тем лучше. Воистину, унылое место. Пока вы здесь, советую вам пореже бывать у кузины Маргариты Бургундской. При дворе о ней ходят недобрые слухи. Я не смогла сделать вас королевами, под стать Маргарите, но выдала за сыновей короля. Слабое утешение для меня, зато великое благо для вас. Не так ли, Жанна? Истинно так, матушка. Я каждый день благодарю за это Бога. Богтут ни при чем. А ты что молчишь, Бланка? Карл заботливейший супруг! Грешно желать большего! Так поторопитесь продолжить их род. У Артуа всегда были отменные утробы. Плодородные и верные. А это откуда? Не похоже на тебя, ты никогда не была кокеткой.

Дар королевы Изабеллы, в знак нашей дружбы. Такие же точно получили Бланка и Маргарита. Золовка предлагает вам дружбу? Я рада этому. Ну, ступайте, дочери мои. Не годится опаздывать к королю. И помните мои советы. Вначале мы рассчитывали схватить пятнадцать тысяч тамплиеров. Но многим удалось ускользнуть от нас. По моим сведениям, некоторые из них уже создали тайный союз. Ныне четверо должны ответить за остальных! Семь лет я ждал этого часа, семь лет трудился днем и ночью! Более всего хлопот было с мессиром де Моле. Как только Великий Магистр будет приговорен, прочие не дерзнут поднять голову. Мы по вашу душу, мессир.

Великий Магистр Жак де Моле на допросах признался в святотатстве, колдовстве и заговоре против Папы и государя. Принимая во внимание то, что обвиняемые признали свою вину, приговариваем их к заточению до конца дней, пока не вымолят они прощения покаянными слезами.

Во имя Отца. Протестую! Протестую против несправедливого приговора! И заявляю, что вменяемые нам преступления чистейший вымысел! Вы же признались на допросе. Под пытками! Я виновен лишь в том, что испугался ваших угроз и истязаний. Теперь же, перед Богом и перед людьми я заявляю о святости нашего ордена! Но вы сознались в ереси. Под пыткой! Я беру свои слова назад! Мы пали жертвами ваших козней! Перед Богом говорю: мы невиновны! Всякий, кто утверждает обратное, бесстыдно лжет. Великий Магистр и проповедник из Немура объявлены вероотступниками. Церковь отвергает их и предает в руки короля. Теперь вы, сир, можете покарать их, не обращаясь к Папе. Полагаю, это к лучшему. Что я слышу, сир, брат мой? Мессир де Мариньи полагает, что это к лучшему. Любопытно, когда он наконец поймет, как всё плохо? Народ проклинает прелатов, судей, даже вас, брат мой! И всё это к лучшему! Насколько мне известно, мнения народа разделились. Разделились? Да одно это уже скандал! Кого волнует мнение народа? Вас, мессир де Мариньи? Или, по-вашему, народ, из которого вы сами вышли, имеет право решать судьбы Франции?! Если бы благородные вельможи, среди коих вы, монсеньор, благороднее всех, несколько умерили свои аппетиты, властям не пришлось бы опираться на народ. Хороша опора! Сир, я в ужасе, что из пустой прихоти была уничтожена главная сила королевства! Без ордена, прибежища рыцарей, с кем пойдете вы в новый крестовый поход? Крестовые походы не в духе времени, монсеньор. Нам удалось усмирить рыцарство. Теперь уже ни к чему гнать войско за море, чтобы страсти улеглись. А как же вера, мессир? Золото тамплиеров наполнило казну гораздо лучше, чем долгие походы под знаменем веры! Это ли не ересь, мессир? Это забота о благе королевства. Луи, помолчите! Мне нужен лишь совет касательно тамплиеров. Иные темы нынче не обсуждаются. Совет? Что ж. Что ж, брат мой, пусть это дело завершаеттот, кто вел его столь усердно. Луи, ваше слово. Отчего не передать тамплиеров в руки Папы? Помолчите! Я в раздумьях, сир. Что скажете вы, Ногарэ? Впавших в ересь должна постичь заслуженная кара. Без промедленья. Брат мой, не забывайте, что Великий Магистр по титулу равен принцу крови. Отнять у него жизнь значит попрать уважение к царственным особам! Вечером Жак де Моле и Жофруа де Шарнэ будут сожжены на Острове Иудеев. Мятеж был публичным, такой же будет и кара. Мессир де Ногарэ составит приказ. Да будеттак. Повелеваю вам быть на казни, господа. Ломбардец, ко мне! Мы присутствуем при кончине рыцарства, племянник. Иди ко мне, любимый! Возьми меня, пока они не сгорели! Скоро вы предстанете перед Богом. Еще не поздно покаяться в своих прегрешениях. Похоже, мы тут задохнемся раньше, чем сгорят ваши тамплиеры. Это невыносимо! Смотрите! И до него добрался! Помолчите, Луи! Позор! Позор! Вы казните невинных! Позор на ваши головы! Господь вас покарает! Папа Климент! Рыцарь Гийом де Ногарэ! Король Филипп! Не пройдет и года, как я призову вас на суд Божий, и воздастся вам справедливая кара! Проклятье на ваш род до тринадцатого колена! Будьте прокляты! Прокляты! Надеюсь, вы довольны, брат мой? Я совершил ужасную ошибку. Надо было вырвать им языки перед казнью. Кто идет? Святые угодники! Да это ж первые красавцы двора, братья д'Онэ! Прошу вас. Что вы забыли в этой дыре, судари мои? Да так, прогуливались. Прогуливались? В полночь, по колено в грязи! Ах, молодость! Неугасимый любовный огонь в душе и в штанах!

А штаны-то у вас и снаружи украшены! Бесподобный узор, друзья, бесподобный! Едва ли вашего жалования хватит на такую красоту! Это фамильные кошельки. Семейная реликвия! Не эту ли семью вы навещаете по ночам в Нельской башне? Ну, да будет об этом. Выпьем за ваших прелестниц! Надо хранить честь дамы, с которой делишь ложе. Да поможет вам Бог! Но больше не бродите по ночам с таким богатством. Готов ссудить вам две тысячи Остальное после, как сбуду товар. Пресвятая дева, этой суммы мне вполне хватит! Однако хотелось бы. Понимаю. Вам бы хотелось, чтобы товары, конфискованные у тамплиеров и прибереженные для сбыта с благотворительными целями, не продавались во Франции? Само собой разумеется. Могли бы и не говорить. А вот мне бы хотелось кое-что уточнить. Ваш брат, мессир де Мариньи, в курсе дела? Сие не касаемо до светской власти. Что же до бумаги, которую вы просите подписать. Ее никто не увидит, кроме меня. Это вовсе не в моих интересах. Банкиры чем-то похожи на священнослужителей, монсеньор. Вы исповедуете души, а мы кошельки. И тоже чтим тайну исповеди. Вам лучше выйти здесь, монсеньор, дабы никого не встретить. Точь-в-точь как вы продиктовали. До сих пор ваш план казался мне вполне разумным. Но как вы передадите послание королеве Изабелле? Меня самого это тревожит. Моих людей все знают, а у Мариньи и Ногарэ повсюду шпионы. Они мне могут испортить всё дело! Мне нужен верный человек не из моего дома. Из моего, так будет спокойней. Я понял. Ну что ж, придется, видно, оказать вам еще одну услугу. Мой племянник, Гуччо Бальони. Люди Ногарэ пока его не знают. Хотя он уже успел отличиться. Вот вам и посланец в Лондон. Никто ничего не заподозрит: у нас там торговля. Красивый малый! Хорошо сложен, сухощав, тонкая талия и очи трубадура! Вылитый я, только худее да моложе. Представьте, я был таким же, но кто теперь об этом вспоминает, кроме меня? Не дай бог, его заметит король Эдуард, тогда ваш племянник так и останется при английском дворе. Однако, помимо письма, нужна доверенность, некий знак, монсеньор.

Вот! Передашь это королеве Изабелле. Она поймет. Что до ваших нуждзагляните в лавку, я распоряжусь. Да глядите, не проскочите мимо. Спасибо, что напомнил. Ты мне как отец родной, Толомеи! По возвращении из Англии заедешь в Нофль-ле-Вье, получишь старый долг с дворян де Крессэ. Прекрасные украшения, но нам они ни к чему. Мы не можем их купить, государыня. Если б эти драгоценности увидел мой супруг, он не задумываясь преподнес бы их вашему. Женщины и те не решились бы так украшать друг друга. Государыня, соблаговолите рассмотреть эту вещицу. И обратите внимание на узор. Узор и впрямь хорош. Цены указаны здесь. Передайте монсеньору д'Артуа, что в ближайшее время я прибуду во Францию и исполню всё, о чем мы условились. А насчет этой пряжки я подумаю и дам вам знать через мессира Альбицци. Мое дело не выслушивать жалобы, а взимать долги! Если у вас неттрехсот ливров, придется описать ваше имущество. Мне надобно повидать мэтра де Крессэ. Я Мари де Крессэ. Братья и матушка сейчас выйти не могут. Должно быть, я не ко времени. Да нет. Это прево. Требует выплаты податей за наследство после смерти отца. Мы уплатили триста ливров, но чтобы сохранить крышу над головой, нам нужно еще столько же. Шестьсот ливров за ваш собственный дом? Прошу прощения, мессир, сдается мне, что ваши действия именуются грабежом. Кто вы такой? Вам не терпится узнать мое имя? Довольно с вас и того, что я возвращаюсь от английской королевы и очень скоро смогу известить мессира де Мариньи о поведении некоего прево. В какую сумму оценено имение? В три тысячи ливров со всеми угодьями. Три тысячи ливров за сельский дом? И за землю.

По нынешним ценам оно не стоит более девятисот! Сударыня, этот человек пользуется вашей неопытностью в делах. Пересчитаем снова, еще неизвестно, кто останется в должниках. Вы уже получили триста ливров, этого более, чем достаточно. Прикажите вашим людям отвязать скотину и вернуть зерно на мельницу.

Слушаюсь. Высыпайте всё обратно в амбар! Мессир, мы перед вами в неоплатном долгу! Кто вы? Мое имя Гуччо Бальони. Я приехал получить долг, по воле моего дядюшки Толомеи. Об этом после! Наш благодетель наверняка устал с дороги. Мари, приготовь чан. Пьер, обиходь коня мессира Бальони. Прислуга так бестолкова. Пожалуй, сдерет кожу полотенцами! Я сама разотру вас. А где же мадемуазель Мари? Я отправила ее в Нофль по хозяйственным делам. Такой коже позавидовало бы немало женщин. Так как же, мессир, нам быть с этим долгом? Это не я решаю, а дядюшка. Продлите срок платежа еще на год. Я буду вам бесконечно признательна. Я поговорю с дядюшкой! Он очень строг и не терпит опозданий. Чем раньше я уеду, тем скорее уладится ваше дело. А иначе. Позвольте надеяться на ваше возвращение. Даю вам слово. Мадемуазель Мари! Окажите мне честь сопровождать вас. Какие красивые места в ваших краях. Они напомнили мне родную Тоскану. Прекрасная Мари, я, кажется, влюблен в вас! Нет! Мне надо идти! Раз от разу вы всё прекраснее, Не лгите. Какая уж тут красота, когда на мне недельный слой дорожной пыли? Когда живешь воспоминаньями, то при встрече пыли не замечаешь: ее затмевают ваши глаза! Вы узнали, кто бесчестит французскую корону? Король Франции повелел мне сопроводить к нему королеву Англии и нашу сестру. Его Величество рад приветствовать вас в своих владениях. Неужто вы взяли с собой нашего маленького племянника? Не слишком ли тяжел путь для столь юного создания? Я остерегаюсь оставлять его в Лондоне. Позвольте спросить, сестра, чему мы обязаны честью лицезреть вас? Я приехала навестить короля, нашего отца. Королева заметила вас. Государыня, позвольте представить вам господ Готье и Филиппа д'Онэ, самых преданных слуг вашего брата и дядюшки. Будьте к ним благосклонны: в некотором смысле, они мои протеже. Франция кажется такой далекой с тех пор, как я стала королевой Англии. Не могу передать, до чего мне жаль минувших дней! Вы пустились в столь долгий путь, Изабелла, чтобы сообщить мне об этом? Кому, как не родному отцу, могу я признаться в том, что несчастна? Кто вам сказал, дочь моя, что счастье удел королей? И что есть счастье, как не величие нашей судьбы? Я королева лишь по названию.

Там этого никто не признает. Вас обижают? Вам разве неизвестно, за кого вы меня выдали? За человека, который бежит от своей жены, как от прокаженной. И одаривает мужчин, отец. Положенными мне милостями.

Я выдал вас не за мужчину, Изабелла, а за короля. Я не бездумно принес вас в жертву, дочь моя. Мы принадлежим не себе, но государству. И живем не своей жизнью, а жизнью наших королевств. Хотела б я, чтобы так думали все, кто окружают вас. Зачем вы здесь? Мои братья женаты на непотребных девках, отец! Я узнала об этом и хочу защитить честь семьи. Вы не любите невесток, я знаю. Но вас разделяет. Нас разделяют добродетель и порок. Доказательства, Изабелла? Все должны склоняться и падать ниц пред моей королевской особой! Но, отец. Помолчите, Луи! Ваше Величество, это всего лишь игра. Игра, которую я запретил! Бомон, Команж, дамы! Незачем звать дам. Вы всё время твердите, что золовка вас не любит. Однако мне стало известно, что она сделала каждой из вас щедрый подарок. Извольте показать кошельки, что были присланы вам из Англии.

Я оставила свой в Париже. Я тоже. Что ж, мы пошлем за ними кого-нибудь из дворян. Приведите братьев д'Онэ! Ваше Величество, похоже, эти господа предугадали ваше желание, ибо на их поясах висят кошельки, что вы так хотели видеть. Как у этих дворян оказались кошельки, подаренные вашей золовкой? Сюда! Мессира де Парея ко мне! Вот этих дворян заковать в кандалы. Они предстанут пред моим судом. Мессир Ален, принцессы пока останутся здесь под охраной ваших людей. Никуда их не выпускать. А сюда никого не впускать, даже их мужей. Идемте, дитя мое. Пусть эта старая каналья из моих уст услышит о своем позоре. Ну вот, Лормэ, и пришел долгожданный час! Какой бес привел тебя среди ночи в мой дом, в мои покои? Несчастье, тетушка, большая беда! Разве несчастье одного из нас может опечалить другого? Я буду говорить с вами с глазу на глаз. Задета честь нашего имени! В твоих устах слово "честь" звучит, как брань. Тетушка, мы во власти короля! Королю не в чем меня упрекнуть! А ваши дочери? Их обвинили в измене и поймали с поличным! А с ними их кузину Маргариту. От кого ты услыхал эту сплетню? От самого себя. Весь двор уже знает. Это случилось ночью в замке Мобюиссон. Они признались? За них это сделают братья д'Онэ, которые сейчас в руках вашего друга Ногарэ. Этот подлый пес, этот палач очернит кого угодно, даже невиновных. Бесстыжие девки! Бесстыжие! Я жизнь за них положила, а они попались, как простолюдинки!

В темницу их! На кол! На виселицу! Так им, потаскухам, и надо! Вы правы, тетушка. Какова благодарность за всю вашу материнскую заботу! Я должна говорить с королем! Робер. Я не оставлю вас в такой момент! Сопровождать вас мой святой долг. Ты сделал мне много пакостей и, бьюсь об заклад, еще сделаешь. Но нынче ты повел себя, как благородный человек. Тамплиеры были покрепче. Они признали свою вину, Ногарэ? Да, сир, вина их ужасна и постыдна. Господа Готье и Филипп д'Онэ сознались в сношениях с принцессой Бургундской и принцессой Бланкой, кои поддерживали на протяжении четырех лет. Принцесса Жанна виновна лишь в недоносительстве. Д'Онэ четыре года провел в постели Маргариты. А нашей дочери три! Мессир Гийом, уничтожьте бумагу, когда мы примем решение. Чтобы след этого позора остался лишь в нашей памяти. Великий Магистр. Что вы сказали? В ночь сожжения тамплиеров я видел огонь в Нельской башне! Они были вместе в ночь, когда Моле нас проклял! Карл, вы оказались слабым мужем, так хоть постарайтесь быть сильным принцем. Нет хуже преступления для вассала, чем покуситься на жену сюзерена! Д'Онэ сошли с ума! Они, почитай, уже мертвы. Нам осталось решить лишь судьбу изменниц. Говорите, Луи. Скоро все скажут, что моя дочь приблудная. Все так и будут говорить! Приблудная! Если вы сами будете кричать об этом, другие не преминут повторить. Отчего не кричать, если это правда? Луи, от вас требуется одно: какой кары желаете вы для своей жены! Лишить ее жизни! И двух других тоже! Смерть, смерть, смерть! Боль ослепила вас, Луи. На Жанне не лежит столь тяжкого греха, как на Маргарите и Бланке. Печально, что она потакала их преступлениям, однако мессир де Ногарэ не имеет доказательств ее измены. А моя честь?! Она помогала бесчестить меня! Ваша честь дорога мне, Луи, но Франш-Контэ дороже. Благодаря жене я стал наместником Бургундии и владетелем Салена, чьи солевые шахты главная статья моих доходов. Заприте Жанну в монастыре, пока вина ее не забудется или не простится, но сохраните ей жизнь! Возможно ли, отец? Ведь она не раз твердила мне о своей любви! И не раз это доказывала. Карл, как вы предлагаете поступить с вашей супругой? Не знаю, отец. Право, не знаю. Изабелла, что скажете вы? Женщине, обесчестившей себя, не должно иметь доступа к королевской крови. И пускай народ увидит, что жену или дочь короля за преступление карают суровее, нежели жену простолюдина. Неплохо сказано. Правосудие свершится до вечерни. Слава Спасителю, я не опоздала. Судят каких-то монахов за содомию!

Нет, тетушка, опоздали. Мы прибыли слишком поздно. Вышеупомянутые дамы: Маргарита, супруга монсеньора короля Наваррского, и Бланка, супруга монсеньора Карла, будут заключены в крепость Шато-Гайар до конца своих дней, сколько им отмерит Господь. На всю жизнь! Их осудили пожизненно! Жанна, наместница Бургундии и супруга монсеньора де Пуатье, за покровительство виновным будет заключена в крепости Дурдан на срок, необходимый для покаяния и угодный королю. Так рассудил наш мудрейший, всемогущий и возлюбленный государь. Этот пес Ногарэ всему виной, с его страстью шпионить, допрашивать и пытать! Нет, сударыня. Его Величество лишь сыновьям дозволил попрощаться с женами. Карл! Я не хотела, я не знала! Она не понимала. Для нее это была игра! Бланка еще молода! Она виновна, но это всего лишь игра. Помилуйте ее! Матушка, скажите им, что она не по злобе. Ее надо спасти. Спасите Бланку! Она вас любит, Карл! Я всегда вас любила! Не проявляйте слабости, Карл. Ведь вы принц! Не проявляйте слабости, Карл! Берите пример с вашей сестры Изабеллы, которой не понять любовных порывов! В ее сердце лишь ненависть и желчь. Если б не она, вы бы никогда ничего не узнали. Она всех ненавидит! Да простит вам Господь ваши прегрешения. Он скорее простит мне грехи, чем подариттебе счастье! Я королева! Я чту свою честь и честь государства! А я познала наслаждение, которое стоит всех корон мира! И ни о чем не жалею! Я познала любовь! Любовь мужчины, его силу и жар! Я познала радость обладания и отдачи! А ты ничего этого не знала и не узнаешь никогда! Какой же надо быть женщиной, чтобы твой муж искал утешения у мужчин! Вы плачете, сударыня? Такое бывает даже со мной. Куда ты собралась? Посмотреть на казнь тех дворян. Если позволите. Что ж, зрелище будет занимательным. Братьев д'Онэ колесуют, живьем снимут кожу, оскопят и обезглавят. Народ будет доволен! Я иду не по своей воле. У меня важное свидание. Ну, ступай, если надо. А я всё же добьюсь аудиенции у короля.

На сей раз этот пес Ногарэ не посмеет захлопнуть передо мною дверь. Король не может вас принять, сударыня. У него важный Совет, он не велел беспокоить. Вы, верно, не поняли меня, мессир. Я желаю говорить с моим кузеном. Я вас прекрасно понял, сударыня, и передаю вам ответ Его Величества. Все во власти Божией, мессир Ногарэ. Все во власти Божией. Король ждет вас. Довольно, Эдуард! Оставьте, Изабелла. Мне приятно слышать голос единственного внука. Мариньи, мы рассудили по справедливости. Но что будет с королевством? У моих сыновей не осталось наследников! Наследники будут, если они возьмут себе новых жен. Они венчаны пред Господом! Папа Климент освободит их от обета. Он многим вам обязан. Ведь это с вашей помощью он воссел на престол в Авиньоне. Вы отправитесь к Папе Клименту. Мой сын Людовик, первый наследник, должен быть разведен первым. Я приложу все мои силы, сир. Однако герцогиня Бургундская будет чинить нам препятствия. Сир, Папа Климент скончался. Когда это случилось? Шесть дней назад. В ночь с девятнадцатого на двадцатое. Месяц спустя. Так точно, сир, месяц спустя. Папа Климент! Гийом де Ногарэ! Король Филипп! Не пройдет и года, как вы предстанете перед судом Божиим! Вас ждет заслуженная кара!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Потом, после эффекта анестезии.

Ты мне жизнь испортил. >>>